святитель Иоанн Златоуст

Беседа 48 на псалом 138109

Пс.138:1–2. В конец. Давида. Псалом Захарии, в рассеянии. Господи, Ты испытал меня и узнал меня: Ты узнал, когда я сажусь и встаю.

Как нужно понимать слова: «Господи, Ты испытал меня и узнал меня»? – Если Бог знает помышления человека прежде их возникновения, то для чего Он употребляет испытание посредством дел? – «Стезю мою и путь мой Ты исследовал» (Пс.138:3). – Божественное предведение, творческая сила и промышление. – Непости­жимость для человека божественного существа, способа вездеприсутствия и помощи в бедствиях. – Что зна­чит: "какова тьма ее, таков и свет ее (будет)» (Пс.138:12). – Изменение действия стихий по воли Божией. – У человека знание не полное; не таково божественное ведение. – течении дней они образуются, но никто из них" (Пс.138:16). Не малая добродетель – иметь в великой чести друзей Божиих и избегать общества нечестивых людей. – «Искуси меня, Боже, и узнай сердце мое» (Пс.138:23).

1. Что говоришь ты? После испытания Бог знает, а прежде испытания не знает? Отнюдь нет; как это может быть, когда Он знает все прежде бытия? Выражение: «испытал меня» значит: совершенно знаешь меня. Как апостол, когда говорит, что Бог испытает "сердца" (Рим.8:27), означает не неведение, а со­вершенное знание, так точно и Псалмопевец словами: «испытал меня» означает яснейшее знание, т.е.: Ты совершенно знаешь меня. "Ты узнал, когда я сажусь и встаю». Сидением и восстанием означает он всю жизнь, потому что в этом про­ходит наша жизнь, – в делах, движениях, входах, выхо­дах. Затем, так как он в начале сказал: «испытал меня», то чтобы кто-нибудь из неразумных не подумал, что Он знает только по испытанию, или по опыту, на основании слов: "Ты узнал, когда я сажусь и встаю», посмотри, как он пред­отвращает это последующим прибавлением: "Ты издали, – говорит, – уразумел помыслы мои" (Пс.138:2), выражая этим, что Бог знает не вследствие испытания и не имеет нужды в испытании, но знает все силою предведения. Тот, кто знает помышления, находящиеся в уме, не имеет нужды в испы­тании посредством дел. Притом Бог знает помышления не только появляющиеся в уме, но еще прежде, нежели они появились; и не просто прежде, нежели появились, но и задолго прежде. Желая выразить это, пророк и присовокупил: "ты издали уразумел помыслы мои". Если же Бог знает сами помышления, то для чего Он употребляет испытание посред­ством дел? Не для того, чтобы Самому узнать, но чтобы испы­тываемых сделать опытными. Так и Иова Он знал прежде испытания, почему и свидетельствовал о нем так: «человек непорочный, справедливый, богобоязненный» (Иов.2:3); однако употребил и испытание, чтобы и его сделать более твердым, и обличить ко­варство диавола, примером его сделать и других более рев­ностными. И удивительно ли, что Он поступил так с Иовом, когда и с грешниками Он делает то же самое? Так, Он со­вершенно знал, что ниневитяне не заслуживают погибели, но чрез покаяние исправятся; однако употребил и испытание са­мым делом; и везде Он представляет много доказательств Своего промышления и человеколюбия, не довольствуясь Своим знанием.

Вот почему и Единородный говорил: «если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим» (Ин.10:37, 38). Так как многие, гру­бые душою и бесчувственные, говорят многое подобным обра­зом: такого-то Бог избрал, такого-то возлюбил, а такого-то возненавидел, и оттого один стал хорошим, а дру­гой дурным, – то Он, желая исправить мысли каждого из подобных людей, убеждает их делами, представляя доказа­тельство от дел, и с одной стороны еще прежде опытов объявляет, что такой-то добродетелен, чтобы они познали силу Его предведения, а с другой стороны удостоверяет и делами, чтобы кто-нибудь из неразумных не сказал, что такой-то сде­лался таким вследствие предсказания. И Павел, посмотри, как выражает это, когда говорит: «когда они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого (дабы изволение Божие в избрании происходило не от дел, но от Призывающего), сказано было ей: больший будет в порабощении у меньшего» (Рим.9:11, 12). Бог не имеет нужды ожидать конца дел, но еще прежде Сам знает, кто будет дурным и кто – не таким. «Стезю мою и путь мой Ты исследовал, и все пути мои Ты предвидел» (Пс.138:3). Как сидением и восстанием пророк называет действия, согласно с общим обычаем, – ведь и мы часто говорим: такой-то знает, как са­дятся и как встают, выражая точное его знание, – так "стезею" и "путем" он называет здесь всю свою жизнь, почему и присовокупляет: «и все пути мои Ты предвидел». И выражение: «исследовал», означает не искание и исследование, а точное знание; и здесь, желая выразить то же, он прибавил: «все пути мои Ты предвидел», т.е. все действия худые и добрые Ты знаешь прежде, нежели они совершились. «Ты, Господи, узнал, что нет лести на языке моем» (Пс.138:4). Другой переводчик (Симмах) говорит: «разноречия» (ετερολγία). Это – величайший признак добродетели; это – главное из благ; этого особенно требует Христос, когда говорит: «если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф.18:3), – разумея незлобие, бесхитростность, прямоту и простоту. Поэтому Он и избрал людей простых и говорил: «славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (Мф.11:25). Заметь, пророк не сказал: я имел и отверг лукавство, но: никогда его не было у меня, никогда эта болезнь не касалась языка моего, никогда этот порок не имел ко мне доступа. «Все последнее и первое. Ты создал меня и положил на меня руку Твою» (Пс.138:5). Не помышление только, говорит, знаешь Ты, и не дела мои и пути мои только, но все, что было и будет. «Ты создал меня и положил на меня руку Твою». От силы предведения он переходит к силе творческой, и от творческой опять к силе предведения. Бог не только создал нас не существовавших, но и созданных содержит.

2. То и другое и Павел приписывает Христу: «Бог многократно и многообразно, говорит, говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего» (Евр.1:1, 2). Затем, продолжая, говорит и о творчестве: «чрез Которого и веки сотворил». Далее, упомянув о суще­стве Его и сказав: «Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его, показывает и промыслительную Его силу: и держа, говорит, все словом силы Своей» (Евр.1:3). И в послании к Колосся­нам он говорит то же самое: «ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все Им и для Него создано» (Кол.1:16, 17). Это – о творчестве Его. Затем, указывая на промыслительную силу, прибавляет: «и Он есть прежде всего, и все Им стоит» (Кол.1:17). Также Иоанн, изображая то и другое, говорит: «все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Ин.1:3). Этим он указывает на творчество. Затем говорит о про­мышлении: «в Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Ин.1:4). То же и пророк выражает здесь. «Ты создал меня»: это говорит он о творчестве. Далее говорит о промышлении: «и положил на меня руку Твою». Что значит: "положил"? Содержишь, со­блюдаешь, носишь. На это и Павел указывает в словах: «ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян.17:28), потому что не только для получения бытия, но и для сохранения и продолжения бытия мы имеем нужду в Его силе. «Дивно ведение Твое для меня: мощно! Не могу (постигнуть) его» (Пс.138:6). Другой (Симмах): «превышает меня» (υπερβάλλει); и вместо слова: «утвердися», другой (неизвестный, см. Ориг. Экз.) говорит: «превознесен» (υπερεπήρθη). Смысл слов его следующий: хотя и промышлением Твоим я пользуюсь и знаю, что Ты провидишь все и создал меня из небытия, однако не могу иметь о Тебе знания точного и вполне ясного: оно "удивися", т.е. пре­вышает, превосходит меня, так обширно, что не может быть обнято умом моим; так оно дивно, так велико! Но при всем том, что оно дивно и велико, не может ли оно быть обнято умом? Нет; поэтому, чтобы ты не утверждал этого, он и прибавил: «не могу (постигнуть) его». Рассуждая о знании, он не гово­рит: я не знаю Бога; но я не имею о Нем знания совершен­ного и ясного. Так говорит и Павел; о том, что Он есть, мы знаем, а того, что Он есть по существу, не знаем: «надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть» (Евр.11:6). Не сказал, что Он есть по существу, потому что это никому неведомо. О том, что Бог человеколюбив, что Он милосерд, что Он благ, мы знаем, а в какой степени – не знаем. Но пророк, оставив все это, указывает на нечто другое, что кажется более доступным, и сознается, что не знает и этого. Не говорю уже о том, продолжает он, что есть Бог по суще­ству, и о том, в какой степени Он благ, – известно, что это непостижимо, – но я не могу сказать и того, как Он суще­ствует везде; и это выше нашего разумения. Поэтому, сказав: «дивно ведение Твое для меня: мощно! Не могу (постигнуть) его, он продолжает: куда пойду от Духа Твоего и от Лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо – Ты там, сойду ли в адТы там пребываешь. Если подниму крылья мои поутру и поселюсь на краю моря (другой (Симмах): «останусь» (καταμενω), то и там (другой (Симмах): «еще и там» (ετι εκει) рука Твоя поведет меня и удержит меня десница Твоя» (Пс.138:7–10). "Духом" и "лицом" называет он самого Бога; т.е. куда пойду я от Тебя? Ты все наполняешь, везде присутствуешь, не частью, но везде вдруг, всецело. Исчисляя места горние и дольние, широту и долготу, глубину и высоту, он показывает, что Бог присутствует везде. И не сказал: куда я ни пойду, Ты последуешь за мною и удержишь меня, но: куда я ни пойду, Ты – там, т.е. там нахожу тебя существующим прежде меня. Поэтому-то он и говорит: «не могу (постигнуть) его». Но, если ты не знаешь Его совершенно, то почему знаешь, что Он дивен? Потому, что Он превышает мое разумение, побеждает мой разум. И солнечного луча мы не можем знать ясно, и однако поэтому самому особенно удив­ляемся ему; так точно и в отношении к познанию Бога. Мы не знаем Его совершенно; мы знаем, что Он человеколюбив, благ, милосерд, снисходителен, и существует везде; но что Он по существу, или в какой степени названные свойства при­надлежат Ему, или как Он существует везде, этого не знаем. Сказав таким образом, почему «не могу (постигнуть) его», возвестив о Божием предведении, творчестве, промышлении, непостижимости и неизъяснимости существа Его, пророк потом говорит о другой силе Его, которая также внушает великое удивление, если исследовать ее разумом, потому что и она не­постижима. Какая же это сила? «То и там рука Твоя поведет меня и удержит меня десница Твоя», т.е. Ты можешь сделать, чтобы люди, подвергшиеся бедствиям, находясь среди самих бедствий, не были изнурены бедствиями.

3. Чтобы объяснить это, пророк прибавляет: сказал я: «Может быть, тьма сокроет меня?» Но и ночь (есть) свет в услаждении моем. Ибо тьма не будет темна от Тебя, и ночь будет светла, как день: какова тьма ее, таков и свет ее (будет)» (Пс.138:11–12). Сказав выше о том, что я перечислил, и вместе о том, что Бог не только везде при­сутствует, но и руководит, охраняет и ограждает, теперь он показывает и в этом прибавлении нечто необыкновен­ное, т.е. что Бог не только ограждает и охраняет, но и совершает это сверхъестественно. Сказав: «рука Твоя поведет меня и удержит меня десница Твоя», он присовокупляет: сказал я: «Может быть, тьма сокроет меня?». Другой (Симмах): «если скажу: может быть тьма прикроет меня» (εὰνεπισκεπάσει). Третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): «сокроет меня» (καλύψει).

"Тьма" здесь означает скорбь. Смысл слов его следующий: я был окружен бедствиями и сказал в самом себе: одо­леют меня бедствия; таков смысл слов: «тьма прикроет меня»; а другой говорит: «тьма сокроет меня». "И ночь будет светла, как день». Другой (Симмах): «ночь светла вокруг меня» (νυξ ψωτεινὴ περὶ εμὲ). Что же это значит? Я, говорит, сказал это, соображая по обыкновенному порядку вещей; но внезапно зло обратилось в добро, или лучше, не зло обратилось в добро, а, тогда как зло оставалось, я наслаждался великим спокойствием. Он не сказал: ночь исчезла, но: ночь была стветлою. Это значит: ночь, оставаясь ночью, т.е. бедствия и несчастья, – потому что их он разумеет под именем ночи, – не могли попрать меня, но во время ночи был свет, т.е. защита для меня. Действительно, когда хочет Бог, тогда и противоположное бывает и является в противоположном. Не видел ли ты и пещь горящую, и росу прохлаждающую, и первую неугасающею, и последнюю не высыхающею, и прохладу и пламень вместе? Как же, скажи мне, это было? Хочу знать: как это было? Или нет, я не хочу и знать, как было, – потому что невозможно; но верую событию и покла­няюсь Виновнику его: «пути Его кто постигнет? Как ветер, которого человек не может видеть, так и большая часть дел Его сокрыта» (Сир.16:21). Разве не знаешь, что египтяне днем ходили ощупью, как бы во мраке, а израильтяне видели, и когда мрак все покрывал, – что и в начале свет воссиял среди тьмы? Творец всегда владычествует над природою вещей, не в том только смысле, что производит несуществующее, но и в том, что и существующему в природе может дать иной вид. «Ибо тьма не будет темна от Тебя". Другой (неизвестный, см. Ориг. Экз.): «у тебя» (παρά σοι). "И ночь будет светла, как день». Другой (Симмах): «но и ночь как день явится» (αλλὰ φανειται). "Какова тьма ее, таков и свет ее (будет)». Другой (неизвестный переводчик): «подобно тьме и свет ее» (ομοιον). Хорошо сказал он: "от Тебя", т.е. у Тебя, выражая следую­щее: если Ты захочешь, то и тьма не будет тьмою, но покажет свойства света. Поэтому и присовокупляет: "и ночь будет светла, как день», чем еще более объясняет прежде сказанное и вы­ражает, что ночь покажет свойства дня, как бы свои соб­ственные. Когда хочет Бог, то стихии изменяют свои дей­ствия на противоположные так точно, как будто бы они от начала были их собственные. Если Ты захочешь, то и ночь будет такова, и ей так будет свойствен свет, как тьма. Это и выражает он, присовокупляя: "какова тьма ее, таков и свет ее (будет)». Это сказано в смысле собственном о стихиях, а в пере­носном – о делах. Отсюда видно, что Бог может доставить людям, впавшим в скорби, столько же отрады, облегчая их скорби, сколько имеют ее люди, пользующееся счастьем. Чудно это и удивительно, – так, например, было и с Иосифом. Не столько наслаждался он счастьем и честью, живя в отече­ском доме, сколько будучи продан и содержим в доме иноплеменников. Сами враги сплетали ему диадему и приготовляли порфиру, и самое бесчестие послужило для него пово­дом к чести и царствованию. Видишь ли, как объясняются слова: "ночь будет светла, как день»? И касательно слов: "какова тьма ее, таков и свет ее (будет)», нужно сказать то же самое: как то, так и другое будет принадлежать ей, не по видимому только, но по­тому, что Ты, Господи, изменяешь порядок вещей. "Ибо Ты создал внутренности мои, воспринял меня от чрева матери моей» (Пс.138:13). Какая связь этих слов с вышесказанными? Близкая и весьма тесная. Сказав о столь великой силе Божией, пророк теперь показывает, что эту силу Он употребляет на пользу людям и на благодеяния.

Чтобы кто-нибудь из неразумных не сказал: что мне в том, что Он велик, силен и предведущ? – покажи, полу­чаем ли мы отсюда какую-нибудь пользу, – он присовокупляет: "Ты создал внутренности мои», разумея под частью це­лого человека. А это немало являет славу и промышление – быть стяжанием Божиим, потому что Кто "создал", тот и пе­чется и промышляет. Объясняя это, он и присовокупляет дальнейшие слова: «воспринял меня от чрева матери моей», т.е., всегда Ты ограждал меня, промышлял о мне, охранял меня, с первого моего возраста, от самых пеленок, и все, о чем я сказал, Ты доказал делами. «Буду исповедовать Тебя, ибо Ты явился страшно дивным: чудны дела Твои, и душа моя знает (их) близко» (Пс.138:14). Что это значит? Ты создал меня, говорит, но я не знаю, как создал; Ты промышляешь, но я не могу обнять умом всего Твоего промышления; Ты везде присутствуешь, но я не постигаю и этого; Ты знаешь будущее, и прошедшее, и тайны души чело­веческой, но я и этого не могу понять умом своим, так как Ты изменяешь природу вещей и устрояешь, что они, сохраняя свою природу, являют действия противоестественные и притом как бы свои собственные и свойственные им по природе.

4. Соединив все это вместе, вдохновенный пророк громко воскликнул: «буду исповедовать Тебя, ибо Ты явился страшно дивным», т.е. Ты явился дивным, Ты – дивен. «Чудны дела Твои, и душа моя знает (их) близко». Что я говорю, продолжает он, о Тебе, когда и совер­шаемое Тобою заключает в себе много дивного? Затем, не перечисляя всего и ограничиваясь собственным знанием, гово­рит: «и душа моя знает (их) близко»; не просто знает, но сильно, крепко. Если знает, то, как же он прежде говорил: «дивно ведение Твое для меня: мощно! Не могу (постигнуть) его»? Это сказано о са­мом Боге, а то – о делах Его; если же и то сказано о Нем, то мы так можем понимать: он знает, что Бог дивен, ве­лик, высок, но того, что Он по существу, – я опять повторю тоже, – каково Его величие и как принадлежит Ему все упомя­нутое, не знает. Между тем такое незнание есть доказательство знания, хотя и странны слова мои. Так и моря мы не знаем, как оно пространно, и, однако, потому самому особенно и знаем море, что не знаем меры его. Если же кто скажет, что он знает, как велико море, тот именно и не знает его. Таким образом, бывает объявление знания, которым обличается незна­ние, и бывает незнание, которое свидетельствует нам о знании. «Не сокрыты были от Тебя кости мои, которые создал Ты втайне, и образование меня (как бы) в преисподних земли» (Пс.138:15). Опять говорит о зна­нии Божием и показывает, что Он знает все это. Итак, он говорит или о том, что Бог знает все тайное, или указы­вает на нечто другое, на создание и образование человека: даже и тогда, когда я образовался. Ты не незнал чего-нибудь, но знал все; хотя природа составляла меня мало-помалу, хотя она действовала втайне и как бы в преисподних земли, для Тебя, говорит, все обнажено и открыто. Другой переводчик (Акила) сказал так: «не сокрылись кости мои от тебя, с которыми я создан втайне» (τὰ οσταοις εποιήθην). Третий (Симмах): «не утаилась от тебя крепость моя, с которою я создан втайне» (κραταίωσις), «разнообразно составлен, как бы в преисподних земли» (εποικίλθην – Акила). Четвертый (неизвестный): «не утаилась от тебя сила моя, или кости мои от тебя, хотя я создан втайне, образован в преиспод­них земли» (δύναμιςοτι εζεικονίσθην). Все они говорят одно и то же, т.е. Ты совершенно знал меня и тогда, когда я составлялся по частям; Ты знаешь даже каждый член и приращение его. Так и Христос гово­рит: «а у вас и волосы на голове все сочтены» (Лк.12:7). Эти слова указывают вместе и на промышление и на знание Божие. «Неоконченное (зарождение) мое видели очи Твои, и в книге Твоей все (люди) будут записаны: в течении дней они образуются, но никто из них (не останется не записанным)» (Пс.138:16). Или опять говорит то же самое, т.е. Ты знал меня, когда я еще не был образован, – потому что другой переводчик (Симмах) сказал так: «необразованного меня видели очи твои» (αμόρφωτόν), – или говорит о самих делах, т.е. еще не сделанное видели очи твои. «И в книге Твоей все (люди) будут записаны: в течении дней они образуются, но никто из них (не останется не записанным)». Не ясны эти слова, но до смысла их надобно доходить по связи речи и по другому пе­реводу. Смысл их, согласно с предыдущим, следующий. А что сказано было прежде? «Неоконченное (зарождение) мое видели очи Твои», т.е. когда я еще не получил образа, когда еще создавался, когда еще составлялся, и тогда они видели меня так ясно, как того, кто образован, как того, кто составлен, как того, кто совершенно устроен и уже не нуждается ни в одном дне для своего окончательного устройства. А дабы ты убедился, что это так, послушай другого переводчика (Симмах): «необразованного меня, – гово­рит он, – провидели очи твои, вместе со всеми, которые написаны в книге твоей, не нуждаясь ни в каком дне для своего образова­ния» (σὺν πασιημέας πλασσομένοις, ουκ ενδεούσης ουδεμιας). Наравне с ними, говорит, Ты видел меня, наравне с теми видел меня, которые созидаются в дни свои, в дни, при которых нет недостатка ни в одном дне. Он говорит это не потому, будто на небе есть книга, и не потому, будто кто-нибудь вписывается в нее, но книгою означает точное знание, подобно тому, как говорится: «внимает Господь и слышит это, и пред лицем Его пишется памятная книга» (Мал.3:16); и еще: «и раскрылись книги» (Дан.7:10). «А мне весьма почтенны друзья Твои, Боже, весьма надежно их владычество» (Пс.138:17). Другой (неизвестный, см. Ориг. Экз.): «досточтимыми стали други твои» (τιμιοι εγένοντο οι εταιροί σου). И это немалая добродетель – иметь в великой чести друзей Божиих. Ты промышлял о мне, го­ворит, произвел меня из небытия, содержишь меня; а я воз­даю Тебе тем, что почитаю друзей Твоих. «Весьма надежно их владычество», т.е. они утвердились. Другой (Симмах) говорит: «как многочисленны главы их» (τί παμπληθεις αι κεφαλαὶ αυτων). Это яснее, потому что далее он прибавляет: «попытаюсь счесть их, но они многочисленнее песка морского. Пробудился я, и еще с Тобою пребываю» (Пс.138:18). Я почитаю их, а Ты умножаешь и делаешь многочисленнее песка, и не только делаешь их многочисленными, но и сильными; это именно означает выражение: «владычество». Он говорит о двояком бла­гополучии, о возрастании и по числу и по силе. "Пробудился я, и еще с Тобою пребываю». Другой (неизвестный, см. Ориг. Экз.): «проснусь и навсегда буду у тебя» (εξυπνώσω εις αεὶ παρὰ σοί).

5. Немалый знак добродетели, когда кто в счастье остается добродетельным. Многие, достигнув благоденствия, за­бывались; а я – нет, говорит, но и восстав, т.е. избавившись от бедствий, всегда буду с Тобою. "Если бы избил Ты, Боже, грешников! Мужи кровожадные, удалитесь от меня!» (Пс.138:19). Не то говорит он: если убьешь, тогда я буду; то он обещал и без этого; и просит сделать это не с тем, чтобы уничтожить само существо людей, но с тем, чтобы обратить их от греха к праведности. Он не сказал: если бы избил Ты, Боже, людей, но: «грешников». Другой переводчик (Симмах) вместо: «грешников», гово­рит: «преступника» (παραβάτην), разумея врагов, поклоняющихся идолам.

"Мужи кровожадные, удалитесь от меня». "Мужами кровожадными» он на­зывает убийц, людей, находящих удовольствие в убийствах. Немаловажен и этот путь к преспеянию в добродетели – убегать и уклоняться от сообщества с такими людьми. Затем следует и причина: «ибо вы дерзки в замыслах. Но тщетно они будут владеть городами Твоими» (Пс.138:20). Другой (Симмах): «которые выразили против тебя помышление» (οιτινες αντελάλησάν σοι διαλογισμόν). Третий (неизвестный, см. Ориг. Экз.): «потому что огорчили тебя злоумышленно» (οτι παρεπίκρανάν σε εν κακοβουλία). Смотри, как он не ищет своего, но за оскорбление Бога удаляется и избегает общения с ними. Для иудеев и то было причиною погибели, что они сообщались с людьми порочными. Потому они и полу­чили закон, были отделены законом от таких людей, полу­чили заповедь избегать браков с ними и, вышедши из Египта, сорок лет воспитывались отдельно в пустыне. По­тому закон и назывался ограждением, как ограждавши их со всех сторон и удерживавший от общения с порочными людьми, потому что они по нраву своему легко обольщались, увлекались и изменялись. «Но тщетно они будут владеть городами Твоими». Другой (Акила): «вознеслись тщетно противники твои» (επήρθησαν ματαίως αντίζηλοί σου). Третий (неизвестный): «враги твои» (οί εχθροί σου). Он потому избегает и уклоняется их, что они вознеслись против славы Божией, что поступали беззаконно, что произносили слова богохульные. «Не возненавидел ли я ненавидящих Тебя, Господи, и о врагах Твоих не сокрушался ли? Совершенною ненавистью возненавидел я их: они стали для меня врагами» (Пс.138:21–22). Так и Бог обещал быть вра­гом врагам и противником противникам их; это особен­ный знак дружбы; и он воздает Богу тем и другим. Выше сказал: "мне весьма почтенны друзья Твои, Боже»; а здесь: «не возненавидел ли я ненавидящих Тебя»; и там с чрезвычайной силою, и здесь с чрезвычайною силою, потому что не только «возненавидел», говорит, но и «не сокрушался». «Искуси меня, Боже, и узнай сердце мое, испытай меня и узнай пути мои: и увидишь, есть ли у меня путь беззакония? И наставь меня на путь вечный» (Пс.138:23–24). Но в начале он говорил: «Господи, Ты испытал меня и узнал меня: Ты узнал, когда я сажусь и встаю. Ты издали уразумел помыслы мои. Стезю мою и путь мой Ты исследовал, и все пути мои Ты предвидел... Все последнее и первое». Почему же здесь опять он, как бы еще не искушенный, гово­рит: «искуси меня»? Видишь ли, что он употребляет человече­ские выражения не для того, чтобы мы оставались при низких понятиях, но чтобы, составив из всего этого богоприличную мысль, восходили к высоким понятиям. Он просит, чтобы Бог испытал и исследовал его, не для того, чтобы узнал сердце его Тот, Кто наперед знает все, еще прежде бытия, но чтобы узнали мы, приобретающие познания по окончании дел. Это и значит здесь выражение: «искуси меня». увидишь, есть ли у меня путь беззакония? И наставь меня на путь вечный».

Какой же это вечный путь, как не путь духовный, ведущий к небу и не имеющий конца? Все прочее временно и оканчи­вается с настоящей жизнью. Поэтому, оставив все, он ищет этого пути, бессмертного, беспредельного, не имеющего конца. Как же человек может быть приведен на этот путь? Если получит помощь Божию, если будет делать должное и с своей стороны, упражняться в добродетели, предаваться любомудрию, становиться выше всего житейского, потому что на этом пути нет ничего скоропреходящего и временного. Такова доброде­тель. Она доставляет плоды всегда цветущие и никогда неувя­дающие, блага бессмертные, нетленные и бесконечные, которых да сподобимся все мы, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

* * *

109

Псалмы в тексте даны в переводе П.Юнгерова – Редакция «Азбуки Веры»



Источник: Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе. Издание СПб. Духовной Академии, 1899. Том 5, Книга 1-2, Беседы на Псалмы, с. 5-596.

Комментарии для сайта Cackle