схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Жизнь христианская

Истинно христианская жизнь есть высокий идеал совершенства, которого нельзя достигнуть сразу (32).

Жизнь церковная в Древней Руси

Уклад церковной жизни в Древней Руси

Уклад церковной жизни в Древней Руси во многом отличался от современного и содержал во всей полноте черты глубокой христианской древности. Соблюдение церковного устава, церковных традиций находилось на должной высоте во всех слоях общества. В частности, неотъемлемой чертой русского народа было обязательное исполнение постов. Ярче всего это проявлялось в дни Святой Четыредесятницы. Пощение в этот период было обставлено осо­бенно строгой системой требований, обрядов и обычаев, которые охватывали всю духовную жизнь верующего. Отчасти это отношение к обрядовой стороне живо в народе и доныне. Однако ревность и строгость, которая существовала в то время, сейчас значительно ослабела. Ведь в сердцах древнерусских хри­стиан горел немерцающий огнь любви к исполнению всех обычаев и уставов церковных. Особая строгость соблюдалась верующими во время приготовления к принятию Святых Тайн. Созиданию и поддержанию такой благотворной духовной атмосферы в жизни народа в значительной мере способствовали различные церковные книги. Так, например, появились сборники поучений, приуроченных к дням Великого поста и недель приготовительных. Многие из них были взяты из «Златоструя» – весьма известной книги Древней Руси, содержащей в себе 136 статей, выбранных из творений св.Иоанна Златоуста. «Златоструй» был составлен в Болгарии при царе Симеоне и предназначался лишь для домашнего употребления. Более распространенным в Древней Руси был сборник нравоучительного содержания «Златоуст», получивший свое название от автора проповедей, из которых был составлен, – от св.Иоанна Златоуста. Различие названных двух сборников в том, что в «Златоусте» нравоу­чительные статьи подобраны и расположены в порядке годичного церковного круга, по неделям, начиная с Недели мытаря и фарисея, и предназначался он не только для домашнего употребления, но и для чтения в церкви за богослуже­нием. Иногда этот сборник содержал собрание проповедей лишь на Великий пост, оканчиваясь Словом св.Иоанна Златоуста на первый день Пасхи, тогда он назывался «постным Златоустом». Посредством поучений, находящихся в «Златоусте», Церковь призывала всех говеющих не только раскаяться в своих грехах и больше к ним не возвращаться, но и принести обильный плод добрых дел (7, с.457).

Как постились на Руси

Великий пост христиане проводили очень строго, и поэтому предписаний о нем сохранилось гораздо больше, чем о других постах Согласно древнецерковным указаниям, Великий пост признавался десятиной года, которую верующий посвящал своему Небесному Царю. Автор одного древнего по­учения предлагает такой расчет дней Великого поста: пост продолжается семь недель, включая Страстную, из них первые шесть содержат по пять постных дней, ибо субботы и воскресенья Великого поста, согласно с церковными канонами, не считались вполне постными днями, всего получалось тридцать дней. Последняя, Страстная седмица содержала шесть постных дней, ибо в Великую субботу полагался пост. Получалось 36 дней – неполная десятина года. Чтобы она стала полной, предписывалось поститься в Великую субботу до «поздняго» – еще полдня. Всего Великий пост содержал 36 с половиной постных дней. По этому расчету он был точной десятиной года, но не был четыредесятницей. В Киево-Печерском монастыре был другой расчет, по которому Великий пост являлся точной четыредесятницей, но не представлял точной десятины года <…> Очевидно, в Печерском монастыре великопостный период рассчитывали так: шесть седмиц считали сплошь постными, то есть до пятницы шестой недели Страстная седмица не входила в счет поста.

В Великом посте большая часть седмиц и недель (воскресений) носили особенные календарные названия. Воскресенье перед Масляной неделей называлось «Мясное заговение» (Мясопуст). Воскресенье после Масленицы носило название «Недели сыропустной». Саму Масленицу именовали «Сыр­ной», «Масляной» или «Молочной неделей». Впервые название «масленица» встречается в XVI в. Первая седмица Великого поста именуется в летописях «чистой», «Федоровой». Воскресенье после этой недели носило название «Сбора», «Честного сбора», «Недели соборной». Это название происходило от того, что священники в этот день обыкновенно съезжались на ежегодный епархиальный собор к епископу. Четвертая неделя известна в летописях под именем «Средокрестной», «Средоговения»; пятая – под именем «Похваль­ной». Шестая носила название «Вербницы», «Цветной», «Цветоносной» (Там же, с.458–459).

Прощеное воскресение

Как иноки, так и миряне в «Прощеное воскресенье» в торжественной церковной обстановке прощали друг другу все согрешения. Этот день носил название «Прощеного дня» или «Целовальника». Народный обычай прощения в Древней Руси заключался в том, что после вечерней молитвы младшие члены дома с земными поклонами просили прощения у старших, старшие, в свою очередь, испрашивая прощения у них, кланялись в пояс. Христиане ходили «прощаться» со знакомыми, со священниками – своими духовными отцами.

Они посещали могилы, «прощаясь» с умершими родственниками, и сокрушались о тех, которые умерли без покаяния в этом году. При дворе московских государей обряд «прощения» развился в сложную и торжественную церемо­нию. С середины Масленой недели царь объезжал московские монастыри, «прощаясь» с братией, а иногда ездил и в Троице-Сергиеву Лавру. Затем про­щался со своими домочадцами и приближенными двора. В само воскресенье, после обедни, патриарх посещал государя, и во дворце совершался обряд «Прощения» со всеми дворовыми чинами. А вечером в Прощеное воскресенье этот чин прощения совершался в Успенском соборе. Здесь пели прощальные песнопения и произносилось глубоко-покаянное слово патриарха. Затем госу­дарь шествовал в Чудов и Воскресенский монастыри, а также в Архангельский и Благовещенский соборы, где просил прощения у гробов своих родителей. В этот день русские цари отпускали на свободу многих колодников, то есть заключенных.

Обычай прощения берет свое начало в глубокой древности. Он перешел к нам на Русь из восточных монастырей, о чем упоминается еще в Житии пре­подобной Марии Египетской.

Обряд прощения совершался во всех русских монастырях. Так, в Киево- Печерском монастыре преподобный Феодосий вечером в этот день произно­сил назидательное поучение братии, удалялся в затвор на весь Великий пост. Обычай мирян посещать своих духовников в начале Великого поста также возник в глубокой древности (Там же, с.459–460).

Уставы о молитве

Кроме воздержания в пище и питии, уставом предусматривалась во время поста усиленная молитва с поклонами. Так, по Студийскому уставу, пола­галось ежедневно 240 земных поклонов, во время чтения часов и светильничных молитв – 60, на вечерне – 100 и на утрени – 80. Однако следует отметить, что в русских уставных статьях о поклонах имелось несколько предписаний, но в большинстве из них указывалось по 300, иногда по 400 ежедневных поклонов. В некоторых статьях давалось разъяснение о покло­нах. Так, например, предписывались поклоны большие и средние. Большие совершались головой до земли или на «коленцах», средние – в пояс. Они же назывались еще поясными и полагались только по субботам, воскресеньям и праздничным дням, когда уставом предписывалось некоторое послабление в пище. Вообще поклоны были неотъемлемой частью как церковной, так и домашней молитвы православного русского человека. В подтверждение этого достаточно привести лишь свидетельство Павла Алеппского, при­сутствовавшего в одном московском храме в 1656 г, в среду 5-й седмицы поста во время чтения Великого канона преп.Андрея Критского, что все молящиеся положили более тысячи земных поклонов, не считая поклонов до и после канона. Когда патриарх Никон хотел заменить земные поклоны на малые при совершении молитвы св.Ефрема Сирина и некоторых частных богослужений, то народ и духовенство возмутились и обвинили его в ереси и произволе, ссылаясь на преп.Никона Черногорца и св.Иоанна Дамаскина, осуждавших «непоклонническую ересь». По учению этих святых отцов, по­клоны, как и пост, имели ту же задачу – «томить плоть свою, да не воюет на дух» (Там же, с.463–464).

Малые посты

В уставах древней Русской Церкви до XIV века упоминалось лишь три поста и предписывалось христианину причащаться трижды в год: в Ве­ликий пост, в Петров и Филиппов, которые св.Иоанн Златоуст в слове о Великом посте и Апостольском называет «тремя светилами» «сими треми очищаются человецы от греха покаянием и милостынею». В древности обычай причащаться в эти посты соблюдался очень строго. Успенский пост древние уставы обходят молчанием, повидимому, по той причине, что в Константинополе, по словам Феодора Вальсамона, до середины XII века об этом посте не было никаких указаний. Вероятно, по этой же причине и на Руси в церковном уставе того времени Успенский пост не значился. Лишь на Константинопольском Соборе 1166 г. было постановлено поститься две недели перед праздником Успения. Но в славянских типиках предписания относительно Успенского поста появляются только в XIV-XV веках. На Руси самые древние упоминания об Успенском посте мы находим в прави­ле митрополита Максима (1283–1305). В летописях и других памятниках «Госпожино», или «Богородицыно говение» упоминается только в первой половине XIV века. Таким образом, с этого времени в Русской Церкви на­чинают соблюдать четыре поста, и церковные власти стали предписывать христианам говение четыре раза в год. Митрополит Фотий в своем пастыр­ском послании (ранее 1431 г.) перечисляет уже четыре поста: «Великий первоначальный пост», Успенский, как преданный апостолами, наконец, как установленные богоносными отцами, посты Рождественский и Апо­стольский. «И в спасительных тех временах, – продолжает митрополит, – всяк христианин да припадает к Богу и покаянием чистым пририщущи (то есть прибегающе. – А. И) к вам, духовным отцам, паче же к могущим вам, к искусным врачам, язву всякую обнажающих врачевати».

Говеть четыре раза в году призывает христиан в своих наставлениях и патриарх Адриан (1694 г.), то же повторяет и Афанасий, архиепископ Холмогорский, в своем пастырском послании (1696 г.).

Студийский устав о пище в малые посты был снисходителен. В Петров пост было положено есть дважды и по два блюда, вина по две чаши на обед и на ужин, в Филиппов пост полагалось есть однажды, но пить три чаши. В праздники, воскресенья и субботы с благословения игумена разрешались уставом рыба, два варева с маслом (или второе без масла), есть дважды, пить три чаши за обедом, две за ужином. Предписания Иерусалимского устава не­сравненно строже.

Так, например, в Петров пост по понедельникам, средам и пятницам разрешалось только сухоядение, по вторникам и четвергам в девятом часу – одно горячее блюдо без масла, другое – сухоядение. В субботы и воскресенья позволялось масло, но относительно вкушения рыбы нет упоминания.

В период Студийского устава русские уставные статьи в Петров пост предписывали (понедельник, среду, пяток) проводить без рыбы и вина (даже без варева) и есть однажды «хлеб с овощем» или «горох с яглы» и вишни, рабочим людям разрешалось есть дважды. В остальные дни седмицы разрешались рыба и вино (одна чаша). Филиппов пост проводили так же, как и Петров. В со­чельники Рождественский и Крещенский дозволялось вкушать хлеб, капусту и рыбу. Малым детям и больным разрешалось молоко, кроме понедельника, среды и пятницы.

Русские уставные статьи относительно малых постов по своему содержанию ближе к Студийскому уставу. Так, в Петров и Филиппов посты в субботу и воскресенье инокам разрешались рыба, вино и масло. Во вторник и четверг дозволялось вино и масло. В Филиппов пост, начиная с Николина дня, а в Петров за две недели до Петрова дня рыба инокам воспрещалась.

Успенский пост, по предписанию русских статей устава, проводился как Петров и Филиппов. Но с XV века он приобретает более строгий характер. Сведения об этом содержатся в «Домострое», где говорится, что благочестивые люди не едят в «Госпожино говение» свежей рыбы, кроме Преображения, а едят сушеную, не пекут пирогов. Были и такие, которые вовсе не ели рыбы этим постом. Таким образом, Успенский пост своим уставом о пище приближался к Великому (Там же, с.464–465).

Пост в XVII веке

В XVII веке пост наряду с молитвой занимал важнейшее место в жизни русских людей, даже в непостные периоды постились ежедневно до 2–3 ча­сов дня, строго соблюдали среды и пятницы, нередко добавляли к этому еще личные посты. Во время бедствий первым единодушным стремлением православных было обращение к покаянию, молитве и посту. В 1654 г, когда началась «моровая язва», к бывшему тогда в Коломне патриарху Алексан­дрийскому Макарию явились знатные горожане с просьбой благословить им строгий пост в течение недели. Но патриарх благословил только на три дня (Там же, с.466).

Подвиг во время поста

Наивысшим подвигом во время поста считалось милосердие к ближним. Каждому христианину вменялось Церковью проявлять постоянную заботу о своих братьях, находящихся в бедности. Милостыня бедным в Древней Руси рассматривалась как необходимая спутница говенья, придающая ему нравственную ценность. В Древней Руси бытовал еще и такой обычай – перед постом выпускать на волю птиц в надежде, что и Бог точно так же освободит от прегрешений. Многие знатные люди в дни поста считали необходимым находиться в мире и прощать всем обиды. Так, например, Киевский князь Владимир Мономах, воюя с Муромским князем Глебом, согласился на его просьбу о мире. Войско казачье не брало оружия в период всего Великого поста (Там же, с.466–467).

О принятии Святых Тайн

Особое внимание древние проповедники уделяли принятию Святых Тайн, они увещевали верующих причащаться как можно чаще, чтобы не дать диаволу доступа к душе. В непостные периоды приготовление к принятию Святых Тайн должно было продолжаться одну неделю. Более строгим временем при­готовления считались посты, по окончании которых верующие приступали к причастию, очистив себя Таинством Покаяния от всякой греховной скверны. В Древней Руси (как и во всех восточных Церквах) был обычай причащаться Христовых Тайн именно в конце Великого поста, о чем свидетельствуют пи­сатели XVI-XVII в.в. Что касается малых постов, то христиане Древней Руси причащались в самый день праздника: Петров день, Рождество Хрис­тово и Успение Божией Матери. Церковный устав в Древней Руси строго предписывал соблюдение чистоты супружеской жизни. Особое воздержание соблюдалось в Великом посту и перед причащением Святых Тайн, согласно слову апостола Павла, советовавшего супругам иметь воздержание по вза­имному согласию во время поста и молитвы (см. Кор.7,4–6). Вопрос о сроке воздержания супругов перед причащением и после него решался духовным отцом в зависимости от их внутреннего состояния (Там же, с.467–468).

Духовный идеал Древней Руси

Отличительной особенностью духовной жизни русского народа было благочестие, глубоко поражавшее иностранцев. В разные периоды это отмечали многие иностранные писатели. В Древней Руси строгий богослужебный устав соблюдался не только в монастырях, но и во всех приходских церквах. Духовным идеалом людей того времени был монах – подвижник, всецело посвятивший себя служению Богу. Поэтому монастырский устав и определял всю жизнь русских людей. Отличие мирян (от монахов – А.И.) состояло лишь в том, что они могли вступать в брак и заниматься мирскими делами, во всем же остальном должны были подражать монахам. И в домашнем быту, и в общественной жизни чувствовался монастырский уклад (Там же, с.469).

Отношения к духовенству

Особым почтением и уважением пользовалось у русских людей духовенство. Перед архиереем воеводы стояли с непокрытой головой, не смея сесть даже по приглашении. Так же почтительно относился народ и к простым сельским священникам. Всеобщее уважение к духовенству у русских основывалось не только на почитании сана как такового, но и на действительной духовности и нравственной высоте священников. Именно духовность русских священ­ников была одним из источников, питавших и укреплявших веру Христову в сердцах людей.

С особым благоговением вело себя духовенство за богослужением. Русские священники в буквальном смысле слова полагали души «за други своя». Во время моровой язвы, когда множество жителей городов и сел бежало, пы­таясь спастись от страшной смерти, все священнослужители оставались в своих приходах. Не было ни одного случая, чтобы кто-нибудь из них пытался уехать. Не обращая внимания на смертельную опасность, русские пастыри исполняли дело Божие, обходили крестным ходом с мощами и иконами во­круг селений, усиленно молились, делали все, чтобы спасти от гибели своих пасомых (Там же).

Поведение в обществе

Большим грехом у русских считалась гордость. В обществе православные люди вели себя со всяким смирением и взаимной почтительностью. Перед смертью русские обычно причащались и принимали монашеский постриг (Там же, с.471).

Внешняя строгость – проявление сосредоточенности на внутренней брани

Монастырский уклад жизни был не чем-то извне насаждаемым, а, наоборот, вытекал из внутренней, сердечной потребности глубоко верующего русского народа. Внешняя строгость была лишь проявлением сосредоточенности на внутренней, «невидимой» брани, стремления очистить себя от всякой нечистоты для единения с Богом. Поэтому и в рамках строгого уклада жизни, русские люди чувствовали себя естественно, свободно и просто. Описывая праздники, особенно рождественские, Павел Алеппский подчеркивает необыкновенную жизнерадостность, оптимизм русских. Его удивляет их «острый природный ум», духовная образованность, гостеприимство и радушие (Там же).

Осторожное общение с иностранцами

Чрезвычайно сдержанно русские относились к иностранцам. Это объ­яснялось тем, что они с большой ревностью берегли духовный строй своей жизни, бдительно ограждая себя от чуждых влияний. Даже православных священнослужителей и монахов из-за рубежа принимали на Руси только как спутников какого-либо архиерея и вели за ними строгое наблюдение, желая убедиться в их подлинной православности: «упражняются ли они непрестанно в смирении, молчании, посте и молитве», или бесчинствуют и ленятся. Такое же отношение было и к тем, кто изъявлял желание остаться на Руси навсегда, чтобы молиться за царя (Там же).

Отношение к иностранцам

По отношению к иностранцам инославного вероисповедания порядки были гораздо строже. Зарубежным купцам разрешали только торговать, но какое-либо духовное общение русских с ними было строго запрещено. Весь­ма осторожным было и отношение русских к иноверцам, желавшим принять Крещение. Их сначала 40 дней содержали в каком-либо монастыре, обучали истинам православной веры, а затем крестили. После этого их принимали в общение с большой любовью и не отличали от своих (Там же, с.472).

Как сформировалось у русских истинно православное отношение к жизни

Истинно православное отношение к жизни сформировалось у русского на­рода постепенно, в результате длительного влияния церковной дисциплины на общество, преодоление и искоренение в нем пагубных привычек (Там же).

Церковь и государство в Древней Руси

Говение в Древней Руси понималось как процесс полного, всесторон­него нравственного перерождения верующих. В этом процессе главное место отводилось посту, молитве, Исповеди и Причащению Святых Тайн. Церковь и государственная власть в Древней Руси ревностно заботились о духовном совершенствовании народа и ступень за ступенью вели его к надлежащему пониманию и исполнению православных церковных уста­новлений (Там же, с.474).


Источник: Духовные рассуждения и нравственные уроки Схиархимандрита Иоанна Маслова. Под ред Н.В. Маслова М. Самшит-издат 2011 г. 816с

Комментарии для сайта Cackle