Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (djvu)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


профессор Александр Дмитриевич Беляев

О безбожии и антихристе

Часть 1

   

Подготовление, признаки и время пришествия антихриста

Знаешь признаки антихристовы; не сам один помни их, но и всем сообщай щедро.

    Святой Кирилл Иерусалимский.

Содержание

    Введение
Безбожие, его виды, признаки и представители. Исторические причины, размеры и характер безбожия XIX века. Склонение современного безбожия к упадку. Отступление от веры в Бога в последние времена. Два периода отступления от веры в Бога перед явлением антихриста. Происхождение антихриста. Мерзость запустения, стоящая на святом месте. Мерзость запустения, стоящая на святом месте, и седьмины Данииловы. Мерзость запустения, стоящая на святом месте, и седьмины Данииловы. Мерзость запустения, стоящая на святом месте, и седьмины Данииловы. Мерзость запустения, стоящая на святом месте, и седьмины Данииловы. Сколько времени продолжится царствование антихриста? Когда наступит царствование антихриста? Учение отцов и учителей Церкви и православных богословов о времени и признаках пришествия антихриста. Мнения средневековых богословов Латинской церкви о времени и признаках пришествия антихриста. Мнения богословов Латинской церкви нового периода истории о времени и признаках пришествия антихриста. Полемическое учение Лютера об антихристе-папе и о времени и признаках его пришествия. Полемическое учение лютеранских богословов об антихристе - папе и о времени и признаках пришествия его. Полемическое учение реформатских богословов об антихристе папе и о времени и признаках пришествия его. Оценка полемического учения протестантов об антихристе-папе. Изъяснения протестантских богословов учения Апостола Павла о времени и признаках пришествия антихриста исторические. Учение протестантских богословов о времени и признаках пришествия антихриста догматическое. Изъяснения протестантских богословов учения Апостола Павла о времени и признаках пришествия антихриста критические. Причины и условия происхождения неправильных мнений о времени и признаках пришествия антихриста. Общий взгляд на вопрос о времени и признаках пришествия антихриста. Заключение  

 
Введение
   Если заходит речь, когда было лучше - теперь, или в прежнее время, то собеседники большей частью отдают предпочтение старине, a другие превозносят похвалами новое время.
   Оба взгляда односторонни. В старину было много хорошего, но было много и дурного; и в настоящее время есть добро и зло, счастье и несчастья. Формы и проявления добра и счастья с одной стороны, зла и бедствий с другой, в разные эпохи не одинаковы, потому что изменяются формы и проявления самой жизни. Но это не значит, чтобы сумма добра и счастья, а, с другой стороны, зла и бедствий, в одну эпоху была больше, а в другую меньше. Ошибка в сравнительной оценке прошедшего и настоящего происходит от того, что различая в формах и проявлениях добра и зла, счастья и несчастья люди принимают за различия самого существа и количества их, и что прошедшее кажется лучшим настоящего по склонности человека быть недовольным тем, что он имеет.
   Нельзя, конечно, отрицать, что как в жизни людей, так и в жизни народов бывают времена светлые и счастливые и бывают эпохи злополучные, бывают времена подъёма и расцвета сил и времена упадка их. Но нельзя не задуматься и над мыслью, что избыток благ может принести человеку и народу не меньше зла и бед, чем недостаток их. В счастье человек забывается; при обилии благ он злоупотребляет ими. То же бывает и с народами. Напротив, несчастья исправляют людей и народы. История представляет поучительные примеры этого. Кто не признаёт времена монгольского ига самой злосчастной эпохой в истории Русского народа? Сотни городов и селений были превращены в развалины: потоками пролилась русская кровь; два века жизнь Русского народа была подавлена тяжким гнётом жестокого победителя; упало просвещение и материальное благосостояние Русского народа; русский человек тягостно и униженно трепетал пред бесчувственным Монголом. И, однако, не эта ли эпоха исцелила Русский народ от расслаблявшего и разрушавшего Россию недуга братоубийственной княжеской междоусобицы? Не она ли сплотила всех Русских славян в одну огромную могущественную семью? Не она ли была для них суровой школой, воспитавшей в них набожность, нравственную строгость, самоотверженную любовь к отечеству, всегдашнюю преданность воле Божией и непоколебимую веру в помощь Божию, спокойствие и бодрость духа, неистощимую выносливость и терпеливость в перенесении нужды и несчастий, презрение к опасностям и к самой смерти? Наоборот, Римская империя в эпоху земной жизни Христа была переполнена благами мира: она покорила все царства тогдашнего мира и сделалась всемирной монархией; её могущество было непобедимо; в неё стекались сокровища со всего мира; в ней процветали науки и искусства; в ней кипела жизнь. Но хорошо только то, что хорошо кончается. А конец Римской империи был печален. Римский народ потонул в изобилии земных благ, но вместе с тем он погряз и в пороках, и Римская империя погибла. Для угнетённой Монголами России даже и вдали не блестела заря ожидавшего её всемирного могущества и величия, а пышная и всемогущая Римская империя уже склонялась к упадку и близилась к своему злосчастному концу, и, что всего хуже, - не предвидела этого. Русский в эпоху монгольского ига, без сомнения, считал своё время самым несчастным и самым погибельным для России временем. Напротив, Римлянин при императоре Августе мог ли не назвать своё время золотым веком, Рим - вечным городом, Римскую империю - вечным всемирным царством? Так трудно людям определить, хорошо, или дурно переживаемое ими время, движутся ли они вперёд, к совершенству, или пятятся назад, склоняются к упадку.
   Бесспорно, что норма жизни есть счастье и потому-то Православная Церковь каждый день многократно при Богослужениях своих молит Бога „о избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды”. Стремление к счастью, равно как и к совершенству, вложено в самую природу человека, и потому-то все люди желают и употребляют усилия достигнуть счастья. Но к истинному счастью направляют свои стопы весьма немногие, и ещё меньшему числу людей удаётся достигнуть его. Причин этого много. Большей частью люди не знают, или плохо знают, в чём состоит истинное счастье, принимают за счастье призраки его, гонятся за ними и, разумеется, счастья никогда не достигают и не могут достигнуть. Другие хотя и имеют понятие об истинном счастье, но не могут устоять против чувственных желаний, не могут победить склонностей своего сердца, и, вопреки разуму и сознанию, предпочитают низшие блага высшим, иди даже предаются удовольствиям пустым, низменным, гнусным и пагубным, и становятся уже прямо людьми несчастными и погибшими. Иные не только понимают, в чём состоит истинное счастье, но и влекутся к нему сердцем и всё-таки не достигают его; потому что не имеют сил, твёрдости и настойчивости, чтобы преодолеть все препятствия и трудности узкого, тернистого и небезопасного пути к нему. Люди по зависти, вражде, своекорыстию, себялюбию, властолюбию, тщеславию, соперничеству постоянно препятствуют друг другу достигать счастья, а также подкапывают счастье обладающих им. Даже любящие человека иногда причиняют ему не меньше страданий и бедствий, нежели ненавидящее его: враги человеку домашние его (Мф. 10:36). Внешняя природа, исторические события, стечение обстоятельств, бессознательно, но зато и совершенно безжалостно разрушают благосостояние и подкапывают счастье, как единичных лиц, так и целых народов, или огромных масс людей. А главное, люди по нерадению и самонадеянности, по маловерию и неверию, не призывают благословения Божия на свои труды и предприятия, грехами отдаляют от себя благодати Божией. А без заступления Божия ничтожная случайность в минуту губит благосостояние, счастье и жизнь человека. Если и достигается иными счастье, то почти всегда путём испытаний и несчастий. Венцы даются только за подвиги; а можно ли совершить подвиги без испытаний, иногда весьма тяжких? И, кто знает, не тот ли самый счастливый человек, не тот ли самый счастливый народ, который вместе с псалмопевцем может сказать: Благо мне, что я пострадал, дабы научиться уставам Твоим (Пс. 118:71)? Остра и едка соль несчастья, и не дай Бог никому вкусить её свыше сил своих, - чрезмерное горе иссушает сердце, ожесточает и озлобляет человека, подавляет энергию, погружает в апатию, или доводит до уныния и погибельного отчаяния. Но зато она предохраняет тело от расслабляющей изнеженности, душу от нравственного тления, вытравляет легкомыслие и порочные навыки, угашает страсти, закаляет характер, укрепляет и взращивает веру в Бога, иногда совсем перерождает человека. Никогда солнышко не сияет так ласково и приветливо, никогда блеск его лучей не кажется столь ярким и радостным, как после грозы и ненастья.
   Если нелегко знать, насколько счастлив тот, или другой человек, то во сколько же раз труднее определить, какая эпоха лучше, какая хуже. Впрочем, и само собой понятно, что личные мнения о достоинствах какой-либо эпохи не высокой цены, Людям очень трудно составить верный, беспристрастный, объективный и широкий взгляд на хорошие и дурные стороны переживаемой ими эпохи и указать ей надлежащее место в ряду других эпох. Чтобы иметь истинное и полное понятие о характере и значении главных направлений мысли, о степени умственного развития, о размерах и качествах просвещения, о состоянии наук, о достоинстве религиозных движений, о чистоте религиозного и нравственного сознания, об уровне религиозности и нравственности, о степени благосостояния и прочем в известную эпоху, и чтобы верно оценить её сравнительно с другими эпохами, нужно иметь глубокий, даже гениальный ум, обширные познания о современной жизни и по всемирной истории, житейскую опытность, открытое и исполненное любви к людям сердце, истинную религиозность и чистую нравственность. Ещё труднее предугадать значение переживаемой эпохи для последующих.
   Истинная оценка эпохи, непосильная уму и сердцу отдельных людей, с большим успехом достигается совокупными усилиями многих людей. Результаты этих усилий составляют науку, а потому в решении вопроса о сравнительном достоинстве эпох мы и обратимся к суду науки, а также к историческому опыту и свидетельству памятников прошлой жизни человеческого рода. Но и голос науки, и исторические памятники, и многовековой опыт жизни человечества суть всё-таки свидетельства человеческие, а потому не непогрешительные. Поэтому их следует уяснять, восполнять и проверять свидетельствами, безусловно, истинными; а таковые даны в Священном Писании.
   Что касается, прежде всего, науки, то по вопросу о сравнительном достоинстве эпох в науке новейшего времени преобладает и даже господствует признание так называемого прогресса или непрерывного поступательного движения человечества вперёд. Предполагают, а иные и решительно утверждают, что все виды жизни на земле произошли постепенно, в течение длинного ряда веков, от одной простейшей формы её - протоплазмы, через преобразование или трансформацию одних видов и форм жизни в другие, низших в высшие, путём развития или эволюции. В эту цепь живых существ входит и человек, происшедший будто бы от высших животных и составляющий высшую ступень в развития жизни на земле. Но и в самом человечестве продолжается развитие. Сначала люди были полуобезьянами, полулюдьми; потом они стали совсем людьми, но дикими, подобными теперешним дикарям. Затем, медленно, но постоянно совершенствуясь, они вышли из состояния дикости и стали сначала людьми полуобразованными или полу-культурными; и наконец, иные расы и племена достигли состояния полной цивилизации или культуры, в которой тоже можно различать стадии или ступени развития. И в будущем человечеству предлежит путь постепенного дальнейшего развития. Иные мечтают, что человечество некогда достигнет полного материального благосостояния, равномерно распределённого между всеми, и необыкновенно высокого умственного и вообще духовного развития; на земле водворится рай, настанет золотой век. Другие не отдают себе отчёта о состоянии и ступенях развития человечества в будущем, а просто называют прогресс его бесконечным.
   До́лжно к этому прибавить, что происхождение и развитие всего царства жизни со включением человека из простейшего жизненного зародыша допускается отнюдь не всеми учёными, а только приверженцами так называемой эволюционной гипотезы или дарвинистами. Многие же другие учёные, не разделяя мнения о происхождении человека от животных, тем не менее полагают, что первобытное человечество находилось в состоянии дикости, из которого богаче одарённая природой и поставленная в лучшие условия жизни часть его вышла, достигла состояния цивилизации, и будет совершенствоваться и в будущем. Идея прогресса человечества принята в философии, и истории, в естествознании и вообще в светских науках.
   В последнее время некоторые учёные, особенно астрономы, вполне признавая существование поступательного движения в человечестве, не признают его, однако, бесконечным. Но причину конца движения человечества вперёд они находят не в свойствах природы человека и не в свойствах самого движения, а в прекращении самого существования человеческого рода. По мнению их, через несколько миллионов лет наступит конец жизни человечества, и притом печальный и страшный. По догадкам одних астрономов Земля и всё, что на ней есть, моментально разрушится от столкновения с другим небесным телом. По соображениям других астрономов некогда Земля станет в такие условия бытия, при которых существование жизни на ней окажется невозможным, и человечество и всё живущее на Земле умрёт медленной смертью. Будет ли человечество затоплено водой, которая разольётся по поверхности земного шара, или, напротив, погибнет от голода и жажды на иссохшей земле, замёрзнет ли оно от нестерпимого холода, или задохнётся в изменившемся по составу воздухе, или же моментально превратится в горящий газ от страшного удара, - так, или иначе, рано, или поздно, но неизбежно оно погибнет по догадкам астрономов.
   Но надежда не покидает человека в самом безвыходном положении, переживаемом, или ожидаемом. И идея бесконечного движения человечества вперёд так крепко укоренилась в сознании учёных, что они надеются на продолжение существования прогресса и после гибели человечества. „Просуществует наша Земля 15, много 17 миллионов лет; но всё же наступит ей конец. Из-за чего же трудиться?1 Но не перенесётся ли, путём эволюции жизнь с нашей планеты в другой уголок мироздания? Это такой вопрос, который удобнее обсуждать в тиши кабинета, нежели в публичной аудитории. Такими приблизительно словами закончил астроном Бредихин свою публичную лекцию в Москве в марте 1887 года о солнечном затмении, имевшем быть 7 августа того же года.
   Подвергая оценке мнения учёных о развитии или движении человеческого рода вперёд, мы должны сказать, что взгляд эволюционистов на происхождение и развитие жизни и видов её не верен, а взгляд прочих учёных на развитие собственно человечества односторонен и преувеличен.
   Не доказано и ложно то, будто человек произошёл от животных: потому что некоторое сходство человека с животными не свидетельствует ещё о происхождении первого от последних.
   Не доказано то, что первобытный человек находился в состоянии дикости. Есть основания теперешние дикие народы признать племенами одичавшими, а не изначала дикими. Первобытный человек находился в состоянии патриархальной простоты и непорочности, а не животного зверства. Первобытный человек, вследствие грехопадения, ниспал из лучшего и высшего состояния в низшее. Об этом свидетельствуют как Божественное Откровение, так и предания и поэзия народов и языки их. В сознании народов осталась память о существовавшем первоначально, но утраченном людьми золотом веке, сменившемся веком медным, а потом и железным. Таким образом, древнейшие предания народов свидетельствуют не о прогрессе, а о регрессе первобытного человечества. При отсутствии других ясных свидетельств нельзя не верить этим преданиям, тем более что значительное богатство языков диких народов показывает, что некогда они стояли на более высоких ступенях развития в сравнении с теперешним их состоянием. Голос предания и свидетельства науки языковедения подтверждаются прямыми свидетельствами Священного Писания. Книга Бытия, эта древнейшая книга в мире, свидетельствует, что первые люди были созданы Богом, были непорочны, щедро наделены дарованиями, жили в раю и могли не умирать; но потом впали в грех, который сделался постоянной принадлежностью природы их и их потомства, были изгнаны из рая, тело их стало болезненным и смертным; отношения их к Богу, друг к другу и к природе ухудшились. Но как ни глубоко пал человек вследствие греха, тем не менее это была ещё не самая низкая степень упадка человечества. И после грехопадения прародителей тело первобытных людей было ещё настолько крепко, что они жили почти по тысяче лет. Точно также и порча духа росла постепенно и с веками усиливалась и шире распространялась в человечестве: число добродетельных людей уменьшалось, злых увеличивалось. Поток греха, углубляясь и расширяясь, затопил, наконец, почти всё человечество. Греховная порча столь глубоко проникла природу людей, что она сделалась уже неисправимой, неисцельной, и явилась страшная необходимость почти всех людей на земле, погрязших в грехе, погубить волнами потопа.
   Однако из книги же Бытия видно, что рядом с упадком человечества было и движение вперёд. Оно обнаружилось в том, что среди развращённого человечества всё-таки оставались святые люди, как, например, Ной со своим семейством, которые не только сами были добродетельны, но и имели мужество увещевать своих нечестивых современников исправиться. Кроме того, люди расширяли свои познания, делали полезные изобретения. Так, были изобретены музыкальные орудия, и было открыто искусство обработки металлов - меди и железа; каменные, костяные и деревянные орудия были заменены медными или бронзовыми и железными. Это было величайшее открытие.
   Свидетельства книги Бытия о том, что первобытное человечество в изобретении внешних удобств жизни двигалось вперёд, вполне подтверждается современной наукой. Раскопки и находки, произведённые в последние сто лет, показали, что народы сначала выделывали и употребляли утварь и орудия из камня и из кости. Первоначально эти орудия и утварь имели грубую отделку, были отбивными (палеолитическая или археолитическая эпоха), а потом люди стали делать и употреблять обтёсанные или шлифованные орудия и утварь (неолитическая эпоха). Только уже позже народы научились приготовлять орудия и утварь из бронзы (бронзовая эпоха) и наконец, из железа (железный век).
   И после потопа движение человечества вперёд и отступление назад шли совместно. Это обнаружилось в одном из величайших событий всемирной истории, о котором повествует книга Бытия, в столпотворении Вавилонском. Велик был этот замысел! Высоко стояло тогда строительное искусство, если люди задумали и начали осуществлять это предприятие! Велика была энергия строителей! Так и кажется, что это были не обыкновенные люди, а какие-то гиганты, одарённые сверхчеловеческими силами. И если вспомнить о пирамиде Хеопса, о великом сфинксе, о развалинах каких-то огромных сооружений на некоторых островах Восточного океана, если вспомнить, что машин тогда не было; то нельзя достаточно надивиться чудесам строительного искусства древних. А, с другой стороны, - сколько было младенческой наивности в замысле построить башню до небес! Сколько было демонической гордости и дерзости в желании создать себе имя этой превышающей всякую возможность постройкой! Сколько было деспотизма в намерении строителей иметь в башне центр всего мира, чтобы господствовать отсюда над всеми народами, имевшими рассеяться по всей земле! В замысле построить башню до небес не таилась ли даже мечта сравняться с Богом, в позднейшее время дерзновенно высказанная одним знаменитым и гордым властелином той же Вавилонии; взойду на небо, выше звёзд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера, взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему (Ис. 14:13-14)? И как об этом гордом и жестоком завоевателе сказано: Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней (Ис. 14:15); так и Вавилонская башня, не доконченная, превратилась в груды мусора. Не предначертан ли в этом необыкновенном предприятии образ всего человеческого прогресса, величественного по замыслу, чудесного по изобретательности и искусству, могущественного по власти над природой, изумительного по многовековому неустанному труду бесчисленных рабочих, но всегда и везде кончавшегося разрушением?
   В самом деле, какие указания даёт о поступательном движении человеческого рода вперёд всемирная история?
   Прежде всего, она ясно показывает, что постепенности и непрерывности в движении всего человеческого рода вперёд нет теперь, не было и прежде. Нет того, чтобы, чем дальше шло время, тем более и более подвигалось развитие человечества во всех его частях, так что теперь, когда протекло уже много тысяч лет жизни человеческого рода, все племена его стояли бы уже на значительной, а более даровитые и на весьма высокой степени развития. На самом деле в настоящее время очень многие племена находятся в состоянии дикости; другие народы ещё в незапамятные времена достигли значительной степени развития, но остановились и в течение тысячелетий остаются в состоянии неподвижности; наконец, иные народы, именно европейские, бывшие полторы тысячи лет тому назад, за исключением Греков и Римлян, варварами, полудикими племенами, достигли очень скоро высокой степени просвещения и продолжают непрерывно двигаться вперёд. И всегда, насколько запомнит история, на земном шаре одновременно существовали народы образованные, полуобразованные и дикие или одичавшие. Таким образом, всемирная история неопровержимо свидетельствует о том, что, между тем как одни племена и народы двигались и теперь движутся в своём развитии вперёд, другие части человеческого рода находились и доселе находятся в состоянии неподвижности. Было и есть в человечестве движение вперёд, но была и есть также неподвижность, продолжающаяся во многих племенах человеческого рода неопределённо долгое время. Почти вся Азия, почти вся Африка, туземная Америка, туземная Австралия и Океания находятся в состоянии неподвижности. Кроме неподвижности или косности в жизни человеческого рода замечается ещё другая, уже совершенно противоположная поступательному движению вперёд, сторона, - разумеем движение назад или упадок того или другого народа, либо племени. Многие исторические народы, быстро или медленно, достигли значительной или даже высокой степени развития: но потом стали клониться к упадку. Под ударами врагов ослабело их политическое могущество, они подчинились другим сильнейшим царствам и утратили национальную независимость и самостоятельность, раздробились, выродились физически, смешались с другими племенами; оскудела их и духовная жизнь: исчезли их промышленность и торговля, упали их искусства и науки: иные влачат ещё жалкое полунезависимое или и совсем зависимое существование, а другие даже совсем исчезли с лица земли, так что самая память о них и об их славном прошлом остаётся только в летописях истории и в немногих оставшихся от них и полу-сохранившихся литературных и вещественных памятниках. В самом деле, что осталось от древних царств Вавилонии и Ассирии, блиставших могуществом, завоеваниями, торговлей, искусствами, науками, богатствами, роскошью? Пустынная местность, населённая бродячими, бедными разбойничьими племенами и шакалами и гиенами и загромождённая грудами мусора. Что сохранилось от мореплавателей и богатых торговцев древнего мира Финикии? Где их корабли, плававшие по всем тогдашним морям? Где величественные сооружения их зодчества? Где их цветущие и богатые колонии? Всё давно разрушено, уничтожено, покрыто вековым могильным прахом. Египтяне создали вековечные памятники. Всё боится времени, но время боится пирамид. Много тысяч лет протекло с тех пор, когда жил этот удивительный народ, воздвигнувший колоссальные пирамиды, создавший гигантские сфинксы и другие необыкновенные сооружения, и, однако, большая часть этих сооружений и мумии их строителей уцелели. Но где самый этот народ? где культура его? кто и каковы его потомки? Увы! народа этого давно нет в живых; погибла и культура его: потомки его - жалкие, полудикие рабы. Построенные из камней здания пережили народ, которым они были воздвигнуты. Что осталось от древнего Персидского царства, цари которого выводили на ратное поле миллионные армии? Бедное, захудалое, полуобразованное современное Персидское царство. Куда девалась всемирная монархия Александра Македонского? Распалась тотчас после его смерти. Единственным долговечным памятником его деятельности сделался основанный им город его имени, получивший всемирное значение по торговле и просвещению, как центр сношений Востока с Западом. Гораздо более прочными, долговечными и благотворными оказались цивилизация и плоды её двух великих классических народов - Греков и Римлян. У Греков, этого малочисленного, но славнейшего во всех отношениях народа древнего времени, почти все проявления духовной жизни достигли столь высокого совершенства, какого они не достигали никогда и нигде прежде и даже после. Оплодотворяемый идеями и образцами духовного творчества образованных народов Востока гений этого необыкновенного народа произвёл бессмертные, несравненные по своему совершенству создания в области философии, почти во всех отраслях поэзии, в историографии, в красноречии, в математике, в ваянии, в архитектуре. Разностороннее и богатое духовное творчество Греков оказало сильное влияние на их победителей Римлян, у которых достигли высокой степени совершенства архитектура, красноречие, историография, некоторые виды поэзии и наука о законах. С распространением в Римской всемирной империи христианства гений Греков и Римлян, оплодотворённый влиянием истинной и богооткровенной религии, просвещённый несравненным светом божественной истины, содержащейся в Священных книгах Ветхого и Нового Завета, вспомоществуемый благодатью Божией, укрепляемый подражанием образцу всех совершенств Иисусу Христу, вновь и более совершенно проявил свои силы, создавши многочисленные, превосходные и поистине бессмертные творения по богословию. Образцовые творения натурального гения Греков и Римлян и бессмертные творения гения тех же народов, просвещённого божественной истиной откровенной религии, легли в основу просвещения всех позднейших образованных народов почти всего мира, так что и доселе, вот уже в течение полторы тысячи лет, образованные народы воспитываются и учатся на образцах греко-римского гения. Таким образом, греко-римская цивилизация оказалась и обещает быть более долговечной, нежели предшествовавшие ей цивилизации народов Востока.
   Но не следует опускать из вида двух обстоятельств при оценке долговечности греко-римской цивилизации.
   Во-первых, хотя плоды её существуют и доселе, но первовиновники её - Греки и Римляне, уже давно перестали быть её носителями и двигателями. Где теперь всемирная Римская империя? Она давно не существует даже и по имени. Где теперь доблестный древний Римский народ? Язык его стал мёртвым, а потомки его, хотя ещё и существуют в Итальянцах, но этот народ, слабый политически, обнищавший, полуобразованный, напоминает дряхлеющего старца. Ещё заметнее разница между гениальным, сильным, богатым, исполненным жизни древнегреческим народом и современными Греками. Живут они в той же плодородной и прекрасной по климату и местоположению стране, сохранили свой язык, отчасти и народный тип, христианскую веру; и всё-таки это какой-то упавший народ. Конечно, он был подавлен в течение почти четырёх веков тяжёлым игом невежественного, жестокого и враждебного христианам народа - Турок. Но он начал клониться к упадку ещё гораздо ранее, так что подчинение его турецкому владычеству было уже результатом раньше начавшегося упадка, хотя, в свою очередь, оно ещё более усилило последний.
   Во-вторых, долговечности, как самих классических народов, так и в особенности их цивилизации, весьма много содействовало христианство. Эта божественная религия, свет которой воссиял им с Востока, из Иудеи, вдохнула в них новые силы, новую жизнь. Сами, воспринявши христианство с Востока, они передали светоч его всем европейским народам, а вместе с ним сообщили им и творения своего натурального гения. Без христианства греко-римская цивилизация, быть может, не оказала бы и малой доли своего благотворного влияния на европейские народы и их просвещение. Какую необычайную живучесть даёт богооткровенная религия и народу, исповедующему её, и цивилизации его, это особенно наглядно показывает Иудейский народ. Потерял он своё отечество, рассеян по всему свету; тем не менее он и доселе существует. Но те части этого народа, которые отпали от своей богооткровенной религии, как, например, десять колен израилевых, давно исчезли, смешались и растворились с другими народами. Очевидно, что Иудейский народ своей живучестью обязан не племенному своему характеру, а своей вере. Поэтому, можно думать, живучесть и теперешних христианских народов, а равно и их цивилизации будет тем больше и продолжительнее, чем твёрже и постояннее они будут держаться христианской веры, чем менее будет среди них извращений её и отпадений от неё и чем более дух их, жизнь и деятельность будут проникнуты силой истинного христианства. Но так как уже и теперь, и притом с давнего времени, многие христианские народы исповедуют извращённое, еретическое христианство, а некоторые части этих народов совсем отпали от христианства и даже не веруют в Бога, то и надежды на долговечность современных образованных христианских народов и на прочность их цивилизации не могут не омрачаться тревожными опасениями за целость и успешный рост этих народов и их цивилизации. Нет ничего невозможного в том, что некогда теперешние европейские народы дойдут до вершины своего развития: но вместе с тем изживут и исчерпают все задатки своих сил и дарований, начнут клониться к упадку, уступят первенство другим народам, и хотя не исчезнут ещё с лица земли и с арены всемирной истории, но их существование в сравнении с теперешней кипучей жизнью будет медленным умиранием.
   Можно, кажется, признать законом, что каждый народ, подобно каждому человеку, переживает периоды младенчества и детства, отрочества и юности, зрелости и возмужалости, затем увядания и старости, и, наконец и совсем прекращается его существование - политическое, национальное и культурное. В любое время человеческий род в своих племенах и народах представляет некоторое сходство с лесом или садом. В лесу есть семена, упавшие на землю, прозябающие и обещающие всходы; есть деревца, только что пробивающиеся из земли; другие деревца имеют вид тонкой, но уже высокой былинки; третьи стали деревьями, но только молодыми; далее мы видим деревья уже окрепшие, крупные, в расцвете сил. Ещё далее мы встречаем деревья огромной толщины и высоты, доросшие до предела здоровой жизни; наконец мы видим деревья тоже исполинского роста, но уже одряблевшие, а иногда и полузасохшие, подгнившие в своей сердцевине. Деревья последнего вида редки, но только потому, что или человек рубит их раньше, чем они начнут гнить и умирать, или потому, что истлевающая и подгнившая древесина их стволов и корней не в состоянии оказывать достаточного сопротивления напору ветра, и налетевшая буря ломает их и повергает на землю, где, догнивая, они утучняют почву и дают обильную пищу окружающей растительности. Этот закон возрастания и расцветания, умирания и смерти действует и в человеческом роде. Есть в нём племена, которые, подобно лежащим в земле растительным семенам, не столько живут, сколько прозябают, не обнаруживают пока роста и развития; таковы дикие народы. Другие племена обнаруживаюсь признаки перехода от прозябания к росту; это можно сказать о Неграх в Америке и о некоторых негритянских племенах в Африке. Третьи племена уже достигли некоторой степени и развития; таковы полу-культурные народы в разных частях света. Иные народы можно назвать вполне культурными и дальнейшие рост и развитие их вполне обеспеченными, но они ещё находятся в состоянии юношеского возраста, но достигли зрелости и высоких степеней развития; таков например, Русский народ. Ещё иные народы достигли уже высокой степени развития и все ещё движутся вперёд; таковы англо-саксонские, тевтонские, кельтские и романские племена в Европе и в Америке. Но в некоторых народностях этих племён движение вперёд идёт очень туго, а отчасти обнаруживается упадок; так что более основания думать, что они находятся в периоде увядания, а не роста и развития. Разумеем Итальянцев, Испанцев и, пожалуй, Французов у которых прирост населения стал очень мал. Есть народы, которые находятся в состоянии старческой слабости, упадка, бедной и мелкой жизни в сравнении с жизнью их в прежние времена; это можно сказать о некоторых монгольских и арабских племенах, о Грузинах, Греках и других. Были, наконец, знаменитые народы, которые давно умерли: таковы Финикияне, Египтяне, Вавилоняне. Ассирияне, древние Ацтеки и Перуанцы. В человеческом роде, в одной части его духовная жизнь находится как бы в состоянии сна и ждёт возбуждения извне, в другой части даёт ростки, обещающие развиться впоследствии в пышное и плодовитое дерево, в третьей расцветает с юношеской силой и свежестью, в четвёртой достигла зрелости и, может быть, вершины своего развития, в пятой склоняется мало заметно, или заметно склонилась к упадку, в шестой, то ярко вспыхивая, то угасая, проявляет только отблески славного прошлого, в седьмой медленно, сонно и бледно протекает, как кровь в жилах старика, здесь замирает, а там уже покрылась могильным прахом. Было это всегда, есть теперь, будет и впредь.
   До́лжно, однако, заметить, что образованные народы, склоняясь к упадку, умирая, и даже после смерти своей, продолжают жить в своих наследниках - в тех народах, к которым переходит их духовное наследство; и эти наследники, благодаря полученным богатствам, сами становятся народами образованными. Так, предки классических Греков были народом пастушеским, полудиким, или и совсем диким. Но, вступивши в сношения с образованными народами Востока - Египтянами, Финикиянами, Вавилонянами. Ассириянами, Иудеями, они восприняли от них различные знания и искусства, навыки и обычаи цивилизованной жизни, законы и нравственные правила, государственные и общественные порядки и учреждения и т. п. Все эти семена цивилизованной жизни Востока были легко восприняты богато одарёнными от природы Греками, были быстро взращены гением этого народа, и в результате получилась греческая цивилизация, заменившая погибшие вскоре цивилизации народов Востока и далеко превзошедшая их разносторонностью, богатством, совершенствами. В свою очередь, под влиянием греческой образованности, расцвела цивилизация Римского народа. Наконец, греко-римская образованность возбудила духовную жизнь прочих европейских народов, находившихся ранее в состоянии дикости, оплодотворила их гений, который, под этим воздействием, и развил философию, науки, искусства, промышленность, технические производства, торговлю, государственные и общественные учреждения и вообще всё духовное творчество и весь строй жизни с такой разносторонностью, полнотой, богатством и совершенством, как никто никогда прежде. Но зарождению, развитию, прочности, богатству и совершенству цивилизации современных образованных народов ещё более содействовало христианство, которое разоряло тьму грубого, лживого, чувственного и зверского язычества, смягчило нравы, искоренило рабство, внедрило в сознание людей идею братства народов, очистило и возвысило нравственность, дало силы подавлять эгоизм, грех, страсти, облагородило и улучшило весь строй жизни человечества - личный, семейный, общественный, государственный, международный, освободило людей от грубых заблуждений и суеверий, возвысило и одухотворило их стремления, помыслы, идеалы, сообщило им истинные и возвышенный понятия о Боге, мире и человеке, пересоздало всего человека, сделавши его из плотского духовным, вывело его из мрака греха и заблуждений, согревши его, как солнцем, божественной любовью, и просветивши божественной истиной. Свет, как естественного гения и творчества его, так и свыше данной божественной истины и благодати, воссиял с Востока и отсюда распространился по всему миру. О Тувалкаине осталось только краткое упоминание в книге Бытия; но изобретённое им искусство обрабатывать металлы досталось в наследство человечеству и сделалось основой всей внешней цивилизации его. Давно погибли Вавилоняне; но добытые ими астрономические познания легли в основание счисления времени и величественной современной нам науки о мироздании. Умерли Финикияне; но изобретённый ими алфавит стал фундаментом письменности почти всех образованных народов. Сделались кочевниками Арабы; но математика, естествознание и архитектура, процветавшие у их предков, оказали значительное влияние на умственный рост народов западной Европы. Погибла древняя Греция, распалась всемирная Римская империя; потомки древних Греков и древних Римлян влачат жалкое существование. Но доселе живут и приносят плоды мудрость, философия, науки, литература, искусства, этих обоих классических народов. А что касается до несравненного света истины богооткровенной религии, то он никогда не может померкнуть. Умирают люди, разрушаются малые и великие царства, вымирают целые народы и племена: но открытия и изобретения; знания тайн, сил и законов природы; законы и учреждения; религиозные, философские и научные истины: бессмертные произведения литературы; памятники искусств; предания о великих людях, о гениях, мудрецах, подвижниках добродетели, о святых людях, о мучениках за преданность Богу, за правду и самоотверженную любовь к людям, - всё это передаётся от одних народов другим, переживает народы и царства, делается достоянием значительной части человечества. В общем итоге прогресс в человечестве есть; несомненно, что оно движется вперёд.
   Тем не менее упадок и исчезновение с лица земли образованных народов задерживает общее развитие всего человеческого рода. Хотя духовные сокровища умирающего народа передаются другим народам, но обыкновенно не в полном составе. Часть наследства, иногда и значительная, пропадает почти бесследно: секреты изобретений уносятся в могилу, знания забываются, литературные и вещественные памятники погибают, самые языки умирают, исчезают вместе с народом гении его, дух его, весь внутренний строй его жизни. Но если бы даже и все произведения духовного творчества сошедшего с арены истории народа сохранились и перешли в наследство другим народам в полной целости, хотя на самом деле этого никогда не бывает, это не могло бы вознаградить ничем незаменимой потери в том, что жизнь народа, творчество его, живое влияние на другие народы прекратилось. Остаётся наследство от гения, но самого гения и живого творчества его уже нет.
   Далее, оставляемое умирающим народом духовное наследство, как бы оно ни было велико и богато, только облегчает поступательное движение получающих его народов, а не создаёт его. Оно пробуждает дремлющие силы натуральных или некультурных народов, подобно дождю, оплодотворяет почву их природных дарований, даёт им образцы для подражания, расширяет горизонт их мысли, жизни и деятельности, даёт обильную пищу их уму, обогащает их знаниями, даёт им возвышенные, неведомые им дотоле, идеалы. Но воспринять, усвоить и применить к своему собственному народному характеру эти богатства духовного творчества юный народ должен собственными усилиями, упорным и долгим трудом. И ещё более долгий труд и большие природные дарования требуются для того, чтобы народ не сделался в своём духовном творчестве бледной и слабой и никому ненужной копией того народа, от которого он получил наследство. Чтобы он выработал свою собственную цивилизацию, хотя и не самобытную по происхождению и по своему первоначалу, но самостоятельную по своему дальнейшему развитию, по общему характеру и по своим конечным результатам. Творения гения как умерших, так и живых народов и непосредственно-жизненное влияние последних зажигают светоч просвещения в натуральных народах и поддерживают его горение; но чтобы он горел долго, сильно, ярко и истинным светом, для этого нужны долговременные и огромные труды самих этих народов и высокие природные дарования. Каждый народ вновь и вновь с азбуки начинает своё просвещение, сам созидает свою цивилизацию от начала до конца. Только при этом условии его цивилизация может быть прочной, самобытной, показать значительное содействие развитию всего человеческого рода. Ни один вновь выступающий на арену истории народ не может прямо стать на ту ступень, до которой дошло развитие народа, передавшего ему своё духовное наследство. Народы, воспринимающее чужую цивилизацию подражательно, поспешно, а потому и поверхностно, не претворяющие её в свою плоть и кровь, несклонные настойчиво раскрывать свои природные дарования, не могут создать ничего прочного, ценного, самобытного и великого. Даже самое существование таких народов не бывает продолжительным.
   Но и возбудить духовное развитие и возжечь светоч просвещения в племенах диких и полудиких не всегда удаётся тем образованным народам, которые вступают с ними в сношения и начинают оказывать на них влияние. Как в жизни людей наследство, оставляемое родителями детям, иногда не идёт впрок наследникам и даже служит к погибели их: так и воздействие образованных народов на натуральные племена не всегда бывает плодотворным и полезным для последних, а иногда прямо губит их. Например, многие низшие племена цветных рас раньше сношений с европейцами хотя и находились в состоянии одичания, но, по крайней мере, существовали и пользовались той жизнью, к какой они были способны. А после и вследствие сношений с европейцами они стали вымирать, и некоторые племена, как Тасманийцы, уже вымерли. Конечно, вымирание их, может быть, произошло от того, что европейцы познакомили их именно с худшими сторонами своей жизни и эксплуатировали их; например, занесли к ним заразные болезни, которых раньше у них совсем не было, спаивали их водкой, обменивая её, с большой для себя выгодой, на их естественные произведения и товары, жестоко обращались с ними, обязывали их покрывать одеждой всё тело, что оказалось вредным для жителей тропических стран и т. п. Но, во всяком случае, налицо тот факт, что влияние высшей по способностям и образованности расы на низшие и одичалые племена вместо того, чтобы развить, возвысить и облагородить жизнь последних, иногда приводит эти племена к вырождению и уничтожению.
   Есть, наконец, препятствия движению вперёд, которые в большей или меньшей мере отягощают народы, на какой бы ступени развития они ни находились, в какое бы время, в каком бы месте и в какой бы обстановке они ни жили. Препятствия развитию человечества находятся, прежде всего, во внешней природе. В холодных поясах земли развитие людей препятствует излишний холод, в жарких поясах - чрезмерный зной; в одних странах народы разобщены друг от друга пустынями, в других горами, в третьих лесами или болотами: там народы не развиты оттого, что природа слишком бедна, здесь население изленилось и одичало оттого, что природа слишком богата и без всяких трудов с его стороны доставляет ему пропитание и т. п.
   Но самые существенные препятствия развитию заключаются в самом человеке, в природе его.
   Природа человека ограниченна. Ограничен его ум, воля его бессильна и косна, чувство слабо, тело его хрупко. Людей, выдающихся глубиной и широтой ума, силой чувства, твёрдостью воли, крепостью тела, мало. Да и великие люди не свободны от слабостей и недостатков; и даже у великих людей и недостатки бывают крупные.
   Ещё большее препятствие развитию представляет испорченность, греховность человеческой природы. При одной только естественной ограниченности человечество могло бы совершенствоваться постоянно и наконец, достигло бы той степени совершенства, на которой оно без смерти перешло бы в иную, высшую форму бытия. Но порча человеческой природы сделала невозможным постоянство совершенствования людей и всего человеческого рода и уничтожила способность людей достигать наивысшего доступного им на земле совершенства. Мало этого: греховная порча столь глубоко проникла в человеческую природу, столь сильно повредила её и извратила, что человечество вместо того, чтобы совершенствоваться, стало падать глубже и глубже и в религиозности, и в нравственности, и в умственной деятельности. Вспомним, до какого глубокого нравственного и религиозного, а, можешь быть, и умственного упадка дошло человечество перед потопом, или как глубока была безнравственность и как грубы и извращённы были религиозные верования даже самых образованных народов перед пришествием Христа на землю. Глубоко извращённые религиозные верования и нравственные понятия, безнравственные культы, кровожадный фанатизм, нелепые и мрачные суеверия, непрерывная истребительная война между народами и племенами, деспотизм, рабовладение, многожёнство, разврат, болезни - вот что стало уделом человечества вследствие греховной порчи его. Живущее в человеке зло не только препятствует ему восходить от совершенства к совершенству, но люди, проникнутые злом, иногда в короткое время уничтожают дело просвещения целых народов, над которым последние трудились целые века. Является, например, человек с сильным умом, с твёрдой, но злой волей, честолюбивый и властолюбивый, подчиняет своей власти большее и большее число людей, собирает войска, завоёвывает одну страну за другой, города и селения превращает в дымящиеся обагрённые кровью развалины, истребляет миллионы людей, цветущие земли превращает в пустыни. Таковы были нашествия Аттиллы, магометанских Калифов, Чингиз-Хана, Батыя, Тамерлана, Наполеона и множества других завоевателей, древних и новых. Каждый из них в несколько лет истреблял плоды тяжкого многовекового труда целых народов. Даже и в настоящее время, когда почти весь земной шар находится во власти просвещённых христианских народов, война на земле не прекращается; кончится в одном месте, загорается в другом. Что же было прежде? При глубокой порче человечество дошло бы до такого упадка, что оно давно погибло бы, если бы его не поддерживал и не спасал Промысл Божий и особенно чрезвычайное действие Его - искупление человеческого рода жертвой воплотившегося Сына Божия. В течение последних девятнадцати веков, - какие народы были самыми просвещёнными и достигшими наибольшего совершенства во всех отношениях? Только христианские. Все нехристианские народы, как язычники, так и магометане, доселе находятся или в состоянии дикости, или на невысокой ступени образованности, и движение их вперёд остановилось. Христианство сообщило людям знание о том, в чём состоит истинное совершенство их, указало им путь к достижению его, дало силы идти по этому пути, облегчило по возможности тяжести последнего. Восполняя, укрепляя и усовершая естественные силы человека, оно вместе с тем ослабляет греховную порчу его, т. е. главное препятствие на пути к совершенству. Правда, стремление к совершенству заложено в самую природу человека, созданную по образу и подобию Божьему, и одарённую силами и способностями для осуществления этого стремления. Но в падшем состоянии человека это стремление столь сильно извращено и заглушено, а силы и способности настолько подавлены, что в действительности это стремление значительно проявляется и эти силы и способности нормально действуют только при содействии благодатной помощи Божьей.
   Однако и в христианах греховная порча не вполне изглажена. И в них вместе с законом ума и с внутренним человеком, который услаждается законом Божиим, живёт другой закон, противоборствующий закону ума и делающий человека пленником пребывающего в нём закона греховного; так что человек добра, которого хочет, не делает, а зло, которого не хочет, делает (Рим. 7 глава). Эта двойственность со всей силой проявляется и в цивилизации христианских народов, и никогда, может быть, она не обнаруживалась так резко, как в наши дни. Побеждены расстояния в сношениях между отдалёнными друг от друга народами, но зато ослаблены узы дружбы и кровного родства; сделаны многие полезные изобретения, но изобретены также страшные орудия для избиения людей массами: соединяя и разъединяя вещества, приготовляют ныне полезные продукты, но делают также и вредные пищевые смеси; печатное слово стало общедоступным, но вместе с полезными знаниями оно распространяет также ложь, вредные учения, безнравственные и антирелигиозные понятия; для облегчения ручного труда и ускорения работы изобретены машины, но многим современным рабочим живётся не легче, чем прежним рабам. Придумано много жизненных удобств, но число истинно счастливых людей едва ли умножилось; усовершенствовано врачевание, а число болезней и больных увеличилось; смягчены нравы и улучшены формы общественной жизни, но зато исчезли добродетели патриархальной простоты; все толкуют о гуманности, а многие ли имеют христианскую любовь друг к другу? учреждаются общества, компании, артели, и в то же время усиливаются индивидуализм, разъединение, борьба за существование. Утончены и усложнены способы воспитания и образования, но много ли выходит из школ людей физически крепких, нравственно-цельных, глубоко и искренне верующих? Процветают науки, но слишком часто истина воспринимается только рассудком и не живёт в сердце и т. п. Вообще же умственный, научный и внешний прогресс в современных христианских народах высок. Но замечательно, что где он особенно процветает, а именно в больших промышленных городах, там-то более и заметен нравственно-религиозный упадок, а между тем эти центры управляют жизнью народов. Это зловещий признак! Худым признаком до́лжно признать и то, что христианство распалось на множество враждебных одно другому исповеданий и сект, и что лжеверующих христиан теперь гораздо более, чем правоверующих. Христианство ослабило греховную порчу человеческой природы; но в свою очередь и эта порча извращает христианство в умах и сердцах людей, или и совсем изгоняет его оттуда. Когда эта порча чрезвычайно усилится, а вместе с тем неизбежно усилятся и распространятся извращение религии и христианства и даже полное отрицание их, тогда будут расшатаны главные устои развития человечества и истреблены его лучшие плоды. А если порча народов, и извращение, и отрицание религии и христианства распространятся очень широко по земле, то упадок человечества может дойти до такой степени, что оно уже не восстанет, и придёт конец не только его движению вперёд, но и самому существованию его. Это действительно и будет перед кончиной мира. Содействует возрастанию зла в человеческом роде главный первовиновник его - дьявол. Злобное действование его особенно усилится в последние времена мира.
   Величественное по простоте, полноте и силе изображение поступательного движения человеческого рода от начала до конца бытия последнего дано в евангельской притче о пшенице и плевелах. Царство небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своём. Когда же люди спали, пришёл враг его, и посеял между пшеницей плевелы, и ушёл. Когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Пришедши же рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле своём? Откуда же на нём плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдём, выберем их? Но он сказал: нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу мою (Мф. 13:24-30).
   В ответ на просьбу учеников изъяснить им притчу о плевелах Иисус Христос сказал: Сеющий доброе семя есть Сын человеческий; поле есть мир; доброе семя, это сыны царствия, а плевелы - сыны лукавого; Враг, посеявший их, есть дьявол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. Посему как собирают плевелы и огнём сжигают: так будет при кончине века сего. Пошлёт Сын человеческий Ангелов своих, и соберут из царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов. Тогда праведники воссияют, как солнце, в царствии Отца их (Мф. 13:36-43).
   В этой притче, великое значение которой, кажется, мало сознано богословами, начертана всемирная история человеческого рода от начала до конца. Бог посеял только пшеницу, сотворивши первого человека правым (Еккл. 7:29). Но дьявол посеял зло в первых людях и продолжает вместе с прочими злыми духами сеять его в человеческом роде. Да оно и само столь крепко укоренилось в нём и столь сильно росло прежде, растёт теперь и будет расти и впредь, что нельзя исторгнуть его, не вырвавши пшеницы. Всё бытие и действование, судьбы и движения, развитие и упадок, благополучие и бедствия, короче - вся история человеческого рода есть не что иное, как рост в нём добра и зла и взаимное соперничество и борьба их из-за обладания нивой человеческого сердца. Постоянно и повсеместно растёт добро, но растёт также и зло, и так они будут расти до самого конца бытия человеческого рода. Поэтому возникшее из пантеистической философии и весьма распространённое среди учёных мнение о безусловности и безграничности прогресса человечества не верно, и оно опровергается как опытом всей прошедшей истории человеческого рода, так и истинным понятием о человеческой природе, в которой добро смешано со злом. Прогресс ограничен по существу своему, потому что в нём, как и в самой человеческой природе, к добру примешивается зло, и в самом быстром движении вперёд уже содержатся задатки движения назад и упадка. Ограничен прогресс и в том, что он не постоянен, сменяясь периодами, иногда очень продолжительными, усталости мысли, неподвижности и полного упадка и истощения. Ограничен он и в том, что всегда простирался только на малую часть человеческого рода; ограничен он и в том, что он не будет продолжаться в бесконечность, а кончится вместе с концом бытия человечества на земле. Ограниченность прогресса во всех отношениях будет присуща ему и в будущем, до самой кончины мира. Даже более: в последние времена она проявится особенно резко. Допускающие безусловный прогресс полагают, что человечество, более и более развиваясь, выработает „сверхчеловека”, который далеко превзойдёт теперешних самых совершенных людей; жизнь его будет счастлива и возвышенна; на земле водворится рай; настанет золотой век. Но на самом деле это мечты, фантазии, которые никогда не осуществятся. Рай на земле, золотой век был в самом начале существования человека; на земле он уже не повторится. И всего менее можно ожидать водворения его на земле в последние времена.
   Тогда, по свидетельству Слова Божия, рост зла чрезвычайно усилится, царство дьявола широко распространится, борьба зла против добра достигнет крайнего напряжения. Наступит глубокий упадок религиозности и нравственности, особенно сильно распространится безбожие, а царство Божие хотя и пребудет на земле, и даже особенно сильно обнаружатся стойкость и несокрушимость его, но оно очень умалится, бедствия же и злополучие людей умножатся. Что касается до внешнего прогресса и умственного развития, то хотя бы они и были незначительны, но при глубоком и широко распространённом растлении они сделаются орудиями зла. А потому и не будут в состоянии даже уменьшить страданий человечества, восстановить же его от упадка и вдохнуть в него новые силы они и совсем не возмогут. При глубоком упадке религии и нравственности, в злополучные притом времена, умственный расцвет не может быть ни силен, ни плодотворен. В последние времена мира будет возглавление всего прежнего зла человеческого рода, оно достигнет наивысшего развития, после чего самое существование человеческого рода на земле сделается невозможным.
   А затем произойдут ужасные перевороты в окружающих землю частях мироздания. Солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звёзды спадут с неба, и силы небесные поколеблются (Мф. 24:29). Тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля, и все дела на ней сгорят (2 Пет. 3:10) И ещё ветхозаветный пророк предвозвестил, что Бог сотворит новое небо и новую землю, и прежние уже не будут вспоминаемы и не придут на сердце (Ис. 65:17). Эту истину провозглашает и современная нам астрономия. Но превосходство учения об этом предмете Слова Божия пред наукой человеческой очевидно. Во-первых, в Слове Божием эта истина была возвещена за много веков до наших дней, когда астрономии почти не существовало. Во-вторых, теперешние астрономы колеблются в своих мнениях о причинах, от которых погибнет Земля и всё живущее на ней, т. е. знают очень мало, и мнения их суть только догадки. Напротив, Слово Божие прямо, определённо и решительно говорит, что земля и стихии сгорят. В-третьих, астрономы ничего не знают, а все вообще учёные имеют превратное понятие о том, каково будет состояние человеческого рода в последние времена бытия его. Напротив, Слово Божие прямо и ясно учит, что тогда человеческий род дойдёт до глубокого религиозно-нравственного упадка, подвергнется величайшим бедствиям и сам подготовит себе печальный конец. Слово Божие соединяет вместе, в одну картину, разрушение Земли и других небесных тел и предваряющее его бедственное состояние и необычайное развращение человеческого рода и даёт полное, целостное и истинное изображение последних времён мира и конца его, когда растущее в человеческом роде зло окончательно созреет, достигнет своей вершины, сделается неисцельным и неизбежно приведёт человечество к его концу, когда, с другой стороны, и царство Божие выполнит свою задачу на земле, совершит свой рост вполне, и когда, по устроению Божию, произойдут и великие разрушительные перевороты во вселенной, существующие небеса и земля разрушатся и обновятся.
   Настоящей труд и представляет опыт исследования роста и силы плевел зла в человеческом роде, преимущественно в последние времена, когда зло достигнет вершины своего развития, сначала в отступлении, а всего более и окончательно в антихристе и в его царстве.
   В первом, предлежащем, томе своего труда мы исследовали следующие предметы:
   1) отдалённое подготовление пришествия антихриста и его царства, проявляющееся, кроме обычного, постоянного роста зла в мире, в усиленном развитии его в худшие эпохи всемирной истории, в эпохи религиозно-нравственного упадка и широкого распространения лжеверия и неверия, и названное в Священном Писании действием тайны беззакония;
   2) ближайшее ко времени антихриста и выдающееся по силе подготовление пришествия антихриста и наступление его царствования. Это подготовление, имеющее быть в последние времена мира и наименованное в Священном Писании отступлением, будет состоять в чрезвычайном развитии и распространении зла на земле, в глубоком религиозно-нравственном упадке человеческого рода, в распространении безнравственности нечестия и лжеверия, и особенно безрелигиозности и безбожия.
   3) предваряющие явление антихриста и наступление его царствование признаки или предвестники, указанные в Священном Писании;
   4) вопросы о времени пришествия антихриста и о продолжительности его царствования, а по соприкосновенности с ним и вопрос о лице антихриста.
   Второй том будет заключать исследование о характере, свойствах и действиях антихриста и о погибели его и изображение его царствования.
   Литература предмета указана в самой книге, в тексте её и в примечаниях. О писателях главнейших и о произведениях важнейших, а по мере надобности и о второстепенных, даны критические отзывы в самой же книге


1    Над чем и для какой цели трудиться, не высказано ясно; но, по-видимому, над делом прогресса.

Часть 1

Помощь в распознавании текстов