Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

С.В. Шумило

Афонский скит «Черный Выр» и его связи с запорожской сечью

Афонский скит «Черный Выр» основан был в 1747 г.60 на пожертвования запорожского казачества потомком гетмана Олифера Голуба (†1628), представителем знатного шляхетского казачье-старшинского рода Григорием Остаповичем Голубенко, который, оставив военную службу в звании бунчукового товарища, принял в Киево-Печерской Лавре монашеский постриг и уехал на Афон61.

По преданию, учреждение скита было осуществлено при поддержке российской императрицы Елизаветы Петровны, которая состояла в тайном (морганатическом) церковном браке с графом Алексеем Разумовским (Розумом), родным братом Кирилла Разумовского – последнего гетмана Украины и Войска Запорожского. Так, в воспоминаниях монаха Игнатия (Деншина), принявшего в «Черном Выре» монашеский постриг в 1768 г., сообщается, что «оной скит состроен от Государыни Императрицы Елисаветы Петровны... В архидраге прописано кругом имя Всемилостивейшей Государыни в вечную ея память»62. При этом Игнатий уточняет, что «в оном монастыре начальствующий строитель Григорий, постриженник Киево-Печерския лавры»63. По всей видимости, о. Григорий (Голубенко) был знаком с бывшими казаками Козелецкой сотни (ныне Козелецкого района Черниговской области) братьями Розумами (Розумовскими), через которых и было получено разрешение от императрицы Елизаветы на создание запорожцами собственного скита на Святой Горе.

По словам иеросхимонаха Сергия (Веснина), посетившего в 1846 г. «Черный Выр», находилась обитель в получасе ходьбы от болгарского монастыря, «на скале одного из соседственных холмов Зографской пустыни»64, окруженная «строгими красотами пустынной природы»65. Согласно его замечаниям, «в Черном Вире можно уединяться только самому глубокому меланхолику, на которого не может иметь прав своих природа и воображение»66. Также он отмечает, что «в старину, вероятно, было много здесь отшельников, судя по множеству разбросанных там и сям келлий с небольшими при них фруктовыми садами»67.

Можем предположить, что здесь, при Зографской обители, какое-то время мог подвизаться еще в начале XVII в. выдающийся украинский подвижник, полемист и духовный писатель старец Иоанн Вишенский, поскольку описанная местность своей пустынностью вполне соответствует устремлениям строгого аскета, каким был старец Иоанн. Возможно, сохранившиеся воспоминания о знаменитом борце с Брестской унией послужили причиной того, что именно это место было выбрано запорожцами для новой обители.

По словам Сергия (Веснина), проэстосы Зографского монастыря в 1847 г. рассказывали ему, что скит «Черный Выр» «оставался в постоянном ведении и власти малороссиян»68.

Архивные материалы свидетельствуют о тесных связях насельников «Черного Выра» с Запорожской Сечью.

Так, в сентябре 1756 г. в Киевской губернской канцелярии был допрошен монах Афонского Черновырского скита Иов (в миру Яков Максимович Бутенко), который вместе с запорожцами прибыл в Киев на богомолье. Из материалов допроса мы узнаем, что с 25-ти лет он проживал на Запорожской Сечи, где и познакомился с основателем и скитоначальником упомянутой афонской обители, бывшим бунчуковым товарищем, а тогда уже афонским иеросхимонахом Григорием (Голубенко). Вместе с ним Яков Бутенко из Сечи отправился, как сказано в материалах допроса, «прямо морем в Афонские горы для получения монашеского чина; и за прибытием своим в Афонские горы пошел он прямо зреченым иеросхимонахом в скит, называемый Мавровыр, где жил светским повтора года в послушании разном при келии оного иеросхимонаха. Потом же пострижен он Яков в монашеский чин тем же иеросхимонахом Григорием, яко он того скита начальником, прошлого 1755 году апреля, а какого числа не упомнит, в церкви Рождества Персвятой Богородицы с наречением имени Иов, и поживши в том скиту при том же начальнику год целый, пошел сего 1756 году апреля на светлой седмице с тем же начальником иеросхимонахом Григорием в Росию. Прибывши в Сечь, остался он Иов в Сечи ради переставления печей куринных, он же иеросхимонах оставив его Иова в Сечи поехал в Малую Росию. Он же Иов, поживши в Сечи недели зодве, пришел с казаками в Киев и шел же он на перевоз Кременчуцкий и дан был ему в Сечи пашпорт»69.

Очевидно, настоятель «Черного Выра» подбирал себе послушников из запорожцев на Сечи. Из воспоминаний настоятеля русской посольской церкви в Константинополе архимандрита Леонтия (Яценко-Зеленского), побывавшего в «Черном Выре» в 1763 г., мы узнаем, что казаки и насельники этой святогорской обители между собой неофициально называли свой афонский скит «Духовным Запорожьем»70.

Причина того, что старец Григорий (Голубенко) подбирал себе братию именно на Сечи, кроется не только в том, что сам он был из казаков. Общеизвестно, что на Запорожской Сечи, как и на Афоне, было категорически запрещено пребывание женщин. Также тем казакам, что жили в Сечи, было запрещено жениться. Себя они считали «лыцарями Пречистой», а своей покровительницей и небесной заступницей – Божию Матерь71. В те времена на Запорожье было довольно распространенным явление, когда некоторые из запорожцев, решив отойти от военных будней и мирской суеты на Сечи, посвящали себя служению Богу, уходя отшельниками на пасеки, в степи и леса, днепровские острова и пороги, отдаленные от населенных мест. Там они копали себе землянки или строили небольшие скиты и подвизались в строгих аскетических подвигах. Также на днепровских порогах располагалось немало пещер, где нередко подвизались как монахи-исихасты, так и казаки-отшельники72.

Д. Яворницкий таких запорожцев называет «казаками-аскетами», сами же запорожцы уважительно называли их «сечевыми старцами»73. Такие «панотцы» пользовались большим уважением и авторитетом среди казаков. Некоторые из них становились аскетами-отшельниками навсегда, а некоторые – только временно, дабы «восстановиться духовно», очиститься и набраться сил после утомительных военных походов. Нередко казаки шли на временное послушание и черновые работы в монастыри – кто на несколько месяцев, а кто и на несколько лет. Такой обычай практиковался в Самарском Пустынно-Никольском, Межигорском и других казачьих монастырях. Иногда казаки давали обет Богу послужить в монастыре за спасение своей жизни от явной смерти74. По всей видимости, именно таких, расположенных к благочестию и аскетизму, казаков и пытался подыскивать на Сечи настоятель «Черного Выра» для своей «казачьей» обители на Святой Горе.

Из письма иеросхимонаха Григория (Голубенко), написанного им на Афоне в мае 1768 г. на имя кошевого атамана Войска Запорожского Петра Калнышевского, мы узнаем, что основатель «Черного Выра» и кошевой атаман Запорожской Сечи были очень давно и близко знакомы. Кроме того, Петр Калнышевский оказывал о. Григорию «премилостивое благодеяние» еще в бытность того насельником Киево-Печерской Лавры. В письме старец

Григорий называет предводителя запорожских казаков «милостивым моим благотворителем» и просит и в дальнейшем «содержать мене убогого в прежней Вашей благоприятственной милости»75.

Из письма следует, что написано оно вскоре по возвращении из недавней очередной поездки на Сечь, во время которой, судя по всему, основатель «Черного Выра» встречался с кошевым атаманом. В частности, в письме он сообщает : «Я же с Божией помощью прибыл во Святую Гору всеблагополучно и обретаюсь в построенном мною росийском скиту с братиею, и о здравии Вашем всегда молитствуем, и в приношении Безкровныя Жертвы имя Ваше боголюбезно поминаем»76.

В этом же письме о. Григорий сообщает, что им на Сечь «послан от мене ради некоторых нужд монах Иосиф, бывший вашего Куреня, и ежели возвратиться не успеет, и будет перезимовывать в Сечи Запорожской, всеусердно молю велможность Вашу не оставить его своим милостивым благопризрительством»77.

Очевидно, посланный с Афона на Сечь монах Иосиф также был из бывших запорожцев («бывшийвашего Куреня»). Через этого посланника о. Григорий просит Калнышевского передать необходимые по жертвования на «Черный Выр»: «И аще Ваше благое произволение будет, на убогий наш скиток подати милостыню. Оную да благоволите вручить сему монаху Иосифу. За что паки о здравии и о спасении Вашем одолжаемся молитвами нашими служити вовеки»78.

* * *

60

Порфирий (Успенский), еп. Второе путешествие по Св. горе Афонской... С. 257; Путеводитель по св. Афонской Горе. М., 1895. С. 60; Путеводитель по Св. Горе Афонской. Афон, 1913. С. 99

61

Алфьоров О. А. Роль козацько-старшинського роду Голубів в історії України другої половини XVI – кінця XVIII ст. / Автореферат. К.: НПУ ім. М. П. Драгоманова, 2012. С. 16.

62

Описание путешествия отца Игнатия в Царьград, Афонскую гору, Святую Землю и Египет 1766–1776 гг.

63

Там же.

64

Там же.

65

Там же.

66

Там же.

67

Там же.

68

Там же.

69

ЦГИАК Украины. Ф. 127. Оп. 151. Д. 68. Л. 3–3об, 5.

70

Две поездки в Запорожскую Сечь Яценка-Зеленского. С. 88, 92, 94–95.

71

Скальковский А. История Новой Сечи или последнего Коша Запорожского. Одесса, 1841. С. 39–43; Феодосий (Макаревский), еп. Материалы для историко-статистического описания Екатеринославскойепархии: церкви и приходы прошедшего XVIII столетия. Екатеринослав, 1880. С. 89; Шумило С. В. ПравославнаПравославна духовність та релігійні традиції Запорозького козацтва // Православ’я в Україні: Збірник матеріалів наукової конференції. К., 2013. Ч. 2. С. 371, 377.

72

Шумило С. В. Указ. соч. С. 370–373.

73

Там же. С. 370–373.

74

Там же. С. 354–357.

75

ЦГИАК Украины. Ф. 229. Оп. 1. Д. 166. Л. 46.

76

Там же.

77

Там же.

78

Там же.


Источник: Шумило С. В. «Духовное Запорожье» на Афоне. Малоизвестный казачий скит «Черный Выр» на Святой Горе. — К. : Издательский отдел УПЦ, 2015. — 116 с.

Комментарии для сайта Cackle