Иван Георгиевич Айвазов

Храм Божий

Произнесено в храме, посвященном Воскресению Христову

Христос Воскресе!

Как бьется сердце, полное восторга от радостной вести: «Христос Воскресе!» Почти девятнадцать веков прошло с тех пор, как впервые Ангел возвестил Чистой Деве: «Радуйся, <...> Твой Сын воскресе тридневен от гроба!» – и весть эта все также дорога, радостна и неисчерпаемо блаженна! Пронеслась она по лицу земли и овладела сердцами миллионов людей, и льнут к ней все труждающиеся и обремененные, ища в ней и только в ней успокоения себе.

В чем же сила этой вести? Почему сердце, чуткое к правде, приемлет ее, как драгоценнейший дар своего Творца?

«…если Христос не воскрес, то и проповедь ваша тщетна, тщетна и вера ваша. <...> …вы еще во грехах ваших. Поэтому и умершие во Христе погибли» (1Кор. 15: 14, 17–18). Вот в чем, по апостолу, сила Воскресения Христова: оно – корень Евангелия, корень нашей веры и основание нашего искупления. Без сей вести мы были бы «несчастнее всех человеков»: жало смерти, победа ада, исконный враг наш диавол торжествовали б, и усталое тело наше, отходя на смертный покой, содрогалось бы при мысли, что в мрачной гробовой могиле его лишь сгложет трупный червь, да ветер развеет прах по лицу земли. Поистине пришлось бы воскликнуть, что и «псу живому лучше, нежели мертвому льву» (Еккл. 9: 4).

Но благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом: Христос воскрес из мертвых! Его тело не увидело тления, и душа Его не оставлена во аде. Смерть и ее жало – грех истреблены; ад побежден, и диавол поражен! Искупленному миру дарована надежда на бессмертие; открыта великая тайна бытия: «Тленному сему подобает облечься в нетление и смертному сему облечься в бессмертие». Отныне «смерть – прибретение», и двери гроба – врата жизни вечной. Во имя Воскресшего Христа верующий в страшный час смерти помнит, что его жительство на небесах, что и для него настанет утро Воскресения, когда уничиженное тело его преобразится и будет сообразно славному телу Христа; тогда и он воскликнет: «Смерть, где твое жало? Ад! Где твоя победа?» и водворится в обители Отца Небесного, откуда изгнан быль завистью, коварством и злобой диавола.

И вместо скорби из глубины сердца льется необычайно радостное чувство и стремится облечься в ту или иную приличную ему внешнюю форму. Такова уж природа человека, что сокровища сердца своего он невольно выносит наружу; посему глубокий Сердцеведец сказал: «От избытка сердца говорят уста его» (Лк. 6: 45), и св. апостол повелевал: рославляйте Бога в душах и в телесах ваших» (1Кор. 6: 20).

Какое же «телесное прославление» наиболее достойно Воскресения Христова, как не сооружение храма в честь сего события?!

Для Творца и Искупителя нашего нет ничего выше постоянного молитвенного общения с Ним. И все истинно чтущие Бога, вознося свои молитвы к Творцу, так высоко ценили молитвенное общение своей души с Богом, что старались выделить для сего особое место и как можно благолепнее украсить его. Помня слова Господа: «Я живу на высоте небес, и во святилище, и также с сокрушенными и смиренными духом» (Ис. 57: 15), они верили, что обитающий всюду Господь особенным образом присутствует и проявляет Себя среди исповедующих его и особенно освящает место (2Макк. 2: 8), откуда несутся к Нему призывания и мольбы истинно верующей души. Вот почему издревле в местах молитвы и проявления милости Божьей или же личного явления Творца истинные поклонники Его воздвигали особые сооружения – алтари или жертвенники, на которых приносили Богу вещественные жертвы вместе с молитвенными воздыханиями своей души. Таковы жертвенники: Авеля, Ноя, Авраама и Исаака; таков «дом Божий» Иакова. У этих-то алтарей первоначально и сосредоточивалась вся религиозно-нравственная жизнь еврейского народа. Малочисленный, кочующий, а затем порабощенный, он не мог иметь постоянного и определенного дома для молитвы и обитания Господа; не мог устроить даже походного храма – скинии, отвечающей важности своего назначения. Лишь когда изменились условия церковно-общественной жизни Израиля, когда он порвал узы многовекового тяжкого рабства и свободный, многочисленный и по-прежнему кочующий в силах был устроить походный храм, или скинию, Господь повелел Моисею: «Скажи сынам Израилевым, и устроят они Мне святилище, я буду обитать посреди них, <...> там Я буду открываться тебе и говорить с тобою, <...> там буду открываться сынам Израилевым, и освятится место сие славою Моею. И освящу скинию собрания и жертвенник, <...> и буду обитать среди сынов Израилевых, и буду им Богом» (Исх. 25: 2, 8, 22; 29: 43–45). И сделал Моисей все, как повелел ему Господь: и появился у Израиля первый походный храмскиния, которая по своему внешнему великолепию вполне достойна была служить домом молитвы и местом постоянного жилища Господня среди народа израильского.

Но вот Израиль бросает кочевую жизнь и водворяется на оседлое жительство в стране обетованной. Его могущество и благосостояние развиваются и во времена царей достигают полного расцвета. Обильно одаряемый милостями Иеговы, он от избытка сердца устами царя своего Давида высказывает желание создать великолепное и недвижимое жилище Господу и дом молитвенного служения Ему: «Вот я живу в доме кедровом, а ковчег Божий находится под шатром», – говорил Давид пророку Нафану (2Цар. 7: 2), и Господь одобряет желание Давида: «У тебя есть на сердце построить храм Имени Моему; хорошо, что это у тебя лежит на сердце» (3Цар. 8: 18). С благословения Господа Давид приготовляет драгоценнейший материал и начертывает план для построения храма, помня, что «дело сие великое, потому что не для человека здание сие, а для Господа Бога» (1Парал. 29: 1), и, окончив свой труд, обращается к Господу с молитвой: «Господи, Боже наш! все это множество, которое приготовили мы для построения дома Тебе, святому имени Твоему, от руки Твоей оно и все Твое. Знаю, Боже мой, что Ты испытуешь сердце и любишь чистосердечие; я от чистого сердца пожертвовал все сие и ныне вижу, что и народ Твой, здесь находящийся, с радостью жертвует Тебе. Господи, Боже отцов наших! Сохрани сие на веки, сие расположение мысли сердца народа Твоего, и направь сердце их к Тебе. Соломону же, сыну моему, дай сердце правое, чтобы построить здание, для которого я сделал приготовление» (1Парал. 29: 16–19). И Соломон построили в Иерусалиме высокий, великолепный и поразительно богатый храм и воззвал к Господу: «Вот я построили дом в жилище Тебе, место для вечного Твоего пребывания (2Парал. 6: 2), <...> да будут очи Твои отверсты на храм сей день и ночь, на сие место, о котором Ты сказал: «Мое имя будет там», и услышь моление раба Твоего и народа Твоего Израиля, когда они будут молиться на месте сем, и если иноплеменник придет из земли далекой ради имени Твоего и помолится у храма сего, услышь и сделай все, о чем будет взывать к тебе иноплеменник, чтобы все народы земли знали имя Твое и что именем Твоим называется храм сей» “ (3Цар. 8: 29, 30, 41, 43). И слава Господня наполнила храм Соломона, и Господь, явившись ему, отвечал: «Я услышал молитву твою и избрал Себе место сие в дом жертвоприношения. <...> Ныне очи Мои будут отверсты и уши Мои внимательны к молитве на месте сем. И ныне Я избрал и освятил дом сей, чтобы имя Мое было там во веки; и очи Мои и сердце Мое будут там во все дни» (2Парал. 7: 12, 15–16).

Но видимое присутствие Господа среди народа израильского под образом храма имени Его (Лев. 26: 11–12) возможно было лишь под условием послушания Израиля воле Божьей. Посему Господь говорил: «Если вы отступите и оставите уставы Мои и заповеди Мои, <...> то Я истреблю Израиля с лица земли Моей, которую Я дал им, и храм сей, который Я освятил имени Моему, отвергну от лица Моего и сделаю Его притчею и посмешищем у всех народов» (2Парал. 7: 20). Грозный приговор Иеговы не замедлил исполниться, лишь только Израиль пошел вослед иным богам. Господь скрыл от него лицо Свое (Втор. 31: 17–18), и отверженный храм был разрушен халдеями, а Израиль отведен в плен и обращен ими в раба. Но и в плену Израиль устами лучших своих сынов воспевал Бога, «восседающего на херувимах в храме Святой Славы Своей» (Дан. 3: 53–54), и молился, согласно воле Соломона (3Цар. 8: 48), обратившись лицом к месту, где стоял город Иерусалим и святая гора Сион и дом молитвы – жилище Иеговы (Дан. 5: 10). С сокрушенным сердцем и смиренным духом он верил слову пророков, что Господь отомстит за разрушенный храм Свой (Иер. 51: 11) и снова водворит Израиля во святом граде Своем, на святой горе, и воздвигнет дом Свой (Иер. 25: 12; 30: 18; 50: 28; Захар. 1: 16–17). Надежды раскаявшегося Израиля сбылись: Кир, во исполнение воли Господа, отпускает народ Его в Иерусалим и велит «строить дом Господа Бога Израилева, того Бога, Который в Иерусалиме» (1Ездр. 1: 1–11). И Израиль возвратился в Иерусалим. Надлежало строить храм Господу, но, очутившись на свободе, он забыл тяжкие уроки прошлого и занялся украшением своих домов, оставляя дом Господень в запустении. Тогда Господь чрез пророка Аггея грозно обличает свой народ за небрежение о «доме Господнем» (Агг. 1), и Израиль взялся за построение «дома Господня», и воздвигнутый им храм был «последним» ветхозаветным храмом.

Приближалось время пришествия Мессии.

Уже среди Израиля раздавался тревожный голос пророков: «Вот внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел Завета, которого вы желаете, вот он идет, <...> и кто выдержит день пришествия Его, и кто устоит, когда Он явится?» (Малах. 3: 1–2), и «придет Желаемый всеми народами, и наполню дом сей славою, <...> и слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего, и на месте сем Я дам мир, говорит Господь Саваоф» (Агг. 2: 7–9). И с трепетно-радостным сердцем лучшие сыны Израиля внимали слову пророков и верили, что придет в храм Свой Господь во плоти, и освятит, и прославит его на веки (Мал. 3: 1; Агг. 2: 7–9; Сирах. 49: 14), и сделает его местом жилища Своего среди христиан и святилищем Нового Завета.

И сбылось слово пророческое: храм Иерусалимский сделался колыбелью христианства. Здесь впервые раздалась весть о рождении Иоанна Предтечи и Крестителя Христова; здесь провела годы своего детства Божья Матерь; здесь праведный Симеон и пророчица Анна впервые объявляют всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме, что находящийся в храме Младенец – есть Спаситель Мира, свет к просвещению язычников и слава народа Израильского; сюда каждый год приходили родители Христа на праздник Пасхи, и Сам двенадцатилетний Отрок Иисус, бросив родителей, впервые воссел здесь среди учителей и слушал и спрашивал их, поражая всех разумом и ответами. Когда же раздался скорбный голос родителей: «Чадо! Что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великой скорбью искали Тебя», Христос отвечал: «Зачем было вам искать Меня? Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» – так ясно Христос указал на бывшее о Нем слово пророческое: «Вот внезапно придет в храм свой Господь, <…> вот Он идет, <...> и наполню Дом сей славою, <...> и на месте сем Я дам мир» (Малах. 3: 1; Агг. 2: 7–9). «И каждый день сидел Христос в храме и учил, а ночи проводил на горе Елеонской, и весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его» (Лк. 19: 47; 21: 37–38; Mф. 26: 55). Слава, великолепие и достоинство «обители дома Господня и места жилища Его» (Пс. 25: 8) были так близки сердцу Христа, что Он и Сам подавал на украшение храма статир (Mф. 17: 24–27) и особенно ценил тех, кои, ревнуя о славе храма, клали в сокровищницу его «от скудости своей все пропитание свое» (Лк. 21: 4). С резкими обличениями выступил Христос против книжников и фарисеев, кои злоупотребляли самим словом «храм»: «Безумные и слепые! Что больше: золото или храм, освящающий золото? <...> Итак, клянущийся храмом клянется им и Живущим в нем» (Mф. 23: 17–21), т. е. Господом (Пс. 25: 8; 2Парал. 6: 2; Лев. 26: 11–12). И когда Христос нашел, что «в храме» продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег, Он, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул и учил их, говоря: «Не написано ли: дом Мой домом молитвы наречется для всех народов? А вы сделали его вертепом разбойников?» (Ин. 2: 14–15; Mф. 11: 17). Так «ревность по доме Господнем снедала Христа» (Пс. 68: 10), пророческий взор Которого предвидел, что дом сей сделается святыней для всех христиан.

И действительно, после того, как Христос в момент смерти Своей наполнил жилище Отца Своего славой (Агг. 2: 7–9), чудесно «разодрав завесу в храме надвое сверху до низу» (Mф. 27: 51) и тем показав, что отныне «через Плоть Его и Кровь открыт путь во святилище» (Лев. 16: 2–15; Евр. 9: 8–12; 10: 19–21 и 6: 19–20), а, следовательно, и в «самое небо» (Евр. 9: 8, 24), апостолы взывали к верующим во Христа: «Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою, и имея великого Священника над домом Божиим, да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистив сердца от порочной совести, и омыв тело водою чистою» (Евр. 10: 19–22); и в то же время ясно указывали на превосходство новозаветного, исправленного Сионского храма, перед тем же храмом в его прежнем, ветхозаветном виде: «Вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю Нового Завета Иисусу и к крови кропления, говорящей лучше, нежели Авелева. Смотрите, не отвратитесь и вы от говорящего» (Евр. 12: 22–25). И, по Вознесении Христа, в этот Новозаветный храм приходили апостолы «в час молитвы» (Деян. 3: 1) и «пребывали в нем всегда, прославляя и благословляя Бога» и, по повелению ангела, благовествуя здесь об Иисусе Христе (Лк. 24: 53; Деян. 5: 12, 20, 42). Сюда пришел для поклонения и молитвы великий апостол Павел (Деян. 24: 11, 18; 22: 17); и в храме явился ему Господь и послал Его в далекие страны на проповедь к язычникам (Деян. 22: 17–21).

Вслед за апостолами и все верующие во Христа «каждый день единодушно пребывали в храме, в молитвах и славословии Бога» (Деян. 2: 42–47). Так измененный и прославленный Христом храм сделался святыней Нового Завета.

Но ожидая покаяния и обращения ко Христу Израиля, убившего Начальника жизни (Деян. 3: 14–19), Господь не отвращал лица Своего от него, почему и храм оставался в руках иудеев, и стража еврейская стояла при храме (5Парал. 7: 19–20; Деян. 4: 1). Когда же Израиль обнаружил одебелелое сердце и воздвиг в Иерусалиме великое гонение на христиан (Деян. 8: 1), убивая (Деян. 7: 58–59), истязая и влача их в темницы (Деян. 4: 3; 5: 18–40; 8: 3) за проповедь о Распятом и Воскресшем Христе (Деян. 4: 1–3, 18–21; 5: 18–40); когда, таким образом, исполнилось слово пророческое: «Восстали цари земные, и князи собрались вместе на Господа и на Христа Его» (Пс. 2: 1–2), «ибо поистине собрались в Иерусалиме на Святого Иисуса Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским» (Деян. 4: 26–27), то наступили для Израиля «дни отмщения» (Лк. 21: 22) Господня – разорение Иерусалима и храма. Сам Господь Иисус Христос говорил о предстоящем запустении Иерусалима и разрушении храма как о «днях отмщения» иудеям (Лк. 21: 5–6, 20–22).

Но Иерусалимский храм в то время уже сделался святилищем Нового Завета, хотя христиане, гонимые иудеями, и не могли пользоваться им для удовлетворения своих религиозных нужд. Посему предсказанное Христом разрушение храма язычниками в знак Божественного отмщения иудеям за отвержение ими Мессии (2Парал. 7: 19–20; Захар. 14: 1; Лк. 19: 41–44), было тяжело и прискорбно для христиан. И вот Христос, как бы утешая их, говорит: «Когда начнет это сбываться, тогда восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше» (Лк. 21: 28); «ради избранных (христиан. – И. А.) сократятся дни» отмщения (Мф. 24: 22; Лк. 21: 22), и храм будет возобновлен лишь только в Иерусалиме «окончатся времена язычников» (Лк. 21: 24), т. е. гонения на Церковь Христову (Деян. 4: 20–27), и свободно воссияет там вера Христова.

И сбылось пророческое слово Христа; не прошло и сорока лет после Вознесения Его, как стены храма были сравнены с землей, и плуг прошел по развалинам славного здания; город был разрушен, и Израиль отведен в плен и рассеян по всему лицу земли. Так оставил Господь «дом Израиля пустым», и «переселился к другим народам, и им дал имя Свое» (3Ездр. 1: 33, 24) и надежду на скорое (Лк. 21: 32) воссоздание храма для служения в нем Христу. И новый Израиль с радостью переживал трехсотлетний период мученичества, гонений, кровавых казней, ожидая воссоздания главного святилища своего храма Иерусалимского. И вот «времена язычества» в Иерусалиме кончаются; на престол всемирной Римской империи вступает благочестивый царь Константин и дает (313 г.) торжество христианству над его внешними врагами. На месте разрушенного Иерусалимского храма создается новый великолепный храм Господень, и в нем открыто совершается служение Христу. Так исполнились слова Господа: «Обращусь и воссоздам скинию Давидову падшую и то, что в ней разрушено, воссоздам и исправлю ее, чтобы взыскали Господа прочие человеки и все народы, между которыми возвестится имя Мое» (Деян. 15: 16–17; ср. Амос. 9: 11–12). И уже через пророков Господь, как бы смотря вдаль, вопрошал: «Кто это летят, как облака и как голуби – к голубятням своим?» (Ис. 60: 8), – это «возвращаются избавленные Господом на Сион с радостным восклицанием» (Ис. 35: 10) и «с ними серебро их и золото во имя Господа Бога Израилева» (Ис. 60: 9); «восстань, святись, Иерусалим, ибо пришел свет твой, и Слава Господня взошла над тобой <...> и Я прославлю дом славы Моей <...> и сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их служить тебе, <...> и придут к тебе c покорностью сыновья угнетавших тебя, и падут к стопам ног твоих все, презиравшие тебя, и назовут тебя городом Господа, Сионом Святого Израилева, <…> и будут всегда отверсты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы приносимо было к тебе достояние народов и приводимы были цари их <...> (Ис. 60: 1, 7, 10, 14, 1) взыскать Господа Саваофа в Иерусалиме и помолиться лицу Господа» (Зах. 8: 22). И с тех пор, как Господь снова водворился в храме Иерусалимском, цари и народы всех стран христианских текут туда на богомолье и несут с собой дары на украшение города и храма Господня. Так «прославил Господь дом Славы Своей», и «сделал Иерусалим славой на земле» (Ис. 56: 7; 62: 7), и «дом Свой домом молитвы для всех народов» (Ис. 56: 7; Мк. 11: 17).

Но со времени пришествия Мессии Иерусалимский храм должен был сделаться не единственным, а лишь главным святилищем для христиан. «В последние дни (т. е. времена Мессии. – И. А.), -- говорили пророки, – гора дома Господня будет поставлена во главу гор1, <…> ибо от Сиона выйдет закон и слово Господне из Иерусалима» (Ис. 2: 2–3; Мих. 4: 1–2). И вот наряду с Сионским храмом открывается служение Господу не только в Иерусалиме (Ин. 4: 21–24), но «на всяком месте приносят фимиам имени Его, чистую жертву», так как теперь не среди одного Израиля Господь ставит жилище Свое (Лев. 26: 11–12), но «от востока солнца до запада велико имя Его между народами» (Мал. 1: 11; Пс. 112: 3).

Посему Сам Иисус Христос, а за Ним апостолы и все христиане, считая Иерусалимский храм главным святилищем Своим, в то же время собирались для богослужения и в особо приготовленных для сего «больших горницах и домах» (Мк. 14: 15; Деян. 20: 7–9; Ин. 20: 19, 26; Лк. 24: 23; 1Кор. 15: 6; Деян. 2: 2, 46–47; 4: 23). Эти места строго отличались от обычных жилищ и от имени собрания христиан назывались «церквами» (Деян. 11: 26; 1Кор. 11: 18–22; 14: 34–35). Устроялись «церкви Божьи» согласно с «исправленным» в духе Нового Завета храмом Иерусалимским по заповеди Господа (1Кор. 14: 37) через пророка, сказавшего: «Потекут к горе дома Господня все народы, и многие скажут: придите и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям, и будем ходить по стезям Его, ибо от Сиона выйдет закон..." (Ис. 2: 2–3). Но во времена гонений христиане скрывались со своей святыней в катакомбах и других потаенных местах. Когда же христианство восторжествовало над своими внешними врагами, то вслед за «воссозданием» Иерусалимского новозаветного храма и «на всяком месте», где только были истинно чтущие Христа, по городам и селам воздвигались и красовались христианские храмы. И всему миру возвещалась в них тайна искупления рода человеческого и открытия для спасенных небесного святилища Кровью Христа. В знак сего и завеса, отделяющая Святое Святых (т. е. алтарь) от среднего храма, отверзалась, и доступ в святилище разрешался всем, приступающим «с искренним сердцем и полною верою, кроплением очистившим сердца от порочной совести и омывшим тело водою чистою» (Евр. 10: 19–22). Там же, по примеру Христа и апостолов, совершалась жертва Христова, и верующие причащались Тела и Крови Христовых (Лк. 22: 12–20; 1Кор. 10: 16–21; 11: 18–29) от жертвенника нового – Креста Христова, от которого «не имели права питаться служащие скинии (Евр. 10: 13). В храмах же красовалось и орудие нашего спасения – Крест Христов, посредством которого мир примирен с Богом (Еф. 2: 16; Кол. 1: 20) и плодами которого (т. е. Телом и Кровью Христовыми) питаясь, мы ждем наследия жизни вечной (Ин. 6: 54). И как апостолы хвалились сим орудием (Гал. 6: 14) нашего спасения, невзирая на «безумие Еллинов и соблазн Иудеев» (1Кор. 1: 18, 23) – «врагов Креста Христова» (Филип. 3: 18), так и христиане гордятся Крестом Христовым, который для них «есть сила Божья» и, несмотря на «юродство погибающих» (1Кор. 1: 18), великолепие храмов своих венчают «Крестом Христовым», чтобы «все народы знали имя Распятого и Воскресшего Христа» и «что именем Его называется храм сей» (3Цар. 8: 43).

И родная нам Русь узнала о Распятом и Воскресшем Христе, и по всему лицу обширной земли Русской – по городам и селам – заблестели храмы во имя Господа и Святых Его.

Но как во дни Зоровавеля среди Израильтян нашлись люди, которые вопреки воле Господа и сами противились построению храма, и другим коварно внушали: «Не пришло еще время; не время строить дом Господень» (Агг. 1: 2), так и в наше время среди родных нам братьев – русских появились люди, которые, отпав от православной веры Христовой в разные секты, каковым теперь нет и числа, и сами отказались от храмов Господних, и других смущают своими коварными речами. Но таковых Сам Господь грозно обличает чрез пророка Аггея: «Народ сей говорит: «не пришло еще время, не время строить дом Господень». <…> А вам самим время жить в домах ваших украшенных, тогда как дом сей в запустении? Обратите сердце ваше на пути ваши. Вы сеете много, а собираете мало; едите, но не в сытость; пьете, но не напиваетесь; одеваетесь, а не согреваетесь; зарабатывающий плату зарабатывает для дырявого кошелька. <…> Обратите сердце ваше на пути ваши. Взойдите на гору и носите дерева, и стройте храм; и Я буду благоволить к нему, и прославлюсь, говорит Господь. Ожидаете многого, а выходит мало; и что принесете домой, то Я развею. – За что? говорит Господь Саваоф: за Мой дом, который в запустении, тогда как вы бежите, каждый к своему дому. Посему-то небо заключилось и не дает вам росы, и земля не дает своих произведений. И Я призвал засуху на землю, на горы, на хлеб, на виноградный сок, на елей и на все, что производит земля, и на человека, и на скот, и на всякий ручной труд» (Агг. 1: 2–11).

Будем же надеяться, что наши братья, отпавшие в разные секты: молокан, штундистов, баптистов, адвентистов, «евангелистов» и пр..., – внемлют гласу Господа и как блудный сын возвратятся в дом Отца Своего, в Святой Храм Божий, под кров святой Православной Церкви.

Вы же, возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем и особенно старайтесь, чтобы, «где сокровище ваше, там было и сердце ваше». Тогда и созданный вами храм во имя Воскресшего Христа – как и другие храмы во имя Пресвятой Богородицы, св. ангелов и угодников Божьих – явится основанным на камне, и вы обрящете мир в душах ваших, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом! Аминь.

* * *

1

Потому-то для построения храмов христиане и избирают преимущественно места возвышенные.


Источник: Храм Божий / И. Айвазов. - [2-е изд., испр.]. - Москва : «Русская Печатня», 1910. - 27, [2] с. (Книгоиздательство «Верность». Миссионерский отдел; № 11).

Комментарии для сайта Cackle