Азбука веры Православная библиотека схиархимандрит Иоанн (Маслов) Глинская пустынь. История обители и ее духовно-просветительная деятельность в XVI–ХХ веках


схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Глинская пустынь. История обители и ее духовно-просветительная деятельность в XVI–ХХ веках

Содержание

Предисловие

Введение

Возникновение Глинской пустыни и ее Чудотворная икона Рождества Пресвятой Богородицы Глава I Глинская пустынь и Путивльский Молченский монастырь (1648–1764) Глава II Глинская пустынь во второй половине XVIII – начале XIX века (1764–1817) Глава III Игумен филарет – строитель и возобновитель глинской пустыни (1817–1841) Глава IV Глинская пустынь в середине XIX века: ее старцы и духовное развитие (1841–1861) Глава V Духовная связь Глинской пустыни с Оптиной Глава VI Глинская пустынь в период настоятельства архимандрита Иннокентия (1862–1888) Глава VII Таблица 1. Послушания насельников Глинской пустыни в 1885 году* Глинская пустынь перед первым закрытием (1912–1922) Глава IX Глинская пустынь как центр духовного просвещения и возрождения старчества (1942–1961) Глава X Заключение Список литературы и архивных документов Примечания издателей  

 

Тропарь Глинской иконе Богородицы, глас 4-й

Днесь благовернии людие, осеняемии святым Богоматери образом, во умилении глаголем: Владычице, помози рабом Твоим в напастех, скорбех и болезнех, обременены бо грехми многими, и избави ны от всякаго зла, молящи Сына Твоего Христа Бога нашего, спасти души наша.

Кондак, глас 8-й

Аще и многажды икона Твоя, Богородице, уносима бысть с места явления, обаче чудесне в пустыню возвращашеся, отонудуже всем верным подает благо потребное.

Величание

Величаем Тя, Пресвятая Дево, и чтем образ Твой святый, имже болезни наша врачуеши и души наша к Богу возводиши.

Молитва ко Пресвятой Богородице

О, Пресвятая Владычице, Христа Спасителя нашего Богоизбранная Мати, у Бога святыми молитвами праведных родителей испрошенная, Богу посвященная, и Богом возлюбленная. Кто Тебе не ублажит, или кто не воспоет Твоего преславнаго рождества? Рождество бо Твое бысть началом спасения человеком и мы, сидящии во тьме согрешений, зрим Тя неприступнаго Света жилище. Сего ради витийствующий язык не может песнословити Тя по достоянию, паче бо Серафим возвысилася еси Пречистая; обаче приими недостойных рабов Твоих нынешнее похваление и не отрини мольбы наши. Твое величие исповедуем, Тебе во умилении припадаем и скорую в заступлении чадолюбивую и благосердую Матерь дерзновенно просим: умоли Сына Твоего и Бога нашего даровати нам, много согрешающим, искреннее покаяние и благочестное житие, да возможем творити вся Богу угодная и душам нашим полезная, и ктому возненавидим вся злая, укрепляемии Божественною благодатию во благом произволении нашем. Ты, непостыдная Надеждо наша в час смерти, даруй нам христианскую кончину, безбедное шествие на страшных мытарствах воздушных и наследие вечных, неизреченных благ церствия небеснаго, да со всеми святыми немолчно исповедуем Твое о нас заступление и да славим единаго истиннаго Бога во святей Троице поклоняемаго Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Молитва 2-я

Преблагословенная Дева Марие, Царице небесе и земли, Твоему чудотворному образу припадающе, умильно глаголем: призри милостиво на рабы Твоя и Твоим всесильным ходатайством ниспосли комуждо потребная: вся верныя чада святыя церкви спаси, неверныя обрати, заблудшия на путь правый настави, старость и слабость сил поддержи, юных в вере святой возрасти, мужей ко благу направи; грешников к покаянию приведи и всех христиан мольбы услыши; болящия уврачуй, скорби утоли, путешествующим спутешествуй. Ты веси, Всемилостивая, яко немощни, яко грешни, яко озлобляеми и достойни прещения Божия; обаче буди нам на помощь, да ни коим грехом самолюбия, соблазна и диавольскаго прельщения прогневаем Бога. Тя имамы предстательницу, Юже не отринет Господь, аще бо восхощеши, вся даровати нам можеши, яко благодатный источник верно поющих Тя и превозносящих преславное Твое рождество. Избави, Владычице, грехопадений и бед всех благочестно призывающих Святое Имя Твое и поклоняющихся честному образу Твоему, Ты бо молитвами Своими, беззакония наша туне очищающи. Темже Тебе припадаем и паки вопием: отжени от нас всякаго врага и супостата, всякия напасти и губительныя поветрия, молитвами Своими подающи дожди благовременны и земли обильное плодоприношение; вложи в сердца наша страх Божественный ко исполнению заповедей Господних, да вси в христианской любви, благочестии и чистоте благоденственно, тихо и мирно поживем во спасение душ наших, во благо ближних и во славу Господа. Ему бо, яко Творцу, Промыслителю и Спасителю нашему всякая подобает слава, честь и поклонение ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

* * *

Посвящается 150-летию со дня блаженной кончины

приснопамятного настоятеля и возобновителя

Глинской Рождество-Богородицкой пустыни

Курской (ныне Сумской) епархии

игумена Филарета (1777 – 31 марта 1841)

Предисловие

В течение почти четырех веков одно из важных мест среди православных духовных обителей занимала Глинская Рождество-Богородицкая общежительная пустынь Курской епархии. Глинская обитель с момента своего возникновения была средоточием церковной жизни. Пустынь славилась строгостью истинно подвижнического устава, высотой духовной жизни своих насельников, особой силой религиозно-нравственного воздействия на народ, для которого всегда была «идеалом христианского богослужения и местом духовного подвига»1. Это отмечали многие иерархи Русской Православной Церкви, считая Глинскую пустынь истинной школой монашеского делания, «школой Христовой»2.

В отчетах Св. Синоду о Курской епархии правящие архиереи называли Глинскую пустынь «лучшей обителью», а ее старцев – «украшением монашества»3.

Особое положение Глинской пустыни среди других обителей было обусловлено следующими обстоятельствами. Во-первых, находящаяся здесь явленно-чудотворная икона Рождества Пресвятой Богородицы Пустынно-Глинская и многочисленные чудеса исцелений, совершавшиеся от нее ради славы Божией Матери и укрепления православной веры, привлекали сюда благочестивых православных паломников со всех концов обширной России4.

Во-вторых, в Глинской пустыни неукоснительно соблюдался строгий устав, составленный по образцу Афонского5, что возводило ее насельников на особую высоту духовной жизни.

Отличительные особенности устава богослужений и всего аскетического духовного строя жизни Глинской пустыни отмечали многие исследователи. «Если внимательно присмотреться ко всем порядкам иноческой жизни Глинской пустыни, то можно подметить много своеобразного, оригинального, невиданного в других обителях»6.

Но особенно выделялась Глинская пустынь среди других монастырей процветавшим в ней старчеством. Старчество как образ духовного руководства пришло в Россию с Востока со времени принятия ею христианства. Преподобный Антоний Печерский, начавший свой иноческий путь на Афоне, несомненно, был одним из учредителей духовного руководства в России, которое процветало среди русского монашества в течение нескольких веков. Однако ко времени преподобного Нила Сорского (XV в.) старчество из-за ослабления духовной жизни крайне оскудевает. В это время даже среди монашествующих появляются люди, которые отрицают положительное значение старчества. Так, преподобный Иосиф Волоцкий считает, что частое обращение за духовным назиданием сказывается отрицательно на внешней монастырской дисциплине. Впоследствии, к сожалению, этот взгляд восторжествовал, и устав, в котором не было отведено места старчеству, сделался у нас нормой монастырской жизни.

Возродил традицию старчества (во второй половине XVIII в.) преподобный схиархимандрит Паисий Величковский – настоятель Нямецкого монастыря в Молдавии. Со временем его влияние распространилось на многие монастыри России, в которых ученики преподобного Паисия полагали основанием монашеской жизни традиционные для восточного монашества умное делание и старческое руководство.

Глинская пустынь стала одним из наиболее значительных духовных центров, где старчество было восстановлено в полной мере. Это была одна из тех редких на Руси обителей, в которой старческое окормление было утверждено уставом.

Сущность старчества заключается в том, что из среды братии, подвизающейся в обители, избирается один опытный в духовно-аскетической жизни инок, обладающий даром рассуждения, который становится руководителем, духовным отцом, старцем всей монашеской общины. Во всякое время к нему добровольно идут ученики, раскрывают пред ним свою душу, помыслы, желания и поступки, испрашивают его советов и благословения. Они полностью отказываются от своей воли ради исполнения всеблагой воли Божией и беспрекословно, без размышлений повинуются старцу и выполняют все его указания как откровения этой воли7. Это старческое окормление помогает в борьбе со страстями, подкрепляет в минуты уныния, малодушия и сомнения, служит верным покровом от вражеских бурь всем, кто прибегает к его мощному содействию.

Благодаря старческому окормлению, в Глинской пустыни воспитался целый сонм выдающихся подвижников. Здесь были и великие молитвенники, и строгие постники, и юродивые, и беспрекословные послушники. Они были удостоены дарований Святого Духа: прозрения, исцелений и т. д. Жизнеописания только наиболее известных Глинских подвижников составляют трехтомный Глинский Патерик8.

Впоследствии Глинский устав полностью или частично был заимствован многими (не менее чем 14) русскими монастырями, причем в некоторых из них он был введен по повелению императора Николая I.

В-третьих, широкую известность Глинской обители принесло покровительство императорского Дома. Благотворителями пустыни были императоры Александр I и Николай I, императрица Елизавета Алексеевна. Они лично знали настоятеля Глинской пустыни игумена Филарета (Данилевского), обращались к нему за советом и благословением. Впоследствии обитель пользовалась покровительством императора Александра II и великой княгини Марии Николаевны.

Щедрыми благотворителями Глинской пустыни были: в XVI – начале XVII века князья Глинские, в XVIII веке – князь А. Д. Меншиков, в XIX веке – князья А. А. Суворов и В. А. Долгоруков, граф А. Н. Толстой, графиня А. А. Орлова-Чесменская, граф С. П. Потемкин. В синодике Глинской пустыни были записаны также такие благотворители обители, как: бояре Чарторыжские, Аракчеевы, Трубицыны; роды князей Барятинских, Голицыных, Мещерских, Щербатовых, Шаховских, Оболенских, Волконских и других, графов: Орловых-Давидовых, Прозоровских, Чернышевых и проч.

Глинская пустынь занимала особое место в ряду православных монастырей и по своему воздействию на духовную жизнь России. Своей подвижнической жизнью и деятельностью Глинские старцы оказывали огромное влияние не только на иноков, но и на все слои общества. Многочисленные паломники со всех концов России устремлялись к ним с целью укрепления своих духовных сил, за советом и наставлением. Обитель поистине была центром духовного просвещения.

Религиозно-воспитывающей духовной силой были и богослужения Глинской пустыни.

Протоиерей Сергий Четвериков называет богослужение православных русских обителей, в том числе и Глинской пустыни, «духовной школой, в которой постоянно получали духовное православное воспитание… слушатели разных слоев русского общества… Оптина пустынь… дивная Киево-Печерская Лавра, своеобразная Глинская пустынь, величавая Троице-Сергиева Лавра, пустынный Валаам – все они делали одно общее всенародное, духовно-просветительное дело»9.

Многие воспитанники Глинской пустыни за высоту духовной жизни избирались на начальствующие должности в другие монастыри для утверждения там истинно монашеского жития. Только в XIX – начале XX в. более 30 Глинских иноков10 были назначены настоятелями в другие обители, причем не только в центральных, но и в самых отдаленных уголках страны: в Ново-Иерусалимский Воскресенский монастырь под Москвой; Обоянский Знаменский, Хотмыжский, Рыхловский Николаевский монастыри и Коренную пустынь Курской епархии; Болховский Троицкий и Одрин Николаевский монастыри Орловской епархии; Святогорскую пустынь Харьковской епархии; Петропавловский монастырь Черниговской епархии; Якутский и Киренский Свято-Троицкий монастыри Иркутской епархии; Чуркинскую пустынь Астраханской епархии; Бузулукский Преображенский монастырь Самарской епархии; Фрумошский, Гербовецкий монастыри Кишиневской епархии и др. Еще большее число Глинских монахов подвизалось в других монастырях в должностях наместников, казначеев, духовников, ризничих, благочинных и экономов11. В ХХ веке из Глинской пустыни вышли иерархи: схимитрополит Тетрицкаройский Серафим (Мажуга) и митрополит Одесский и Херсонский Леонтий (Гудимов).

Из Глинского братства вышли и известные миссионеры. Так, архимандрит Макарий (Глухарев) выехал в 1829 году из Глинской пустыни в Сибирь на проповедь язычникам и стал основателем Алтайской православной духовной миссии. Глинский иеромонах Иларион, впоследствии архимандрит, в 1861–1868 годах был миссионером Квихпахской миссии в Америке12. В конце XIX – начале ХХ века в Русской Иерусалимской миссии подвизался Глинский иеромонах Тихон (Ростовский)13; на западе Франции настоятелем православной церкви г. По был Глинский иеромонах Иродион14. В начале ХХ века Троицкую миссию Туркестанской епархии возглавлял Глинский игумен Порфирий15. Таким образом, влияние Глинской пустыни распространилось не только по всей России, но и далеко за ее пределами. И не случайно известный исследователь истории Курской епархии архимандрит Анатолий (Ключаров) назвал Глинскую пустынь «рассадником пустынножительства»16.

Безусловно, высота нравственного строя Глинской пустыни не могла не привлекать внимание исследователей, и в дореволюционный период был опубликован целый ряд книг об этой обители. Все они свидетельствовали о том огромном нравственном влиянии, которое оказывала Глинская обитель на русский народ. Рассматривая старчество Глинской пустыни как неотъемлемую часть старческого делания на Руси, начатого преподобным Паисием Величковским, исследователи нередко сравнивают Глинскую пустынь с Оптиной, благодаря именно старческим традициям, связывающим эти обители17.

Однако если история Оптиной пустыни освещена достаточно подробно, то этого нельзя сказать о Глинской. В существующих литературных источниках преимущественно раскрыта лишь история пустыни периода настоятельства игумена Филарета (1817–1841), а также конца XIX – начала ХХ века. Последний очерк о Глинской пустыни был опубликован еще в 1912 году18, но ведь пустынь жила и процветала духовными подвигами и до ее первого закрытия в 1922 году, и особенно в близкий нам период – 1942–1961 гг.

До сих пор не было проведено полное исследование истории, духовной жизни, старческого делания, просветительной, благотворительной и патриотической деятельности обители с XVI в. до ее закрытия в 1961 г. Все это обусловливает высокую актуальность темы данной работы. Цель работы состояла в том, чтобы осветить историю Глинской пустыни и ее многогранную деятельность с момента возникновения обители и до наших дней; определить ее значение в истории Русской Церкви; раскрыть роль Глинской пустыни как центра духовного просвещения и возрождения старчества.

Данная работа, по существу, является первым специальным исследованием, посвященным Глинской пустыни, в котором на основании разрозненного по многим литературным и архивным источникам материала рассмотрены ее место, роль и значение среди других русских православных монастырей. Впервые обоснованы время возникновения обители и происхождение ее названия, рассмотрена просветительная, благотворительная и патриотическая деятельность монастыря за весь период его существования, освещена история и преемственность старческого окормления в обители, раскрыта духовная связь Глинской пустыни с Оптиной.

Практическое значение исследования состоит в том, что его материалы и выводы могут быть использованы в церковно-исторической науке, в последующих исследованиях, посвященных жизни православных русских монастырей и подвижников благочестия русских обителей в XVI-XX вв. Материалы данной диссертации о Глинской пустыни, например устав обители, примеры ее благотворительной и просветительной деятельности и т. д., могут быть использованы вновь открываемыми и возобновляющими свою деятельность монастырями.

На протяжении всей учебно-педагогической деятельности в Московских духовных школах с 1961 по 1985 г. автор этого исследования использовал материалы о Глинской пустыни и ее старцах схиархимандритах Серафиме (Амелине), Андронике (Лукаше), Серафиме (Романцове), иеросхимонахе Гаврииле (Тюшине), схиигумене Николае (Хондареве) и других в беседах с преподавателями и студентами с точки зрения исторической, духовно-просветительной, воспитательной и пастырской деятельности.

ВВЕДЕНИЕ

Деятельность Глинской Рождество-Богородицкой пустыни примечательна в различных аспектах: в духовном, историческом, социально-экономическом, просветительном и других. Вполне естественно, что она привлекала внимание многих исследователей. Они сознавали высоту внутреннего строя Глинской пустыни, с благоговением изучали и описывали эту обитель, так как малейшее знакомство с жизнью и деятельностью Глинских старцев порождает в душе исследователя стремление глубже изучить и определить значение пустыни в истории Русской Церкви. К настоящему времени существует несколько отдельных исследований, посвященных Глинской пустыни, и большое число справочных изданий о монастырях России, содержащих краткие сведения о ней.

Во время работы над диссертацией нами были тщательно изучены и проанализированы как литературные источники о Глинской пустыни, изданные в разные времена и различными лицами, так и архивные документы, многие из которых содержат ценные сведения об этой обители, ранее не известные исследователям. Перечень литературы и архивных документов приведен в библиографии к данной работе.

В первой половине XIX века церковно-историческая литература обогатилась историческими описаниями многих русских монастырей19. Ценность их заключалась в том, что в большинстве случаев это были первые литературные источники, посвященные описанию монастырей, освещавшие все стороны монастырской жизни. В этот же период была написана и опубликована первая книга о Глинской пустыни, называлась она «Историческое описание Глинской Богородицкой пустыни, состоящей Курской епархии и губернии в Путивльском уезде, составленное Николаем Самойловым, состоящего под Высочайшим покровительством общества истории и древностей российских соревнователем»20. История создания этой книги следующая. Курский и орловский помещик, отставной гвардии поручик Александр Семенович Анненков, известный любитель благолепия храмов Божиих, собрал основные исторические сведения о Глинской пустыни. Каждое лето А. С. Анненков ездил в Киев, чтобы присутствовать «при строении новой церкви, сооружаемой им на развалинах древней Десятинной»21. В 1832 году в Киеве он познакомился с Н. Самойловым, состоявшим в 1832–1833 гг. на службе у киевского генерал-губернатора. А. С. Анненков обратился к Н. Самойлову с просьбой рассмотреть собранные им материалы о Глинской пустыни и на основе их составить историческое описание этой обители22.

Н. Самойлов в предисловии пишет, что собранного материала оказалось недостаточно для написания книги. В связи с этим дополнительные работы по сбору материала были проделаны самим А. С. Анненковым и Н. Самойловым, обращавшимся неоднократно как к документам Глинской пустыни, так и непосредственно к Глинскому настоятелю о. Филарету (Данилевскому), который всячески поддержал намерение о создании книги. Н. Самойлов пишет: «Я вошел в переписку с начальником Глинской пустыни, отцом Филаретом, который на сделанные мною вопросы доставил возможные сведения и, по настоянию моему, вид пустыни»23.

Н. Самойлов, как историк, член общества истории и древностей российских, стремился к полноте и точности излагаемой в книге информации. Он обращался письменно к о. Филарету даже и с такими вопросами, как, например, «чем он может подтвердить свидание и разговор с императором Александром Благословенным? Отец Филарет отвечал ему, что его свидание с государем известно князю Александру Николаевичу Голицыну и многим другим, а о разговоре, записанном слово в слово, свидетельствует он сам (Филарет) своею совестию и долгом священства» (Дело архива Глинской пустыни № 255)24.

«Вместе с тем, – продолжает в предисловии к своей книге Н. Самойлов, – отец Филарет убедительно просил меня, чтобы описание сие было более в духовном слоге, ибо он желает передать его последующей братии сей пустыни в воспоминание»25.

Книга Н. Самойлова состоит из двух частей. В первой части автор характеризует месторасположение пустыни, описывает предание о возникновении обители, обретение пчеловодами в бортном ухожье на сосне Чудотворной иконы Рождества Пресвятой Богородицы и целительного источника у корня сосны. Далее автор с исторических позиций рассматривает вопрос о том, кому и в какие годы принадлежала эта местность, излагает содержание некоторых высочайших императорских указов, связанных с историей пустыни; дает очень краткие сведения о настоятелях обители в конце XVIII века. Более обстоятельно раскрывается в книге период возрождения Глинской обители с приходом в нее отца игумена Филарета (Данилевского). Первая часть заканчивается описанием храмов, их иконостасов и приделов, церковной утвари; особое внимание уделено описанию Чудотворной иконы Рождества Пресвятой Богородицы, даны сведения о ее размерах и украшениях.

Во второй части книги Н. Самойлова характеризуются другие здания, воздвигнутые стараниями о. Филарета; названы имена благодетелей обители; описаны их щедрые пожертвования. Подробно рассказано о ходатайстве игумена Филарета перед императором Александром I об улучшении благосостояния Глинской пустыни, о встрече его с государем в 1821 году и императрицей Елизаветой Алексеевной в 1825 году. В заключение описаны особенности богослужения, уставных правил в Глинской пустыни, хотя, на наш взгляд, об этом следовало бы сказать значительно раньше. В целом же материал книги интересный и доступный, изложен в концентрированной форме.

Вместе с тем нельзя не отметить, что автор не смог все-таки отразить духовную жизнь Глинской обители: ее старчество, молитвенные подвиги иноков, о чем просил его игумен Филарет, и это является существенным недостатком данной работы. Кроме того, описание истории Глинской обители, по существу, начинается в этой книге лишь с 1764 года. О пустыни в XVI веке Н. Самойлов сообщает лишь предание о явлении Чудотворной иконы. История обители XVII века совсем не освещена, поэтому в книге отсутствует описание зависимости Глинской пустыни от Путивльского монастыря. О пустыни же в XVIII веке до разделения монастырей по штатам (в 1764 году) сообщаются лишь краткие сведения. Близкой по содержанию к рассмотренной работе является и другая печатная книга – «Софрониева и Глинская пустыни»26. (Глинской пустыни посвящены в ней страницы с 16-й по 40-ю.) Однако и в названной книге история обители в XVI, XVII и первой половине XVIII века не раскрыта. Этому периоду уделена всего одна страница. Наиболее обстоятельно описано время настоятельства о. Филарета (1817–1841).

Автор книги справедливо отмечает, что «в продолжение двадцатичетырехлетнего управления Глинской пустынью он сделал для нее так много, что в кратком очерке невозможно обнять всех сторон его благотворной деятельности…» (с. 27). И описывает при этом главное, что сделано о. Филаретом для внешнего и внутреннего благоустройства обители, более подробно, чем в предыдущей книге, раскрывает обстоятельства встречи о. Филарета с императором Александром I. Сведения о жизни о. Филарета отличаются полнотой, конкретностью. Этому в значительной степени содействовало то обстоятельство, что к тому времени уже было издано жизнеописание игумена Филарета, причем автор имел возможность пользоваться не только печатным изданием, но даже и рукописью этой книги. Как сам он пишет, «мы имели случай видеть более полную рукопись этого жизнеописания: из нее и заимствуем сообщаемые здесь сведения» (с. 27).

Книга «Софрониева и Глинская пустыни» в части, посвященной Глинской обители, представляет собой скорее жизнеописание игумена Филарета (Данилевского), чем описание Глинского монастыря. Это подтверждается даже тем, что заканчивается она описанием кончины о. Филарета в 1841 году.

Автор не сообщает никаких более поздних сведений о Глинской пустыни, хотя книга была написана в 1861 году. В самой книге не указаны ни место, ни год издания, однако в ее последнем абзаце сказано, что со дня кончины приснопамятного старца Филарета «прошло двадцать лет» (с. 39).

Вполне допустимо, что именно эта книга была опубликована (в сокращенном варианте) в виде статьи с тем же названием «Софрониева и Глинская пустыни» в журнале «Странник» (1862, декабрь).

Особый интерес представляет работа настоятеля Рыльского Николаевского монастыря архимандрита Анатолия (Ключарова)27 «Материалы по истории Курской епархии. Глинская Рождество-Богородицкая пустынь», опубликованная на страницах «Курских епархиальных ведомостей» в 1886 году28. Архимандрит Анатолий собрал богатый материал по истории монастырей Курской епархии. В церковно-исторической литературе это одно из весомых исследований по данной теме. Особая ценность трудов архимандрита Анатолия состоит в том, что он собрал и тщательно проанализировал многочисленные архивные документы, хранящиеся не только в монастырях Курской епархии и ее Духовной Консистории, но и в архивах министерства юстиции, министерства иностранных дел и правительствующего Сената; в архиве и библиотеке Святейшего Синода29. Кроме того, «для справок при своих работах он на собственные средства приобретал все лучшие и ценные исторические и археологические сочинения и издания»30.

Использование в работе многочисленных документов и их сопоставление свидетельствуют о кропотливой работе исследовательского характера настоятеля Рыльского монастыря. При описании истории Глинской пустыни он также основывался не только на литературных источниках и документах самой обители, но и на материалах центральных архивов. Это позволило архимандриту Анатолию впервые раскрыть основные моменты истории Глинской пустыни XVII – начала XVIII века и высказать свои предположения об основании обители. Архимандрит Анатолий приводит два документа XVII века, в которых упоминается Глинская пустынь, а также архивные материалы XVIII века. Содержание некоторых из этих документов он подробно излагает.

Однако основное внимание в своем труде архимандрит Анатолий уделяет Путивльскому Молченскому монастырю и Молченской Софрониевой пустыни, историю которых анализирует особенно тщательно. Историю же Глинской пустыни XVII – XVIII веков он описывает лишь в той мере, в какой она связана с историей Путивльского монастыря. Поэтому он не излагает даже столь уникальный документ, как опись Глинской пустыни 1764 года (содержащий сведения о храмах, иконах, зданиях, угодьях, хозяйстве и насельниках обители), а только сообщает о нем в связи с зависимостью Глинской пустыни от Путивльского Молченского монастыря.

Архимандрит Анатолий сам указывает, что обоснование значения «Глинской пустыни как рассадника пустынножительства… не входило в задачу исследований»31. Поэтому он ничего не пишет о духовной жизни Глинского монастыря, его старцах-подвижниках, уставе, благотворительной и просветительной деятельности. Недостатком работы является также то, что хронологическая история Глинской пустыни рассмотрена лишь до начала XIX века, причем периоду конца XVIII – начала XIX века уделено в ней менее одной страницы. Другой работой этого же периода является книга «Глинская Рождество-Богородицкая общежительная пустынь (Курской губернии Путивльского уезда). Издание Глинской пустыни»32. Автор названной книги неизвестен. Книга состоит из двадцати глав и трех приложений. В ней даны исторические, географические, топографические сведения о Глинской пустыни. Описаны храмы монастыря, Чудотворная и другие иконы, драгоценная церковная утварь, крестные ходы, устав монастыря, особенности богослужения. Отдельные главы книги посвящены настоятелям монастыря, характеристике его владений, их доходности, а также покровителям, благодетелям и т. д. В приложениях даны устав Глинской пустыни, копия грамоты великих государей Иоанна и Петра Алексеевича (1693) и «Указ Ее Императорского Величества Самодержицы Всероссийской из Святейшего Правительствующего Синода» (1731).

Недостатком книги является отсутствие описания духовной жизни настоятелей, старцев, других иноков, хотя и выделены глава XV «О настоятелях» и глава XVIII «О внемолитвенных занятиях иноков». Но при этом в главе «О настоятелях» даются лишь краткие исторические справки, а в главе XVIII характеризуются виды послушаний иноков, но нет главы о их молитвенных занятиях, духовном делании, старчестве, что является значительным пробелом.

В конце XIX века в Глинской пустыни было организовано книгоиздательство, и уже в самом начале ХХ века обитель опубликовала несколько книг о Глинской пустыни, предназначенных широкому кругу читателей.

Так, в 1901 году вышел в свет очерк о Чудотворной Пустынно-Глинской иконе Богоматери33. Автор очерка, оставшийся неизвестным, широко использовал материалы из книг «Глинская Рождество-Богородицкая общежительная пустынь» (М., 1891) и «Историческое описание Глинской Богородицкой пустыни…» (СПб., 1836), документы архива Глинской пустыни, книги о жизни Глинских подвижников благочестия. Здесь также дано общее понятие о чудотворных иконах, описание Чудотворной иконы Пустынно-Глинской, явления ее и многочисленных чудес: исцелений, спасений от пожаров, избавлений от засухи и многодождия; описание крестных ходов и т. д.

В 1907 году эта книга была дополнена и переиздана34. Среди всех изданий, описывающих многоразличные чудеса от Чудотворной иконы Пустынно-Глинской, это, пожалуй, самое полное. Во втором издании книги «Чудотворная икона…» описанию чудес посвящено более 40 страниц.

В 1901 году обитель издала очерк «Глинская пустынь»35.

Содержание очерка делится на две части. В первой описаны все храмы обители, скиты, часовня, чудотворные иконы, монастырские постройки, ризница, архив, библиотека и братское кладбище. Предельно лаконично дана историческая справка о Глинской пустыни. В отличие от предыдущих работ в этой книге наибольшее внимание уделено описанию благочестивой жизни и подвигов Глинских старцев: игумена Филарета (Данилевского), иеросхимонаха Макария (Шарова), схиархимандрита Илиодора (Голованицкого) и многих других. Приводятся их портреты.

Во второй части очерка описан чин богослужения Глинской пустыни, его особенности, а также повседневная жизнь иноков, регламентируемая уставом обители, монастырские послушания, благотворительная и просветительная деятельность монастыря. Этот очерк был очень популярен среди народа. С некоторыми добавлениями и изменениями он переиздавался еще несколько раз36.

Кроме книг о самой Глинской пустыни, являющейся предметом нашего исследования, большую ценность для настоящей работы представляют труды старца настоятеля Филарета (Данилевского), возобновителя Глинской пустыни в первой половине XIX века.

Первой и наиболее значительной работой игумена Филарета был составленный им по чину Святой Афонской Горы устав Глинской пустыни, утвержденный Святейшим Синодом в 1821 году37.

Изучение этого устава было особенно важно при написании настоящей работы, поскольку именно устав определял все стороны как духовной, так и материальной жизни Глинского братства. С введением устава, составленного о. Филаретом, в Глинской пустыни навсегда были упрочены стройность, благолепие богослужений и полный порядок иноческого общежития38. Устав послужил «краеугольным камнем прочного устройства и процветания»39 не только Глинской пустыни, но и многих других монастырей, в которых он был введен. Это было одним из проявлений того огромного духовного влияния, которое оказывала Глинская пустынь на жизнь всей России40.

«Записки игумена Филарета», написанные им в 1823 и в 1828 годах, хранились ранее в архиве Глинской пустыни и послужили многим авторам материалом для характеристики истории и духовной жизни этой обители. Ссылки на них приводятся во многих литературных источниках о Глинской пустыни41.

Перу о. Филарета принадлежат и первые исторические сведения о Глинской обители, представленные им в Курскую Консисторию в 1837 году42. Характеристика других произведений игумена Филарета приведена в посвященной этому настоятелю отдельной главе данной работы.

Наряду с трудами игумена Филарета, важные сведения об истории и духовной жизни Глинской пустыни содержат жизнеописания этого великого Глинского старца.

Первое рукописное жизнеописание о. Филарета было составлено в 1829 году его учениками43. Оно содержало не только сведения биографического характера, но и подробное изложение бесед императора Александра I с о. Филаретом, описание встречи императрицы Елизаветы Алексеевны с Глинской братией во главе со старцем Филаретом. В этом жизнеописании рассказано также об общении Глинского настоятеля с архиепископом Филаретом (Дроздовым) и министром духовных дел и народного просвещения князем А. Н. Голицыным, об обличении о. Филаретом мистиков, о его руководстве духовной жизнью не только Глинской пустыни, но и женских монастырей44. Рукопись 1829 года содержала и другие ценные сведения, использованные в последующих жизнеописаниях Глинского аввы и описаниях Глинской пустыни45. Она находилась в архиве Глинской пустыни еще в начале ХХ века46, однако не сохранилась до наших дней.

Второе жизнеописание игумена Филарета было составлено учениками этого старца сразу же после его кончины в 1841 году47.

С некоторыми сокращениями оно было издано в 1856 году48, а в исправленном и дополненном виде – в 1892 году49.

Но наиболее ценно для исследователей истории и духовной жизни Глинской обители третье издание жизнеописания о. Филарета, составленное в начале ХХ века и опубликованное в 1905 г. Нам удалось установить имя его автора. Им был Глинский инок Михаил Кузьмин50 (впоследствии иеросхимонах Максим). По благословению настоятеля он нес послушание в библиотеке и архиве Глинской пустыни и при написании своего труда использовал не только все известные ему литературные источники, но и богатый архивный материал. Так, первоисточником служило ему рукописное жизнеописание о. Филарета 1829 года51. Кроме того, он использовал сведения из многих дел архива Глинской пустыни, а также устные рассказы Глинских старцев, которые были учениками учеников игумена Филарета, поэтому третье издание жизнеописания о. Филарета является наиболее полным и достоверным.

Отец Михаил Кузьмин всесторонне раскрыл жизнь, труды и духовные подвиги игумена Филарета. Особое внимание уделено в книге характеристике о. Филарета как возродителя истинного духовного руководства в Глинской пустыни, учредителя старчества, составителя общежительных иноческих уставов, как автора книг и нот. Отдельная глава посвящена наставлениям о. Филарета и характеристике его учеников. Автор пишет об их молитвенных подвигах, келейном правиле, назначаемом старцем, о высоте их духовно-аскетической жизни. Ценность этого издания возрастает в связи с тем, что оно имеет два приложения: «Наставление игумена Филарета о должности духовника, служащего в женских монастырях» и «Поучение в день поминовения игумена Филарета в Глинской пустыни». К сожалению, автор не приводит писем о. Филарета, хотя и указывает, что игумен Филарет писал их ежегодно до 750.

Книга о. Михаила Кузьмина несомненно содержит обширный материал о жизни Глинских иноков в период настоятельства о. Филарета. Однако в ней почти не освещена просветительная, благотворительная и патриотическая деятельность пустыни. Кроме того, образ богомудрого Глинского настоятеля и весь духовный строй жизни обители были бы раскрыты полнее, если бы автор, на основании данных архива Глинской пустыни, привел сведения о сподвижниках о. Филарета, особенно о соборных старцах (старшей братии) монастыря: духовнике Глинской пустыни иеросхимонахе Пахомии, подвизавшемся ранее на Афоне52, духовнике иеромонахе Варсонофии, имевшем, по свидетельству Глинской братии, большое влияние на игумена Филарета53, ризничем о. Самуиле, с которым еще в молодости вошел в духовно-молитвенное общение Оптинский старец о. Макарий (Иванов)54 и о других.

Следует особо отметить такие источники, содержащие ценные сведения о монастыре, как «Рукописное описание Глинской пустыни 1829 г.» и «Описание Глинской пустыни 1854 г.». Эти материалы не сохранились до наших дней, но многие авторы XIX века ссылаются на них при описании Глинской пустыни.

«Рукописное описание Глинской пустыни 1829 г.» было составлено известным учеником игумена Филарета, профессором богословских наук (впоследствии начальником Алтайской духовной миссии) о. Макарием (Глухаревым)55. Оно включало в себя жизнеописание игумена Филарета, о котором было сказано выше, а также описание богослужений Глинской пустыни, устава и особых порядков обители. В этом описании приводились сведения о благодатных знамениях от Чудотворных икон монастыря56; об основании его Ближнего скита; о духовной связи Глинской пустыни с Софрониевой и о материальной помощи, которую оказывала последняя Глинским инокам57.

История создания «Описания Глинской пустыни 1854 г.» следующая. В 1851 году Курский архиепископ Илиодор получил от обер-прокурора Св. Синода графа Н. А. Протасова указание представить в Синод церковно-историческое описание Курской губернии. С этой целью при Курской Духовной Консистории был учрежден Главный комитет по составлению указанного описания. В 1852 году комитет разработал программу описания, в которой, в частности, было отмечено, что существующее описание Глинской пустыни «в историческом отношении неудовлетворительно»58. В 1853 году в Главный комитет поступили описания Глинской и Софрониевой пустыней со времени их возникновения и до 1852 года, составленные, вероятно, настоятелями этих обителей по указу Курской Духовной Консистории. Но и эти описания не удовлетворили членов комитета. Материалы о пустынях были переданы протоиерею М. П. Архангельскому, которому поручалось составить историко-статистическое описание Курской епархии. Ему был предоставлен свободный доступ к архивам духовного ведомства, позволено письменно и устно обращаться для разрешения всех возникавших вопросов в Консисторию, духовные правления, к настоятелям и благочинным59.

Уже 9 июля 1854 года протоиерей М. П. Архангельский докладывал Преосвященному Илиодору, что в результате проведенной работы им собран материал для полного описания Софрониевой и Глинской пустыней.

В конце 1854 года описание Глинской пустыни было представлено в Консисторию60.

В декабре 1856 года протоиерей М. П. Архангельский завершил «Церковно-историческое и статистическое описание Курской епархии», которое в том же году было отправлено в Св. Синод61. Часть этой рукописи была издана в трудах Курского губернского статистического комитета, а ее черновик (240 с.) хранился в начале ХХ века в архиве Курского губернского правления62. Известный исследователь истории Курской губернии протоиерей А. А. Танков, изучив этот труд, в 1900 году писал: «Труд Архангельского не утратил своей научной ценности, так как работа исполнена по первоисточникам – архивным документам»63. К сожалению, до наших дней сохранились лишь отрывочные сведения об этом исследовании. Однако труд протоиерея М. П. Архангельского был использован в книге известного краеведа Курской губернии начала ХХ века Н. И. Златоверховникова64. Труд Н. И. Златоверховникова явился результатом деятельности созданной в 1900 году при Курском губернском статистическом комитете Историко-археологической комиссии. Целью комиссии была подготовка научно обоснованного исторического очерка Курской епархии к XII археологическому съезду65. Н. И. Златоверховников составил систематическое описание памятников старины Курской губернии, и этот его труд в 1902 году был издан Курским губернским статистическим комитетом под названием «Памятники старины и нового времени и другие достопримечательности Курской губернии». В предисловии автор писал, что он использовал материалы по археологии и истории края, содержащиеся в местных и других изданиях, в архивных делах губернского статистического комитета, а также данные, собранные в начале ХХ века этим комитетом и лично им.

Книга Н. И. Златоверховникова представляет особый интерес, поскольку в ней на основании указанных источников определено время возникновения Глинской пустыни, а также описана благотворительная деятельность обители. Достоверность сведений Н. И. Златоверховникова о Глинской пустыни подтверждается также тем, что он имел возможность обращаться со всеми вопросами к настоятелю этой обители архимандриту Исаии (Гомолко), который «много содействовал проведению XII археологического съезда в августе 1902 года»66.

В настоящей работе использованы многочисленные труды и статьи по истории, археологии, географии, статистике Курской епархии. Среди них, кроме названного труда Н. И. Златоверховникова, следует отметить статьи члена Курской губернской ученой архивной комиссии протоиерея А. А. Танкова. Его работы представляют интерес, поскольку они также основаны на архивных данных. Так, в статье «Несколько данных из прошлого Курской епархии»67 протоиерей А. А. Танков приводит редкий архивный документ – рапорт Курскому архиепископу Феоктисту неизвестного ранее настоятеля Глинской пустыни. В другой статье – «Из истории церковного пения в Курской епархии» сообщает сведения из архива Курской Духовной Консистории о древних напевах и нотных рукописях Глинской пустыни68.

Сведения о Глинской пустыни приводятся и в многочисленных справочных изданиях, посвященных описанию монастырей России. К их числу относятся: «История Российской иерархии, собранная Новгородской семинарии Ректором и Богословия учителем Антониева монастыря, Архимандритом Амвросием» (М., 1807–1815); «Описание монастырей, в Российской империи находящихся, с указанием времени построения оных и в каких классах положены по штатам» (М., 1817); Ратишин А. «Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России» (М., 1852); «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви». Сост. Павел Строев (СПб., 1877); Зверинский В.В. «Материалы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи» (СПб., 1890–1897); «Православные монастыри и архиерейские дома в России ныне существующие» (М., 1899); Денисов Л. И. «Православные монастыри Российской империи…» (М., 1908); «Православные русские обители…» (СПб., 1909) и многие другие.

Несмотря на то что в таких изданиях, как правило, указано лишь местоположение пустыни (иногда время ее основания) и дано краткое описание находящихся в ней храмов и святынь, анализ и сопоставление этих сведений позволили весьма дополнить историю Глинской пустыни.

Следует особо выделить журнал «Курские епархиальные ведомости», на страницах которого в течение почти 50 лет его издания69 многократно публиковались разнообразные сведения о Глинской пустыни. Использование многих из них также значительно обогатило описание истории Глинской обители.

Историография темы исследования завершается дооктябрьским периодом70.

В конце данной работы помещена обширная библиография. Вся использованная литература, имеющая прямое или косвенное отношение к истории Глинской пустыни и духовной жизни ее подвижников, представлена в следующих разделах:

1.           Литература по истории Российского государства.

2.           Собрания законов, постановлений, распоряжений по православному духовному ведомству.

3.           История Русской Церкви, российской иерархии. Православные монастыри Российской империи.

4.           Литература о Пресвятой Богородице и подвижниках благочестия.

5.           Курская губерния. Курская, Белоградская, Сумская епархии. История монастырей и церквей.

6.           Литература о Глинской Рождество-Богородицкой пустыни.

7.           Литература о Глинских подвижниках благочестия.

8.           Справочные издания: энциклопедии, справочники, словари, библиографические указатели.

Однако изучение всех этих многочисленных книг, трудов и статей показало, что к настоящему времени история Глинской пустыни, ее духовно-просветительная деятельность раскрыты весьма неполно, а главное, в существующих исследованиях крайне мало внимания уделено процветавшему в пустыни старчеству.

Все это заставляет обратиться к первоисточникам – архивным документам монастыря. Но, к сожалению, архив Глинской пустыни XVIII – начала ХХ века71 был утрачен, а архив Курской Духовной Консистории, где хранились многие документы монастыря, похищен в 1918 году72.

Следовательно, перед автором данной работы стояла задача восстановления архива Глинской пустыни на основании документов, хранящихся в различных архивах страны.

Полный перечень собранных документов Глинской пустыни и их копии даны в приложении к данной диссертации «Архив Глинской пустыни». Здесь же приведены лишь краткие сведения о том, где и какие документы находятся.

В Центральном государственном историческом архиве (ЦГИА) СССР (ныне РГИА. – Прим. изд.) хранится около 200 документов Глинской пустыни периода XVIII – начала ХХ века. Особый интерес представляют фонды этого архива: «Канцелярия Св. Синода», «Канцелярия обер-прокурора Св. Синода» и «Хозяйственное управление при Св. Синоде». Здесь находятся послужные списки монашествующих Глинской пустыни, ведомости о ее настоятелях, описи церковного и ризничного имущества, отчеты о состоянии и деятельности монастыря, документы о наделении обители землями и лесом, о пожертвованиях, о постройках в монастыре, о епитимийцах. Впервые автору данной работы удалось обнаружить в этом архиве подлинные письма игумена Филарета (Данилевского), в том числе его письма к императорам Александру I и Николаю I. В этом же архиве хранятся фотографии храмов, скитов Глинской пустыни XIX – начала ХХ века, а также портреты ее известных подвижников. В ЦГИА СССР находится 53 отчета о состоянии Курской епархии, которые ежегодно представлялись в Св. Синод, в период второй половины XIX – начале ХХ века. В каждом из этих отчетов содержатся сведения о деятельности Глинской пустыни.

Наиболее древние документы Глинской пустыни (XVII – начала XVIII века) хранятся в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА) СССР (ныне РГАДА. – Примеч. изд.). Здесь находятся самая древняя из сохранившихся описей Глинской пустыни, составленная в 1764 году, а также исключительно полные и подробные сведения Межевого архива (Экономические примечания) о Глинской пустыни в 80-х годах XVII века. Здесь же хранится самый древний геометрический план монастыря. Ряд документов этого архива XIX и начала ХХ века существенно дополняют сведения о насельниках Глинской пустыни.

Документы Отдела рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина (ГБЛ) (ныне РГБ. – Примеч. изд.) представляют большой интерес для характеристики духовной жизни Глинской пустыни. Там хранятся письма великого Глинского старца схиархимандрита Илиодора (Голованицкого) к его духовным чадам. Они раскрывают сущность старческого окормления и содержат высокое духовное назидание. Здесь же хранятся письма других Глинских старцев: схиархимандрита Иоанникия (Гомолко), о. Арсения (Митрофанова), архимандрита Макария (Глухарева), в том числе его письмо к императору Николаю I.

Материалы Отдела рукописей ГБЛ (а именно письма Глинских и Оптинских73 старцев) позволили раскрыть духовную связь Глинской пустыни с Оптиной, показать духовное единение старцев этих обителей. На основании этих материалов написана отдельная глава этого труда. В указанном хранилище находится рукописное жизнеописание игумена Филарета второй половины XIX века. В Отделе рукописей ГБЛ содержатся документы, позволившие установить имя автора «Жизнеописания игумена Филарета, возобновителя Глинской общежительной пустыни Курской епархии» (Одесса, 1905). Там же хранятся фотографии некоторых известных Глинских подвижников XIX века.

В Государственном архиве Курской области (ГАКО) находится фонд «Курская Духовная Консистория», в котором хранится незначительная часть бывшего архива этой Консистории. В данном фонде сохранились и некоторые документы Глинской пустыни. Наиболее важные из них: опись церковного и ризничего имущества пустыни за 1802 год; послужные списки монашествующих и перечневые ведомости монастыря конца XIX – начала ХХ века. В этом же фонде хранятся документы пустыни 1917–1918 годов: о постригах насельников монастыря в схиму, в монашество, о рукоположениях в священный сан; о переводе в Глинскую пустынь иноков из других монастырей. В фонде «Органы управления Православной Церковью» находится еще ряд документов Глинской пустыни за 1919–1921 гг.: послужные списки монашествующих, рапорты настоятеля о пострижении в монашество, об умерших в Глинской пустыни, прошения о переводе в Глинскую пустынь и т. п. Эти документы особенно важны для исследования истории пустыни в 1917–1922 годах, поскольку сведений об этом периоде истории Глинской пустыни крайне мало.

В других фондах ГАКО содержатся документы об изъятии церковных ценностей из Глинской пустыни в 1922 году, о создании комиссии по ликвидации монастырей Курской епархии, об организации в Глинской пустыни детского городка, а также анкеты некоторых монахов Глинской пустыни, перешедших в другие монастыри после ее закрытия.

В фондах Государственного архива Сумской области (ГАСО) сохранилось несколько документов Глинской пустыни дореволюционного периода, а также послужные списки монашествующих за 1918 год. Здесь находятся и материалы комиссии Путивльского уездного исполкома по ликвидации монастырей, в том числе по ликвидации Глинской пустыни в 1922 году. В эти материалы включены акт о закрытии монастыря и подробная ликвидационная опись имущества пустыни, содержащие ценные сведения о состоянии монастыря перед его первым закрытием. В этом архиве хранятся документы конца 1920-х годов, содержащие сведения о жизни монахов Глинской пустыни после ее закрытия.

Однако основную часть материалов, хранящихся в ГАСО, составляют документы периода 1944–1961 гг. (т. е. после открытия пустыни в 1942 г.). В основном здесь находятся списки монашествующих, сведения о нетрудоспособных, о численности богомольцев, посещавших обитель, о постройках в монастыре и т. п. Отдельное дело составляют материалы о закрытии Глинской пустыни в 1961 году, в том числе акт и опись имущества (с перечнем икон и книг) монастыря при его закрытии.

Но наиболее полные сведения о жизни насельников Глинской пустыни периода 1942–1961 годов хранятся в архиве Сумского епархиального управления (АСЕУ)74. Здесь находятся указы Святейшего Патриарха Алексия I относительно Глинской пустыни, донесения епархиальных архиереев Святейшему Патриарху о Глинской пустыни, распоряжения архиереев, рапорты в епархиальное управление настоятелей монастыря и благочинного, подробные послужные списки насельников обители, приемо-сдаточные акты имущества монастыря и многие другие документы пустыни. Аналогичные документы хранятся в архиве уполномоченного по делам Русской Православной Церкви по Сумской области (АУПЦ).

Автор данной работы выражает глубокую благодарность уполномоченному Виктору Никаноровичу Анатскому и его заместителю Василию Михайловичу Медведеву за любезно предоставленную возможность ознакомиться с документами данного архива. В АУПЦ находятся ежегодно представляемые настоятелем Глинской пустыни отчеты о доходах и расходах монастыря, инвентарные описи имущества Глинской пустыни за ряд лет, договоры о передаче в пользование монастыря зданий, акты проверок паспортного режима и санитарного состояния в монастыре, анкеты всех насельников пустыни и т. п. Эти документы свидетельствуют о тех притеснениях, которые терпели насельники Глинской пустыни от представителей советской власти, и о том строгом контроле, который осуществлял за жизнью обители уполномоченный в 1950–1960-х годах.

Следует отметить также материалы Государственного архива Брянской области (ГАБО). Здесь в фонде епископа Севского и Брянского содержатся сведения о Глинской пустыни второй половины XVIII века. Документы Центрального государственного архива Октябрьской Революции (ЦГАОР) (ныне ГАРФ. – Примеч. изд.) использовались в работе при описании периода 1917–1922 годов.

В работе использованы также материалы личного архива автора: подлинные послужные списки насельников Глинской пустыни; собрания писем великих Глинских старцев схиархимандритов Андроника (Лукаша) и Серафима (Романцова); схимитрополита Серафима (Мажуги), а также других Глинских иноков; магнитофонная запись бесед схиархимандрита Андроника (Лукаша) с архимандритом Иоанном (Масловым), рукопись наставлений схиархимандрита Андроника, воспоминания Глинских иноков и богомольцев, помогавших восстанавливать монастырь, фотографии Глинской пустыни, ее насельников и многие другие материалы.

Почти все перечисленные документы, хранящиеся в различных собраниях, ранее не были известны исследователям истории обители и никогда не публиковались. Их изучение позволило не только значительно дополнить описание истории Глинской пустыни, ее духовно-просветительной деятельности, но и по-новому оценить значение этой обители в истории России, показать, какое высокое место занимала Глинская пустынь в духовной жизни, и раскрыть ее огромное значение как центра духовного просвещения. Таковы основные источники и пособия, использованные при написании этой работы.

* * *

1

РГИА, ф. 796, оп. 442, д. 2395, л. 14.

2

Письма покойного миссионера архимандрита Макария, бывшего начальника Алтайской духовной миссии. Ч. 2. М., 1860. С. 153. Курские епархиальные ведомости. 1900. № 10. С. 149. РГИА, ф. 796, оп. 205, д. 639, л. 14.

3

РГИА, ф. 796, оп. 442, д. 100, л. 10.

4

История паломничества восходит к древним временам. Первой паломницей принято считать Божию Матерь, которая часто совершала путешествия, посещая все места, связанные с пребыванием в них Господа Иисуса Христа во время Его земной жизни. В России паломничество по святым местам, и в частности в Иерусалим, Палестину, начало развиваться в начале XII века. Первым, кто «зажег на Гробе Господнем лампаду за всю Русскую Землю», был писатель, широко известный в свое время игумен Даниил, о чем повествуется в книге архимандрита Леонида «Иерусалим, Палестина и Афон по русским паломникам XIV-XVI веков» (М., 1871. С. 1).

5

Первый Устав Афонский был написан преп. Афанасием, который пришел на Афон около 960 г. Его уставом на Афоне был впервые введен преимущественно киновиальный образ жизни в отличие от преобладавшего ранее анахоретского, или отшельнического образа жизни. Общежительное подвижничество, введенное св. Афанасием, в последующие века совершенствовалось прежде всего в духовно-нравственном отношении. Совершенствовался и устав Святой Афонской Горы, который стал образцом духовного подвижничества для всех других святых обителей (Афон // Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Т. 2. Пг., 1901. С. 189–236).

6

Ювачев Ив. Глинская пустынь // Русский паломник. 1906. № 10. С. 154. Четвериков Сергий, прот. Оптина пустынь. Исторический очерк и личные воспоминания. Париж, 1926. С. 24–25.

7

Григорий, архим. Сказание о житии оптинского старца Амвросия. М., 1893. С. 16.

8

Иоанн (Маслов), архим. Глинский Патерик. Т. 1–3.

9

Четвериков Сергий, прот. Оптина пустынь. Исторический очерк и личные воспоминания. Париж, 1926. С. 24–25.

10

В кн.: «Глинская пустынь: Очерк современного состояния обители» (Одесса, 1904) сказано, что из Глинской пустыни вышло более 25 настоятелей (с. 48). Однако уже после издания этой книги Глинские иеромонахи были назначены настоятелями в Пустынский Успенский монастырь Могилевской епархии (1905 г.); Иссык-Кульский монастырь Туркестанской епархии (1905 г.); Обоянский Знаменский (1906 г.) и Путивльский Молченский (1909 г.), монастыри Курской епархии; Омский Покровский монастырь (1913 г.) (ГАСО, ф. 454, оп. 1, д. 2, л. 15; ф. 454, оп. 1, д. 3, л. 5; РГИА, ф. 796, оп. 202, от. 1, ст. 5, д. 5/1889, л. 7–7 об.).

11

Из множества Глинских воспитанников назовем лишь наместника Почаевской лавры (в начале ХХ века) архимандрита Амвросия; главного духовника архиерейского дома митрополита Московского и Коломенского и казначея Московского Чудова монастыря в конце XIX века архимандрита Паисия (Рухленко); наместника Виленского Свято-Духова монастыря архимандрита Антония (1845–1862) и эконома Святогорской пустыни иеросхимонаха Иоанна, исцелявшего бесноватых.

12

Глинская пустынь. Ч. I. С. 48.

13

ГАСО, Ф. 454, оп. 1, д. 3, л. 9.

14

Курские епархиальные ведомости. 1894. № 5. С. 34.

15

Церковные ведомости. 1905. № 19. С. 220.

16

Глинская Рождество-Богородицкая пустынь / Архим. Анатолий // Курские епархиальные ведомости. 1886. № 15. С. 79.

17

Четвериков Сергий, прот. Молдавский старец Паисий Величковский. С. 254, 279; Концевич И.М. Оптина пустынь и ее время. Джорданвилль, 1970. С. 49–52, 171.

18

Глинская пустынь. Курск, 1912.

19

Геннади Г.Н. Список книг о русских монастырях и церквах. СПб., 1854.

20

СПб, 1836. Ч. I-II.

21

Историческое описание Глинской Богородицкой пустыни… С. III.

22

Там же; Жизнеописание игумена Филарета… С. 65.

23

Историческое описание Глинской Богородицкой пустыни… C. VI.

24

Цит. по кн.: Жизнеописание игумена Филарета… С. 74.

25

Историческое описание Глинской Богородицкой пустыни… С. VI.

26

Софрониева и Глинская пустыни / Н. С. [Б. м., б. г.].

27

Архимандрит Анатолий (Ключаров) окончил Киевскую духовную академию; преподавал в Курской Духовной Семинарии Священное Писание, догматическое и нравственное богословие, исполнял должность инспектора и ректора, был первым цензором «Курских епархиальных ведомостей». В 1879 году о. Анатолий был назначен настоятелем Рыльского Николаевского монастыря. В течение почти 20 последних лет своей жизни он «неустанно и с любовью трудился над изысканием и изучением памятников местной церковной жизни, и плодом его трудов было несколько обширных и содержательных исторических описаний церквей и монастырей Курской епархии» (Архимандрит Анатолий: (Некролог) // Курские епархиальные ведомости. 1886. № 15. С. 729). Архимандрит Анатолий скончался в 1886 г. После его кончины осталось много неопубликованных статей и необработанных материалов (Там же. С. 730). Фамилия архимандрита Анатолия указана в работе священника И. Харланова «Примечание к статье о. архимандрита Анатолия», опубликованной в «Курских епархиальных ведомостях» за 1889 г., в № 19. С. 329.

28

Материалы по истории Курской епархии. Глинская Рождество-Богородицкая пустынь / Архим. Анатолий // Приложения к Курским епархиальным ведомостям. 1886. № 5, 6, 8–17, 19–20.

29

Из истории Рыльского Николаевского монастыря // Курские епархиальные ведомости. 1905. № 4. С. 455.

30

Курские епархиальные ведомости. 1886. № 15. С. 730.

31

Там же. Приложение к № 15. С. 79.

32

М., 1891. 181 с.; IV с.

33

Жизнеописание игумена Филарета… С. 117.

34

Чудотворная икона… Одесса, 1907.

35

Глинская пустынь: Очерк современного состояния обители. В 2-х ч. Одесса, 1901. Ч. I. С. 1–54. Ч. II. С. 55–82.

36

Глинская пустынь. Ч. I. С. 3–54. То же, 3-е изд. Курск, 1912. Ч. I. С. 5–47.. Ч. II. С. 48–69.

37

РГИА, ф. 796, оп. 102, д. 936.

38

Жизнеописание игумена Филарета… С. 27.

39

Там же. С. 106.

40

Отец Филарет как составитель общежительных иноческих уставов и устроитель женских монастырей // Там же. С. 92–98.

41

Там же. С. 77; Чудотворная икона… С. 10, 12, 16. Глинская Рождество-Богородицкая общежительная пустынь. С. 6, 9, 11, 26, 32, 47–49.

42

Чудотворная икона… С. 6. О записках игумена Филарета см. также в этой кн. на с. 8, 16, 17, 30 и др.

43

Жизнеописание игумена Филарета… С. III.

44

Там же. С. 75, 78, 86, 87, 95.

45

Там же. С. IV.

46

Глинская пустынь. Ч. I. С. 15, 25; То же. Курск, 1912. Ч. I. С. 21.

47

Жизнеописание игумена Филарета… С. III.

48

Жизнеописание игумена Филарета, настоятеля Глинской Богородицкой общежительной пустыни. СПб., 1856.

49

Жизнеописание игумена Филарета, настоятеля Глинской Богородицкой общежительной пустыни. 2-е изд., испр. и доп. Курск, 1892.

50

РГБ, ф. 213, к. 74, ед. хр. 12.

51

Жизнеописание игумена Филарета… С. IV.

52

Старец схиархимандрит Илиодор // Жизнеописания… подвижников… Июнь. М., 1908. С. 375; Сказание о жизни… схиархимандрита Илиодора… С. 30.

53

Сказание о жизни… схиархимандрита Илиодора… С. 39.

54

Старцы о. Паисий Величковский и о. Макарий Оптинский и их литературно-аскетическая деятельность // Жизнеописания… подвижников… Сентябрь. М., 1909. С. 598.

55

Чудотворная икона… С. 20.

56

Глинская пустынь. Курск, 1912. Ч. I. С. 13.

57

Жизнеописание игумена Филарета… С. III, I, 104, 98, 45, 61, 64, 66.

58

Танков А. Об историческом описании Курской епархии // Курские епархиальные ведомости. 1900. № 39. С. 880.

59

Там же. С. 879–880.

60

Глинская пустынь. Курск, 1912. Ч. I. С. 5.

61

Курские епархиальные ведомости. 1900. № 39. С. 879–880.

62

Там же. С. 879–880.

63

Там же. С. 880.

64

Златоверховников Н.И. Памятники старины и нового времени и другие достопримечательности Курской губернии. Курск, 1902. С. 2. О Глинской пустыни см. с. 76–77.

65

Курские епархиальные ведомости. 1900. № 39. С. 873.

66

Труды Курской губернской Ученой Архивной Комиссии. Вып. 2. Курск, 1911. С. 28.; Златоверховников Н.И. Памятники старины и нового времени и другие достопримечательности Курской губернии. Курск, 1902. С. 2.

67

Курские епархиальные ведомости. 1900. № 10. С. 156–160.

68

Там же. 1901. № 13. С. 307.

69

«Курские епархиальные ведомости» издавались в Курске с 1871 по 1918 год: в 1871–1887 гг. – два раза в месяц, а с 1888 г. – еженедельно.

70

К сожалению, диссертацию на соискание ученой степени кандидата богословия свящ. А. Чеснокова «Глинская пустынь и пастырское служение ее иноков» (Загорск, 1990) нельзя назвать исследованием, поскольку она составлена из дословно описанных фрагментов текстов разных авторов. Например, в главе «Глинская Рождество-Богородицкая пустынь» (с. 82–143), в которой автор пытался раскрыть историю обители с XVI века и до ее закрытия в 1961 году, страницы 82–83 списаны дословно (но без кавычек) из очерка «Глинская пустынь» (Одесса, 1904. С. 6–9); далее с. 85–86 – из книги «Глинская Рождество-Богородицкая общежительная пустынь» (М., 1891. С. 9–10) с. 87–92 – из книги «Чудотворная икона…» (Одесса, 1907. С. 6–17) и т. д. Следующая глава «Пастырство Глинских иноков 18–19 веков» представляет собой изложение «Глинского Патерика» / Сост. о. Иоанн (Маслов). Загорск, 1970) и также состоит в основном из отрывков текста, дословно взятых из этого Патерика. Таким образом, во всей диссертации вряд ли найдется хотя бы одна страница, целиком написанная самим А. Чесноковым. При этом автор грубо нарушает правила цитирования; он не только не заключает дословно цитируемый текст в кавычки, но во многих случаях вообще не ссылается на первоисточник. Например, А. Чесноков дословно списал, не заключая в кавычки (с. 216–218), почти весь некролог, написанный архимандритом Иоанном (Масловым) в память схиархимандрита Андроника (Лукаша) (ЖМП, 1974, № 8. С. 45–46), так же как и некролог (с. 233–236), посвященный памяти схиархимандрита Серафима (Романцова) (ЖМП, 1976, № 10. С. 23–30). Много и других примеров отсутствия у А. Чеснокова ссылок на первоисточники (на с. 94–95 нет ссылки на очерк «Глинская пустынь». (Одесса, 1904. С. 19–21), также нет ссылок на с. 102–105, 112, 114, 117–121, 124, 130, 133 и т. д.). А. Чесноков допускает грубые нарушения при работе с первоисточниками. В записки архимандрита Павлина (Мищенко) о старце Андронике, которые приведены в приложении к диссертации А. Чеснокова, он вставил (без ссылки) отрывок из магнитофонной записи «Бесед схиархимандрита Андроника». Но главное, автор, списав общеизвестные сведения о Глинской пустыни, не проводит самостоятельного исследования, поэтому диссертация отличается крайней неполнотой. Так, в ней практически не освещена жизнь пустыни в XVII-XVIII веках, во второй половине XIX века и в последнем десятилетии перед ее закрытием (1912–1922). А. Чесноков не приводит даже перечень настоятелей монастыря. В тех же сведениях, которые он излагает, допущено много неточностей и ошибок. Например, ошибочно написано, что первый храм был построен в Глинской пустыни в 1648–1669 гг. (с. 96); что великий Глинский подвижник старец Феодот скончался в 1890 г. (с. 8), а не в 1859 г., как это следует из его жизнеописания; неверно указано даже время основания Дальнего скита пустыни (с. 108) и т. д. Особенно много ошибок допущено при описании истории обители в 1942–1961 гг., хотя это описание очень краткое – всего 11 страниц (с. 132–143). А. Чесноков ошибочно утверждает, что Глинская пустынь была открыта уже после изгнания немцев (с. 138), что от старой Глинской пустыни сохранился только архиерейский корпус (с. 133) и что в 1961 г. обитель закрывали при настоятеле Модесте (с. 140). Неверно он указывает численность насельников монастыря (с. 142); расположение зданий в обители (с. 134), часы начала и окончания богослужения, искажает распорядок дня и уклад жизни монастыря (пишет, например, что монахи в храме стояли вместе с богомольцами (с. 135)). В работе А. Чеснокова не указаны фамилии настоятелей Глинской пустыни в 1942–1961 гг. и других ее насельников, перепутаны последовательность и периоды их настоятельства (с. 139–140); неверно указаны основные даты жизни настоятеля о. Серафима (Амелина), допущены ошибки и при перечислении имен насельников обители, вставлены вымышленные имена иноков. Причина этих ошибок в том, что автор, никогда не посещавший Глинскую пустынь, построил свой анализ не на архивных документах того периода, а на субъективных воспоминаниях лиц, которые также не жили в Глинской пустыни (кроме о. Павлина (Мищенко)).

71

Документов XVI и XVII веков не было в архиве Глинской пустыни и в дореволюционный период. Ознакомившись в начале ХХ века с архивами монастырей Курской губернии, А. С. Лебедев писал, что архив Глинской пустыни «не глубокой древности, дела не восходят далее 60-х годов XVIII века» (Лебедев А.С. Сведения о некоторых архивах духовного ведомства в губерниях Курской и Харьковской. Харьков, 1902. С. 75). По всей вероятности, более древние документы сгорели во время пожаров, бывших в пустыни.

72

ГАКО, Ф. 325, оп. 1, д. 137.

73

О. Амвросия (Гренкова), о. Макария (Иванова), о. Моисея и о. Антония (Путиловых).

74

К сожалению, этот архив не систематизирован и представляет собой несколько папок с разрозненными документами.

Вам может быть интересно:

1. Творения преподобный Зосима (Верховский)

2. Дневник инока епископ Вениамин (Милов)

3. В Лавре преподобного Сергия монахиня Варвара (Пы́льнева)

4. В монахи митрополит Вениамин (Федченков)

5. Монашеская жизнь схиархимандрит Эмилиан (Вафидис)

6. О монашеском постриге священномученик Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский

7. Наставления, писанные для монашествующих святитель Тихон Задонский

8. Евангельское монашество архимандрит Георгий (Капсанис)

9. Иноческие поучения схиархимандрит Кирик Афонский

10. Слова утешения. Беседы о духовной жизни и о монашестве схимонах Иосиф Ватопедский

Комментарии для сайта Cackle