профессор Иван Дмитриевич Андреев

«Хронологическая история пaxpиapxoв Константинопольских» Купера103

Трактат Купера появился в свет, как результат сознания недостатков в трудах о константинопольских патриархах Ле-Кеня и Бандурия. Он остается до сих пор самым лучшим сочинением по хронологии константинопольских патриархов нашего периода. Достоинства его обусловливаются во-первых чрезвычайным обилием материалов, собранных Купером, а во вторых, – и это главным образом, – методом разработки этих материалов, который, если не прилагать к нему требований хронологической критики нашего времени, почти не оставляет желать ничего лучшего. Из материалов Купер воспользовался, прежде всего, всем тем, что было уже в распоряжении Барония, Паги, Ле-Кеня и Бандурия. Но кроме того им сделаны многие и существенные дополнения в этом отношении. Относительно многих святых патриархов нашего периода, памяти которых падают на первые семь месяцев года, – а таких большинство, – Купер принял во внимание все, что сделано было для освещения их хронологии Болландистами, располагавшими для каждого отдельного лица в их «Деяниях святых» такими книжными сокровищами, о которых отдельный ученый не смеет и мечтать.104 Таковы его ссылки относительно Анатолия105, Македония106, Евтихия107 и мн. др. Но самым важным дополнением к материалам своих предшественников со стороны Купера нужно признать то, что он первый привлек в качестве источников очень многиe каталоги константинопольских патриархов. Между ними первое место занимают пять каталогов, изданных Бандурием: патриapxa Никифора, Никифора Каллиста, Леунклавия, Матфея Кигалы и Филиппа Кипрянина. Кроме того Купер пользовался еще каталогом, изданным Ляббеем, и, что также очень важно, различными редакциями каталога патриapxa Никифора в изданиях Гоара и Скалигера. Наконец, нельзя не отметить, что Купер один из всех авторов разбираемых нами сочинений сделал употребления из тех материалов для хронологии Константинопольских патриархов, которые находятся в менологиях. Указания дней памятей мы встречаем и у других авторов, например, у Гедеона и Ле-Кеня, но там эти указания не являются материалом; влияния на такое или иное определение даты они не оказывают никакого, а присоединяются обыкновенно совершенно механически, отчего являются бесцельными и излишними.

Обилие материалов, с которыми Купер писал свою «хронологическую историю», уже одно само по себе должно было необходимо благоприятно отозваться и на метод его исследования. Если при малочисленности свидетельств о времени правления известного патpиapxa, когда, например, таких свидетельств приводится только два, можно примять одно и отвергнуть другое, ему противоречащее, как ложное, основываясь на разных побочных соображениях (примеры чего мы видели у Ле-Кеня), то при сопоставлении многочисленных противоречивых показаний так легко из затруднений выходить уже нельзя: невольно приходится вдаваться в объяснения, доказывать, почему одним свидетельствам нужно отдать предпочтение пред другими: иначе установленная дата будет необходимо казаться необоснованной, шаткой. А ответы на это «почему» есть уже первый шаг к отчетливой, чисто научной хронологической критике. Все эти соображения вполне подтверждаются наблюдениями над приемами исследования Купера. У него мы впервые действительно встречаем попытки осмысленного пользования свидетельствами каталогов, попытки объяснять их иногда очень значительные разногласия, решать вопросы, в каком из каталогов и почему именно свидетельство об известном патриархе вернее и пр. Так, например, приводя самые разноречивые свидетельства о времени правления Иоанна V из каталогов, Купер о Никифоре Каллисте замечает, что он «часто пользовался древнейшими источниками»108. Другие приемы пользования каталогами со стороны Купера также должны быть признаны довольно полно отвечающими требованиям критики. Разумеем его объяснения разногласий каталогов на основании изучения наиболее часто встречающихся ошибок переписчиков. Такие выражения, как: «дни в каталогах опускаются очень часто"109, такая-то буква-цифра весьма легко (facillime) могла быть изменяема в другую,110 говорят уже о сравнительном изучении текста каталогов и о попытках разногласия между ними сгладить на основании приемов, выработанных посредством такого изучения. Впрочем, не эти частные заметки составляют главное достоинство метода исследования Купера (они все-таки не многочисленны), – а тщательная в большинстве случаев проверка одних свидетельств посредством других. Так как приемы такой проверки для каждого отдельного случая естественно должны видоизменяться сообразно неодинаковости форм, в которые облекаются разные свидетельства, то, не имея возможности обобщить эти приемы и подвести их под известные более или менее постоянные правила, мы ограничимся только приведением нескольких частных примеров пользования такими приемами у Купера. Большинство каталогов Бандурия для обозначения времени правления Фомы II-го имеют 2 года 7 месяцев. Кроме того Никифор Каллист сообщает, что он рукоположен в великую субботу и что кафедра пред ним была вакантна 6 месяцев и 26 дней. При этом память Фомы в минеях отмечена под 15 ноября. С первого взгляда из этих свидетельств, даже взятых вместе, почти ничего нельзя извлечь для определения хронологии Фомы: так мало говорит каждое из них в отдельности. Замечания Каллиста о промежутке пред занятием кафедры Фомою в сущности ничего не определяет, потому что неизвестно, в каком месяце и какого числа умер предшественник Фомы – Петр. Так как, однако ж, год смерти Петра нужно приурочивать приблизительно к 666 году, то великая суббота, о которой упоминает Каллист, если принять 667-й год, падала на 17-е апреля. Считая отсюда до 15-го ноября, получаем 7 месяцев без одного или двух дней, на которые указано в каталогах. Такое совпадение должно еще более подтвердить то положение, что великая суббота, упоминаемая Каллистом, есть именно суббота 667 года; отсюда же подтверждается и дата смерти Петра в 666 году. Не вдаваясь в исследование того, действительно ли верна хронология Фомы II у Купера, мы должны заметить, что его анализ материала для этой хронологии по своей тщательности не оставляет желать ничего большего. Столь же рельефный пример такого соединения и взаимной проверки самых различных свидетельств представляет собою определение Купером времени правлении Иоанна Постника111 и др.

Но чем больше достоинств в трактате Купера, чем лучше частные примеры определения той или иной даты, тем резче и сильнее бросаются в глаза недостатки его труда. Не впадая в противоречия себе, можно сказать, что то самое обстоятельство, которое в некоторых местах трактата помогало Куперу исправлять недостатки своих предшественников, отъискивать новые, лучшие приемы отношения в источникам – разумеем обилие материалов, – в других местах только сильнее выказывает неумение автора разобраться в массе показаний, только более обнаруживает натяжки, которые он себе позволяет, только более неизвинительною делает произвольность, с которою он иногда обходит противоречия источников в пользу необоснованной предвзятой даты. Само собою разумеется, что увеличения материалов требовало соответствующего улучшения приемов, соответствующего напряжения критических сил автора. Действительно, как замечено выше, приемы Купера несколько им улучшены, критический аппарат его более сложен, но не в такой степени, как это нужно было, судя по массе привлеченных им к делу источников. Некоторые заметки его в роде вышеприведенных очень ценны, но, к сожалению, у Купера они остались все таки случайно брошенными мыслями, не получившими должного развития и влияния на ход его работы.

Благодаря этому, у Купера мы встречаем во многих местах те же ненаучные приемы, которые так неблагоприятно отзывались на сочинениях, уже рассмотренных. Но у него они еще сильнее поражают своею шаткостью и произвольностью по указанной уже причине. К хроникам Марцеллина и Виктора Тунунского Купер стоит в точно таком же отношении, как и его предшественники – Бароний, Паги и Бандурий, и большею частью только повторяет недостатки последних, хотя новые материалы, которыми он пользовался, и должны были вести его на более правильный путь. Поясним это примерами. Установив в след за Бандурием и Паги, что изгнание патриарха Евфимия произошло в 496 году на основании свидетельства хроники Виктора Тунунского, – свидетельства, которое стоит в прямом противоречии с показанием хроники Марцеллина, – для определения хронологии Македония Купер пользуется свидетельством Марцеллина, по которому Македоний изгнан в 511 году, – и Феофана, правление Македония обозначающего числом 16 лет. Когда Бароний, Паги, Бандурий, Ле-Кень и Муральт эти два показания считают согласными между собою, замечая, что Феофан по обыкновению ставит здесь 16 лет вместо 15-ти с несколькими месяцами (от 496 по 511=15 лет), то у них это сделано без видимых противоречий, и хронологии Македония является пред читателем достаточно обоснованной. Но когда Купер к указанным свидетельствам прибавляет показания каталога Никифора Каллиста, что Македоний занимал кафедру 16 лет 7 месяцев, то упомянутое согласие между показаниями Феофана и Марцеллина, очевидно, должно поколебаться: скорее нужно признать, что Феофан отбросил от 16 лет месяцы, чем прибавил их к 15-ти. Но если признать, что Македоний правил 16 лет, к каковому признанию, повторим, вело Купера свидетельство каталога Никифора Каллиста, то занятия Македонием кафедры нужно относить уже к 495, а не к 496 году. Кроме этих соображений, к такому заключению Купер должен был прийти на основании свидетельств Марцеллина и Феофана, из которых первый указывает прямо 495-й год, а 488-й год Алекс. эры последнего, хотя обнимает 495 и 496 годы нашего счисления, но так как Купер думает, что Македоний был поставлен в октябре, то 488-й год Феофана указывает в данном случае именно на 495-й год. Однако, вопреки всему этому, Купер возведение Македония за Баронием, Паги и Бандурием относит к 496 году, т. е. без всякого права принимает одно свидетельство и считает три других единогласных показания за неверные, при этом без всяких оговорок и объяснений112. Мы не говорим уже о том, что такое ненаучное отношение к хроникам Виктора и Марцеллина само по себе есть прием слишком не серьезный. Примеров, подобных приведенному, в труде Купера довольно много113.

Из других изъянов работы Купера особенно обращает на себя внимание недостаточность сравнительного изучения им каталогов. Не говоря уже о том, что он, по-видимому, не старался уяснить себе обстоятельства появления каталогов, составить понятие об источниках их всех вообще и каждого из них в частности, – даже простое изучение текста их у него очень слабо. Судя по общей манере Купера обращаться с показаниями их, можно думать, что он пользовался ими без предварительного сравнения их; если бы было иначе, то от наблюдения его не ускользнули бы особенности, изучение которых дает возможность наиболее целесообразно и благоплодно прилагать к делу хронологический материал, который дают каталоги. Не изучив же предварительно эти особенности, Купер или совсем ничего не говорит в объяснение ошибочности показания известного каталога или же, если и исправляет ошибки, то не потому, что делать такие исправления дает ему право изучения и сличение текста каталогов, а потому, что поправка кажется ему вероятной и законной в виду показаний других источников. Отсюда почти в каждом отдельном случае для примирения разногласий показаний каталогов между собою и с показаниями других источников у Купера являются все новые приемы; но само собою разумеется, что эти приемы носят характер случайности и произвола, и результаты, достигнутые посредством их, вовсе не представляются для читателя обоснованными и прочными. Подтвердим эти замечания примерами. Устанавливая хронологию патриарха Евфимия, Купер приводит следующие показания каталогов: – патриарха Никифора: 6 лет 3 месяца или в издании Бандурия: 6 лет 6 месяцев; – Никифора Каллиста: 6 лет 6 месяцев; – Леунклавия, Матвея Кигалы и Филиппа Кипрянина: 16 лет 7 месяцев. Чтобы сгладить разногласие, Купер замечает, что в последних трех каталогах цифра ί (10) без сомнения (haud dubie) есть прибавка переписчика. Между тем, если бы Купер дал себе труд сличить каталоги, то от «hand dubie» hand пришлось бы отбросить: для преемника Евфимия Македония в каталоге Никифора Каллиста помечено 16 лет 7 месяцев, а в каталогах Леунклавия и Филиппа Кипрянина лета его правления не помечены; ясно, что переписчики каталогов Леунклавия, Матфея Кигалы и Филиппа Кипрянина114 лета Македония приписали Евфимию; для первого естественно оказался пропуск. Недосмотры эти у Купера постоянны.115

Нельзя не отметить далее таких случаев в труде Купера, когда он, перечислив все свидетельства источников и видя, что противоречия между ними сгладить трудно, отказывается от всяких попыток достигнуть надежных результатов и ссылается на кого-либо из своих предшественников, большею частью на Паги, хотя и знает, что голос Паги ровно ничего не значит, так как у него под руками источников было меньше, чем у Купера. Так Купер поступает при определении хронологии Иоанна V116, Константина 1-го117 и др.

Пользование указаниями менологиев не всегда у Купера столь же хорошо, как указано выше. Иногда он подобно своим предшественникам просто только указывает день празднования памяти известного патриарха, не извлекая никакой пользы от подобных указаний118.

Отношение Купера к главному источнику для хронологии Константинопольских патриархов изучаемого нами периода – к летописи Феофана страдает многими недостатками. Очень часто Купер не обращает внимания на то, к каким годам от Рожд. Христ. Феофан приурочивает время правления известного патриарха и на основаниях нередко весьма сомнительных позволяет себе поправки, не вдаваясь ни в какие объяснения. Это замечание особенно приложимо к хронологии первых патриархов изучаемого периода. Но особенно неизвинительным является то, что Купер упустил из виду нарушение за известный период в летописи Феофана правильного отношения индиктов и лет от Рожд. Христ., не смотря на то, что об этом нарушении говорят Геншен и Паги, трудами которых, особенно последнего, Купер пользуется постоянно. Да и самому Куперу это нарушение заметить было очень не трудно. Благодаря такому упущению, ошибок у Купера должно было необходимо явиться очень много. Например, ссылаясь на Феофана, что Каллиник изгнан в 698 году Алекс. эры, Купер замечает, что этот год начинается с сентября 705-го года, хотя на самом деле это есть уже 706-й год нашего счисления119. Отсюда хронология многих патриархов за 7-й и половину 8 вв., когда Купер следует тому распределению лет их правления, какое мы видим у Феофана, может возбуждать сомнения.

В виду указанных достоинств и недостатков сочинение Купера пригодится для нашей цели главным образом в том отношении, что из него мы будем черпать те или другие свидетельства, которых мы не имеем возможности заимствовать из самых первоисточников и которых у него довольно много. Кроме того у него много остроумных приемов при соглашении разногласий различных хронологических свидетельств; и все они окажут нам значительную помощь.

Хронология Константинопольских патриархов в 1-м томе сочинений Гергенрётера о Фотие

О хронологии Константинопольских патриархов изучаемого нами периода у Гергенрётера можно сказать только то, что она заимствована им почти исключительно у Купера и Ле-Кеня с более редкими ссылками на Барония, Паги и Бандурия. Так как Гергенрётер большею частью не воспроизводит хода определения известной даты, а берет готовые результаты, показанные в его пособиях, то говорить о достоинствах и недостатках его хронологии Константинопольских патриархов излишне: это значило бы повторять то, что сказано уже нами о трудах Купера, Ле-Кеня и Бандурия. При достижении нашей цели сочинения Гергенрётера не принесет нам почти никакой пользы, кроме двух – трех ссылок на первоисточники, которые не были известны Паги и Куперу и которых у нас нет под руками.

Кроме указанных пособий есть много и других; но по сравнению с разобранными сочинениями они имеют небольшое значение для нашей работы – особенно потому, что большею частью предлагают готовые хронологические выводы, не воспроизводя процесса, каким они добыты. По этому мы их не оцениваем, а только перечисляем:

Annales ecclesiastici Baronii, Lucae, начиная с 8-го тома.

Critica historico-chroiiologica in Annales ecclesiasticоs Baronii.-Pagi Antverpiae 1705, t. 2–3.

Patriarclies de Constantinople. Помещено в L'art de verifier Ies dates des faits historiques, des chartes, des chroniques... Paris 1818, t. 4, p. 2. Хронология Константинопольских патриархов в статье А. В. Горского «о сане епископском в отношении к монашеству в церкви восточной» (на основании, главным образом хронографий Феофана и патр. Никифора) прибавл. к Твор. Св. О. за 1862 г., ч. 21. «Исторический список епископов и потом патриархов святой и великой церкви Христовой, находящейся в Константинополе» от 36 г. по Р. Хр. по 1834 г. – Захарии Мафы. 1837; переведен в Хр. Чт. 1880 г. Есть отдельные брошюры.

Летопись церковных событий... Арх. Арсения Спб. 1880 г. Арх. Сергия. Полный месяцеслов Востока, т. 2, в приложениях.

* * *

103

Купер (конца 17 и 1-й половины 18 в.) ученый иезуит из плеяды Болландистов. Трактат о патриархах константинопольских – специальное обширное исследование, составленное для Acta Sanctorum, писанное со всем тем громадным материалом под руками, которым только могли располагать Болландисты.

104

Говорим, что Купер мог воспользоваться наследованиями Болландистов о патриархах Константинопольских только тех, которых па­мяти приходятся на первые семь месяцев года, потому что его хроноло­гическая история написана для 1-го тома августа «Деяний святых».

105

Acta Santcorum Augusti t. I. Cuper. Ilistoria Chronologic». patriarchanini constantinopolitanorum p. 43, n. 227.

106

ibid. p. 53, n. 288.

107

ibid p. 67, n. 368.

108

Cuper 1. с. р. 83 n. 472.

109

Cuper 1. с. р. 57, n. 364 об Иoaнне II

110

ibid. р. 97, n. 531 и др.

111

ibid. р. 69 n. 382 et р. 70, n. 389–390.

112

Cuper 1. с. р. 54–55 n. 289–291.

113

Из них особенно замечательный – определение хронологии Епифания. Cuper 1. с. р. 63–64 n. 312–344 et 347–348.

114

Собственно вина на переписчике каталога Леунклавия, а в послед­них двух ошибка могла быть внесена самими составителями, которые оба пользовались каталогом Леунклавия; см. в отделе о каталогах.

115

См. напр., об Епифание в каталоге Филиппа Кипрянина 20 лет 10 мес.– у Купера без объяснения, хотя ясно, что это число образо­валось из ἀ ἔτη ἵ μηγ – даты Иоанна II, ибо для этого патриарха в данном каталоге – пропуск; о Константине 1-м: дата 2 года 3 месяца в каталогах Леунклавия, Матвея Кигалы и Филиппа Кипрянина перенесена от Феодора 1-го, а Купер при виде этого явления остается в недоу­мении и пр.

116

Cuper I. с. р. 83 n. 472.

117

Cuper 1. с. р. 84 n. 475–477.

118

Cuper 1. с. р. 86 n. 494 о Феодоре.

119

Cuper. 1. с. р. 89 n. 513, см. так же р. 90 n. 522 в речи об Иоанне 6-м, будто 707 год Феофана начинается с сентября 714 года.



Источник: Выпуск первый. Хронология Константинопольских патриархов от времени Халкидонского собора до Фотия и очерки жизни и деятельности свв. Анатолия, Геннадия и Иоанна Постника. Сергиев Посад Моск. губ. 2-я типография А.И. Снегиревой. Печатать дозволяется. Сергиев Посад, Июня 24-го дня 1895 года. Ректор Академии Архимандрит Антоний.

Комментарии для сайта Cackle