архиепископ Ириней (Клементьевский)

Псалом 22

Пс.22:1. Псалом Давиду, Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит.

Пс.22:2. На месте злачне, тамо всели мя, на воде покойне воспита мя.

СОДЕРЖАНИЕ

В сем псалме Пророк прославляет неизреченное Божие благоволение ко избранным.

ТОЛКОВАНИЕ

В сем стихе описывается благополучие избранных Богом людей чрез подобие овец, добрым пастырем управляемых. В их лице Давид, который был един из них, глаголет: Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. Аки бы сказал: овечка Божия есмь, а Бог – пастырь мой всесильный, всемудрый и всеблагий. Сего ради благонадежно глаголю: ничтоже мя лишит. Сей глас приличествует людям, странствующим в пути жизни сея, и на уповании жительствующим. Сущии бо в небесном отечестве, и самою вещию блаженнии, не глаголют: ничтоже мя лишит, но: ничесоже лишаюся. Ибо труд и болезнь отбеже от них, и они уже внидоша в радость Господа своего. Сущие же на пути жития сего и на уповании жительствующии не могут еще рещи: ничесоже лишаюся, когда подвержены многим злостраданиям, но прилично глаголют: ничтоже мя лишит. Аще бо взалчут, не лишатся хлеба, аще заболят, не лишатся врача, подобне и во иных. А что сказал Пророк вообще: ничтоже мя лишит, сие объясняет по частям в следующих за сим словах, где стихотворческим искусством описывает все то, в чем наипаче овцы имеют нужду, яко-то: 1) тучныя пажити; 2) чистыя воды; 3) приведение в стадо, ежели по случаю заблудят; 4) вождение чрез пути удобные; 5) защищение от волков и от прочих зверей хищных; 6) подкрепление в случае усталости; 7) врачевание в случае каковаго‐либо повреждения или болезни; 8) наконец, безопасное убежище или место для отдохновения и покоя. Вся сия человеколюбно подает Бог избранным Своим, и потому прилично глаголет: ничтоже мя лишит. Давид начинает от перваго, присовокупляя: на месте злачне, тамо всели мя, то есть: поселил меня не на сухом или пустом каком-либо месте, но на пажитях злачных, где находится превеликое изобилие здравых трав. Пажити же духовныя словесных овец Божиих, которыми избранные преизобилуют, не что иное суть, как разве Боговедение, святейшая Евхаристия, хлеб слова Божия, и самая истина, сия бо духовную жизнь подкрепляют, сохраняют и умножают.

Пс.22:3. Душу мою обрати, настави мя на стези правды, имене ради своего.

На воде покойне воспита мя. Душу мою обрати,

Касается втораго и третияго блага, необходимо нужнаго для овец. На воде покойне воспита мя: то есть, не токмо на месте изобилующем злаками поселил меня, но и на месте сущем близ вод здравых, и тако воспитал и накормил меня наилучшею пажитию, насажденною при источниках вод, дабы мог я прохладиться от жара и жажды. Вода покойная есть духовная благодать Божия, погашающая вредныя похоти овец словесных, о ней же Господь во Евангелии глаголет: иже пиет от воды, юже Аз дам, не вжаждется во веки (Ин. 4:14). Ибо ничто так не укрощает плотских вожделений, как вкушение благодати духовныя; по вкушении бо духа престает весь мятеж плоти. Душу мою обрати: сие есть третие благо, необходимо нужное для овец словесных, сиречь обращение к Богу: ибо не может человек одними силами своими обратиться к Богу, так как напротив может одними силами своими отвратиться от него. Глаголет убо: душу мою обрати, то есть, пастырь добрый заблудшаго меня взыскал и обратил: ибо душа полагается здесь за целаго человека. Сие благодеяние Божие есть превеликое, и свойственное избранным, которым не попускает Бог заблуждать присно.

Настави мя на стези правды, имене ради своего.

Здесь упоминает о четвертом благе, глаголя, что Бог наставил его на стези правды, то есть, устроил, дабы ходил он путем заповедей Его, и праведно жил. Сие же творит Бог, ово удаляя случаи ко греху, ово уменьшая силы искусителя, ово приумножая любовь, ово услаждая правду, ово просвещая душу, ово воспламеняя усердие, ово ободряя награждениями, ово устрашая наказаниями, и иными безчисленными образы, которые ежели бы примечали мы, то во все минуты жизни не преставали бы благодарить толико благаго Пастыря, наипаче когда сие творит не ради заслуг наших предшествующих, но ради имене Своего, то есть, да покажет богатство милости Своея, в похвалу славы Своея, якоже глаголет Апостол в послании к Ефесеям (Еф. 1:6).

Пс.22:4. Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко ты со мною еси: жезл твой и палица твоя, та мя утешиста.

Сие есть пятое благо, а именно, защищение от волков, и от других хищных зверей. Аще бо, глаголет, и пойду посреде сени смертныя, или, как в Еврейском тексте изображено, сквозе юдоли мрака смертнаго, то есть, чрез места мрачныя, и исполненныя всяких опасностей от зверей, разбойников и стремнин, не убоюся зла, яко Ты со мною еси. Аще бо Бог по нас, кто на ны? (Рим. 8:31). В самом деле, какая безопасность родится в сердце человека, любящаго Бога, когда помыслит, что с ним находится Тот, Которому ничто противиться не может? В книгах пророческих весьма часто упоминается о сени смертней, которая собственно означает густую тьму, каковою сопровождается смерть, лишающая людей всякаго света. Ибо и о слепых говорим, что они находятся во тьме, поелику ничего не видят: кольми паче мертвые могут назваться таковыми, когда ничего не видят и не чувствуют. Отсюду и стихотворцы называют души умерших тенями, то есть, существами темными; отсюду и Священное Писание везде соединяет сень смертную со тьмою, дабы изъяснить одно чрез другое, яко-то у Иова (Иов. 3:5): да приимет ю тьма, и сень смертная. И там же (Иов. 10:21–22): прежде даже отиду в землю темну и мрачну, в землю тьмы вечныя, идеже несть света. И у Исаии (Ис. 9:2): людие ходящии во тьме, видеша свет велий: живущии во стране и сени смертней, свет возсияет на вы. Где за одно и то же берется: ходящии во тьме, и живущии во стране и сени смертней. А понеже места темныя многим опасностям подвержены, и мы обыкновенно не без великаго страха проходим их, для того Пророк в сем месте глаголет: аще и пойду посреде сени смертныя, то есть, посреде великия темноты, где многия отвсюду предстоят опасности, не убоюся зла, яко Ты со мною еси.

Жезл твой и палица твоя, та мя утешиста.

Здесь изъясняется шестое благо, а именно, подкрепление утружденнаго или ослабевшаго человека. Ибо Пророк, оставя уже подобие овец, собственно глаголет о людях: понеже овцы слабыя не палицею и жезлом подкрепляются, но пастыри возлагают их на рамена и относят во свое место. Впрочем, можно было бы слова сии отнести к отеческому наказанию, как толкует Августин; но приличнее относятся они к подкреплению, как толкует блаженный Феодорит и Евфимий. Разве, может быть, угодно кому жезл отнести к наказанию, а палицу к подкреплению.

Ибо Бог, когда видит избранных Своих на пути ослабевающих и не так скоро идущих, как должно, обоя употребляет обыкновенно, то есть, и слово запретительное и утешительное, дабы одним возбудить, а другим подкрепить. Но и то и другое напоследок утешение приносит, поелику душа веселится, когда видит, что о успехе ея печется Бог.

Пс.22:5. Уготовал еси предо мною трапезу сопротив стужающым мне: умастил еси елеом главу мою, и чаша твоя упоявающи мя, яко державна.

Сие есть седьмое благо, состоящее в том, что Бог избранных Своих, сущих в скорбех, которых в жизни сей избежать не можем, чудным образом утешает. Почему разум слов сих не тот, аки бы Бог избранным Своим уготовал трапезу, вино и елей вместо оружий, которыми бы могли они воевать противу врагов: но сила слов есть та, что Бог великим прискорбиям великия противополагает утешения. И как от врагов наносятся огорчения, так от Бога приносятся утехи, которыя описывает здесь человеческим обычаем, чрез подобие пиршества, на котором представлена трапеза, исполненная наилучшими явствами, предложено драгоценное миро, которым окропляется глава, не недостает и хорошаго вина, ко упоению или развеселению пиршествующих. Ибо древние имели обычай при великих пиршествах употреблять, между прочим, и драгоценныя масти, что сохранила и святая Мария Магдалина в разсуждении Господа, как читаем у Евангелиста Матфеа (Мф. 26:7), Подобное сему изречение находится во Пс. 93:19: по множеству болезней моих в сердце моем, утешения Твоя возвеселиша душу мою. И у Апостола, во втором послании к Коринф. (2Кор. 7:4): исполнихся утехи, преизбыточествую радостию о всякой печали нашей.

Пс.22:6. И милость твоя поженет мя вся дни живота моего, и еже вселитимися в дом Господень в долготу дний.

Сие есть осьмое и последнее благо, предоставленное одним токмо избранным. И как получение онаго зависит от неизреченнаго милосердия Божия, которое ленящихся нас, паче же удаляющихся и убегающих, как бы насильно к Себе привлекает, не хотящих предупреждает, хотящим вспомоществует, добро творящим совозследует: для того Пророк, заключая псалом, просил Бога, да не лишит его милости Своея, и да дарует, в настоящей жизни добре пожившу, достигнуть вечнаго покоя. Милость Твоя поженет мя вся дни живота моего: то есть, никогда да не оставляет меня, но даже до последняго издыхания да сопровождает мя; по разлучении же души от тела да вселит мя в дом Господень, в небесное преблаженное жилище, в долготу дний во веки нескончаемую. Сими словами ясно утверждает, что он при всех, доселе неисчисленных благодеяниях Божиих, на тот единственно конец взирал, дабы жить в дому Господни. Откуду заключить следует, что он наслаждение блага сего всему прочему предпочитал, аки бы сказал, что ежели он не будет находиться в стаде Божием, то есть, в числе избранных Божиих, то земными благами не может наслаждаться спокойно, якоже и инде пишет: ублажиша люди, имже сия суть: блажени людие, имже Господь Бог их (Пс. 143:15).


Источник: Толкование на Псалтирь, по тексту еврейскому и греческому, истолкованное тщанием и трудами святейшаго правительствующаго Синода члена, покойнаго архиепископа Псковскаго, Лифляндскаго и Курляндскаго и кавалера, Иринея [Текст]. - Изд. 7-е. - Москва : в Синодальной тип., 1882. - 25 см.

Комментарии для сайта Cackle