Иван Михайлович Снегирев

Благовещенский собор в Москве

Содержание

Ризница Достопамятные события и преимущества благовещенского собора  

 

Церковь Благовещения Богоматери в Киеве поставил Великий Князь Ярослав на златых воротах, «того деля», говорит летопись, «да всегда радость «граду тому святым Благовещением Господним будет и молитвами Св. Богородицы и Архангела Гавриила».1 Без сомнения, с тою же мыслию на Москве, при Великокняжеском дворце, сооружена была церковь в честь сего радостного праздника.

Древнее сказание приписывает сыну Великого Князя Александра Невского Андрею сооружение деревянной церкви Благовещения, как бы краеугольного камня для возникавшего града – будущей Всероссийской столицы2. Но летописи именуют Великого Князя Василия Дмитриевича первым строителем сего храма; строение его началось 1397 года, при Митрополите Всероссийском Киприане и окончено уже 1416 года при Митрополите Фотие, который и освятил сию дворцовую церковь. Пресловутые того века иконописцы: Андрей Рублев, Феофан Гречин и старец Городецкий Прохор украсили дом Пресвятой Богородицы стенописью и иконописью; а Лазарь Сербин в 1405 г. поставил близ сего храма первые в Москве боевые часы – часомерье. За три года до взведения каменных стен, башен и ворот Кремля, Иоанн III, свергнувший с России двухвековое Монгольское ярмо, начал обновление города сооружением нового Благовещенского собора на прежнем месте. Старую церковь в 1482 году, по его повелению, разобрали Псковские мастера, и в 1484 году, по образцу Афонских церквей, заложили новую на каменном подклете, который обведен был казною, т. е. подвалами для хранения Государевой казны. Чрез пять лет, она была окончена, в то самое время, когда продолжалось строение каменного дворца. Ново-сооруженную церковь на дворце торжественно освятил Всероссийский Митрополит Геронтий 9 Августа 1489 года; а Великий Князь Василий 1508 года повелел Федору Едикееву с братией расписать по золоту внутренние стены храма, украсить золотом и драгоценными камнями Деисус, Праздники и Пророки в алтарном иконостасе, покрыл и позолотил верх церковный. С того времени святолепная сия церковь стала именоваться златоверхою; также она, по своей местности, называлась: «Благовещение на площади, на Великокняжеском, «Государевом дворе, потом на Царских сенях, у «Царские казны, у казенного двора».

Украшенный богатыми вкладами Государей Иоанна III и Василия III, (в 1547 году, Июня 21) этот храм испытал одну участь с Кремлем, потерпев невознаградимые утраты. Тогда в нем сгорели Деисус Рублева письма, обложенный золотом, чудная икона – Спас в белой ризе, привезенная Великому Князю Василию Димитриевичу в 1497 году из Царьграда чернецом Родионом Ослябятем,3 и другие многоценные образа Греческого письма, принадлежавшие Царским прародителям. Одною из первых забот набожного Царя было возобновление сей церкви, обезображенной пожаром.

Для украшения ее иконописью, принесенные древние св. иконы из Новгорода, Смоленска, Дмитрова и Звенигорода, были поставлены в дворцовом храме на поклонение Царю и народу; с них сняты были верные списки. Новонаписанные образа, на которых изображены были библейские события и притчи, равно как жертвенник, устроенный не в углублении, или нише стены (κόγχη)4, наподобие Вифлеемского вертепа; но отдельно, (опричь стены), по примеру Новгородского и Смоленского соборов – сделались предметом спора; созванный для разрешения недоумений собор в Москве 1554 года утвердил то и другое, основываясь на древних образцах. К тому же времени относится устроение и расписание паперти. Если верить преданию, то южная ее часть с особым крыльцом возведена тогда, когда Иоанн IV, по вступлении в четвертый брак 1572 года, отлучен был церковною епитимией от общения с верными, от присутствия в храме и причастия св. Таин5.

Набожный Иоанн, смирившийся пред властью Церкви, посвятил золото, взятое им в Новгороде, на позолоту дворцовой своей церкви во имя Благовещения.

Кроме главного престола, в алтаре собора с 1489 года, находился придел, во имя св. Василия Неокесарийского, тезоименитого В. К. Василию – Гавриилу, родившемуся в самый праздник Благовещения.

В четырех церквах, или говоря языком летописным, церквицах, прикладенных к четырем углам главного храма, помещаются четыре придела: 1, входа И. X. в Иерусалим, 2, Архангела Гавриила, 3, собора Пресвятой Богородицы и 4, св. Великомученика Георгия, в царствование Императора Александра I, посвященный св. Благоверному Великому Князю Александру Невскому; здесь в иконостасе помещены образа Святых, тезоименитых лицам Царствующего дома Романовых.

Пристройки сии сделаны, как видно, при возобновлении Благовещенского собора после пожара в 1547 году. Алтарные иконостасы в первых трех приделах, обложенные басменным серебром, в 1812 году остались неприкосновенными. Там в приделе Архангела Гавриила западня ведет в тайник, служивший казнохранилищем; об нем то, вероятно, упоминает в 1663 году Барон Мейербер следующее: «В церкви Благовещения, в верхнем своде хранится главное сокровище, состоящее в разном платье и ризах, весьма богато вышитых драгоценными камнями и алмазами»6.

От обозрения сих приделов собора теперь перейдем к судьбам самого храма в XVII, XVIII и XIX столетиях, тем более, что они связаны были с жребием самой Москвы.

Во время пребывания Поляков на Москве, сей молитвенный храм Русских Царей был разграблен и, подобно прочим, осквернен.

Со вступлением на престол Царя Михаила Федоровича, Благовещенский собор был возобновлен и украшен драгоценными вкладами; к числу придельных в оном церквей присоединен 1633 года придел во имя св. Михаила Малеина, тезоименитого Царю. – Тогда этот собор именовался «на сенях» и ступенчатое крыльцо его паперти, смежной с казенным двором, вело к дверям большой золотой палаты; с Архангельским собором Благовещенский соединен был переходами, кои означены на планах Кремля XVIII столетия; в западной стене первого собора еще видны остатки железных связей.

Благочестивые Цари Алексий Михайлович и Феодор Алексеевич не преставали заботиться о Благолепии дома Пресвятой Богородицы, который при них блистал во внутренности своей золотом, серебром и драгоценными камнями, как видно из описи 1680 года. При Царе Алексие 15 иконописцев писали стенное и травное письмо в этом соборе.

При Императоре Петре I в 1697 году поновлено облинявшее и потускневшее здесь стенное письмо с удержанием старого пошиба. Об этом событии записано на столбе у левого крилоса следующими словами: «поновись в лето 7205 при державе Благочестивейшего Великого Государя Царя и В. К. Петра Алексиевича, всея великия и малыя и белыя России самодержца и при сыне его Благоверном Государе нашем Царевиче, и В. К. Алексии Петровиче».

Дорожа священными сокровищами этого дворцового храма, он повелел в 1701 году Июня 21 стольнику Семену Калединскому описать там святые иконы, ризы, книги, св. утвари и казну и сверить с прежними описями7.

Ужасный пожар 1737 года, лишивший Москву многих сокровищ древности, проник и в Благовещенский собор, где обгорели на придельных его церквах крытые медными позолоченными листами кровли, на главах четыре креста из золоченой меди, деревянные двери и оконницы; 8 но Благочестивое усердие Императриц Анны и Елисаветы вскоре изгладило все следы повреждений в стенах и облекло дом Пресвятой Богородицы в новое Благолепие. Из дел Синодального правления видим, что в 1743 году еще продолжалась починка собора: тогда поновлены были медные золоченые листы на четырех затворах при входных дверях, вызолочены и расписаны лазоревыми красками великолепные каменные сени, на двойных столбах, резные; под главами в шеях некоторые окна закладены9. В Царствование Императрицы Екатерины II, стенопись Благовещенского собора потребовала поновления. Императрица в 1770 г. поручила Московскому Архиепископу Амвросию Зертись-Каменскому возобновить в нем иконное и стенное писание с точным соблюдением древнего стиля10. Дело это было исполнено в три месяца, и возобновленный собор торжественно освящен был 18 декабря 1770 года Архиепископом Амвросием в присутствии Прусского принца Генриха-Людовика, брата королю Фридриху Великому; это совершилось незадолго до мученической смерти Московского Архипастыря.

Особенное внимание на этот собор обратил Государь Император Павел I. По его повелению возобновлена его внешность и на паперти, вместо старого деревянного, настлан новый каменный пол. В 1812 году святилище это, подобно другим св. храмам, было разграблено и поругано; но уцелело от огня, испепелившего дворец и другие здания в Кремле. В этом соборе сохранились не только все св. иконы; но даже на полях чудотворного образа Донской Богоматери уцелела золотая рама в 12 Фунтов.

Вскоре после изгнания неприятелей в 1812 году, Благовещенский собор приведен был в прежнее устройство и Благолепие, а 23 марта 1813 года торжественно освящен Московской Митрополии Викарием, Преосвященным Августином. С Высочайшего разрешения, в 1836 году, южная паперть переделана; в ней устроен теплый придел во имя Святителя Николая; попечением староста церковных стенопись собора и письмо иконное поновлены; старый алтарный иконостас заменен новым бронзовым. Ризница с ее сокровищами и хранящимися в ней частицами св. мощей приведена в порядок при настоятеле собора Протопресвитере Бажанове.

Дворцовый собор этот, переживающий уже четвертое столетие, отличается от всех Кремлевских церквей своим зодчеством, которое носит на себе отпечаток Византийского (или Ломбардо – Московского) стиля; придельные его церквицы под кровлею походят на те палатки, кои видим на древних иконах. Эго сложное здание состоит из среднего квадрата, превышающего своею высотой ширину и длину, с тремя неравными полукружиями на восток и с тремя ходовыми папертями на юг, запад и север. Над ними возвышаются упомянутые четыре придела, соединенные между собой открытыми террасами (алтанами) в восточном вкусе; на правой стороне они прикладены «под лице», а на левой с выступом. Окна в алтаре расширены в конце прошедшего столетия, для большего освещения алтаря. Верх глав него храма, крытый позолоченною медью, сведен с четырех сторон теремками; над ними возвышаются пять глав, кои с четырьмя придельными составляют девять глав, в ознаменование девяти чинов Ангельских, или девяти чинов Святых. На средней главе крест четвероконечный, прорезный, почитаемый золотым, водружен был Царем Иоанном IV; вместо подножной досчечки, сделано новолуние с рогами, вверх обращенными. На Московском соборе в XVI столетии постановлено было, по образцу этого креста, делать на прочих церквах подобные кресты. На остальных осьми главах Благовещенского собора осьмиконечные, обитые медными листами. Это предание о золотом кресте на Благовещенском соборе известно не только в России, но и в Европе. Об этом же кресте упоминает Готфрид в своей Archontologia cosmica, 1649 г. Сам. Маскевич уверяет, что он видел его в 1611 году11. Если, действительно, такой крест уцелел при Поляках, в Троицкий пожар 1737 г., и при Наполеоновом нашествии в 1812 году, когда неприятели сняли крест с Ивановской колокольни, почитая его золотым; то можно полагать, что существующий до ныне на соборе крест тот самый, который видел Маскевич.

Цокольный ярус, или подклеть собора из белого камня, составляет отдельные подвалы в роде камер; кладка стен и сводов правильная и плотная; в фундаменте их повторяется та же форма, какая и на верху. Здесь хранилась Государева казна, которая, по обычаю древнего времени, вверялась на соблюдение церквам. Из дел о Троицком пожаре 1737 года видим, что в подвалах собора помещался Соборный Разрядный Архив.

Во внутренности собор тесен; от царских дверей до западных 10 арш. 5½ вер., а от северных до южных 15 аршин. В алтаре от горного места до царских дверей 7 арш. 7 вершк.

Пред входом во внутренность храма останавливает наше внимание его притвор, или ходовая паперть. На столпообразных его простенках извне изображены первенствующие державцы Москвы в венцах Святых: Благоверные князья Даниил и сын его Иоанн Калита.

Изнутри над аркою входа написан нерукотворенный лик Спаса, окруженный двумя Ангелами и четырьмя Московскими Святителями, а на западной стене самого храма – поясной образ Спасителя, к которому прибегавшие во время Московской чумы 1771 года оставались невредимыми. Над западными вратами изображена икона Знамения Богородицы. На сводах паперти простирается родословное древо Иисуса Христа и лики Пророков и семидесяти Апостолов, а на северной и западной стенах изображения ревнителей и защитников православия, Благоверных Великих Князей Московских с венцами вокруг главы: св. Кн. Даниила Александровича, Димитрия Донского и сына его Василия. На пазухах сводов и простенках представляются Еллинские мудрецы и Сивиллы, какие находились па паперти Афонского монастыря12; в руках они держат хартии, на коих начертаны изречения, близкие к христианскому учению.

Например, у Трисмегиста: «Несозданна естества божественна рождения, не имеет ни начала ни конца». У Анахаренса: «Уныние есть пагуба человеком и всяческим, яже суть в них». У Менандра: «Прокалят всяк нелюбящий Бога. Иже не любит Создателя, да будет проклят». У Сократа: «Доброго «мужа никакое зло не постигнет. Душа наша бессмертна. По смерти, будет добрым награда, а злым наказание». У Платона: «Должно надеяться, что сам Бог ниспошлет небесного учителя и наставника «людям». У одного Плутарха: «Бога бойся первое, родителям повинуйся, иереи хвали». На хартии у другого изображения Плутарха читаем: «Страшный и ужаса исполненный прародителей в Едеме падеж, егда не послушати Бога». У Анаскарида: «Беду приемлет всяк выше испытуяй о Бозе, яко не подобает». У Стоика Зенона философа6 «Юности ниже зла, ниже добра». У Фукидида: «Пространные врата вводят...». При поновлении стенописи, некоторые изречения на хартиях искажены, как например у Птоломея. Так учение древнего любомудрия, начертанное в преддверии храма Божия, служило как бы предуготовлением для вступающих в святилище. Над западными и северными входными дверями извне каменные сени с узорочною резьбой утверждены на таких же столпах, расписанных разными красками с позолотою. Самые створчатые двери похожи на южные в Успенском соборе; они состоял, из железных полотен, покрытых листами красной меди, на коих по прозрачному лаку изображены растворенным золотом, в пяти рамах, на каждой половине: Благовещение Богоматери, таинственные и преобразовательные видения ветхозаветных Пророков о воплощении сына Божия от св. Девы Марии, потом Сивиллы с их изречениями и некоторые мудрецы Еллинского мира, выразившие в своих сочинениях истины, близкие к евангельскому учению, и тем самым открывшие себе доступ в преддверия дома Божия. Также здесь представляются: Ермий, Омир, Менандр, Деугин (Диоген?), Платон, Плутарх, Афродитиан, Еугоп. На медных же плащах у створов изображены Ростовские Святители. Над сенью северных дверей написаны лики праотцев Иосифа и Вениамина, Аристотель и Сивиллы с хартиями. На хартии у Стагирского мудреца читаем ответ Сераписова оракула Египетскому Царю Тулису, переданный нам Свидою: «Первее Бог, потом же слово, и дух с ним един». Πρῶτὰ Θεὸς, μετέπειτα λόγος καὶ πνεῦμα συν αυτοῖς. 13

Внутреннее расположение храма в частности не сходно с планом Московского Успенского и Архангельского соборов; но вообще согласно с планом древних греческих и русских церквей, в коих у западной стены находятся хоры, или палати для женщин, потому что по древнему обычаю восточных церквей, мужчины стояли внизу, а женщины на таковых хорах в верху. Так, по Пименову описанию Цареградской Софийский великой церкви 1389 года «мужеский полк внутрь св. церкви, а женский на полатех за шидяными запонами».14 По этому образцу устроены соборы в Смоленске, Могилеве, Чернигове и Киеве 15. На полатех хранилась кузнь церковная и бывали приделы. Они обыкновенно соединялись с княжескими дворцами посредством переходов16.

Так точно и в Благовещенском соборе. Его хоры соединены были с Государевым Дворцом переходами; изнутри храма на них и к верхнем пределам ведет лестница в северо-западной стене. Здесь некогда слушали божественную службу Царицы с Царевичами и Царевнами. – Внутренность храма разделяется четырьмя столпами на две половины, так что средина его между ими остается открытою; она освещается из среднего сквозного трибуна и с трех сторон под пятами сводов тремя широкими окнами в стенах, недавно разделанными из прежних узких. На внутренних стенах, сводах, арках и столпах написаны масляными красками изображения (недавно поновленные) таинственных видений из Апокалипсиса, мучений грешных в аде и блаженства праведных в раю и т. п.

Как некогда в Суздале и Ростове соборные Церкви вымощены были разноцветным мрамором:17 так и в Московском Благовещенском соборе помост, или пол состоит из квадратных в прямоугольных кусков агатовидной яшмы, весьма разнообразной и красивой по своему цветорасписанию.

К правому столпу приставлено Царское место с шатром, деревянное, с резьбою, на двух медных столпиках с такими же вверху яблоками и орлами, шатер осенен двуглавым орлом. На лицевой стороне трех теремков написаны в греческом пошибе: св. Троица и страстотерпцы Борис и Глеб. В описи 1680 г. место сие названо: «Царя Федора Алексеевича». При Петре I и у левого столпа стояло Царское место:18 одно, вероятно, для Царя Иоанна Алексиевича, другое для Петра Алексиевича. Теперь здесь на этом месте устроен киот, заключающий в себе крест с животворящим древом, кресты тельные, панагии, резные на дереве, кости, перламутр и цветных камнях, чеканные и сканные, серебряные и золотые, какие, по большой части, присылались от Восточных Патриархов в Благословение новорожденным детям Великих Князей и Царей. Из этих 54 образов, складней, крестов и панагий некоторые достойны замечания по своей древности, материалу и искусству работы, равно и по надписям греческим и славянским, изображающим имена Святых и молитвенные воззвания. На обеих стенах деревянные с порезками, золоченные иконостасы с образами, между коими особенно замечателен на правом столпе: Борловской Богоматери, или Блаженное чрево, с криптографическою надписью на краях верхней одежды, и Знамения Богоматери, писанный на камне от Синайской горы; на левом столпе список с чудотворной иконы Смоленской Божия Матери19, который прежде стоял в иконостасе между местными образами. Позади правого столпа, в западной стене углубление, ниш в роде седалища: здесь Цари сиживали во время чтения часов и Апостола за обеднею, паремий и кафизм за всенощною и заутреней.

За столпами на двух налоях положены шесть кивотов с частицами мощей от разных Святых, как то, мощи: Св. Апостола Андрея Первозванного, Апостола Варфоломея, Апостола Иакова брата Божия, Игнатия Богоносца, Архидиакона Стефана, Георгия Победоносца, Димитрия Мироточца, Феодора Тирона, Феодора Стратилата, Великого Князя Александра Невского, Князя Михаила Черниговского, Князя Романа Углицкого, Первомученицы Феклы, Великомученицы Варвары, Великомученицы Евфимии, Великомученицы Параскевы, Великомученицы Екатерины, Преподобномученицы Параскевы, Иоанна Предтечи, Апостола Варнавы, Апостола Филиппа, Евангелиста Матфея, Евангелиста Марка, Евангелиста Луки, Василия Великого, Иоанна Златоустого, Николая Чудотворца, Великомученика Пантелеймона и многих других Святых.

В Благовещенском соборе иконостас приставлен не к алтарной стене, как в Успенском соборе, но к двум четырехгранным столпам, служащим опорой для сводов. Солея не возвышается над помостом храма, но в уровень с ним.

По указанию летописей, первоначальный иконостас Благовещенской церкви на Великокняжеском дворе украшен был драгоценным Денсусом Рублева письма; на поклонной стороне стояла чудная Цареградская икона – Спас в белой ризице;20 до 1456 года, на правой стороне также помещалась чудотворная икона Смоленской Богоматери, взятая в плен Юргою, но потом, по просьбе Смоленского владыки Мисаила и граждан, в 1456 году, возвращенная в Смоленск21. После того, как в пожаре 1547 года погибли бесценные памятники древней иконописи, вновь написаны были образа для алтарного иконостаса у Благовещения на сенях Московскими и иногородними художниками по древним образцам. Между прочим, из акта Московского собора 1554 года открывается, что иконы, доныне сохранившиеся: «почи Бог в день седьмой от всех дел своих, Единородный Сын слово Божие и Страсти Господни», писаны Псковскими иконниками Остапею, Михаилом, Якушкою и Семеном Высоким глаголом22. Два бедствия, одно за другим следовавшие, угрожали разорением и даже совершенным истреблением в соборе священных памятников искусства и Благочестия: нашествие Поляко-Литовцев в 1612 году и ужасный пожар 1626 года. Но враги нашего отечества и пожарный пламень пощадили святыни собора, коего сокровища, не приведенные в известность до 1680 года, по указу Царей Иоанна V и Петра I были описаны. Из этой описи мы узнаем, какие, в каком порядке иконы составляли алтарный иконостас. По указанию этой описи, на правой стороне от Царских врат занимал место: 1) образ Всемилостивого Спаса стоящий; у возглавия его Архангелы Михаил и Гавриил; у подножия – Преподобные Сергий и Варлаам; около него 20 притчей Евангельских; оклад весь золотой; киота деревянная с пеленою; 2) образ Пресвятой Богородицы Донской, в затворном киоте; оклад и венцы все золотые чеканные с трубами; по окладу 12 праздников Господских и Богородичных на золотых плащах с чернью. Самый образ украшен был жемчужным убрусом, серьгами, крестами, цатами, ожерельем и панагиями. На другой стороне деки образ Успения Богоматери, в серебряном окладе; киот деревянный с затвором, обложенный басменным серебром. 3) Благовещения Пресвятой Богородицы с кондаки и икосы. Поверх Пресвятой Богородицы и Архангела в облаце Господь Саваоф; 4) Великомученика Феодора Стратилата, во облаках Спаситель. По левую сторону Царских врат образа в серебряных чеканных и басменных окладах: 1) Пресвятой живоначальной Троицы; 2) Всемилостивого Спаса на престоле; 3) Одигитрии Пресвятой Богородицы. У икон привешены были бархатные и золотые пелены.

На северной двери написаны были: Благоразумный разбойник, в последствии замененный Ангелом, с крестом в одной и с пламенным мечем в другой руке; а на южных дверях алтаря изображен Архангел Рафаил с крестообразным жезлом в одной руке, а в другой с шаром, на коем начертано имя Божие. Над местными образами семилистовые и шестилистовые иконы в золотых и серебряных окладах с пеленами. В Деисусе, в тяблах образ Спасителя, по обе его стороны на четырнадцати деках образа Пресвятой Богородицы и Предтечи, Архангелов Михаила и Гавриила и Апостолов Петра и Павла, Вселенских Святителей Василия Великого и Иоанна Златоуста, преподобных Симеона и Даниила столпников, Св. Великомучеников Георгия и Димитрия. На них оклады и венцы были серебряные. В другом тябле на 17 деках Рождество Христово, Сретение, Богоявление, Лазарево Воскресение, вход в Иерусалим, Тайная вечеря, Преображение, Распятие, Снятие со креста и положение во гроб, Воскресение, Фомино уверение, Преполовение, Вознесение, Сошествие Св. Духа, Богородичные праздники. Все сии образа были украшены серебряными сканными окладами и венцами с позолотою и финитью; пред некоторыми из них утверждены 17 подсвечников серебряных белых с яблоками. В третьем тябле, образ Пресвятой Богородицы с Пророки, на 17 деках, в серебряных сканных с позолотою окладах и венцах.

Царские двери, по свидетельству той же описи, были в чеканном прорезном окладе па подзорах серебряных белых; их сень, коруна и столицы с возглавиями сканные, по тем всем полям 30 яблок серебряных, да 5 меньших серебряных чеканных с позолотою. На средине сени изображена Пресвятая Троица, по сторонам ее Тайная Вечеря в двух видах; на коруне Всемилостивый Спас с Богоматерью и Предтечею.

Таковы были устройство, богатство и святолепность алтарного иконостаса Благовещенского собора в конце XVII столетия! Но утраты, испытанные им наравне с другими соборами в 1737 и 1812 году, и следовавшие за ними поновления изменили и во многом прежний вид иконостаса, который недавно сделан бронзовый. Местные иконы расставлены в таком именно порядке:

а.) По правую сторону Царских дверей, обложенных чеканным серебром с финифьтью:

1) Образ Всемилостивого Спаса, сидящего на престоле с Евангелием в руке, разгнутым на следующих словах: «Не судите, да не судимы будете» и проч. – На полях этой иконы читается надпись, наведенная золотом: «В лето миробытия ҂ѕѿм҃е (6845), от Рождества Христова ҂ат҃аз (1337) сия чудотворная Спасителева икона написана, при державе Великого Князя Иоанна Даниловича Калиты, рукою многогрешного Михаила, поднесена бысть святому Владыце Моисею, бывшему прежде Архимандриту Юрьева монастыря, что в Нове-городе, таже в ҂ѕѿл҃ѳ (6834–1326) лето от святого Петра Митрополита Московского великому Новуграду во Архиепископа рукоположенному»23. Сия икона, писанная в Новгороде, прежде на золоте, потом при поновлении поля ее записаны вохрою. Липовая доска иконы, вновь склеенная, со шпонами, скреплена сзади железными скобами.

В строгом рисунке и в темной раскраске, видно влияние Византийского пошиба. Риза на этой иконе серебряная золоченная, чеканная; венец осыпан аквамаринами и стразами.

Самая дска образа длиною 2 арш. и 5 верш., шириною 1½, арш.

К этому образу принадлежит хранящаяся в ризнице: 1) серебряная золоченая цата, или гривна с лалом, топазом и изумрудом, между коими бурмицкие зерна в золотых гнездах и 2) жемчужное ожерелье с тремя золотыми запонами, в коих вставлены мелкие алмазы, яхонты и изумруды.

2) Образ Благовещения Пресвятой Богородицы, писанный в греческом пошибе, тот самый, какой упомянут в описи 1680 года и, как полагать надобно, вывезен Царем Иоанном Васильевичем из Новгорода; потому что из 2 Новгородской летописи видно, что в 7069 (1561) Марта 9 он взял себе на Москву из церкви Новгородской Софии премудрости Божией три образа: Спас, да другой Петр и Павел, да третий Благовещение Пресв. Богородицы. Сочинением и пошибом образ сей сходен с подобным ему (известным под названием Устюжского) в Московском Успенском соборе. Замечательно, что волосы у Архангела написаны золотые. На задней дске сего образа (длиною 2 арш. и 2 верш., шириною 1 арш. 12½ верш.) видны еще следы огня не коснувшегося до ликов. Оклад на самой иконе теперь серебряный вызолоченный; венцы украшены разноцветными стразами; ее окружает написанный в лицах Акафист Богоматери и ветхозаветные Пророки, предвозвестившие вочеловечение Сына Божия от Приснодевы Марии.

К этому образу принадлежит находящаяся в ризнице старинная цата, или гривна и ожерелье; первая – золотая с накладною финифьтью, с двумя крупными изумрудами и синим яхонтом, а второе низано жемчугом, на коем посажены два крупные изумруда, граненые в россыпь и неграненый лал. С цатою соединен подвес из малинового бархата, на коем нашиты семь запон из жемчугу и драгоценных камней в золотых гнездах. Золотая цата с ожерельем к венцу на Архангеле украшена двумя крупными изумрудами и яхонтами, кругом обнизано крупным кафимским жемчугом.

3) Св. икона государских ангелов: Св. Иоанна Предтечи, апостола Петра и Алексия человека Божия, с Благословляющею из облака над ними рукою, писанная царскими зографами. По смерти Царя Феодора Алексеевича в 1683 году, она здесь заместила икону св. Феодора Тирона, взятую в Архангельский собор ко гробу венценосного сына Царя Алексия Михайловича. На этом образе чеканенная серебряная вызолоченная риза.

За тем у южных дверей алтаря: 4) образ Спасителя, который в 1680 году занимал первое место по правую сторону царских врат.

б) На левой стороне от них: 1) Чудотворный образ Донской Богоматери; на обратной стороне его изображено Успение Богоматери. Кипарисная его дека длиною 1 арш. и 3½ верш., шириною 1 арш. без вершка.

В рисунке иконы, сделанном под влиянием Византийского списка, заметна строгость и отчетливость, а в раскраске преобладание санкира и вохры; на высоких местах видна отживка и движка и вообще плавкость в подводке. До 1812 года эту достопамятную икону украшала риза золотая, весом 26 Фунтов, с крупными изумрудами, с 2 Фунтами и 75 золотниками жемчугу; но от врагов чудесно уцелела только золотая рама весома 12 фунтов, запечатленная знаками испытания Наполеоновых солдат, которые почли ее за медную. Вокруг сей иконы грудные изображения XVIII Праматерей, искусно написанные в Итальянском стиле, в начале XVIII века: Евы, Ревекки, Сарры, Рахили, Раавы, Иоили, Анны, Ависанны, Суматяныни, Эсфири, Сусанны, Иудифы, Тареотяпипы, Авигеи, Руфи, Деворры, Мариамы и Лии.

По преданию, икона Донской Божия Матери, в честь коей основан Донской монастырь, утвержденная на древке, заменяла хоругвь; она сопутствовала В. К. Димитрию Донскому на Куликовском поле, Борису Годунову в битве с Казы-Гиреем под Москвой Старинное сказание свидетельствует, что она прежде стояла в Коломенском Успенском соборе, откуда перенесена в Москву уже после завоевания Казанского царства Царем Иоанном Васильевичем. В 1687 году образ Донской Богоматери отправлен был в большой полк к Князю В. В. Голицыну, «да сама полками нашими правительствует и от всяких напастей заступает и от противных нахождений сохраняет»24. Список с этой чудотворной иконы оставлен в Донском монастыре, а подлинник теперь в Благовещенском соборе; его украшает серебряная вызолоченая риза, венец с городками, усеянный стразами и самоцветными камнями.

На той же стороне замечательны два образа: 1) Спасителя, что в предстоянии, данный вкладу от бывшего ключаря того собора Ивана Афанасьева, а потом Иеромонаха в Александро-Невском монастыре Иосифа в 1720 году, Образ этот, писанный во вкусе школы Симона Ушакова, до 1812 года украшен был драгоценными камнями и кафимским жемчугом; на задней стороне деки его остались явственные следы Троицкого пожара в 1737 году; 2) точный список с чудотворной иконы Тихвинской Богоматери почитается древнейшим. Также не оставим без внимания еще двух образов большего размера на южной и северной стене, примыкающих к алтарному иконостасу, именно: 1) так называемый Шестоднев, который состоит из четырех частей: а) Сотворение мира, б) Единородный Сыне, в) Триипостасное Божество и г) во гробе плотски, во аде же дущею; и 2) Святителя Николая. О первой мы уже сказали выше; что ж касается до иконы Святителя Николая, то здесь прежде стояла древняя Новгородская, сгоревшая в пожар; ее заменила другая, писанная в 1509 году, по обещанию духовника В, К. Василия Иоанновича, Протопопа в Благовещенском соборе Феофила Феофилактовича, сыном его Феодором Ухтомским25, вероятно, предком иконописца Феодора Ухтомского, жившего в царствование Императора Петра I-го. Икона эта позднего Московского письма, (или как называют иконописцы, Сибирского,) какое отличает произведения кисти последователей школы Симона Ушакова.

По обе стороны Деисуса по 15 икон обосторонних, писанных на бумажной политуре; из них 12 месячных и 18 с изображениями праздников.

В 3 поясе иконостаса, в средине, образ Спасителя на престоле; от него к южной стороне иконы: Св. Иоанна Предтечи, Архистратига Гавриила, Апостола Павла, Иоанна Златоустого, Великомученика Георгия, Даниила Столпника; к северной стороне: Божия Матери, Архистратига Михаила, Св. Апостола Петра, Василия Великого, Великомученика Димитрия и Симеона Столпника. В 4 поясе Распятие Господне, Положение во гроб, Уверение Фомы, Преполовение и Господские праздники. В 5 поясе изображение Праотцев и Пророков.

В поясах алтарного иконостаса почти все те же иконы, какие были в 1680 году; недавно они поновлены. – Верх этого иконостаса увенчан тремя большими осьмиугольными образами Фряжского пошиба в рамах; там видим изображения Господа Саваофа, И. Христа, окруженного ликом Святых и собор Св. Иоанна Предтечи.

В Путеводителе М. Д. 1792 года упомянуты еще: образа в Благовещенском соборе: Покрова Божией Матери на золотой дске, Боголюбской и Борловской Богородицы, (или так называемое Блаженное чрево), в золотых окладах с жемчугом и драгоценными камнями. Большая часть таких святынь и драгоценностей были жертвами усердия и обетными дарами Государей Российских.

Переходя от храма в алтарь, заметим, что половина последнего выстлана такими же яшмами, как и самый храм; но остальная часть чугунными плитами. В алтаре тоже найдем тройственное его разделение, как и в других древнейших церквах. Средняя его часть освещается с востока широко – разделанным в XVIII столетии окном под пятами свода; под ним горнее место в нише стены; по обе его стороны в шкафах за стеклами поставлены серебряные вызолоченные ковчеги с св. мощами, кои прежде хранились в ризнице. В южном предалтарии с 1489 года был придел во имя Св. Василия Великого, теизоменитого В. К. Василию III. В стенах северного предалтария, или предложен и я, еще видны следы закладенных окон и переделок этой части алтаря, о коей уже мы выше сказали. Стены, своды, простенки, поддуги и арки покрыты церковною живописью, изображающею лики разных Святых. Престол и жертвенник каменные: над первым висит серебряный вызолоченный голубь с короною на голове, для хранения Св. Даров; позади стоят два Корсунские креста, вышиною 1 арш. и 7 вершк., обложенные басменным серебром с самоцветными камнями и дробницами, или плащами, на коих вычеканены лики разных Святых.

Ризница

Эта церковная сокровище-хранительница, состоящая , большею частью, из Царских вкладов, содержит в себе драгоценные св. утвари и ковчеги с мощами разных Святых, кои в 1812 г. увозимы были из Москвы в Вологду с монастырскими и соборными ризницами. Здесь много находится важных и любопытных предметов для археолога и палеографа, бесценных для верующего. Теперь и ризница, помещаемая в особом отделении, приведена в лучший порядок и устройство.

Из одиннадцати напрестольных Евангелий особенно замечательны два, данные вкладом от Царя Иоанна Васильевича.

1) Евангелие, писанное уставом на тряпичной бумаге, в десть, конца XV или начала XVI века, обложено аксамитом; верхняя дека золотая, сканная, на коей насажены литые дробницы Спасителя, четырех Евангелистов и разных Святых. По краям его следующая надпись: «в лето 7076 (1568), Февраля, «повелением Благочестивого Государя, Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всея Русии Самодержца сделано бысть се Евангелие....м Пречистые Богородицы и честного ея Благовещения. » На другой стороне наугольники и середник золотые, филогранные.

2) Евангелие на тряпичной бумаге писанное уставом с юсами, в поллиста, с восьмью миниатюрами по золотому полю, кои писаны корпусными красками: четыре Евангелиста и четыре их символа. Зачала Евангелий украшены цветными заставками. Верхняя дска накладная, золотая с финифтяными травами, с чеканным выбивным середником и четырьмя Евангелистами, украшена алмазами, яхонтами, лалами, изумрудами, топазами, винисами в гнездах, по большей части, негранеными и с черневою надписью на четырех золотых полосках по полям: «лета 7079 «(1571) сделано бысь сие Евангелие в храм Пречистой Богородицы честного ее Благовещения на царской двор, на сенях, повелением Благочестивого Царя, Государя, Великого Князя Ивана Васильевича всея Русии Самодержца и при его благородных чадех Царевиче Князе Иване Ивановиче, Царевиче Князе Федоре Ивановиче и преосвященном.... » На нижней деке пять плащей золотых с финифтью и две финифтяные золотые застежки с яхонтами.

На серебряном окладе рукописного Евангелия в десть читаете надпись: «В лето 7076, Февраля, повелением благочестивейшего Государя и Великого «Князя Иоанна Васильевича и проч».

Из печатных Евангелий любопытны для библиографа одно, Московской печати выхода 1634 г., а другое 1657 г., оба драгоценны по редкости своей.

Из сосудов особенно замечательны:

1) Сосуд агатовый, названный в описи 1680 г. «аспидным красным», оправлен в золоченое серебро; поддон серебряный золоченый, украшен по местам сканными каймами, цветными камнями, виписами, бечетами, аметистами, баусом в гнездах. По краям чаши вырезана надпись: «в лето ҂ѕѿл҃з (6837–1328) месяца Марта созданы быша суды си Хстолюбивым Архиепископом Новгородским Моисеием». Над нею на венчике чаши вырезаны изображения Деисуса, Архангелов Михаила и Гавриила и Св. Пророка Моисея.

2) Сосуд золотой, гладкой, простой, древней работы, с черневою надписью по краям чаши, по-видимому, XV века: «пите ать нея вси, се е кровь моя», проч. Вырезанный на ней Деисус окружен двумя Ангелами и Херувимами.

Особенную важность составляют здесь для христианского мира кресты, содержащие в себе части животворящего крестного древа и гроба Господня, таковы:

1) Киот с крестом осьмиконечнымы из животворящего древа, в три вершка длиною, в золотом чеканном окладе; с жемчугом и драгоценными камнями; на задней стороне креста следующая надпись:

Ξύλον τοῦ τημίου καὶ ζοωποιοῦ ςταυροὑ

Древо честного и животворящего креста, εἱς αὑτὸν δὲ ὁμογενεὶς υἱὸς,

на нем же единородный Сын,

λόγος τοῦ Θεοῦ διὰ

Слово Божие ради

τ΄ ῄμετος (ν)ςτριαν εσταυρό(ω)θη ςαρκὶ.

нашего спасения распяся плотию.

Поля около креста обложены чеканным серебром с изображениями вверху двух Ангелов и внизу равноапостольных Царей Константина и матери его Елены; при подножии креста золотая панагия Иерусалимского Патриарха Ософана с камнем от гроба Господня; кроме того, на семи серебряных плащах изображены чернью праздники Господские.

На верхней серебряной дске; киота сего креста вырезано «распятие Га Ба и Спа нашего Иса Ха»; по сторонам его Архангелы Гавриил и Рафаил; далее следующая надпись: «В сем киоте крест святый из животворящего древа, на нем же распяся Христос Бог, а сей святый крест сотворен животворящим самосущным древесем, и в нем святое древо от того креста, иже бе прислан от Константинополя в Киев, Великому Князю Владимиру Манамаху, Константина Манамаха единогласно нареченного, шапку и диодиму, и сердоличную чарку, из нея же иногда веселяся Аугуст Кесарь Римский. Еще же и той святый крест тогда прия от Митрополита Неофита Ефеского и Митулинского и Милитенского и протчих. О сем убо свидетельствует в восьмой главе Степенной книге. В том же киоте скрыжалца имуще камень живоносного гроба Господня, и отваленный от гроба, их же Феофан Патриарх Иерусалимский на своих персех носив. Да в том же киоте мощи мученицы Гликерии, мощи преподобныя Параскевеи во плоти, мощи Матфея новомученного во плоти. Украшение его и скание Князя Иоанна Андреевича Хворостинина. Зачато же бысть украшати дело сие, в честь Христа Бога нашего, в лето 7113 (1605), а совершено бысть в лето 7129 (1621) году».

2) Крест золотой, коего верхняя доска с финифтянными прорезными травами, длиною 1 четв. ½ дюйма, шириною 3 вершка без дюйма, заключает в себе крестик из животворящего древа. Он принадлежал Царевичу Алексию Петровичу.

3. Крестообразный кивот, вмещающий в себе памятники Страстей Господних, серебряный, с черневыми изображениями; шириной и длиной он 8 ¾ вершка. По краям кивота надпись: «Бжствныя страстия великого Бога Спаса нашего Христа пренесены изо Царяграда смеренымо Архиепископом Дионисием в святую Архиепископью в Суздаль, в Нов-город, в Городец, подшаньием, многими подвигоми споспешники святыя богоносныя отца во Цариграде равноангелом житьем суща, при всесвятем патриарсе Ииле, при Великом Князи Дм. Константиновиче, иже созда раку сию в честь и славу стым страстен Христовом в лет ѕ ноє «ѡч҃ае (891), индикта въ ѕ ты (сяче)т. е. 1383 года».

На четырех полукружиях черневою работой искусно изображены: «Взнесенье Христово, вход в Иеросалим; се место, иже бе полжено; воскресенье Хрсво». По сторонам животворящего древа в четырех местах следующие буквы:

ф с ф м п п є г

а н

т м п м р в к г

х

п л

***

Святыня сия, приобретенная за большую цену в Царь-граде Суздальским Епископом Дионисием, несколько времени скрыта была им в каменной стене Суздальского собора и открыта там в 1401 году; в последствии принесена в Москву26.

4. Крест Корсунский Царя Константина, украшенный жемчугом и драгоценными камнями, с надписью на рукоятии: «Ci Савва Владыка Ардельски, от Рождества Христова 1639, месяца Мая 29».

5. Крест золотой с финифтью, алмазами и с надписью: «крест Господень со святыми мощами и алмазами, состроися помощию Божиею, в соборную церковь Благовещения Пресвятой Богородицы, что у Великого Государя на сенях, тщанием того собора грешного ключаря Иоанна, лета 7207 (1699)».

6. Крест серебряный, сканный, с св. мощами, обнизанный жемчугом и по местам украшенный драгоценными негранеными камнями; на рукоятии черневая надпись: «лета 7061 сделан бысть крест в дом Святого Николы на Вяжича при Благочестивом Царе, Великом Князе Иване Васильевиче всея Руси и при Архиепископе Пимине великого Новогорода и Пскова, повелением Игумена Никифора яже (о) Хе з братьею».

Замечателен в сей сокровище хранительнице: 1, золотой дарохранительный ковчег, богато и со вкусом украшенный; над ним большой лалл, который был в короне Императора Павла I; 2, серебряное лощатое, местами чеканное и резное кадило, сделанное, как видно из узловатой на нем надписи, повелением Царя Михаила Феодоровича и Патриарха Филарета 7035 г.; 3, серебряная, чеканная в виде коробки ладанница с крышкою, на коей вычеканены Херувимы и Серафимы; на ободке поддона вырезано: «Царь и Великий Князь Василий Иванович «всея Руси;» 4, серебряная водосвятная чаша с узловатою: надписью «7137 повелением Царя Михаила Феодоровича, при Патриархе Филарете Никитиче;» 5, серебряная кружка с крышею и рукоятью, вышиною 5 с ½ верш, в диаметре 2 верш.; на крышке вырезан двуглавый орел с одною короной, а по краям следующая надпись вязью: «Божиею млстию Великий Гдрь Црь и Великий Князь Михайло Федорович всея Руси Самодержец»; 6, серебряное блюдо весом 1 ф. 93 зол. с надписью: «сие блюдо дано в собор Благовещения Пресвятой Богородицы, блаженные памяти по Великом Государе Царе и Великом Князе Иоанне Алексеевиче всея Великие и Малые и Белые России Самодержце, в лето 7204 (1696) Апреля дня;» 7, четвертина шестигранная серебряная с кольцом на крышке; на гранях ея вырезано: «Благовещенского собора, что у Великого «Гдря на сенях» и буквы С. Ч. Б. С. Л., на двух гранях польские буквы: К. CH. W. W. K. S. D. W.; потом ZX. ZD. II. CH. W. W. потом вырезано: «1707 г. весу 3 Фунта, 9 золотников».

К драгоценным и редким памятникам древней Трапезонтской иконописи и чеканной работы, в начале XV века, принадлежит хранящийся здесь образ Одигитрии Божий Матери, совершенно сходный и величиною и стилем с таким же образом в ризнице Троицко-Сергиевой лавры. Он длиною 8 с ½ вершков, а шириною 6 с ½, верш. Доска тонкая, письмо несколько подновленное; но серебряные, узорочные в роде басменного, оклад, венец, гривна с рясными сохранились в древней целости: местами он чеканный, местами на подобие сканного; только венцы без гербов, а с двойными цатами, или гривнами, к коим привешена крестообразная папайя, украшенная финифтью и самоцветными камнями; к краям венца на Богоматери привешены серьги с двуглавыми орлами; на особой серебряной досчечке изображены слова: мр. ѳꙋ. ѵ одигїтриа. їс. хс. В челе на полях вычеканены: престол, на коем положена одежда, четыре гвоздя, а над престолом крест; потом главные события из жизни Приснодевы Марии с греческими полуизглаженными надписями; недостает только в них имени деспота Акропольского Константина и супруги его Марии, вычеканенных на полях вышеупомянутого образа Богоматери в Троицко-Сергиевой лавре.

Ни в какой ризнице не было столько частиц св. мощей, как в Благовещенской, где 32 серебряных вызолоченных ковчега, на верхней крыше коих вычеканены рельефом лики Святых. Как они и прежде стояли в алтаре у горнего места, и описаны в Путеводителе к древностям Московским, ч. I. М. 1792 г.; то и теперь там же помещены в двух шкафах со стеклами.

Сии части св. мощей получены Российскими Государями более из Греции, как показывают Греческие дела в Архиве Министерства иностранных дел. Так в 1556 году из Царьграда привез Царю от Патриарха Дионисия Митрополит Иоасаф Кизитский св. мощи Великомученика Георгия, Пантелеймона и Варнавы Апостола27. В 1591 году Патриарх Иеремия благословил Царя Феодора образом с памятниками страстей Христовых и мощами Св. Константина и Елены, ручную кость от локтя, да руку по локоть Св. Иакова. Десять серебряных ковчегов на св. мощи устроены Царем Борисом Годуновым. В 1627 г. Кирилл Патриарх Константинопольский прислал Царю Михаилу Феодоровичу св. мощи тезоименитого ему преподобного Михаила Малеина. С течением времени частиц св. мощей, привезенных от св. мест, столько умножилось в Благовещенском соборе, что, по предложению Царя Феодора Алексиевича, в 1681 году сделано было следующее соборное постановление28: «Св. Мощи Великого Пророка и Предтечи Крестителя Господня. Иоанна и протчих святых, которые от многих лет собраны и блюдомы в церкви Благовещения Богородицы, что у него великого Государя, на сенях, и единожды в год, в день спасительных страстей Господа Бога и Спаса нашего И. Христа, еже есть в великий пяток, приносится в великую соборную церковь Успения Пресвятой Богородицы ко омовению, и тем освящается вода на просвещение и исцеление приемлющим с верою, и по омовении, относятся в прежнее место: и утеснения ради места, многие мощи полагаются небрегомо и бывают безо всякого призрения, о чем слышати странно. И сего ради он Великий Государь изволяет: те многоцелебные мощи, для лучшего устроения и почести, и на просвещение людей отдать в монастыри и в соборы и к приходским церквам в знатные места, где тех всех Святых, Богу угодивших, состроены церкви во имя их, каменным зданием, а которые мощи за тем останутся, и те потому ж устроить в особое место, Благочинным устроением и затвердить его Государскою печатью, чтобы всегда было цело и ненарушимо».

И так все части св. мощей, хранящиеся ныне в Благовещенском соборе, остались здесь по силе этого соборного определения. На первых 10 ковчегах читается одинаковая надпись: «повелением Великого Государя Царя и Великого Князя Бориса Феодоровича, всея Росии самодержца сделан сей ковчег и проч. На ковчеге препод. Архимандрита Кумнепоса (Компена?) вырезана следующая надпись: «лета 7134 (1626) Апреля в 15 день повелением Благочестивого Великого Государя, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея России Самодержца и отца его Великого Господина и Государя Святейшего Патриарха Филарета Московского и всея Русии, сделана сия рака на св. и честную руку св. Архимандрита Кумниноса, а привезена сия честная и святая рука Благочестивому Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу Святейшим Ософаном, Патриархом Иерусалимским и всея Палестины лета 7127 Апреля в 13 день». На ковчеге мощей св. Иакова Персянина начертано: «си ковчежец створил благочестивый Государь Ио миробновский воевода, Божиею милостию государь земли Молдавской, в нем же суть мощи Св. Великомученика Иакова Персянина, и дарова его пресветлому благочестивому Царю Московскому Михаилу Феодоровичу в лето 7137, Июля 13».

Из священнических риз богатейшие устроены из станового кафтана Царя Михаила Феодоровича: аксамитные с оплечьем, низанным жемчугами, и с разрезною епитрахилью, украшенные жемчугом и вышитыми ликами Святых. Здесь хранятся пожалованные Императрицею Екатериною II пять бархатных риз с тремя стихарями; оплечья их низаны жемчугом. Император Александр I принес в дар сему храму парчевые ризы.

В 1787 году считалось жемчугу па ризах и стихарях 8 Фунт. 40 золоти., на покровах и пеленах 12 фунт., снятого с обветшалых облачений и утварей 9 фунт., 21 золотн., а серебра в церковной утвари 64 пуда, 33 Фунта и 4 золотника 29.

Достопамятные события и преимущества благовещенского собора

В сем дворцовом соборе Государи Российские крещаемы были, говели и, как выше замечено, нередко принимали брачный венец, и пред дверьми его, иногда в самом храме, после коронования своего, осыпаемы были золотыми и серебряными деньгами: такой обряд совершался, начиная от внука Великому Князю Иоанну III Димитрия до Петра I. Здесь сочетался браком и последний Царь Казанский Симеон (Едигер) с дочерью Кутузова Клеопина30. Благовещенский Протопоп Максим с крестом сопутствовал Царю Михаилу Феодоровичу, когда он шел на бракосочетание с Евдокиею Лукьяновной в 1626 году, говорил молитву покровению ею главы, обручал и венчал их по священному преданию, делал им поучение, благословлял их брачную трапезу. Такой же, почти, обряд совершал того же собора протопоп при первом бракосочетании Царя Алексия Михаиловича с Мариею Ильиничной. 31 В пяток Страстной недели за св. мощами в Благовещенский собор ходил в сопутствии Царя Патриарх со властьмн; откуда и переносил их в Успенский собор32. Ковчеги со св. мощами и доныне в этот день переносятся оттуда в Успенский собор для омовения.

С XV века до наших времен в настоятели сего собора назначаются духовники Государей Российских. Прежде они, для безотлучного пребывания при дворце, живали при соборе, вверху в покоях с южной стороны; потому что Цари, по принятому обычаю, начинали и оканчивали день с Благословения духовника своего.

Из настоятелей Благовещенского собора, царских духовников, Андрей был Митрополитом Всероссийским с именем Афанасия. Отечественная история нам свидетельствует, сколь Благотворное влияние имел на Государство и Государя Благовещенский Иерей Сильвестр, занявший столь важное место в истории Иоанна IV и оставивший потомству сочинение свое Домострой33.

Протоиереи Благовещенские с братиею, пользуясь тарханными грамотами, управляли вотчинами, принадлежавшими сему собору. В казне его хранились жалованные грамоты Великих Государей Царей и Великих Князей на вотчинные земли и на рыбные ловли и другие крепости, «для всякого береженья от пожара и от иных всяких причин крестьянских». Московские триумвиры 1611 года, уставною грамотой утвердив старые вотчины и села, данные в Благовещенский собор, возвратили ему те, которые были разданы. Из таких грамот известны: Царя Феодора Иоанновича 7094 года, на сельцо Сатино, деревни Шеловку, Климову и Ведерникову в Московском уезде в Сосенском стану; 2) Царя Василия Иоанновича 7114 г. в Московском уезде на село Кувакино, на село Растопорово, на деревни, пустоши, луга и на все, что к тем селам и деревням изстари потягло, и на мельницу на реке Десне и на рыбные ловли, которые между мельницею вверх и вниз по Десне и на все угодья. Грамоты сии подтверждены были Царем Михаилом Феодоровичем. Грамотою Царей Иоанна и Петра Алексиевичей 7191 г. велено было: «Благовещенскому Протопопу владеть в Владимирском, Касимовском и Рязанском уездах рыбными ловлями, Рубецкою ватагою, от Добрынины острова вниз Окою рекою до Красного острова по Ибердовскую ватагу, по обе стороны Оки реки и с озерами, истоками, заливами, переливами и с малыми глухими озерки по прежнему, как владели»34.

С Благовещенских вотчин, сел и деревень Царь Алексий Михайлович не велел брать ямских, стрелецких, подъемных и поворотных денег и в городовое дело и в службу даточных и никаких податей и поборов.

Из книг Царского жалованья церквам видно, что 7133 г. (1625) в собор Благовещения Пречистой Богородицы, что у Великого Государя на сенях и в приделы ружных денег и всего розныя милостыни за службы и за ужины: протопопу р҃ руб., ключарю к҃г руб. к҃з алтын одному, двум попам по к҃г руб., по к҃з алтын человеку; дьякону ѕ҃і рублев., ѕ҃і алтын одному; дьяконужь ѕ҃і руб., дьяконужь є҃і руб. двум человекам пономарям по ѳ҃ рубли, по к҃з алтын, по 2 деньги человеку. В приделы: 1.) Василия Кесарийского попу в҃і р. з алтын, дьякону ѳ҃ руб. ѕ҃ алт. з҃ь одино 2.) собору пречист. Бцⷪ҇ы двум попам по а҃і р. по и҃і алт. по ѳ҃ человеку; диакону д руб. ѕ҃ алт. одн. дьячку ѳ҃ руб. к҃г алт. в д. 3.) собора Архангела Гавриила попу к҃і рубл. з алт. дьякону з руб. в д.; дьячку ѳ руб. к҃г алт. 4.) Георгия Страстотерпца попу ді҃ р. н҃і алт. дьякону д р, ѕ҃ алт. а д. дьячку з҃ р. к҃п алтын 5.) Вход в Иерусалим двум попам по з҃і р. по и҃і алт. по в҃ человеку; дьякону а҃і р. к҃а алт. в г. дьячку з҃ р. к҃и алт. в г. 6.) Михаила Малеина попу в҃і р. з алт. дьякону з р. є҃ д. дьячку ѳ р. к҃г алт. ѯьа҃ да четырем человекам сторожам по ѳ р. по к҃з алт. по г҃ д. человеку. Благовещенского собора протопопу и попам и диаконам и придельным годового оброку и на праздник ѳ р. к҃н алт.

С учреждением штатов Благовещенский собор лишился своих вотчин; за то наравне с другими соборами получил преимущества: по штату положено быть при нем Протопопу, который, как выше замечено, духовник Его Императорского Величества, Ключарю, двум Священникам и двум Диаконам. Подобно Успенскому собору, он подведом св. Синоду. Император Павел I указом своим, 1797 года Декабря 18, повелел учредить при этом соборе шесть Священников, которые имели бы преимущественное право к заступлению знатнейших Протоиерейских мест. Как свидетельство особенного внимания Императрицы Екатерины II к сему храму, приводим здесь ее указ св. Синоду35:

«При возобновлении нынешнем Московского Благовещенского собора до сведения нашего дошло, что в оном оказалося не только прежде бывшее сокровищ церковных небрежение, но и некоторое расхищение; чего ради Синоду чрез сие повелеваем для всех Московских соборов сделать такой распорядок, чтоб церковные в них сокровища были в книгах записных, для каждого собора всегда известны на содержании тех людей из священства, которых звание и должность в том есть; и чтоб возобновленных сих храмов чистота и опрятность впредь сохраняемы были непременно с особливым рачением, что самое не токмо в приличные времена чрез надежных людей осматривать должно, но и повсягодно о целости оного Синоду доносить».

Доныне, после своего коронования в Москве, Государи Российские шествуют на поклонение в дворцовый храм Благовещения, где некогда державные их предки принимали брачный венец, подобно как в Успенском, Царский. Как в Благовещенском, так и в других двух Кремлевских соборах, все проявляет благочестие Венценосцев России: здесь хранится столько священных залогов разных веков и стран, напоминающих обеты Царей, сношения Москвы с Грециею и Грузиею, постепенное соединение к ней удельных княжеств, судьбы России с XIV по XIX столетие.

Да пребывает сия Святыня Господня в долготу дней!

* * *

1

Собрание Русск. летоп. I, 65.

2

Карамз. И. Г. Р. V, пр. 386. Временник И. М. Общества И. и Д. Р. 1851 г.

3

Софийский временщик I, 418.

4

Акты археограф. Экспедиции, т. 1, №238.

5

Акты Археограф. Экспедиции. I, № 281.

6

Барон Мейербер и путешествие его по России, изд. Ф. Аделунгом. СПб. 1827 г. в 8.

7

Дела Государ. Архива при Сенате.

8

Дела о Троицком пожаре, связка 25.

9

Дела Синодал. Правлен. 1743 г. № 1443

10

Описание о возобновлении первых трех Московских соборов. М. 1783 г. в 8.

11

Сказание современников о Димитрие Самозванце, ч. V.

12

Пешеходца В. Барского Плаки Албова, путешествие к Св. Местам. СПб. 1809 г. 11, 589.

13

Opus aureum et scholasticum, in quo continentur Pythagorae carmina aurea, ed. Michaelis Neandri Soron. Lipsiae. 1577, in f

14

Карамз. И. Г. P. V, пр. 133.

15

Путешествие М. М. Платона в Киев. СПб. 1813, в 8.

16

Полное собрание Русск. летописей, 41, 72.

17

Карамз. И. Г. Р, III, пр. 369.

18

И. Кирилова, Цветущее состояние Bcepocc. государства. М. 1834, в 4.

19

Список этот сделан и поставлен был в Благовещенском соборе в замену подлинной чудотворной иконы Смоленской Божией Матери, которая, быв привезена в Москву Юрием Святославичем, выгнанным из Смоленска Витовтом, поставлена была в иконостасе собора; попри Великом Князе Василии Васильевиче возвращена была в Смоленск, по просьбе его жителей.

20

Софийск. временник, I, 418.

21

Карамз. И. Г. Р. V, пр. 386.

22

Акты Археограф. Экспедиции I, № 239.

23

По Истории Росс. Иерархии, Св. Моисей хиротописан в Москве 1325 Первосвят. Петром, который опочил 1326 г. Дек. 21.

24

см. Донесение Кн. В. В. Голицына в Москвит. 1851 г. № 19 и 20.

25

Сокровище Росс, древностей. М. 1789, в 12, стр. .63.

26

Карамз. И. Г. P. V, пр. 254.

27

Карамз. И. Г. Р. VIII, пр. 587.

28

Акты истории. V, № 75.

29

Сокровище древностей Росс. М. 1789, стр. 61.

30

Древняя Росс. Библиофика, 2 изд. XIII.

31

Сказания Русск. народа. СПб. III, 1837, в 8.

32

Древняя Росс. Библиофика, XI, 90, 91. VI, 222.

33

Временник Императорск. Моск. Общест. Истор. и Др. Росс. кп. I, 1849 г.

34

Опись церкви соборной Благовещения, 7188 и 689 г. № 119, рукоп. в лист.

35

Истор. описание Моск. бол. Успенского собора, 4. Левшина. М. 1783 г. в 8.


Источник: Благовещенский собор в Москве / И. С. - М. : Тип. Ведомостей Моск. гор. полиции, 1854. - 50 с.

Комментарии для сайта Cackle