Библиотеке требуются волонтёры

праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев)

Октябрь

17 октября.

Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, Боже мой, яко молитвами Рождшия Тя чудно, пренебесно умиротворил мя еси по принятии Божественных Твоих Таин и по окончании уже литургии и грехи мои отъял еси и в ничто их обратил еси. Благодарю Тебя, Пресвятая Владычице, Скоропослушнице моя! Научи меня, Пренепорочная, до последнего издыхания жить достойно высокого моего звания христианина и священника, в непорочности сердца и со дерзновением предстоять престолу Господню и достойно причащаться Божественных Тайн Тела и Крови Господней.

Человек, как образ Божий, имеет дар и право от Бога беседовать с Богом так, как бы человек беседовал с другом, или отцом, или царем; так и с Богоматерью, так и с Ангелами и со святыми, в которых почивает вовеки, коих жизнь, святыню, покой и блаженство составляет Тот же Господь, совершивший Собою Едину Церковь Ангелов и человеков. Многообразные познания, не относящиеся к исправлению сердца и жизни, лишают сердце нравственной силы, так же как чревоугодие, пресыщение, сребролюбие, любовь к играм, удовольствиям и пр. Вот отчего очень ученые бывают безверы или изуверы, безнравственные.

Все мы, христиане, составляем дом Божий, семью Божию; вся обширная вселенная, всё небо есть единый дом Божий, и в Боге все: Божия Матерь, святые Ангелы и святые человеки, как и земные человеки, христиане и даже не христиане – близки к нам как семейство, живущее в доме одного отца, и Иисус Христос, Сын Божий, с Богом Отцом и Духом Святым всегда с нами: Я с вами во все дни до скончания века [Мф. 28, 20]; Божия Матерь всегда с нами в церкви, дома, всюду; святые человеки тоже. Как же нам надо жить, членам такой семьи, членам Христовым?

Характер нынешней жизни – война, борьба с злыми духами, со страстями, коих виновники – злые духи и наше маловерие и суетность, невнимание, нерадение, неблагодарность. Итак, воюешь ли ты каждый день внутренно? Если воюешь, то ты добрый воин Христов, если нет – ты не воин, не раб Его. А все подвижники воздерживаются от всего (1Кор. 9, 25), особенно от пищи, от чревоугодия, пресыщения, пьянства. Ибо всему злу вина – пища.

Неси благодушно и терпеливо внутренний крест, который налагает на тебя или природа (дурная погода и тяжелое предчувствие ее), или плоть твоя (боль зубная, головная, вообще болезнь), или плоды грехов твоих, например пресыщения и пр. Терпи всё как заслуженное наказание, смиренно, безропотно.

Будь как скала среди разъяренного моря: переноси спокойно, с твердостью все бури и волнения житейского моря, воздвизаемого напастей бурею, в надежде на Господа, на силу Его, на благодать и премудрость Его.

Плоть – бестолковая враждебница моя, противница законам Божиим и человеческим, противница любви к Богу и ближнему. Но помни всегда человек, что все мы – едино тело духовное, а плоть и все блага земные – земля и прах, всё в землю идет. Смотри: жезл делается Божиим всемогуществом змием, и человек (жена Лотова) – соляным столпом за сланость ее житейских пристрастий.

Познай эту мудрость: всяческая и во всех Христос [Кол. 3, 11] и: все почитаю тщетою [Флп. 3, 8] – и в том и в другом случае всё без исключения (в первом случае зло в людях), как мечту, не принимай во внимание. 18 октября. Господи Иисусе! Благодарю Тебя, яко отъял еси грехи мои чрез причащение Божественных Твоих Тайн и умиротворил еси ими сердце мое.

Чем больше будешь миловать ближнего, тем больше будет тебя миловать и помогать тебе Бог. Милуй же охотно и с радостью.

Благодарю Тебя, Пресвятая Госпоже моя Богородице, Скоропослушнице преблагая, яко вняла еси гласу молитвы моей и бодренным сердцем и твердою речью даровала еси проглаголать царствующий дом по именам их, когда я прежде того не мог делать по смущению. Ты – про́стое око, про́стое солнце, Владычице, зрящая просте сердца всех и на прошения сердец милостиво призирающая.

На все многоразличные грехи смотри 1) как на порождение мечтания диавольского, 2) как на вещь постороннюю и совершенно чуждую тебя. Как разумный, мыслящий дух, извративший вконец свою чистую духовную природу, и как свободный, сильный, деятельный дух, он 1) непрестанно мечтает и не может не мечтать, то есть выдумывать нелепости, развращения или извращения богоучрежденного порядка, богоучрежденных законов, 2) он непрестанно действует своей злой, извращенной силой к всаждению своих нелепостей, своих мерзостей в умы, сердца и в жизнь человеческую. Отсюда долг и обязанность всякого человека, особенно христианина, противоборствовать ложным мыслям и сердечным страстям, всеваемым в сердце от диавола, и не приводить в действие этих страстей, вообще противиться пороку и всякому греху, действующему в сердце и требующему себе простора в жизни, исполнения своих замыслов, своих мечтаний.

Таким образом, смотри как на порождение диавола на гордость, злобу, зависть, скупость, алчность к пище, к деньгам, злорадство, зложелательство, на блудные помыслы и дела, на хульные помыслы, на смущение, уныние и отчаяние, на холодность и отвращение к Евангелию, ко всем духовным писаниям, к богослужению, на вольномыслие, на упрямство и пр.

Вся ветхозаветная и новозаветная история в богослужении Православной Церкви изображается. Указывать на это воспитанникам.

Владыко Господи Иисусе Христе, Боже мой, в день сей, день тезоименитства моего, исповедую Тебе милости Твои превеликие, ихже удивил еси и удивляеши на мне непрестанно. Благодарю Тебя прежде всего, яко от небытия в бытие меня привел еси, яко из простого образованным, из незнатного знатным, яко иерея, из бедного небедным сделал мя еси; благодарю Тебя, яко доселе был еси светом моим, святынею моею, силою моею, дерзновением моим в служении сем великом. Благодарю Тебя, яко от неисчетного множества грехов моих, страстей моих – гордыни, злобы, лукавства, жадности, скупости, сребролюбия, скверных и хульных помышлений и от нечистоты плотской и от блудных помыслов, очищал милостиво и непрестанно являл еси на мне руку спасения Своего; благодарю Тебя за все силы, яже доселе на мне, окаянном, милостиво и державно являл еси. Благодарю Тебя за любовь и расположение ко мне и благотворительность всех присных и не присных моих; благодарю Тебя за правду Твою, за нравственные суды Твои, ихже являл еси на противниках Твоих и развратителях достояния Твоего, на утробах немилостивых. Благодарю Тебя, яко мне доселе по великому благоутробию Твоему терпел еси и со беззакониями моими не погубил еси. Благодарю Тебя, Господи, за матерь мою, за отца моего по жене моей, яко кротка его мне и тиха даровал еси; за жену мою, любящую меня, непотребного, и за женину сестру, обличающую неправды мои, яко ее ради познах и познаю действующие во мне страсти безобразия. Но любви и смирению нас научи, Владыко Господи, да заповедям Твоим всегда жительствующе и тако благоугодим Тебе, Отцу нашему Небесному, и великоименитой державе Твоей. Соверши нас до конца, Господи, потерпи безумию нашему, неправдам нашим, страстям нашим. Буди! Октября 19-е, 1865 г. Помяни, Господи, усопшего отца моего Илию и прости ему всякое прегрешение. Упокой душу его в месте светле, в месте покойне, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание52.

Грех есть болезнь, безумие, сумасшествие некоторого рода. Таким образом, безумно яриться, когда другой погрешает, – надо жалеть об нем или не обращать внимания на его грех или кротко, с уважением и любовью к его личности заметить ему, что он делает неладно. Всякий деспотизм, тиранию надо бросить как вовсе несообразную с достоинством человека, одаренного разумом и свободой. Как человеки мы все равны, единоправны.

Не послужиша твари, сказано о трех отроках еврейских в Вавилоне, паче Создавшаго, но огненное прещение мужески поправше53. А мы служим твари паче Создавшего! Какой твари? – Сластям, чреву, увеселениям, деньгам, фальшивому уму и фальшивому образованию стихийному.

Сердце всё более и более грубеет от лакомой пищи и питья, так что скорби необходимы, чтобы плоть не возобладала над духом. Я многоядца-грешник.

Теперь многие бегают и тайной исповеди, стыдясь открывать духовнику, подобострастному54 себе человеку, грехи свои, и когда на Страшном Суде изобличатся грехи грешников пред целым миром и пред Ангелами, – стыд и страх от этого откровения греховных дел своих будет ужасный: грешники будут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас! [Лк. 23, 30]. Не лучше ли в тысячу раз открыть грехи свои здесь, раскаяться в них и впредь всячески избегать их? Исповедь необходима 1) как свидетельство сознания своих грехов и их ответственности, важности, лживости, безумия и 2) как наказание, состоящее в перенесении стыда от своих студных дел.

Изображая на себе крестное знамение, мы тем исповедуем распятого нас ради Господа Иисуса Христа, ибо вся сила умилостивительной жертвы заключается в страданиях и крестной смерти за нас Сына Божия, – значит, в кресте вся сила. «Да не стыдимся исповедовать Распятого, – говорит святой Кирилл Иерусалимский, – с дерзновением... да изображаем знамение креста»55. Кто не будет хорошо изображать на себе крестного знамения, того считать виноватым 1) против Спасителя и 2) против законоучителя, как ослушника, и 3) того лишать обеда.

Вы, педагоги, уничтожившие телесные наказания для детей, имели в виду при уничтожении этой педагогической меры только достоинство человека природное, но забыли, что человек, и разумный и дитя, есть разумное, свободное существо, растленное грехом и непрестанно болящее этим нравственным растлением, и что против разлива этого растления необходимы наказания телесные: плоть – грешная, плоть пусть и мучится, терпя наказание. Наказанные здесь не потерпят наказания от Бога, если исправятся, а не наказанные здесь будут сильно наказаны там. Кроме того, наказанные в заведении ученики вынесут из него добрые правила жизни и избавятся от многих страстей и преткновений в жизни, которые горько наказывают человека, ибо нет хуже бичей, как бичи страстей и пороков: зло само себя наказывает ужасно, от этого-то зла педагоги должны предохранять юношество. Как бы балованные дети, изнеженные в школе, не откусили вам носы, господа мягкие педагоги, или не сломали себе сами шеи за ваше ложно гуманное или, лучше, по-русски, туманное воспитание. Враги обращают нас к Богу Спасителю, да знаем только своего Спасителя и стяжем привычку обращаться к Нему в искушениях, скорбях, бедах и болезнях. Вот я воззвал ко Господу о спасении от врагов моих, и Он избавил меня от них, и нет их – убежали, отпрянули, как стрелы. Спокоен я, свободен.

Любовь Божия всё создала и назначила для человека, а злонравие наше и злоба бесовская, в нас действующая, силится все отнять у человека и присвоить всё только себе, нужно или нет ей это всё или нечто из этого всего; готова считать всё своей собственностью, хотя у нас нет решительно ничего своего. Надо считать друг друга, особенно присных, за одно между собою во Христе Иисусе, Господе нашем, и да любим друг друга, как себя.

Мы нарушаем заповедь Божию о любви к ближнему, когда с радостью слушаем о падении ближнего, когда равнодушно слушаем о постигшем кого-либо несчастии или о чьей-либо потере важной, когда не радуемся [истинно] благополучию ближнего, особенно когда скорбим о его благополучии, когда жалеем ближнему чего-либо тленного, для него необходимого или нужного, и пр.

Чем более услаждаем мы плоть, тем более она нас огорчит; чем более горячим, тем более охладит нас к Богу и ближнему; чем более желаем ее укреплять многоядением, тем она более расслабит дух и тело; чем пространнее питаем, тем теснее становится на душе. Чем более усвояем себя пищи и питию и вообще тленным благам, тем более внутренно отдаляемся от Бога и ближнего. Яждь, пий, веселися после этого на явную свою погибель. Питающаяся пространно душа жива умерла [Лк. 12, 19].

Буря страстей находит на меня, находит на ближнего моего; в этом состоянии (буренахождения) и я и он достойны сожаления и помощи, особенно сло́ва любви и привета, а не озлобления, как это бывает у нас наибольшею частью. Любите врагов ваших [Мф. 5, 44]. В какой широте духа живет человек, не привязанный к благам земным, и в какой тесноте духа живет привязанный к благам жизни временной!

О, сладчайшее имя Господа моего Иисуса Христа! Ради Тебя Отец Небесный милует меня и прощает мне грехи многие и тяжкие; ради Тебя мир и свободу души и тела получаю. Слава Тебе, Господи! О, как сласти нас уязвляют! А ведь сладость наша кто? – Христос.

Господи! Ты вынес на Себе грехи всего мира – как мне не вынести, не терпеть на себе грехов ближнего, когда эти грехи так малы в сравнении с моими грехами, которые Ты подъял на Себе, которые Ты мне ежедневно прощаешь. Как мы самолюбивы и нетерпеливы! Малейшая неисправность ближнего нас раздражает, озлобляет. Да что говорить! – Кажущаяся, только кажущаяся неисправность его нас озлобляет. О, мечта! О, заблуждение сердца! А всё это бывает по наущению диавола да по нашему самолюбию и пристрастию к себе. Служи нам ближний как можно больше и как можно точнее – тогда как сами Господу Богу служим мало, и лениво, и лицемерно, и далеко, далеко не точно.

Бей, распинай, дави непрестанно своего умного зверя – ветхого внутреннего человека, сочетавшегося с диаволом и имеющего одну с ним волю и заодно с ним всемерно противляющегося Христу и делу искупления Его. Возненавидь себя самого всем сердцем и делай всё напротив того, чего хочет твой ветхий человек, твое растленное сердце. Весь отдайся Христу. Ревнуй о любви к Богу и ближнему всеми мерами непрестанно. Пойми силу слов: Бог наш – и человек, образ и подобие Божие. О, если бы мы содержали силу этих слов в сердцах своих непрестанно! Как любили бы мы Бога! Как любили бы ближнего! Как много снисходили бы к нему, прощали бы ему за то, что он образ Божий, коего немощи и грехи принял на Себя Сам Христос Бог, пострадав за него и умерши за него! Как много мы прощали бы ему, как готовы были бы жертвовать для него всем, даже жизнью своею, памятуя, что Богочеловек положил за него Свою жизнь! Мы не смели бы тогда озлобляться на него, гордиться пред ним, завидовать ему, не покоряться ему, памятуя, что мы, оскорбляя его, оскорбляли бы Самого Бога, согрешая против него, согрешали бы против Самого Бога – как, угождая ему, угождали бы Самому Богу.

Для чего в Спасителе человечество соединилось с Божеством? Для того, чтобы человечество соединить с Божеством.

Согрешил пред Господом, огорчился на жену мою, задорно и желчно противоречил ей: чем больше сожительствую с женою и с присными, тем меньше их ценю, тогда как надо бы тем больше их ценить как члены свои, паче же Христовы, у коих всё общее: и стол, и одежда, и жилище, и удовольствия, и всё. Готов в ничто их поставить. Святыня духа нашего производит глубокий мир в душе и теле, или сладкую гармонию душевных и телесных сил. Потому, если согрешишь в чем, тотчас кайся от всей души сущему с тобою Господу и получишь прощение грехов, мир и свободу духа.

Христиане – небесные граждане на земле, потому они должны нерадеть о земном, то есть не иметь пристрастия ни к пище, ни к питью, ни к сластям, ни к деньгам, ни к одеждам, ни к жилищу.

Вот мудрость христианина: ешь-пей меньше и проще, для нужды только, а не для наслаждения. Делайте не брашно гиблющее, но брашно пребывающее в живот вечный, еже Сын Человеческий вам даст [Ин. 6, 27].

Брашно тленное, когда мы употребляем его с жадностью и неумеренно, оплотеняет нас и отвращает сердце от Бога и ближнего. Посредством ума и в тела святых вселился Бог, говорит святой Иоанн Дамаскин56. Если в телах святых и малейших частицах их почивает Бог, то не тем ли паче в самых душах их? Пресвятая Богородица соединила с людьми рождеством Своим Бога Слова – не паче ли соединился с Нею Бог, создавый веки? Результаты светского образования, очень неблагоприятные для отечества и Церкви, должны внушить правительству, что дело образования идет не так, как следует, что оно идет не в духе веры Христовой и Церкви Православной, а в духе языческом.

Не курил бы ты табаку, а теплил лампадку пред святыми иконами Спаса или Божией Матери, тогда хотя вспомнил бы и вспоминал бы почаще, что Бог есть свет, жизнь для всех и тебя, что ты сам должен быть светом и живым образом и подобием Божиим, что дух твой должен гореть любовью и благодарностью к Богу. А теперь ты всё отдаешь своему глупому чреву и своему растленному грехами телу, и нет у тебя никакой жертвы Богу – ни нищим не подаешь, ни на храм Божий, ни образу своего Спасителя. Хоть бы ты вспомнил, что сделал для тебя Спаситель твой, какие муки вынес. На грех, действующий в тебе или в других, смотри как на нечто чуждое, постороннее, не имеющее к нам никакого отношения, и презирай его, не смущайся им, не сочувствуй ему, а говори чуждому духу: твое это дело, ты отдашь ответ за все, за все козни. О согрешающих же, как неопытных в борьбе со грехом, жалей. Таким образом поступать – значит отвергаться самого себя. Враг всеми мерами подстрекает нас ко греху: дома, в обществе, в церкви, особенно в нарочито торжественные дни. Не обращать внимания или терпеть спокойно эти поджигательства.

Приятно ли тебе, когда дадут тебе работу не по силам и подавят тебя ею? Нет. Зачем же ты даешь не по силам работу своему чреву и своему телесному организму, принимая неумеренно пищу и питье? Ты подавляешь его своим невоздержанием, и только бы еще его – нет, и душу вместе с тем. Неразумно и безумно.

Вместо того, чтобы радоваться умножению благополучия ближнего, мы, окаянные, завидуем этому умножение временного счастья и скорбим о том, зачем мера его благополучия велика, считая себя одних достойными этой меры или и большей, хотя сами, может быть, и трудимся меньше, чем ближний благополучный, имеем меньше его способностей к делу, и моложе его летами и служебною деятельностью и пр. Или, наоборот, вместо того чтобы скорбеть о несчастии, неблагополучии ближнего и сочувствовать ему, мы остаемся бесчувственными к его горестному положению и даже в душе радуемся его несчастью, между тем как надо и врага жалеть, когда он в горе, ибо не все ли мы одной природы, не все ли мы подвержены скорбям, бедам, напастям, искушениям многоразличным? И что если от нас все отвратятся, когда мы сами будем находиться в беде? Тогда мы познаем свое заблуждение, свое грубое самолюбие, свою хладность к ближнему.

Октября 22-го. Сегодня Господь несколько раз наказаниями обличил и вразумил меня нерадеть ни о чем земном, вменять за сор, не прилепляться ни к чему, а прилепляться всем сердцем только к Нему, источнику живота и всех благ, на Него единого возлагать всё свое упование, Его заповеди усердно исполнять; о брашне тленном также нерадеть, ближнего любить, как себя: голодных питать, износившихся в одежде одевать, за квартиру платить, ни на кого не раздражаться, горемычных утешать, словами других не обижаться: если они несправедливы, значит, они ничто, если справедливы – принять к сведению и исправляться всевозможно. Начальству повиноваться, невежд учить, заблудших направлять на путь истины, чести и добра; о плоти своей, об удовольствиях ее нерадеть.

Если смущает тебя враг озлоблением на кого-либо из ближних из-за вещественного какого-либо, по-видимому, благовидного предлога, например на просфирню за нехорошие просфоры или вообще из-за пищи-питья, – не верь ему, но переноси некоторую невыгоду вещественную на себе ради Бога и ради любви к ближнему, памятуя слова Писания, что Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе [Рим. 14, 17], и слова Самого Господа: не о хлебе сказал Я вас: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской, то есть от лицемерия, или от лицемерного служения Господу [Мф. 16, 11]. Мудрый о Христе радуется, когда волею или неволею он должен перенести некоторое плотское лишение или когда ему достается небольшой, и несладкий, и черствый, и некрасивый кусок. Потому что чем больше лишения для плоти, тем больше прибыли для духа.

Везде нужно терпение, спокойствие, незлобие, то есть при встрече всех неисправностей других, при всех препятствиях к известному делу: этого требует благоразумие и польза наша собственная, ибо 1) нетерпением, поспешностью, смущением и озлоблением расстраиваются наши духовные и физические силы; 2) нетерпением, поспешностью, смущением и озлоблением неисправное дело не поправляется нисколько, а напротив, делается более неисправным, более запутанным при расстроенном состоянии душевных и телесных сил.

Люби ближнего, якоже себе, и в ближнем люби образ Божий; прегрешения же ближнего считай за мечту диавольскую и молись, чтобы Господь просветил его сердечные очи к познанию прелести страстей и уклонению от них. Носи непрестанно в сердце заповедь Божию о любви к ближнему. И смотри за собою тщательно, как, с каким сердцем обращаешься с домашними, живущими на твоем попечении и на твоих (собственно, на Божиих) хлебах, простосердечно ли? С уважением и любовью и снисхождением обращаешься с ними или неискренно, с гордостью, неуважением, завистью, несытостью, скупостью; не возросли ли, не укоренились ли в твоем сердце эти плевелы, не бодут ли они тебя ежедневно, не лишают ли тебя мира, свободы, простора душевного, дерзновения пред Богом и людьми, не уничижают ли духа твоего? Если это всё есть в тебе, немедленно обратись на молитву ко Господу Иисусу Христу и умоли Его исторгнуть из твоего сердца эти плевелы самолюбия, гордыни и злобы и насадить в нем любовь к ближнему паче любви к себе, смирение и благость. Потом замечай, как, с каким сердцем, правым или неправым, искренним или двоедушным и корыстным, смиренным или горделивым, обращаешься ты с людьми знакомыми, родственниками, товарищами по службе и вообще со всеми людьми: истинно ли ты к ним почтителен как к образам Божиим, как чадам Божиим, как к христианам, как к происшедшим от одной с тобою крови – от одного родоначальника Адама; искренно ли им желаешь всего доброго, болезнуешь ли об их страстях, заблуждениях, пороках, желаешь ли им избавления и свободы от них, духовного просвещения, обращения к Богу, хождения в Его заповедях и вечной жизни, для которой люди сотворены? Если нет, если чувствуешь, что ты обращаешься с ними непочтительно, без любви, лукаво (непростосердечно), холодно, самолюбиво, не как с членами своими, а как с какими-то чуждыми существами, то опять немедленно, от всего сердца помолись ко Господу и испроси у Него благодати обращаться со всеми людьми искренно, с уважением, с любовью, кротостью, незлобием, терпением, со всякой чистотой, и старайся во все дни жития своего обращаться с ними так, как желаешь, чтобы другие обращались с тобою. Господи мой, знаю, что согрешаю, когда не сочувствую брату, в напасти находящемуся. Но помилуй мя и научи мя сочувствовать ему. Научи меня сочувствовать дряхлой старости, всякому больному, научи жалеть заблуждающих, снисходить к согрешающим, благословлять злословящих, ругателей моих, любить ненавидящих меня, потому что они образы Твои, хотя и носят язвы грехов, потому что они одинаковую со мною имеют душу, склонную по растлению природному ко греху и порокам.

Тебе делают зло, тебя раздражают, выводят из терпения – ты будь незлобив и, если возгорается в тебе злоба, тотчас же старайся всеусильно подавить ее. Помни, что злоба – моровое поветрие на всех людей и на тебя.

Боже, Спасителю мой, благодарю Тебя, милостиве и щедре и долготерпеливе, яко вчера, кроме многих других случаев спасения, спас еси мя от нелюбви к брату моему Алексею, от скупости и жаления ему благ житейских. Похоть плоти, похоть очей и гордость житейская действует в нас ежедневно, с утра до вечера. Горе пресыщающимся: в них она особенно усиливается, эта тройственная похоть (1Ин. 2, 16). Мы хозяева так, как будто мы одни: мы и есть-пить больше, лучше, слаще всех должны, а подручные наши только остатки наши или что похуже. Греховное мудрование, – всякого надо любить, как себя, всякому желать, чего себе желаем, в добрую сторону.

Воспитанники и студенты учебных заведений все работают головой, умом, не сердцем, между тем как сердце – источник жизни, а ум должен быть стражем сердца, светильником, руководителем его, по мысли Творца. Тогда как работает у молодых людей только ум, не сердце, а сердце, чувство – храм Божий, алтарь, святая святых человека, остается в пренебрежении, диавол пользуется этим и сеет в сердце, как на праздной земле, свои плевелы, разные пороки: самомнение, гордость, вольнодумство, неверие, непокорность, грубость, страсть к земным наслаждениям, любостяжание, злость, зависть, скупость и пр. Стража, слуги нет при сердце, то есть просвещенного светом Евангелия разума: он сам господином себя сделал, обольщенным врагом, – и вот враг делает в сердце, что хочет, как угодно сеет плевелы, самый разум и сердце надмевает пустым многознанием, суетною мудростью мира, которая есть безумие пред Богом. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым (1Кор. 3, 18) и мудрость мирскую да считает сором. Иудеи требуют чудес, и Еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие (1Кор. 1, 22–23). Горе книжникам века сего, ученым века сего, ибо их ученость идет в противоречие, вразрез с мудростью Божией, Евангельской. Когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством (простотою, неученостию) проповеди спасти верующих (1Кор. 1, 21). И поделом! Возвещаем, говорит Апостол, не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святаго (1Кор. 2, 13). Итак, не удивляйтесь высокоумию (или безумию) людей ученых, их безверию, холодности к Церкви, леностью к молитве, их гордости, надменности, непокорности, вольнодумству – это гнилые плоды учености мира сего. Как сласти мира сего противувоюют любви Божией (а ученые особенно сластолюбивы), так и многопопечительная и многосложная и суетная ученость века сего – ибо всё суета, что не приводит к вечной жизни. Много ли из ученых века сего истинно благочестивых?

Во время молитвы с ближним, в коем мы заметили большие слабости (а в нас, может быть, они больше), враг имеет обыкновение клеветать на него в сердце нашем и говорить: он или она молится лицемерно и только наблюдает злонамеренно за твоими действиями, движениями, выражением лица; или: молится, а сам или сама думает о тебе зло, – и, внушая такие ложные мысли, охлаждает и влагает ненависть и презрение к ближнему. Поэтому отнюдь не надо ни на мгновение внимать врагу, и если подобные мысли и чувства станут смущать и теснить душу, то надо тотчас же молить Господа внутренно, чтобы Он дал и тебе и ближнему твоему искреннюю молитву, единое сердце и единые уста. Если бы и подлинно ближний был лицемерен на молитве, то и тогда его надо было бы более жалеть как больного, немощного и приложить о нем особенное старание разумное, исполненное любви, чтобы исправить его. Любви-то у нас нет – вот беда-то! Всё самолюбие да самолюбие, да самохвальство: я, дескать, лучше того и другого и третьего, пятого и десятого. А сам что? Смрад, живой мертвец! Един Бог может исправить человека, а мы своим подозрением и озлоблением больше развращаем. Надо молиться об исправлении его, как о своем молимся.

Господи Иисусе! Благодарю Тебя, яко именем Твоим державным и всеспасительным двукратно спасл еси мя в квартире Стрельникова по входе в квартиру и за стол и потом, когда вошел туда брат Алексей. В классе тоже (в седьмом и третьем). Чем больше ценим мы земное, тем меньше ценим небесное. Чем больше сочувствуем земному, тем более делаемся бесчувственными к небесному.

Для человека – бесценного, возлюбленнейшего создания Божия, ничего не жалей, ибо всё для него: вся покорил еси, сказано, под нозе его [Пс. 8, 7]. Смотри, для него Бог Отец не пощадил Сына Своего Единородного и для него предал Его на страдания и смерть крестную; Сын Божий для него пролил всю кровь Свою; Сын Божий не стыдится братию нарицати люди, глаголя: возвещу имя Твое братии Моей, посреде церкве воспою Тя [Евр. 2, 11–12]. Смотри: в какое тесное единение с Собою принял Господь человечество, что сделанное ближнему – сделано Самому Христу: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне [Мф. 25, 40]; смотри, какое тесное единение Христа с верующими, что два – Христос и человек верующий – плоть едина: и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви [Еф. 5, 32]; Христос – Глава, верующие – тело и члены Его. Как сомневаться после этого полагать душу свою, жизнь свою за други своя? Еще: какая любовь Спасителя к членам Своим – Он считает их плотью и кровью Своей, вселяется в них, пребывает в них и они в Нем! Какая мать столько любит и может любить столько чад своих, как любит нас Господь? Чем же мы воздаем Ему за такую любовь? – Взаимной враждой, то есть друг к другу, брат к брату, злобой, гордостью и презрением, завистью, жадностью, скупостью или жалением ближнему бездушного праха – денег, пищи и питья, одежды, необходимой для прикрытия наготы ближнего, крова, где ему голову приклонить. Так мы почти совсем потеряли веру в Бога и надежду на Бога, хотя Он никогда нас не оставлял Своим всеблагим и прещедрым промыслом; потеряли любовь к Богу и к ближнему, образу неизреченныя Его славы, хотя и носящему язвы прегрешений! Увы нам! Увы нам, волею слепотствующим и безумствующим! Отец Небесный! Опять я согрешил пред Тобою: Ты видел нечестие и злобу и скупость сердца моего: прости мя, Отче щедрый, в Господе нашем Иисусе Христе, Сыне Твоем! Против отца земного согрешил! Впредь желай ему дать и, если можно, дай и больше того, чем сколько он употребляет обыкновенно. Да будет он доволен у тебя всем. Октябрь 28 дня. 1865 года.

Господи! Благодарю Тебя, яко и нынешний день Ты был спасением моим, и покровом, щитом, и ограждением, и миром, и утверждением. О, как это было осязательно для внутреннего человека? Но прости мне, Господи! И хотя и не хотя́, согрешаю я почти непрестанно пред Тобою. Господи! Ты видишь лесть греховную, видишь и страсти мои, немощи мои, окаянство мое, бедность мою, нищету мою, слепоту и наготу мою! Твори со мною, что хочешь. Я весь Твой, Тебе повинную голову мою приношу: казни или помилуй меня. Господи! Ты всё видишь, Ты видишь, как враг льстит и борет душу мою, как расслабляет внутренности мои, как палит меня! Видишь и немощь, и леность мою к непрестанной и усердной молитве, и сластолюбие мое, и плотоугодие, и любостяжание, и пригвождение к земле. Помилуй мя, Господи, помилуй мя!

Кто сделает вам зло, если вы будете ревнителями доброго? (1Пет. 3, 13). Это я испытываю всякий раз на себе. Ученики мои все бывают послушны мне, как овечки, когда я в Господе, а когда во мне враг возгнездится чрез какую-либо страсть, тогда и ученики мои делаются зверями лукавыми, безумными, непослушными, упрямыми, злобными.

Ты занимаешься праздными делами и говоришь: мне нечего делать. Как тебе нечего делать? Ты называешься христианин? Ты исполнил заповеди Христовы? Ты сделался новою тварью? Ибо кто во Христе, тот новая тварь (2Кор. 5, 17). Ты совлекся ветхого греховного человека? Ты познал себя, грехи, страсти свои, исправился от них? Стяжал чистое сердце? Распял плоть со страстьми и похотьми? Бросил пристрастие к земному? Возлюбил всем сердцем уповаемую жизнь будущего века и Отца будущего века Иисуса Христа? Нет, нет и нет. Как же ты смеешь заниматься пустыми делами? Как смеешь говорить: мне нечего делать, не знаю, как время убить? У тебя множество дела самого важного: итак, тебе не до картежной игры, не до табаку, не до ядения, да питья, да одевания, не до удовольствий почти ежедневных, не до пиров. Тебе предстоит сильная, упорная, продолжительная борьба с грехом, с плотью своею, с ее страстями многоразличными и диаволом, действующим чрез плоть. Ты всю жизнь должен быть верным воином Христовым. Занимаются различными светскими науками преимущественно пред науками христианскими, занимаются науками, служащими только к временной жизни, и то еще часто не служащих, – но всё это дело стороннее, второстепенное для христианина, часто-часто суетное, ведущее только к растлению его ума, сердца и воли его, как видим множество тому примеров. О таких людях можно сказать: хранящии суетная и ложная, милость сию оставили есте 57 . Или: пишущие лукавство пишут. Что все науки, если нет сердца чистого? Что все науки, если нет смирения? Что все науки, если нет любви к Богу и ближнему в сердце ученого? А эти простые вещи утаены от премудрых и разумных века сего за их гордость и открыты младенцам.

Как часто мы прогневляем Всеблагого своими злобами, Прещедрого – своей скупостью, Вседоброжелательного – недоброжелательностью и завистью, Святого и Праведного своими беззакониями, нечистотами, своими неправдами непрестанными! Знаем, что воля Его праведна, свята, блага, совершенна, животворна для нас, и при всем том не исполняем ее или исполняем только отчасти и в известное время при благоприятных обстоятельствах, а при неблагоприятных – нет, потому что бороться с грехом не хотим, потому что любим очень самих себя, а не закон Божий, не ближнего. Например: кто охотно делится своим добром с ближними? Кто охотно переносит злословие, гордость ближнего? Многим из ученых или грамотеев надо чаще предлагать вопросы: волю Отца Небесного исполняешь? Об исполнении ее печешься, ревнуешь? Да и всем надо вопрос этот чаще задавать. А то Бог знает чем все занимаются. Еще вопрос: есть ли у души твоей одеяние брачное – одеяние смирения, чистоты, милосердия, послушания и пр.?

Врагам Божиим говори: вы будете подножие ног Божиих. Положу враги Твоя подножие ног Твоих [Пс. 109, 1]. Не ешь и не пей рано поутру, особенно когда с вечера хорошо закусил. Не ешь и не пей поутру, когда в природе существует пасмурность и какая-то тяжесть и когда атмосфера пресыщена водами, – как можно будь тогда умереннее.

Хочу ныне побеседовать с вами, о братия, об усилившейся особенно ныне болезни души – самолюбии, и об оскудении дел милости и о необходимости подавать милостыню. Самолюбие (эгоизм) христиан достигло ныне высшей степени: всякий заботится только о себе, хлопочет только о себе, до ближнего, бедного, сироты дела ему нет, – и добро бы хлопотали только о нужных себе вещах – нет, всякий почти хлопочет об удовлетворении своим прихотям: о том, как бы лакомее поесть-попить, понаряднее одеться, поизящнее и пороскошнее убрать свою квартиру, покурить дорогого табаку, купить для этой суеты роскошную суету – серебряную и даже позолоченную, чтобы носить в ней предмет своей прихоти – сигары и папиросы; чтобы выпить больше вина да наделать проказ или чтоб выпить вина доброго. И всё это на счет кого же? На счет бедных, да – на счет бедных: позволяющие себе таким образом роскошествовать именно обижают бедных и делают величайшую неправду Самому Господу нашему Иисусу Христу, Который есть Глава Церкви или всякого христианина, значит и бедного, и Который расточает щедрые дары Свои людям не для роскоши, а для взаимного вспомоществования их друг другу. Как? Ты куришь дорогие благовонные сигары, а бедному не хочешь подать и копейки на насущный кусок хлеба? Ты выкуриваешь в день несколько зловонных папирос, сжигая таким образом данные тебе Богом средства телесной жизни и не прибавляя себе тем нисколько жизни, а напротив, сокращая ее, и ты не хочешь подать копейки или нескольких копеек бедным своим собратьям, сестрам, детям, чтобы они могли купить себе кусок хлеба и помолиться за тебя общему всех Отцу Небесному, подающему нам всё обильно в наслаждение? Да знаешь ли ты, курящий табак, что ты в день сжигаешь несколько обедов нищего? О христиане-братья, эгоисты, горе вам будет сказано Судиею грозным, от лица Коего побежит небо и земля: алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня, ибо так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный. И пойдут сии, сии самолюбцы, плотоугодники – куда? – в муку вечную [Мф. 25, 42–46]. Ей, аминь. Знаешь ли ты, еще обращусь к тебе, куритель табаку, что если бы ты оставил свою пустую и вредную прихоть и промышлял, как истинный христианин, о бедных своих собратиях, которые вон трясутся от холода, не имея сапог и защищающей от холода одежды, то на сбереженные от этой прихоти деньги ты мог бы одеть двадцать человек нищих и даже больше? А теперь всё это у тебя идет на пустую прихоть, на грешную, многострастную плоть, которая будет, может быть очень скоро, пищею червей и затем прахом. Обращаюсь к вашему здравому смыслу: разумно ли вы делаете, не говорю – по-христиански ли поступаете? Зачем вы живете особой, совершенно отдельной от ваших братий бедных жизнью? Разве не ваша обязанность промышлять о них по мере средств и сил каждого? Разве они не члены тела Церкви? Обращаюсь к другим роскошникам: ты ежедневно позволяешь себе лакомиться сладким чаем-кофе с лакомою закускою или лакомым обедом и пьешь вино, иногда дорогое и не в меру, а бедному жалеешь подать копейку или несколько побольше, чтоб он утолил свой голод простым хлебом и овощами? Да знаешь ли, брат и сестра, что если бы вы довольствовались простым столом и не употребляли без нужды вина и разных лакомств, то вы могли бы ежедневно накормить нескольких бедных голодных и заслужить у Христа Бога великую милость и в сей жизни и в будущей?

Впрочем, что мне и себя исключать? Теперь же мы работаем только своей жадной, сластолюбивой, многострастной плоти. Братия и сестры! Предупреждаю вас: придется нам раскаяться в своем сластолюбии, да поздно, пожалуй, будет, когда придет Жених, и мудрые, готовые девы войдут с Ним на брак в вечное Царство Небесное, и затворятся двери рая. Припомните, что сказано в Евангелии о мудрых и юродивых девах: Неразумные [церк.-слав.: юродивые], сказано, взяв светильники свои, не взяли с собою масла [церк.-слав.: елеа]. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих. И как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: вот, жених идет, выходите навстречу ему. Тогда встали все девы те и поправили светильники свои. Неразумные же сказали мудрым: дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут. А мудрые отвечали: чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас, пойдите лучше к подающим и купите себе. Когда же пошли они покупать, пришел жених, и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились; после приходят и прочие девы, и говорят: Господи! Господи! отвори нам. Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас [Мф. 25, 1 – 12]. Девы мудрые и юродивые – это христиане, светильники – души наши, елей – милостыня, жених – Иисус Христос, брак – Царство Небесное. Итак, станем все запасаться, братия, елеем. Полно нам сластолюбствовать да собирать только себе, а не в Бога богатеть: всё землей будет – и тела наши, и сласти наши, и деньги наши, и домы наши; одна душа вечна, как образ Божий, ее украшать постараемся. Вы знаете, как Судия будет милостив к милостивым, знаете, какое дерзновение пред Судиею дает милость на суде, – позаботьтесь же о милостыне. Я не перестану вам повторять об этом, пока не увижу между вами ревности к этой великой добродетели. Сочтите милостыню необходимостью вашей жизни, как дыхание, как самопитание. Аминь.

Одно вседовлеющее начало жизни нашей – Бог, и кто искренно верует в Него и надеется на Него и прилепился к Нему, для того нет ничего приятного, кроме Его – Господа Бога, ни на небе, ни на земле. Он один есть сокровище сердца его, ни к кому и ни к чему другому, кроме Его, он не прилепляется сердцем своим. Но кто любит плоть свою, блага мира сего (значит, не единый источник жизни – Бога), тот избирает сам в слепоте своей множество мнимых, недовлеющих источников жизни плотской – пищу, питье, одежды, жилища, убранство жилища, посуду и пр., и оттого он часто тревожится, беспокоится, когда или зовут его трудиться, или когда не дадут ему приятных яств и питья, или нарядной одежды, или когда у него не по вкусу его квартира, или мебель, или посуда и пр., ибо он избрал много ложных начал жизни. Когда же он сознает ложное направление сердца своего и раскается всем сердцем в безумии своем и прилепится всецело к Богу, то вдруг сердце его успокоится, потому что Бог есть истинный и бесконечный источник жизни.

Ничто: ни грубые и горделивые слова ближнего, ни обида, ни злоба, ни зависть его, ни скупость, ни упрямство – ничто да не отторгает тебя от любви ближнего, – но чем более видишь его недугующим этими и другими грехами, тем более его жалей, ибо, в самом деле, все грехи, немощи и заблуждения человека и должны возбуждать в нас жалость, а не озлобление на него. Этого-то хочет и Спаситель наш, Господь Иисус Христос, говорящий: любите враги ваша, благословите клянущыя (ругающие) вы, добро творите ненавидящым вас... яко да будете сынове Отца вашего... Аще целуете58 други ваша токмо... кая вам благодать есть [Мф. 5, 44–47; Лк. 6, 32–33]! Любовь всё побеждает, врагов делает друзьями, порочных – благочестивыми.

Человек – Божественное прозябение. Чисты и прекрасны прозябения природы, тем паче чисто и прекрасно прозябение Божие – человек, образ и подобие Божие. Ни на минуту не сомневайся любить всякого человека, хотя он и имеет страсти: он – образ Божий, хотя и носит язвы прегрешений; о грехах его, как о своих, скорби и плачь, что любезное создание Божие по зависти и злобе диавола покрылось такими смрадными струпами страстей; боли́ его страстями, болезнями, скорби́ его скорбями, ибо он твой член, за него Христос умер, он член Христов.

Борись с наводимыми от врага хладностию к Богу и молитве, тупостью мыслей и черствостью сердца.

Сколько мы теряем для духа и в этой жизни и в будущей из-за пристрастия к земным благам – описать нельзя! как сильно воюет на нас враг бесплотный по причине нашего пристрастия к земным дарам Божиим – тоже описать нельзя: так сильно, так люто, так постоянно! Блажен, кто всецело прилепился ко Христу и всё счел для Него за сор.

Помни: чрез чревоугодие и пресыщение чрезвычайно усиливается плоть над духом и диавол над нашей душой.

В лице Богоматери как тесно соединилось Божество с человечеством, Первообраз Бог с Своим образом – человеком! Как тесно соединились Божество с человечеством в лице святых апостолов, пророков, святителей, мучеников, преподобных, праведных, бессребреников и всех святых! Как тесно соединяется доселе Божество с человечеством чрез Таинство Тела и Крови Господа Иисуса Христа, принимаемых с благоговейной верой и любовью христианами! Слава Господу о сем! Что воздадим Господу за все неисповедимо великие дары Его благости? – Будем ходить, жить достойно звания, в которое мы призваны со всяким смиренномудрием.

О, растление греховное, о, несытность плоти! Увидел, что другой ест-пьет сладко, и позавидовал: зачем он ест-пьет так же хорошо, как я, или лучше меня (особенно если это служащий мне человек), вместо того чтобы радоваться его довольству и благополучию. Ну не сыт ли ты всегда был и есть, не ущедрен ли ты от Господа Бога, о человек завистливый? Один ли ты хочешь воспользоваться дарами Божиими? Да чего ты стоишь за свою неверность Богу? Не одного ли плесневелого куска да простой воды? А ты вот ежедневно лакомишься и всё несыт, недоволен. Помни, что Господня земля и всё, что наполняет ее, что все мы – овцы пажити Господней, овцы руки Его [Пс. 23, 1; 73, 1; 94, 7], у нас ни у кого нет ничего своего; приятно, когда сам ешь-пьешь сладко, – отчего огорчаешься, когда другой ест-пьет сладко? Ведь он член твой и имеет одинаковую с тобой природу! Но помни, что конец концов – гной и пепел. 31 октября. Господи! Благодарю Тебя, яко по молитве моей сподобил еси мя непреткновенно совершити раннюю воскресную литургию и по литургии молебен Иверской иконе Божией Матери с водоосвящением и царский дом весь и водосвятную молитву всю выговорил до конца. Слава милости Твоей, Господи!

Говорим на молитве: Господи! Господи! А между тем на деле господь твой есть плоть твоя многострастная, и ты ее слушаешься, а не Господа Бога, ты лицемеришь на молитве. Распинай плоть со страстями и похотями, оставь лакомство, пресыщение, пьянство, сребролюбие, гордость, зависть, злобу, упрямство и прочие страсти. Научись смирению, кротости, воздержанию, благожелательству, терпению. Пусть и на словах и на деле един Бог будет часть59 твоя, един Он – Господь твой; умри для греха.

Молитва отрезвляет от упоения страстей, очищает и просвещает, умиротворяет и укрепляет душу, а ядение да питье сладкие, да гулянье неумеренное, да сон продолжительный, да разговор пустой – повергают ее в духовное опьянение, нечистоту и делают ее удобовоспаляемой от всякой страсти, омрачают и расслабляют ее и мира Божия лишают: несть мира в костех моих от лица грех моих [Пс. 37, 4].

Обуздывай соседку свою – мятежную плоть – ежедневно.

Не ревнуй рабе в сластоядении и в сластопитии: ты священник, ты должен преимущественно пред нею горняя мудрствовать, а не земная, – она же не научилась горняя мудрствовать и есть человек невежественный, с которого меньше взыщется, чем с тебя. Тебе же, смотри, Господь открыл все тайны Свои, просветил светом разума, светом Евангелия и многих полезных учений. Не ревнуй и домашним своим в сластоядении и в сластопитии – и они больше невежественные в делах духовных, чем сведущие. Проси усердно святых Божиих человеков, подвизавшихся мужественно и усердно и победоносно воевавших на плоть свою против мира и диавола, чтобы они вразумили тебя и своими молитвами и содействием подкрепили тебя в этой упорной борьбе и помогли тебе получить венец победы от Подвигоположника Иисуса Христа. Церковь научает нас этому, когда ежедневно совершает службы свои в честь святых каждого дня, прося их ходатайства за нас и помощи нам в брани со врагами спасения нашего. Изучи-ка службы эти по Минее и Октоиху и Следованной Псалтири.

Презирай сласти вопреки плоти и диаволу, мечтательно приписывающих им чрезвычайную ценность, важность, считай их за ту же землю, по которой ступаем ногами, за тот же сор, который ставим ни во что. Да не лукавнует око сердца твоего при виде некоторых сладостей, купленных и разносимых для гостей, пришедших воспользоваться твоим гостеприимством, и не говори в себе: это роскошь, к чему эта трата денег на варенье и на другие сласти? Потому что 1) ты сам любишь, хочешь, чтобы тебя угощали хорошо, 2) потому то все сладости от Господа даны человеку, любимому Его созданию, коими Он от великой Своей любви хочет усладить Своих детей, чтобы они видели на деле Его любовь отеческую и вспомнили о будущих сладостях, ихже око не виде, ухо не слыша (1Кор. 2, 9), 3) потому что они гости и надо угодить им, 4) потому что в жалении сластей ближнему выказывается твое самолюбие и нелюбовь к ближним. Если бы для тебя в гостях куплено это было, то это ладно, для других – неладно. Ничего не жалей для любимого бесценного создания Божия: всё для него, всё покорено под ноги его как сор, а он бесконечно дороже всего на свете.

Поступившие в дом. Сначала они бывают как гости в доме, потом мало-помалу и сами того не замечая делаются самовластными хозяевами, то есть когда заедятся хорошей пищей и гордо и иногда искоса посматривают на своих сожителей, неумеренно, по их мнению, употребляющих то и то, хотя сам пришедший в дом за неумеренность свою нимало с себя не взыскивает и всё себе прощает; наконец, они думают, что все в доме обязаны им, и делаются ужасными эгоистами: всё не по ним, всем обижаются (каждым неловким взглядом, движением, словом и делом других) до того, что беда! Какое средство против этого самодурства? – Смирение и убеждение, что не другие пользуются нашими милостями, а мы ежедневно пользуемся милостями наших родных и ближних. О, если бы мы к милости внешней всегда присоединяли и милость внутреннюю! О, если бы милость наша всегда была свободным расположением души и всегда делалась для Бога и ради высокого уважения к ближнему как образу Его, члену Иисуса Христа.

Благодарю Тебя, Господи, яко по усердной молитве моей спасл еси мя от злоб моих и, отъяв грехи мои от меня, умиротворил еси душу мою ради Твоих безмерных заслуг, ради Твоих крестных страданий и смерти. Но утверди Твое во мне дарование, Господи! Ибо без Тебя я не могу творити ничесоже, без Тебя не могу стоять в добре ни минуты, ни мгновения времени. Вижу, Господи, вижу, что всё благое во мне Ты един производишь и совершаешь и утверждаешь, а я без Тебя – бездна греховная. Ноября 1-го, 1865 г.

Как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его [Мф. 12, 29]. Люди чрез грех сделались сосудами диавола, исполненными и пропитанными им.

Надо было принести удовлетворение правде Божией, оскорбленной грехом непослушания человеческого, и вместо человека оказать совершеннейшее послушание Богу, исполнить всю правду Божию, все уставы Божии: этого требовала совершеннейшая правда и святость существа Божия и бесконечная любовь Господа к Своим беспредельным совершенствам, этого требовала, так сказать идея Бога, Существа совершеннейшего, – и Господь исполнил всю правду Божию за нас. Пред крещением Он говорит Иоанну: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду [Мф. 3, 15]. Далее – надо было вынести праведное наказание за грехи человеческие, чтобы грех в самом наказании получил возмездие себе и, так сказать, сокрушился, обратился в прах наподобие обращенного в порошок тельца Аронова, – и Господь потерпел наказание за все человеческие грехи. Надо было исходатайствовать людям прощение грехов, в бесчисленном множестве соделанных в жизни, – и оно исходатайствовано под условием их веры в Него, и узникам адовым даровано прощение; и надо было исходатайствовать им вечное блаженство – и оно исходатайствовано, и узники адовы введены в рай. Но будущие роды людей до скончания века будут всегда грешить и после того, когда в купели крещения они возродятся водою и Духом: надо их просвещать, надо их располагать наказаниями или милостями и разными способами к сознанию грехов, к умилению60 во грехах и вследствие раскаяния подавать им прощение грехов – и это делается постоянно: кающиеся получают прощение грехов именно вследствие заслуг Спасителя и по вере в Его заслуги. Но покаявшихся и очистившихся надо поддерживать и укреплять в добродетели, иначе они опять тотчас же падут во грех и еще глубже, – дано и это: внимающие себе, помнящие непрестанно имя Господа Иисуса и дышащие молитвою к Нему стоят в добродетели именно Господом и делают всё доброе именно Господом – но коль скоро забудут Его, тотчас падают во грех и из греха во грех. Вот что сделал для нас Спаситель, и как дорог для нас Спаситель, и как необходим для нас Спаситель!

Христиане – дети Христовы, больные пациенты Христовы. Церковь – врачебница, она же и житница, потому что в ней совершается и преподается истинный хлеб – Тело и Кровь Христовы. На грех, на страсти человеческие смотри как на моровое поветрие, которому волей-неволей подвержены все как чада Адама и сам ты, – потому будь снисходителен к грешникам, особенно к домашним, с коими постоянно живешь и в коих видишь одни и те же греховные привычки и страсти.

Так ли живут христиане, ожидающие с небес Господа нашего Иисуса Христа и преображения тела своего сообразно телу Иисуса Христа? В пьянстве ли, в блуде ли, в любостяжании (лихоимании – картах), в чревоугодии ли, в злобе ли, в зависти ли?

Всё у нас, человеков, общее – и грехи, и немощи, и растление, наследованные от Адама; общий и Спаситель, общая и Церковь – мать-попечительница о нашем спасении; общая купель Крещения, общая печать Духа Святого, общая и чаша Завета, чаша Крови, за всех излиянной. Общее и одинаковое устройство тела и происхождение души от Бога; общие дары природы, общий свет, воздух, пища, питье, общее из земных даров Божиих одеяние, жилище; общий всем дар разума, мысли, слова, всё общее – все и должны быть одно. Едино тело есмы мнози (1Кор. 10, 17). Старую мечту сердца – гордыню, злобу, зависть, скупость, лихоимство и прочие страсти – гони от себя далече. Еще ли будем мы разделяться враждою, завистью, скупостью? Еще ли будем гордиться друг пред другом?

* * *

52

Молитва Боже духов и всякия плоти... из последования панихиды.

53

Ирмос 7-й песни канона Пресвятой Богородице, глас 4-й.

54

Подобострастный (церк.-слав.) – подобный нам человек, с теми же страстями и немощами.

55

Святитель Кирилл Иерусалимский «Поучения огласительные и тайноводственные». Поучение 13, пункт 36: «Итак, да не стыдимся исповедывать Распятого; с дерзновением да изображаем рукою знамение Креста на челе и на всем: на хлебе, который вкушаем, на чашах, из которых пьем; да изображаем Его при входах, при выходах, когда ложимся спать и встаем, когда находимся в пути и отдыхаем. Он великое предохранение, данное бедным в дар и слабым без труда. Ибо это благодать Божия – знамение для верных и страх для злых духов, потому что посредством оного победил Он их, изведши в позор дерзновением [рус.: властно подверг их позору] (Кол. 2, 15). Когда увидят они Крест, то вспоминают Распятого. Они боятся сокрушившего главы дракона. Не пренебрегай знамением сим по той причине, что оно даром дано тебе, но за сие тем более почитай Благодетеля».

56

Преподобный Иоанн Дамаскин. «Точное изложение православной веры». Кн. 4, гл. 15: «Что через ум Бог обитал и в телах святых, (об этом) говорит Апостол: Или не весте, яко телеса ваша храм живущаго в нас Святаго Духа суть (1Кор. 6, 19). Господь же Дух есть (2Кор. 3, 17). И аще кто Божий храм растлит, растлит сего Бог (1Кор. 3, 17). Поэтому как же не почитать одушевленные храмы Божии, одушевленные жилища Божии? Святые – живы и с дерзновением предстоят пред Богом. Владыка Христос даровал нам мощи святых как спасительные источники, которые источают многоразличные благодеяния и изливают миро благовония. И пусть никто не сомневается в этом!»

57

Ирмос 6-й песни канона Великой Субботы, глас 6-й: Ят бысть, но не удержан в персех китовых Иона, Твой бо образ нося, Страдавшаго и погребению давшагося, яко от чертога от зверя изыде, приглашаше же кустодии: хранящии суетная и ложная, милость сию оставили есте [Рус.: Был поглощен, но не удержан во чреве кита Иона, ибо, прообразуя Тебя, Христе, пострадавшего и погребению предавшегося, он вышел из зверя, как из чертога, а к страже у гроба Твоего взывал: «Вы, держащиеся суетного и ложного, утратили самую Милость»].

58

Целуете (церк.-слав.) – приветствуете.

59

Часть (церк.-слав.) – доля, надел, участь.

60

Умиление (церк.-слав.) – печаль, сокрушение.


Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 9 : 1865-1866 / [ над изд. работали : игум. Дамаскин (Орловский), протоиер. Максим Максимов, Геворкян Кристина Вартановна]. - 2012. - 266 с. ISBN 978-5-902112-83-9

Комментарии для сайта Cackle