профессор Иван Иванович Соколов

Права и обязанности архиереев Константинопольской Церкви

В состав высшей иерархии Константинопольской Церкви в настоящее время входят: вселенский патриарх, правящие митрополиты и епископы, и титулярные митрополиты, и епископы. Правовое положение вселенского патриарха заслуживает специального рассмотрения. Что же касается митрополитов и епископов как, правящих, так и титулярных, то правовое их положение будет более правильно и отчетливо определено при условии раздельной характеристики прав и обязанностей, прежде всего, митрополитов, а потом – епископов.

1. Права и обязанности митрополитов Константинопольской Церкви

О правовом положении правящих митрополитов Константинопольской Церкви сообщаются данные в различных памятниках церковного и гражданского характера, причем одни из них ведут речь лишь о церковно-иерархических их правах и обязанностях, а другие касаются преимущественно гражданско-политических их полномочий, в виду двойственного (церковного и гражданского) назначения православных архиереев в пределах Турецкой Империи. И задача настоящего очерка заключается, с одной стороны, в уяснении церковно-иерархических прав и обязанностей митрополитов, а с другой – в определении гражданских их полномочий пред лицом народа и правительства.

Церковно-иерархическое положение правящих митрополитов Константинопольского патриархата весьма отчетливо определяется, прежде всего, в так называемых «Патриарших деяниях ( Πατριαρχικαὶ πράξεις)», которые от имени, за подписью и с приложением патриаршей свинцовой печати издаются патриархами на имя вновь назначаемых и перемещаемых митрополитов Великой Христовой Церкви, во свидетельство и удостоверение состоявшегося канонического ее решения и определения. «Патриаршие деяния» и в настоящее время, как и раньше, составляются по издавна выработанным образцам, в которых изменяется только вступительная часть, а основная и существенная половина, характеризующая права и обязанности епархиальных архиереев, излагается почти с буквальной тождественностью356. Вот в какой последовательности «Патриаршее деяние» определяет в одной своей редакции церковно-иерархическое положение митрополита.

«Как солнце своими весьма яркими лучами, – говорит «Деяние», – освещает всех населяющих подсолнечную и оживотворяет землю к плодородию и постоянной производительности, так и пресветлое архиерейство, которое есть и признается источником духовного света и освящающей благодати, освещая посредством даров Всесвятого и Тайносовершителя Духа верующих во Христе и просвещая к познанию истины, а вместе и располагая всех, исполненных творческих сил, к плодам достойным и душевного их спасения, – соделывает (их) наследниками Царства Небесного. В виду же такой крайней необходимости препрославленного архиерейства для общества верующих, когда какая-либо из поместных Церквей временно лишается архиерея, на тех, которые получили в удел управление этой высочайшей вершиной Святительского Апостольского Патриаршего и Вселенского Престола, лежит всецелая необходимость проявить величайшую попечительность о непосредственном новом постановлении архиерея, для просвещения и спасения православных.

И так как святейшая митрополия... осталась без предстоятеля, лишившись много лет пребывающего в ней архиереем кир..., отошедшего ко Господу и переселившегося в небесные обители, мерность наша, получившая в удел, по неизреченному мановению Всевышнего Промысла, управление этою высокой возвышенностью Апостольского Патриаршего Вселенского Престола и наблюдение и надзор за подчиненными ему святейшими Церквами, признала невозможным оставить и эту митрополию без духовного предстоятеля, но приложила не случайную попечительность о том, чтобы поставить для нее имеющего предстоятельствовать и духовно пасти христоименное в ней общество. И вот, по нашему патриаршему разрешению и повелению, когда во всечестном патриаршем храме святого славного Великомученика Георгия Победоносца были поданы канонические голоса пребывавшими тогда в столице преосвященными архиереями и пречестными во Святом Духе возлюбленными братьями и сослужителями нашей мерности..., был избран и прочим кандидатам предпочтен преподобнейший в иеромонахах кир..., муж благочестивый, разумный и добродетельный, владеющий надлежащим достоинством, украшенный достаточным образованием и благоприличием нравов, имеющий опытность и исполнительность в церковных делах, являющийся стражем божественных канонов Церкви и вообще – известным и способным, пригодным, соответствующим и достойным украсить архиерейский престол и могущим, при Божественном содействии, богоугодно и боголюбезно упасти избранный народ и привести его в спасительные пажити евангельского жительства, – ради этого он синодально был избран на указанный престол...

Итак, в силу канонического голосования и синодального избрания, с призыванием и посещением Всесвятого и Тайносовершителя Духа, он (имя собственное), хиротонисанный в архиерея, объявлен законным и каноническим митрополитом этой святейшей митрополии... и стал духовным предстоятелем всей вообще этой епархии и господином, и собственником всех движимых и недвижимых владений этой митрополии.

По сему названный этот преосвященный митрополит... кир... должен, прибыв в дарованную ему от Бога по жребию митрополию, со внимательностью и ревностью относиться к ней, как истинный ее пастырь и архиерей:

1. благословлять и освящать находящихся в ней христиан;

2. совершать все архиерейские (богослужения) с восседанием и на священном сопрестоле;

3. посвящать ( οφραγίζειν) клириков и чтецов;

4. постригать монахов и монахинь;

5. рукополагать иподьяконов и дьяконов и возводить в сан пресвитеров;

6. поставлять духовных отцов посредством собственных ставленных грамот ( δἰ ἰδίων ὲνταλτηρίων);

7. освящать божественные храмы по собственным ставропигиям;

8. учить и наставлять словом и делом христоименное в митрополии общество всем душеполезным и спасительным учениям и заповедям, исполняя и научая этому, будучи всем вся, дабы всех, или большинство приобрести ( κερδίση), по слову прошедшего небеса Апостола, и привести ко Христу чистыми и непорочными, соответственно возложенной на него архиерейской обязанности.

Он должен:

1. пользоваться и получать все принадлежащие ему церковные взносы и обычные и установленные доходы;

2. совершать все остальное, что надлежит архиереям.

А все находящиеся и пребывающие в этой святейшей митрополии честнейшие клирики, благоговейнейшие иереи, преподобнейшие игумены священных монастырей, иеромонахи и монахи, почтеннейшие прокриты, геронты и проэстосы и остальное христоименное общество всякого чина, возраста н состояния должны:

1. воздавать его преосвященству всякую честь и уважение, встречу и приветствие;

2. подчиняться и повиноваться ему, как законному своему пастырю и кириарху;

3. доставлять и отдавать ему с признательностью и готовностью все принадлежащие ему церковные взносы и обычные и установленные доходы, главные и случайные;

4. поминать каноническое его имя во всех священных службах и последованиях;

5. помогать и содействовать ему с готовностью во всех церковных его нуждах и делах;

6. ни в чем ему не противодействовать или бесчинно противоречить.

Ведь честь и уважение, бывающая в воздаваемая его преосвященству, повиновение и послушание, или противоположное этому, преимущественно относятся к нам и Самому Богу, образ которого архиереи сохраняют на земле»357.

Затем, о правах и обязанностях каждого митрополита, вновь назначаемого на кафедру или перемещаемого, кратко говорит « Γράμμα εἰδοεως», или то известительное послание, которое отправляется патриархом духовенству и народу епархии после состоявшегося избрания или перемещения иерарха. В этом документе:

1. митрополит именуется истинным, законным и каноническим архиереем и кириархом епархии, евангельским пастырем разумной ее паствы и духовным для всех отцом;

2. каноническое его имя должно возноситься во всех священных службах и последованиях;

3. все клирики и миряне должны повиноваться и подчиняться архиерейским его наставлениям и советам, которые направлены к духовной для всех пользе и спасению, к охранению отеческих догматов и преданий и к точному соблюдению обязанностей искреннего повиновения правительственной власти;

4. все должны делать установленные в пользу митрополита денежные взносы.

Далее, в таком же роде определяются права и обязанности митрополита в рекомендательной или отпустительной грамоте ( Γράμμα αποδημητριον), которою снабжается патриарха и священного синода каждый архиерей при отправлении в свою епархию. В частности, и здесь обязанности «истинного н канонического архиерея и законного кириарха епархии» указываются в пастырском богоугодном руководительстве всех по спасительным пажитям евангельской благодати. Митрополит должен быть:

1. образцом для всех и добрым примером благочестия, божественных добродетелей и безукоризненной жизни;

2. точным охранителем общепризнанных священных догматов и преданий непорочной веры;

3. горячим защитником епархиальных и народных интересов.

В свою очередь, клирики и миряне обязаны полным послушанием митрополиту и повиновением в делах архипастырского и общественного назначения.

Наконец, и Общие Канонисмы несколько уясняют правовое положение и назначение митрополита в епархии. В «Уставе об избрании архиереев» содержатся и следующие предписания.

Согласно порядку, определенному высоким правительством относительно епархиальных (гражданских) советов, местные архиереи обязаны находиться в совете главного города их епархий и исполнять (здесь) обязанности своего служения; в случае же болезни или отсутствия своего, (местный архиерей) должен послать (в совет) своего посвященного (в сан) епитропа, а в совете каз (уездов) он также должен назначить епитропов в священном сане (§ 9).

Архиереи не могут составить завещание относительно собственного своего имущества, а после смерти кого-либо из них, из имущества его прежде всего должно выделить расходы на погребение его, на поминовение и в пользу души (на благотворительную часть); остальное же движимое и недвижимое его имущество должно быть разделено на три равные части, из которых одна, назначенная в дар митрополии или епископии, должна расходоваться на покупку недвижимых имуществ, причем доходы от них будут постепенно увеличиваться – до тех пор, когда поступления от них составят сумму, равную содержанию архиерея; а после этого доходы, поступающие от трети архиерейских имуществ, будут расходоваться на пользу общественных учреждений епархии. Другая треть переходить к наследникам умершего. Из остальной же третьей части одна половина должна отдавать общественным народным учреждениям в Константинополе, а другая половина должна расходоваться на покупку недвижимых имуществ в собственность вселенского престола – до тех пор, пока доходы, поступающие от них, будут равны сумме патриаршего содержания; а те доходы, которые будут поступать после этого, должны также расходоваться на пользу общественных учреждений народа в Константинополе. Если же умерший имел какое-либо имущество на основании доказанного родственного наследования, то завещание это, должно иметь силу и значение; но если завещание не существует, то должно распределяться и это имущество, как и остальное, разделяясь, как сказано, на три части. И этот устав должен соблюдаться относительно имущества архиереев всякого чина, т. е. от патриарха до епископов, а в исполнении этого устава должно руководиться распоряжениями о землях и законами о вакуфах (§ 10).

Имущества, остающиеся после смерти проживающих на покое патриархов, митрополитов и титулярных епископов, по вычете необходимого на погребение и поминовение и для других неизбежных расходов, должны разделяться на три равные части, из которых одна часть должна быть отдана кому следует из его наследников, на другую в половинной части должны покупаться имущества в собственность вселенского престола и местных народных учреждений, а остальная третья часть должна назначаться на общеполезные учреждения в их отечестве (§ 11)·

В случае смерти какого-либо духовного началовождя, четыре из оказавшихся близ него наиболее почтенных православных жителей, вместе с четырьмя клириками, должны взять на себя заботу, чтобы описать имущество его и опечатать для безопасности, а потом должны сообщить вселенскому патриарху и получить надлежащие руководственные указания относительно дальнейшего. Те же самые прокриты (из жителей) должны взять на себя попечение относительно погребения и поминовения его (§ 13)358.

Кроме того, в «Уставе об устройстве священного синода определяется, что все митрополиты вселенского престола имеют равное право состоять членами священного синода, на два года каждый, в преемственном порядке, с возобновлением ежегодно половины личного его состава, так чтобы каждый член не оставался в синоде более двух лет. Все члены священного синода являются равными по власти и голосу в исполнении синодальных дел, так как между ними нет никакого различия или превосходства. Патриарх должен посылать в высокую Порту список пребывающих, или оставляющих столицу архиереев и указывает специальную причину (I-§ 2)359.

Никто из архиереев, находящихся под юрисдикцией вселенского престола, не может ни под каким предлогом являться в Константинополь, без предварительного разрешения патриарха и без ведома священного синода (I-§ 10)360.

Никто из архиереев не может отправиться в другую епархию и остаться более пятнадцати дней, без предварительного разрешения патриарха и без ведома кириарха той епархии, за исключением санджаков вилаетов, куда они могут приезжать по настоятельной необходимости и оставаться несколько дней, до окончания своего дела, сообщая вселенскому патриарху об отъезде своем и о возвращении (III-§ 4).

Архиереи, назначаемые в епархию, не могут оставаться в Константинополе более двух месяцев, но отправляются в свои епархии; а в период своего пребывания они могут только присутствовать за богослужением ( χοροστατεῖν) и сослужить (§ 9).

Архиереи, пребывающие в Константинополе с разрешения патриарха и согласия синода, в течение определенного срока, по своим делам или по физическому недомоганию, присутствуют за богослужением ( χοροστατοῦοι) и сослужат (кроме обвиняемых), но не участвуют в заседаниях (священного синода). По окончании своего срока, они тотчас должны отправиться в свои епархии. Если же явится неизбежная необходимость дальнейшего их пребывания, то это должен решить патриарх согласно с мнением священного синода; а если кто-либо станет открыто действовать, чтобы продлить срок своего пребывания, доставляя беспокойство Церкви, таковой немедленно высылается в свою епархию; если это затруднительно, тогда пусть высылается в другое место, пока не устроится отправление его в епархию (§ 10).

Патриарх вместе с синодом должен позаботиться о содержании заштатных митрополитов, епископов и титулярных архиереев и обеспечить их соответствующей пенсией.

Те из архиереев, которые добровольно отказываются (от управления), могут (сами) избирать место своего покоя и проживания, с ведома патриарха и синода, кроме епархий, в которых они архиерействовали до того времени, когда отказались. А если кто-либо из архиереев будет низложен по восьмому параграфу избрания архиереев361, тогда, если преступление его было религиозного характера, патриарх и синод должны сделать постановление о месте его пребывания, а если преступление было гражданского характера, место его пребывания должно быть назначено по соглашению высокой Порты с патриархией (§ 11).

Находящиеся в епархиях приходские монастыри ( ὲνοριακὰ μοναστήρια), согласно священным канонам, как прежде зависели от власти митрополитов, так неизменно и в будущем должны зависеть (от их власти) и управляться по специальному о монастырях уставу (§ 17)362.

* * *

Вторую группу документов, характеризующих правовое положенbе правящих митрополитов Константинопольской Церкви, составляют памятники гражданского происхождения, принадлежащие турецкому правительству.

В ряду их на первом месте нужно поставить архиерейские бераты. Каждый правящий митрополит Константинопольской Церкви, подобно патриарху, после своего избрания на кафедру должен получить от турецкого султана берат, который является и официальным актом его утверждения со стороны турецкого правительства, и свидетельством признания за ним традиционного ряда прав и привилегий, без которых невозможно и самое служение иерархов православной Церкви в мусульманском государстве. И бераты митрополитов, подобно патриаршему берату, составляются по определенному образцу, за точностью и буквальным тождеством которого, патриархия, чрез посредство находящейся при ней Оттоманской канцелярии, следит весьма тщательно и, в случае необходимости, не оставляет без протеста и самого малого отступления от традиционной формы.

«Высокий императорский берат» ( ὐψηλὸν αύτοκρατορικὀν βερἀτιον) имеет в заглавии монограмму (тугра) султана, а в заключении дату его издания. Сам же текст берата излагается в такой последовательности.

Патриарх ромеев Константинополя и подчиненных ему и синод митрополитов посредством такририя сообщили, что вследствие смерти (или перемещения)... ромейского митрополита подчиненной ромейскому патриархату митрополии... и подчиненных ей, был избран и поставлен заместителем его имеющий настоящий императорский мой берат..., человек способный и твердого характера, могущий исполнять религиозные дела, и они просили об утверждении его. После того как состоялось расследование в архивах, было установлено, что названная митрополия была отдана (для управления) упомянутому..., – и я даровал настоящий императорский мой берат, заключающий следующие постановления, и приказал:

Все, находящиеся в местностях, издавна подчиненных названной митрополии, большие и малые, епископы, иереи, монахи и игумены ромейского догмата, пусть признают его своим митрополитом и обращаются к нему по религиозным делам, не уклоняясь от слов его и не обнаруживая неповиновения.

Епископы уездов ( καζάων), издавна находящихся под его юрисдикцией, должны признавать его своим митрополитом, согласно религиозному своему чину, и увольнение их и назначение должно зависеть от названного митрополита, причем никто другой не вмешивается (в это дело).

Никто без священного (мусульманского) приказания не должен отнимать у них церкви и монастыри, находящиеся в местах, издавна состоящих под их юрисдикцией, и никто пуст не вмешивается и не препятствует их ремонту, происходящему по высокому моему разрешению согласно первоначальному (древнему) плану; чиновники державного моего царства без священного разрешения не должны беспокоить и налагать штраф, говоря: «по силе бугьюрулти, мы немедленно должны осмотреть церкви и монастыри».

Когда кто-либо из христиан желает вступить в брак или развестись, никто другой не должен вмешиваться или препятствовать, кроме митрополита и назначенных им епитропов его.

То, что клирик или мирянин пожелает завещать, по религиозному своему порядку, патриарху, митрополитам и епископам их, это завещание должно быть принято, а заявления об этом со стороны свидетелей ромеев должны приниматься во внимание в священных (мусульманских) судах.

Никто не должен препятствовать или вмешиваться, когда митрополит за какой-либо религиозный проступок наказывает, посредством необходимых епитимий, находящихся под его властью епископов, монахов, священников, монахинь и игуменов; а митрополиты должным образом пусть наказывают священников или своих епитропов, которые без ведома и разрешения их совершают браки, несогласные с религиозными их обычаями и запрещенные.

Гражданские тяжбы митрополитов, епитропов и людей их и епископов, какого бы рода они ни были, должны отправляться в столицу для рассмотрения в соответствующем суде.

Никто не должен принуждать силою и беспокоить митрополита ходатайством и просьбой, говоря: «сделай этого монаха священником», или – «отреши этого священника и отдай его церковь этому».

Вознаграждение, назначенное митрополиту по канонисму, должно доставляться ему, со стороны же высокой моей державы должно оказываться содействие для взноса как вознаграждения его, так и определенного сбора, который Христиане, находящиеся под духовной его юрисдикцией, будут платить на прочие народные расходы.

Если монахи и священники из находящихся в его епархии и оставивших мир станут странствовать с места на место и сделаются причиною соблазна, они не должны скитаться по произволу своему, но должны подлежать церковному исправлению, задерживаться митрополитом и посылаться в те монастыри, где они прежде оставались.

Когда некоторые из священников и монахов отправляются, с ведома митрополита, в христианские дома и совершают религиозные обряды, то кади, наибы и прочие чиновники не должны противодействовать порядку, издавна у них господствующему, согласно религиозным их обычаям.

Никто не должен беспокоить митрополита и священников в исполнении религиозных обрядов в домах и жилищах их и во всяком другом деле, относящихся к этим обрядам, несправедливо и вопреки священному праву требуя деньги.

Ни один сборщик пошлин, или человек его, или другой (кто-либо) не должен беспокоить митрополитов, когда они доставляют урожай своих виноградников, предназначенный для своего употребления, равно и всякие продукты, которые Христиане издавна дают им под видом добровольного приношения, как: виноградное вино, масло, мед и другие полевые плоды.

Никто не должен вторгаться в виноградники, сады и поместья, принадлежащие митрополии, церквам и монастырям, в их усадьбы, издавна составляющие чистую их собственность (темлик) и посвящение, в их луга, мельницы и агиасмы, в монастыри и в прочие их церкви этого рода; равно (никто не должен предъявлять свои права) на предметы и живой инвентарь ( θρέμματα), посвященные домам, магазинам и прочим народным их учреждениям, но пусть они владеют этим, как (владели) издавна.

Когда некоторые из ромеев при жизни завешают что-либо патриарху, митрополитам, епископам, бедным церквей их, школам и больницам, а потом умрут, это, в силу шери, должно быть взято у наследников и отдано им. Равным образом должны быть взяты от наследников и отданы церковные сборы, взимаемые с мужчин и женщин ежегодно и за поминовение и называемые « παρρησία» и » προθεσις"

Кади и наибы не должны вмешиваться и требовать штраф, когда дело идет о браках и разводах, о примирении, происходящем между двумя тяжущимися христианами и, по их согласию, чрез посредство митрополита и епитропов его, равно и тогда, когда они, в случае необходимости, возлагают религиозную клятву (присягу) или наказывают посредством кары, называемой отлучением ( ἀφορισμός).

Священники, находящиеся под юрисдикцией митрополитов, не должны без ведома и разрешения митрополитов совершать браки, запрещенные их религией. А так как Христиане, по религиозным своим правилам, могут только трижды вступать в брак, равно религиозными их правилами запрещено иметь несколько жен, разводиться, брать, находясь в супружестве, другую жену, сожительствовать с женою без брака, по этой причине таковым не должно даваться разрешение, но они должны наказываться и подлежать исправлению.

Когда митрополит или назначенные им епитропы получают деньги, вещи, коней, имущества умерших без наследников епископов, монахов, монахинь и все другое церковное, что они имели, то в это не должна вмешиваться правительственная власть (вейт-уль-мал), т. е. кассамиды, мутвеллиды, мевкуфатжиды и прочие чиновники амме и хасса общественного казначейства, говоря, что это, но царскому распоряжению, должно перейти к нам. Что же касается имущества лиц, имеющих наследников, то, в виду того, что по постановлениям закона, раньше изданного посредством императорского хатти не дозволяется налагать руку на деньги и остальные предметы, следует исполнять должное, согласно с этими постановлениями.

Так как постановлениям их (христиан) религии не соответствует, чтобы священники, совершавшие противозаконный брак, входили в их церкви, поэтому, когда они умрут, ни один кади, наиб, властный чиновник и кто-либо другой не должен принуждать, говоря: «похороните вы этих священников», и не должно быть вмешательства в грамоты увещательные и так называемые эпитимийные, которые они (митрополиты) посылают, согласно религиозным своим правилам, да наказания и вразумления кого-либо из христиан.

Когда некоторые из христиан, добиваясь незаконного брака, отправляются для этого в другое место, то их не должно венчать.

Когда некоторые из христиан завещают третью часть своего имущества церквам, монастырям их, патриарху, митрополитам и епископам, школам и больницам, это следует брать от наследников по силе шери и отдавать.

Когда будет нужно, чтобы был задержан кто-либо из епископов, священников, монахов и монахинь, то таковой должен задерживаться митрополитом.

Никто не должен противодействовать проверке отчетов епитропов церквей и монастырей, когда они злоупотребляют доходами, а равно – увольнению или назначению их.

Никто вопреки желанию митрополита и против распоряжений его не должен принуждать его говоря: «мы будем служить тебе».

Митрополитов не должно беспокоить требованиями, чтобы в доме, где он живет, были приняты посторонние.

Никто не должен препятствовать митрополиту носить принадлежащий ему жезл.

Никто не должен принуждать христианина, чтобы он против воли своей сделался магометанином. Если кто действительно желает принять ислам, чиновники высокой моей державы должны наблюдать, чтобы исполнялось должное, согласно с господствующим порядком.

Постановления настоящего высокого моего берата должны исполняться, и никто ни по какой причине и ни под каким предлогом не должен препятствовать или противодействовать свободному исполнению этих постановлений363.

* * *

Права митрополитов, регламентированные султанским бератом, не составляли для турецкого правительства непререкаемого юридического факта, авторитет которого не подлежит, ни малейшему колебанию как со стороны правительственных чиновников, так и в зависимости от народного произвола. Напротив, история Константинопольского патриархата новейшего времени представляет много иллюстраций к номинальному лишь значению громких привилегий, торжественно подтверждаемых за митрополитами «высоким императорским бератом». Истории известен даже целый систематический поход против митрополичьих привилегий, предпринятый правительством султана Абдул-Гамида II. Для характеристики рассматриваемого вопроса некоторые исторические детали этого похода представляют бесспорный интерес.

Турецкое правительство еще с половины XIX века стало с недоброжелательством взирать на разнообразные привилегии Великой Христовой Церкви и еще во время составления Общих Канонисмов (1858 г.) сделало небезуспешную попытку наложить руку на некоторые древние прерогативы церковной власти. При султане Абдул-Гамиде II (1876–1908 г.) были предприняты новые действия с целью лишить автономную православную Церковь прежних ее прав и преимуществ, подавить в греках всякое стремление к внутренней церковной независимости, удалить их от участия в общественных делах и поставить в безусловное и исключительное положение бесправной райи. Свой поход против греческой Церкви турецкое правительство открыло с большой осторожностью. Сначала правительством, по поводу частного факта, было опротестовано право митрополитов утверждать завещания христиан и рассматривать тяжбы, возникающие между христианами из-за раздела наследственного имущества. В правительственном тескере от 1880 г. было предписано, чтобы утверждение в наследстве по завещаниям христиан и тяжбы между христианами-наследниками производились в турецких судах, а не подлежали, как прежде, ведению епархиальных архиереев. Современный патриарх Иоаким III (1878–1884 г.) заявил пред правительством протест по поводу нарушения одной из церковных привилегий и требовал отмены сделанного распоряжения. Но со стороны правительства благоприятного ответа не последовало. В октябре 1882 года правительством была сделана другая попытка к ограничению прав патриархии – в области учебно-воспитательного дела. Именно, правительство потребовало изъять из употребления в греческих школах некоторые учебные книги, как вредные по своему направлению, и распорядилось, чтобы впредь все программы и учебники христианских школ, равно как и дипломы их преподавателей неукоснительно представлялись в министерство народного просвещения для рассмотрения и одобрения. И последнее распоряжение турецкого правительства не соответствовало давним привилегиям вселенской патриархии. Святейший Иоаким III в своем такририи правительству заявил, что греческая Церковь издавна, со времени Магомета II, пользуется различными автономными правами и преимуществами, которые последовательно подтверждались всеми султанами, до Абдул-Гамида II включительно. В частности, управление и руководительство греческими школами, в силу султанских бератов, принадлежат в столице патриарху, а в епархиях – митрополитам и епископам, которые обязаны заботиться о приискании способных и опытных учителей, о школьных ефорах, о содержании школ на средства местных кинотов и об успешном преподавании и воспитании. Патриарх и митрополиты являются и ответственными пред правительством на направление школ. Но они никогда не скрывали от правительства своей деятельности, а школы, подлежащие их ведению, всегда открыты для правительственного надзора и контроля. Наконец, учебники, поставленные правительством, в особую вину патриархии и митрополитам, применяются в греческих школах с ведома правительственных чиновников, которым принадлежит цензура книг, и наблюдение за книжною торговлей в империи. Но, не смотря на такую аргументацию вселенского патриарха, министерство народного просвещения назначило особого инспектора для греческих школ, – и патриархия должна была примириться с этим фактом.

В том же 1882 году ограничения турецкого правительства коснулись и архиерейских привилегий, которые регламентируются в выдаваемых митрополитам султанских бератах. В октябре этого года вновь назначенный Сисанийский митрополит Афанасий получил берат, написанный с отступлением от традиционной формы в двух пунктах: во-первых, была изменена статья о праве митрополита подвергаться суду пред лицом патриарха и по гражданским делам – в пользу суда турецкого, действующего по своду основных мусульманских законов, и во-вторых, митрополит лишался права личного, вследствие гражданской и церковной необходимости, задержания клириков и монахов своей епархии. Сначала на такое изменение текста берата в патриархии не было обращено большого внимания и его приписали случайности. Но в феврале 1883 года Касторийский митрополит Константий получил точно такой же берат. Святейший патриарх Иоаким немедленно заявил протест, отправив министру юстиции и исповеданий такририй (от 19 февраля), в котором указал на нарушение правительством двух давних привилегий относительно суда патриарха, митрополита, епископа и прочих клириков. В частности, в архиерейских бератах было предписано:

1. Гражданские тяжбы (патриарха), митрополитов, архиепископов, епископов, епитропов и слуг их, какого бы рода они ни были, не должны приниматься к рассмотрению нигде, кроме столицы;

2. Если в судебном отношении встретится необходимость, чтобы был задержан клирик, иерей, монах и монахиня, то таковые должны задерживаться через патриарха.

Правительство, изменив эти пункты султанского берата, нарушило древние прономии Церкви, освященные пятивековым их утверждением и применением. Поэтому патриарх просил восстановить за архиереями издавна принадлежавшее им преимущество относительно суда. Но 31 марта 1883 года министр ответил патриарху, что «исправления бератов произошли вследствие установленного порядка применительно к судебным преобразованиям и переменам, и что бераты духовных вождей остальных общин пишутся одинаковым образом». Патриарх Иоаким, 13 апреля отправил министру исповеданий новый такририй, в котором указал и на всю несообразность произведенного в бератах изменения, в силу которого «митрополит, архиепископ, епископ, архимандрит, игумен и священник отсылаются в местные мусульманские суды», и значит, произойдет то, что турецкий кади или нахие-наиб будет судить по своду мусульманских законов православного архиерея и даже присуждать его к тюремному заключению по своеволию какого-либо злонамеренного человека, причем православный архиерей будет вызываться, быть может, несколько раз в неделю на мусульманский суд в центрах гражданского управления. В виду явной нелепости нового порядка патриарх Иоаким просил министра возвратиться к древнему церковному преимуществу. Не получив ответа на это представление, патриарх, священный синод и народный смешанный совет 27 мая отправили министру юстиции и исповеданий новый такририй, в котором не только защищались древние судебные прономии патриархии, но и оправдывались и другие права, и преимущества Церкви, в виду обнаружившегося дополнительного стремления правительства поколебать правовое положение высшей церковной власти. Именно, было «получено сведение о важном изменении права патриархии судить ей и митрополиям возникающие по завещаниям православных христиан споры по христианским законам безапелляционно. Получено было сведение о новом способе рассмотрения и решения проистекающих от брака споров о содержании супругов, что влечет за собой расстройство всего права, относящегося к браку, которое у нас – таинство. Сделалось известным из официальных бумаг, что доселе имевшее благую силу право свободно строить церкви, школы и другие филантропические заведения, где потребовали бы их нужды христиан, подвергается ограничениям, весьма мало законных и согласным с началом свободы религиозной совести. Замечена была перемена в древнем законном порядке исполнения постановляемых патриархией карательных определений, относящихся к церковному наказанию непослушных или впадших в какие-нибудь другие духовные проступки клириков, равно и других церковных определений, относящихся к управлению Церкви, исполнение которых требует правительственного содействия. Многократно оказывались ограничения в свободном управлении нашими общественными школами, совершавшемся согласно с древним порядком и всенародно признанным со стороны правительства». Все эти привилегии христиан указаны в султанских бератах и других официальных документах н составляют господствующий в христианском обществе порядок и обычай и весьма тесно связаны с вероисповеданием и Церковью, так что изменение их совершенно невозможно без существенного потрясения всей церковно-общественной организации христиан в Турции. В виду этого патриарх Иоаким, священный синод и народный совет просили министра исповеданий «сохранить в неприкосновенности настоящее вероисповедное положение христиан, имеющее характер политический и общественный». В ответ на это представление патриархии министр исповеданий препроводил два тескере, в которых пытался доказать, что изменения в митрополичьих бератах и новые распоряжения касательно завещаний, брачных дел и пр. – несущественны и не затрагивают древних преимуществ греческой Церкви, а с другой стороны, «правительство не обязано всецело сохранять древние льготы всегда и безусловно, как они есть». При таком обороте дела, патриарх Иоаким нашел необходимым представить правительству особый доклад с историческим и правовым обоснованием, принципиальным и частным, древних прономий Церкви. В докладе (от 14 июля) доказывается, что и история, и право свидетельствуют, что самоуправление греческой Церкви в Турции есть не только государственный закон, но и конкордат, заключенный между двумя нациями и обязательный для обеих сторон; здесь не может быть и речи о милости, а равно и отмена конкордата возможна лишь по взаимному соглашению. Сопоставляя же древние и новые узаконения с последними мероприятиями правительства, патриарх Иоаким убедительно доказал, что Порта нарушила право патриарха судить архиереев по гражданским делам, право митрополитов задерживать и судить в своей епархии клириков и монахов, права Церкви – бракосочетанье, разводить и решать всякое спорное дело в браке, рассматривать дела по завещаниям православных христиан, свободно строить новые и возобновлять старые храмы, наблюдать и руководить народными школами. В заключении замечательного такририя патриарх выражал уверенность, что Порта восстановит «церковное положение, недавно поколебленное весьма сильно». Но надежда патриарха не оправдалась. Порта, предприняв принципиальный против церковных прономий поход, не оценила всей силы глубокой аргументации патриаршего доклада и, в ответ на него, сообщила патриарху, что предрекаемые вопросы «идут в исполнении законным и естественным своим путем», так как в них, с точки зрения правительства, нет ничего спорного и противоречащего. А когда патриарх Иоаким потребовал, чтобы ему был выдан задержанный Портой султанский берат о патриарших правах, неизменный и во всем тождественный с бератом его предшественника, то правительство отказало ему в ходатайстве. Это дало патриарху основание 9 декабря 1883 года принести правительству и синоду первое отречение от престола. Возник патриарший кризис, вину в котором правительство возлагало на священный синод, тогда как последний во всем обвинял правительство. В то же время Порта вступила с патриархией в длинную переписку о прономиях, стараясь доказать, что она не нарушила древних прав Церкви. Лишь в конце марта 1884 г. Порта выдала патриарху Иоакиму берат, тождественный с бератом его предшественника, но препроводила его при особом министерском тескере, в котором, указав на согласие правительства руководиться в вопросах о завещаниях и содержании супругов при разводе древними правами Церкви, сделала дополнительный к берату комментарий относительно суда над клириками. Этот комментарий вызвал в патриархии разногласия, побудившие святейшего Иоакима принести 30 марта 1884 г. второе и окончательное отречение от престола. Был избран местоблюститель патриаршего престола (Ефесский митрополит Агафангел), который вместе с священным синодом и народным советом продолжал настаивать пред Портой на восстановлении древних прономий Церкви во всей их полноте. Наконец, в патриархию было прислано (8 мая) тескере, в котором было сказано, что вопрос о суде над клириками «необходимо согласовать с общими законами государства, но с соблюдением должного уважения к достоинству священного клира». На этой формуле патриархия и правительство и примирились364.

В патриаршество Иоакима IV (1884–1886 г.) вопрос о церковных прономиях не поднимался. Но при патриархе Дионисии V (1886– 1891 г.) Порта опять открыла против них энергичный поход. В начале 1890 года в патриархию поступили многочисленные донесения о том, что в епархиях судебные дела супругов и по завещаниям рассматриваются не митрополитами, а в гражданских турецких судах; что турецкие масти вмешиваются в школьные дела, – рассматривают программы, смещают учителей и предают их гражданскому суду без ведома церковных властей, закрывают школы, назначают и устраняют церковных епитропов, и даже подвергают священников суду в мусульманских судебных установлениях. Патриарх Дионисий 22-го июня и 6 июля 1890 года заявил Порте протест, и потом (11 июля) подал докладную записку и султану, в которой, выяснив нарушение древних преимуществ Церкви, просил восстановить их. Не получив от правительства законной гарантии в возврате к прежнему порядку, патриарх Дионисий 23 июля также отказался от престола, представив великому визирю и мотивированный свой протест. Но синод и совет не приняли отречения Дионисия, так как причина его лежала вне деятельности патриарха, и просили Порту не принимать этой отставки, а взамен того предоставить Церкви древние права, без которых она и существовать не может в мусульманском государстве. Однако Порта, по своему обыкновению, вступила в хитрую полемику с патриархией и усиливалась убедить ее в том, будто никакого нарушения церковных прав и преимуществ и не было. Видя, что все усилия Церкви восстановить свои права парализуются упорным противодействием Порты, синод 28 сентября 1890 года издал окружное послание к митрополитам вселенского престола, в котором изложил обстоятельства борьбы с правительством за древние церковно-народные привилегии относительно завещаний, брака, школ и суда над клириками, сообщил о законном отречении патриарха Дионисия от престола и о том, что синод и совет, лишившись своего главы, пришли к необходимости удалиться из патриархии; таким образом, патриархия осталась пустой и лишенной всякой деятельности, к общему всех сожалению, а священный клир, согласно канонам, потерял право священнодействия; сообщая всем о печальном состоянии Церкви, синод просил общего содействия. Синодальное окружное послание произвело громадное впечатление на греческое общество и вызвало среди него сильное возбуждение. Митрополиты, следуя синодальному распоряжению, запретили духовенству совершать богослужения, открывать храмы и звонить в колокола. Только по ночам было разрешено совершать погребение усопших и необходимые церковные требы. Народ стал собираться на молитву в частных домах и молиться о спасении Церкви. Женщины надели траурные платья. По местам необыкновенный интердикт вызвал и беспорядки против правительства. Последнее распорядилось открыть греческие храмы силой, но это не помогло народному успокоению, потому что духовенство отказалось совершать богослужения. По адресу некоторых митрополитов, стоявших во главе правительственной оппозиции, были сделаны Портой и угрозы, с напоминанием о горькой участи блаженно-почившего патриарха вселенского Григория V, который, по распоряжению султана Махмуда II, был без суда и следствия повешен на воротах патриархии в первый день Пасхи 10-го апреля 1821 года. Но и такие угрозы не сломили энергии защитников прономий Церкви. Между тем приближался праздник Рождества Христова (1890 г.). Народное возбуждение достигло высшей степени и готово было выразиться в опасных для внутреннего благосостояния империи формах. Там и здесь наблюдались грозные симптомы народного восстания, вызванного походом правительства против самого существования Церкви в Турции. При таких условиях Порта вынуждена была уступить. В ночь на 25 декабря патриарх Дионисий разослал всем архиереям вселенского трона следующую телеграмму: «вопрос (о прономиях) решен в благоприятном смысле, воспевайте Бога в церквах, вознося молитвы и за султана». Весть о победе патриархии вызвала взрыв народного восторга.

22 января 1891 г. великий визирь Киамиль-паша отправил номархам и независимым топархам или мутесарифам циркуляр об императорском утверждении церковных прономий, а патриарх Дионисий и священный синод 31 января разослали митрополитам вселенского престола окружное послание о разрешении вопроса о прономиях. Оба эти документа весьма важны для оценки и уяснения рассматриваемого предмета.

* * *

Ромейская патриархия, – говорится в циркуляре великого визиря, – подала такририи о следующих вопросах, а именно:

1. об исполнении, как и прежде, решений, производимых патриархией по судебным искам, проистекающим из брака и развода (и касающимся) содержания, приданного и брачного дара;

2. по вопросу о завещаниях;

3. о способе наблюдения за греческими школами;

4. о присяге священников;

5. о способе личного задержания и суда над ними по уголовным делам, – прося о сохранении древних религиозных ее прономий.

Вследствие этих такририев, после прежнего и недавнего исследования и рассуждения по поводу этих предметов, в патриархию под различными числами были, чрез посредство императорского министерства юстиции и исповеданий, согласно сообщены постановления, подтверждающие соблюдение прономий, которыми названная патриархия владеет по силе высокого берата.

Согласно этим постановлениям, проистекающие от заключения брака и расторжения его иски о содержании, о приданом и брачном даре издавна рассматриваются – здесь в патриархии, а вне – в митрополиях, этот древний порядок и впредь должен соблюдаться. Кроме того, решения о назначении содержания (карар или ильям), постановляемые или патриархией – здесь, или митрополиями – вне, будут и впредь, как и прежде, исполняться (правительственными) исполнительными отделениями, поскольку не будет протеста со стороны тех, от кого содержание должно взыскиваться. Главным предметом жалоб бывает расследование протестов, заявляемых против исполнения, т. е. о том, что назначено большое содержание, и поэтому они не могут давать его и расследование таких протестов впредь возлагается на патриархию, исполнительные же решения (карари-нихаи), которые патриархия, соответственно такому полномочию, будет после расследования постановлять, или с изменением предшествующих (своих решений), или с утверждением (их), должны (и впредь) исполнять правительственные исполнительные отделения; при этом за должников, которые согласно господствующему порядку о прочих должниках должны заключаться в тюрьму при исполнении назначенных исполнительных приговоров о содержании, не должны взиматься с другого из тяжущихся деньги на их пищевое довольствие.

Что касается вопроса о завещаниях, то, хотя это есть вопрос гражданского порядка, однако, в силу того, что исследование и решение относящихся к ним споров возложено, по силе третьего параграфа главы патриаршего Канонисма об обязанностях Постоянного народного смешанного совета, на этот совет, – поэтому завещание, которое будет представлено на имущество христианина, имеющего наследников несовершеннолетних или совершеннолетних, должно быть действительным в судебном отношении, когда оно утверждено патриархом, или митрополитом, или епископом, и как движимого имущества (мал), так недвижимого (мулкиа), о которых говорит завещание, кроме общественных земель (еразии-емиригье) и вакуфов, должны беспрепятственно переходить к наследнику или тому, в пользу кого они завещаны. Тяжбы же, которые возникнуть из-за этих завещаний между наследниками или опекуном несовершеннолетних, а равно споры, которые будут возникать относительно силы и действительности завещания, рассматриваются согласно третьему параграфу главы патриаршего Канонисма о смешанном совете, в Константинополе – в этом совете, а в номархиях – в митрополичьих советах, и решения (ильамат), которые будут издаваться этими советами, должны исполняться правительственным порядком исполнительными отделениями. Однако, это мероприятие касается православного ромейского общества, если же некоторые из наследников принадлежат к другому обществу или являются иностранными подданными, или если утвержденное завещание касается вакуфов или общественных земель, или если третьим лицом, оттоманским ли подданным или иностранным, оспаривается движимое имущество или недвижимое (мулкиа), – расследование исков, проистекающих из таких завещаний, принадлежит судам государства.

Программы школ должны составляться или утверждаться патриархией и митрополиями; равным образом, и дипломы и свидетельства учителей и учительниц должны утверждаться ими же. А так как надлежит и правительству знать об этом, то когда инспектор (муфеттис) иди директор (мудир) народного просвещения, обозревая обучение в школах, заметит, что какой-либо учебный предмет не соответствует (назначению школы), или учитель и учительница не имеют такого свидетельства, то в Константинополе министерство просвещения должно войти в соглашение с патриархией, а вне (столицы) местная власть (сносится) с митрополиями, и таким образом, чрез их посредство такие учебные предметы будут отменены и такие учителя и учительницы без свидетельства будут заменены (другими).

При применении уголовного судопроизводства клирики, выступающие в качестве свидетелей по уголовным делам, отказывались принимать присягу, подобно мирянам. Так как это затрудняло судопроизводство, то по этому предмету должна применяться действующая статья закона, по которой священники, коих надлежит привести к присяге или по гражданским, или по уголовным процессам, должны совершать присягу по религиозному своему обряду в собственной патриархии или в митрополии.

Что касается личного задержания и суда над ними (клириками), то, когда дело идет о долгах, клирики, как раньше, задерживаются в собственных патриархиях и митрополиях, – то же самое должно происходить и в будущем. При следствии же и судопроизводстве над клириками, происходящем по уголовным делам в уголовных судах, должен применяться следующий порядок: вызов (джелп-музеккиреси), производимый следователем и судом, сообщается – здесь чрез патриархию, а вне – чрез митрополита и епископа. Патриархия, митрополиты и епископы, когда получат этот вызов, должны передать (гражданской) власти обвиняемого священника. Если это обязательство не будет выполнено, или если клирик, для которого был сделан вызов, не подчинится ему, то по естественному основанию будет исполняться то, что приказывает закон.

Клирики до доказательства виновности и до наложения наказания не должны заключаться под стражу (арест) и содержаться там, где (содержатся) и частные лица, но в здании гражданского управления ( ὲν τῷ διοικητηρίῳ), в помещении, соответствующем их званию, т. е. в комнате, отведенной, для лиц почтенных (мери-уль-хатир).

Когда же виновность (клириков) доказана, то, если она ограничивается проступком и погрешностью, которые не влекут за собой лишения священного сана, наказание ареста, которое будет возложено за это, должно отбываться в собственной патриархии или в митрополии. Если же вменяемое деяние будет уголовным преступлением, то до того времени, когда оно будет доказано и осуждено, (клирик) опять после личного задержания и для следствия должен содержаться под арестом в помещении, назначенном для этого в гражданском управлении; после же доказательства вины и наложения наказания он, когда будет лишен священного своего сана, несет определенное по закону наказание в общих тюрьмах.

Если в какой-либо части Оттоманской Империи будет объявлено военное положение (закон), вследствие действительного нарушения порядка и спокойствия, то до прекращения состояния и причин, вызвавших военный закон, преступники по преступлениям, которые будут совершены в пределах этой области, судятся исключительно в военном суде, но и при таком судопроизводстве военные суды соблюдают порядок, изложенный выше относительно личного задержания и ареста клириков и священников.

Так как все изложенное, после обсуждения и одобрения в совете министров, было представлено его величеству султану Абдул-Гамиду и было утверждено по силе высокого императорского указа, то номархам и мутесарифам было предписано руководиться изложенным циркуляром великого визиря в пределах их власти.

Что касается патриаршего и синодального окружного послания о разрешении прономиального вопроса, обращенного ко всем митрополитам вселенского престола, то, после обычного приветствия, документ продолжает:

Вашему преосвященству известны из синодального окружного послания от 28-го сентября 1890 г., за № 3.900, причины, вызвавшие наше (патриарха Дионисия) отречение от вселенского престола. Ныне мы с радостью сообщаем, что, после того как произошло, по благоволению его величества (султана), совершенное и окончательное решение вопроса о прономиях, – как это видно из прилагаемого циркуляра великого визиря, – мы снова приняли священные обязанности патриаршества, благословляя имя великого Бога и Спасителя нашего за то, что Он еще и ныне излил милость Свою на нас, просветив отеческое сердце народолюбивого и благодетельнейшего нашего властелина, так великодушно даровавшего мир Церкви, в которой всем надлежит воссылать о нем молитвы и моления.

И, рекомендуя, по синодальному определению, изучению вашего преосвященства со всем вниманием высокого решения, украшенного императорским ираде, мы побуждаем и приглашаем соблюдать строгое внимание при применении каждого главного его пункта.

Что касается судебных дел, то (духовные) тяжбы, проистекающие от обручения и брака, должно производить в суде, состоящем, согласно действующему судопроизводству, из подходящих иереев, под председательством вашего преосвященства или особого епиропа; тяжбы же, (возникающие) от расторжения обручения и относительно приданого, трахомы, содержания и завещаний, должно вести в суде, состоящем, как выше, из граждан почтенных, уважаемых и отличающихся честным характером, причем своевременно должно позаботиться об издании для всей епархии однообразной формы договора о приданом и завещании, законной и соответствующей определениям в высоком решении, с необходимыми руководящими указаниями.

В делах школьных должно наблюдать:

1. при избрании ефории, происходящем под председательством вашего преосвященства, чтобы она состояла из лиц почтенных, компетентных и пользующихся добрым уважением кивота и митрополии, обязанных заботиться под председательством вашего преосвященства или особого епитропа;

2. при выборе личного состава учителей, происходящем в заседании ефории, – чтобы они были не только образованы и способны к учительскому своему званию, но и честны, рассудительны, пригодны служить образцом нравственности и примером здравого воспитания, – так и (следует) оценивать их и ежегодно снабжать особым своим свидетельством;

3. должно весьма внимательно исследовать программы наук, чтобы не оказалось что-либо не соответствующее не только политическим установлениям, но и умственному развитию и нравственному воспитанию учащейся молодежи, и затем утверждать их, имея в виду ответственность, которую один только архиерей несет пред Церковью и почтенным правительством.

О священниках же нет необходимости давать руководящие указания, так как ваше преосвященство знает, как должно руководить клир, чтобы он не только воздерживался от всего, вызывающего тяжбу и клятвы, но и других своим добрым примером учил уклонению (от этого); в том же случае, когда кто-либо из священников будет обязан к принятию присяги или привлечен к суду, ваше преосвященство имеет долг действовать со всею точностью и согласно повелениям, относительно этого, в высоком решении.

Все это повелевается соблюдать неуклонно и предписывается сообщить по всей епархии эти спасительные узаконения, с которыми все должны беспрекословно согласоваться, будучи уверены, что тот, кто мыслит противное, будет признаваться противодействующим Церкви и высокому правительству августейшего повелителя, годы которого да будут славны, здравы и во всем счастливы.

Окружное послание подписали: Константинопольский патриарх Дионисий, митрополиты: Герман Ираклийский, Каллиник Дерконский, Прокопий Веррийский, Герман Силиврийский, Парфений Созоагофопольский, Афанасий Сисанийский и Никодим Приконнисский365.

* * *

Изложенные документы имеют первостепенную важность для характеристики прав и обязанностей митрополитов Константинопольской Церкви в отношении к народу и правительству и сохраняют правовую свою силу и до настоящего времени. Всякий раз как со стороны турецкого правительства предъявляются к христианам требования, нарушающие их прономиальное положение, патриархия утверждает свою защиту против правительственных притязаний на основе циркуляра великого визиря Киамиля-паши от 22 января 1891 года и гарантирует свою правовую независимость вновь подтвержденными со стороны правительства привилегиями относительно суда, школьного дела, брачных отношений и т. д. С другой стороны, патриархия, после издания патриаршего и синодального послания от 31 января 1891 года, неоднократно, применительно к назревшим новым нуждам и потребностям, предписывала митрополитам в точности руководиться этим посланием, как комментирующим современное правительственное распоряжение. Для примера можно отметить, что патриарх Анфим VII издал в 1896 г. окружное послание митрополитам, предписав организовать в епархиях церковный суд по руководству патриаршей и синодальной грамоты 1896 года366. И после объявления в Турции конституции, отмеченные правовые памятники являются для патриархии прочным основанием для защиты прономиального своего положения, в связи с привилегиями епархиальных архиереев. А если иметь в виду и другую группу памятников, характеризующих церковно-иерархическое положение митрополитов, то система их двойственных прав и обязанностей выступает вполне отчетливо.

Митрополит является духовным началовождем и кириархом вверенной его управлению епархии. Он так же необходим для оживления и возрождения духовной паствы в епархии, как солнце необходимо для существования и развития всей физической природы. От митрополита зависит благодатное освящение и спасение вверенной его руководительству паствы. Он есть истинный, законный и канонический архиерей, пользующийся в пределах своей епархии всею полнотой апостольской власти в отношении богослужения, учения и духовного руководительства клира, и мирян, в управлении и суде. Он в точности хранит догматы, каноны и предания Церкви, благословляет всех и освящает, совершает богослужения по архиерейскому чину, посвящает и рукополагает членов церковного клира, постригает в монашество, поставляет духовников, освящает храмы, восседает на архиерейском троне, пользуется правом возношения его имени во время богослужений. Митрополит словом и делом учит всех истинам веры и благочестия, руководит духовенство в проповеди народу слова Божия, ограждает свою паству от лжеучений, защищает от воздействия инославной пропаганды – латинской и протестантской, заботится о просвещении народа посредством школ и следит за правильной постановкой в них учебно-воспитательного дела, избирает достойных кандидатов для замещения вакансий приходского клира, наблюдает за жизнью и деятельностью духовенства и руководит в его успешном и целесообразном исполнении пастырского назначения. Все клирики и миряне обязаны митрополиту послушанием и повиновением, как духовному своему кириарху, для всех он является первенствующим по власти и чести отцом и руководителем, а равно есть ближайший начальник в области духовно-пастырских отношений. Ему принадлежат высшее управление и суд в пределах епархии и в отношении ко всему составу клира и мирян. Все они должны воздавать ему честь, уважение и приветствие, соответствующие его достоинству, все должны содействовать в осуществлении высокого архипастырского назначения. Митрополит является кириархом церквей, монастырей и их имуществ, движимых и недвижимых, находящихся в пределах его епархии. Он водворяет дисциплину среди духовенства и монашества и подвергает нарушителей ее церковному наказанию. Брак и развод в пределах его епархии совершаются с его разрешения, без всякого постороннего вмешательства. Он пользуется правом возлагать на виновных епитимии. Ему принадлежит контроль над имуществом церквей и монастырей. Он свободно совершает богослужения и исполняет свои обязанности, имеет право носить архиерейский жезл. Он беспрепятственно получает назначенные ему по завещанию христиан имущества. Митрополит пользуется правом рассылать окружные послания ( ὲγκὐκλια γράμματα) в пределах своей епархии по вопросам церковного учения и нравственности, издавать отлучительные грамоты на уклоняющихся от учения Церкви и противящихся церковной дисциплине, утверждать уставы – как относительно управления всей епархии ( γενικὸς κανονισμὸς), так и частных епархиальных и кинотских организаций, учреждений, братств и обществ религиозно-нравственного, просветительного и благотворительного характера, издавать свои питтакии ( τὰ πιττἀκια) на имя избранных членов епархиальных и кинотских учреждений, с целью их утверждения в должности и т. п. Каждый митрополит имеет и свою печать, которая бывает различного типа, но непременно – с обозначением года вступления митрополита на ту или иную кафедру. Так, печать современного Смирнского митрополита Xрисостома имеет в середине изображение византийского двуглавого орла, внизу которого помещены два слова в сокращении: CM. XР. Кругом изображения орла начертано: « ερἀ μητρὀπολις Σμρὐνης 1910». Печать Дидимотихского митрополита Филарета Вафиди имеет в середине сиглы на турецком языке, а кругом надпись: « ερἀ μητρὀπολις Διδυμοτείχου 1889». На печати Хиосского митрополита Иеронима помещено изображение святого креста с сиянием и двумя ветвями мира, а кругом находится надпись: « ερἀ μητρὀπολις Χἱου 1909» и. т. д.

Митрополит пользуется правом участвовать в деятельности священного синода, в известной очереди и преемстве, и имеет здесь равный с другими членами синода голос. Но без разрешения патриарха и синода он не может явиться из своей епархии в Константинополь, равно лишен права прибыть в чужую епархию без разрешения патриарха и без ведома местного архиерея. Митрополит пользуется определенным содержанием от своей паствы, которая и должна доставлять ему взносы и доходы с признательностью, как должное вознаграждение за его труды и заботы о спасении всех. Митрополит лишен права составлять завещание относительно своего имущества, но последнее после его смерти распределяется применительно к особому уставу. Митрополит избирается на кафедру священным синодом, который один только компетентен лишить его кафедры или переместить на другую, – при том один только раз и по причине существенного значения.

Митрополит свободен от податей и повинностей всякого рода, управляет епархией, судить и руководить всей церковной жизнью епархиотов без всякого вмешательства со стороны гражданских турецких властей. Суд над митрополитом может происходить только в Константинополе, при участии патриарха, священного синода и народного совета. Задержание митрополита правительственною властью может состояться только чрез посредство патриархии. Митрополит имеет право участвовать в главном административном совете епархии, где защищает гражданские и общественные интересы своей паствы. Он и вообще является гражданским представителем пред Портой за население своей епархии и ответственным за, исполнение народов обязанностей верноподданичества. Митрополит, чрез посредство подчиненных ему установлений, судит христиан по делам о содержании жены и детей после развода, о возвращении приданого после расторжения обручения и брака, а равно и другие гражданские тяжбы, когда обе стороны желают обратиться к посредничеству митрополита. Митрополит утверждает завещания христиан и этим сообщает им законную силу, судить, при помощи епархиальных учреждений, споры и тяжбы по завещаниям относительно наследства, возникающие между православными лицами, причем исполнении судебных его решений принадлежит органам гражданской власти. Митрополит рассматривает и утверждает программы христианских школ епархии и является ответственным перед правительством за направление всего учения и воспитания. Митрополит утверждает избранных ефоров народных школ и контролирует дипломы и свидетельства учителей и учительниц, причем правительство не может увольнять последних без предварительного сношения с митрополитом. В митрополии священники приносят и присягу, когда это требуется гражданским судом.

Таким образом, правящие митрополиты Константинопольской Церкви имеют двойственную власть: они, с одной стороны являются духовными начальниками вверенных им епархий и ведают здесь всю область церковно-иерархического предстоятельства, управления и суда, а с другой – им принадлежат некоторые гражданские полномочия пред лицом правительственной мусульманской власти и в защиту и ограждения христианской райи, возникшие на основе автономного строя православной Церкви в мусульманском государстве.

* * *

Кроме правящих митрополитов, в составе иерархии Константинопольской Церкви имеются и два титулярных митрополита – Герман Селевкийский, схоларх богословской школы на острове Халки, и Михаил Сардский, схоларх великой народной шкоды в Константинополе. Титулярное достоинство было пожаловано этим митрополитам для чести представительства от имени двух главных школ. Константинопольской Церкви и за личные их заслуги в области просвещения. Эта митрополиты пользуются лишь правом совершения богослужений по архиерейскому чину и возглашения их имени, когда они присутствуют в храме, а в других отношениях исполняют архиерейские обязанности лишь с особого разрешения вселенского патриарха.

2. Положение епископов – правящих и титулярных

Кроме митрополитов, в составе иерархии Константинопольской Церкви находятся епископы – правящие и титулярные.

Правящие епископы, в числе четырнадцати, имеют права и обязанности одинаковые с правящими митрополитами. Как известно, один из них состоит в митрополии Ефесской, один в митрополии Смирнской, пять в Фессалоникской митрополии и семь – на острове Крите367. Все они, подобно митрополитам, получают от турецкого султана бераты или фирманы, в которых подробно указываются их прономии, а с другой стороны – снабжаются из патриархии обычными официальными документами ( Γράμμα εἱδσεως, Γράμμα άποδημητριον), в которых определяется их церковно-иерархическое положение. Впрочем, епископы Критской епархии, избираемые собором местных епископов, под председательством митрополита, снабжаются от него и необходимыми церковными грамотами, по уполномочию от вселенского патриарха и его священного синода. То же самое бывает и в Фессалоникской митрополии, где местный епископский собор, возглавляемый митрополитом, имеет тождественное в указанном отношении полномочие, – до избрания епископов включительно. Снабженные, наравне с митрополитами, церковными и гражданскими документами относительно своих прав и обязанностей, правящие епископы пользуются самостоятельностью в церковном управлении и суде, действуют вполне независимо и под своей ответственностью и вообще являются полноправными пред Церковью, правительством и народом предстоятелями своих епархий. Лишь отчет о состоянии своих епархий они представляют своему митрополиту – кириарху, который направляет их в патриархию, а равно совершают за богослужением поминовение его канонического имени. И официальные сношения с патриархией они ведут чрез посредство своих митрополитов. Последним они время от времени и призываются на соборы епископов для рассмотрения и решения дел общецерковного значения. Словом, правящие епископы пользуются в своих епархиях теми же правами и несут те же обязанности, какие принадлежат и правящим митрополитам.

Что касается епископов титулярных ( οἱ ὑπὸ ψιλὸν τίτλον ἐπίσκοποι, οἱ ἐπὶ τῷ ψιλῷ ὸνόματι ὲπἱσκοποι), то они занимают в составе иерархии Константинопольской Церкви особое положение.

В Общих Канонисмах о титулярных епископах содержатся лишь немногие сведения. В «Уставе» об архиереях предписывается, между причем, следующее: «Все вообще архиереи должны, согласно церковным канонам, пребывать в своих епархиях, совершая в них поездки в определенные времена, – по обычаю каждой епархии, и духовно надзирая за христианами, но без обременения их. Они не имеют разрешения приглашать на службу к себе титулярных архиереев и чрез их посредство рассматривать (подлежащие их ведению) дела, за исключением только глубокой старости или неизлечимой болезни, а равно (и таких случаев), когда по какой-либо благословенной причине, церковной или политической, архиерей будет вызван в Константинополь» (§ 7). Затем тот же «Устав» говорит, что имущество, оставшееся после смерти титулярных епископов, находящихся на покое, должно распределяться так же, как и имущество патриархов и митрополитов, скончавшихся на покое (§ 11). Наконец, патриарху с синодом вменяется в обязанность заботиться о достойном обеспечении и проживающих на покое титулярных епископов (III-§ 11).

Таким образом. Канонисмы принципиально высказываются против титулярных епископов. Лишь по «экономии» допускается избирать и титулярных архиереев. Исключение обусловливается тремя мотивами, кановы: глубокая старость правящих митрополитов, неизлечимая их болезнь и благословенное оставление епархии для поездки в Константинополь, например, для участия в деятельности священного синода, по вызову правительства и т. п. Таково требование действующего церковного устава. Практика во многих случаях подтверждает его и свидетельствует о своем соответствии закону. Но, с другой стороны, нельзя отрицать и того, что иногда избрание титулярных епископов не стоит в строгом согласии с рекомендуемой в Канонисмах экономией, – как это можно видеть из представленных выше фактов такого избрания в течение 1901–1912 годов. По-видимому, и в Константинопольской Церкви вопрос о титулярных епископах получил в последнее время направление аналогичное вопросу о викарных епископах в Церкви Русской.

Титулярные епископы в Константинопольской церкви разделяются на две группы: епископы-помощники – ὲπίοκοποι, и хорепископы – χωρεπίσκοποι βοηθοἰ или настоятели приходов – οἰ ὰρχιερατικῶς προιστάμενοι.

» Ἐπἰσκοποι βοηθοἰ« являются, как видно и из названия, ближайшими помощниками митрополитов по управлению епархиями, или их викариями. Они избираются по просьбе правящих митрополитов, которые обыкновенно указывают и на определенных лиц, угодных кириархам. Предварительно митрополит входит с намеченным кандидатом в соглашение относительно его вознаграждения и содержания, о чем и сообщает патриарху и синоду. Наименование или титул епископов-помощников определяются в зависимости от одной из ранее существовавших в данной митрополии епископий. Получая от кириарха содержание, епископ-помощник, естественно, вполне от него зависит, творить его волю и является ближайшим его сотрудником, заместителем и представителем. Если епископ-помощник не удовлетворяет требованиям митрополита, то последний может и удалить его, нарушив предварительное соглашение о содержании. Для обеспечения титулярных епископов в подобных неблагоприятных случаях, патриарх, Иоаким III и священный синод сделали постановление о вознаграждении викариев на счет кириархов, после вынужденной их отставки. Но это справедливое определение не получило фактического применения. Перемещение митрополитов-кириархов с одной кафедры на другую или смерть также влекут за собою печальные перемены в судьбе их помощников-епископов. Так, в 1912 году внезапно скончался Фессалоникский митрополит Иоаким, имевший епископа-помощника Александра Родостольского. Преемник Иоакима, митрополит Геннадий, отказался содержать викария, и преосвященный Александр вынужден был оставить гостеприимную Солунь и переселиться в Константинополь, где он долго пребывал не у дел. Но если епископ-помощник отличается ревностью, то он совершает богослужения вместо своего кириарха, производит поездки по епархии, является архиерейским епитропом, председательствует в церковном суде, присутствует в гражданском административном совете, совершает, с разрешения митрополита, рукоположения и вообще является «правою рукой» своего кириарха. Епископы-помощники обыкновенно и живут в кафедральном городе, являющемся резиденцию митрополита, а иногда имеют пребывание в том или ином уездном округе ( τμῆμα) епархии. Таким образом, епископы-помощники не пользуются самостоятельностью, не имеют и прав, а только – одни обязанности. Впрочем, когда епископ-помощник совершает богослужение, или присутствует в храме ( χοροστατεὶ), с надлежащею честью совершается поминовение и его имени, но после имени правящего митрополита и без прибавления слов: «и отца нашего»368.

Что касается хорепископов ( χωρεπίσκοποι), то они состоят настоятелями ( οἰ ὰρχιερατικῶς προιστάμενοι) больших приходов, например, в Константинополе. Их права и обязанности совпадают с общим положением настоятелей приходов из архимандритов или протоиереев, и они находятся в одинаковом с последними отношении к правящему иерарху и киноту. Хорепископы не имеют права рукополагать клириков без особого разрешения правящего иерарха. Но богослужение совершается ими, конечно, по архиерейскому чину, причем поминовение их происходит после возношения имени правящего иерарха, но без слов: «и отца нашего». Хорепископы Константинополя, как настоятели приходов, обязаны подчиняться распоряжениям не только патриарха, но и Патриаршей центральной церковной епитропи, а равно и великого протосинкелла который пользуется правом рассылать настоятелям столичных приходов свои окружные послания относительно благоустройства приходной жизни. Хорепископы избираются обычным порядком, по просьбе кинотов, которые входят в предварительное с ними соглашение относительно содержания. Но киноты же могут и просить патриархию об освобождении хорепископа от обязанностей настоятеля, если он не удовлетворяет требованиям прихода.

* * *

356

«Патриаршие деяния» византийской эпохи опубликовали Ράλλης καὶ Ποτλὴς, Σὐνταγμα, V, 550–560. Ἀθῆαι 1855.

357

Μητροπολίτης νθιμος Ἀλεξοὐδης, Σὐντομος ίστορικὴ περιγραφὴ τῆς ίερς μητροπὀλεως Βελεγράδων, σ. 123–126. Ἐν Κερκὐρα 1868.

358

Γενικοἰ κανονισμοἰ κτλ. σ. 18–21. Κωνσταντινοὐπολις 1900.

359

Γενικοἰ κανονισμοἰ κτλ. σ. 26–27.

360

Ibid. 30.

361

Т. е. по жалобе паствы и по суду священного синода и народного совета. См. первую главу очерка об избрании и перемещении митрополитов и епископов.

362

Γενικοὶκανονισμοὶ, σ. 35–37.

363

ψηλἀ βεράτια πατριαρχικον καὶ ἀρχιερατικὀν, ἐκδοθἐντα ἐπὶ τὴς πατριαρχειας τῆς Α. Θ. Π. τοῦ Οἰκουμενικοῦ Πατριαρχου Διονυσἰου τοῦ ἀπο Ἀδρικνουπόλεως, σ. 14–20. Κωνσταντινούπολις 1888. Архиерейский берат опубликован и в книге: «Собрание церковных уставов Константинопольского патриархата 1858–1898 гг. В русском переводе с историей их происхождения. Труд преподавателя Воронежской духовной семинарии иеромонаха Михаила (Семенова). Казань, 1902», стр. 184–188. Но в переводе иеромонаха Михаила архиерейский берат издан с грубыми ошибками, с извращением текста и с неправильной передачей ее смысла и не заслуживает в научном отношении никакого внимания. Греческий текст архиерейского берата издан также в книге митрополита Анфима Алексуди «Σύντομος ίστορτκὴ περιγραφὴ τῆς ίερς μητροπόλεως Βελεγρἀδων» σ. 130–138. Содержание это тождественно с представленным у нас митрополичьим бератом, но изложение отличается большей распространенностью и детальностью.

364

"Τἀ κατἀ τὀ ζἡτημα τῶν ἐκκλησιαστικῶν προνομ ἰων ἀπὀ τῆς 19 φεβρουαρἰου 1883 μἐχρι τῆς ἐπιβραβεὐσεως τοῦ ἀρχαἰου καθεσττος». Κωνσταντινούπολις 1884. Σελ. 1–207.

365

Ἐγγραφα μεταξὐ τῆς Ὑ. Πὐλης καὶ τοῦ Οὶκουμενικοῦ Πατριαρχείου, ἀφορῶντα εἰς τὴν λὐσιν τῶν δὐο εκκλησιαστικων ζητηματων τοῦ τε προνομιακοὐ καὶ τοῦ βουλσιασρικοῦ. "Απὀ 22 ἰουνίου 1890 μέχρι 31 ἰανουαρίου 1891. Trieste 1891. Σελ. 1–118. Циркуляр великого визиря и патриаршее и синодальное окружное послание (Ibid. σ. 108–118) переведены и в отмеченной выше книге иеромонаха Михаила Семенова (стр. 188–193), но с пропусками текста, неправильно и в научном отношении неудовлетворительно.

366

ωάννης Σταορίδης Συλλογπατριαρχικῶν καὶ συνοδικῶν ἐγκυκλξων πατριαρχικῶν ὰποδεἱξεων και ἐγκυκλίων, τῆς Μ. Προωτοσυγκελλχάς, σ. 53–54. Κωνστ. 1900.

367

Титулы и наименования их указаны в очерке о епархиях Константинопольской Церкви.

368

Ἰ. Σταυρίδης, Συλλογἠ 141 (11).


Источник: Епархиальное управление в праве и практике Константинопольской церкви настоящего времени / И.И. Соколов. - Санкт-Петербург : Синод. тип., 1914. - 657 с.

Комментарии для сайта Cackle