Азбука веры » Православная библиотека » схиархимандрит Иоанн (Маслов)

схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Благодатный старец Н. В. Маслов 4,7K 

Педагогический аспект учения о слове схиархимандрита Иоанна (Маслова) Н. В. Маслов 1K 

Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Его пастырская деятельность и богословское наследие. О смирении Н. В. Маслов 170 

схиархимандрит Иоанн (Маслов)

схиархимандрит Иоанн (Маслов) (6.01.1932–29.07.1991)

6 января 1932 года в деревне Потаповка Сумской области в благочестивой крестьянской семье у Сергея и Ольги Масловых родился сын. При крещении младенца нарекли Иоанном. (У Масловых было девять детей, но четверо умерли в младенчестве.) Старшая сестра Иоанна рассказывала: «Иван рос добрым, тихим, спокойным. Родители никогда его не наказывали. От матери попадало всем, а ему никогда. Всегда он был смиренный, никого не обижал».

Иван отличался от других детей редкой рассудительностью, отзывчивостью и стремлением помочь ближним. Следует отметить, что родной брат деда Ивана – прозорливый иеромонах Гавриил, подвизался в Глинской пустыни с 1893 года, после закрытия монастыря в 1922 году отец Гавриил вернулся в деревню Потаповка. Он предсказывал родственникам: «Поверьте, я умру, а в нашем роду будет еще монах». (Пророчество старца Гавриила исполнилось через три десятилетия.)
В 1941 году отца забрали на фронт — Иван остался в семье за старшего. Он помогал матери во всём: шил, прял, ткал, вязал, готовил, исполнять все сельскохозяйственные работы. Старец как-то рассказывал своим духовным детям, что плел на всю семью лапти из лыка, а из тонких веревочек – чуни, занимался и пчеловодством. С 12 лет Иван начал работать в колхозе. Пас коров, пахал, сеял, косил, собирал плуги, научился делать повозки. В школу ходил за 6 километров в село Сопич. Благодаря природной одаренности Иван учился очень хорошо.
В 1951 году Ивана призвали в армию. Старец Иоанн рассказывал, что и в армии не скрывал своей веры –«над койкой повесил икону, и никто его не ругал, наоборот, все уважали». В 1952 по болезни Иван был уволен из армии и вернулся домой. В то время он сподобился Божественного откровения, после которого и принял решение посвятить себя служению Богу. (Впоследствии, когда старца спрашивали, почему он ушел в монастырь, он отвечал: «Это Бог призывает. Не от человека зависит, влечет такая сила, что не удержишься, — она и влекла меня. Великая сила».)
В 1954 году он ушёл в Глинскую пустынь. Сначала Иван несколько месяцев нес в монастыре общие послушания, затем ему дали подрясник, а в 1955 году зачислили в обитель по указу. В то время в обители подвизались такие великие старцы, как схиархимандрит Андроник (Лукаш), схиархимандрит Серафим (Амелин), схиархимандрит Серафим (Романцов).
Настоятель обители вскоре благословил Иоанна отвечать на многочисленные письма, поступавшие в обитель от тех, кто просил совета, духовного наставления и помощи. Так Иван начал свое самоотверженное служение Богу и ближним, ведя жизнь самую скромную, строгую и смиренную. Нес послушание письмописца, трудился в столярной мастерской, делал свечи, затем был заведующим аптекой и одновременно клиросным.
8 октября 1957 года накануне празднования преставления святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова молодой послушник был пострижен в монашество с именем Иоанн в честь святого апостола. В послужном списке тех лет сказано: «Монах Иоанн Маслов отличается исключительным смирением и кротостью; несмотря на свою болезненность, он исполнителен в послушаниях».
В 1961 году после закрытия монастыря, Отец Иоанн по благословению старца Андроника поступил в Московскую Духовную Семинарию. В 1962 году он был рукоположен в Патриаршем Богоявленском соборе в сан иеродиакона, а 31 марта 1963 года — в сан иеромонаха.
После окончания Семинарии он продолжил обучение в Духовной Академии. Сокурсники рассказывали, что будучи простым, смиренным и общительным в повседневной жизни, отец Иоанн как бы преображался, когда исповедовал. Они чувствовали, что не могут относиться к своему сокурснику иначе как к старцу, духовному отцу, многоопытному наставнику.
Во время учебы в Академии отец Иоанн был назначен ризничим Академического храма. Отца Иоанна, имеющего абсолютный слух, назначили также звонарем Академического храма. Еще в годы учебы в Академии ему, студенту, было вверено духовное окормление преподавателей и учащихся, кроме того, он исповедовал богомольцев. Именно здесь в полной мере раскрылись способности и пастырские дарования отца Иоанна, который с первых дней проявил себя опытнейшим духовником. Рассказы о прозорливом иеромонахе передавались из уст в уста. Отцу Иоанну было тогда лишь 33 года, но он был духоносным старцем, он имел редкий дар проникать во внутренний мир людей, ему было присуще удивительное чувство сострадания и сопереживания ближним. И, сострадая, он имел дар силой своей пламенной молитвы исцелить душу и тело человека.
Из воспоминаний духовной дочери старца Иоанна: «Я несколько раз исповедовалась у отца Иоанна… Идешь к нему на исповедь разбитой духовно, подавленной, а уходишь окрыленной, радостной. Я заметила, что после исповеди у отца Иоанна люди преображались даже внешне… К каждому у него был свой подход, каждому он давал свою, именно ему необходимую духовную пищу. Такой старец — это чудо нашего времени».
Старец стяжал величайший дар благодати Божией — беспредельную, деятельную, спасающую христианскую любовь. Сам вид, одно только присутствие этого духовно великого человека спасительно действовали на других, врачуя страсти и болезни, побуждая к добру, вызывая молитвенное состояние и слезы. Высокий, статный, широкоплечий, с правильными, мужественными одухотворенными чертами лица, с длинными густыми волосами и бородой. В замечательных глазах старца отражалось сияние неба, которое проникало в самую глубь души собеседника. Следует особо отметить, что прежде чем дать ответ на тот или иной вопрос, о. Иоанн «обращался к Богу», и только потом отвечал. При этом старец говорил, что надо думать: «Как батюшка скажет, так и сделаю», а не жить по своей воле, по своим мыслям. Он рассказывал: «Вот, бывает, приходит человек, просит благословение на что-либо. Начинаешь о нем молиться. Молишься-молишься, а Небо молчит. Уже просто не знаешь, в чем дело. А потом недели через две видишь, что человек-то этот был как в железе: уже принял решение в сердце, а благословение так, для прикрытия пришел просить. Поэтому Небо и молчит. Так волю Божию не узнаешь».
В лекциях по Пастырскому богословию отец Иоанн писал: «Пастырю дается благодатная сострадательная любовь к пасомым… способность чревоболеть о них. Такое свойство пастырского духа и выражает сущность пастырства… Людям надо помогать, очень они сейчас нуждаются в теплоте, в помощи. Быть свечой горящей, чтобы хоть кто-нибудь мог погреться у нее…».
По учению святых отцов, в основании дара рассуждения лежит созидаемое Святым Духом смирение. Старец Иоанн стремился скрывать от других высоту своей духовной жизни, редкие духовные дары, чудотворения. Он прозревал душу человека, открывал потаенные помыслы, забытые грехи, предсказывал будущее. Приведём лишь несколько воспоминаний духовных чад старца:
Однажды в храме старец вдруг сказал одной девушке: «А у тебя отец умер». Позже на ее имя пришла телеграмма с извещением о смерти отца».
Одной своей духовной дочери отец Иоанн почти за 10 лет предсказал, что ее сестра будет замужем за священнослужителем, что и произошло. Другой духовной дочери, спрашивающей, можно ли помочь знакомому устроиться на работу, ответил: «Смотри, ведь он за границу уедет». Той это показалось невероятным. Но слова старца исполнились спустя 8 лет, уже после его праведной кончины.
Умирала молодая женщина. Состояние ее было безнадежное. С ней уже попрощались близкие. Об этом рассказали батюшке. Он тогда сказал своей духовной дочери (монахине Серафиме): «Что будем делать? N. Умирает». Монахиня ответила: «Жалко, ведь сироты останутся». Батюшка сказал, что если брать это на себя, то будет очень трудно. Он стал молиться о больной, и сам, и матушка Серафима очень тяжело и надолго заболели, а умирающая начала поправляться, выздоровела и живет после этого многие десятилетия.
Из воспоминаний духовной дочери старца: «Однажды я услышала, как батюшка говорил монахине: «То, что духовник говорит на исповеди, — это тайна. Если какой человек рассказывает, то и его и духовника враг замучает. Никогда нельзя говорить». Я подумала: «Скажу батюшке, что поняла, что нельзя говорить». Подойти к нему мне удалось только через час. Увидев меня, он строго, с насмешкой сказал: «Поняла, поняла, что ты поняла? Будь внимательна».
Удивительна была связь старца с миром иным. О загробной участи одной своей духовной дочери он поведал духовным чадам, что она все мытарства прошла без остановки, на одном только была задержана.
Отец Иоанн имел дар чудотворений, мог изгонять демонов, исцелять тело от неизлечимых болезней, а душу от гнездившихся в ней страстей. Старец очень точно ставил диагноз больным, так что и опытные врачи удивлялись: «У одной духовной дочери старца сильно опухали и болели руки. Врачи никак не могли поставить ей диагноз. Старец сказал, что у нее ревматизм, хотя ревматические пробы были отрицательные. Впоследствии этот диагноз подтвердился. Еще одному больному человеку, которого врачи не знали, как лечить, он сказал, что у него больна печень. Впоследствии врачи поставили диагноз — цирроз печени и почти не оставили больному надежды. Но по молитвам старца Иоанна больной полностью исцелился.
Чудодейственной была сила прикосновения старца. Близкий духовный сын старца показал ему как-то уплотнение на кисти своей руки. Старец, как бы желая понять, что там, потрогал больное место. Проснувшись на следующее утро, он с удивлением обнаружил, что рука его совершенно здорова.
Интересно, что после преставления старца об этом случае исцеления прочитала в жизнеописании старца одна духовная дочь отца Иоанна. Глядя на фотографию старца, она внутренне с грустью помолилась батюшке: «Батюшка, вот Вы его исцелили, а у меня такой же «костный нарост» на руке, и Вы сказали к врачу идти. А врачи не знают, что делать, как лечить. Что же, так теперь я и останусь? Если можно, помогите мне», и приложила больную руку к фотографии. Потом она совсем забыла об этом. Но через несколько дней, когда вспомнила и посмотрела на руку, обнаружила, что нароста не было.
По учению отцов Церкви, у святых, получивших благодать от Бога, освящаются не только ум и душа, но и тело и вещи, близкие к ним. Многие, получая от отца Иоанна частицу от хлеба, который он перед этим вкушал, чувствовали исцеление. Одну больную девочку на ночь укрыли платком батюшки. Утром она была здорова. Это произошло уже после кончины старца.
Старец Иоанн имел дар непрестанной Иисусовой молитвы. Сокурсник отца Иоанна протоиерей Владимир Кучерявый писал, что «молитва была дыханием его сердца». Он часто молился вслух Иисусовой молитвой. Иногда молился: «Господи, подай нам исправление, ревность духовную», «Господи, помилуй, Господи, прости, помоги мне, Боже, крест Твой донести». Молился тихо, проникновенно: «Господи, помоги нам слабым, немощным».
По рассказам духовных чад, старец часто наставлял их словами псалмов: «Смерть грешников люта», «На Господа возведи печаль свою», «Господь — утверждение мое и Спаситель мой». Очень часто молитвенно обращался к Матери Божией. После вечерних молитв всегда пел «Иже крестом ограждаеми…». В письмах также использовал стихи псалмов: «Помощь моя от Господа, сотворшаго небо и землю», «Скажи мне, Господи, путь, в онь же пойду». Особенно часто в письмах старца повторяются строки: «Терпя потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою…» Он учил, что в тяжелые моменты жизни необходимо повторять эти слова.
Старец Иоанн сам терпеливо нес тяжкий крест болезней: он перенес 5 операций. В одном из писем он пишет: «Частые болезни почти постоянно приковывают меня к постели». Несмотря на болезни, старец не терял бодрость духа, он говорил: «Главное — дух бодрый держать».
Когда в жизни человека что-нибудь не ладилось, старец говорил ему: «Смиряйся побольше, и все устроится». Однажды старца спросили: «Батюшка, вот в «Отечнике» сказано: «…если нет в душе смирения, смиряйся телесно, как это?» — «Когда ругают — не противоречь. Надо сеять каждый день». – «Да что же я могу посеять?» — «Терпи, когда ругают». В проповеди «О чудесном улове рыбы» он говорил: «Очень часто мы по своему самолюбию считаем себя не хуже других людей и по этой причине стремимся извинить себя, оправдать свои греховные дела, хотя в нашей душе скрываются и действуют различные похоти и страсти. Да сохранит Господь каждого из нас от такого страшного состояния». В своих письмах отец Иоанн писал: «Да умудрит тебя Господь и поможет прежде всего увидеть свои грехи». Старец приучал всегда брать вину на себя, даже если и не виноват. Воспитывая в людях безгневие, смирение и терпение, он часто умышленно делал выговоры.
Однажды духовная дочь старца спросила: «Батюшка, какой смысл и есть ли от этого польза — просить прощения, если я не чувствую себя виноватой?» Старец ответил: «…Всегда, когда за что-нибудь ругают, нужно искать причину своей виновности, если не теперь, то за прежние грехи».
Одному человеку он говорил: «Душа твоя не терпит укора, очень внутренне смущается. Будь простым, и напряжение пройдет.
Старец внедрял в сознание своих духовных чад, что человек не должен доверять своим мыслям, чувствам, своему разуму, потому что после грехопадения они ложны. Каждый из духовных чад отца Иоанна отчетливо помнит его слова, которые он говорил на исповеди или благословляя: «Будь внимателен! Исправляйся! Смотри за собой!» Если старец говорил о мыслях зависти, ревности, он образно отвечал, что, принимая эти мысли, человек сам пыль поднимает и пылит перед собой. На примере страсти зависти он учил, как бороться и с другими греховными мыслями. Старец Иоанн советовал духовным детям, когда в голову «лезут» плохие мысли или ненужные воспоминания, читать молитву: «Пресвятая Владычице моя Богородице…» И еще говорил: «Если будешь делом да молитвой занят, враг не подступит».
Старец учил и к воспоминаниям относиться внимательно, чтобы они не повредили душе, с большой осторожностью относиться к чтению книг. Новоначальным обычно говорил: «Надо осторожно читать. Читай то, что проверено: «Жития святых», «Жизнеописания подвижников благочестия», авву Дорофея, Оптинских старцев». Из наставлений святых отцов отец Иоанн особенно часто любил повторять слова глубоко чтимого им преподобного Амвросия Оптинского: «Никого не осуждать, никому не досаждать, и всем — мое почтеньице!»
Старец Иоанн говорил, что за осуждение больше всего страдают на мытарствах. Старец учил, как надо поступать: «Стали плохо о ком-то говорить, а ты скажи: «Я сама так делаю, я хуже», вот уже и отсекла». Он не разрешал женщинам носить брюки, не разрешал стричь волосы.
Одной женщине, которая переживала, что у нее муж неверующий, батюшка ответил: «А ты приведи его (к вере) своими добрыми делами». Матерям отец Иоанн советовал, чтобы во время кормления младенца грудью они одновременно читали Евангелие.
В 1969 году отец Иоанн окончил Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия, присвоенной ему за сочинение «Оптинский старец иеросхимонах
Амвросий (Гренков) и его эпистолярное наследие». Отец Иоанн был оставлен профессорским стипендиатом в Московских Духовных школах, преподавал Пастырское богословие и практическое руководство для пастырей. Митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий свидетельствует: «Все, кто знал отца Иоанна, помнит, что это был монах и пастырь милостью Божией. Вся жизнь его была отдана без остатка служению Богу, Церкви, ближним».
Отец Иоанн преподавал столь интересно и вдохновенно, что к нему на лекции
приходили студенты с других курсов. С 1974 года он начал преподавать литургику в Семинарии. Ректор Московской Духовной Академии епископ Евгений назвал отца Иоанна подвижником церковной науки и православной духовности.
С 1974 года в различных изданиях опубликовано более ста работ отца Иоанна. Венцом его научно-богословской деятельности в Московских Духовных школах является магистерская диссертация «Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении», которую он защитил 11 марта 1983 года, получив звание магистра богословия.
В 1991 г. отец Иоанн закончил уникальный труд — докторскую диссертацию «Глинская пустынь. История обители и ее духовно-просветительная деятельность в XVI-XX веках». В 1991 году отцом Иоанном был закончен «Глинский Патерик», включающий 140 жизнеописаний Глинских подвижников. Благодаря своим богословским трудам, отец Иоанн известен сейчас не только как старец-духовник, но и как духовный просветитель.
В 1985 году магистр богословия, один из лучших наставников Духовных школ был направлен из Троице-Сергиевой Лавры духовником в Жировицкий Свято-Успенский монастырь. Сырой климат Белоруссии был ему категорически противопоказан и представлял большую опасность для здоровья. Однако чашу скорбей праведнику пришлось испить до дна. Один из жировицких иноков, отец Петр, вспоминает:
— С приездом к нам отца Иоанна в жизни обители началась новая, можно сказать, эпоха. Он возродил духовно-нравственную жизнь, наладил хозяйство монастыря… В первую же весну после приезда отца Иоанна дополнительно вскопали много земли. Из Москвы его духовные чада привезли много саженцев черной смородины, кусты клубники (очень хороших урожайных сортов)… Старец стал учить инокинь шить церковные облачения, вышивать и делать митры. Но главное внимание уделял старец духовной жизни обители. Часто проводил общие исповеди отдельно для иноков и инокинь. Его вдохновенное слово перед исповедью подвигало к покаянию, сокрушению о грехах. Он учил монашествующих чистосердечному откровению помыслов, послушанию, смирению, а
также строгому соблюдению монастырского устава.
Вот одно из наставлений отца Иоанна жировицким инокам: «На инока со всею злобою нападают и мир со своими обманчивыми прелестями, и плоть со своими требованиями, и диавол, который ищет, как лев, кого бы поглотить. Но с нами Бог и Его Пречистая Матерь. И поэтому нам не следует унывать и падать духом, но вступать в борьбу, иногда и в жестокую, и выйти из нее победителями. У нас имеется для этой борьбы сильнейшее оружие — Крест Христов, посредством которого разрушаются все стрелы вражии. Но чтобы победить все зло, набрасывающееся на нас, мы должны мобилизовать все свои силы, а особенно — свою свободную волю на борьбу с искушениями».
Богомольцы, узнав о благодатном старце, съезжались в монастырь, приезжали и
духовные чада отца Иоанна ехали сюда со всех концов страны. Очень тяжело было старцу в Жировицах и из-за сырого болотистого климата, отрицательно влиявшего на состояние его больного сердца. Служить часто он не мог, так как в каменном большом соборе было тоже сыро и холодно. После службы он почти всегда простужался и заболевал, у него часто была повышенная температура.
Недолго пришлось ему трудиться на новой ниве пастырского делания. В июне 1990 года он приехал в отпуск в Сергиев Посад, а в августе, перед очередным отъездом в Белоруссию, недуг окончательно приковал его к постели. Страдания то усиливались, доходя до критических состояний, то ослабевали. Схиархимандрит Иоанн не переставал принимать духовных чад даже тогда, когда после очередной беседы терял сознание.
Одному духовному сыну старец как-то сказал: «То, что ты где-то плохо себя ведешь — камни в мой огород бросаешь. Это все на мне отражается. Косвенно это причина моих болезней». Другому говорил: «Начинай работать над собой, и мне будет хорошо, и тебе».
Схиархимандрит Иоанн неоднократно предсказывал свою кончину. Примерно за месяц он попросил, чтобы его отвезли на могилу матери и монахини Серафимы, его духовной дочери (они похоронены вместе). Здесь батюшка показал сопровождавшим его, как перенести ограду и приготовить место для третьей могилы… Потом сказал: «Вот место, где скоро меня положат».
29 июля 1991 года в понедельник в 9 часов утра старец Иоанн причастился. Священник, причащавший его, говорил, что лицо отца Иоанна после принятия Святых Таин просияло, он весь как бы устремился вверх. В 9.30 старец мирно отошел ко Господу в полном сознании. Сразу же священноиноки начали непрерывное чтение Евангелия, служили панихиды. На следующий день после преставления схиархимандрита Иоанна две его духовные дочери, подойдя к дому, где была келья старца, ясно услышали прекрасное стройное пение. Одна из них со слезами сказала: «Ну вот, и на отпевание мы опоздали». Но когда они вошли в дом, то выяснилось, что в тот момент никто не пел, лишь священник читал Евангелие.
30 июля гроб с телом почившего схиархимандрита Иоанна был поставлен в
Духовской церкви Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, где вечером собором священнослужителей был отслужен парастас, а ночью продолжалось чтение Евангелия и совершались панихиды. До самого погребения лик его оставался просветленным и
одухотворенным, руки гибкими, мягкими и теплыми.
Утром 31 июля собором клириков была совершена заупокойная литургия, которую
возглавил наместник Киево-Печерской Лавры архимандрит Елевферий (Диденко)… В 12 часов дня гроб был вынесен на площадь перед Троицким собором, где при стечении богомольцев была отслужена лития, после чего прощальная процессия направилась к месту погребения на Старое кладбище в Сергиевом Посаде.
Духовная связь старца с его чадами не разрывается. Каждый из обращающихся сейчас к старцу за помощью чувствует его великое молитвенное предстательство за них
перед Богом. Одно лишь имя отца Иоанна, мысленно призываемое, действует и
подает помощь призывающим.:
Один молодой человек получил тяжелую травму. Его отвезли в больницу и
сделали переливание крови. Однако по ошибке перелили кровь не той группы. Состояние больного было критическое. Его близкие молитвенно просили отца Иоанна о помощи, отслужили панихиду об его упокоении. Через несколько дней, ко всеобщему удивлению и радости, больной поправился. Из больницы он поехал прямо на могилу старца, чтобы поблагодарить за исцеление.
Мужчина, страдавший пристрастием к алкоголю, узнал о батюшке по его книгам
и стал ездить на его могилу. Однажды он опустился на колени и, припав к могиле, из глубины души попросил старца избавить его от пьянства. «И… как рукой сняло», — рассказывал он впоследствии. Тяга к вину пропала, больше он не пил.

Господи, упокой душу старца Иоанна, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

Высказывания Глинского старца Иоанна (Маслова)

«Материнская молитва со дна ада может вытащить».

«Только любовью можно постигнуть внутреннюю жизнь других людей и войти с ними в тесное духовное общение».

«Реальная любовь — носить немощи друг друга… Любовь сильнее смерти… В любви сокрыт ключ и истинного боговедения и истинной христианской жизни».

«И малая вещь может погубить человека, если он будет относиться к ней с пристрастием». «Надо гнать вражьи мысли, заменять их молитвой».

«Наша жизнь здесь — борьба. Сидим в окопах, как солдаты, — вокруг рвутся снаряды. Христианин — это воин, сражающийся, по апостолу Павлу, с «духами злобы поднебесной». «Мы, воины, должны бороться, не расслабляться».

«Здоровая душа — борется с мыслями, с желаниями… Против греха борись, как воин, сражайся с диаволом до победного конца, призывая в помощь Царицу Небесную…»

«С мыслями надо бороться. Не допускать их в ум, тогда они не проникнут в сердце… мысль явилась, а ты ей должен сказать: «Нет, я не хочу»… Мы должны постоянно следить за собой, за своими мыслями, делами и пожеланиями и всячески избегать того, что оскорбляет Бога и удаляет Его из нашего сердца… Что касается духовной жизни и очищения души от греховного мусора, то первым средством в этом деле является бодрствование духа».

«Уныние бывает, когда дверь (души) открыта, т. е. впускаешь лукавые помыслы, они понемногу расхищают все, что накопилось в душе, все дары молитвы. Нужно дверь
закрыть, помыслы гнать, богатство копить. Тогда в душе будет теплота, сокровища и благодать».

«Все дает послушание… Слушай, что тебе говорят, и выполняй, тогда и жизнь установится»…

«…У нас нет никаких добрых дел, т. е. молитвенного подвига нет, смирение и терпение в нашей душе отсутствуют. А пороки развиваются, подобно зловредным насекомым, с неудержимой быстротой, которые полностью оскверняют наше сердце и помрачают ум…
Всякий грех начинается с греховных помыслов».

«Христианское смирение — это проявление силы человеческого духа… Победить эту силу не могут никакие внутренние и внешние человеческие усилия. Кто носит в себе такое смирение, какое носили преподобный Сергий, преподобный Серафим, преподобный Амвросий Оптинский, каким обладали тысячи истинных рабов Божиих, — тот проявляет не слабость духа, а его величие и крепость».

«Смирение — это способность видеть истину».

«Злой дух со своими полчищами предлагает нам свои злочестивые планы, мы же, в свою очередь принявшие их, уходим на «страну далече». Единственными средствами освобождения от тиранства диавола и распознания его злого умысла являются смирение, то есть осознание своего ничтожества, и молитва. Это — два крыла, могущие вознести на небо каждого христианина… Дай Бог, чтобы Христово смирение и молитва постоянно пребывали в нашем сердце; только в таком состоянии мы будем распознавать внушения злого духа и подвизаться против него». Старец учил, что «смирение все может выровнять».

«Не слушай врага, не соглашайся с ним! Не исполняй то, что он тебе внушает».

«Надо стремиться к духовной жизни, не принимать помыслов от врага». Когда старца спрашивали: «Что значит – очищать помыслы?» — он отвечал: «Не соглашаться с ними». Преподобный Иоанн Пророк объясняет: «Согласие с помыслами состоит в том, что когда что-либо нравится человеку, он услаждается сим в сердце своем и с удовольствием размышляет о сем. Если же кто противоречит помыслу и ведет с ним брань, чтобы не принимать его, — это не есть согласие, но брань, и сие приводит человека к опытности и успеху»…

«Зависть — это от врага. Он может истерзать душу, если не противиться… Когда зависть не пытайся своим размышлением противиться врагу, бесполезно, он тебя обманет. Вообще не принимай его подступов — сразу отрезай: «Мне этого не надо, это не мое».

«Занимайся сразу работой, чтобы ум был занят…».

«Сомнение (в вере) — искушение диавола. Бессмысленно разговаривать со своими мыслями. На все сомнения — один ответ: «Верую», — и скоро почувствуешь помощь».

«Мыслей греховных не допускай. Сразу переключайся на другое. Думай, например, о смерти, о Страшном суде».

«Очень было бы хорошо обуздать страхом Божиим наши телесные греховные чувства. Особенно глаза, уши и злой язык, двери греха, уводящие свои жертвы, подобно блудному Евангельскому сыну, на сторону далече. Нужно подумать обо всем и сказать: «Вернусь я снова в отеческий дом и скажу Отцу Небесному: «Прими меня как единого от наемник Твоих».

«Нужно удерживать свои глаза от запрещенного древа — греха, и тогда только душа сможет воспрянуть от духовной спячки».

«Больше надо молчать. Много говорит пустой человек. Если будешь мало говорить, к твоему слову будут прислушиваться. Когда говорят старшие — все выслушать, не перебивать, потом вежливо, кротко ответить».

«Кто не кается, тот мертв», «Ум покаявшегося думает по-другому», «Проводя пост беззаконно, человек отрицается Матери Церкви», «Нерадение есть тьма неведения», «Гордость помрачает, смирение просвещает», «Осуждая ближнего, досаждаешь Богу»,

«Сердце не может быть раздвоено в любви», «Много скорби праведным, но нечестивым еще больше», «Смерть есть начало вечности», «Где чистая совесть, там радость и вера», «Что в душе отпечатлелось за время жизни, с тем она и предстанет на Суд», «Кто Церковь не слушает, тот не Христов», «Одно чтение — ко спасению, другое — к погибели», «Безнравственный человек есть посмешище злого духа», «Сейчас в мире царит тьма духовная. Вот мы и должны быть светом и солью».

«Борись с грехом — знай свое дело». «Унижение — это хорошо».

«Всегда себя нужно обвинять». «Ни к кому и ни к чему не должно быть привязанности, только к Богу». «Надо к Богу стремиться, Божественного искать, что к человеку привязываться».

«Всегда надо помнить цель — спасение. Это дело всей жизни. Здесь скоро ничего не добудешь. Надо по шажкам, как слепой. Потерял дорогу – стучит палкой вокруг, никак не найдет, вдруг нашел — и снова с радостью вперед. Палка для нас — молитва. А потом как молния сверкнет — озарит все, и видно, куда и как идти. Но это редко, а обычно — молись. Ничто скоро не дается. И при жизни может, и в конце не дастся, а после смерти добродетели окружат тебя и вознесут».

«Монашеская жизнь — это не есть почетное звание или титул почести, а это непрерывный подвиг доброделания, т. е. труд над очищением своего ума и сердца от скверных помыслов и пожеланий. А цель в конечном своем существе должна сводиться к тому, чтобы воскресший Господь сподобил нас узреть Его в Царствии Небесном лицом к лицу».

«Если найдем в своих сердцах грехи, как-то: гордость, упрямство, самомнение, самоволие или отсутствие любви к Богу, к нашим наставникам и друг к другу — значит, мы в таком случае стоим на опаснейшем пути… Ведь монах должен быть ангелом и его назначение — постоянно славить Бога, своей доброй жизнью с небесным воинством».

«Подвизайся в монашеском житии, т. е. в смирении, терпении и любви ко Господу и людям. Все свои земные попечения и тревоги возлагай на Матерь Божию и делай все то, что Ей угодно. По своей воле не поступай ни в чем. Возлагаемые на тебя послушания принимай как от Бога. В молитве будь терпелив и ревностен. В болезнях не унывай, но возлагай вину за свои немощи на свои грехи и леность».

«Исходя из важности и святости таинства Евхаристии, каждый священнослужитель, прежде чем приступить к совершению его, должен тщательно подготовить свою душу и, прежде всего, очистить ее от смертных грехов посредством сердечного сокрушения и устной исповеди пред отцом духовным. Это является единственным средством к умилостивлению Бога и к водворению в душе мира и спокойствия. Считается великим грехом и препятствием к священнодействию, если пастырь или диакон кого-либо осудил, оскорбил, обидел или имеет к кому-либо нерасположение».

«Истинный пастырь носит в душе своей все то, чем нравственно живут его пасомые, сливает их духовные нужды со своими, скорбит и радуется с ними, как отец с детьми своими».

«Любить добро, плакать с плачущими, радоваться с радующимися, стремиться к жизни вечной — вот наша цель и духовная красота».