Люсьен Реньё

Глава четвертая. Жилище

Необходимость пристанища в пустыне

Обычно Отцов пустыни представляют так, как они нарисованы на старинных изображениях, – подле скромной хижины в садике с двумя или тремя пальмами. Но Палладий говорил о монахах Келлий, что они жили в «шалашах, подходящих только для того, чтобы укрыться от солнечного света и небесной росы»187. В Верхнем Египте мы и сейчас можем увидеть эти шалаши на кромке поля: там феллахи отдыхают в полуденный зной и даже ночуют, если поле, где они работают, находится далеко от их жилища. В пустынях Нижнего Египта эти лачуги могли служить не только временным пристанищем. В них можно было укрыться не только от жары или росы, но и от ночного холода и – в особенности – от ветра и дождей, которые случаются там время от времени. Раскопки в Келлиях, которые проводятся уже 25 лет, обнаружили прочные и аккуратные постройки, какая-то часть которых может восходить к V веку188.

Возможно, в пустыне были монахи, которые жили какое-то время на открытом воздухе: либо странствуя, как авва Виссарион или, например, тот авва Иоанн, о котором нам повествует «История монахов»189, либо оставаясь на одном месте, как двое нагих иноков, которых обнаружил авва Макарий на островке в самой глубине пустыни!190 Но это лишь единичные примеры или временные подвиги. Серапион Синдонит, как нам сообщает Палладий, был не в состоянии жить в келье191. Палладий упоминает также некоего юного Макария, который подвизался три года без крыши над головой, чтобы загладить вину за совершенное им невольное убийство, но затем построил себе келью192. Другой Макарий, известный как Александрийский (или Городской. – А В.), считал подвигом пребывание в течение двадцати дней на открытом воздухе. «С одной стороны, – говорил он, – я был палим солнцем, с другой – коченел ночью от холода. И поскольку не хотел я слишком долго зайти под кров, то ум мой иссох до такой степени, что я впал в исступление»193. Сам Евагрий провел сорок дней под открытым небом на солнечном зное, «так что его тело кишело клещами, как бывает у диких животных»194.

Но даже если пустынник и не страдал от перемены погоды, он все равно искал кров, чтобы защитить свое уединение, ради которого и пришел в пустыню. Первые пустынножители располагали неограниченным пространством, они могли разойтись, чтобы не мешать друг другу. Но с того момента, как число отшельников умножилось и у них вошло в обычай селиться вокруг известного старца, они должны были найти или построить себе хотя бы элементарное жилье, чтобы было, где укрыться и – самое главное – избежать назойливости других и оградить свою аскезу от нескромных взглядов.

Пещеры и гроты

Подобно доисторическому человеку, первые отшельники, что вполне естественно, находили себе укрытие в гротах, которые имелись практически везде в горных откосах, покрывающих оба берега Нильской долины. Так жили большинство святых, о которых нам рассказывает «История монахов»: Илия, Аполлон, Эллий, Иоанн, Питирион и его ученики195, а также другие иноки возле Антинои196. В пустыне, близкой к обитаемым местам, отшельники могли селиться в гробницах или руинах зданий, как это сделал, например, Антоний в начале своей монашеской жизни197. Авва Пимен и его ученики, изгнанные из Скита варварами, укрылись в старом храме198. Когда Антоний прибыл на гору Кульзум, он обосновался в гроте на склоне горы. Этот грот не упомянут ни у Афанасия, ни в «Лавсаике», но мы знаем о его существовании благодаря ясным указаниям Макария, Амона и «Истории монахов»199. Авва Сисой, который жил в нем после кончины Антония, сказал: «В пещере льва обитает лис»200. Этот грот, посещаемый и почитаемый и в наши дни, расположен примерно в 275 метрах выше нынешнего монастыря Святого Антония. Оттуда открывается великолепный вид на пустыню и Красное море.

Примерно в 20 километрах оттуда находится более обширная пещера с прихожей под открытым небом, куда когда-то удалился Павел Фивейский201. Выше этой пещеры выстроена церковь, которая полностью ее покрывает, как Sacro Speco святого Бенедикта Нурсийского в Субиако202. Апофтегмы часта говорят об отшельниках, живших в гротах, но мы не можем с точностью локализовать все из них. Некоторые находились в пустыне Скита, как видно из рассказов о Херемоне и Элпидии203. Действительно, в Вади-Натрун есть множество гротов в известняковых выступах, которые торчат посреди песков. Возможно, что некоторые из них были выдолблены первыми отшельниками. Древнее коптское Житие Макария говорит о двух пещерах, которые он высек в скале204. Палладий лишь упоминает о подземном ходе, который Макарий сделал от своей кельи, чтобы убегать в большую пещеру, где святой прятался от надоедливых посетителей205. Монахи монастыря Святого Макария показывают пещеру, расположенную в километре к югу от обители, внутри которой есть подземный ход. Возможно, это тот самый грот, о котором писал Палладий. Другие пещеры находятся в прибрежном районе, куда насельники обители Святого Макария и сегодня уходят на более-менее продолжительное время. Перед тем как начать реставрацию этого монастыря в 1970 году, отец Матта-аль-Маскин вместе со своими учениками прожил около 12 лет в пещерах Вади-Руайан, посреди пустыни, в 60 километрах к востоку от Бени-Суэйф206. Все они испытывали ностальгию по тому первоначальному времени, стараясь точно воспроизвести образ жизни Отцов пустыни. В трех других монастырях Вади-Натрун также есть пустынники, живущие в пещерах в нескольких километрах к югу.

В Нитрии и в Келлиях, там где пустыня плоская, как кажется, не существовало пещер, которые могли бы служить убежищем для отшельников. Палладий говорит, что когда Амун прибыл в пустыню Нитрии, он сразу же выстроил себе келью207. Авва Памво умер в келье, которую он также построил себе, придя в пустыню208. В Келлиях, согласно недавним раскопкам, некоторые кельи находились наполовину под землей, как и те строения, которые были обнаружены в Эсне, в Верхнем Египте, Сержем Сонероном209. Иногда к пещерам, где жили анахореты, спереди были пристроены небольшие строения из кирпича. Такое можно увидеть и сегодня в некоторых кельях, занятых монахами обители Святого Макария в Вади-Натрун.

Выбор подходящего места

Отшельники, у которых не было поблизости пещер, должны были построить себе келью. Но поселиться где угодно они не могли. Как минимум им нужна была вода. Именно этотфакт и объясняетуспешное развитие Келлий и Скита. Вода там находится на небольшой глубине, и поэтому выкопать колодец большого труда не составляет. Даже сегодня в низинах Вади-Натрун, если выкопать яму в три метра глубиной, можно обнаружить воду. Вода, правда, горьковато-соленая, но монахов IV века она вполне устраивала. Большая часть келий была построена именно в этой части Вади, однако те монахи, которые хотели жить уединенно, сооружали себе кельи поодаль, то есть на определенном расстоянии от колодцев. Иоанн Кассиан рассказывает, что пресвитер Скита Пафнутий провел 80 лет в пустыне в келье, которую сделал себе, придя в пустыню, в пяти милях от церкви. Каждое воскресенье, возвращаясь с литургии, он тащил на плечах в свою келью воду, которой должно было хватать на неделю210. Другой старец, как кажется, вообще жил в 12 милях от воды, то есть примерно в 18 километрах. Однажды он утомился, неся воду, и сказал себе, что было бы лучше жить вблизи колодца. Но, обернувшись, увидел ангела, который считал его шаги с тем, чтобы вознаградить его. Тотчас старец ободрился и поселился еще на пять миль дальше211. У Херемона из Скита была пещера в сорока милях от церкви и в двенадцати от болота и воды212. Иоанн Малый213, чтобы полить свое засохшее дерево, нес воду всю ночь214. Келья аввы Арсения была в 32 милях от церкви215. А авва Макарий предрек: «Когда увидите вы келью, построенную возле болота, знайте, что запустение Скита близко»216. Это– знак нерадения монахов, которые хотят, чтобы вода была возле дверей, и не живут в уединении.

Известно, что в Келлиях заботились о том, чтобы не строить кельи слишком близко друг к другу, «так, чтобы никто не мог бы признать издалека другого, ни разглядеть его, ни услышать его голоса»217. Согласно Филону, также были расположены дома «терапевтов»: не слишком близко, чтобы избежать скученности, но и не слишком далеко, чтобы можно было собрать общину и прийти на помощь218. Первые отшельники могли свободно выбирать место поселения, которое бы их устраивало, но затем, вполне вероятно, вследствие быстрого увеличения числа монахов, становится трудно находить идеальное место: не слишком близкое к другим, но и не слишком далекое от церкви и воды.

Строительство кельи

Обычно монах, приходивший в пустыню, сам строил себе келью, как, например, авва Амун или авва Памво в Нитрии. В Скиту двое юношей, пришедших в Египет из других мест и принятых Макарием Великим, построили келью согласно его наставлениям в том месте, которое он им указал219. Иногда старец предоставлял свою келью вновь пришедшему, а сам отправлялся дальше в пустыню строить себе другую. Авва Архебий в Диолке уступил свою келью Иоанну Кассиану со всем, что в ней было, а сам выстроил себе новую в другом месте. Через некоторое время он сделал то же самое уже для других вновь прибывших220. В Келлиях один монах, у которого была вторая келья, служившая ему чем-то вроде дачи, отдал ее на время другому брату, не имевшему жилья221. Один старец посетил брата, который был занят поисками кельи. Он сказал ему: «Присядь, я схожу, поищу тебе ее». Старец вернулся только по прошествии трех лет, но брат все еще сидел и ждал его222. В некоторых местах, когда приходил новичок, старец с помощью своих учеников тотчас начинал строить ему келью, и за один день она была готова. Так, например, поступал авва Ор223 Одна апофтегма нам показывает, что авва Агафон вместе со своими учениками проводил на строительстве кельи довольно долгое время224. Авва Дорофей Фивейский, живший в пещере в нескольких милях от Александрии, занимался тем, что собирал камни для строительства келий. В год он строил по келье225. В Скиту один старец всегда помогал братьям, которые возводили новую келью226.

Работа занимала разное количество времени – в зависимости от основательности конструкции, используемых материалов, сил и способностей строителей. В самое раннее время конструкция кельи была более скромной и простой, подобно домам нынешних жителей сельских районов Египта. Придя в пустыню, авва Ор сделал себе «маленькую хижину»227. Однако в Нитрии Амун соорудил себе «две сводчатые кельи»228. Кельи были чаще всего четырехугольными, но могли быть и круглыми, в форме башенки229. И сегодня в деревнях Верхнего Египта можно видеть такие дома, увенчанные сводом, который, безусловно, облегчает всю конструкцию. Стены складывали из камня или кирпичей, из глины или самана. Одна апофтегма рассказывает, как авва Ор и авва Феодор однажды месили глину для постройки кельи230. В Скиту келья двух юных учеников Макария Великого была вырублена из камня, который находился рядом231. Иоанн Кассиан приводит нам историю про одного монаха, который тратил свое время на постройку и ремонт ненужного жилья. Бес держал вместе с ним молоток и поддразнивал его, чтобы тот долбил еще более прочную скалу232. Очень часто крышей служил свод из камней или кирпичей, поскольку дерево было редким и служило в основном для перекрытий потолка в глинобитных строениях. Иоанн Ликопольский затворился в келье, которая состояла из трех сводчатых комнат, «одна – для нужд плоти, другая для работы и еды, третья – для совершения молитв»233. Однако в случае с кельей двух учеников Макария Великого специально говорится о «дереве для крыши»234. Крыша кельи, и полукруглая, и плоская, могла служить террасой235; впрочем, она не всегда была прочна и могла легко обрушиться, как это случилось однажды в Келлиях236. В самый ранний период о фундаменте, скорее всего, не заботились. Однако его необходимость со временем была осознана237, и благодаря этому мы можем обнаружить, например в Келлиях, остатки очень древних строений. Некоторые старцы порицали желание прочно обосноваться на одном месте и «пускать корни». Авва Зинон говорил: «Никогда не полагай основания, когда строишь келью»238.

Келья расширяется

В конце IV века авва Исаак жаловался Иоанну Кассиану на то, что некоторые монахи не довольствуются одной или двумя кельями, но строят их четыре или пять, богато обставляют и делают просторными239. До этого времени большинство келий, несомненно, имели только одну комнату, где отшельник молился, ел, работал и спал. Именно такая келья была у пришедших в Египет юных учеников Макария240. Неизвестный или малоизвестный отшельник, не имея ни соседей, ни посетителей в своем уголке пустыни, вполне мог довольствоваться единственной кельей – monokellion, как называют ее тексты241. Но как только он становился хоть немного знаменит и его слава начинала привлекать к нему почитателей и страждущих, часто довольно надоедливых, появлялась необходимость иметь как минимум две комнаты, чтобы одновременно сохранить и уединение, и заповеди человеколюбия. Авва Амун выстроил себе в Нитрии двойную келью242. Есть сведения, что здесь же авва Аммоний «имел особые кельи, двор, колодец...», но при этом подчеркивается его нестяжательность, поскольку оставив свое жилье вновь пришедшему, он затворился в дальней маленькой келье243. Несколько келий было и у Макария Александрийского, но они были на расстоянии друг от друга: одна – в Нитрии, другая – в Келлиях, третья – в Скиту. Одна – без окон, в ней он проводил Великий пост, другая – такая маленькая, что там едва можно было вытянуть ноги, и, наконец, третья, более просторная, служила ему приемной и гостиной244. А у Макария Египетского было две пещеры, соединенные подземным ходом245.

В апофтегмах много раз упоминается «задняя», или «внутренняя, келья»246. Речь идет о второй комнате в двойной келье. В первой комнате, выходившей наружу, отшельник работал, ел и принимал посетителей, во второй – молился и спал. От Филона мы знаем, что уже у «терапевтов» была специальная комната для молитвы, отличная от помещений, где ели и работали247. В случае необходимости, как мы видим на примере аввы Ахила, старец предоставлял пришлому монаху первую комнату, а сам по обычаю спал во второй248. Но иногда старец скрывал в ней ученика, который согрешил и мог быть серьезно наказан за свое поведение249. При последнем ремонте монастыря Святого Макария старые кельи были снесены, но еще сохранились те, кто помнит о их существовании. Эти кельи имели две комнаты, на фасаде первой располагались окно и дверь, другая комната, служившая спальней и молельней, находилась в глубине и не имела выхода во двор. В новых многокомнатных кельях спальня также служит молитвенным местом, и монахи никогда не должны впускать туда кого-либо.

Окна и двери

Как и большинство деревенских домов в Египте, кельи отшельников имеют только небольшие отверстия, чтобы внутрь проникали солнечный свет и тепло. Дверь обычно оставляют открытой, что необходимо для освещения и вентиляции. О некоторых старцах, например о Макарии Великом или Сисое, говорится, что они закрывали двери своих келий250 – значит, другие обычно оставляли их открытыми. Дверь была снабжена засовом или замком. В постройках, раскопанных в Эсне и Келлиях, найдены следы таких засовов. Одна апофтегма рассказывает, как монах сделал отмычку, чтобы забраться в келью к одному брату и украсть у него деньги251.

Дерево было редкостью, и двери в Египте были дорогим удовольствием. При отсутствии двери при входе вешали циновку. Именно это и сделал авва Диоскор, когда отдал свои двери брату, который искал их для своей кельи252. В пахомианских источниках также можно найти указание на то, что входной проем закрывали съемной циновкой253. Возможно, существовали также и застекленные окна, поскольку об этом свидетельствуют фрагменты стекла, найденные в Келлиях возле некоторых входов в строения. В Вади-Натрун также обнаружены остатки стеклянных изделий. В любом случае, с окнами или без них, застекленными или нет, некоторые старцы получали и сверхъестественный свет, который позволял им работать как днем, так и ночью254. Но этот свет иногда происходил от демона, как в случае со старцем, о котором рассказывал Иоанну Кассиану авва Моисей255.

Затворники, закрывшие свои двери навсегда, иногда заделывали и проемы. Однако и им нужно было хотя бы одно окно, чтобы общаться с внешним миром: либо для того, чтобы получать необходимое для жизни, либо – чтобы давать наставление, наблюдать за исцелением или благословлять тех, кто настойчиво этого просил. Иоанн Ликопольский провел тридцать лет «в полном затворе, получая все необходимое через окно от человека, который ему прислуживал»256. По субботам и воскресеньям он садился возле окна, готовый ободрить всех тех, кто явился к нему257. Тридцать лет провел в затворе и авва Феона. Каждый день к нему приходили толпы больных, он излечивал их, просовывая руку через окно258. Эти затворники жили в Нильской долине. А в нескольких милях от Александрии авва Лонгин также совершал исцеления через окно, не выходя из кельи259. Другие монахи уходили в затвор на несколько лет, не видя никого260. Известен пример, когда временный затвор был установлен старцами как наказание неким братьям, которые совершили тяжелый грех261.

Стены и двор

Отшельник, который находился один посреди пустыни, не чувствовал потребности отгородиться для того, чтобы наслаждаться своим уединением. Но когда численность монахов Нитрии, а затем и Келлий сильно возросла, то потребовалось огородить стеной свою келью и обширный двор, к ней прилегающий. А поскольку мы знаем, что пустынник мог «выйти на свежий воздух», не покидая двора, то последний часто включал в себя небольшой огород, где анахорет разводил овощи, а также колодец для питья и орошения262. Было ли то же самое в Скиту? В Вади-Натрун монахи располагались на больших участках и менее нуждались в ограде. Однако когда у известного старца появлялись ученики, они хотели жить поблизости от наставника. У аввы Силуана их было двенадцать, и у каждого была келья невдалеке от старца. Община имела свою кухню и сад, огороженные стеной, которую было легко передвинуть263. Когда скончался известный авва Моисей, у него, как сообщает Палладий, было 70 учеников264, но мы не знаем, каким образом они жили. Возможно, что группы учеников вокруг старцев постепенно образовали те четыре общины, о которых говорит Иоанн Кассиан, каждая со своей церковью и священником265. Опустошительные набеги бедуинов постепенно привели к тому, что монахи стали строить свои кельи вокруг укрепленной башни, где все они могли укрыться в случае опасности. В середине V века сорок девять монахов Скита были убиты варварами, и в рассказе о их мученичестве упоминается башня, в которой некоторые иноки нашли убежище266. Как кажется, строительству башни предшествовала постройка укрепленных стен вокруг келий. Такие стены уже существовали в Фиваиде в пахомианских монастырях. Невозможно точно определить дату, когда именно монахи Скита решили обносить свои монастыри укрепленными стенами. В конце VI века варвары все еще опустошали Скит267, но заново отстроены эти монастыри были только в середине следующего столетия268; возможно, именно тогда здесь и возвысились монастырские стены, которые и ныне существуют вокруг четырех обителей в Вади-Натрун, – правда, уже не для того, чтобы уберечь монахов от внешней опасности, но с тем, чтобы обеспечить им отделение от мира.

Келлии претерпели ту же эволюцию, что и Скит269. Кельи здесь подверглись перегруппировке, отдельно стоящие жилища были заброшены. И тут мы тоже находим и укрепленную башню, и защитные стены. Но с IX века поселение было заброшено, поскольку, как и Нитрия, оно оказалось по соседству с обитаемой землей и здесь еще в большей степени существовала опасность проникновения мира и мирского духа. Недавние раскопки Келлий, как и поселения в Эсне, демонстрируют контраст между самыми ранними кельями, очень примитивными и выстроенными самими монахами, и последующими постройками, которые «сделаны бригадами рабочих высокой квалификации». В последних уже можно найти и «гидравлические приспособления, и безупречно выполненные санитарные узлы»270. В такой келье с хорошо отштукатуренными, гладкими и покрытыми росписями стенами «пустынник уже не был во власти пустыни». Но мы надеемся, что он, однако, все еще оставался «во власти Бога».

* * *

187

Pallade. Dialogue sur la vie de Jean Chrysostome, 17 (Sources chrétiennes, 341. P. 331).

188

Faire S. L’architecture des ermitages // Dossiers Histoire et Archéologie. № 133, décembre 1988. P. 20–29.

189

A 167 (=Виссарион, 12. Достопамятные сказания. С. 47); История монахов, 13, 3.

190

А 455 (=Макарий Египетский, 2. Достопамятные сказания. С. 101–102).

191

Лавсаик, 37, 1.

192

Там же, 15, 1–2.

193

Там же, 18, 3.

194

Там же, 38, 11.

195

История монахов, 7, 1; 8, 5 и 38; 12, 4; 13, 15.

196

Лавсаик, 57, 1.

197

Житие Антония, гл. 8 и 12 – 13.

198

А 138 (=Анувий (Ануб), 1. Достопамятные сказания. С. 39).

199

А 119, 457 (ср. Аммон, 7; Макарий Египетский, 4. Достопамятные сказания. С. 35, 103); История монахов, 24, 2.

200

Bu II 103.

201

Житие Павла Фивейского, 5.

202

Sacro Speco (или «Святая Пещера») – пещера, где около трех лет святой Бенедикт Нурсийский подвизался как отшельник до того, как стать настоятелем монастыря. Однако вскоре, после попытки монахов его отравить, он снова туда вернулся. Сейчас эта пещера полностью скрыта под церковью, построенной над ней.

203

А 932; N627 А.

204

Annales du musée Guimet. T. XXV. P. 76.

205

Лавсаик, 17, 10.

206

Meinardus O. Christian Egypt. 2d ed. Cairo, 1977. P. 468–482.

207

Лавсаик, 8, 5.

208

A 769 (=Памво, 8. Достопамятные сказания. С. 160).

209

Серж Сонерон (1927–1976) – известный французский египтолог. С 1969 по 1976 год возглавлял Французский институт восточной археологии (IFAO).

210

Иоанн Кассиан. Собеседования, гл. 3, 1.

211

N 199.

212

А 932.

213

Или Иоанн Колов.

214

А 316 (=Иоанн Колов, 1. Достопамятные сказания. С. 77).

215

А 59 (=Арсений, 21. Достопамятные сказания. С. 20).

216

А 458 (=Макарий Египетский, 5. Достопамятные сказания. С. 104).

217

Руфин. История монахов, гл. 22 (PL 21. Col. 444); ср. История монахов (греч.), 20.

218

Филон Александрийский. О жизни созерцательной, 24; ср. Guilaumont A. Aux origines… P. 25.

219

A 486 (=Макарий Египетский, 32. Достопамятные сказания. С. 109–110).

220

Иоанн Кассиан. Установления, гл. 5, 37.

221

N 451.

222

Ch 272.

223

История монахов, 2, 11.

224

А 88 (=Агафон, 6. Достопамятные сказания. С. 29).

225

Лавсаик, 2, 2.

226

N 361.

227

История монахов, 2, 5.

228

Лавсаик, 8, 5.

229

Arm 5, 127: SP, Nouveau recueil. P. 169 (I, 27, 3).

230

A 934 (cp. Op, 1. Достопамятные сказания. С. 130).

231

A 486 (=Макарий Египетский, 32. Достопамятные сказания. С. 109).

232

Иоанн Кассиан. Собеседования, гл. 9, 6.

233

Лавсаик, 33, 1.

234

А 486 (=Макарий Египетский, 32. Достопамятные сказания. С. 109).

235

А 495 (ср. Моисей, 1. Достопамятные сказания. С. 113).

236

N 148.

237

N 361.

238

А 235 (=Зинон, 1. Достопамятные сказания. С. 64).

239

Иоанн Кассиан. Собеседования, гл. 9, 5.

240

А 486 (=Макарий Египетский, 32. Достопамятные сказания. С. 109–111).

241

Husson G. L’habitat… IFAO 82. Le Caire, 1979. P. 195; P. 205–206.

242

Лавсаик, 8, 5.

243

История монахов, 20, 9.

244

Лавсаик, 18, 10.

245

Там же, 17, 10.

246

А 132 и 415; N 177, N 181, N 435, N 627 A; Eth. 13, 14 и 13, 55.

247

Филон. О жизни созерцательной, 25.

248

Eth. 13, 55.

249

N 177; Eth. 13, 14.

250

А 469 и 827 (ср. Макарий Египетский, 15; Сисой, 44. Достопамятные сказания. С. 106, 179).

251

N 7.

252

Ch. 258.

253

Veilleux A. La vie de saint Pachôme selon la tradition copte. Spiritualité orientale, № 38. Bellefontaine, 1984. P. 132.

254

N 425.

255

Иоанн Кассиан. Собеседования, гл. 2, 7.

256

Лавсаик, 35, 2.

257

Там же, 35, 4.

258

История монахов, 6, 1.

259

Sy 19, 7.

260

N 622.

261

N 186.

262

История монахов, 20, 9.

263

А 526, 528 и 863.

264

Лавсаик, 19, 11.

265

Иоанн Кассиан. Собеседования, 10, 2.

266

Evelyn White H. G. The Monasteries… P. 164 – 165.

267

Ibid. P. 249–250.

268

Ibid. P. 268–269.

269

GuillaumontA Aux origines… P. 164–167.

270

Bridel P. Le site monastique des Kellia. Recherches des année 1981 – 1983. Lovain, 1984. P. 21–27; Dossiers Histoire et Archéologie. № 133. P. 44–59.



Источник: Повседневная жизнь Отцов-пустынников IV века / Люсье Реньё; пер. с фр., вступ. ст., послесл., коммент. А.А. Войтенко. - м.: Молодая Гвардия, 2008. - 334[2] с.: ил. - (Живая история: Повседневная жизнь человечества).

Комментарии для сайта Cackle