схимонах Иосиф Ватопедский

БОЛЕЕ ПОЗДНИЕ ПРОРОЧЕСТВА О СОБЫТИЯХ, ПРЕДВАРЯЮЩИХ ПОСЛЕДНИЕ ВРЕМЕНА16

НАДПИСЬ НА ГРОБНИЦЕ КОНСТАНТИНА ВЕЛИКОГО

Приводимое ниже пророчество представляет собой текст, некогда начертанный на гробнице императора Константина Великого. Эта надпись появилась, должно быть, при его сыне Констанции II Перенеся останки отца из Никомидии в Константинополь, он положил их в храме Святых апостолов, который сам же выстроил. Текст был впервые опубликован в XVII веке в книге Дорофея Монемвасийского «Свод разных исторических сочинений» (Константинополь, 1684), а затем переиздан в «Греческой патрологии» Миня. То, что надпись до сих пор малоизвестна и практически неизучена, связано с ее загадочным характером. В дни предпоследнего императора Иоанна VIII Палеолога первым и едва ли не единственным комментатором этого текста выступил Григорий Схоларий, будущий патриарх Константинопольский. Мы приводим его дословно по вышеназванным изданиям (сама надгробная плита, как и храм, где она помещалась, давно разрушены) и прилагаем собственный комментарий. По своему языку надпись весьма отлична от греческих текстов середины IV века Р. X., но это, по нашему мнению, объясняется тем, что первый публикатор, Дорофей Монем-васийский, живший тринадцать столетий спустя, позаботился сделать ее понятной своим современникам.

«В первом году индикта держава Исмаила, который именуется Магомет, победит род Палеологов, овладеет Семихолмием, будет господствовать в нем, множество народа погубит и опустошит острова до Понта Эвксинского. В восьмом году индикта разорит живущих по берегам Истра, Пелопоннес подвергнет запустению, в девятом – в северных землях станет воевать, в десятом – далматинцев победит, на время вспять обратится, [но затем]17 против далматинцев [вновь] великую брань воздвигнет, но те частичное поражение ему нанесут. И многочисленные, как листва, [бойцы] западным [народам] последуют, войну на суше и море начнут и Исмаила победят. Потомство же его будет править краткое время. Светловолосый род с помощниками его вконец Исмаила победят и Семихолмие с особыми преимуществами [в нем] получат. Тогда начнется жестокая междоусобная брань, [длящаяся] до пятого часа. И прозвучит троекратный глас; «Остановитесь, остановитесь со страхом! И, поспешив на десную страну, обретете там мужа, воистину дивного и крепкого. Сей будет вашим властителем, ибо он любезен Мне, и вы, приняв его, исполните волю Мою».

Полагаем, что уяснение этого пророчества не требует чрезмерного напряжения мысли, ведь оно во многом уже исполнилось. Несмотря на то что Констанция II, при котором надпись была выбита, и Иоанна VIII Палеолога, при котором ее откомментировали, разделяют одиннадцать столетий, текст трудно заподозрить в позднейших вставках или изъятиях. Между тем многие из предсказанных событий: захват Константинополя мусульманами, распространение их господства на запад, последующее поражение и постепенный упадок – стали фактами истории.

За победой «Магомета» над «родом Палеологов» и захватом «Семихолмия» стоит, без сомнения, взятие византийской столицы турками, за частичным поражением «Исмаила» от «далматинцев» – разгром турок под Веной (после которого началось их изгнание из Европы), а за последующей «войной на суше и море» – освободительная борьба порабощенных народов, балканские войны начала XX столетия и сокращение территории Турции до нынешних ее границ. Сбылось, как мы думаем, и следующее предсказание – о недолгом правлении Исмаилова «потомства», подразумевающее скорее всего кратковременное усиление Турции в 1920-е годы при Кемаль-паше.

Исполнение пророчества в этой важнейшей части – залог истинности его во всем остальном. Уповая на это, рассмотрим доселе не сбывшиеся предсказания, ибо мы, греки, находимся едва ли не в самом эпицентре событий, затронутых ими и прямо относящихся к судьбам нашего народа и Отчизны.

«Не приключается граду зла, какого не попускает Бог»18. Отступление от Бога и прочие грехи людей бывают причиной находящих на них искушений, как бы «вынуждая» Божий Промысл попускать их. Среди множества вразумляющих скорбей есть и духовные язвы – ереси, расколы и соблазны лжеучений. Одним из таких «бичей Божиих» был ислам, причинивший много бед нашей Церкви и всему греческому миру. Но подобно остальным бедам, попускаемым «до времени» (Лк. 4, 13) с единственной целью – вразумлять и назидать, исламская гроза оказалась преходящей, хотя и крайне продолжительной. О том, что испытания, понесенные нашим народом, были знаком посещения Божия, косвенно свидетельствует и слово Писания: «Аще оставят... закон Мой, и в судьбах Моих не пойдут; аще оправдания Моя осквернят, и заповедий Моих не сохранят; посещу жезлом беззакония их, и ранами неправды их, милость же Мою не разорю от них» (Пс. 88, 31–34). Исламская гроза, некогда в лице турок терзавшая христианский мир, захлебывается и угасает, ибо и на них, турках, исполнились «времена и сроки» (Деян. 1, 7) и та высшая правда, что лишила их прежнего исторического значения. Аврааму, желавшему знать, скоро ли потомство его водворится в земле обетованной, Бог открыл, что это произойдет через четыреста лет, ибо еще не исполнилась мера беззакония аморреев и прочих язычников, населявших тогда Палестину (см.: Быт. 15, 8–16).

Далее, как мы помним, текст гласит: Светловолосый же род с помощниками его вконец Исмаила победят и Семихолмие с особыми преимуществами [в нем] получат. Тогда начнется жестокая междоусобная брань. Захват Константинополя пришельцами произойдет легко, но, заняв город, победители столкнутся с противодействием стран враждебного лагеря, которые потребуют от них поступиться частью своих привилегий. А так как возникшая отсюда война будет носить уже не христиано-мусульманский, а межхристианский характер, то и говорится о «междоусобной брани».

И прозвучит троекратный глас: «Остановитесь, остановитесь со страхом...!».Сверхъестественное вмешательство, обуздывающее смертельную ненависть противников, есть знак милости Божией среди неисчислимых бед войны. Когда опьяненные безрассудной жаждой крови опамятуются, их покаянный вопль подвигнет человеколюбивого и милосердного Бога спасти уповающих на Него от братоубийственной бойни – прямого порождения иллюзорной нашей «цивилизации».

И поспешив на десную страну, обретете там мужа, воистину дивного и крепкого. Сей будет вашим властителем, ибо он любезен Мне, и вы, приняв его, исполните волю Мою.

Вслед за чудесным прекращением братоубийства, Господь указывает, где обрести истинного избранника и вождя, который с Его помощью внесет в жизнь мир и всеобщий лад.

КУТЛУМУШСКАЯ РУКОПИСЬ

Другой не менее примечательный текст пророческого характера, ранее датировавшийся 1053 годом, был найден в монастыре Кутлумуш на Святой Горе. Он содержит двадцать четыре предсказания, большинство которых к настоящему времени также исполнилось:

1. великая европейская война;

2. поражение Германии, катастрофа России и Австрии;

3. торжество эллинов над агарянами;

4. поражение эллинов от агарян, поддержанных народами Запада;

5. избиение православных;

6. великое смятение православных народов;

7. вторжение иноплеменного воинства со стороны Адриатического моря. Горе всем живущим на земле, готовый ад;

8. кратковременное появление у агарян великого мужа;

9. новая европейская война;

10. союз православных народов и Германии;

11. разгром французов немцами;

12. восстание индусов и отложение Индии от Англии;

13. умаление Англии до собственных пределов;

14. победа православных и избиение агарян;

15. всемирное замешательство;

16. повсеместное отчаяние на земле;

17. борьба семи держав за Константинополь. Тридневное взаимоистребление. Победа сильнейшей державы над шестью остальными;

18. союз шести держав против победительницы; новое тридневное взаимоистребление;

19. прекращение вражды Божиим вмешательством в лице Ангела и передача Константинополя эллинам;

20. обращение латинян к неповрежденной православной вере;

21. распространение православной веры от востока до запада;

22. ужас и трепет, внушаемые ею варварам;

23. отрешение папы от духовной власти и поставление единого Патриарха для всего европейского мира;

24. на пятьдесят пятый год – окончание скорбей. В седьмое [лето] нет окаянного, нет изгнанника, ибо он вернулся в объятия Матери [о чадах своих веселящейся]. Сие да будет, сие да совершится. Аминь. Аминь. Аминь. "Аз есмь Альфа и Омега, Первый и Последний» (Откр.1:10). Конец – единое истинно православной веры стадо. Раб Христа, истинного Бога.

Пожелавший истолковать это пророчество с точки зрения «здравого смысла» заблудится в нескончаемых лабиринтах. И потому следует предпочесть объяснение его с позиций веры, ибо то, что кажется невозможным человеку, "возможно у Бога" (см. Лк. 18, 27).

Датировка Кутлумушского текста 1053 годом неточна и связана скорее всего с ошибкой переписчика, что не умаляет значения большинства предсказаний – вполне конкретных и осуществившихся на протяжении XX столетия. Прибегая к несколько иным символам и образам, это пророчество по содержанию является все же очень близким предыдущему. Исполнившуюся его часть мы оставим в стороне, поскольку относящиеся к ней факты общеизвестны. Что же до животрепещущей темы третьей мировой войны или планетарной ядерной угрозы, то разве не воспользуются «малые вожди» мира сего всеми средствами, какие на общую пагубу измыслило и вручило им человеческое безумие? А ведь любая ошибка здесь чревата гибелью вселенной! Но «сильные мира» не отступают, невзирая на протестующий голос большинства народов.

И даже некоторая неудобопонятность этого пророчества (замечаемая главным образом там, где говорится о событиях, и сегодня ожидаемых в будущем) не отменяет, на наш взгляд, его очевидной богодухновенности. Символы, иносказания, недоговоренность, нередкое пренебрежение хронологической связью – вот обычное обрамление пророческого слова, истинность которого вполне обнаруживается лишь при конце открываемых им событий. Выражения «горе всем живущим на земле, готовый ад» и «повсеместное отчаяние на земле» не могут относиться к ситуации до 1950 года, когда возникло ядерное оружие. Ибо обычное вооружение, сколь угодно совершенное, не представляло всемирной угрозы и не могло вызывать «всеобщего отчаяния». Но сегодня, когда за считаные секунды можно несколько раз уничтожить всю планету, предсказание многовековой давности сбывается на наших глазах. Главным знамением современной эпохи следует по справедливости признать третью мировую войну, ибо великие бедствия, о которых толкуют все вокруг, приблизились вплотную. Первое из рассмотренных нами пророчеств (надпись на Константиновой гробнице) говорит о «жестокой междоусобной брани», второе – о двух «тридневных взаимоистреблениях», когда изливающаяся в море кровь достигнет, как мы увидим из других текстов сходного содержания, Золотого Рога19. И признаки скорого их исполнения уже налицо.

ПРОРОЧЕСТВО СВЯТОГО АНДРЕЯ ЮРОДИВОГО

Связанное с именем еще одного богодухновенного мужа и относящееся к первой трети X века, это пророчество вполне согласно с предыдущими и восполняет многое из того, о чем они умалчивают. В нем сказано, в частности, что Константинополь будет предан в руки мусульман и блестящей византийской цивилизации придет конец, но она восстанет в былом своем великолепии после двух страшных потрясений, которые совпадут с мировой войной, посланной за грехи и отступления нашего времени. Отвечая на вопрос одного из учеников о будущем столицы, святой открывает ему то, что по благодати Божией сподобился провидеть.

Вот наиболее значимые фрагменты этого пророчества.

«Град сей, которому назначено господствовать над многими народами, будет необорим для иноплеменников... Но идет молва, что он откроет внутренний доступ к себе роду агарянскому и тот великое множество народа мечом убьет. Я же говорю, что явится и светловолосый род, чье имя заключено в осьмнадцатой из двадцати четырех букв, соединенных в правильный порядок, и ноги грешников ступят на полы устланные. Горе им от двух отраслей, чьи мечи подобны ветру, а серпы, посекающие колос медно-красный в жатву, не обращаются вспять и позади себя ничего не оставляют... В последние же дни восставит Господь Бог царя из нищеты, и тот вступит [во град] с правдой великой. И будет мир по подобию мира, бывшего во дни Ноевы, ибо не станут более воевать. И оттого что не будет войны на земле, перекуют свои мечи на плуги, серпы и [прочие] земледельческие орудия. И обратит [царь] лицо свое на восток и смирит сынов Агари, ибо прогневается на них Господь наш Иисус Христос за беззаконие содомское, которое они творят. Из них многие примут Святое Крещение и у благочестивого царя того в почете окажутся, прочих же он истребит, огнем сожжет и [всякой иной] насильственной смерти предаст. В те времена все восстановится, и Иллирик [станет частью державы] ромеев, и Египет обретет врата свои. И наложит [царь] десницу свою на окрестные народы, и покорит светловолосый род, и ненавистников своих победит. И царство удержит в течение тридцати двух лет, подати же и дары двенадцать лет взиматься не будут. Восстановит разоренные сокровищницы и храмы святые отстроит. Не будет в те дни ни тяжб, ни неправедного с беззаконником, ибо устрашится лица [царского] вся земля, и всех сынов человеческих понудит он из страха пред ним быть целомудренными, и среди вельмож своих всякого законопреступника истребит... Тогда настанут радость и веселье, и множество благ от земли и моря произыдет. И будет, как было во дни Ноевы... Когда же минет владычество его, придет начало зол.»

Итак, здесь предсказано отвоевание Константинополя христианами и, что особенно важно, правление благочестивого царя, действующего Божиим повелением и полагающего конец всемирной смуте. Вкратце описано временное торжество христианской веры и дарование мира многострадальным народам, дабы и они успели подготовиться к великой брани с грядущим антихристом. Ибо, согласно отцам, мы не ускоряем пришествие антихриста лишь тогда, когда не участвуем в грехах и беззакониях своего времени делом или сочувственным помыслом.

Этот период представляется святому предельным осуществлением всякого блага и духовной правды, тем последним «золотым веком», по которому будут неимоверно тосковать последующие поколения. Ибо за ним последуют начало, середина и конец бедствий, когда сбудется пророческое слово Богослова: «Горе живущим на земле... потому что к вам сошел диавол в сильной ярости» (Откр. 12, 12).

ПРОРОЧЕСТВА МЕФОДИЯ ПАТАРСКОГО

Под именем Мефодия Патарского известны два святых мужа. Первый мученически пострадал в 312 году Р. X., другой, к которому и восходят приводимые ниже пророчества, жил в IX столетии20.

Текст:

«И светловолосый род будет владеть Семихолмием пять-шесть [месяцев]. И насадят в нем зелия, и истребятся многие из них в отмщение за святых. И будут господствовать на Востоке предопределенные три [срока?], и после сего воздвигнется некто самовластный, и за ним иной, свирепый волк... и придут в смятение оседлые народы, что на северной стороне, и подвигнутся с силой и неистовством великим, и разделятся на четыре начальства, и первое зазимует близ Эфеса, второе – близ Мелагии, третье – близ Пергама, четвертое – близ Вифинии. Тогда возмутятся народы, обитающие на южной стране, и восстанет Филипп Великий с восемнадцатью племенами, и стекутся к Семихолмию, и начнут битву, какой еще не было, и устремятся внутрь сквозь врата и проходы его, и кровь людская потечет рекой, так что и глубь морская замутится от крови. Тогда вол возревет и камень сухой21 восплачет. Тогда станут кони и послышится глас с небес: «Остановитесь! Остановитесь! Мир вам! Довольно отмщения неверным и непотребным! Изыдите на дес-ную страну Семихолмия, и обретете там мужа, стоящего близ двух столпов в смирении великом, световидного и праведного, терпящего великую нищету, сурового обличьем, но духом кроткого» ...И возвестится повеление от Ангела: «Поставьте его царем и вложите меч в десницу его со словами: «Мужайся, Иоанне! Укрепись и побеждай супостатов своих». И, приняв меч от Ангела, поразит исмаильтян, эфиопов и всякий род неверный. Разделены будут при нем исмаильтяне на три части, и часть первую мечом убьет, часть вторую окрестит, часть третью, что на Востоке, силою покорит. И по возвращении его [с Востока] отверзутся сокровищницы земные, и обогатятся все, и не будет у них нищего, и земля даст плод свой сторицей. И перекуют все оружие на плуги и серпы. И царствования его будет лет тридцать пять.»

Итак, первый натиск «светловолосого рода» окажется стремительным и успешным, и понятно, что новые пришельцы таинственным образом послужат Промыслу Божию, ибо через них будет положен конец временам осквернения. Пятимесячный срок, необходимый, чтобы взошли посаженные на Семихолмии «зелия», может означать время, за которое изготовятся к выступлению силы союзных держав, прикровенно названных «Филиппом Великим с восемнадцатью племенами». Вышепоименованные места воинских стоянок22 указывают на колоссальную численность пришельцев, которая, согласно другим пророчествам, достигнет двухсот миллионов. Грехи и нечестие этих народов побуждают их приносить жертвы на алтари материализма и гуманизма. Вспомним слово святого апостола Павла: «Омрачилось несмысленное их сердце. Называя себя мудрыми, обезумели... и служили твари вместо Творца... И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму – делать непотребства» (ср. Рим. 1, 21–22, 25, 28). То, что все эти события – и среди них небесное вмешательство, полагающее конец страшному человекоистреблению, – произойдут в Константинополе и вокруг него, указывает на особый Промысл Божий о нем. Но как бы ни утешало нас обещание грядущего благоденствия, читатель невольно содрогается от описания военных ужасов и от сознания того, что они – порождение «передовой» цивилизации с ее культом «свободы». «Вол возревет, и камень сухой восплачет...». Конечно, эти скорбные слова, как и многие другие аллегории пророческих речений, не следует понимать буквально, но в них справедливо видеть указания на неслыханную меру бед, которые будут попущены вконец развратившемуся роду людскому. Чтобы еще лучше уяснить это, припомним текст Откровения Иоаннова: «И Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его... ибо грехи ее дошли до неба, и Бог воспомянул неправды ее. Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам ее; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое. Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей... За то в один день придут на нее казни, смерть и плач и голод, и будет сожжена огнем, потому что силен Господь Бог, судящий ее» (Откр. 16:19, 18:5–8).

«Вавилон» в приведенном фрагменте выступает, по нашему убогому разумению, не как географическое или историческое понятие, но как образ чудовищной лжи, вполне преуспевшей в отвращении человечества от богооткровенной истины. Конечно, всякий вид зла есть заблуждение и удаление от Бога. Но здесь перед нами образ универсального зла, достигшего предела своих возможностей. В самом деле, человечество никогда еще не блуждало в такой тьме и не достигало такой глубины растления, как в наши дни. Грех и грехолюбие существовали всегда и во множестве случаев выражались в страшных преступлениях. Но эти проявления греховности, не будучи массовым явлением, всегда носили более или менее изолированный и скрытый характер. Трагизм и пагубность сегодняшней ситуации в том, что зло сделалось всеобщим, а проявления его – бесконечно наглыми и циничными; более того, они сплошь и рядом превозносятся как подвиг и добродетель, удостаиваются высоких наград.

Следует особо остановиться на причине этого всеохватывающего зла, символически обозначив ее как водружение в человеческом сердце «иного» божества, чьи дела противны правде и суду Божию. Ибо для людей нашего злополучного века поистине «телом смерти» (ср. Рим. 7, 24), пригнетающим их к земле, стало сухое и бесплодное «научное знание» вкупе с пресловутым «гуманизмом». Гуманизм породил материализм, материализм – атеизм, атеизм – коммунизм. Коммунизм же в свой черед породил нигилизм, релятивизм и все, что способен произвести заживо умерший человек-богоборец.

Отвергнув Абсолют, человек стал плоским и одномерным. С этого момента для него нет ничего запретного. Можно бесконечно предаваться все новым наслаждениям, будь то безоглядное удовлетворение животных и прямо преступных наклонностей или бесконечные игры ума и воображения. С омертвением совести, регулирующей их поведение как разумных и нравственных существ, люди опускаются на уровень чисто биологического бытия, которым управляет инстинкт. Гуманизм – особенно в той его разновидности, какую исповедует современный Запад, – подорвал веру в Бога, провозгласив человека «мерой всего». Ставя во главу угла самоценность человека и «позитивного» знания, эта идеология призывает рассматривать мир и человеческую жизнь исключительно в свете «научных» теорий.

Но Бог открывается лишь через веру. Вера, и только вера, есть для нас залог приближения к Богу и самого богообщения. Ибо по благодати Божией «все возможно верующему» (Мк. 9, 23). Гуманизм, пытаясь упразднить веру и в ней одной укорененное боговедение, водружает на их месте нового идола – «позитивное», или «научное», знание и отводит ему самое почетное место в пантеоне лжебогов. Пренебрегаемый гуманистическим мудрованием, Бог попускает ему утвердиться, чтобы затем предоставить собственной судьбе – неизбежному поруганию от былых ревнителей, которые рано или поздно «возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне» (Откр. 17, 16). И поскольку именно через «знание» – конечно, не благое и душеполезное, но сатанинское и ложное – люди, обоготворив себя, отпали от Бога, то справедливо ожидать, что продолжающееся поклонение этому «божеству» станет для их потомков источником окончательной катастрофы.

Вот в каких словах описывает гнев Божий – гнев, от которого, согласно позднейшему предсказанию Мефодия Патарского, «вол возревет и камень сухой восплачет», – святой апостол Иоанн Богослов: «И поверг Ангел серп свой на землю, и обрезал виноград на земле, и бросил в великое точило гнева Божия. И истоптаны ягоды в точиле за городом, и потекла кровь из точила даже до узд конских, на тысячу шестьсот стадий... И увидел я одного Ангела... и он воскликнул громким голосом, говоря всем птицам, летающим по средине неба: летите, собирайтесь на великую вечерю Божию, чтобы пожрать трупы царей, трупы сильных, трупы тысячеиачальников... и трупы всех свободных и рабов, и малых и великих» (Откр. 14:19–20, 19:17–18).

Оплакать эти грядущие бедствия под силу лишь пророку Иеремии, а мы умолкаем, не дерзая ничего добавить.

ПРОРОЧЕСТВО СВЯТОГО ТАРАСИЯ, ПАТРИАРХА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО

Сей святой муж, занимавший Константинопольский патриарший престол в 784–806 годах, известен, среди прочего, как инициатор VII Вселенского Собора и как автор следующего пророчества:

Воздвигнется междоусобная брань, и погибнет весь род неверный. И восстанет тогда святой царь, в имени которого [буква] Ι – начальная, а Σ – конечная.

Таким образом, здесь, как и в предыдущих пророчествах, предсказана страшная братоубийственная война и появление праведного царя по имени Иоанн, имеющего помазание от Самого Господа.

ПРОРОЧЕСТВА ИМПЕРАТОРА ЛЬВА МУДРОГО

Сын Василия I Македонянина Византийский император Лев VI Мудрый царствовал в 886–911 годах. Ему принадлежит ряд поэтических и нравоучительных текстов, в том числе пророческого характера, и среди них следующий:

О многоглаголемом царе, обитающем на окраине Византия [Константинополя], убогом и [бого]избранном, знаменитом и безвестном. Истинный царь... изгнанный людьми из своего жилища... объявится при конце [владычества] исмаильтян... в третий час...

Подобает ему открыться в сиянии света и [иных] знамениях. Сей будет призван от Ангела, имеющего образ человека-евнуха в белых ризах, который возглаголет в ухо ему, объятому сном: «Восстани, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос» (Ср. Еф. 5, 14). Ибо Он призывает тебя пасти народ великий». И в другой раз речет: «Изыди, сокровенный, и не таись, ибо многие тебя ищут». А на третий раз вручит ему скрижали каменные с начертанием двух законов, из коих первый – «Отомсти [врагам] и дай народу все потребное», второй – «Истреби нечестие, покарай огнем творящих дела содомские. Сверх сего, иереев порочных из храма изгони, а достойных вновь на служение Богу поставь». Царь тот имеет особые знаки. На ногте правой ноги у него светлое пятно, а на обеих лопатках пурпуровидное начертание креста... имя же царя сего сокровенно в народах. И возложит Господь на главу ему руку Свою.

В те дни люди будут претерпевать великую тесноту, и преклонят лица долу, и посыплют прахом главу, и возопиют ко Господу Богу неба и земли. Тогда услышит Господь молитву их, и обратит слух Свой к населяющим землю, и пошлет Архангела Своего в человеческом образе, и тот водворится на островах. И обретет святого Божия, дотоле невидимого и незнаемого. Потаенный и для всех безвестный, ведомый лишь Господу и себе самому, будет он из удела княжеского и от рода царского... свят Богу. Сего откроет и помажет в конце дней Сам Бог...

Откроет же так. Три дня и три ночи будет являться вверху града звезда, и не из числа планет, но подобная являющейся на Рождество Спасово. И три дня будет звучать глас вестника, призывающий чаемого [царя] открыться. Тогда все, дивясь виду и громоподобному кличу вестника, в исступлении и страхе рекут в ответ, что сей искомый им неизвестен. Но вслед за тем как, воззрев на небо, возопят «Господи, помилуй!» и, пав ниц, со слезами скорби посыплют прахом главу, услышит Бог, призрит на них милостивым оком и ради оставшихся избранников Своих явит провозвещенного.

Откроется взору всех солнечная твердь в облаках, величиной подобная молотильному кругу на шесть волов, и снидет оттуда пурпуровидный крест, а на левей стороне его явится дуга, данная праотцам нашим в знамение завета. И указуя всеми чаемого избранника, прострется дуга сия чрез южный предел небесного круга, и нижний край ее будет над местом, где обретается хижина истинного царя. Тогда народ, воздав славу Богу, устремится со светильниками и оливковыми ветвями к месту, означенному краем дуги, и, приняв с великой честью престарелого отпрыска царственного рода, пожелает хотя бы хитростью ввести его в великий Сион... И вестник во всеуслышание, но не являя себя, возгласит с небес: «Угоден ли вам сей?». Люди же, бия себя в грудь и воздевая руки к небу, с плачем и стенанием рекут: «Ей, воистину угоден, Господи, ибо Ты даровал его нам!». И поклонившись царю, введут его в великий Сион23. И когда тот помолится, отверзутся запечатанные врата... Все окрест сущие соберутся с великим трепетом и, возведя его на возвышенное место, объявят царем и так среди ночи введут во дворец, сопутствуемого двумя Ангелами в облике мужей-белоризцев. Сии Ангелы в самые уши ему возглаголют, наставляя всякому делу, какое надлежит предпринять.

Это пророчество можно рассматривать как продолжение предыдущих. Составленное совсем в другое время, оно более детально описывает и Божественное вмешательство в ход войны, и смятение человеческого рода. Согласно ему, богоизбранный царь выйдет не из недр погибающего общества, но, сокровенный до поры благим промышлением Божиим, будет явлен в свой час, и сему не должно дивиться, ибо Богу подобают преславные чудеса. По примеру народовождей и пророков древности он будет не только мудрым и искусным правителем, но и кладезем иных сверхъестественных дарований, без которых невозможно хоть на время преодолеть беспросветный хаос тех времен.

Этот призванный Богом муж придет не как обычный «князь» из людей и даже не как один из древних пророков, терпевших наветы и скорби от современников, но как прямой предтеча «Грядущего со славою судити живым и мертвым». Он придет с дерзновением, как посланец Владыки всех, чтобы возвестить повеление Божие, исполнить волю Его и покарать сынов лукавого, которые много веков терзали верных и, точно плевелы, подавляли пшеницу до самого дня жатвы.

ПРОРОЧЕСТВА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА КОСМЫ ЭТОЛИЙСКОГО

Приведенные тексты во многом созвучны пророчествам позднейшего времени, которые принадлежат священномученику Косме Этолийскому (1714–1779). Постриженник Святой Горы Афонской, он с благословения священноначалия обходил греческие земли, укрепляя православную веру, благочестие и национальное самосознание греков в тяжкие годы турецкого гнета. Святой Косма мученически скончался в Каликондаси (Эпир) в августе 1779 года. Имея благодатный дар пророчества, он предрек, среди прочего, будущие судьбы нашего народа, многие научные и технические достижения современности и, что особенно важно, восстановление Константинополя как царствующего града, о чем говорили и бывшие до него пророки.

О грядущих событиях святой Косма извещал на особый лад. Так, предсказание об освобождении Греции от турок облечено у него в картины последних времен и Армагеддона. Ниже приведены те его пророчества, которые, по нашему убеждению, непременно исполнятся в свое время:

1. если спор разрешится войной, подвергнетесь великому разорению. Из трех городов уцелеет один;

2. в городе прольется кровь, в которой будет плавать трехлетний бычок;

3. когда покажутся в греческих водах тысячи парусников, решится участь города;

4. по трем тесным ущельям – Кра, Краси и Музина – будет продвигаться к городу многочисленное войско. Женщинам и детям хорошо бы уйти в горы. Если спросят вас, далеко ли город, не говорите правду, ибо они причинят вам зло. Войско это не достигнет города, ибо посреди пути узнают, что война окончена;

5. увидите, что люди летают в небе, как скворцы, и швыряют на землю огонь. Все, кто будет жить тогда, побегут на кладбище и станут кричать: «Выходите, умершие, чтобы вошли мы, живые!;

6. сколько окажется таких, кого матери родят преждевременно от страха своего!

7. после войны люди будут пробегать получасовой путь, чтобы отыскать человека и сделать его [своим] братом;»

8. счастлив, кто будет жить после всеобщей войны. Он станет есть серебряной ложкой.

Не приводим сбывшиеся предсказания святого, равно как и не имеющие прямого отношения к нашей теме. В приведенных же усматриваем поразительное сходство с разобранными выше. Как и там, так и здесь говорится об ужасах войны, о последней ее фазе и катастрофических последствиях и, наконец, «золотом веке» послевоенного времени.

ЭПИЛОГ

Сличение текстов Священного Писания об антихристе и последних временах заставило нас в отдельных случаях заняться их истолкованием, поскольку упомянутые там знамения времен ныне ясно обнаруживаются как в делах человеческих, так и в духовно-нравственной атмосфере. Чтобы не задерживаться на различных суждениях, мнениях и догадках, скажем два слова о числе 666, которое неизменно оказывается на первом плане при любом обсуждении эсхатологической темы. Истинное значение этого числа (в том смысле, какой придает ему Откровение Иоанна Богослова, где оно – «число зверя», то есть антихриста) нам неизвестно. Его уразумеют лишь те, кому доведется жить в страшные дни его господства и принимать либо отвергать антихристову печать. А до той поры оно, по нашему разумению, не более чем одно из знамений предстоящего его явления. Утверждая это, мы не противоречим духу и букве Священного Писания, где число 666 символически связано с именем, под которым антихрист выступит как лицо историческое. Но так как, по мнению отцов, числу этому могут соответствовать многие имена, восемнадцатый стих тринадцатой главы Откровения и доселе представляет для нас неразрешимую загадку.

Но помимо числа 666 есть множество иных свидетельств тому, что антихристово «время близко» (Откр. 1, 3). Почему же христиане наших дней, пренебрегая ими, озабочены лишь числовой символикой? Если «тайна беззакония» ныне не просто действует, но при всеобщем безучастии властно вторгается в жизнь мира, то хорошо ли столько внимания уделять имени «беззаконника» и через это вновь и вновь невольно его призывать? Вспомним слова отцов, извещающие нас, что время антихриста, хотя оно и близко, будет предварено многими событиями, о которых прикровенно возвещает Новый Завет. Так, Господь наш, наряду с «войнами и военными слухами» (Ср. Мф. 24, 6), говорит о всесветных бедствиях, вызванных тем греховным состоянием человечества, которое у апостола Павла обобщенно называется «отступлением» (Ср. 2Фес. 2, 3), апостасией. А то, до какой степени распространится это отступление, изъясняют нам – каждый, насколько это открывалось ему свыше, – позднейшие отцы. Мы же на основании их предсказаний и собственных наблюдений можем сказать, что оно к настоящему времени утвердилось во всех областях жизни, и последствия его утверждения не вызывают сомнений. Коль скоро образ и мера предсказанной апостасии осуществились в современном человечестве сполна, то не замедлит и Божие вмешательство. И если, по слову Господа, «ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф. 5, 18), то исполнится, без сомнения, и то, что в различное время было возвещено свыше верным рабам Его.

Подводя итог множеству догадок и опасений относительно судеб мира и человека, спросим о самом главном: в чем опасность эсхатологической перспективы для верных и должны ли они страшиться ее? Мы знаем, что все «ветшающее и стареющее близко к уничтожению» (Евр. 8, 13) и все имеющее начало непременно имеет и конец. Поэтому конечная судьба мира не парадокс, но исполнение предначертанного. Если человек, как частица тварной вселенной, в свое время появляется на свет, достигает зрелости, стареет и умирает, то и все творение, повинуясь велению Творца, в положенные сроки окончит свое бытие. И если срокам этим суждено исполниться в наши дни, кто сможет сему противиться? Но разве истинный конец наш не «жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6, 23)? Да, нас не могут не устрашать чаемые бедствия и пришествие антихриста. Но страх этот – иного рода, чем у тех, кто далек от веры и всецело укоренен в нынешнем веке. Истинно верным страшиться нечего. Устранившись суеты, подчинив себя закону воздержания, они на деле отверглись мира «со страстьми и похотьми» (Гал. 5, 24), твердо содержат в памяти слова апостола, что «ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали», и полностью применяют к себе их продолжение: «итак, отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света» (Рим. 13, 11, 12). Зная о приближении конца, они еще более утверждаются в вере и делах спасения.

Да и были ли такие времена, когда присутствие антихристова духа в мире не напоминало о себе делом? И если главный антихрист явится лишь при конце дней, то предтечи и помощники его действовали в любую эпоху, будучи, как и он, причиной величайших бедствий. В самом деле, так ли много добавит грядущий лжец к тем бесчисленным потрясениям, что уже произошли или вот-вот произойдут?

И если по благодати Божией не устрашили нас многовековые происки малых антихристов и их началовождя сатаны, то не устрашит и число 666, скрывающее последнего «сына погибели». Будучи символом, это число до исполнения сроков имеет вполне отвлеченное значение, ибо от нас никто еще не потребовал добровольного его принятия и отречения от своей веры. После победы христианства указы государей и другие официальные акты имели на себе знак креста, но все иноверные подданные христианских царств не превращались от этого в христиан. В наши дни на большинстве отечественных и заграничных товаров красуются всевозможные цифры и эмблемы, но отсюда никак не следует, что любой их покупатель автоматически проникается «тайным смыслом», заложенным в этих обозначениях. Однако мы тяжко согрешим, если по собственной воле и сознательно отречемся от своей веры и поклонимся лжебогу.

Зная малую меру своих сил, полагаем, что сказали достаточно. Мы убедились, что до пришествия антихриста многому еще надлежит произойти. Будем же с молитвой и неоскудевающим боголюбием готовиться к тому, что ожидает нас в ближайшие времена. И да послужит это залогом нашего спасения и дерзновения пред Богом, Который один знает и может спасти Своих.

* * *

16

Самые пространные из текстов этого раздела известны науке как произведения так называемой византийской апокалиптики и имеют совсем иное происхождение, чем то, какое приписывает им средневековая рукописная традиция. Так, «Пророчества (точнее – Откровение) Мефодия Патарского» принадлежат не священномученику Мефодию Патарскому (312) и даже не святителю Мефодию Константинопольскому (847), как думали ранее, а восходят к сирийскому тексту VII века, где описаны видения некоего месопотамского подвижника «блаженного Мефодия», названного в греческом переводе VIII века «Патарским». «Пророчества святого Андрея, Христа ради юродивого» представляют собой фрагмент жития святого, составленного в X веке патриархом Никифором, который использовал как материал для этой его части текст «Откровения Мефодия» (См.: Виноградов А. Ю., Муравьев А. В., Турилов А. А. Апокалиптика / Православная энциклопедия. Т. III. М., 2001. С. 36–37). Наконец, корпус текстов, известных под названием «Пророчества императора Льва Мудрого», в окончательном виде сформировался, по мнению специалистов, лишь в XII веке (См.: Там же. С. 36). Что же касается «Надписи на гробнице императора Константина Великого», то языковые наслоения византийской эпохи, как и «агарянская тема», дают все основания датировать ее временем после VII века. – Перев.

17

Здесь и далее пояснения и дополнения в квадратных скобках сделаны переводчиком.

18

Источник цитаты не установлен. – Перев.

19

Золотой Рог – бухта в проливе Босфор, в которой Константин Великий в 326 г. основал Новый Рим (нынешний Константинополь) .

20

Ошибка: история Церкви знает лишь одного Мефодия Патарского – священномученика. Тезоименитый ему святой IX века – это святитель Мефодий Константинопольский († 847), которому в свое время, действительно, приписывали цитируемое далее «Откровение». – Перев.

21

В оригинале: "£,r\Q6Ao(poc,. За отсутствием данного слова в доступных нам словарях греческого языка классической, пат-ристической и византийской эпохи читаем его предположительно как £x\q6AiQoc;.Перев.

22

Пророчество называет места зимних стоянок «северных» народов, а не «Филиппа с восемнадцатью племенами». – Перев.

23

По-видимому, иносказательное наименование храма Святой Софии. – Перев.

Комментарии для сайта Cackle