святитель Кирилл Александрийский

Толкование на пророка Амоса

Отделение первое

Глава I

Ам.1:1. Словеса Амосова, яже быша в Аккариме от Фекуи, яже виде о Иерусалиме во дни Озии царя Иудина, и во дни Иеровоама сына Иоасова царя Израилева, прежде двою лет труса.

Таковы, говорит, пророческие речи Амоса из Фекуи, которые произнесены были в Аккариме. Надобно знать, что этого чтения, то есть в Аккориме совсем, нет в еврейском издании: в нем сказано только: словеса Амосовы от Фекуи. Другие же толкователи вместо: в Аккариме читают: ἐν τοῖς κτηνοτροφέιοις (на пастбищах). Итак вот те слова Амоса Фекуянина, которые были к нему во время его пастушеской жизни, на самых овчих дворах. Он говорит, что слова о Иерусалиме он не только слышал, но и видел; ибо вместе с откровениями Бог сделал для пророков события очевидными и как бы уже совершающимися теперь, так что, кажется, они и видят даже исполнение самых слов прежде осуществления их в действительности, причем их взорам предносится зрелище будущих событий, о которых говорит им Бог. По достойно исследования (если бы кто-нибудь предложил этот вопрос) то, почему слова были только о Исрусалиме, хотя устами самого Пророка Бог обвиняет Иуду и Израиля? Притом же говорит, что «сия глаголет Господь: за три нечестия сынов Иудиных, и за четыре не отвращуся их» и проч. И вслед за тем далее: «сия глаголет Господь: за три нечестия Израиля» и пр. (Амос.2:4,6). А присовокупив указание на виды греха, пророческое слово высказало угрозу бедствиями и сделало тому и другому весьма тяжкую укоризну. Итак как же понимать то, что слова были о Иерусалиме, хотя Бог говорит: послю огнь на Иуду и далее. Подумаем же, какой ответ можно дать на это. Мы утверждаем, что обыкновенно святые Пророки Израилем называют то в тесном смысле два колена, живущие во Иерусалиме – Иудово и Вениаминово, то Израилем или Ефремом называют живущие в Самарии десять колен, но очень часто не делают такого различия; и поелику все они происходят от Израиля, то Израилем называются и все двенадцать колен. Если же они желают указать нам на все сонмище Иудеев: то мы увидим, что они не делают точного употребления названия Израиля. Итак пророческие слова Амоса были о всем множестве Иудейском, живущем как в Иерусалиме, так и в Самарии. Но необходимо сказать, каковы были (пророческие) слова о них. На это мы можем ответить двояко. Во первых (пророк) представил Бога всяческих обличающим грехи сонмища иудейского, потом предвозвестившим о нем будущее и к этому присовокупляет, что они получат блага милосердия (Божественного) и некогда совершится величайшее избавление и восстановление их в первоначальное состояние. Ибо сам Амос опять как бы от лица самого Бога говорит: «обаче не в конец отвергу дом Израилев, глаголет Господь. Понеже се аз заповедаю, и развею дом Израилев во вся языки, якоже веется на веяле, и не падет сотрение на землю» (Амос.9:8,9). Несомненно указывает этим на будущее избавление чрез Христа и говорит, что они будут обновлены и будут наслаждаться благополучием, потому что Бог умилосердится над ними. Опять он говорит так: «в той день восставлю скинию Давидову падшую» и проч. (Амос.9:11). Но слова пророческие об Иерусалиме по справедливости могут быть понимаемы и иным способом. Сирия и цари Дамаска и многие соседние народы утесняли страну Иудейскую, и другие народы различными способами враждовали против нее, опустошали и грабили ее и, руководясь в своих действиях необузданною злобою, довели ее до крайнего бедствия. Посему Пророк и представляет Бога, угрожающим опустошением всем этим опустошителям земли Иудейской и говорит, что совершится над ними суд за их нечестивые дела. Итак слова Амоса относились к Иерусалиму или ко всему сонмищу Иудейскому. Мы ясно убедимся в этом, если обратим внимание на обстоятельства пророчества. Ибо далее говорится: во дни Озии царя Иудина, и во дни Иеровоама сына Иоасова царя Исраилева прежде двою лет труса. По может быть кто-нибудь скажет: какую пользу принесет читателям труд точного исследования вопроса об обстоятельствах царствования только что поименованных царей, говорю, Озии и Иеровоама? В ответ на это мы говорим, что необходимо всецело знать скорбные обстоятельства пророчества. Ибо Сирии и Дамаску и живущим около Иудеи варварам он угрожает погибелью, нападениями и пожарами, и в этом находилось основание святых пророчеств. Посему необходимо знать причины, почему присоединяется указание на обстоятельства царствования, на то, какие и сколько было благополучных событий в каждом из двух царств, как шла в них жизнь и что случилось замечательного в обоих. Израиль и Иуда, уклонившиеся в идолопоклонство, вразумляемы были многоразличными способами. То делали набеги на них вожди Дамаска и Сирии, осаждали их города и опустошали их страны; то Моавитяне и Идуменне, Гергесяне и Еламитяне, Азотяне и жители Аккарона, возбуждаемые необузданными желаниями и ненасытною жадностью и движимые крайнею ненавистью, унижали Самарию и царство Иудейское. И мы увидим, что они так поступали в различных местах. Так о времени царствования Ахаава над Самарией и Израилем в третьей книге Царств так написано: «и сын Адеров цар Сирский собра всю силу свою, и возшед обседе Самарию, и с ним тридесят два царя» (3Цар.20:1). Обрати внимание на то, что царь Дамаска, то есть, Адер, сделал участниками в войне против Израиля тридцать два вождя других соседних народов, которые таким образом опустошали землю Израильскую. Но и во времена Иоаса, царя иудейского, иротив Иерусалима вел войну Сириянии Азаил, как написано об этом в четвертой книге царств: «и взя Иоас вся святая, и все злато обретшееся в сокровищах, и посла Азаилу и отъиде от Иерусалима» (4Цар.12:18). Так они поступали вследствие божественного гнева, потому что Израиль оскорбил Бога своею сильною склонностью и страшною привязанностью к идолослужению. По иноземные победители унижали славу Божию; ибо они жалкие думали, что обессилела Рука, помогающая им и дерзали оскорблять славу Божию. Так Сирийцы, пораженные во время непродолжительной осады Самарии Адером, придумывали неправильное объяснение своей трусости и говорили: «Бог гор Господь Бог Израилев, и не Бог юдолей» (3Цар.20:28). Они думали, что Израильтяне одержали победу потому, что Бог может оказывать им помощь только на горах, или на холмах. Итак, говорят, мы побеждены потому, что Бог Израилев есть Бог гор. Но если бы нам пришлось вступить в битву на открытых долинах, то мы одержали бы победу, потому что Бог Израилев совершенно бессилен в долинах. Но это последствия еллинского безумия и крайне дерзкие речи людей, неведающих истинного и по природе Бога. Итак всемогущий Бог негодовал, и весьма справедливо, на иноплеменников за то, что они побеждая, как я сказал, Израиля, воздавали благодарность собственным своим богам и пустословя думали, что они победили самого Бога. По прошествии же некоторого времени после царствования Ахаава и после смерти некоторых других царей, его преемников, царем над Израилем в Самарии делается Иеровоам, сын Иоаса, отличный от первого, который был сын Навата, но ему одноименный и единомысленный и столь же нечестивый.

Впрочем во времена его царствования милосердый Бог сжалился над Израилем, терпевшим невыносимое бедствие и избавил его от страданий рукою Иеровоама, хотя он творил лукавое и был великим отступником от Бога. При нем они одержали столько побед над иноплеменниками, что города, отнятые у них во времена предшествовавших царей, они приобрели опять и подчинили своей власти и прежним своим победителям причинили весьма много бедствий. Так в четвертой книге Царств написано, что Израильтяне, по отсутствию у них помощника, были угнетены до такой степени, что стали крайне ничтожными и бессильными; но получили избавление от «руки Иеровоама» (4Цар.14:24–27). Сказал: ἐκ χειρός, от руки1 вместо διὰ χειρός посредством руки, потому что он не угнетал Израиля, а напротив – воевал за него и защищал его. Он, возвратил Дамаск, отнял (у врагов) границу Израиля и совершил много мужественных подвигов. В царствование Иеровоама, царем над Иудеею во Иерусалиме помазывается Азария, он же и Озия. И он не менее, чем Иеровоам, был грозен для язычников и мужественно поражал опустошителей Иудеи. Он был муж благочестивый и любящий добро. Но после того, как при содействии Божием, одолел врагов, он подпал недугу гордости и дошел наконец до капризного самоволия, так что хотел священнодействовать Богу и даже дерзнул приступить к самому божественному жертвеннику (2Пар.26:19,20) и принесть Ему (в жертву) фимиам. Но Бог тотчас же обличил его. Он был покрыт проказою, страшною и неисцелимою болезнию, так что как нечистый по закону он даже удален был из Иерусалима и отстранен уже от священнослужения Богу и противозаконного совершения священнодействий Ему и от осквернения божественного храма. Так говорит Свящ. Писание в четвертой книге Царств, а более подробное повествование об этом находится во второй книге Паралипоменон. Но этого достаточно о поражении Озии проказою. А что он был муж сильный и предпринимал военные походы против стран иноплеменников и достиг такого могущества, что построил у них города и наложил на них подать и подчинил своей власти даже тех, которые некогда были очень надменны, – это достаточно раскрывает Священное Писание. Итак, поелику пророческое слово в начале указало нам на будущее опустошение иноплеменников; то необходимо было упоминание о царствовании Озии и Иеровоама: ибо они именно ими и были побеждены, как мы прежде уже сказали об этом. Мы знаем также, что Ассирианами сожжен был Дамаск, а иноплеменные народы были истреблены. Но поелику все это совершилось после; то мы необходимо должны коснуться того, что случилось с иноплеменниками при Иеровоаме и во времена его и даже с военачальниками Ассирийскими. А так как пророк присовокупил: прежде двою лет труса, то нам необходимо было упомянуть о проказе Озии. поелику он противозаконно дерзнул совершит священнодействие; то и поражен был, в изобличение от Бога, проказою, а Иерусалим подвергся землетрясению, потому что этим Бог являл тогдашним обитателям его Свой гнев.

Ам.1:2. И рече: Господь от Сиона возглагола, и от Иерусалима даде глас свой и сетоваша пажити пастырей и изсше верх Кармиль.

В сих словах раскрывается нам вся цель пророчества и как бы последний предел предсказания и на них можно смотреть как на предварительное разъяснение и указание сущности подлежащего толкованию пророчества, прикровенной большою неясностью; ибо речь состоит из подобия и несобственного выражения и как бы из того, что обыкновенно случается на высоких вершинах гор или иногда на открытых долинах. Когда обнаруживает свое разрушительное действие язва, или другая какая происходящая от влияния воздуха болезнь, тогда горы, зеленеющие лесами и деревами, и долина, покрытая разнообразною и роскошною растительностью, вдруг засыхают. Так разрушаются и дела рук человеческих, когда на города и страны обрушиваются тяжелые и нестерпимые несчастия, погубляющие и разрушающие малое и великое. Кого, скажи пожалуйста, пощадит меч неприятелей или язва. Напротив совершенно истребляет и знаменитого богатством, славой и могуществом, и незнатного и презренного. Итак слово пророка вполне соответствует обычным в его жизни явлениям; ибо, как я сказал, он был пастырь и образ для выражения своих мыслей заимствует из часто бывающего истребления пастбищ для стад. Какой же истинный смысл сказанного? Возглагола, говорит, Господь от Сиона, как бы из собственного своего места, и из Иерусалима, как бы назначенного Ему. Бестелесное не находится в каком-либо месте, но поелику в Иерусалиме был тот знаменитый храм, то считался он как бы собственным местом Его, по представлению древних, имевших еще ограниченные понятия о Боге. Вместо возглагола в Еврейском издании читается: возревел или издал рыкание, подобно льву. Когда же это случилось; то сетоваша, говорит, пажити пастырей. Пажитями пастырей называет иноплеменные народы, как бы некоторым пастырям раболепно подчиненные своим владыкам, которые делают все по своему усмотрению с подвластными им народами. Сетоваша, то есть, находились в унынии и во всяких бедах, ибо сетование бывает над мертвыми. Причиной же бедствия для них служит то, что Бог издал грозный глас и как бы пригрозил гибелью; ибо когда будет реветь лев, тогда кто не почувствует страха? И не только сетоваша пажити пастырей, но и сверх того изсше верх Кармиль, то есть, Иерусалим. Кармил есть гора, находящаяся в стране Иудейской, на которой и имел пребывание Илия Фесвитянин; ибо земля Иудейская часто обозначается названием Кармила. Так устами другого Пророка Бог сказал сынам Израилевым: «и введох вас в землю Кармил, да снесте благая его и плоды его: и внидосте, и осквернили есте землю мою и достояние мое поставили есте в мерзость» (Иер.2:7). А поелику из всех городов в земле Иудейской самым славным и знаменитым признается Иерусалим; то и называет его верхом Кармила, как превознесенный славою, как преизбыточествующий превосходством, и как более прочих видный по причине божественного храма и мужей, некогда бывших царями из колена Иудина. Есть у святых пророков обыкновение прикрывать свои слова неясностью из опасения необузданного гнева слушателей: ибо те, которые особенно наклонны были к дерзости, и делали упреки святым пророкам и говорили: «но нам глаголите и возвещайше нам иное прельщение» (Ис.30:10), – не стерпели бы их прямых речей.

Ам.1:3–5. И рече Господь: за три нечестия Дамаска, и за четыре не отвращуся его, понеже растроша пилами железными имущыя во утробе сущих в Галааде: и послю огнь в дом Азаиль, и пояст основание сына Адерова. И сокрушу вереи Дамасковы, и потреблю живущыя с поля Онова, и посеку племя от мужей Харраних, и пленятся людие Сирстии нарочитии, глаголет Господь.

Божественный Моисей справедливо выражает удивление пред Богом благим и долготерпеливым, ибо когда Израиль в пустыне слил себе тельца и бессмысленно сказал: «сии бози твои Израилю, иже изведоша тя из земли Египетския» (Исх.32:4): то он несомненно нанес этим оскорбление Богу. Когда же Бог угрожал совершенно истребить их, то Моисей припадал к Создателю, усиленно просил и умолял Его простить вину согрешившим, и посвятил Ему благодарственную песнь, говоря: «Господь Бог щедр и милостив, долготерпелив, и многомилостив, и истинен: и правду храняй и творяй милость в тысящи, отъемляй беззакония, и неправды, и грехи: и повинного не очистит, наводяй грехи отцев на чада, и на чада чад, до третиего и четвертого рода» (Исх.34:6,7). Иудейский народ неправильно понимал это; ибо он думал, что Бог так жесток и неумолим и так долго питает гнев, что вины отцов возлагает на чада чад. Так, провозглашая это самое, они говорили: «отцы ядоша терпкое, а зубом чад их оскомины быша». Посему Бог пророку Иезекиилю говорит: «сыне человечь, что вам притча сия на земли Израилеве, глаголющим: отцы идоша терпкое, а зубом чад их оскомины быша. Живу аз, глаголет Господь: аще будет еще глаголема притча сия во Израили. Яко вся душы моя суть, якоже дута отча, тако и душа сыновия: душа согрешающая, та умрет: сын не возмет неправды отца своего, ни отец неправды сына» (Иез.18:1–4,20). Да и как бы Владыка всяческих был долготерпеливым и многомилостивым, если бы он не прощал грехов и не очищал виновного, но простирал негодование свое на третий и четвертый род? Итак какой же тут смысл? Он, как я сказал, долготерпелив и безгранично благ и не тотчас подвергает наказанию согрешивших: но откладывает и до второго рода, дабы возможное появление в нем раскаяния пресекло бы Его гнев. Но если этого не случится и происшедшие от первого третье и четвертое поколения будут преданы таким же или даже еще худшим порокам и окажутся подражателями нечестия предков: тогда-то, и только тогда, он наконец наводит наказание, оказав роду уже – достаточно долготерпения за прошедшие проступки, то есть налагает грехи отцов на третий и четвертый род. Итак, говорит, весьма часто оказывая долготерпение Дамаску, не имею ли наконец полного права придти в негодование за три и четыре греха? Ибо что они совершили? Хотя много и других беззаконий, но подвергнутся наказанию собственно за свою великую жестокость: не отвращуся от них, понеже растроша пилами железными имущыя во утробе сущих в Галааде. Галаад есть маленький город Иудеи, лежащий на границе Палестины. На него-то Сирияне напали и разрушили до основания, рассекая железными пилами имеющих во чреве и вместе с детьми убивая недоношенные зародыши женщин. Железными же пилами называет колеса колесниц, которыми обыкновенно Сирийцы укатывали ток гумна. Посему Бог и устами Исаии негде говорит синогоге иудейской: «и сотворих тя яко колеса колесничная новая стирающая аки пила» (Ис.41:15). Почти тоже самое он говорит и Дамаску: сотру тебя подобно тому, как ты стер и сокрушил жителей Галаада, так что не пощадил даже тех, которые находились еще во чреве и которым от всех оказывается и подобает милосердие. А что некоторые из жителей Дамаска, жестоко и злобно обращались с Израильтянами, в этом ты без труда убедишься, выслушавши слово Пророка Елисея. Он пришел в Дамаск. Когда же встретился с Азаилом, во время еще болезни сына Адерова: то "плакася", говорит Писание, «человек Божий. И рече Азаил: что яко господин мои плачет? И рече: вем, елика сотвориши сыном Израилевым зла: крепости их сожжеши огнем, и избранные их избиеши мечем, и младенцы их разбиеши и во чреве имеющыя их расторгнеши» (4Цар.8:11,12). поелику же Дамаск так поступил не только с Галаадом, но и со всею страною Иудейскою; то угрожает сожечь дом Азаила и Адера и сокрушит вереи Дамасковы. Это и было приведено в исполнение чрез Озию и Иеровоама постепенно и в разные времена; ибо и они взяли Сирию и одержали сильную победу: а по прошествии некоторого времени – и чрез царя Ассирийского. Потом говорит: и потреблю живущыя с поля Онова. Оном пророки называют Вефиль, в котором проклятый Иеровоам поставил золотую телицу, но вследствие этого они (пророки) обыкновенно так называли и всю страну, преданную идолопоклонству. Посему, говорит, живущих в земле и на поле Он или суетных (ματάιων), то есть идолов (так толковали это слово все другие), уничтожу и истреблю, а также посеку и племя от мужей Харраних. Харран есть городок, лежащий почти у Дамаска и имеющий весьма воинственных жителей. И пленятся, говорит, людие Сирстии нарочитии, называя нарочитыми (ἐπίκλητον) или весьма славных или же наемных и собранных к ним на помощь; ибо делая военные нападения на страны иудейские, они нанимали соседних иноплеменников. По сему нарочитый может означать: отвне призванный, чужеземец. Надобно заметить, что в издании еврейском вместо: людие Сирстии читается: людие Киренстии; ибо Сирийцы были поселенцами Киренейцев. Вспомним, что (как опять написано в четвертой книге Царств) во Иерусалиме царствовал Ахаз. Факей же (царь израильский) и Раассон, цари Сирии и Дамаска, пошли на Иерусалим, опустошая подвластные им города иудейские. поелику же Ахаз, царь иудейский, находился в величайшем страхе; то он нанял за деньги Феглафаласара Ассирианина, и послуша его, говорится, «Царь Ассирийский, и взыде в Дамаск, и взя его, и пресели его, и Раассона уби» (4Цар.16:9).

Ам.1:6–8. Сия глаголет Господь; за три нечестия Газы, и за четыре не отвращуся их, за еже пленити им пленение Соломоне, еже заключити во Идумею: и послю огнь на забрала Газы, и пояст основание ее: и потреблю живущыя из Азота, и извержется племя из Аскалона, и наведу руку мою на Аккарона, и погибнут остаточнии иноплеменников, глаголет Господь.

Прежде всего считаю необходимым сказать о том, что ни еврейский текст2, ни другие, не упоминают о Соломоне, но Евреи читают: ради пленения их пленом. Прочие же вместо слова: Соломон прибавляют: устроенный – ἀπηρτισμέρην или совершенный – τελέιαν (плен)3. Мы же должны будем следовать чтению Семидесяти. Итак обвиняется Газа (а она есть город Филистимлян или нынешняя Палестина) в том, что она пленила пленение Соломоне, еже заключити во Идумею. Можем понимать это так, как понимали и другие толкователи, а именно: они совершали не обыкновенное какое-либо опустошение Иудеи, но, захватывая довольно пленников, предавали их в руки Идумеев. Идумеи были потомки Исава, всегда враждебно расположенные к Израильтянам: им содействуя и вместе с ними воюя, Газяне, и Азотяне и жители Аскалона, или так называемого Аккарона и некоторые другие иноплеменники сильно помогали им овладевать городами Иудеи. Если же по переводу Семидесяти мы читаем, что они пленили пленение Соломоне; то необходимо разуметь тут следующее. Соломон был самым сильным и могущественным царем и господствовал над соседними народами, так что у них построил многие города и поселил в них Израильтян, потому что Хирам позволял ему это. Во второй книге Паралипоменон написано так: «и бысть по двадесяти летех, в нихже созда Соломон дом Господень, и дом свой, и грады яже даде Хирам Соломону, созда оны Соломон, и всели ту сыны Израилевы. И прииде Соломон во Емаф-Сува, и одержа его: и созда Федмор в пустыне и вся грады крепкие, яже созда во Емафе», и немного далее: «и елика восхоте Соломон по желанию создати во Иерусалиме, и в Ливане, и во всем царстве своем. Весь народ оставшийся от Хеттеа, и Аммореа, и Ферезеа, и Евеа, и Иевусеа, иже не бяху от племене Израилева, но беша от сынов их оставшихся по них на земли, ихже не избиша сынове Израилевы, подведе их Соломон в дань даже до дне сего» (2Пар.8:1–8). Итак соединившись с Идумеянами, жители Газы и Азота и другие разрушили эти города, названные Соломоновыми, так что они уже не принадлежали к царству Иудейскому, а отданы были как бы нечестивым вождям Моавитян. По сему и говорит, что Газа вместе с другими городами будет истреблена огнем и погибнут Азотяне и племя Аскалона, и Аккарон будет находиться под властию поражающего. А вместе с ними, конечно, погибнут и остальные соплеменники их: ибо некоторые из соседних варваров, вероятно, получали плату (от них) и были призываемы (ими) на помощь. Итак оказывается в конце концов тяжким и исполненным всякой опасности делом вступать в союз с нечестивыми и вместе с ними вооружаться против возлюбленных Богом и преследовать святых. И хотя мы иногда терпим за свои грехопадения и бываем вразумляемы Богом, но Он не отвергнет совсем тех, коих соделал присными Себе, – а вразумив благополезно, подвергнет погибели сосуды гнева, то есть, тех, которые воспламенялись против них необузданною яростию, совершенно согласно с тем, что прекрасно сказано было Вавилону о сынах Израиля: «аз вдах я в руку твою, ты же не дала им милости» (Ис.47:6); ибо весьма неприятна Богу и возбуждает Его негодование жестокость тех, которым поручено исполнение этого.

Ам.1:9,10. Сия глаголет Господь: за три нечестия Тирова, и за четыре не отвращуся его, понеже заключиша пленники Соломони во Идумею, и не помянуша завета братня: и послю огнь на забрала Тирова и пояст основания его.

Точно также и Тиряне вместе с жителями Дамаска и Азота и Аскалона и Аккарона, чрезмерностию беззаконий своих превысившие и как бы препобедившие приличествующее Богу долготерпение, но смыслу пророчества подвергнутся наказаниям и понесут самое тяжкое из всех возмездие. Преступление же их состояло в том, что они заключили пленение Соломона в Идумею, не вспомнив завета братьев. Что это были за пленники Соломоновы, слово достаточно разъяснило нам это. Теперь необходимо сказать о том, каким образом пленники были заключены Тирянами в Идумею. Порабощая неисчислимое множество жителей Иудеи и Иерусалима, они продавали их Идумеянам. А они (Идумеяне) своих братьев по крови и искони свободных (Иудеев) обращали в состояние военнопленных, угнетали горьким игом рабства и принуждали их жить по законам Еллинов; жалкие – они едва не поносили славу Бога, как будто Он не сохранил им свободу от отцев и не имел сил даровать им благосостояние и благоденствие. поелику, сильно обвиняя заключивших в Идумею пленников Соломоновых, Бог всяческих устами другого пророка говорит: «и что вы, мне Тире и Сидоне: и вся Галилеа иноплеменников? еда воздаяние вы воздаете мне? или памятозлобствуете вы на мя? Остро и быстро воздам воздаяние ваше на главы ваша. Понеже сребро мое и злато мое взясте, и избранные моя и добрая внесосте в требища ваша: и сыны Иудины, и сыны Иерусалимли продасте сыном Еллинским, яко да ижденете я от предел их» (Иоил. 3:4–6). Пределом же, как бы чувственным, Израильтян была Иудея, а духовным – закон, вне которых (пределов) они находились, недостойно продаваемые сынам Еллинов. Тиряне поступали так, не помня завета братнего. Это мы можем понимать трояким способом.

Кто эти братьи и какой завет, – об этом мы скажем, руководствуясь в уразумении этого Священным Писанием. Хирам, некогда царствовавший у Тирян, был весьма дружественно расположен к божественному Давиду. Потом после него (Давида) был благорасположен к Соломону, так что заключил с ним союз дружбы, помогал ему во всем и во время построения божественного храма оказывал ему необходимое внимание (3Цар.5:9,11–14), посылал ему весьма большие подарки, хотя и сам получал от него еще большие и богатейшие. Итак, или говорит о том, что Тиряне воевали против Израильтян, забыв о завете как бы братьев по любви и соединенных (взаимным) благорасположением и нежностию до такой степени, что казалось они были единокровными: или же (говорит) о том, что происходившие от Исава Идумеи хотя и были братьями Израильтянам, но воевали против них, презирая завет братний. Исав питал враждебные и неприязненные чувства к Иакову, оскорбленный некогда из-за первородства. Но когда Иаков удалился из жилища Лавана и захотел возвратиться опять домой вместе с женами и детьми; то Исав встретился с ним, как брат; ибо они обнимали и целовали друг друга и вели дружелюбные речи между собою и, отвергая прежнюю вражду, заключили завет согласия и мира. Так было между ними. Но Тиряне, забыв о завете братьев, ссорили родственные племена и располагали их иметь рабами единокровных и братьев, своим содействием делая Идумеев несравненно более сильными тех, которые некогда владычествовали. Или же можно разуметь это в отношении к самым Моавитянам, которые происходили от Лота, потому что Тиряне нарушали завет братьев, очевидно завет между Авраамом и Лотом: когда пастухи обоих ссорились между собою; тогда "рече", говорит божественное писание, «Авраам Лоту: да не будет распря между мною и тобою, и между пастухи моими, и между пастухи твоими, яко человецы братия мы есмы» (Быт.13:8). Посему-то справедливо, говорит, он (Тир) будет предан огню и разрушен до самых, оснований, ибо выражение: «да не будеши со многими на злобу» (Исх.23:2) всегда употребляется в отношении к нечестивым.

Ам.1:11. Сия глаголет Господь: за три нечестия Идумейска и за четыри не отвращуся их, понеже прогнаша брата своего мечем.

Речь обращается к самой Идумее, очевидно, к потомкам Исава. Весьма хорошо говорит, что и они подвергнутся последствиям гнева (божественного); ибо враждовали против брата – Израиля, и на ближних и единокровных своих не убоялись нагло и жестоко поднимать меч, не думая о законе естества, не помышляя о человеколюбии; но в ненависти к братьям навыкнув превосходить посторонних и самых враждебных людей, и быть может даже поставляя себе это в большое достоинство.

Посему и от нас пусть услышит: «что хвалишися во злобе, сильне?» (Пс.51:3). И о них весьма уместно можно сказать: их «слава в студе их» (Фил.3:19); ибо считающие самым лучшим то, от чего следовало удаляться как можно больше, опять услышат: «горе глаголющим лукавое доброе» и проч. (Ис.5:20).

Ам.1:11. И растли ложесна4 на земли.

Благополезно перечисляет преступления Идумеев5 и относит их к самому Исаву, объявляя их людьми низкого происхождения и происшедшими от нечестивого отца для того может быть, чтоб мы имели в виду косвенно указанное устами Исаии: «из семени бо змиина изыдут исчадия аспидов» (Ис.14:29). Итак повествует, что и праотец их Исав благами, доставшимися ему от утробы матерней и от самого рождения пренебрег и поверг на землю достоинство первородства, ради чувственного удовольствия ни во что поставив упомянутое достоинство; ибо он желал кушанья из чечевицы и, получив его, отдавал (за него) дар природы. "Сего ради", говорит, «прозвася имя ему Едом» (Быт. 25:30). Отсюда, думаю, и происшедшие потом от него названы Идумеями. Итак выражение: достоинство, полученное от рождения и утробы матерней, растли, сказано, на земли вместо: «променял на земной предмет».

В подобных преступлениях повинны бывают и те, которые наслаждение земными предметами ставят выше наслаждения духовными, предпочитают временное вечному, непрочное прочному и пренебрегают славою, яже от Бога, безрассудно предпочитая ей славу у людей, которая подобно тени исчезает у имеющих ее. Посему и божественный Павел весьма благопотребно говорит: «да не кто блудодей, или сквернитель, якоже Исав, иже за ядь едину отдал есть первородство свое» (Евр.12:16).

Ам.1:11. И восхити во свидение грозу свою.

Воспоминает еще о другом поступке, упрекая Идумеянина в том, что он всегда был зол и лукав и чрезвычайно враждебно и ненавистно относился к единокровным. Так в книге Числ написано: «и посла Моисей послы от Кадиса к царю Едомскому, глаголя: тако глаголет брат твой Израиль: ты веси вес труд обретший нас. И снидоша отцы наши во Египет, и жихом во Египте дни многи, и озлобиша нас Египтяне отцев наших: и возопихом ко Господу, и изведе ны из Египта: и ныне да прейдем сквозе землю твою: не пройдем сквозе села, ни сквозе винограды, ни пием воды в потоцех твоих. И рече к нам Едом: не пройдеши сквозе мене: – аще же ни, ратию изыду противу тебе. И изыде противу им Едом с народом тяжким. И уклонися Израиль от него» (Числ.20:14–21). Заметь опять и в этих словах, сколь ужасен и невыразим порок бесчеловечия (Едома). Ведь Израиль не бесплатно просил воды у Едома, а тот взялся за оружие и выступил против него и злобно воспрепятствовал ему даже только и пройти (сквозь свою землю) и оказался до такой степени суровым, что если бы Израиль не уклонился от него, то он не пощадил бы своих единокровных. Итак восхити во свидение грозу свою: опасаясь возбудить войну, одни умоляли и уклонялись в сторону, чтоб не показалось, что они пренебрегают любовию к братьям: другой же такую уступчивость и боязливость, которую обозначает названием грозы, обращает в повод к обнаружению своей жестокости к ним: ибо он прямо высказал угрозу, что если Израильтяне не захотят удалиться от пределов его владений, он выступит против них с оружием. Итак Едом оказался чуждым взаимной любви и крайне виновным в братоненавидении и потому справедливо ненавистным Богу, ибо «Бог есть любы», по слову Иоанна, «и пребываяй в любви в Бозе пребывает» (1Ин.4:8,16). Итак, кто хочет проводить жизнь без любви, тот не уверовал в Бога, но будет находиться вне общения с Богом.

Ам.1:11. И устремление свое снабде на победу..

Вот третий грех потомков Исава, ибо устремление свое, очевидно ко вражде и нечестию, они навсегда снабдели (сохранили) в себе на победу . Они никогда не прекращали своих нечестивых замыслов, хотя сам Исав уже оставил свое прежнее нечестие и не желал уже смерти Иакова, напротив переменил (свою ненависть к нему) в кротость и взаимную любовь, ибо когда Иаков возвращался из дома Лаванова, тогда он обнимал его со слезами, а слезы обыкновенно текут из глаз при весьма большой радости. Но потомки его оказались очень жестокими и в суровости нрава и самой злобе превзошли своего предка. Однакож не подлежит сомнению то, что непременно пути памятозлобных людей приводят к смерти; посему говорит:

Ам.1:12. И послю огнь в Феман, и пояст основания оград его.

Это – столица Идумеи; когда враги взяли ее, она была сожжена и вместе с другими городами погиб и Феман. Итак погибнут в огне и пламени те, которые ненавидят братьев и восстают против единокровных или против тех, которые вследствие духовного родства находятся в единении и единодушии, а таковых чужда слава любви.

Ам.1:13–15. Сия глаголет Господь: за три нечестия сынов Аммоних, и за четыри не отвращуся их, понеже распоряху имущыя во утробе Галаадитов, яко да расширят предели своя: и разжегу огнь на забрала Раввафы, и пояст основания ее с воплем в день рати, и потрясется в день окончания своего: и пойдет царь6 ея в плен, жерцы их и князи их вкупе, глаголет Господь.

Жестокость Аммонитян изображается такою же, как и жестокость жителей Дамаска, ибо и они убивали имеющих во чреве Галаадских женщин, не для того, чтоб помочь другим, и не для того, чтобы удовлетворить мести чужеземцев, но для своей собственной пользы, чтоб расширить свою страну и как можно больше распространить пределы своего царства, после того, как опустошена была вся Иудея и совсем разбиты были Израильтяне, так что Бог как будто оказался бессильным и немогущим, не смотря на свое обещание, спасти их и сделать их неодолимыми для их врагов. Итак, и эти, овладевая городами, осмеливались смеяться над Покровителем их Богом и воздавали благодарность и победные песни своим лжеименным богам. Посему-то и говорит, что предана будет огню Раввафа; а она есть главный город аммонитской страны. Погибнет же она с воплем, то есть когда Вавилоняне, как бывает на войне, будут издавать радостные крики во время победы над нею; ибо они овладели ею, когда Навуходоносор со всем войском напал на Аммонитян. И пойдут, говорит, в плен подданные вместе с царями и получившие право священнодействовать вместе с своими богами, не получая от них ни малейшей помощи; ибо что может сделать и какую кому может принести пользу глухой идол.

И начальники ересей уподобляются рассекающим имеющих во чреве, чтоб расширить пределы своих владений; ибо для того, чтоб явиться вождями многих, они совершают насилие над несчастными душами и при помощи обмана слов стараются вызвать у них как бы некоторую преждевременную и незрелую веру, проповедуя им превратное и изрыгая то, что исходит из их собственного сердца, а не из уст Господних; ибо «никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым», но и никто не может сказать анафема на Иисуса, как только Веельзевулом (1Кор.12:3).

Глава II

Ам.2:1–3. Сия глаголет Господь: за три нечестия Моавля, и за четыри не отвращуся его; понеже сожгоша кости царя Идумейска в пепел: и послю огнь на Моава, и пояст основания градов его, и умрет с бессилием Моав, с воплем и гласом трубным. И потреблю судию из него, и вся князи его избию с ним, глаголет Господь.

И Моавитяне совершили не малое преступление, так что и они превысили меру свойственной Богу всяческих кротости и долготерпения. Виною их служит грех до смерти: сожгли, говорит, они кости царя Идумейского и сожгли так, что они обратились наконец в прах и пепел. В чем же состояло их преступление. В ненависти и бесчеловечии и необузданной жестокости к Израильтянам. Но может быть кто-нибудь скажет, что они сожгли кости упомянутого царя не ради кого либо другого, как только ради израильтян. Расскажу кратко известную историю. В четвертой книге Царств, написано, что после смерти Ахаава, Моав нарушил союз с царем Израильским. Тогда Иорам из Самарии послал письмо к Иосафату, царю Иудину, такого содержания: «царь Моавл отвержеся мене: идеши ли со мною на брань на Моава? и рече: взыду. И иде царь Израилев, и царь Иудин, и царь Едомль» (4Цар.3:7,9). Смотри, как вместе с этими царями вооружался и царь Едомский, то есть, Идумейский. поелику же они терпели недостаток в воде, то призвали к себе Елисея и умоляли его даровать им от Господа то, что они искали. И когда совершилось это, то Моавитяне были побеждены, как написано далее об этом. Итак Моавитяне гневались на то, что Израильтяне когда-то победили их, при помощи и содействии им царя Идумейского. Но поелику не могли уже досадить умершим; то иным способом надругались над останками, предав их огню и даже не щадя костей, как бы присоединяя к погубленным ими Израильтянам и бывшего некогда их помощника. Итак, говорит, сожжены будут города их и они погибнут с бессилием, не болезнию изнуренные, не обычными немощами истощенные, но с воплем и гласом трубным, то есть, как на войне и в битве. Угрожает также, что вместе с подчиненными погибнут и судьи и князья; ибо они были виновниками их замысла и предприятий и руководителями других во всяком нечестии.

Ам.2:4–5. Сия глаголет Господь: за три нечестия сынов Иудиных, и за четыри не отвращуся их, понеже отринуша закон Господень, и повелений его не сохраниша, и прельстиша их суетная их, яже сотвориша, имже последоваша отцы их вслед их. И послю огнь на Иуду, и пояст основания Иерусалимля.

К народам, не имевшим закона, присоединяется и Иуда, руководствуемый законом, ибо Судия нелицеприятен. Но показывает, что он снисходил и долго терпел к согрешающему и только уже третьим и четвертым грехом его был подвигнут (к наказанию). Хотя по справедливости и надлежало другим народам, как не имевшим божественного закона, уделять милосердие в большей мере и оказывать более продолжительное снисхождение, напротив за нерадение Израиля следовало тотчас же подвергать наказанию; потому что он воспитан был в божественных заповедях и знал стезю, ведущую к пользе; но Господь оказывал (ровное) снисхождение как знающим закон, так и незнающим. Когда же наконец Он увидел, что они дошли до крайней степени нечестия и неразумия помыслов; тогда возвещает, что пошлет огонь и на самый Иерусалим и истребит до самых оснований столь славный и знаменитый город. Преступления же Израильтян многочисленны; в особенности же Бог обвиняет их в том, что они последовали заблуждениям отцов. Уже и тогда, когда находились под игом Египтян и воспитывались в их нравах и законах, они воздавали божеское поклонение тельцу. Но освободившись от этого весьма тягостного рабства и многообразно руководствуемые божественными заповедями к ясному познанию угодного Богу, они обращались назад и вовлекаемы были в заблуждение отцов, хотя может быть и боялись как чего-то постыдного подвергнуться таким же бедствиям, ибо и сами они покланялись золотым телицам. Причиной же такого их нечестия было то, что они отринуша закон Господа и повелений Его не хотели сохранять.

Итак пока мы будем соблюдать закон и любить Бога и стараться сохранять Его повеления, – мы окажемся мудрыми и предусмотрительными и опытными во всякой добродетели и богатыми многим сему подобным. Но как скоро предаемся небрежности и пренебрегаем божественными законами, то увлекаемся всяким ветром (учения) (Еф.4:14), лишаемся разума и прекрасных стремлений, и будем «части лисовом» (Пс.62:11), потому что нечистые духи увлекают нас туда и сюда. Посему справедливо и премудро божественный Давид о всяком праведнике воспевает: «закон Бога его в сердце его, и не запнутся стопы его» (Пс.36:31).

Ам.2:6–7. Сия глаголет Господь: за три нечестия Израиля, и за четыри не отвращуся его, понеже продаша праведного на сребре и убогого на сапозех, ходящих7 на прасе земнем.

Не оставляет безнаказанным, а напротив подвергает суду и Израиля, то есть колена, живущие в Самарии. А что они, необузданно согрешая, как бы истощили милосердие Божие, оказываемое немощным, на это может указывать отвращение за три и за четыре греха, каковое испытывающим необходимо подвергаться ужасным страданиям и находиться во всяких бедах. Посему Давид, опасаясь этого и зная причину погибели, умолял Господа, говоря: «не отврати лица твоего от мене, и не уклонися гневом от раба твоего» (Пс.26:9): ибо гнев всегда следует и как бы сопутствует отвращению. А в чем состояли преступления Израиля, – это ясно показывает; ибо продаша праведного на сребре, и убогого на сапозех; то есть они не терпели, чтоб им говорили правду и справедливость и над каждым совершали соответствующий закону суд. Но если случалось, что людьми сильными привлекался к суду муж праведный, целомудренный и честный и непритязательный и отвращающийся тщеславия (а под таким праведником можно разуметь и бедного или нищего духом); то его продавали врагам, хотя закон ясно говорит: не будь лицеприятен на суде (Втор.1:17,16:19), и опять: «неповинна и праведна да не убиеши» (Исх.23:7). Кому вверена обязанность производить суд, тот непременно заступает место Бога, Которому только и принадлежит право суда; ибо «един есть законоположник и судия» (Иак.4:12), по слову Святого. Поэтому кто производит неправый суд над праведником и оказывает лицеприятие, тот унизит божественное достоинство и оскорбит Бога, Который говорит: «суд праведен судите, и милость и щедроты творите кийждо к брату своему» (Зах.7:9). Итак обвиняет их в том, что они продавали праведника и бедняка врагам и обыкновенно делали это ради ничтожных и самых незначительных прибытков, коих Получившим их едва было достаточно на приобретение только сандалий. Между тем им следовало больше всего заботиться о соблюдении справедливости и угождении Богу и услаждаться почестями, получаемыми от Него и обладать богатством, состоящим в доброй славе: ибо "лучше", говорит, «имя доброе, неже богатство много» (Прит.22:1). Надобно знать, что и устами Исаии Он говорит тоже к матери Иудеев, то есть Иерусалиму: «князи твои сирым не судят и суду вдовиц не внимают» (Ис.1:23), а также чрез Михея: «старейшины его на дарех суждаху» (Мих.3:11). Итак всегда достойно проклятия, если суд производится не с соблюдением справедливости и беспристрастия, по как бы с ненавистью и с нарушением правды.

Ам.2:7. И бияху пястию во главы убогих.

Упрекает их и прямо обвиняет в том, что по властолюбию и корыстолюбию они были нечестивы и не милосерды и обыкновенно несправедливы в отношении к тем, о которых напротив достойно было иметь попечение, которых следовало почитать и у которых подобало приобретать расположение оказываемою по любви помощию, терзая несносными и горькими скорбями обремененных бедностью. Но то, что делается им, Господь наш относить к своему собственному лицу. Посему безмерно оскорбляем самого Бога, притесняя слабого и бия смиренного пястьми, как написано, причиняя скорби угнетенным бедностью, тогда как напротив следовало простирать им руку взаимной любви; ибо "нищета", говорит, «мужа смиряет: руце же мужественных обогащаются» (Прит.10:4). Негде и ученик Христов пишет: «вера чиста и не скверна пред Богом и Отцем сия есть, еже посещати сирых и вдовиц в скорбех их, и нескверна себе блюсти от мира» (Иак.1:27).

Ам.2:7. И путь смиренных совращаху.

Можешь понимать это двояко. Или здесь он говорит о том, что они были чрезвычайно надменны и дошли до такой степени богоненавистной гордости, что презирают и братьев, если они не окружены богатством и не обладают блестящей обстановкой, и гнушаются как бы ходить по одному пути с теми, которые не очень упражняли страсть любостяжания и которые смиренны и удаляют от себя суетное волнение жизни. Или же говорит о том, что будучи наставниками и вождями народа, они увлекали с прямого пути более слабых людей или смиренных, то есть тех, которые сами по себе не могли иметь точного познания о полезном, напротив усердно следовали словам своих наставников. А таких людей весьма много: ибо такие живут беззаботно и в простоте и привязаны бывают к словам и наставлениям своих учителей, и какой путь научились считать хорошим, к тому и питают сильную привязанность. Итак мудрые и боголюбивые из призванных к учительству указывают прямой путь, идущие которым проводят угодную Богу жизнь. А те, которые своими помышлениями далеки от божественного закона, совращают путь смиренных, отторгая их от справедливого и истинно делающего (так поступил Иеровоам, склонивший Израильтян поклоняться рукотворенным телицам) и удаляя от пути к правде и добру, говорю, от преданности истинному Богу.

Совращают пути смиренных и те, которые не отвращаются (не остерегаются) человеку с детским умом говорить: иди с нами, прими участие в крови неправедной. Совращают путь смиренных и те, которые своевольно извращают правильность церковных догматов и ум более простодушных людей увлекают на ложную и превратную стезю; ибо у них нет ничего правильного, напротив только превратные и безобразные выражения и сочетания слов, исполненные и нечестия и невежества.

Ам.2:7. И сын и отец его влазяста ко единой рабыне, яко да осквернавят имя Бога своего.

Опять обвиняет их в необузданном и достойном порицания сладострастии, и на одном этом грехе показал, что они презрели всякое благочиние. Хотя они и должны бы были мужественно бороться со страстями и преодолевать постыдное и нечистое сладострастие, сами обладая уменьем пресекать похоти и запрещать плотские пожелания и других склоняя обуздывать свирепствующий в наших членах закон: но они пренебрегали славною добродетелию и уступали своим плотским страстям. Потом не служит ли некоторым признаком мудрости – даже и в постыдных делах предпочитать более лучшее? Самым, гнусным грехом надо признать то, когда сын входит на ложе отца и отец чувствует беззаконное стремление к ложу своего сына и решается на самом деле совершить эту гнусность, что и без закона, данного Моисеем, сама природа признает постыдным и осуждает как достойное негодования. Посему Рувим, осквернивший отцовское ложе, совершил великое преступление. И Павел сильно негодовал на подобное же преступление, совершенное у Коринфян. Он пишет им: «отнюд слышится в вас блужение, и таково блужение, яко некоему имети жену отчую» (1Кор.5:1). Однако на этом не останавливается его негодование, но совершившего такое преступление предал сатане «во измождение плоти» (1Кор.5:5). Итак виновные в таких страстях позорят имя Бога своего. Мы утверждаем даже, что скверну и нечистоту они усвояли божественной природе. Как это и почему? Они (своим поведением) делают то, что злословится Бог всяческих, как владыка нечистых людей. Посему негде и сказал Иудеям: «вас ради имя Мое хулится во языцех» (Ис.52:5); ибо как о живущих праведно говорится, что они святят Бога; так можно думать, что преданные нечистой и бесславной жизни хулят Его (Мф.6:9; 1Пет.3:15).

Ам.2:8. И ризы своя связующе ужами, завесы творяху держащияся требища, и вино от оболганий пияху в дому Бога своего.

Господь наш Иисус Христос, научая, что божественные храмы должны быть созидаемы не для иного чего, как для славословия в них Бога всяческих и для совершения подобающего Ему поклонения, некогда упрекал Иудейских торгашей, вводивших в храм животных, говоря: «написано: храм мой храм молитвы наречется» (Мф.21:13); намекал же он на Священное Писание, как вспомнили ученики: потому что было написано: «ревность дому Твоего снеде мя» (Пс.68:10). И Павел упрекал некоторых, приобретших дерзкую привычку совершать подобные же дела: "еда бо", говорит, «домов не имате, во еже ясти и пити? или о церкви Божией не радите?» (1Кор.11:22). Итак всегда оказывается вредным – зданиями, посвященными Богу, дерзко злоупотреблять, как бы обыкновенными и принадлежащими каждому частному лицу домами (ибо где же тогда можно будет совершить подобающее Богу поклонение, если пред очами Его будем служить плотским наслаждениям?), – и в тех местах, в которых мы должны были бы являться блистающими но причине святости, там весело устремляться к противозаконному. Поступающих таким образом не оставляет без обличения – и весьма справедливо: ибо они, говорит, не снимали покровов с жертвенника, но, укрываясь под ним, дерзали упиваться и совершать дела сладострастия, дабы они услышали и Бога ясно говорящего: «аз есмь послух, глаголет Господь» (Иер.29:23). А от какого из постыдных дел может удержаться человек пьяный и лишившийся ума и на какое из зол не удобопреклонен он? Ибо Бог всяческих видит и то, что совершается во тьме, по написанному (Пс.138) и для Него нет ничего сокровенного.

Несомненно, что бывающее особенно в церквах совершается нами как бы в присутствии и при непосредственном наблюдении самого Бога. И если быть совершенно пьяным есть дело самое постыдное и по закону достойное крайнего осуждения: то явиться в таком виде в самой церкви не есть ли дело, по своей непристойности превышающее всякое слово? А еще хуже того, если собирают для чувственных наслаждений добытое путем неправедно и лукаво пролитой крови. Поступающие таким образом услышат Бога, ясно говорящего: разве вертеп разбойников дом Мой? (Мф.21:13). Итак преступления других послужат к великой пользе нашей, и чем другие оскорбили Бога, то может сделать, нас лучшими, если только мы будем отвращаться от проступков тех людей. Ведь люди благоразумные по всей справедливости должны быть и более безопасными, если только пожелают проводить жизнь согласно с законом и не захотят соревновать лукавым.

Но если это говорится к Иуде, или к двум коленам, живущим во Иерусалиме; то справедлив смысл только что высказанного нами соображения. Если же упомянутый грех принадлежал Израилю: то скажу, что не в доме Бога истинного и не для божественного жертвенника делались шатры из занавесей, или совершалось пьянство, но в доме их Бога, будет ли то Ваал, или другой какой либо из сделанных изобретательностью человеческой в виде идола. Но и в таком случае, разве не будет вменено в вину Израилю то, что он в доме идолов и быть может у самого жертвенника Ваала упивался вином и устроил палатки – потому что они уважали это и храмы предполагаемых богов своих превращали в места для пьянства и всяких чувственных наслаждений; между тем как следовало стремиться к чистому и непорочному служению Богу и входить в истинно святой дом и относится к жертвеннику с благоговением. Но они и к столь священным и достойным почтения предметам, старались относиться с пренебрежением, а к самому постыдному – с почтением и над самыми своими богами дерзали издеваться, всегда попирая божественное достоинство и нагло унижая подобающую единому истинному Богу славу, когда и лжеименным богам воздавая ее, не придавали никакого значения.

Ам.2:9. Аз же отвергох Аморреа от лица их, его же бе высота якоже высота кедрова, и крепок бяше якоже дуб, и изсуших плод его с верха, и корения его из низу.

Видишь, какими нечестивыми наглецами и презрителями потом изображает их. Кому следовало воспевать благодарственной песни и оказывать послушание во всем, Того они осмеливались оскорблять весьма неразумно и бессмысленно, вследствие величайшей грубости своих нравов, и дошли даже до забвения полученных от Него благодеяний. Аз, говорит, отвергох Аммореа от лица их, то есть Я истребил варварские племена, обозначаемые, как кажется, в лице одного Аморрея, как жестокого и более сильного. Я дал возможность победить столь необыкновенно сильного и несокрушимого, что казалось он достигал высоты кедра и по силе уподоблялся весьма крепкому дубу. Не кто-либо другой, а я один, говорит, обессилил его и поразил в корне и как бы иссушил плод его; ибо когда он говорит о деревьях, то очевидно речь Его имеет метафорический характер. Говорит, что он потерпел поражение в корне и потому погиб и плод: ибо и в лесу дерево умирает не иначе, как таким же образом. А что Аморреи и Евеи и Гергесеи и Ферезеи и Иевусеи были истреблены, когда воевали против них Израильтяне, очевидно при содействии Бога, – в этом никто не усомнится.

Итак страшно – презирать Христа, давшего нам власть попирать змиев, ниспровергающего врагов, и покоряющего сильнейших: «яко несть наша брань к крови и плоти, но к духовом злобы» (Еф.6:12), и всем этим мы обладаем во Христе. И если мы, впадая в небрежность, будем оскорблять своего Спасителя и Избавителя: то мы не найдем средства и способа – избавиться от сильного наказания и огня.

Ам.2:10. Аз же изведох вы из земли Египетския и обводих вы в пустыни четыредесять лет, еже прияти в наследие землю Аморрейску.

Ясно истолковывает то, что сказал, и как бы возвращаясь назад пророческое слово вкратце указывает на совершившиеся события от начала до конца. Я, говорит, избавил вас от рабства и освободил от лихоимства Египтян. Я питал их в пустыне, ниспосылая им с неба манну, открывая источники вод, как прилично Богу, и даруя истоки неожиданных вод из утесистой скалы. И труд путешествия был у них не из-за чего либо маловажного, но чтобы унаследовали они землю Аморреев, обетованную их отцам. Но они дошли до такого неразумия, что по-видимому не познали даже Моей любви к ним, или человеколюбия. И нам, по вере сущим во Христе, необходимо помнить, что и мы освобождены от рабства и как бы из Египта вышли в пустыню, то есть, в самую чистую и истинно широкую и чуждую зла, говорю, евангельскую жизнь. Мы получили хлеб с небеси, дающий жизнь миру (Ин.6:33). Мы укрепляемся во Христе и имеем источники чистых вод – писания святых Апостолов. Так называл их Исаия, говоря: «почерпите воду с веселием от источник спасения» (Ис.12:3); потому что они поистине суть источники спасения, сообщающие нам спасительное и животворящее слово и благовествующие тайну Христа и тайноводствующие вселенную.

Ам.2:11–12. И поях от синов ваших во пророки, и от юнот ваших во освящение: еда несть сих, сынове Израилевы? глаголет Господь: и напаясте освященныя вином, и пророком заповедасте, глаголюще: не прорицайте.

Сильным основанием к порицанию и обвинению во всяком зле служит неблагодарность к Богу, подающему нам все, необходимое для славы и для поддержания жизни. Ибо из многочисленных, существующих во вселенной народов, Он только Израиля делал избранником своим и призывал и ставил его на такую степень славы, что некоторых любящих святую и вполне согласную с законом жизнь украшал достоинством пророчества и юношей, то есть людей более возвышенных по душевному расположению и обладающих духовною крепостию, брал для освящения; ибо некоторые, так называемые Назореи, освящаемы были по закону, сохраняя волосы свои Богу и отказываясь от вкушения вина и делаемого из него уксуса и винограда и изюма и зерен виноградных, а в особенности удаляясь от мертвых тел. И закон о них имеет глубокий смысл. Но Бог, как я сказал, удостаивал некоторых из них возведения в звание пророческое и прообразовательно освящение. Они же, пренебрегши столь великим и достойным почтения преимуществом, поили вином освященных, то есть принявших на себя обет святости: склоняли их к пренебрежению освящением, утверждая, что совсем не существует закона Божия и людям бесполезно стремиться к святости и исполнять относящиеся к этому узаконения. Хотя закон и был в тенях, но он все-таки не был совершенно лишен в себе догматов истины: ибо в прообразах отражается образ благочестия. Запрещение же самим святым пророкам есть признак людей, отвергающих закон Божий и невыносящих его руководительства и не понимающих того, что они удостоены почести, если некоторые из них допущены даже как бы до собеседования с Богом. В средине же речи предлагает вопрос и говорит: еда несть сих, сынове Израилевы? глаголет Господь. Ужели, говорит, вы усмотрите ложь и в столь очевидных делах? И ужели Богу нужны будут свидетели для обличения вас, решившихся на столь явную клевету? Итак надобно стремиться к святости и непоколебимым умом прилепляться к Богу, недопуская мнений лукавых, ибо «тлят обычаи благи беседы злы» (1Кор.15:33) и речи людей преданных наслаждениям удаляют от святости и всего доброго. Мы же напротив будем преданы учению людей богоглаголивых, о которых и сам Спаситель засвидетельствовал, говоря: «не вы бо будете глаголющии: но Дух Отца вашего глаголяй в вас» (Мф.10:20).

Ам.2:13. Сего ради, се, аз повращу под вами, якоже вратится колесница полна тростия.

У древних народов обыкновенно перевозилось на колесницах все, что собираемо было с полей и наполняло гумно. Этот обычай сохраняется и до сих пор у народов, живущих на востоке и западе. Колеса вертятся около осей, между тем как деревянные части колесницы издают резкие и неприятные звуки и как бы кричат от наложенных на них тяжестей. Итак Я сам, говорит Владыка всяческих, буду как вращающее в колеснице, то есть, ось, (потому что Он Сам, как я сказал, будет вращать крепкие и хорошо прилаженные колеса), и возопию, как уже не могущий более выносить тяжести грехов людей нечестивых; ибо они отвергли закон Господа и не сохранили повелений Его, но ввели их в заблуждение суетная их, которые сделали отцы их, забыли Меня, выведшего их из Египта, отвергшего Аморреа от лица их, взявшего из сынов их в пророки и из юношей их во освящение. Я оказывал им честь, а они дошли до такого безумия, что «ризы своя связующе ужами, завесы творяху держащыяся требища и вино от оболгании пияху в дому Бога своего» и поили вином освященных, а пророкам приказывали и говорили: не пророчествуйте. Посему как бы обремененный такими вашими беззакониями, подобно оси в колеснице, наполненной соломой и снопами, буду издавать весьма громкий крик. Какой вред будет от этого или какие опять бедствия случатся с ними, тотчас объясняет в следующих словах.

Впрочем необходимо сказать и о том, как по истине опасно прогневлять Бога и доходить до такой, наконец, испорченности, что совершаемый нами грех становится невыносимым для Него, хотя он по природе Своей милостив и благ и кроток. Посему надобно опасаться, как бы не приобрести сильной наклонности прогневлять Его. А если бы и случилось согрешить в чем-либо по человеческой слабости, то не надобно быть медлительным на покаяние и допускать, чтоб грехопадения умножались, напротив вооружившись свойственною святым бдительностью надобно удерживаться от них и пораженную недугом душу стараться приводить в лучшее состояние; только в таком случае Он будет долготерпелив к нам и поелику Он благ, то и дарует нам милость.

Ам.2:14–16. И погибнет бегство от скоротекущего, и крепкие не удержит крепости своея, и храбрый не спасет души своея, и стреляяй из лука не постоит, и быстрый ногама своима не уцелеет, и конник не спасет души своея, и8 крепкий не обрящет сердца своего в силах, наг побегнет в той день, глаголет Господь.

Ничто, говорит, не спасет в день гнева прогневивших Его: ни быстрота ног не избавит от бед способного к самому скорому бегу, ни телесная крепость (не спасет) – сильного, ни военная опытность – сведущего в военном искусстве, ни лук – самого искусного и сим возбуждающего удивление стрелка. Бесполезными будут и быстрый бег коней и самое уменье управлять конями во время битвы: но каждый из сих ясно не обрящет сердца своего в силах, то есть, найдет его подавленным от ужаса и без сопротивления уступающим победу опустошителям: тогда страх нападет на Израильтян. Могущество Вавилонян так велико, что и невооруженный может преследовать, то есть, побеждать вооруженного. Каждый из Вавилонян, хотя бы даже совсем не имел он панциря, и оружия и доспехов, в состоянии преследовать находящихся во всеоружии. Итак, если Бог повергает в бессилие тех, кого хочет наказать; то ничто не может оказать им помощи. Тоже самое, думаю, сказано нам в других словах устами Псалмопевца: «не в силе констей восхощет» (Пс.146:10); и еще: «ложь конь во спасение» (Пс.32:17). Все это оказывается совершенно бесполезным, если Бог не помогает в сражении, ибо Он есть Господь сил, подающий крепость ослабевшим и лишающий силы огорчивших Его, а с ним «поженет един тысящи и два» двигнут назад "тмы" (Втор.32:30). Если же Бог не поможет, то и при сопротивлении двоих или троих может погибнуть великое и неисчислимое множество.

* * *

1

Слав. рукою.

2

Буквально: изданно – ἄκδοσις.

3

Первое чтение имеется у Акилы, также – ἀναπεπληρωμένην, второе – у Симмаха и Феодотиона. Еврейское ה ם ל ש переводит прилагательным или причастием, кроме вышеуказанных, также: Иероним, Сирский, халдейский. Но LХХ и Арабский переводит собственным: Соломон.

4

Греч. μἡτραν; Славянский: растлиша матерь, следуя чтению: μητέρα.

5

В тексте: των Ἰουδαιων.

6

Слав. пойдут царие ея.

7

Слав. ходящих.

8

Славян, и вариант LХХ: крепкий не обрящет сердца своего.


Комментарии для сайта Cackle