Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

архимандрит Леонид (Кавелин)

Период первый, от основания обители в 15 столетии до ее разорения в 1610 году

Житие Преподобного Тихона и благодатные знамения, явленные им страждущему человечеству

«В память вечную будет праведник»

(Псал. 3, стр. 6)

Память Преподобного Тихона, Калужского Чудотворца, как первоначальника Тихоновой пустыни и великого подвижника благочестия, прославившегося во всей стране той «жития светлостью и чудес дарованиями», издревле благоговейно празднуется в основанной им обители (где и почивают под спудом его св. мощи) ежегодно, 16 июня, при довольном стечении народа.

В честь сего угодника Божия составлена одним из усердных почитателей его памяти, в начале текущего столетия, полная служба, то есть, стихиры, каноны и акафисты. Служба эта просмотрена и утверждена, для местного по ней празднования Преподобному, собственноручною надписью Преосвященного Феофилакта (Русанова), Архиепископа Калужского и Боровского, от 15 июня 1805 г.

Но долг исторической правды требует заметить, что служба эта, как составленная в недавнее время, ни мало не восполняет недостатка письменных сведений о Преподобном Тихоне.

Хотя и встречаются в ней, по местам, частные черты, по-видимому относящиеся непосредственно к жизни сего угодника Божия, но, при внимательном рассмотрении, оказывается, что черты эти заимствованы из жития соименного ему Преподобного Тихона Луховского и внесены в ново составленную службу, без особого на то основания. Так, например, одно из песнопений поведает о начале иноческого жития Преподобного Тихона так: «спаси хотя душу твою, Преподобне Отче Тихоне, в юности возраста своего; оставя отечества твоего страну, достигл еси царствующий град Москву, и конечного ради смирения своего восприя (здесь) иноческий образ, и вселися (потом) в пустыне» (Кондак 10).

Сличим эти указания с житием Преподобного Тихона Луховского, помещенным в Прологе или Четь-Минеи под 16 числом июня месяца.

Возьмем, например, последнее, как кратчайшее: «В той же день (16 июня) память Преподобного Отца Тихона, иже родом от Малой России, чином воин; не терпя же иноверных (т. е. Латин) насилия, переселился в царствующий град Москву и, раздав имение свое нищим, во иноческий чин пострижеся, и вселися на реце Лухе, и ученики собра, и пожив богоугодно преставися к вечным обителям (§ 1503). Прошедшим же многим летам, обретены быша честныя его мощи, и многие от них исцеления бывают с верою приходящим3".

Из этого сличения очевидно, что составитель службы Пр. Тихону, Калужскому Чудотворцу, не имея под рукою никаких письменных о житии сего угодника Божия сведений и не обратив внимания на местные монастырские предания, воспользовался теми частностями, которые находятся в житии соименного и современного ему Пр. Тихона Луховского, и перенес их в составленную им службу без всякого изменения. Кроме того, в службе этой встречается, по той же самой причине, небольшая ошибка; обличаемая историческими актами обители: это-сказание, что Пр. Тихон, вселившись в пустыню и собрав стадо учеников, создал храм во имя боголепного Преображения, тогда, как положительно известно, что в обители Пр. Тихона первоначальный соборный храм был во имя честного и славного Успения Божией Матери, по коему и сама обитель издревле называлась Успенскою. Храм же во имя Преображения Господня, как увидим ниже, был создан лишь во второй половине 17-го столетия, может быть, в знамение действительного ее Преображения, т. е. духовного и вещественного процветания обители.

Впрочем, кроме этой необходимой по долгу, исторического критика заметки, надобно сказать, что служба Пр. Тихону составлена относительно хорошо, а черты более или менее свойственные всем подвижникам благочестия, вообще, выражены в ней правильно, с соблюдением духовного характера, что без сомнения и было поводом к утверждению местного по ней празднования угоднику Божию.

Недостаток же письменных сведений о Преподобном Тихоне восполняется отчасти местным преданием, сохранившимся преемственно доселе между иноками основанной им обители. Оно послужит и нам руководительною нитью к благоговейному воспоминанию о сем угоднике Божием, который, говоря словами упомянутой службы, «аще и последи лет, нам воссиял, но древних Отец чести сподобился, дарования чудес достойно приими от Бога» (Икос 5).

Преподобный Тихон в молодых летах принял пострижение в Москве, в Чудовом монастыре и, по любви к уединению, удалился из Москвы.

Предание поведывает нам, что страна, в которую вселился Преподобный Тихон, была в то время (это было, как увидим ниже, в 15 столетии) покрыта дремучими лесами и находилась во владении князя Ярослава, сына Владимира Андреевича Храброго. Преподобный Тихон, поселился здесь один в глубине леса, на берегу речки Вепрейки, в дупле исполинского дуба, остатки которого благоговейно сохраняются его обителью и поныне. Пищею ему служили «былии саморасленые» (дикорастущие), а питием – вода из речки или кладезя, при ее истоке, ископанного самим Преподобным и потому именуемого и доселе кладезем Преподобного Тихона».

Проводя, таким образом, дни постнического жития своего, в ненарушимом безмолвии, Преподобный «силою, данною свыше долготу летнюю и пустынное озлобление, в потребных скудость пред очима имея, терпел благодарно» (3 Кондак Акафиста). Не терпя же видеть такого равно ангельского пребывания, враг нашего спасения различно вооружался на угодника Божия, но, будучи многообразно побежден им в бранях и подвигах духовных, вознамерился, наконец, удалить Преподобного из места его подвигов озлоблениями, внешними.

Это, как повествует благочестивое предание, случилось уже тогда, как, смотрением Божиим, пребывание Преподобного Тихона было открыто окрестными жителями, а слава его подвигов привлекла к нему нескольких ревнителей пустынной жизни.

Упрежденный злонамеренными слухами о пустынножителях, владелец этих лесов, разъезжая в оных для охоты за дикими зверями4, нечаянно или приведенный нарочито злоумышленниками, встретился с человеком Божиим. И, воззрев на него ярым оком, грозно приказал ему немедленно удалиться из его владений. Не довольствуясь этим, как повествует тоже предание, он дерзнул замахнуться на Преподобного, бывшею в руках его плетью, но поднятая на Святого рука внезапно онемела и осталась неподвижною. Вразумленный этим наказанием, гордый князь, уразумев силу Божию, раскаялся в своем поступке. И смиренно испросил у Преподобного прощение; а получив по молитве его исцеление, поменял гнев на милость, усердно прося пустынножителя остаться навсегда в его владениях и устроить в них иноческую обитель для своих учеников, обещая снабжать оную всем потребным не оскудно.

Тогда-то преподобный Тихон, «устроив обитель (во имя всечестного Успения Божией Матери) и собрав в ней учеников, был им наставником» (Икос 2); «управляя ими со смиренномудрием, ибо имел кроткий обычай и стяжал незлобиво сердце; последуя кроткому пастырю Христу, он питал алчущих и напоил жаждущих, принимал странных, заступал обидимых» (Икос 2). Та же служба достойно именует его «постников похвалою, монашествующих славою, пустыни украсителем». А изображая полноту его духовных дарований, в одной из песней выражается о сем так: «имуще тя, воистину, отче Тихоне, подвижника крепкого и молитвенника бодрого, кто от человек возможет твоя подвиги исчести, но мы любовью твоею побеждаемы вопием ти сице: радуйся, ангельски на земли пожил еси, жития чистотою просветился еси, тяготу вара дневного понесл еси, слезными потоками землю сердца своего напоил еси, тем лукавых духов ополчения попрал еси, молчанием язык обуздал еси, благия жизни сподобился еси, высоту достиг добродетелей и восприял еси Святого Духа озарение» (Икос 3).

Почитая всечестное успение Преподобного и воспевая дивного, во святых своих Бога, обитель Тихонова прославляет Его, св. угодника, наипаче за то, что он «и по преставлении своем не оставляет ее и всех с верою притекающих к раке мощей его чудес дарованиями подавая всем скорое во всяких нуждах и печалях поможение» (Икос 12), почему и называет его «всей стране сей похвалою и утверждением», взывая песненно: «Хвалится тобою, приподобне отче наш Тихоне, град твой Калуга, яко венцем царским обложися, имея мощи Твоя в пределех своих яко добра стража от Бога прияла есть» (Песнь 9).

Согласно монастырскому преданию, преподобный Тихон скончался в глубокой старости, украшенный сединами возраста и мудрости духовной.

Сказание о житии его, к сожалению, утрачено вместе с другими письменными актами обители в Литовские и Крымские разорения. Но год преставления Преподобного определяется с достоверностью по указанию одной рукописи, находящейся в московской духовной академии под № 209, писанной в 17 столетии, в 4-ю долю листа, и содержащей в себе краткое, но подробное исчисление святых российской церкви, составленное, как видно по предисловию, первоначально при царе Феодоре Иоанновиче; в этой, рукописи между прочим (на лис. 53) значится:

«Города Калуги святые:»

«Святой праведный Лаврентий, иже Христа ради юродивый чудотворец, преставился в лето 7023 месяца Августа в 10 день. Преподобный Тихон начальник монастыря, иже бысть на Оце реке5, преставился в лето 7000(1492)6

Преподобный отец Никифор, иже бысть ученик святому Тихону»7. О времени прославления мощей преподобного Тихона, за бывшим разорением и пожарами, также нет никаких определенных известий по монастырскому преданию, они до смутного времени почивали на вскрытии, а во время нашествия неприятелей были сокрыты в землю; а ныне почивают под спудом, против правого клироса соборного храма обители. Над местом погребения сделана окованная медными листами рака, покрытая доскою с древним изображением Преподобного в монашеском одеянии, со свитком в руке лик, украшенный сединами честной старости, выражает полноту духовного совершенства; вокруг главы сияние, как у «просиявшего жития светлостью и чудес дарованиями».

Из вкладной книги 1666 года, списанной с прежней слово в слово, видно, что еще не протекло столетия со времени преставления первого игумена Тихоновой обители, как он уже именуется «преподобным»: это видно из следующей записи: «дано в сей монастырь, в дом пречистой Богородицы честного и славного ее Успения и преподобного отца, игумена Тихона, великого государя жалованья, блаженной памяти государя царя и великого князя Иоанна Васильевича всея России (1533–1684), евангелие престольно писменое, в десть, оболочено бархатом зеленым, евангелисты серебреные, басменные, позолочены».

Из этого можно заключить, что празднование памяти преподобного Тихона, начавшееся в его обители со времени его блаженного успения, было утверждено тем же самым Московским собором 1551 года, на котором утверждено празднование памяти и другого святого Калужской области, преподобного Пафнутия Боровского чудотворца.

Хотя татарские погромы, литовские разорения и крымские набеги не оставили в обители никаких древних письменных памятников, современных ее св. основателю, но тем не менее несомненно, что благоволение Божие к угоднику Его преподобному Тихону, «просиявшему жития святостью», было проявлено вскоре по преставлении его «чудес дарованными», что свидетельствует единогласно усвояемое ему преданием и признанное местною Церковью наименование его Калужсским Чудотворцем.

По материальном и духовном обновлении обители, совершившемся в последние 30 лет нашлись в числе ее братства любознательные иноки8, которые ревнуя к славе

основателя их пустыни, стали записывать, как слышанное от старцев, так и совершившиеся воочию их, чудесные исцеления у раки Преподобного Тихона.

Представляем список таких сказаний9 из желания доставить всем православным христианам назидательное чтение. Из этого списка богомольцы и любители душеполезного чтения усмотрят, что Св. Угодник Божий Тихон, нетленные останки которого почивают в обители 400 лет, не перестает являть чудесные знамения благодатного своего предстательства пред престолом Божиим за страждущих людей, с теплою верою и усердною молитвою прибегающих к его Святому Покровительству. Святая Тихоновская Обитель получала и получает письменные заявления10 от тех лиц, которые сподобились получить чудесную помощь по молитве Преподобного Тихона.

1

В 1812 году, одновременно с неприятельским нашествием, свирепствовало в окрестностях Калуги моровое поветрие, распространившееся и на Тихоновскую экономическую волость. Молясь о помиловании от напрасной смерти Пр. Тихону Чудотворцу, крестьяне сей волости просили тогдашнего настоятеля обители, Иеромонаха Корнилия, обойти их селения со св. иконами, в числе коих обыкновенно носят и верхнюю доску с раки Преподобного с древним изображением его св. лика. В тоже время, на мирской сходке, крестьяне обещались пожертвовать в пользу обители Преподобного частичку леса, находящегося на их общественной земле. Во время крестного хода мнимые приверженцы старины, в виду опасности, забыв свое отчуждение от православной святыни, молились ей так же усердно, как и православные сыны церкви. Молитва веры, по ходатайству угодника Божия, была услышана. Все заметили, что с этого времени болезнь ослабела и вскоре вовсе оставила пределы Тихоновой волости.

В благодарность за чудесное избавление, крестьянами Тихоновской волости, согласно данному обещанию, составлен приговор об отдаче во владение Тихоновской пустыни части общественного леса, тогда лишь начинавшего расти. Приговор сей был вторично подтвержден в 1828 году по случаю поновления в этом году межевых признаков, а копия с него, за подписью волостного головы и сельских старост, с приложением волостной печати, отдана настоятелю пустыни для вечного в ней хранения.

2

В 1838 году у помещицы Тарусского уезда, Калужской губ. Евдокии Семеновны Ратаевой, от соединения золотухи с флюсом, произошла болезнь, называемая фистулою, которая продолжалась до 7 недель. Прибегнув с молитвою о помощи к Преподобному Тихону, больная дала обещание

отслужить ему в его обители молебен, по исполнении чего немедленно почувствовала облегчение и затем, в продолжении короткого времени, совершенно выздоровела.

3

Калужского почетного гражданина Алексея Андреевича Чистоклетова сын, 9-ти лет, именем Илья, более трех месяцев был болен кашлем в сильной степени, так что во время пароксизмов он делался совершенно без памяти и откашливался кровью. Родители дитяти употребляли многие медицинские средства, но без пользы. Мать, Александра Степановна, от сильной скорби недоумевала, чтобы еще предпринять для исцеления сына, к кому из небесных безвозмездных врачей прибегнуть с молитвою о помощи. В таковых мыслях она уснула и вдруг явственно видит себя в церкви, при раке Преподобного Тихона, Калужского Чудотворца, молящеюся о сыне ее, в таком видении она очнулась. Это было 5 Декабря 1842 года. Чистоклетова тогда же пересказала многим это видение и все единогласно советовали ей ехать немедленно на поклонение мощам Преподобного Тихона. Прибывши в Тихонову пустынь, она просила, отслужить молебен Преподобному и после молебна взяла из обители св. икону Преподобного, и елея от лампады. Приехавши домой, она помазала больного сына елеем и дала ему оного несколько капель внутрь; в тоже время больному стало легче, а в скором времени он совершенно выздоровел.

4

Мосальского уезда, села Богородицка, Калужской губ., помещика Николая Федоровича Воронца, крестьянка вдова Александра Григорьева Жалнова, 12 лет находилась в сильном припадке и расслаблении. В продолжение первых шести лет она могла говорить и узнавать людей, и в это время были употребляемы многие средства к ее излечению, т. е., как водится в крестьянском быту, родственники больной возили ее к разным лекарям и давали ей пить разные наговорные воды и лекарства. От таких лекарств больная не только не получила никакой помощи, напротив, день ото дня чувствовала себя хуже. В продолжение 6-ти следующих лет Александра была в совершенном, бесчувствии и только немногих узнавала. «В одно время, как говорила уже исцеленная Александра, именно в 1842 году, июня 15 дня (накануне дня памяти Преп. Тихона), в полдень, лежа в обычном расслаблении и бесчувствии, в отдельной избушке, я вдруг, увидала идущего ко мне старца. Одеяние на нем было черное, длинное (монашеская мантия); на главе – на подобие круглой шапочки, на коей вышиты зеленые крестики (схимнический куколь), росту небольшого, худощавый, борода седая и не длинная. Подойдя к моей постели, старец взял меня за руку и сказал:

– Александра, что ты лежишь?

– Батюшка, отвечала я, знать я Бога прогневила и людям надокучила, что все отступились от меня.

– Нет, возразил старец, не гневи Бога, тебя посещает Алексей Назарыч (купец Лядов)11. За тем старец продолжал: «молись Богу! Вот я пришел за простоту твою полечить тебя. Хочешь ли этого»?

– Желаю батюшка, но уже нечается, чтоб я была здорова, отвечала я.

Старец сказал: «вот я тебя окроплю св. водою из моего колодца и ты будешь здорова». Говоря это, старец достал из кармана стеклянный кувшинчик, в который был вложен веничек из свежих березовых прутиков, и покропил меня св. водою, потом дал напиться оной, сказав: «вот я тебе дал здоровье. В ту – же минуту я почувствовала облегчение, встала с постели и с великою радостью сказала: «кабы ты меня вылечил, батюшка, я бы тебе весь век мой помнила». Он отвечал: «так помни же»! Я спросила: «кто ты таков дядюшка, я тебя не знаю»? Он сказал: «Я Тихон Преподобный из пустыни, живу от Калуги в 17 верстах. Отселе ты будешь весела и здорова и будешь питаться своими трудами». И, сказав это, вышел из избы, притворил за собою дверь и пошел к лесу, я же, оставшись в избе, стала молиться Богу.

В это время вошел ко мне выше упомянутый А. Н. Лядов и, видя меня совсем здоровою, смотрит на меня с удивлением. «Ты ли это, Александра? – говорит он, кто тебя вылечил»? Я отвечала: «меня вылечил дядюшка Тихон, странник из пустыни; смотри вот он (показывая в окно) идет к лесу». А. Н., посмотрев в окно, перекрестился и сказал: «Я ни кого не вижу»! Тогда я рассказала ему все по порядку, как приходил ко мне неизвестный старец, что он говорил со мною и как исцелил от болезни. Выслушав мой рассказ, А. Н. объяснил мне, что явившийся старец не просто «дядюшка Тихон», как я его называла, а Преподобный Тихон, Калужский Чудотворец, из Тихоновой пустыни, что за Угрою в 17 верстах от Калуги, где почивают его св. мощи. Выйдя от меня, А. Н. сообщил соседям о чудесном моем выздоровлении. Все сошлись смотреть на меня, как на воскресшую из мертвых и с удивлением расспрашивали меня о случившемся.

5

В 1858 году молитвами Преподобного Тихона получила исцеление от болезни помещица Мещевского уезда, села Малая Брынь, Варвара Михайловна Никитина.

Подробности этого исцеления описаны ею самою в письме к настоятелю Тихоновой пустыни, игумену Моисею, от 9 Сентября 1860 года.

«В 1858 году, в первых числах Февраля, пишет В., М., быв у сестры моей в Александровском уезде, я сильно занемогла изнурительным кашлем и болью в груди, при совершенном упадке сил, что продолжалось более месяца. Когда мне нужно было возвращаться домой, провожавшая меня до Калуги сестра моя предложила мне вместе с нею заехать в Тихонову пустынь, для поклонения угоднику Божию Преподобному Тихону, на что я, по слабости сил, согласилась, так сказать, невольно. Всю ночь и всю дорогу кашель не переставал, и я ожидала очень дурного исхода болезни. Приехав в монастырь, я тотчас пошла к вечерне и просила отслужить молебен Преподобному Тихону; простояв же молебен, я почувствовала себя столь крепкою, сколько была слаба ехать в обитель. На другой день все припадки моей болезни начади утихать, а чрез несколько дней я совершенно выздоровела без всякого медицинского пособия».

«На следующей год, будучи у себя в деревне, 15-го числа июня, в ночь, я внезапно, сделалась больна припадками, похожими на холеру, и в несколько часов ослабела до того, что попросила священника отслужить на следующий день обедню и после оной приобщить меня Святых Христовых Таин. Когда Господь, сподобил меня, сей благодати, я, к удивлению своему, узнала что это день памяти, творимой в обители угоднику Божию Тихону. Я содрогнулась, сознавая себя виновною в забвении милости, оказанной мне Преподобным, назад тому год. Тут же просила я священника отслужить молебен Преподобному, после которого почувствовала облегчение и потом, менее, нежели в неделю, совсем встала с постели».

6

Один из крестьян Тихоновой слободы, Николай Самбуров, имел видение, будто он пришел к обедне в церковь Тихоновой пустыни; в церкви, на встречу, ему, вышел из алтаря благообразный и седовласый старец в схимническом одеянии, и, став посреди церкви, начал громко читать «помянник». Крестьянин осмелился спросить у старца: «а мои (разумея свой род) записаны тут»? Старец отвечал: «да, записаны» и прочел поминовение его рода. Не слыша между возглашенными именами имени родной сестры, недавно умершей, крестьянин спросил: «а такой-то отчего нет в помяннике»? и получил ответ: «она была записана, но исключена». Этим видение кончилось, Причина помянутого исключения, как признает сам поведавший о нем, заключается в том, что сестра его незадолго до кончины уклонилась в раскол и умерла в отчуждении от православной церкви.

7

В 1861 году, летом, во время засухи от сильных жаров, настоятель Тихоновой пустыни, игумен Моисей, пригласив в обитель крестьян Тихоновой слободы, отслужил соборне литургию и после оной сделал крестный ход на кладезь Преподобного с молебным пением о ниспослании дождя. Во время литургии нашли тучки, когда крестный ход выходил из церкви, дождь начал накрапывать, по возвращении же хода обратно в церковь, пролился обильно, увлажнив засохшую землю. Видя в сем событии явный знак милости Божией и отнеся ее к молитвенному предстательству, Преподобного Тихона, некоторые соседние деревни тоже начали поднимать на свои поля икону Преподобного для молебствия и тоже удостоились милости Божией. Исполнение просимого, подвигнуло некоторых, даже раскольников к участию в общих молитвах Преподобному.

8

Козельского уезда, деревни Дешевок, солдатский сын Филипп Гаврилов, 17-ти лет, три года находился в болезни, действия которой сопровождались конвульсиями, терзанием волос, отвращением от святыни, сильным вскрикиванием и совершенным беспамятством. Больной пользовался разными врачебными пособиями и многократно служил молебны, ища помощи, но облегчения не получал. Наконец, изнуренный болезнью, по совету помещицы, он обратился к благодатному заступлению Преподобного Тихона. 11 Января 1863 года прибыл он с матерью своею в обитель и на другой же день отслужил угоднику Божию молебен. После молебна действия болезни прекратились. Движимый чувствами благодарности к виновнику исцеления, Преподобному Тихону, исцеленный в тоже время изъявил желание остаться в его обители и в числе братии трудится ко спасению души своей.

9

В том же Январе приезжали в обитель два крестьянина Козельского уезда, сельца Лаврова. Один из них, Григорий Федоров Нефедьев, 10-ть лет страдал временно случавшимся сильным раздутием живота и шумом в голове; во время параксизмов этой болезни все члены поражались расслаблением, а грудь воздымалась от томительных тяжелых вздохов. Припадки эти случались первоначально по разу в месяц, в последнее же время каждый день. Другой крестьянин, Петр Иванов Алексашин, страдал ненасытимою алчностью Иванов Алексашин, страдал ненасытимою алчностью пищи, так что, какбы не обременял он своего желудка, постоянно чувствовал себя голодным. Бледность лица и изнуренное выражение свидетельствовали о томительном действии болезни. Оба эти крестьянина, по прибытии в обитель, на другой же день отслужили молебны преподобному Тихону и болезни их кончились. Чрез месяц они вторично приезжали, в пустынь для принесения благодарения угоднику Божию.

10

Перемышльского уезда, села Богородицка, крестьянка Ирина Ермолаева, 22-х лет, страдавшая беснованием, в припадках исступления забывала все, и всех, бегала нагою и в беспамятстве бросалась иногда на людей и несколько раз в воду. 15 июня (1863 г.) ее привезли в обитель Преподобного. После молебна и затем многотрудного и неподатливого испытания ее совести, больная пришла в себя, очистив же совесть исповедью, почувствовала облегчение и на другой день, по принятии св. Христовых тайн, стала говорить и действовать с полным сознанием. Перед исповедью, больная, под влиянием чуждой силы, владевшей ею, так вопила к окружавшим ее: «не вас боюсь, а Преподобного Тихона, который вот стоит тут и гонит меня»! По возвращении из монастыря домой, больная уже не подвергалась прежним припадкам болезни. Через две недели она опять приезжала в обитель Преподобного со своей матерью. Для выражения чувств, благодарности за исцеление.

11

Оренбургской губернии и уезда, Красноярской станицы, 1-го полка, казачка, девица Пелагея Игнатова Елисова, 26-ти лет, сделалась больна еще на 9-м году от рождения. Действия болезни означались тем, что перед принятием св. Тайн и вообще какого либо освященного Дара, также при прохождении близ каких-либо облагодатствованных мест (церкви, св. мощей и т. п.) с Елисовою случалась внезапная дурнота, и она падала без чувств. Летом 1863 года, вызванная своими родственницами к странствованию по святым местам, больная была в Киеве, Почаеве, Воронеже и во многих других попутных монастырях. Во время путешествия, болезненный припадок Елисовой, со всеми вышеописанными видами, выразился несомненным беснованием; в киевских пещерах одержащий ее злой дух вскричал: «киевские угодники не выгонят меня, вытерплю здесь, хоть и трудно». Побывав в Почаеве, странницы направили путь свой домой, на Москву, а при этом и на Калугу, такое направление пути домой больной не нравилось: ей хотелось идти иной дорогой. Побывав в Оптиной пустыни, странницы прибыли, 20 июля, в обитель Тихонову. На другой день, во время всенощного бдения, больной сделалось дурно и она в беспамятстве, упала на пол. Когда выводили больную из церкви, она неистово кричала. Пробыв в обители неделю, больная приобщилась св. Тайн. После сего, на другой день, именно 28-го числа, в воскресенье, с нею случился такой жестокий и страшный припадок, какого прежде никогда не бывало, нечистый дух, повергнув больную в беспамятство и жестоко потрясая всеми ее членами, вопил: «несносно, несносно мне! Матерь Божья и Тихон гонят меня. Уйду, уйду». Наконец, за четверть часа до Полуночи, проговорил: «вышел, вышел... Прощай раба Божия Пелагея»! С последними словами больная вдруг очуствовалась и попросила перекрестить ее. На другой день, пришедши в полный рассудок и память, она сказывала, что ей сделалось так легко и отрадно, как никогда не бывало, что все настоящее богомолье представляется ей как мечта и сон, из коего весьма мало помнит. Отговев и приобщившись св. Христовых Тайн в другой раз, исцеленная отслужила Преподобному Тихону благодарственный молебен и с неизведанным доселе миром в душе, отправилась домой совершенно здоровою.

12

Одновременно с вышеописанным, событием случилось другое такое же. Подобно Елисовой, с другими странницами, прибыла в Тихонову пустынь из мещанок С.-Петербурга. г., Новоладожского уезда, урожденка Канского уезда, Енисейск, губ., Прасковья Прокофьева Жерекова. одержимая недугом беснования 20-ть лет. Пароксизмы болезни Жерековой обыкновенно начинались охлаждением всего тела, унынием духа и отвращением от предметов и занятий духовных сопровождались конвульсиями всех членов, самозабвением, ужасным криком и кончались, так сказать, мертвенным расслаблением всего тела и невыразимо, тяжкою скукою в душе. Побывав в Киеве, Почаеве и в некоторых других монастырях, Жерекова в июле 1863 г шла в обитель Преподобного Тихона. 28 июля. Отстояв воскресную обедню, больная почувствовала приближение пароксизмов своего недуга, 29-го же числа недуг разразился самым оглушительным и потрясающим криком особенно, когда больная осеняема была священническим благословением. Устами больной, злой дух обносил всех, бывших при этом, самыми укорительными словами. Перед вечерней бывшие в гостинице странницы связали беснуемую и, насильно усадив в тачку, повезли на св. колодезь. Здесь, когда беснуемую стали обливать из колодца св. водою, она первоначально неистовствовала, наконец, же пришла в чувство и сознание; перед чем и злой дух в последний раз откликнулся: «вышел!.. ушел!..» Поднявшись на ноги, больная почувствовала необыкновенное облегчение во всем существе своем и особенно пресладкое утешение в душе; прежнего томления и тяготы как будто не бывало. В чувстве благодарности к св. исцелителю, Жерекова в первые минуты своего освобождения, тайно обрекла себя на годичное служение в пользу св. обители и, конечно, исполнила бы обет свой, но обитель, по неимению нужды в подобных послугах, отказала Жерековой, отпустив ее с миром, восвояси.

13

Проживающая в г. Калуге, подполковница Ольга Ивановна Максимович, три месяца страдала крайним расслаблением нервов. Никакие врачебные пособия не помогли ей, и она впала, наконец, в самое безнадежное положение, близкое, по ее отзыву, к смерти. В сем состоянии она возъимела благочестивое желание отправиться на богомолье в Тихонову пустынь, что и исполнила 1863 г. июня 13-го. Возвращаясь, домой, Максимович запаслась в обители водою из св. колодезя для благоговейного употребления ее в недуге. Болезнь, по видимому, не прекращалась, но чрез месяц, именно 18 июля, больная видит во сне, что она на богомолье в Тихоновой пустыни, молится перед ракою угодника Божия о прощении грехов своих. Перед ней сам угодник Божий; подозвав к себе молящуюся, он посмотрел на нее с участием и потом сказал, чтобы недуг оставил ее. Проснувшись, больная ощутила в душе, своей невыразимое утешение. Самая болезнь с этого времени мало-помалу стала ослабевать, и наконец через месяц совершенно кончилась. 18 Августа г-жа Максимович приезжала в обитель уже совершенно здоровая; для принесения благодарения св. угоднику Божию. Из дворян, девица Калужской губ., Малоярославецкого уезда, Марья Дмитриевна Зарубина, имела на себе странную и неприятную для девицы наружную болезнь, именно: лицо было покрыто сплошными струпами, и потому на излечение г. Зарубиной, были употребляемы всевозможные медицинские средства, но болезнь более и более усиливалась. Наконец, г. Зарубина прибегла за помощью к Преподобному Тихону и от него получила исцеление.

Вот как она писала в обитель о своем исцелении к духовному отцу своему:

«Будучи одержима в продолжение трех лет неизлечимою болезнью на лице, которая к концу этого времени до крайности усилилась, так что все лицо покрылось, сплошною корою, всевозможные употребляла и медицинские пособия, но ни что не помогало, и болезнь клонилась к худшему. Родители мои, слышав о многих исцелениях от угодника Божия, Преподобного Тихона, решились сводить меня в обитель. И вот, в конце Августа 1873 г., мы, приехав в обитель, немедленно отправились в храм. Где в горести души моей я молила угодника Божия исцелить меня и тут же почувствовала, что струпья спадали с лица моего. Умывшись святою водою из колодца12, я, по благости Божьей и по молитвам великого угодника Божия, получила совершенное исцеление…»!

15

Тульской губернии, Белевского уезда, Петрищевской волости, деревни Средней Бедринец, женщина Ульяна Семенова из двора, прозываемого Тиньдюхова, сделалась больною с 1851 года и была сильно одержима беснованием и жестокою головною болью. В продолжение своей болезни она искала помощи от простых домашних лекарей и лекарок, но вместо пользы ей год от года становилось более и более тяжело; в периоды своего беснования она кричала на разные голоса и произносила разные бранные слова; вдруг падала на землю, терзала себя за волосы и пр. После же таковых припадков она приходила в память, но совершенно изнемогала в силах и лежала в расслаблении тела и томлении духа.

Больная обратилась с горячею молитвою о помощи к Божьей Матери. После молитвы, в первую же ночь, в сонном видении, ей велено было идти в Киев. В Киеве Семенова освободилась от головной боли, но беснование продолжалось, и она снова просила Божию Матерь об исцелении от другой тяжкой болезни. Вследствие сего, в одну ночь, Семенова видит во сне, будто в какой-то церкви подходит к ней старец, в мантии и епитрахили, бородка небольшая, седенькая, а на голове волосы тоже небольшие, на темени оных почти совсем нет. Он говорить ей: «иди ко мне в мой монастырь, я живу от г. Калуги в 17-ти верстах, фамилия моя Уваров»13. Семенова прибыла в обитель Преподобного Тихона, где, по совету духовника, говела, приобщалась святых Христовых Тайн и каждый день после обедни употребляла чайную ложечку масла из лампады, висящей у раки св. мощей Преподобного Тихона. Потом ходила на св. колодезь и купалась там, в устроенной при оном купальне. После сего почувствовала себя совершенно здоровою и отправилась домой благодаря Всеблагого Господа, и Преподобного Тихона. Свидетель исцеления Семеновой духовник ее, передавший все описанное с собственных ее слов.

16

Калужской губернии, Мосальского уезда, деревни Буды, солдатка Федосия Константинова с 1853 года была больна руками и ногами: на ногах не могла твердо ходить, а правая рука была от покрывавших тело ее ран согбена углом и оставалась без движения, и она носила ее прижав к себе, под платьем; при помощи Преподобного Тихона получила исцеление, выкупавшись при колодце его в купальне. О своей болезни и исцелении она так рассказывала. С молодых лет вышла она в замужество и недолго прожила с мужем; он вдался в разврат и пьянство и ее от себя удалил; затем его отдали в военную службу. Таким образом, Константинова, не имея постоянного пристанища, ходила по чужим дворам, питаясь подаянием Христа ради; к довершению ее бедственного положения, тело ее, попущением Божиим, покрылось язвами, ноги и руки ослабели, а вскоре правая рука сделалась недвижимою, согбенною углом. Этого мало! По болезни ее, от гноетечения, часто неприятного запаха, не стали принимать ее в дома даже для ночлега; с нею должна была терпеть эту же бесприютную участь и мать ее. Во время странствования по святым местам, Константинова, вместе с матерью, по примеру всех странствующих богомольцев, зашла в Оптину пустынь Козельского уезда; здесь старец сказал ей, чтобы она шла, в Тихонову пустынь; однако же она не имела желания последовать советам старца, раздумывая так: «идти в Тихонову пустынь, мне не по дороге и что я буду ходить Бог знает где? Много уже исходила, но исцеления не получила: пойду прямо к Сергию Преподобному», и пошла. Отойдя недалеко от Оптиной обители, она уснула близь дороги и видит во сне, что к ней подошел старец в монашеском одеянии и строго спросил: «от чего ты не хочешь идти в Тихонову пустынь»? Потом присовокупил: «вставай и иди туда, там есть колодезь, где выкупайся». С этим словом толкнул ее и она едва не скатилась в какую то долину: в испуге проснулась и, передав о виденном матери своей, вместе с ней отправилась в обитель сию. Здесь, по совету духовника, говела и удостоилась она принять св. Тайны, а 6 Августа (1866 года), желая быть в обедне, как причастница, раньше всех пришла в церковь до начала и села на паперти, в это время недвижимая рука ее так разболелась, что недоставало терпения переносить боль. Отстояв с великим усилием обедню, она после обеда отправилась с матерью на колодезь Преподобного, где хотя и желала искупаться, но боялась войти в купальню, почему, раздевшись, стояла в нерешимости, как вдруг почувствовала, что ее кто-то сильно толкнул, как было во сне, на дороге и она быстро устремилась в купальню; там начала окунаться, а мать ее настаивала, чтобы она получьше окуналась, от холода воды она поспешно вышла из купальни, и начала было одеваться, но не успела совершенно одеться, как овладела ею дремота и она тут же, близ купальни, уснула крепко; проснувшись, она ощутила в себе перемену: все члены ее как бы освободились от долговременной связи, и, что более поразило ее, то это онемелая ее рука, которая освободилась от согбения, и она стала владеть ею свободно. Невыразимо обрадовавшись, она громко вскричала к матери, сидевшей во все время около ее: матушка, посмотри-ка! и сделала на себе крестное изображение. Мать ее тоже обрадовалась, и они, стоя на коленях перед часовнею, со слезами, особенно Федосья, и с сердечным сокрушением благодарили Бога и его великого угодника Преподобного Тихона.

Достойно внимания то, что Федосья в чувствах благоговения и сердечной благодарности, ко Господу и Его Пречистой Матери, приведших ее по слову ангела в место исцеления, и Преподобному, ходатайством коего получила исцеление от долговременной болезни открыла все свои пожитки14, и употребила их на три довольно видимые свечи, которые при начале бдения и поставила сама: Спасителю, Божией Матери и Преподобному Тихону, стараясь, на показ всем действовать исцеленною рукою. Затем Константинова пробыла в обители, немало времени, упражняясь в разных трудах и неупустительно являясь в храм к богослужению. Отсюда она, исполняя свое обещание, сходила и в обитель Преподобного Сергия, наконец, в душевном восторге, с искреннею благодарностью к Преподобному Тихону, отправилась восвояси.

17

Жена помещика Мещовского уезда, Калужской губернии, Елизавета Львовна Фролова, страдая зубною болью, прибыла в обитель Преподобного и отправилась в храм, где происходило вечернее богослужение; поклонившись у раки мощей Преподобного, она отерла больную сторону лица пеленою, покрывающею раку Преподобного и в то же время почувствовала облегчение, а по отходе вечерни вышла из церкви без боли зубов, каковая до сего времени не возвращалась к ней, а было это в 1864 г.

18

Сам Николай Дмитриевич Фролов страдал ревматизмом в ногах. Он хотя и убежден был в чудодейственной силе воды в колодце Преподобного и веровал скорому и чудодейственному вспомоществованию Преподобного всем, прибегающим к нему и просящим о помощи, но не смотря на это не решался купаться в купальне, по сильному холоду воды, опасаясь простудиться, хотя и знал, что вода имеет свойство, по выходе из нее, разгорячать тело, более же по непонятному для него самого, и странному какому-то предубеждению, но пришло, однакоже время, что его вера была ражжена. Однажды, именно в 1865 году, прибыл он, г. Фролов, в обитель постом, пред праздником Успения Пресвятой Богородицы, чтобы приобщиться св. Таин. В это время положил начало к иночеству, издавна дружески знакомый ему по службе и по соседству, ныне послушник Петр А. Б. Он пришел к г. Фролову в монастырскую гостиницу, повел с ним душеспасительную речь, в которой коснулись получаемых многими от Преподобного Тихона исцелений. При этом, г. Фролов сказал, что он страдает ревматизмом в ногах, но боится искупаться, не потому, чтобы не верил чудотворениям, Преподобного, а так, по какому-то непонятному ему сомнению и опасению. Тогда послушник П. горячо, по праву друга, упрекнул г. Фролова в маловерии, указал ему на некоторые чудотворения Преподобного, особенно на исцеление от боли зубов его жены. После сего положили они вместе непременно идти на колодезь. На другой день, после обеда, отправились, на пути присоединился к ним идущий туда же г. Н. Я Сафонов. Подойдя к колодцу и отперши часовню, поклонившись перед распятием Господним и пред изображением Преподобного Тихона, гг. Фролов и Сафонов пошли к купальне и, отложив свою робость от холода воды, разделись и вошли в оную. Бывши в воде и по выходе из оной удивлялись холоду, но при одевании начали удивляться тому, как разливался жар по телу их. Возвращаясь в обитель, г. Фролов дорогою заметил послушнику П., что он чувствует себя легче, а затем, до сего времени утверждает, что болезнь, оставила его и постоянно от полноты сердца благодарит Преподобного Тихона, великого чудотворца и скорого помощника притекающим к нему.

19

Иеромонах Малоярославецкого Николаевского монастыря, о. Ефрем (ныне духовник Тихоновой пустыни), страдал лютейшею болью зубов. От сильной боли он по необходимости, лежал более в постели, и каждое движение головы стоило ему жестоких мучений; течение слюны изо рта было так сильно, что постоянно смачивало и подушку, и платье на груди. Несмотря на жестокость своей болезни, он долго не решался прибегнуть с молитвою к Преподобному Тихону, которого, впрочем, чтил как великого угодника Божия; ибо берег у себя, как ниже увидим, частицы от дуба, в котором жил Преподобный, а равно имел икону его; но по какому – то непонятному предубеждению, считая себя недостойным ходатайства угодника Божия, он не решался обратиться к нему с молитвою. Наконец, благодать Божия подвигла его к самоуглублению; ангел хранитель, наставил его на следующее размышление: какой же я иеромонах, какой я чтитель угодника Божия, когда другим советую прибегать к нему за помощью, а сам удаляюсь по недостоинству будто бы! Не есть ли это лицемерие? Не соблазняю ли я других? По таком размышлении о. Ефрем, хотя это великого труда стоило ему, поднялся, взял частицу дуба, освященного жизнью Преподобного и, сотворив три поклона пред иконою Преподобного, положил ту частицу на больные зубы и лег на постель. Немедленно за сим сон смежил его и он уснул. Долго ли спал он, того не заметил, потому что не мог обратить внимание на часы проснувшись он ощутил, что течение слюны остановилось, ибо все было сухо; при этом и боль зубная не тревожила его. Думая, что он пригрел щеку в подушке, и потому боль утихла, он лежал в одном положении, как проснулся, опасаясь повернуться, дабы не растревожить зубов. Это продолжалось с полчаса. Наконец, бок, на котором он лежал, заболел от долгого лежания так, что о. Е должен был по неволе повернуться; и вот, приняв все предосторожности к успокоению зубов, он начал повертываться со всевозможною аккуратностью; тихо и медленно повернулся и ожидал какого либо воспаления в голове, но к изумлению его, в ней не слышно было ни малейшего ощущения боли. Укрепившись духом, он поднялся смелее! Зубы молчат. Когда он встал совершенно и убедился, что зубная боль его миновалась, с сердечным сокрушением и с благодарными слезами упал он на колена пред изображением Преподобного и в теплейшей молитве излил свою пред ним благодарность! Зубы у о. Ефрема до сего времени свободны от боли.

20

Он же иеромонах о. Е., рассказал о следующем случае исцеления от зубной боли чрез возложение по его совету частицы дуба на болящие зубы. Еще в бытность о. Е. в том же Николаевском монастыре, в одном году страдал зубами келейный тамошнего, ныне покойного, архимандрита о. Никодима, иеромонах Макарий. Болезнь о. М. была не менее жестока, как болезнь и самого о. Е. Малейшее усилие подняться с постели постоянно сопровождалось сильнейшим мучением, доводившим до исступления. О. архимандрит Никодим, имея у себя свою аптеку, истощил все имевшиеся в оной средства, не только аллопатические, но и гомеопатические для вспомоществования о. М., но ничто не помогало. Однажды входит к нему о. Е. и, взглянув на множество пузырьков лекарственных и на томление о. М., говорит:

– А что, отче, верно, все эти припасы, указывая на пузырьки, не помогают?

– Ничто не помогает! отвечает о. М.

– Сказал бы я вам средство, продолжал о. Е., да примите ли вы от меня совет?

О. М. со всеусилием начал просить, говоря: – все, что скажете, непременно исполню!

О. Е. дает ему частичку дуба и говорит: – сотворите поклоны Преподобному Тихону и положите сию частичку на зубы. С величайшим трудом о. Макарий положил поклоны, ибо крупный пот выступил у него на лице, потом положил дубку на зубы и лег. О. Е. ушел. Поутру келейный послушник приносит к о. Ефрему записку, в которой о. Макарий усердно благодарит его за совет, а более еще благодарит Преподобного Тихона за дарованное ему исцеление. Записку о. Е. к сожалению затерял, но о. Макарий здравствует в Лютиковом Троицком монастыре, под Перемышлем, Калужской Епархии, и боли зубов до сего времени не ощущает.

21

Упоминаемый выше послушник Петр, с начала своего поступления в монастырь, менее, нежели в два года, много получил вспомоществований от Преподобного, и, вполне сознавая свое недостоинство к Преподобному, просил объявить во всеобщую известность о некоторых, особенно замечательных, случаях исцеления его от разных болезней, из коих некоторые преобладали в нем, как застарелые. Таких случаев рассказал он пять. Во славу врача болящим, Преподобного Тихона, приводит здесь один из тех случаев, о которых рассказывал послушник П.

С 25-ти летнего возраста до самого поступления в обитель15, так говорил послушник П., или лучше сказать до июля месяца 1865 года страдал он сильно болью в пояснице от, так называемого, геморроя. Болезнь эта особенно усилилась спустя год после бывшего у него сильнейшего, в продолжение трех суток, течения крови через гортань, каковое кровотечение остановлено было усиленным действием искренно преданного ему врача, ныне умершего, В. Я Яковенко и то в продолжение двух недель16. После сего в продолжение 10-ти лет болезнь его была так мучительна, что не только при переменах погоды он не мог свободно повертываться, ходить, нагибаться и подниматься, но и так часто, вдруг, с такою силою поражаем бывал в поясницу, что уподоблялся упоминаемой в Евангелии сляченой жене такая болезнь, прибавил он, известна была всем родным его, коротко знакомым и близко знающим его. При такой болезни поступил он в обитель и поставлен на послушание в хлебопекарню. Здесь между другими трудными занятиями особенно было влиятельно на спину перенесение им из житной в хлебню мешков с мукою, весом от З,5 до 5-ти пудов, был же он, помощником хлебопека.

Однажды, по некоторым неудовольствиям от главного хлебопека, предстояла ему необходимость наносить в хлебню одному недельный запас муки, мешков 12-ть, а между тем спина у него так разболелась, что он не мог свободно повернуться, не только нагнуться; почему очевидная была невозможность носить муку. Не желая объявлять о своей невозможности трудиться, он, однакоже не знал, на что решиться. Просить помощи у Преподобного, чувствуя глубокое греховное состояние свое, не ощущал в себе достаточно дерзновения, но крайность вынудила его на решимость приступить к раке мощей Преподобного с молитвенным прошением. Мука понадобилась настоятельно и он, как ни стыдился своего недостоинства, однако же, отстояв литургию, когда все удалились из храма, с робостью в сердце приступил к раке мощей Преподобного. В волнении от своего недостоинства и опасаясь быть замеченным, от кого либо из сторонних в своей молитве, он, в простоте души, не сделав даже обычных земных поклонов, выразил, свою просьбу, в коротких словах: «Преподобный отче, помоги мне»! И, с поясным поклоном приложившись к изображению его на раке, пошел из храма поспешно, чувствуя, между прочим, какое-то усладительное спокойствие в душе. По выходе из храма на пути встретился с келарем о. Николаем, ныне Нифонтом и объявил ему, что после обеда будет носить муку, а потому просил отпереть житную. В сказанное время вышел к житной, а здесь мешки уже приготовлены: сверх его чаянья сам келарь со своим помощником взялись носить мешки; смотря на них, приступил и он к делу (о боли в спине он забыл, как отошел от раки мощей Преподобного, и совершенно о сем не думал); на свою долю снес только мешка 4, – прочие мешков до 10-ти принесли келарь и его помощник, По уборке оной, собрался идти в келью (она была в другом ближнем корпусе), а потому, положил три обычные пред висевшею в хлебне иконою Преподобного поклона и только тогда вспомнил о спине своей! Она была здорова так, как бы никогда не болела. Невыразимая на словах радость наполнила его сердце в то время. При глубоком благоговейном благодарении Преподобному, положив несколько земных поклонов, он не удовольствовался тем, что один веселился, но побежал к о. Нифонту и объяснил ему, о своей радости, сказав, что его на помощь к нему наставил придти Преподобный Тихон. О. Нифонт остановил его восторженность, сказав ему, что о сем следует молчать, только старцу объяснить. Долго он молчал, но с того времени получил более дерзновения к Преподобному и удостоившись от него еще не раз скорой помощи, не может молчать, – а с позволения и благословения своего старца объявляет во всеобщее известие, к прославлению Богом прославленного имени Преподобного Тихона, что до сего времени (1867 год) ни однажды не страдал болью в спине, в надежде, что и навсегда не будет, если не прогневает своими грехами Премилосердного Господа и Его угодника!..

22

Вологодской губернии, города Устюга-Великого, вдовая женщина Параскева Кузьмина, пришедши в обитель Преподобного Тихона для богомолья, так заболела, от простуды будто бы, что лежала на смертном одре. Но помощью Преподобного получила исцеление, и с места жительства писала гостиннику, чтобы, при составлении описания чудес Преподобного, включили и об исцелении ее и выслали бы ей книгу. Исцеление ее, записанное со слов живущей в гостинице женщины Дарьи, с которою она, Кузьмина, пребывала все время, и которая ходила за нею в болезни ее, произошло так:

Параскева Кузьмина, по приходе в обитель Преподобного, заболела от простуды по-видимому, ибо у нее заложило оба бока, и образовался завал в груди, с опухолью всего тела, в таком положении она приготовлена была в смерти, напутствована св. Тайнами, по совершении над нею елеосвящения. Между тем Кузьмина, по совету выше упомянутой женщины Д., обратилась с сердечной молитвой к Преподобному о возвращении ей здоровья и продолжения жизни. И скорый врач притекающим к нему больным поспешил на помощь Кузьминой. Тогда как с вечера, знающие о болезни этой странницы, определили к утру другого дня быть ей умершей, ибо в больнице монастырской не оказалось средств, могущих возвратить ей здоровье, она, Кузьмина, на другой день оказалась надежною в здоровье и скоро совершенно выздоровела.

Но враг спасения, овладевший ныне многими умами, испытывающими неисследованные глубины Божии, не терпя славы о чудесах, совершаемых Преподобным, внушил Кузьминой сомнение в чудесном исцелении ее. Совершенно укрепившись в здоровье, Кузьмина отправилась из обители Преподобного, с целью идти в Киев на поклонение мощам св. угодников Божиих. Дорогою она углубилась в размышление и сама с собой так рассуждала: «с чего люди вздумали говорить, что меня исцелил от болезни Преподобный Тихон? Да это я выздоровела сама по себе, обыкновенным порядком»! В таких мыслях она шла, нагнувши голову, одна, но вдруг увидала с боку, невдалеке, от нее, идет, как бы одним путем с нею, монах, старичок. Восклоняясь от земли, и, воспрянув от своих зловредных размышлений, она сделала поклон старцу и он вступил с нею в разговор о пути, который она держит, а, по ответе ее: «иду в Киев», неожиданно для нее сказал: «ты не веришь, что выздоровела помощью Преподобному Тихона! смотри же, за это встретит тебя беда и ты опять придешь в эту обитель и тогда поверишь». Пораженная открытием своих тайных мыслей, Кузьмина не смела спросить его, кто он, а только увидав, что монах хочет по-видимому оставить ее, спросила: «куда же ты, батюшка, идешь»? Он отвечал, указывая на кустики близ дороги и на большую ложбину: «мне нужно зайти сюда; ты же ступай своею дорогою». С сими словами он пошел от нее, а она, не думая о том, что с нею говорит неземной человек, отойдя немного, села подождать его, оборотясь задом; подождав немного, она заторопилась идти, и, посмотрев в ту сторону, куда пошел старец, и не видя его, зашла вдоль ложбины посмотреть его, желая с ним идти далее, но старца не было. Тогда-то она поняла, что старец сей есть сам Преподобный Тихон, а потому, раскаиваясь в своем недоверии к чудесному исцелению от болезни, обратилась к нему с молитвенным воззванием, прося прощенья за свое сомнение, так: «батюшка, Преподобный отец наш Тихон, прости мне грешной, мое неверие»!

Но так как приговор был уже произнесен, то она необходимо должна была ждать себе беды, радуясь впрочем и тому, что будет жива и воротится опять в обитель Преподобного. Была она в Киеве, и, возвращаясь, дошла до г. Ельца. С собою несла не малый узел с платьем и разными Киевскими освященными вещами, там же был и паспорт ее и денег рублей 10-ть серебр., собранных ею в подаянье. В г. Е. она остановилась на площади для отдыха: к ней подошла такая же странница и, осведомясь, куда идет К., приглашала ее на, знакомый, будто бы ей, постоялый двор, уговаривая ее, К- ну, и упрашивая идти вместе странствовать. Согласясь на убеждения незнакомой странницы, К-на пошла с нею на постоялый двор, где оставив свой узел, так как благовестили к вечерни, она вместе со странницею пошла было в церковь, но по дороге, по совету же спутницы своей, купила калачей, которые последняя взялась отнести обратно на постоялый двор, а К. одна пошла к вечерне. По окончании службы, вернувшись на постоялый двор, она встречена была хозяйкою в изумлении на нее смотрящею; а на вопрос ее о своей товарке, хозяйка, всплеснув руками, с горьким выраженьем слов, сказала: «матушка ты моя, а мы с хозяином думали, что вы давно далеко от города! Ведь товарка твоя скоро по выходе вашем вернулась назад и, объявив, что вы нашли попутчика, взяла твой узел, пошла со двора»! Итак, Кузьмина осталась в одной кофте поверх сорочки и дорожном полу платье! И деньги, и вещи и платье, и паспорт – все похищено. Вот и беда для Кузьминой! Но если бы только было это, то она немного беспокоилась бы, еще более горя потерпела Кузьмина, когда заявила, где следует о похищении у нее паспорта! Если бы она не призывала в горе своем на помощь Преподобного Тихона, то могла бы быть отправлена как бродяга, по этапу, ибо уже и была к тому приготовлена! Это испытание было для нее тяжелее, нежели похищение всего ее имущества. Но, слава Богу, и Его угоднику Преподобному Тихону: ей дали из полицейского управления письменный вид на проход и Кузьмина поспешно удалилась из г. Ельца, не думая, об имуществе, а благодаря Преподобного, за избавление от постигшей ее большой беды. С великою радостью она прибыла в обитель и поспешила воздать посильное благодарение у раки мощей, Преподобного. Вот какая беда, говорила Кузьмина, постигла меня! Но, слава Богу, что не более! С благодарностью в сердце к Преподобному Тихону за исцеление ее и за вразумление в своем дерзком недоверии, она с полным убеждением в чудодейственном вспомоществовании Преподобного всем, с верою притекающим к нему, отправилась, восвояси!

23

Мещевского уезда, сельца Мухина, помещица г-жа Козловская, летом минувшего 1886 года, прибыв пешком в обитель в сопровождении близких своих и трехлетней дочери, рассказала следующее обстоятельство:

Я всегда благоговейно чтила угодника Божия Преподобного Тихона, и он наградил меня! Его помощью я приняла сию трехлетнюю мою дочь здоровою и невредимою из самых челюстей смерти, за, что исполняя свое обещание, я совершила теперь, легкий для другого, но для меня тяжелый путь. Прошла, не смотря на непривычку к ходьбе, два дня столько, сколько другой пройдет полдня17. Избавление от смерти моей дочери было таково:

На сих днях сидела я у окна, во втором этаже каменного, не низкого дома своего, занимаясь рукоделием, а дочь моя на окне, со своим детским занятием. Видя, что она сидит смирно, я не догадалась предварить ее о могущем быть с нею несчастье, в случае ее неосторожности. Углубившись в свое занятие, я далее не обращала на нее внимания, как вдруг увидала, что дочь моя стремглав полетела за окно! Какой объял меня ужас, я не могу выразить! Испуг мой в это время понятен сердобольным матерям. Но я в испуге своем, благодаря Бога и Его великого угодника Преподобного Тихона, не потеряла присутствия духа, что с моей стороны в сем случае было бы делом естественным, напротив, вместо пустых, бесполезных, однако-жь для каждого, можно сказать, неизбежных, воплей, я обратилась с сердечною молитвою к Преподобному Тихону, говоря, или выражусь подлиннее, вскричав Преподобный отче, Тихоне! молю тебя, спаси мою дочь от смерти! Я знаю, ты можешь помочь мне в этом! Принимаю, на себя, угодник Божий, обет, идти пешком, с дочерью же, в обитель твою для поклонения пречестному гробу, где покоится святое тело твое! С сими словами, я быстро поспешила вниз. Устремившись к дочери и, волнуемая страхом и надеждою, подошла к ней; взглянув на нее, я услышала ее голос: « мамаша, возьми меня» и не поверила своим глазам! Взяла ее за руки и нашла, что она совершенно здорова и невредима18!! Тогда естественный для матери страх отбежал от меня; радость о спасении от смерти дочери моей преисполнила сердце мое глубочайшею благоговейною благодарностью к Преподобному Тихону. Случай поразительный! Явное небесное вспомоществование Преподобного, предварившее молитву чтущей его г. Козловской.

24

Тверской губернии, Вышневолоцкого уезда, временно- обязанная крестьянка гг. Тормасовых, Марфа Терентьева, испорченная, как говорит, недобрыми людьми, при выдаче ее в замужество, и с того времени страдавшая от злых духов более 15-ти лет, исцелена Преподобным Тихоном, который сам являлся ей для вразумления и укрепления веры ее, как покажет нижеследующий рассказ.

На 17-м году от рождения выдана была Марфа в замужество, и в самый день брака почувствовала себя под влиянием злого духа. Видимые признаки одержания ее злым духом были следующие: живот у нее, увеличиваясь время от времени, наконец, раздулся до безобразия, а также и ноги, главное же, она при неестественной раздутости своей, в известные периоды беснования производила разные неудобо- подражаемые кривляния всем телом, и, что особенно замечательно и изнурительно для смотрящих на нее, на голове плясала. Домашние, однако же не доверяли ее мучениям, но запирали отдельно и пытались врачевать ее домашними средствами, да только такими крепчайшими, что от растираний вся кожа ее отпадала клочьями, а от внутреннего употребления произошло сильное течение крови из гортани, носа и ушей; от чего она сильно страдала и тогда, когда бес переставал мучить ее. Несмотря на все это, ее, с упреком, что она по лености, для избежания работ, притворяется, брали на работы в поле. Откуда она уходила, гонимая бесом, не зная куда, и, когда умученная освобождалась от него, то приходя в сознание, находила себя или в болоте лежащею, или в грязи, и т. п. и удивлялась, как остается живою, нигде ни зальется и не утонет. Пропадала она в это время дня по 3 и по 5-ти, а домашние о ней не заботились, хотя она от них с поля убегала. Владельцы имения благоволили прежде сего к ней; и потому, прибыв в имение, очень сожалели о ней, когда опытно убедились в действительности ее мучений; а прежде, по наговору домашних о лености Марфы, вооружились было против нее увещаниями: прилежно трудиться. Они поместили ее в сельский госпиталь на излечение, но болезни ее никто не понимал, а потому и лечить никто не мог; страдания Марфы были такие, что человеческая помощь вредила ей, а не облегчала, она часто так бывала умучена, что вся внутренность ее выходила вон!... Наконец, люди придумали, для узнания болезни, разрезать Марфе живот и отрезать ноги. Все было готово к исполнению варварской операции, – и она, М., сидя одна взаперти, прикованная на цепи, видела все приготовления и знала для чего они готовятся! В комнате ее была одна икона Святителя и Чудотворца Николая, и вот она обратилась с мольбою к угоднику Божию, прося его помощи и заступления. В ночи явился ей угодник Божий Святитель Николай, отрешил ее от цепи и повелел следовать за ним. Видя себя свободною, она не усомнилась в действительности видения и беспрекословно, повиновалась. Святитель Николай, явившийся ей в виде старца, спустил ее вниз по веревке в ящике, которым втаскивали наверх дрова, – и сам с нею шел неизвестным ей путем во всю ночь. Поутру же, указывая ей путь, приказал идти в монастырь Тихвинской Божией Матери, уверяя, что она встретит там старца, который укажет ей там целебный колодезь, где искупавшись, она получит исцеление. Сказав это, стал невидим.

Марфа пошла одна, и, по приходе в помянутый монастырь, встретила старца, который провел ее на колодезь. Там она купалась, а во время купанья в ней заговорили громко голоса несвязно и непонятно. Тогда старец сказал, что в ней обитает 12-ть духов, но они сейчас оставят ее. И действительно, когда Марфа погрузилась в воде трижды, то голоса умолкли, а с тем вместе живот ее, опадая постепенно, принял нормальное положение, равно и на ногах опухоль опала. Получив такое облегчение, М. искренне возблагодарила Господа и Его Пречистую Матерь за дарованное ей столь, великое облегчение!

Достойно особенного внимания то, что М., по воле Всепремудрого Промысла Божия, не получила совершенного исцеления, а только большое, успокоившее от многих высказанных мучений, облегчение. В, последствии времени М. страдала от томительной тоски, а в церкви не могла стоять всю литургию. Пред чтением Евангелия, или пред пением херувимской песни она с быстротою убегала из храма далеко, гонимая неведомою ей силою. Долго она странствовала по св. местам, ожидая совершенного исцеления, однако же, таковое не подавалось ей. Так М. пришла в семью свою, где, хотя и видели ее изменившеюся, но не убедились в ее горестном положении, тем более не верили ее томлению теперь, когда она все тело имела в надлежащем виде.

Не встретив по прежнему от семейных сочувствия, сострадания будучи снова по прежнему гонима и притесняема, Марфа задумала искать совершенного исцеления у Киевских св. угодников Божиих, приняла твердое намерение путешествовать в Киев. С наступлением весны она объявила о своем намерении в семье и просила позволения на отправление, но получила отказ. Родные, упрекая ее по прежнему в том, что она по лености хочет избежать рабочего времени, не дозволяли ей, по их выражению, «болтаться» и чтобы решительнее удержать ее «дома», отобрали у нее и одежду и обувь. В таких стесненных обстоятельствах, угнетаемая своею тоскою, М. обратилась с усердною, молитвою к Господу и заступнице рода христианского Пресвятой Богородице, прося себе совершенного избавления от влияния на нее темной силы. Услышал Бог молитву ее: Пресвятая Богородица явилась ей заступницею. В одну ночь является Марфе какой-то неземной старец и приказывает ей непременно идти на богомолье. Убежденная в действительности своего видения, не думая долго, М. снова приступила к домохозяевам с усиленной просьбою, о увольнении ее на богомолье и, сверх чаянья, хотя неохотно, получила увольнение. Немедленно собравшись кое в чем, ибо одежды ей не дали, она пустилась в путь, направив оный в лавру Преподобного Сергия. Поклонившись сему угоднику Божию, она начала беспокоиться о том, с кем бы отправиться в дальний путь. И вот ей снова предстал тот же старец и приказывал идти в Москву, где, в одной соборной церкви, она увидит две партии странниц: одну, составленную из многих жен, а другую только из трех девиц. Последним, она должна поклониться до земли и просить их взять ее с собою в спутницы. Марфа пришла в г. Москву и нашла все, и исполнила все, как повелел старец.

По убедительной просьбе три спутницы приняли Марфу в свое общество, с условием идти с ними повсюду, куда они пойдут бес прекословия; и пошли сии странницы из Москвы на Малоярославец, имея общее намерение быть в Киеве; из Малоярославца дошли до дороги, ведущей в Тихонову пустынь. Марфа, шла молча, но когда молодые странницы, остановились близь помянутой дороги, рассказывая друг другу о том, что каждая из них слышала о сей обители, вознамерились зайти в оную; тогда молчаливая Марфа со всею силою восстала против их намерения так, что никакие убеждения, никакие напоминания о повиновении не сильны были остановить ее от пререкания и молодые странницы почти готовы были оставить свое намерение. К счастью увидали они странниц, идущих из Тихоновой пустыни; сии, подойдя к спорящим и узнав предмет их спора, порешили оный так: пустынь Тихонова прекрасная, угодник Божий Преподобный Тихон великий чудотворец, что же вы ее (указывая на Марфу) слушаете! Ступайте, не раздумывайте! Пусть, она куда хочет, идет, вам без нее лучше; она видно не для богомолья ходит!

Странницы повернули на дорогу к Тихоновой пустыни и пошли, а за ними уже поневоле и Марфа пошла, но с видом угрюмым, более диким и не могла понять (ее слова), как она шла, по земле или по воздуху, казалось, что ее влекла уже непостижимая какая сила! Пришедши в пустынь, они, как и другие, заняли место в старой гостинице, здесь взошла к ним старушка19, успокаивающая странниц и постоянно живущая в этой гостинице, – и вступила с ними в приветственный разговор, который, тем более, проникнут был участием к положению странниц, что время пришествия их располагало к сему особенно; пришли они в великий четверг; между прочими и Марфа угрюмым своим видом дала повод с нею поменяться несколькими словами. Во время разговора М. вдруг начала бросать с себя одежду в разные стороны, чем и дала понять о себе, а потому и разговор старушки со странницами прекратился. Видя это Дарья (имя старушки) вышла вон, а Марфа, тот же час, к изумлению молодых своих спутниц, начала поносить Дарью самыми черными нареканиями и этим убеждала их, удалиться из сей обители. Смутились неопытные странницы и, предполагая, что с наступлением дней Светлого Воскресенья быть может им не позволено будет пребывать в обители, решились было принять совет Марфы, почему начали собираться в путь но к ним вошла снова Д., и увидав, что они собираются, выразила свое удивление и остановила их, говоря: зачем слушаете этой женщины, когда она не в своем положении. Идите к гостиннику и просите дозволения остаться на Пасху; а к Марфе обратясь, сказала: а ты, голубушка, останься; да поговей, – причастишься св. Таин, помолишься Пр. Тихону, побываешь на его колодезе и, Господь даст, получишь исцеление! С сими словами все вышли от Марфы, оставив ее одну. Странницы, побывши у гостинника и получив дозволение остаться на Пасху, возвратились к Дарье и заговорились с нею; она, по поводу видимого беснования Марфы, рассказывала им некоторые чудеса, совершаемые Пр., Тихоном. Наконец, все вместе, взошли к Марфе, и, сверх всякого ожидания, нашли ее совершенно изменившуюся в суждениях. Она объявила свое желание остаться в обители. И рассказала следующее: «по выходе вашем от меня, я впала в полу дремание и вдруг вижу: подходит ко мне старец в мантии и спрашивает: от чего ты не хочешь остаться здесь, а затем продолжает: останься, и я тебе покажу святыню, которой ты никогда не видала, и здесь ты получишь совершенное исцеленье: вот мой колодезь, посмотри на него! Я взглянула и изумилась от великолепия оного. Старец же сказал: здесь ты побываешь и увидишь больше. С сими словами старец скрылся от меня, а вы взошли».

В Великую Субботу Марфа приобщилась св. Таин, а на 4-день Светлого Праздника, отправилась на колодезь Преподобного, где, по ее просьбе, пели молебен, во время коего она стояла на коленях, молясь. Для чего она и как наклонилась в колодезь, неизвестно, только взглянув в оный, всплеснула руками и, скрестив оные на груди, взор свой устремила на изображение Преподобного, написанное в часовне на стене вскричала: батюшка, Преподобный отец, угодник Божий Тихон! Теперь-то я узнаю тебя!! Ты мне сам являлся! Вот я вижу здесь (в колодце) святыню! Вижу то, о чем не могла и вообразить!! Благодарю тебя, отец мой, и прошу, помоги мне несчастной! По окончании молебна она умылась водой из колодца, напилась и пошла обратно в обитель в веселом расположении духа. Однако же не совсем избавилась от бесовского томления. Богу угодно было с постепенностью избавить ее от окончательного влияния бесовского, очевидно, для большего прославления угодника своего Преподобного Тихона. Надобно заметить, что в каждую литургию Марфа порывалась уходить из церкви, но падала на пол, удерживаемая странницами. На другой день, после посещения колодезя, во время литургии, она, не имея возможности убежать из церкви, упала ниц лицом, касаясь пола коленами и головою, и внутри ее происходило сильное бурчание и давление в пищеприемном канале, как бы побуждавшее к сильной рвоте. Однако же скоро она очувствовалась и достояла службу. В следующий день, во время литургии, повторилось то же, только еще в сильнейшей степени. В лице она почернела, бурчание в животе происходило едва ли ни во всеуслышание, позыв на рвоту так был силен, что явная была необходимость вынести ее вон. Едва только опустили ее на землю, как ее с сильным клокотанием, начало рвать; когда же рвота окончилась, то лицо Марфы просветлело и она, скоро поднявшись, в великом восторге, объявила, что по милости Божией и ходатайству угодника Его, совершенно здорова. Взошед в храм, она начала благодарить Бога, и не раз повторила смотрящим на нее: какова я стала-то! В этом очевидно выражался ее величайший восторг. Так, с окончанием шести дней светлого праздника Воскресения Христова, окончились шестнадцатилетние страдания Марфы. С наступлением новой недели потекла и для нее новая радостная жизнь, продолжать которую она, возблагодарив сердечным умилением Преподобного Тихона, за избавление ее от долговременного мучительства дьявола, отправилась восвояси, славя и благодаря Бога и Его угодника.

25

Чиновник особых поручений при начальнике Калужской губернии, Николай Ив. Васильев, рассказал духовнику своему, иеромонаху о. Порфирию, следующее обстоятельство исцеления жены своей.

Жена его Марья Александровна сильно простудилась, вследствие чего у нее заложило оба бока, и от того она начала терпеть сильнейшее колотье в оных, так что с величайшим трудом могла дышать. Чувствуя трудность болезни, она, М., не понадеялась на искусство врачей, но обратилась к врачу Богоугодному и Богом прославленному великому Его угоднику Пр. Тихону. Имея у себя в доме масло от раки мощей Преподобного, она, призвав на помощь скорого сего целителя немощей, на ночь натерла оба бока этим маслом и спокойно уснула: проснувшись же к утру, она почувствовала себя свободною, колотья в боках не было и дыханье стало свободно. Вставши с постели, она убедилась в совершенном миновании болезни, а взглянув на тело, она, к великому своему удивленью, нашла оное покрытым, как бы красною корою, мелкою сыпью, которая скоро сама по себе прошла.

Получив такую скорую помощь, г. Васильева, с благодарным благоговейным чувством, памятуя, о сем исцелении своем, вместе со своим мужем, не замедлила явиться в обитель для посильного возблагодарения Преподобного. У раки мощей его. г. Васильев, по настоянию своей супруги и для выражения своей благодарности к Преподобному, рассказывая о. духовному о сем скором врачевании его жены, просил его, чтобы чудо сие, во славу Преподобного, известно было по возможности всем, ищущим врачевания душевного и телесного.

26

Монах обители Преподобного Тихона, о. Нифонт, рассказал о полученной им от Преподобного помощи, следующее: С самого младенчества страдал он жестоко золотушною болезнью, голова его всегда была, в юных летах, покрыта слитыми струпьями, глаза заплыли и налиты были кровью, в голове происходила всегда стрельба, в ушах шум, и он, таким образом, не видал вполне света. Родители20 его, вольноотпущенные от гг. Курбатовских, жители Смоленской губернии, Красницкого уезда, села Герчикова, Троицкое тоже, много употребляли средств, для излечения его болезни, но ничто не помогло. Искусство врачей, даже славящихся знанием и навещавших владельцев, оставалось для него бесполезным. Еще более его болезнь усиливалась от переносимых частых и не малых наказаний за невнимание к учению, в отрочестве. А по возрасте от поварского искусства, которому он был научен, и оказал в оном большую понятливость, ибо крайне тяжко было глазам его выносить действие огня, у которого должен был он находиться часто, как повар. Так страдал он до 25 лет и в продолжение сего времени его постоянно занимала мысль поступить в монашество21 но привести в исполнение эту мысль препятствовали и родители, особенно мать22, а более всего владельцы, которые, не смотря на его болезнь, дорожили им, как хорошим поваром. Сколько он ни боролся с этими препятствиями, но, ни что не помогало. На родителей действовал он упорностью против всех лекарств его болезни, а владельцам часто делал непослушания по своей должности; предполагая, что прогонят его, как негодного; но, ни родители не уважали его болезни на столько, чтобы расстаться с ним, ни владельцы не приходили в ожесточенье против него за его упорное ослушание.

Наконец, владельцы его, один по одному умерли, и он вздохнул, свободнее. Взявши себе билет на долгое время, не простясь, как следует с родителями и, не объявив им своего решительного намеренья, по исполнении ему 25 лет, ушел из дому и направил путь свой в Калужскую губернию, где имел сведенье о монастырях: Праведного Лаврентия и Преподобного Тихона. Товарищ его был послушником в обители св. Лаврентия и завлекал его в оную, на что он хотя и соглашался, но более было у него безотчетное какое-то влечение в обитель Преподобного Тихона. Пришедши, прямо в Лаврентьев монастырь, он, к удивлению своему, по предварительному старанию товарища, был немедленно в оном принят и поставлен на послушание в кухню. Видно, что его заочно приняли в этот монастырь, потому, что извещено было о нем, как о поваре. Но названья сего он не мог оправдать, потому что не имел никакого понятия о приготовлении простых кушаний, а в кухню поставили его одного, не подчинив, ни кому, кто бы указал ему весь порядок и все препараты. Вследствие чего, он от послушания сего совершенно смутился, к тому же с природною его болезнью соединилась боль зубная, от всего этого он, в продолжение недельного своего пребывания в обители Праведного Лаврентия не видал ни единой минуты отрадной. Между прочим, в одну ночь из этой томительной недели, видел он такой сон: пришел будто он в какой-то пространный светлый храм и видит посреди оного гроб, а около него служащих священников в облачении. Поклонясь гробу и служащим, он пошел по храму дальше и, вошел в другую половину храма, здесь увидал другой гроб и в нем благовонное тело – мощи; поклонясь у сего гроба, он услышал голос, говорящий: иди в такую обитель, – там ты получишь исцеление от природной твоей болезни, избавишься и от зубной боли посредством освященного дуба, стоявшего невдалеке от обители. Кто говорил сие, он не видал, и с тем пробудился. Размышляя о виденном, он пришел к одному заключению: более не оставаться в обители пр. Лаврентия, а идти искать обитель, подобную виденной во сне. И прежде положил за непременное побывать в обители Преподобного Тихона; затем, ежели Богу не угодно будет, чтобы остался в этой обители, идти в Осташков, в обитель Нила Преподобного, где исцелилась его сестра.

Ни мало немедля он объявил о своем нежелании оставаться в обители Праведного Лаврентия о. эконому 23 и остался непреклонен, к убеждениям его не уходит из монастыря. Получив свой письменный вид, он отправился в обитель преподобного Тихона. Не дошедши до оной версты две с небольшим, он остановился на перекрестках и задумался о том, куда идти. В этих мыслях, уклоняясь на одну дорогу, которая, по его соображению, должна была вести к обители, он подошел к одному дереву (здесь начался лес, простирающийся до обители), и, от усталости прислонясь к нему спиною, задремал стоя. Вдруг слышит, кто-то его толкнул и громко сказал: что же ты остановился, ступай прямо! Ободрившись скоро, он мог только своими больными глазами заметить, что от него отходит монах в мантии, но лица его он не видал, тем более, что он с последними словами, махнув рукою на дорогу им предугадываемую, мгновенно скрылся. Пораженный сим обстоятельством, пустился он в путь едва не бегом! Среди леса он услышал благовест в большой колокол и обрадовался, будучи убежден, что этот благовест происходит в обители, а была Великая Суббота и уже около полудня. Оградив себя крестным знамением, он поспешил идти и вышел из лесу, встретился с обителью лицом к лицу. Подошедши к св. вратам и отдав земной поклон миру, как бы предугадывая, что останется здесь, вступил он за стены монастырские и пошел прямо в храм; ибо служба еще не кончилась. Взошед в оный, он был чрезвычайно поражен сходством всего ему представившегося с виденным во сне. Храм пространный, посредине одного предела, как гроб, стоит плащаница и около нее служащие в облачении; по окончании обедни, прикладывались. Приложившись и сам к плащанице и приняв благословение, как ему казалось, от настоятеля, он попросил указать ему гробницу (раку) Преподобного Тихона. Его привели в соборный храм, отделяющийся от приделов возвышенною аркою; и как только вступил он в этот храм, то ощутил такое ароматическое благовоние, какового не только во всю жизнь не обонял, но и не воображал. Подошед к раке, где ему представлялось лежащее тело, от коего и происходило благовоние, он был в таком приятном наслаждении, что готов был остаться навсегда при гробе, не нуждаясь в пище телесной! Попросив отслужить молебен Преподобному, он после сего выпил масла из лампады и помазал оным и глаза, и в ушах, и голову, где нужно, напр., виски и проч. и тот же час почувствовал облегчение от болезни, которая вскоре совершенно оставила его. В то же время, по выходе из храма, он клал на зубы частичку дуба, в котором жил Преподобный, и они до сего времени уже не болят.

28

Прожив в обители Преподобного Тихона 6-ть лет, о. Николай пострижен был в рясофор – и в это время случилось ему подвергнуться искушению, которое, однако же, послужило к большому проявлению над ним чудодейственной силы Преподобного и к убеждению, его трудиться в обители угодника Божия Тихона. Приводим рассказ его о сем: родительница о. Н., жалея о разлуке с единственным сыном своим, не переставала разузнавать, где он находится, и узнала. Однажды, в летнее время, во время покосов, она в сопровождении дочери своей, явилась в обитель Преподобного Тихона, не для богомолья, а для убеждения сына возвратиться восвояси. И чтобы сильнее подействовать на его сердце и подвигнуть к состраданию о себе, она, разбивши себе лицо и обагрившись кровью, не захотела смыть оную, но в таком виде прибыла в обитель. Не видя сына своего, она упрашивала каждого встречного указать ей его и как только увидала его идущего с лугов, то вместе с дочерью приступила к нему с рыданием, изъявляя свою скорбь о долгой разлуке и радости о встрече.

Несмотря на их слезы и рыдания, о. Н. однако же не ответил по-мирски, на оные, но, подавив в себе природное чувство, обратился к ним с упреком за неуместные их и зловредные для него рыдания и слезы, выразив явное свое неудовольствие к их не желаемому им появлению. Но как, бы то ни было, а принять нежданных гостей было нужно.

Успокоившись от пути, мать и сестра о. Н. мало-помалу начали простирать к нему свою убедительную женскую проповедь о возвращении, по крайней мере, в свой губернский город. Как ни крепился о. Н., однакоже сдался на последнее убеждение их, но с этим у него показалась прежняя болезнь в голове! Обрадовался было о. Н. сему неприятному обстоятельству, и, указывая на это своим посетительницам, доказывал, что это ему в наказание за согласие его на их убеждения. Но сии, исторгнув от него согласие, не хотели обращать внимания своего, ни на что. Тогда о. Н., не видя от своих плотских друзей никакого снисхождения, обратился с молитвою к Преподобному Тихону о не оставлении его своею защитою и покровительством. С этою молитвою он снова мазал голову маслом от раки Преподобного и получил немедленное исцеление, что поселило в нем твердую надежду на помощь Преподобного вперед и он уже спокойнее уступил желанию матери своей. Собравшись в путь о. Н., простер снова свою молитву к Преподобному, выражая желание возвратиться в обитель; в заключение воспел тропарь и кондак Преподобному и отправился.

Прибыв в город Смоленск, о. Николай поступил к тамошнему преосвященному Антонию поваром, где жил спокойно; но мысль о возвращении в обитель Преподобного Тихона не оставляла его. Внял Преподобный сердечному влеченью о. Н. и вот как удовлетворил его:

Однажды, летнею порою, епископ собрался побывать на даче, принадлежащей дому его и отстоящей от города, верст на 7. Вследствие чего эконом, монастыря со всем сутклитом дома должны были отправиться туда же для приведения в порядок всего по даче и для заготовления необходимого к принятию владыки, а посему нужно было отправиться и о. Николаю. Запрягши тройку лошадей в тарантас, все уселись в оном, а о. Н. должен был садиться кучером. Не смотря на свою неопытность в кучерском деле, о. И., повинуясь распоряженью эконома, принял вожжи в руки и поехал; а как он близорук, то и не мог рассматривать, вперед дорогу и потому надобно было ожидать беды, что и случилось.

В одном месте нужно было спускаться под гору, и при том по косогору, о. Н. не заметил сего и держал лошадей на рысях, а лошади, разбежавшись и побуждаемые тяжелым экипажем, усилили свой бег под гору. Схватился о. Н., да уже было поздно. Лошади выбежали на самый крутой косогор, и экипаж готов был ринуться на бок. Испугавшись сего, о. Н. вернул лошадей в бок с целью промчаться мимо косогора, но это усилило быстроту падения экипажа и он со всею силою ударился на бок. Все полетели из экипажа, а о. Николай ринулся под ноги лошадям и попал в передние колеса, к одному головой, а сквозь спицы другого проскочила одна нога, другая же была у ног лошадей; таким образом, он был в руках смерти, однако же она не коснулась его. О. Н. с падением экипажа, простер молитву свою о помощи к Преподобному: «отче, Преподобне Тихоне, спаси меня!» и в ту же минуту был спасен. На всем бегу своем лошади с молитвою о. Н-я вдруг стали. О. Н. ни как не мог освободиться из своей засады без сторонней помощи, очевидно для того, чтобы чудное спасение его от смерти было для всех видимо, а для него посему разительнее. Освободившись при помощи одного из своих спутников, о. Н. вышел из под тарантаса ничем невредимый, только чувствовал небольшую боль в ноге, бывшей между спицами колеса. Это так поразило его, что он, презрев все препоны, не замедлил возвратиться в обитель Преподобного Тихона, где с именем уже Нифонта до сего времени трудится, и ни мать, и никто из родных его не тревожат.

29

Малоярославецкого уезда помещик Александр Николаевич Илларионов24, назад сему около трех, или с небольшим лет, страдал расслаблением нервов в течение 2-х месяцев. Эта болезнь его была так тяжка и упорна, что во все время продолжения ее, сколько не принимал он медицинских пособий, не получал он облегчения. Даже самые опытные врачи, сколько ни употребляли стараний облегчить болезнь, не могли питать в себе надежды на выздоровление Илларионова. Вследствие сего в здоровье Александра Николаевича, хотя с прискорбием тяжелым, но сомневались и все окружавшие его родные и близкие, а потому признали необходимым приобщить его св. Христовых Таин и совершить над ним таинство елеосвящения. Этого уже было достаточно для того, дабы сказать: А. Н. не надежен в здоровье!..

Но в это то безнадежное, по-видимому время не оставила надежда самого г. Илларионова. Он обратился к небесной помощи и скоро таковой удостоился. Призвав на помощь угодника Божия Преподобного Тихона, А. Н-ч, с несомненною верою в чудодейственную силу его, приказал подать себе25 воды из колодца Преподобного и немного выпил. С принятием сей в душе г. Иларионова воцарилось спокойствие, а чрез несколько минут он почувствовал возвращающуюся в расслабленных нервах своих свободу. Это не ускользнуло от наблюдения всех бывших возле него, – в сердцах всех отозвалась надежда, – а в сердце А. Н-ча, она поселилась вполне!

Чувствуя в себе большую перемену в здоровье, А. Н. потребовал, чтобы немедленно послать в обитель Преподобного Тихона и привезти ему еще воды из колодца, ибо хранящаяся в доме вышла вся. Как скоро явился в обитель посланный, то немедленно по распоряжению настоятеля, ревнующего о славе Преподобного, вода была освящена погружением в ней Креста Господня и отправлена к г. Илларионову.

Принимая присланную воду, сомнительный в здоровье А. Н. получил видимое облегчение, а затем и медицинские пособия оставались уже не без действия и вскоре г. Илларионов укрепился в здоровье; восстав от гнусного для всех одра своего и до сего времени, благодаря Бога, и его великого угодника Преподобного Тихона, здравствует совершенно.

Относя исцеление свое единственно к действию обогащенного от Господа дарованием чудес Преподобного Тихона, А. Н., в благоговейной благодарности своей к нему, пожелал изъяснить свое благодарение Преподобному в видимых знаках, и не встретив в этом никаких препятствий, устроил над колодцем красивую деревянную, обшитую тесом часовню, окрашенную извне и расписанную стенным иконно писанием внутри, с двумя красивыми окнами и створчатыми не узкими дверями, причем возле часовни устроена купальня для больных. В нее течет вода чрез трубу из колодца, в котором стены, вместо деревянного сруба, устроены каменные.

30

Калужского уезда, Тихоновской волости, дер. Камельгиной крестьянка Акулина Савельева, бывшая раскольница, проживающая в той же волости, дер. Дворцах, у сына своего. Бывшего в том заблуждении, но обратившегося в православие года за два прежде ее, получила исцеление ходатайством Преподобного Тихона от такой болезни, от которой обыкновенные врачи при всем усилии не могли излечить ее и, что более, не могли даже определить самого названия оной. О появлении этой болезни и излечении от нее, так рассказывала сама А. С.

В 1863 году нежданно и нечаянно появилась у нее болезнь такого рода: в одну ночь, часу в 10-м или в11-м, почувствовала я сильнейший зуд в моем теле и у меня открылась несносная чесотка, к утру же миновалась болезнь и я думала, что она тем и кончится; но в следующую ночь болезнь снова появилась и с большею силою, а к утру опять миновалась. Затем болезненные припадки стали повторяться очень часто, и я потеряла всякое терпение, обратилась за помощью к некоторым известным врачам, которые, при всем своем усердии и старании оказать мне помощь, нисколько не помогли. Так болезнь моя время от времени более и более усиливалась, и к концу года ее появления я до того ослабела, что едва ходила и потеряла всякую надежду на выздоровление.

Однажды пришедши в дом сына моего Михаила, от которого живу отдельным домом, жаловалась я жене его на изнуряющую меня болезнь; в разговор наш вмешался и он с такими словами: за то тебе Бог не дает здоровья, что ты не престаеш хулить православную Церковь и угодника Божия Преподобного Тихона, Калужского Чудотворца, и, указывая на икону Преподобного с надписью имени Паисия-Великого, сказал: не ты ли приказала изгладить с иконы, не смотря на то, что она родовая, имя Преподобного Тихона и надписать имя Паисия?

Вследствие сего совершенно справедливого замечания сына, я, по обыкновению, в пылу безрассудного гнева своего, как всегда злобясь на него за обращение к православию, говорила с ним, начала укорять его, что он сам был такой же, а теперь сделался отступник; но сын, терпеливо выслушивая мои безрассудные укоризны, представлял мне такие убедительные доказательства моего заблуждения, против которых я, сколько не усиливалась, не могла достаточно возразить, – и, наконец, по долгом споре, по милости Божией, поколебалась в своем долгом и упорном заблуждении.

Заметив это, сын мой предложил мне обратиться с молитвою к Преподобному и принести ему чистосердечное раскаяние во всех хулах и ругательствах, произносимых мною на него по невежеству, и безрассудной ревности о мнимой старине. И уверял, что если с верою и любовью прибегну к Преподобному, то получу исцеление от тяжкой своей болезни. Убеждаемая советами сына, я подумала: что за беда, если я помолюсь, Преподобному! В этом против веры нашей ни сколько не погрешу, молиться вместе с ними не буду, а помолюсь одна... Решилась, и что особенно важно для меня, в это время и незабвенно, дала в душе моей такой обет: если исцелюсь от трудной моей болезни, то во всю жизнь буду свято почитать память Преподобного, которого так много оскорбляла; после такого обета, я почувствовала в себе большое облегчение от болезни.

На другой день рано утром отправилась с М. и его детьми, а также малолетнею внучкою своею, только не прямо в обитель, но на св. колодезь, куда нам путь лежал. Подъехав к колодезю, мы, как следует, помолились иконе Преподобного. Только не вместе сперва М., а потом и я, затем умылась св. водою и напилась оной, наполнили несколько кувшинов, взятых из двора, водою и отправились. Проезжая около монастыря, М. предложил мне зайти в оный: я беспрекословно согласилась и зашла. В это время отпевались постные часы в храме. Когда я вошла в храм, то была поражена и величием оного, и пением, и чтением монахов, и особенно поражена была благоговейным ужасом, когда вошла в соборный храм, где предстал взору моему гроб Преподобного Тихона. Начали служить молебен; пение его, меня поразило и я со слезами простояла молебен, а по окончании оного, с радостью преклонила колена у раки Преподобного и мысленно просила его простить мне за нанесенное по безрассудной ревности оскорбление его св. образу, прося вместе с сим исцелить меня от изнурительной болезни.

После сего мы вышли из храма и поехали в свою деревню полные надежд: я надеялась избавиться от болезни, а М. надеялся избавить меня от раскола; надежды наши сбылись в точности. По приезде к дому я чувствовала себя несравненно лучше прежнего. В продолжении дня пила я еще пила я несколько раз воду, и мне делалось лучше и лчше. Наконец наступила ночь, приблизились часы моего терзания ( болезнь моя мучила меня в одно время) и я ожидала наступления знакомых мне появлений болезни; но часы проходят и я остаюсь спокойною, не чувствуя ничего, что испытала в течении года. Прошла ночь, прошла другая и наконец, несколько ночей, а болезни моей не появлялось. Я внутренне благодарила Бога и угодника Его Преподобного Тихона, ходатайством которого получила исцеление. Но никому не говорила об исцелении, помышляя, как бы опять не пострадать. Однажды сын мой спросил меня о здоровье и я уже искренно, по чистой совести, рассказала о благополучном исходе болезни, сын мой, возблагодарив Бога и Его угодника Преподобного Тихона за избавление меня от тяжелой, конечно, и для него, как истинного сына, болезни, присоединил свое убеждение в истинности православной Христовой церкви.

Получив совершенное исцеление от своей болезни, я, по милости Божьей, оставила свои заблуждения по вере. И теперь имею несказанное благо в церкви Христовой православной благодарить Бога, призвавшего меня в наследие святых, и великого Его угодника, Преподобного Тихона, непосредственного моего ходатая перед Богом, как в призвании от тьмы именуемого старообрядческого заблуждения, к истинному свету церкви Христовой, так и в отнятии от меня телесной скорби.

Это не первый случай, обнаруживающий попечение Преподобного Тихона о вразумлении раскольников. Но есть много других примеров заботы Преподобного о сих блуждающих овцах; из них о многих говорили как бы по слуху, а о многих раскольники умалчивают, стыдясь своего заблуждения, но благодать Божья не вотще действует, а потому, скоро или долго, а благодарность к благодеяниям должна обнаружиться.

31

Обратившийся к православию, сын Акулины Савельевой, Михаил Савельев, объяснил нам следующее. Будучи еще в расколе и по обращении своем в православие, он много слышал от жителей деревни Дворца о чудесах Преподобного Тихона, совершаемых им над раскольниками, с верою приходящими к гробу св. мощей его, из сих чудесных действий объявляет, о более достоверных.

Ближний сосед его, Андрей Яковлевич Уткин, в младенчестве был в тяжкой болезни: тело его с головы до ног было покрыто струпьями, которые, слившись вместе, образовали собою кровавую и гнойную чешую; страдания его были так велики, что нельзя было взять его на руки; мать и все родные его сокрушались, при виде страждущего дитяти и каких, лекарств не употребляли для него, но все было напрасно; младенец находился, в самом жалком и отчаянном положении. Невестка его матери, а ему родная тетка, Акулина Семенова, предложила матери больного сносить его к Преподобному Тихону и помолиться при гробе мощей его; согласились и отправились. Помолившись, сколько могли, при гробе Преподобного, они отправились на св. колодезь, где омыли больного младенца водою и дали ему выпить оной; потом, помолившись иконе Преподобного, они отправились домой. На обратном пути, младенец, доселе непрестанно стонавший, немного утих и перестал кричать и плакать; этому немало удивились мать с теткою. По приходе в дом, младенца положили в люльку, где он, к изумлению всех, спокойно уснул. И с этого часа начал приметно выздоравливать: струпья гнойные и кровавые начали подсыхать и осыпаться, как сухая скорлупа; в короткое время Андрей выздоровел, и не осталось в нем даже следов такой мучительной, для младенца особенно, болезни. В настоящее время Андрею 38 лет, и он проживает в добром здоровье.

32

Родная сестра жены (говорил еще М. С.), Мария Алексеева жена крестьянина дер. Дворца В. Шовина, имеет у себя дочь Пелагею; эта Пелагея в младенчестве своем страдала глазною болезнью. Болезнь сия, как говорила мать Пелагеи, так усилилась, что ни днем, ни ночью не было покоя ни для нее, ни для больной; она непрестанно стонала и кричала. Это, продолжалось, несколько недель и Пелагея не могла уже глядеть, на Божий свет. М А. прибегала, к разным средствам, изыскивала разные лекарства для своей дочери, но больная никакой помощи не получила. Бабка больной, мать М. А., предложила сносить больную внучку к св. колодезю Преподобного Тихона; это и было исполнено. М. А. пришедши к колодезю с больною дочерью и, помолившись Преподобному, выкупала и напоила свою больную водою и отправилась в дом. На обратном пути больная заснула на руках матери. А по приходе в дом проглянула глазками, которые несколько недель не открывала; это немало удивило и мать, и бабку, и всех родных, знавших болезнь Пелагеи, а еще более поразило всех их то, что глаза Пелагеи в скором времени совершенно освободились от болезни. Пелагея ныне здравствует совершенно и выдана в замужество за крестьянина В. Никитина Карнеева.

33

Подобно Пелагеи исцелились от глазной болезни еще несколько человек дер. Дворца помощью же Преподобного Тихона. Вот один из сих случаев. Как более, важный потому, что рассказан ему (это говорит М. С.) раскольником о себе самом. Крестьянин В. Ф-ов Карнеев рассказывал: когда мы с родным братом П. были в детстве, тогда болели у нас обоих глаза и так сильно, что едва было можно глядеть на свет Божий. Отец наш Филипп Карнеев, смотря на наше страдание, вздумал сходить с нами в Тихонов монастырь помолиться Преподобному Тихону, ибо мы, хотя и старообрядцы, но, почитали Преподобного, тогда, и, разумеется, молились ему. Дождавшись воскресного дня, отец наш рано утром повел нас в монастырь. По приходе в оный, мы, по приказанию отца, молились при гробе Преподобного и приложились к раке св. мощей его. Предстоящий при гробе монах вытер нам пеленою с гроба, глаза и мы отправились в дом. Дорогою мы почувствовали, что глаза наши, вместо нестерпимой боли, начали свербеть, – и потом час от часу становилось нам легче, а чрез день как у меня В., так и у брата П. совсем зажили, как бы никогда не болели. Ныне В. 38 лет и брат его П. 42-х лет доселе благополучно здравствуют. Очень жаль только, что, несмотря на благодатное исцеление, полученное от Преподобного Тихона, до сего времени не перестают быть в расколе, присовокупил С-в, а мы заключим, – по благодатном исцелении Карпеевых от глазной болезни, надобно ожидать и благодатного исцеления их от болезни душевной, ибо она не воотще дается. Карнеевы, по усмотрению Божью, быть может, призваны будут к единению с Церковью и в едино на десятый час.

34

Смоленской губернии, г. Вязьмы, купеческая жена Александра Васильева Милеева, в 1866 году поражена была скарлатиной в такой силе, что совершенно захватило ей дыхание завалом в горле, когда же, по совету бывшего у них в доме иеромонаха Тихоновой пустыни Гер., прибегла с молитвою о помощи к Преподобному Тихону и до трех раз принимала по глотку бывшей в доме воды из колодезя Преподобного, то болезнь уступила в силе своей, освободила дыхание и в само скорейшем времени совершенно уничтожилась.

Признательные к помощи Преподобного, муж и жена Милеевы просили иеромонаха от. Гер., бывшего у них вторично, отслужить у раки мощей Преподобного благодарный молебен, рассказав ему о скорой чудесной помощи. Желание и прошение благодарных было исполнено безотлагательно.

35

Между бумагами, хранящимися в архиве монастырском, оказалось письмо или записка в 8-ю долю листа, писанная поручиком Золотаревым в 1841 году, следующего содержания: «1835 года, июня 15-го дня удостоился получить от угодника Божия Тихона Преподобного от одержимой меня сильной лихорадки облегчение, чрез что и поныне не имею оной».

Поручик Андрей Золотарев. 1841 года

Кто такой поручик Золотарев и находится ли он ныне в живых, сведений о сем собрать не откуда, но записка по всему не должна подлежать сомнению. Можно судить, что г. Золотарев не дальний житель, если не из самой Калуги, потому что исцеление произошло 15-го июня, накануне празднования памяти Преподобного 16-го июня, а в то время бывали посетители Тихоновой пустыни на празднике только из ближних уездов и селений.

36

1867 года, Февраля 28-го дня, на первой неделе Великого поста, во вторник, прибыла в обитель перед вечернею крестьянка Медынского уезда, села Бобылей, Пелагея, в сопровождении двух односельных женщин. Пелагея 18 лет в замужестве и 17 лет страдала исступлением, кричала неестественно на разные голоса, падала на землю замертво. По прибытии в обитель на гостином дворе произносила даже хулы на Преподобного; в храме и на паперти в бесчувственном состоянии изредка повторяла слово «выду». После приема у раки Преподобного из лампады масла кричать перестала, но пребывала в состоянии одичалой. На другой день отведена была, к колодезю и там искупали ее насильно, после чего она сделалась спокойною и, по прибытии в обитель, изъявила удовольствие от купанья, говоря, что она не чувствовала ни малейшего холода, между тем была сильная и жестокая снеговая заметь. Пробыв с неделю в обители, она спокойно приобщилась св. Тайн и потом, также в состоянии спокойствия, отправилась с невесткою своею, Екатериною, домой.

37

Мосальского уезда, сельца Виселева, молодая женщина Варвара Афанасьева, на первом году своего замужества, 1867 г. летом, в рабочую пору, незаметно с какого повода, оказалась испорченною; подвергаясь припадку, она казалась как бы задушенною, падала замертво, потом стонала и, наконец, вопила самым диким и отчаянным голосом; прибыла в обитель 26 ноября к обедне, но с херувимской песни, по своему припадку, простоять в оной не могла. После обедни ее на руках внесли в храм и положили у раки Преподобного, как бы мертвую. По просьбе носящих, с нею прибывших, начать молебен, по окончании молебна, во время чтения отпустительной молитвы, она пришла в малое чувство, ее подняли и приложили к изображению Преподобного на раке, и она, простонав, вся расслабела; служивший молебен духовник дал ей из лампады ложечку масла; приняв его, она совершенно опомнилась; поднявшись, она отошла к клиросу и села, а потом начала молить Преподобного о помощи и успокоилась. В обеденное время отведена была к колодезю и там в купальне она искупалась; это купанье, несмотря на зимний холод, ей понравилось так, что она в следующий день желала купаться, говоря: как хорошо в купальне. После сего при всех службах она присутствовала спокойно и усердно молилась. Наконец, напутствованная св. Тайнами, отправилась в дом, чувствуя себя совершенно здоровою.

38

Один из братии обители сей, монах П., рассказал такой случай, в котором, как он выражается, по истине, помог ему Преподобный Тихон.

На втором году поступления моего в число братства, когда я проходил послушание в братской хлебопекарне, послушание, требующее рук, у меня заболела правая рука в плече так, что я не мог поднять руки выше пояса. Озабочиваясь своим послушанием и чувствуя при этом совершенную невозможность готовить хлеб, я не знал, на что решиться.

Но будучи уже не раз облагодетельствован, Пр. Тихоном, не замедлил прибегнуть к его помощи и на сей раз, перед ночным покоем, отходя ко сну, положил три земных поклона перед иконою Преподобного, призывая его на помощь, натер больное плечо маслом из лампады, что у раки мощей, и уснул. По возбуждении к утреннему богослужению, восстав с одра своего, почувствовал облегчение и для убеждения, сотворил несколько раз крестное знамение, и, искренно возблагодарив Преподобного Тихона, отправился на церковную службу. ПО окончании оной, пришедши в келью, ощущая в плече сильный зуд, я открыл оное и к удивлению увидал, что плечо все покрыто мелкою сыпью;

после чувствовал ломоту между кистью и локтем, но ненадолго, а сыпь дня через два начала опадать щелухою или мелкими отрубями, и вот я, в тот, же день, как ни в чем небывало принялся за хлеб, а про случившееся со мною известно было Преподобному Тихону и Богу, благодеющему нам во святых своих, Ему же слава во веки!

39

Боровского уезда, Кременской волости, д. Даниделовой, жена бессрочно отпускного Алексея Акимова, Пелагея, 40 лет, в продолжение 10-ти лет одержима была, по показанию мужа и родных, злым духом. С нею часто повторялись припадки такого рода: она вдруг делалась расслабленною во всех членах до изнеможения и терпела столь сильное давленье, что чувствовала себя при конце жизни и с отчаянием произносила «умру, умру». От таких припадков думали доставить ей, и сама она надеялась получить исцеление через простых лекарств, но тщетно. Наконец, вразумленная приходским своим села Марьина священником просить помощи от Преподобного Тихона, Калужского Чудотворца, она с мужем своим, 18 го января 1868 года, прибыла в обитель Преподобного, но едва только вступила в храм, как поверглась на землю в совершенном расслаблении, с проявлением всех сказанных признаков томления; ее подняли и поднеся к раке мощей, приложили к изображению и дали в рот ложечку масла из лампады; от сего она опомнилась, застонала дико и была посему выведена вон. На другой день, во время утрени, с нею произошло обычайное: она впала в бесчувствие и расслабление и лежала в таком состоянии всю утреню и раннюю обедню. После обедни ее подняли и опять поднесли к раке, приложив к изображению Преподобного, дали ложечку масла; с этим приемом она вдруг утвердилась и с горьким воплем и со слезами начала взывать: Матерь Божия, Преподобный Тихон, Ангелы Божии! спасите меня от мучения! За сим отслужен, по желанно их, молебен Преподобному. Потом она была отведена к колодезю, там искупалась и почувствовала себя в лучшем состоянии, только жаловалась на сильную ломоту в руках, ногах и особенно в пояснице. После исповеди и святого причастия она через три дня отправилась домой, и хотя не подвергалась обычным припадкам, но по сильной ломоте в членах не была убеждена в совершенном, исцелении, однако же, веры в содействие Преподобного и надежды на него не теряла. Взяв с собою икону Преподобного в дом, она постоянно призывала его на помощь, – и по вере получила желаемое. По прибытии в дом, она вскоре впала в такое изнеможение, что 12 суток лежала неподвижно, не открывая глаз и не принимая пищи, отвечая однако же всем на вопросы; в последние сутки погрузилась в сон с едва – заметным дыханием, почему домашние предполагая, что она близка к смерти, приготовили все необходимое к погребению ее; но вдруг она пришла в память и попросила подать ей икону Преподобного. Приняв ее, она начала благодарить Преподобного за исцеление, при сем объявила, что «не 12 суток спала, как ей говорят, а только сходила в церковь к обедне, провожаемая таким старцем, как на иконе написан, – и я верю, что Преподобный Тихон провожал меня в церковь благодарить Бога за мое выздоровление, ибо я тепер изменилась на лучшее»! С сего времени Пелагея наслаждается здоровьем телесным и конечно, не без пользы для души.

40

Города Мосальска, Пятницкой церкви священник Никифор Баталин, в родственном письме к иеродиакону Тихоновой пустыни П-ию, между прочим, писал следующее: «в семействе моем все, слава Богу, живы и здоровы; правда, старшая дочь моя Александра была больна. Ей свело было руку, но по ходатайству Преподобного от присланного вами масла ей стало лучше. За тем у нее страшно заболел глаз, так что она не могла его открыть и потому ничего им не видела, но от того же средства и эта болезнь миновала; вследствие чего она дала обет быть в вашей обители и молитвенно поблагодарить угодника Божия Преподобного Тихона». Обет сей выполнен. Александра была в обители с матерью своей, которая, между прочим, так объяснила дяде своему, о. иеродиакону. Руку у моей Саши так свело, что она и не думала видеть ее здоровою, но благодаря Бога и Преподобного Тихона, как только вытерли присланным вами маслом, рука с того же раза начала приходить в движение и мало-помалу совершенно сделалась свободною. Вскоре после сего ни с чего загноился у нее глаз, начал опухать, так что совершенно заплыл, едва остался признак, глаза. Я окончательно думала дочку видеть с одним глазом, но вспомнили про масло, – Александра сама попросила, помазали глаз и чрез несколько времени она уснула и, проснувшись, стала понемногу смотреть и скоро все прошло, благодаря Бога; от боли глаза Саша лежала в постели. Вот за ее обещанием и я удовлетворила своему желанию помолиться Преподобному Тихону!

41

Иеродиакон сей пустыни 11-й, при сообщении случаев предшествующих, рассказал и про себя следующее: «в начале поступления моего в обитель, конце 1865 года, разболелись у меня с одной стороны зубы. Что было делать? Настоятеля в это время и духовника старца о. Ефрема не было дома. Я отправился за советом к другому духовнику обители, который присоветовал мне выдернуть больной зуб, что и было исполнено. Когда же прибыл в обитель настоятель и увидел меня с подвязанной щекою, то сделал мне замечание и сказал: лучше бы взять дубку! То же подтвердил и старец Ефрем по возвращении в обитель. Не понимая, о каком дубе идет речь, и полагая, что говорят о дубовом настое, от которого иногда боль зубов останавливается, я не обратил на это внимания, и когда вскоре за сим разболелась другая сторона зубов, опять решился прибегнуть, по обычаю, к крайнему средству – выдернуть, и отправился к своему старцу за благословением. Тогда старец, строго укорив меня за невнимание и непослушание, объяснил мне, что больные зубы излечиваются приложением дуба, в котором жил Преподобный Тихон, что испытано им самим (старцем) не один раз. Тогда я, продолжал И. П., как время было к вечерне и при том снежно и холодно, хотя не пошел к часовне, где дуб, но за-то остановился на мысли: надобно просить помощи Преподобного, и потому после вечерни, дождавшись выхода братии, подошел к изображению Преподобного, что в приделе во имя его (рака стоить в соборе и в зимнее время, большею частью, бывает заперта), сотворил поклон пред изображением, взял масла из лампады и помазал левую щеку, где болели зубы; пришедши в келью прилег на постель, имея в мыслях своих молитву к Богу; дабы по молитвам угодника своего Преподобного Тихона, скорого в бедах и болезнях помощника, избавить от боли зубной. В этих мыслях впал я в забвение, – в какую-то приятную дремоту, – минут 10-ть продолжалось это; потом я встал уже без боли, и с того времени до сего, по милости Божией, спокоен. Больной зуб вскоре раскололся, и одну половину, препятствующую употреблению пищи, я, с благословения, дал вынуть, что исполнено без малейшего ощущения боли, а корень был очень длинен.

42

Перемышльского уезда, села Пятницкого, вдовая диаконница не малое время находилась в таком состоянии повреждения ума, что все знающие ее признавали бесноватою, кроме сего тело ее покрыто было язвами. Убежденная от своих знакомых и других благоговейных почитателей Преподобного Тихона в скором и верном его врачевании всех, с верою притекающих к нему она, летом 1866 года, в сопровождении некоторых, усердствующих ей спутниц прибыла в обитель. Молилась у раки Преподобного, пила из лампады масло и ходила на колодезь, где в купальне обмывалась, и с того времени умственное повреждение ее миновалось, она снова оказалась здравомыслящею и раны ее мало-помалу вскоре уничтожились. Она повторила свое путешествие в обитель для принесения благодарения, Преподобному Тихону.

43

Калужского уезда, села Нового-Села, крестьянская жена, Анна Григорьева, со времени своего замужества, с 1863 года, поражена была болезнью в ноге такою, что около ступени, повыше щиколотки, вырос наплыв с голову человека. С этим наростом Анна страдала четыре года. Страдание происходило от ощущения чего-то поворачивающегося в этом наросте. В марте месяце 1868 года она прибыла в обитель преподобного Тихона просить угодника об исцелении. Молитва была услышана и Анна избавилась от болезни: нарост уничтожился, а с ним прекратилось ощущение тяжкой болезни.

Но чрез несколько времени Анна поражена была новою болезнью в голову и такою сильною, что в беспамятстве она могла только стонать, а призывать на помощь Господа и святых его не могла. В таком состоянии ее привезли в обитель в мае месяце того же года и она полутора суток лежала в ужасающем положении. Как бы то ни было, но ее подводили (ежели только не подносили) к раке Преподобного, где она с тяжким стоном прикладывалась к изображению Преподобного, и ей подавалась из лампады ложечка масла. – Это повторено несколько раз в течение недели, и вот Анна 8-го мая, на отдание Пасхи, почувствовала прекращение болезни своей. Вечером того дня она при раке мощей на вопрос монаха, наблюдающего за явлениями над больными: как твое здоровье, Анна? могла отвечать: благодарение Господу и Его угоднику! Я чувствую себя совершенно счастливою после мучений, какие терпела и до настоящего дня! Хотя и чувствую, что болезнь еще присутствует во мне, но я не страдаю так жестоко, как страдала до сего времени!

44

Мосальского уезда, дер. Гришиной, крестьянка Варвара Семенова Масалитина, 40 лет, с 17 летнего возраста, со дня замужества своего, обнаружила в себе странные действия, оканчивавшиеся обмороком: она часто уходила из дома, лазила по высоким деревьям и садясь на концах ветвей, качалась на них, как не имеющая в себе тяжести; впрочем, случалось, падала, подвергаясь не легким ушибам. Отец мужа ее, престарелый хозяин, любил Варвару за усердие и расторопность по хозяйству, и потому, заботясь о ее выздоровлении, охотно отпускал, ее на богомолье в разны святые места, но она получала облегчения только в местах богомолья, – по возвращении же, домой снова подвергалась тем же, припадкам. Наконец прибыла она в Тихонову пустынь, а здесь-то болезнь ее обнаружилась во всей силе, и здесь же окончилась. Варвара не кричала исступленно, как другие, но, когда ее подводили к раке мощей, она сначала с упорством и с диким взглядом отворачивалась, а потом стремглав падала на пол замертво; падение было всегда столь сильно, что еже бы, не было при ней провожатых, она могла бы ушибиться смертельно. В омертвении она находилась всегда долгое время, а потом постепенно приходила в чувство и призывала на помощь святых, кого ей напоминали, но в то же время делала упреки тем, кто за нею ходил: «измучила ты меня, всю истрепала», говорила она обыкновенно женщине, ухаживающей вообще за больными. Дня четыре подводили Варвару к раке, каждый раз давали из лампады по ложечке масла, водили на колодезь и купали; потом она в спокойствии исповедывалась и удостоилась принять св. Таин. С того времени она не обнаружила ни одного признака одержащего ее томленья, совершенно сделалась спокойною и всегда благодарила Преподобного; за тем с радостью и благодарением в сердце отправилась в дом, а в 1870 году, июня 29 дня, снова прибыла в обитель, только не для излечения, а для принесения благодарения Преподобному Тихону, и выражая свое довольство, привела с собою малолетнего 12 летнего сына Сергия, которому старалась внушать на всяком месте восхитительность пребывания в обители, заканчивая свои замечания словами: Бог даст, и он пойдет в монастырь. Оба приобщались св. Тайн и отправились в Оптину пустынь.

45

Города Волхова, Орловской губ., вдова, солдатка Пелагея Ивановна Свиридова, 45 лет, два с половиною года страдала, по ее выражению, голосами, т. е. в исступлении, кричала на разные тоны. Были у нее два сына от 1-го мужа, из них больший Иван, 17 лет, живя на жалованье в своем городе, постоянно думал и скорбел о болезни матери. Однажды случилось ему в доме хозяина своего слышать чтение о чудесах Преподобного Тихона и акафист ему, – так же видел и икону Преподобного. С того часа возгорелась у Ивана в сердце усердие так сильно, что за несомненное полагал, исцеление матери своей у раки Преподобного, – а потому решил, во чтобы ни стало, привести мать в обитель Преподобного. В свободные от болезни часы он предложил матери идти на богомолье и к удовольствию получил в ответ полное охотное ее согласие. Не думая долго, он объяснил хозяину свою нужду, и, получив добродушное от него увольнение, – вдвоем пустились в путь, – но тут и предстал Ивану тяжелый труд, перенесенный им с усердием почтительного сына, за что и был награжден, желаемым концом. С первого дня пути мать Ивана обнаружила в крайней степени свойства своей болезни: она падала бессознательно на землю и рвала на себе руками и платье, и лицо, и волосы, затем делалась бесчувственною не на короткое время: а придя в сознание, как одичала, кричала на него: «куда ведешь? Не пойду"! И ворочалась быстро назад, крича к нему: «пойдем назад»! Молодой юноша, небольшого росту, оказал при этом упорное сопротивление и непоколебимое терпение. При падении матери он схватывал ее за руки, разводил оные крестообразно и так, сидя над нею, держал дотоле, пока она приходила в сознание, по временам, ограждая ее крестным знамением – своею рукою; на вопросы ее: «куда ведешь»? спокойно отвечал: «к Преподобному Тихону», а при повороте назад со всею, не по летам и росту, силою удерживал ее и вел долго с насилием! Так трудился над матерью и для нее усердный сын 5-ть суток и, наконец, благополучно довел ее в обитель. По прибытии в обитель, благодать Божия поселила в сердце любящего мать сына надежду. Все припадки Свиридовой ограничились одними лишь обмороками, а когда приложилась она к изображению и приняла ложечку масла из лампады, то болезнь ее заметно ослабла и Свиридова начала с усердием, обращаться молитвенно к Преподобному Тихону. На другой день она водима была на колодезь и там, в купальне искупалась; тогда сама сознательно начала утверждать, что болезнь ее миновалась. Затем, пробыв несколько дней, она исповедалась, приобщилась и с благодарением к Преподобному Тихону отправилась домой.

47

Мещовского уезда, села Малынина, солдатка Дарья Калинина, 25 лет, из дома Терехова. Проживая в соседнем сельце Карташеве при доме помещика П. Ф. Рагозина по найму. В 1868 году, в начале Августа, или в конце июля, убравшись по хозяйству с работами, влезла на печку отдохнуть и вдруг почувствовала сильнейшую боль в боку, так что не вытерпела и закричала исступленно; бывшие в избе рабочие, видя ее всегда при цвете лет, здоровою и веселою, осмеяли за крик, но она не умолкала и вынудила криком обратить на нее внимание; после некоторых домашних пособий, боль ее не ослаблялась, но с тою же силою перешла в грудь; это продолжалось недели три. Наконец, Дарья начала кричать, нечеловеческим голосом разнообразно, и потом впадала в бесчувствие. Помещик в это время был в отлучке и, возвращаясь, домой, заезжал, в Тихонову пустынь на поклонение Преподобному Тихону; в награду за сие Господь исполнил отверстое для религиозных чувств сердце его благоговейным удовольствием, по которому он по приезде в дом, узнав о случившемся с Дарьею, выразил свою заботу о ее здоровье за ревность и усердие к службе, тем, что приказал немедленно на лошадях отправить ее в обитель Преподобного. 16-го Сентября Дарья прибыла в Тихонову пустынь и в течении трех дней, по принятому порядку, после каждой службы, была у раки мощей для поклонения, ежедневно принимала ложечку масла из лампады и ходила в сопровождении других на колодезь, где в купальне каждый раз купалась, припадок ее миновался, и она в течении еще четырех дней приготовилась к покаянию, после чего, напутствуемая св. Тайнами, отправилась на место жития своего в добром здоровье.

48

1868 г., Сентября 18 дня прибыл в обитель Преподобного Тихона крестьянин Малоярославецкого уезда, села Дольского, Андрей Евстигнеев Волчков, со своею снохою, женою сына его Федора, Марьею Александровою, и рассказал следующее; имея единственного почтительного сына, я с особенною заботою старался женить его на девице благонравной, каковою нашел эту Марью, и думал утешаться своею маленькою семейкою, благодаря Бога о всем, но не прошло еще и двух недель после бракосочетания, как Господь подверг меня испытанию: молодая моя сноха Марья, вот эта самая, ни с чего начала кричать разными нечеловеческими голосами, в исступлении она падает совершенно бесчувственною и цепенеет, как дерево; при этом живот ее раздувается, как бочонок, и остается таким до опамятствования; и вот почти год (свадьба была в прошлом году), а молодка моя почти каждый день мучается, иногда на день раза по два. Что будешь делать? Бабочка молодая. 19-й год, но хлопотливая, работящая и послушная, да Бог наказал нас видно за грехи наши! Чего, чего, я не делал с нею? Ездил и к ворожеям, по совету людей, пытался, и отчитывать, да ничего не помогает. Вот барыня наша, г. Храповицкая, дай Бог ей здоровья, пошли ей милость свою! позвала меня да велела ехать сюда в обитель, – говоря, что Преподобный Тихон, угодник Божий, много исцеляет больных. По ее совету вот мы и приехали; кабы-то Господь помог, угодник Христов помиловал бы нас!

И Господь утешил заботливого и доброго крестьянина. Несчастная доселе Марья, после нескольких раз поклонения Преподобному при раке мощей его, принимая всегда но ложечке масла из лампады и, наконец, искупавшись при колодце, почувствовала себя здоровою и 22 числа того же месяца, приобщившись св. Таин Христовых в полном самосознании, отправилась со своим отечески-заботливым свекром домой, благодаря Бога и Его великого угодника, Преподобного Тихона.

49

1869 года, апреля 23-го дня, на Святой неделе, прибыла в обитель из Томской губернии, города Бийска. Смоленской волости, крестьянка Аксинья, урожденка Курской губернии. Эта крестьянка, по ее рассказу и как покажет следующее описание, страдала беснованием. В продолжение двух лет она очень часто подвергалась мучительству злого духа; будучи средних лет и довольно свежего и чистого лица – она, во время мучительных припадков, делалась старообразною, лицо покрывалось большими морщинами и становилось продолговатым, нос также делался длинным и остроконечным, и она кричала разные несвязные слова; при таком бедствовании она страдала еще мучительною болью в ступнях ног, так, что едва двигалась с помощью палки на пальцах. Нужно вообразить, каково было ей странствование на расстоянии трех тысяч и 700 верст. Такая страдалица не могла не обратить на себя особого внимания. В субботу, 26 числа, отвели ее на колодезь Преподобного, где отслужен был, по желанию ее, молебен, во время коего во всей силе обнаружился припадок ее беснования; однако же, при всем ее упорстве, погружена была в купальне. В тот же день, после вечерни, ее повели к раке мощей: первые дни она сама ходила к раке с обычною медленностью, при помощи палки, но теперь – ступала твердо и громко кричала на ведущих: «не пойду! – не пойду! Куда вы меня ведете? Зачем? Ой, беда! Не пойду»! Рвалась назад. Громко стучала ногою и озирала провожавших; однако же подвели и наклонили на раку, стараясь приложить к изображению, но она застонала и опустилась на пол: потом опять закричала: «ой, беда! ой, тошно мне! Погубили меня! Куда мне деваться? Зачем, меня сюда привели? Пустите! – Съем! Съем! Съем»!

В это время, монах, наблюдавший за больными, поспешно взял из лампады ложечку масла и, влив ей в рот (он был открыт), произнес «ешь»! Она, понизив голос, проговорила: Христос воскресе! и, проглотив масло, перекрестилась; ее начали заставлять произнести еще «Христос воскресе»: – и она после многих приемов с заиканием – наконец, произнесла, потом повторила в неспокойном духе и, наконец, еще, с криком и ударом ногою об пол. Тогда одна старушка взяла ее руку, чтобы перекрестить, но рука затвердела полусогнутая, однако же, перекрестили; вслед за сим она сильно вздрогнула и тихо заговорила: «матушки! Дайте мне руку, дайте! Я ничего не буду делать». Руку, оставили, и она скоро перекрестилась и поцеловала изображение Преподобного со словами: «Господи, прости меня грешницу; батюшка, Преподобный отец Тихон, помоги мне»! и отерла слезы на глазах.

В таком состоянии ее повели назад и, по выходе из церкви, она ступала тихо, ей подали палку и она пошла тихо, но ровно, слегка опираясь на палку. За сим с нею уже ничего не происходило неестественного. На другой день она была в церкви спокойно и стала ходить твердо. После обедни, получив благословение от духовника, в сопровождении своей односельчанки, приведшей ее в сию обитель, отправились в обратный путь. Благодаря Бога и рассказывая каждому встречному, что она, слава Богу, по милости Преподобного, здорова ногами, и спокойна духом. А прежде у нее как бы забиты были в подошвы гвозди и в душе мучительная тоска, и уныние.

50

Мценского уезда, дер. Стояновки, крестьянская вдова, Евдокия Матвеева, 40 лет, жительствующая подле г. Задонска в своем домике, подверглась обаянию духа, хульного на святое; под влиянием этого исконного человекоубийцы, она, по словам ее, оскорбляла хулением Матерь Божию и поносила святую православную церковь. Просила она угодников Божиих и Святителя Тихона Задонского, но не была удостоена их благодатного вспомоществования. Наслышась о чудодейственной помощи Преподобного Тихона Калужского она, в часы спокойствия своего, собралась в путь к сей обители, пристав к обществу других богомольцев. Путь этот был для нее очень тяжел, мысль о самоубийстве мучила ее неотступно и, особенно, в то время, когда все предавались отдыху, однако же милосердая Матерь Всемилостивого Спаса и Господа не оставила ее на пути погибели; Матвеева благополучно дошла до обители Преподобного Тихона и пребыв, здесь дней семь, каждодневно поклонялась Преподобному при раке мощей его, лобызая честную икону его, – несколько раз была и на колодце его, где каждый раз купалась, и затем почувствовала себя совершенно здоровою: мысли ее просветлились, и она с сердечным сокрушением пред Господом и Его Пречистою Матерью начала исповедывать тяжкое свое помрачение. Отправляясь из обители, она усердно просила, к славе Преподобного, прогонителя злых помыслов, сделать известным благодатное ее обновление и просвещение.

51

1869 года сентября, 5 го дня, прибыла в обитель из села Ерлыкова, Медынского уезда, крестьянская девица Евдокия Егорова, 50 лет, из дома Фомичевых и объявила, что она помощью Преподобного Тихона избавилась от болезни, угрожавшей смертью, потребовала поставить у раки мощей Преподобного большую свечу и подала на это 5 рублей сер. Болезнь и исцеление ее были таковы: с 15 Августа она поражена была завалом в горле, который усиливался до такой степени, что она потребовала священника напутствовать ее Св. Тайнами. Священник, исполнив это таинство, сказал ей: ну, Егоровна, болезнь твоя очень опасна, – проси Бога и святых Его о помиловании! Тогда она, имея у себя икону Преподобного Тихона, данную ей из обители в 1868 году, обратилась к угоднику Божию Тихону с молитвою, прося его помощи, чтобы избавил, ее от сей болезни, и если нужно испытание для нее послал бы другую какую. После неоднократного о сем прошения, она видит себя в соборном храме обители у раки мощей Преподобного Тихона, на коленях, молящуюся, и проснулась. Оправившись от сна, она почувствовала, что силы ее укрепились, и, вслед за сим, завал в горле разрешился и прошел гортанью внутрь. Совершенно выздоровев, она поспешила в обитель помолиться у раки Преподобного, и в благодарность повергла свое заветное достояние.

52

Новосильского уезда, из села Косырева, жена служащего в г. Новосиле, Тульской губ., фельдшером Иавна Петрова Смирнова. Евдокия Иванова, с 1 апреля 1868 года по август, тяжко страдала расслаблением всего тела, не получая облегчения от лекарств, она обратила мысли свои к Богу и просила Его о прощении своих прегрешений и о помощи в своей скорби. С согласия мужа своего. Иванова отправилась с односельным духовным воспитанником в Козельскую Оптину пустынь для совета с тамошними старцами. Получив от них совет, обратиться с прошением о помощи к Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, она возымела желание посетить обитель Преподобного, но сопровождавший ее духовный воспитанник, по неизвестным причинам, не согласился далее сопутствовать ей, и по его настоянию больная прямо из Оптиной пустыни возвратилась домой; приняв же с верою совет старцев, она совсем усердием обратилась в молитвах своих к Преподобному Тихону, прося его благодатной помощи, и присем дала обет непременно быть в обители Преподобного. Ежели получит исцеление от мучительного недуга расслабления. И «скорый помощник люте страждущим, источник всяких исцелений и расслабленных целитель»26, Преподобный Тихон не замедлил своею помощью сей болящей. В одну ночь Иванова видит себя в незнакомой ей обители, из коей отправляется на св. колодезь, где почтенный старец, вид лица коего был неземной, приблизившись к ней, благословил и окропил ее водою. От сего она пробудилась от сна и тотчас же почувствовала облегчение от своего расслабления и затем быстрое, совершенное выздоровление. Такое скорое исцеление Иванова получила в августе 1868 года, и целый год с благодарением в сердце провела, ожидая удобного случая исполнить свой обет – посетить обитель Преподобного. И вот в августе же 1869 года с мужем своим и имея на руках грудного младенца, отправилась она в сию обитель. И каково же было ее мужа удивленье, когда, пришедши в обитель с женою, он увидел, что жена его, небывши никогда в обители, пошла по оной, как давно знакомая с нею! Недоумение разрешилось для него с большим побуждением к благодарению Преподобного: жена его объяснила ему, что она эту самую обитель видела во сне по прибытии домой из Оптиной; оба они спешат в храм, и на иконе, стоящей у правого клироса в приделе Преподобного прямо от входа в храм, Иванова узнает того старца, который кропил ее во сне у колодезя водою, и подал ей скорое исцеление от болезни. Можно после сего судить, – с каким сердечным умилением они поклонились у раки Преподобного. Отслужив молебен Преподобному, они отправились на колодезь и, оттуда возвратясь, столько были изумлены благоволением к ним Преподобного Тихона, что в полноте радостных и благодарных чувствований, объявили в обители о причине своего посещения оной, присовокупив оба вместе, что и колодезь тот самый виден был во сне, когда угодник Божий покропил больную водою.

53

Помещик Новосильского уезда, Тульской губернии, Дмитрий Николаевич Сухотин, прибыв в обитель сентября 1869 года, объяснил, что он прибыл по обещанию поклониться Преподобному у раки мощей его и возблагодарить за то, что он «скорый помощник призывающим его»27, – недавно избавил его от напасти и беды. При этом рассказал происшествие, случившееся с ним 9 июня того же года, при проезде его из города Новосиля в свое селение ночью. Отъехав верст 20, он подвергался преследованию недобрых людей, которые хотели напасть на него с целью грабежа, если не более, и два раза настигали его, но он своим молитвенным призыванием Преподобного Тихона пред иконою его, всегда при нем находящеюся в разъездах, успел от них скрыться. Люди эти вскоре были пойманы и, преданны законному суду, между прочим, сознавались и в покушении ограбить оного помещика. У раки мощей г. Сухотин дал обет устроить лампаду над гробом и выслать письменное свидетельство о чудесном своем избавлении, что и не замедлил исполнить28. Высланное вместе с лампадою письменное свидетельство Сухотина о его спасении от нападавших на него, следующего содержания:

«Я обещал Вам (заглавие на имя отца игумена) и дал обет угоднику Божию Тихону Калужскому чудотворцу описать чудесную его помощь и избавление меня, ямщика и мальчика от смерти. Девятого июня 1869 года, проезжая на почтовых из города Новосиля домой, часу в 1-м ночи, когда месяц стал уже примеркать, и проехав версты две от деревни Хворостинки, я в лощине обогнал пять человек, ехавших на тройке добрых лошадей, из лощины на изволок я велел ехать тише, но не проехали версты, как услыхали за собою погоню тех людей, которых обогнал – а потому я велел ямщику погонять лошадей, – хотя моя тройка были добрые лошади, но я уже проехал от города Новосиля около 20 верст и лошади утомились, а гнавшиеся за мной начали настигать так близко, что оглобли коренной их лошади несколько раз ударялись в тарантас. Видя неминуемую гибель, я вынул из сумки всегда мне сопутствующую св. икону Преподобного Тихона, полученную мною в благословение от обители, и призвал молитвенно на помощь Преподобного Тихона, злодеи мгновенно остановились. Я поблагодарил угодника Божия и проехав версты две, и не слыша погони, сказал ямщику ехать шагом. Едем и разговариваем, но не прошло четверти часа, как мы услышали, что злодеи снова скачут и погоня близка. Хотя ямщик и ударил по лошадям и погнал их, но лошади так утомились, проехавши 25 верст, что разбойники как раз нагнали нас с ужасным криком шумом, и угрозами и коренная злодеев тройка опять ударила несколько раз оглоблями в тарантас. Теперь смерть была явная! Но угодник Божий спас нас вторично; едва я вынул св. икону Преподобного Тихона, моля о помощи, как тройка злодеев мгновенно остановилась. Проскакавши версты две, мы увидали Войновскую почтовую станцию и поехали тише, благодаря угодника Божия Тихона, спасшего нам жизнь».

54

1870 года, июня 3 дня, прибыла в обитель, в сопровождении двух старушек односельных, крестьянка Тульской губернии, и уезда, деревни Баламутовой, Марфа Ефремова, 40 лет, из дома Капитановых, имеющая мужа, Абросима Васильева, и двоих малолетних детей. По прибытии в обитель она молилась, как заметно было, с усердием у раки Преподобного Тихона каждодневно, потом отправилась на колодезь Преподобного, прося отслужить там угоднику Божию молебен с водоосвящением, во время молебна открылась ее болезнь, – она стремглав упала и кричала разнообразными голосами до исступления. После молебна ее искупали в купальне при колодезе, затем она повторила купанье до трех раз, и почувствовав себя облегченною, рассказала следующее: «года два назад сему, одна женщина приготовила пищу для детей ее, но по какой-то нечаянности, пришлось эту пищу скушать самой Ефремовой, и с того времени почувствовала она постоянное мучительное томление на сердце, а в каждую Божию службу она быстро падала и кричала тяжко». Услыхав об исцелениях при раке Преподобного Тихона Калужского, попросила позволения у семейных сходить в обитель сию, – на что все охотно изъявили согласие, и она, пригласив с собою односельных двух старушек, с ними то и прибыла сюда. Как только прибыла она в обитель, то уже почувствовала в себе перемену, ибо вот в течении недели ни в одну Службу не падала и не кричала, только на колодце повторилось два года продолжавшееся мучительное состояние ее, но с сего раза, после купания, особенно, ей совершенно отлегло от сердца и так стало весело и свободно, точно освободилась от тисков. Теперь, благодаря Бога и угодника Его Преподобного Тихона, она, чувствуя себя совершенно здоровою, отправилась в свой дом.

55

Чувствуя, как не легко, скрывать полученную от Господа Бога милость, я считаю христианскою моею обязанностью сообщить во всеобщее сведение чудо, бывшее с моею 11-ти летнею дочерью, Надеждою, по молитвам Преподобного, игумена Тихона, мощи которого нетленно почивают под спудом в Тихоновской пустыни отстоящей от г. Калуги в 18-ти верстах.

В декабре 1870 года, имея надобность ехать в Калугу, я взял с собою жену и дочь. В Калуге тогда свирепствовала оспа, и, несмотря на то, что стояли сильные морозы, больные как дети, так и взрослые, умирали; однако же мы 19 декабря выехали благополучно в Калужскую Тихонову пустынь, чтобы там провести последние дни перед праздником Рождества Христова и встретить самый праздник, как это у меня издавна заведено. 20 декабря дочь моя, вернувшись от обедни, почувствовала боль головы и слабость, а к вечеру слегла в постель. Затем показалась сыпь, превратившаяся в жесточайшую оспу, о которой избавиться через медицинские пособия не было никакой возможности. Возлагая все упование на Господа и Его Пречистую Матерь, мы просили настоятеля пустыни, отца архимандрита Моисея, молиться при богослужениях о здравии болящей Надежды.

Нельзя и сказать каково было мое положение в это время. Душа слабела в вере, совесть мучила за то, что я отверг предположенные предохранительные средства. Словом, – я мучился и терзался, едва ли не более больной, и если бы не укреплял меня в этой трудной борьбе с самим собою высокочтимый старец, отец Ефрем, духовник Калужского преосвященного, то я не знал бы что с собою и делать. При этом, не могу не принести искреннейшей благодарности, как о. архимандриту Моисею и о. казначею Иерониму, так и всей братии Тихоновой пустыни, за их христианское о нас попечение.

Дочь наша два раза удостоилась принятия св. Таин, и так как, по всем признакам, нужно было ожидать скорой ей кончины, то и все принимавшие участие в наших заботах заняты были более приближавшеюся кончиною, нежели надеждою на выздоровление больной. Почти уж простясь навсегда с страждущею, и чтобы не видать ее кончины, я пошел к вечерней службе в том убеждении, что не возвращусь уже к живой. Можно представить себе, в каком расположении духа возвращался я домой. Но вот встречает меня жена и рассказывает следующее: «видя Надю при смерти и страждущую от жестоких конвульсий, я предложила ей последнее средство, – принять чайную ложку воды из колодца Преподобного Тихона; больная взяла в рот воду и, немного стихнув от страдания, самым слабым голосом, как бы чего-то испугавшись, с улыбкою сказала: «мамаша! я выздоровею». Сейчас явился мне старец с шлеййфом (мантия), в эпитрахили с белыми крестами, на голове его был венец с сиянием; лицо светлое и такое же, как на иконе в здешнем храме изображен Преподобный Тихон. Он простер руку к небу и сказал: «Господи, исцели ее! Затем, дав мне из маленького сосудика воды, скрылся. Во все время этого видения я не только не спала, но и не забывалась. Как только его не стала, я тотчас почувствовала во всех членах моих перемену и необыкновенную легкость».

Все мы, приняв это видение за чудесное ходатайство пред Богом Преподобного Тихона, с этого времени укрепились духом, уразумевая, что болезнь дочери была не к смерти, но к славе Божией. Больная вскоре выздоровела и, к удивлению всех, в настоящее время нет ни малейших следов на лице ее от жестокой оспы.

Воздавая славу Единому Богу, по молитве Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, даровавшему нашей дочери чудесное исцеление, я сообщаю здесь все так, как было, не прибегая ни к какому вымыслу и свидетельствуя пред Богом истину мною поведанного.

Николай Дмитриев Фролов.

Калужской губернии, Мещовского уезда, с. Караськова, близ г. Серпейска.

56

Г. Калуги, купеческая жена, Мария Артемьева Кадмина, имела сына до 15-ти лет немого; 1865 года, августа 15-го, по совету одной простой, но благочестивой женщины, поехали они к Преподобному Тихону и у него просили помощи, каковой не могли им оказать многие врачи. По отслужении молебна, дитя приложилось к св. мощам, и во время литургии приобщено св. животворящих Таин, после обеда, во время прогулки, пошли посмотреть рыбу, которая находится в, большом количестве в монастырском пруде, и которую часто кормят, бросая хлеб; рыба во множестве быстро стремится к, хлебу. Малютка, до сих пор немой, вдруг проговорил: «Няня! рыба, налим, камень»!.. Как поражены этим чудом родные, каждый может себе представить. Юный Анатолий теперь имеет 15-ть лет, весьма благоговеет к своему безмездному врачу Преподобному Тихону, ежегодно бывает у его св. раки.

57

Крестьянка замужняя, лет 27 от роду, живущая Калужской губернии, Мосальского уезда, близ местечка Спасова, деревни Осташковой, болела сердцем более 6– ти лет от неизвестной причины, а 1875 году, в начале Петрова поста, начала кричать разными голосами, что и продолжалось до октября месяца. Пробовали отчитывать, но легче не было. Прибывши в Тихонову пустынь, она отслужила молебен и, купалась во 2-й раз погрузилась 9-ти кратно и почувствовала себя менее, чем в 5-ть дней совершенно здоровою; по приходе в обитель один раз прокричала после вечерни, когда подошла к мощам. А прежде бывал припадок в день по несколько раз, и идти в обитель могла она только с принуждением.

58

Тверской губернии, крестьянская девица Анна Фролова Забурдаева, 17-ти лет, жительство имеет при родителях в г. Перемышле, Калужской губернии; мая 6-го 1875 года отправилась она на полдни для доения коровы здоровою, возвратившись домой почувствовала в голове и во всем теле жар и расслабление, а в, ногах сделался лом и усилился до такой степени, что она не могла стоять и ходить ногами, ее водили под руки. Сначала она пользовалась медицинскими средствами, но пользы нисколько не получила. Видя, что ничто не помогает, – она решилась просить помощи у Бога и св. угодника Его, Преподобного о. Тихона Калужского чудотворца. В июне месяце, к памяти Преподобного, празднуемой 16 июня, она прибыла в обитель с родными, где проживши неделю, получила совершенное исцеление.

59

Февраля 21 дня, 1876 года, о. архимандрит Тихоновой пустыни получил следующее письменное заявление от крестьянина Калужского уезда, деревни Курово, Федора Савельева Орлова. Страдая довольно долгое время разного рода болезнями, в особенности же сильной болью и судорогами в левой ноге, и испытавши многие медицинские средства, которые мне нисколько не помогали, я с искренним усердием и верою дал непременное обещание, если только хотя немного поправлюсь, посетить св. Тихона. Получивши после этого обещания небольшое облегчение, я поспешил исполнить данный мною обет и в мае месяце 1872 года приезжал в св. обитель. Отслуживши Преподобному молебен, я пожелал искупаться в св. колодце, но с помощью костылей едва мог дойти до него, так-как нога моя была совершенно крива, и я ощущал в ней, при каждом моем движении, сильнейшую боль. Искупавшись в колодце, я тотчас же почувствовал большое облегчение, а спустя несколько времени получил и совершенное исцеление. В настоящее же время, чувствуя себя совершенно здоровым, по данному мною вторичному обещанию, приехал отслужить св. угоднику, благодарственный молебен, а вместе с тем говел и приобщался св. Таин. Февраля 21 дня 1876 года.

60

В 1876 году, в июне месяце, прибыла в обитель Преподобного Тульской губернии, г. Венева, купеческая дочь, девица Елизавета Александрова Шиталова, 20 лет от роду, для возблагодарения Преподобного Тихона, Калужского чудотворца за полученное исцеление посредством призывания его св. имени и умовения водою из кладезя Преподобного. Для большего выражения своей благодарности Преподобному, просила, чтобы бывшее над нею чудо известно было по возможности всем ищущим врачевания душевного и телесного во славу Преподобного. Она рассказала следующее:

Будучи 14-ти лет от роду, она больна была простудою, после чего имела по всему лицу красноватую острую сыпь, которую никакими медицинскими средствами многие доктора исцелить не могли в продолжение двух лет. В 1870 году мать ее была в Оптиной пустыни и, по совету старцев, прибыла в обитель Преподобного Тихона, и на возвратном пути взяла с собою св. воды из кладезя Преподобного и дубу. Прибывши домой, мать ее предложила ей, Елизавете, умыться сею водою из кладезя Преподобного; она, помолясь Преподобному с верою в исцеление, умылась и, о чудо! Тут же почувствовала скорую его помощь: сыпь с лица ее начала исчезать и в продолжение 3-х суток лицо сделалось совершенно чисто, и более сыпь не показывалась. Она же рассказывала, что ее два брата часто страдают ужасною зубною болью и когда во время пароксизма кладут на зубы часть дуба Преподобного, то боль мгновенно уничтожается.

61

Г. Вязьмы, купеческая жена Евдокия Макарьевна Лютова, в бытность свою в 1876 году, в июле месяце в обители Препод., рассказывала бывшее с нею чудо исцеления. В 1874 году, октября 18-го, занимаясь при доме садовою работою в нагнутом положении, почувствовала себя не очень здоровою; когда она пришла домой, у нее сделался сильный прилив крови в груди, и даже пошла кровь гортанью и ежедневно по два и, по три раза шла в большом количестве. Пригласила она доктора, который никакими средствами не мог остановить кровотечения, и это продолжалось до 24-го числа. Жила в их доме старая нянюшка, которая бывала в обители Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, у нее сохранялась вода из кладезя Преподобного и песок от Преподобного. Пришедши ко мне, писала Лютова, она, принесла с собою сей св. воды и предложила мне выпить и умыться. Я, помолясь Богу и Его угоднику Преподобному Тихону, напилась св. воды и умылась и крепко заснула. Проснувшись я уже не чувствовала усталости и кровотечение остановилось, и после до сего времени не повторялось.

Видя в сем явную помощь Преподобного Тихона, и в благодарность за дарованное мне исцеление и в прославление его св. имени, с детьми своими; дочерью и сыном свидетельствую о сем.

62

Евдокия Афанасьева, дворовая г. Зыковых, вышла замуж за дворянина Катковского, который в настоящее время смотрителем тюремного дома в г. Перемышле, Калужской губернии; на 35 году от рождения она почувствовала себя нездоровою: у нее появилось вздутие живота, тягость в груди, жар в, теле, боль в голове и какое-то уныние; доктора, к которым она обращалась, не только не помогли, но даже определенно не могли сказать, какая это болезнь, и от их медицинских средств она только умножалась. В таком страдании больная провела около полугода, потом обнаружились в болезни ее признаки безумия. Она начала кричать, неистовствовать, биться, убегать от всего священного и т. п. При телосложении слабом, в ней во время припадков проявлялась непреодолимая сила, так что, когда ее хотели удержать или связать, то требовалось человек пять и более. Муж ее и знакомые повезли ее к, так называемым, ворожеям и знахарям, от лечения коих болезнь пришла в самую высочайшую степень безумия. После всех испытаний, обратились за помощью к Богу и Его угодникам, прося их заступления.

Муж повез ее в Оптину пустынь, водил ее к о. Амвросию, который благословил, ехать в Тихонову пустынь, просить помощи Преподобного Тихона. Связавши руки и ноги, на паре лошадей привезли меня, рассказывала после больная, в Тихонову обитель. Пришедши в церковь, я страшно, отчаянно кричала, билась и бежала вон из церкви; меня едва 10 человек могли удержать. В бытность в обители, водили меня купать на колодезь каждый день, служили молебны, подводили меня к раке Преподобного, и, наконец, причастилась я св. Таин. По прошествии пяти дней, я начала чувствовать перемену; мне стало легче, живот начал опадать, крик и неистовство стали реже. Поблагодаривши Преподобного, я возвратилась домой пешком и в продолжении всего лета мне было много лучше. На следующей год, на 3-й неделе Великого поста, я вдвоем с женщиной вторично пришла в Тихонову обитель; опять каждый день ходила на колодезь, купалась, говела и причастилась св. Таин, и мне было очень легко и весело на душе, и так день ото дня я чувствовала себя лучше. Пробывши неделю, я возвратилась домой; стала довольно часто посещать св. храмы, бывать на богослужении, ходить к обедне, и уже со мною не было безумного неистовства и крику, а были томность, тяжесть в груди и уныние. А по временам просиявала во мне радость и благоговейное стремительное желание бывать в храме и благодарить Бога за исцеление. На 3-й год, в пятницу на Св. неделе, я отправилась одна в Тихонову обитель; пришла в поставное Воскресенье, и пробыла 4 недели, ходила на колодезь, купалась, говела и причащалась св. Таин, и с глубочайшим благоговением и со слезами я припадала к раке Преподобного и благодарила его за исцеление; по прошествии 4 недель, я отправилась как надо быть, потому что уже не чувствовала такого невыносимо тягостно- грустного взгляда на жизнь и на груди у меня стало легко, весело; и в теле бодрость, и в уме благоговейное настроение, – и я почти совершенно стала здорова. Когда возвратилась домой, меня опять влекло желание в обитель к Преподобному. Через две недели я, по согласию мужа, пришла в Тихонову пустынь для поклонения с истинным благоговением, и молилась Преподобному, благодарила его за великое оказанное мне грешной благодеяние. Пробывши три дня, я возвратилась домой, и, в течение лета, я приходила до 5 раз в обитель и совершенно получила исцеление, почему в благодарность я дала обещание бывать ежегодно по три раза в обители Преподобного, для воздаяния должного поклонения и стараюсь исполнить данное слово.

63

Тульской губ., Новосильского уезда, села Успенско- Беломутова, крестьянка Авдотья Харитонова, имея мужа и 4-х детей, на 31 году от роду, по рассказу ее, от недоброжелательных людей, по зависти, так как она была работящая женщина, неутомимо трудившаяся, получила болезнь беснуемой; неистово кидалась, билась и кричала нечеловеческим голосом и т. п., как бывает с одержимыми сим недугом – и это с ней часто повторялось на всяком месте: в храмах, в доме и в, поле. Сперва, обращалась она к лекарям и лекаркам, которые давали ей наговорные питья и довели ее до такого состояния, что она стала произносить имя того, от кого, по ее замечанию, она страдает. Ходила она, по близости и по св. местам, так как далеко она не могла идти, не имея средств и времени, но пользы не получила. Потом советовали ей сходить на поклонение к Тихону Преподобному, но она, как не имевшая средств и времени, все отлагала свое путешествие. И так она провела в страшном мучении три года, и недуг ее нисколько не уменьшался, а все год от году усиливался. В последнее время слышит, она голос, по ее мнению, самого Преподобного Тихона, часто повторившийся и говоривший ей, чтобы она, раба Божия, несмотря ни на какие препятствия к путешествию, шла в, обитель Преподобного Тихона и просила его помощи, а на пути, шедши, не вкушала ни какой пищи и питья. «Иди раба Божья, я знаю, что ты страдаешь от недобрых людей невинно, но есть у тебя и свои грехи; – но что делать, кто из человек без греха?! Бог, не хотящий смерти грешника, дает и тебе время для покаяния. В обители Преподобного Тихона ты получишь исцеление и будешь здорова, только смотри, по выздоровлении живи по христиански. Соблюдай, как должно христианину, праздники и посты в, воздержании, чистоте и во всяком благочестии, и даст тебе Господь время для покаяния, а если не будешь соблюдать посты и проч., то вскоре постигнет тебя смерть».

Все сие она слышит ясно, как бы от Преподобного Тихона, но самого не видала. Он ей говорил с таким к ней сожалением и любовью, что она приходила от того в тихую радость и отвечала ему: пойду, непременно схожу, Преп. Отче Тихоне, – на тебя вся моя надежда и упование. После этого она, стала собираться в путь, и на нее напало беснование такое, что две недели она не имела ни сна, ни покоя, билась, кричала и в то же время призывала Бога и Его угодника Преподобного Тихона. Таким положением своим она привела в ужас не только своих домашних и соседей, но и все население. В день ее выхода в дорогу, припадок схватывал ее и мучил до четырех раз, она ужасно была терзаема и мучима до беспамятства. Это было 1-го августа 1876 года, и она, не вкушая пищи во весь этот день, отправилась в обитель Преподобного и во всю дорогу до самой Тихоновой обители, по его завещанию, ни чего не пила и не ела. Как только вышла из дому, то беснование оставило ее, она замолчала и пошла с радостью и упованием на выздоровление, и дошла до обители Преподобного в 3 дня, не вкушая пищи и пития. Ей было легко и весело, даже не чувствовала она голода и жажды, и усталости не было. Пришедши в обитель Преподобного Тихона 4-го августа вечером, отслужила молебен Преподобному, приложилась к раке его и, слава Богу, и Его угоднику, чувствовала себя здоровою и покойною духом. На другой день она ходила на колодезь, в котором сама без помощи других искупалась, и 6-го августа, на Преображение, она, исповедавшись, удостоилась причаститься св. Христовых Таин; и по молитвам и заступлению Преподобного Тихона, пробывши в обители Преподобного 3 дня, сделалась совершенно здоровою. После 3-х летнего мучения она получила исцеление от Преп. Тихона; поблагодаривши его от всей души за такую великую его любовь и заступление, 8 августа возвратилась домой.

64

Дочь губернского секретаря, Александра Дмитриевна Карбоньер, так описала сама полученное ею исцеление.

В прошлом 1876 году, в первых числах июля месяца, я, по совету старца Оптиной пустыни, отца Амвросия, отправилась в обитель Преподобного Тихона, где и получила исцеление. Болезнь моя была сильная и тяжелая; она заключалась в следующих страданиях: постоянно у меня была боль в груди, спине и сердце, в голове постоянно мешались мысли, сильная была слабость, не было сна, и кроме того, все мои страдания были ночные. Последнее время, болезнь моя усилилась так, что я не в силах была даже глотать пищу, что и произвело сильный упадок сил. После сильных конвульсий у меня делалась такая слабость, что я теряла владенье языком. Выходить я почти не была в, силах, выезжать тоже не могла. За некоторое время до моего отъезда из деревни, мне было так дурно, и моя болезнь так усилилась, что я была без языка несколько времени, но давши слово ехать на другой день, я исполнила его и отправилась в путь. Бывши в Оптиной пустыни, я имела неосторожность напиться холодной воды, от которой я сильно простудилась, так что у меня сделалась сильная боль в зубах, сильный кашель и насморк, страшная боль зубная причиняла боль головы. Но я, несмотря на все эти страдания, по приказанию отца Амвросия, совершила путь в Тихоновскую пустынь. Приехавши в обитель Преподобного Тихона, я сильнее дурно себя стала чувствовать и болезнь моя сделалась еще невыносимее, и я стала просить, чтобы меня скорее отвезли на колодезь и отслужили молебен. Я насилу могла доехать до колодца и полила себе голову водой, боль в голове и зубах и насморк сейчас же прошли. Потом я выпила св. воды и мне стало лучше; я отправилась купаться и тут же, бывши еще в, воде, я почувствовала, что какая-то сила входила в меня, и страдания мои сейчас же прошли: я вышла из воды совсем здоровая и чувствовала особенную развязность и силу. Таким образом, болезнь моя почти прошла. Но после, когда она и повторялась, то она так была слаба, что я даже и не считала за страданье. Но теперь, благодаря Бога и Преподобного Тихона, я совершенно здорова, бывши больною четыре года.

65

1877 года, июня 19, Верейского уезда, священник так извещал письмом о благодатной помощи, явленной Преподобным Тихоном жене его. За непременный долг считаю известить Вас во славу Божию и к прославлению угодника Божия, Тихона Калужского, как моя супруга, по молитвам сего угодника Божия, получила исцеление от трудной и тяжкой болезни. Супруга моя, Анна Кириллова, в начале весны 1875 года стала чувствовать боль в горле, которая время от времени все усиливалась, она начала пользоваться медицинскими пособиями, но от них не получила себе никакого облегчения. Между тем болезнь ее к концу весны так усилилась, что она, от сильной боли в горле, не имела никакого покоя ни днем, ни ночью, беспрестанно, то ложилась на постель, то вставала, то ходила. Мокрота же ее душила, и она с великим трудом могла проговорить, что ни будь, и, то весьма не ясно, и думала, что настал ее конец жизни. В таком трудном ее положении пришли ей на память повествования о чудесных исцелениях различных больных от угодника Божия, Тихона Калужского, о которых она прежде слышала. И она усердно просила поискать в монастыре нашем, не найдется ли у какой сестры книга о жизни и об исцелениях угодника Божия, Тихона Калужского, и принести ей, чтобы, слушая исцеления, получить себе от того какую отраду, и к угоднику Божию она обращалась с молитвою умом своим. У одной сестры монахини нашлась книга эта, и когда принесли ее к ней, то она просила меня скорее начать чтение этой книги, а сама легла на постель. Я начал читать книгу, и думал, что она от своей мучительной боли не улежит, а вскоре встанет, и будет ходить и метаться в разные стороны и опять ложиться. Но, напротив, она лежала тихо и спокойно, и я думал, не заснула ли она, и прекратил свое чтение, но она сказала, чтобы я читал и всю бы кончил книгу. И я читал книгу о жизни и чудесах св. угодника Божия Тихона около двух часов и во все это время она лежала спокойно и слушала со вниманием. Когда прочел я всю книгу, то она сказала, что как ты стал читать книгу, то я не стала чувствовать такой сильной боли в горле; и во все время чтения я была покойна и слушала, чтобы не проронить ни одного слова из чтения. И тут же просила меня отслужить молебен святому угоднику Божию Тихону. В это время принесли от одной монахини и акафист св. угоднику Божию, и я отслужил молебен с акафистом, и больная стала чувствовать себя гораздо лучше прежнего. Когда же услыхали, что больной стало лучше, то одна сестра принесла песку с гробницы угодника Божия Тихона, а другая щепочку с дуба, около которого спасался св. угодник Божий. Песок и щепочку положили в стакан с водою, и больная стала пить эту воду. Благодарение Богу, по молитвам святого угодника Божия Тихона, больная в скором времени получила исцеление от своей болезни. В благодарность св. великому угоднику Божию за исцеление от тяжкой болезни. Супруга моя, Анна Кириллова, в том же 1875 году ездила в Тихонову пустынь, в Успенский пост, на гробницу святого угодника Божия Тихона, поклониться его мощам и просить молитв и ходатайства его пред Богом, и там она исповедалась и сподобилась причастия святых Христовых Таин. И по молитвам св. угодника и до сего времени она пребывает здравою.

66

Вот и еще письмо о благодатной помощи Преподобного Тихона жене полковника Ф. Р.

К числу многих и известных мне чудес, явленных верующим Преподобным Тихоном Чуд. Калужским, я искренно и с благоговейною моею благодарностью, считаю, долгом своей совести присоединить к общему сведению, явленную и мне чудотворную его помощь. Будучи крайне изнурена здоровьем и истощением сил физических. Вследствие частых неправильных и несвоевременных родов, несмотря на помощь искусных и опытных в женских болезнях докторов и акушеров, которые, своими опытными советами старались предохранить меня от подобных несчастных случаев. Мое здоровье приходило все к худшему состоянию и, наконец, после мертвого выкидыша – я опять забеременела, от чего, при моем изнурении физическом, по словам докторов и акушерок, я должна была впасть в изнурительную чахотку. Положение моего здоровья и опасность его я сама сознавала, хотя все окружающие меня старались скрывать это от меня; и я так была слаба, что с трудом могла ходить, страдала постоянной бессонницей и каким-то неизъяснимым чувством тревожного страха, выжидая поминутно неизбежного выкидыша. В таком Состоянии я поехала говеть в Тихонову пустынь на 6-й неделе Великого поста, в последних числах марта, с двумя родственницами. И там я с прилежной и усердной молитвой припадала к мощам св. угодника Божия, призывая его на помощь и заступление, от таких тяжких физических болезней и душевного смущения – родить опять мертвое дитя, и я ощущала его помощь в том, что без особенного утомления могла стоять и выслушивать продолжительные монастырские службы. В день исповеди, родственницы мои собрались сходить купаться на колодезь угодника Божия Тихона, который отстоит в 2-х верстах от обители, но я, при всем желании моем сопутствовать им, не решалась идти с ними, не надеясь на свои слабые силы, а поехать, было не на чем. Однако же желание мое преодолело мою нерешимость, день был ясный, солнечный и мы отправились туда в сопровождении доброй старушки, там живущей, Дарьи Осиповой. Но все-таки и отправлялась туда только с намерением помолиться в часовне угодника Божия и напиться св. воды прямо из его колодца, а купаться я не смела и помышлять, потому что меня так берегли от простуды, что даже в теплые сени я не иначе выходила, как закутавшись в теплую одежду. Завидя издали часовню, я в душе повторяла теплую молитву угоднику Божию, чтобы он укрепил мои силы душевные и телесные. И я, дошедши туда, не чувствовала никакой усталости, а когда я вошла в часовню и взглянула в чистый и прозрачный колодезь, в котором отражается икона угодника Божия Тихона, и потом на окружающие иконы, которыми расписана часовня, и посреди их на изображение Господа Саваофа, мне ясно представилось, что он простирает ко мне свои длани. И во мне явилось такое теплое чувство веры и упование на Его неизречимое милосердие, что я тут же, не медля секунды, решилась купаться в св. колодезе с верою, что молитвами Преподобного угодника Божия Тихона, Господь исцелит и осенит меня своею благодатью. Тотчас раздевшись, я три раза окунулась в купальне и не ощутила особенного холода. А напротив, когда вышла из купальни и оделась, то почувствовала особенно приятную теплоту и легкость в теле и во внутренности живота. А в душе моей я почувствовала неизъяснимую радость, спокойствие и покорность с верою воле Божией, я уже нисколько не тревожилась мыслию об опасном состоянии своего здоровья, я верила и уповала на Господа, что Он, по великой своей милости ко мне, устроит все к моему благу. Я опять пешком вернулась в монастырь, благополучно кончила говение и возвратилась домой. Господь меня так укрепил, что я очень благополучно, легко и своевременно разрешилась дочерью, без особенных предостережений.

67

Один житель г. Вязьмы, от 6 августа 1877 г., писал к о. архимандриту Тихоновой пустыни. В начале сего года жена моя, Е. С., безнадежно, сделалась больна и при всех медицинских пособиях не оставалось ни малейшей надежды на ее выздоровление, а осталась только единая надежда на всемогущество Всевышнего Бога и предстательство Преподобного Тихона, Калужского Чудотворца, почему я в этом настроении духа и обратился к вам письменно, прося молиться Преподобному Тихону о выздоровлении моей жены и помиловании: меня с семейством от этой угрожающей потери. И что же? присланная вами вода Преподобного Тихона так подействовала чудодейственно, что жена моя, с верою и упованием омывшись ею, почувствовала прекращение боли и уменьшение во всем теле опухоли и, наконец, получила совершенное выздоровление, к удивлению моему и всех знакомых.

Признавая в неожиданном таком выздоровлении моей жены ни что иное, – как только истинное чудотворение Преподобного Тихона, и воздавая ему благодарение, считаю долгом просить вас, отец архимандрит, приобщить сие мое заявление к прочим чудесам от него, бываемым во славу Бога и заступление Преподобного отца нашего Тихона.

68

Калужской губернии, Лихвинского уезда, села Чернейти, жена священника Златоустовского, Александра Григорьевна Златоустовская, одержима была, по ее заявлению, невыносимою и жестокою головною болью в продолжение 15-ти лет; болезнь эта повторялась ежемесячно, а иногда и два раза в месяц. Прочитав о чудесах Преподобного Тихона, Калужского Чудотворца, она вознамерилась, с теплою верою, ехать в обитель Преподобного, куда и прибыла в 1870 году 15 июня, под память Преподобного Тихона. Здесь она со слезами молилась Преподобному угоднику Божию об исцелении ее от долговременной и многотрудной болезни; с усердием отслужила ему молебен; ходила на колодезь; умывалась из оного водою, взяла воды с собою домой; дома пила святую воду, натощак ежедневно и, когда приступала болезнь, мочила больную голову, и по милости Божией, ради ходатайства Преподобного угодника Его Тихона, в этот год болезнь повторилась только два раза, а затем и совершенно прекратилась.

69

1876 года, декабря 13 дня, жена фельдшера, Саратовской губернии, города Вольска, Александра Васильева Молчанова, представила настоятелю Калужской Тихоновой пустыни, следующее заявление:

1 Проживая в 1876 году, по должности мужа, в городе Калуге, я, вследствие простуды, получила сильный ревматизм в ногах, и животе, и от сей болезни страдала день и ночь. С декабря по 16 июня сего года, медицинские средства, к моему исцелению, хотя по должности моего мужа и были, так сказать, под рукою, но они оказались совершенно бесполезными. В таком моем крайнем положении, отчаявшись в помощи людской, я невольно устремила взоры к помощи Божией. И вот, пред памятью Преподобного Тихона, 16 июня, и прежде наслышавшись о неоднократной помощи его людям в болезнях не исцеленных, я решилась просить его благодатного пособия в моей не исцеленной болезни, и для сего прибыла из Калуги в Тихонову пустынь под 16-е июня ко всенощному бдению, которое я выстояла с молитвою к Преподобному Тихону Чудотворцу о помощи. А на самую память, 16 июня, после литургии, отправилась на св. колодезь, где, выслушав молебствие с водоосвящением, искупалась в колодезе и, славу Богу, благодеявшему мне, и угоднику Его Преподобному Тихону, получила скорое исцеление и до сего времени здравствую.

2 Сын мой, проживающей в той же Тихоновой пустыни, мальчик Иаков Молчанов, в сем же 1876 году, от золотухи совсем потерял зрение, также страдал колотьем в груди и одышкою. Медицинские, пособия и для него, также как и для меня, были не действительны. В сей крайности я дала обещание идти в Тихонову пустынь и просить Преподобного Тихона, пред ракою его, о помиловании моего сына. Это мое обещание исполнено мною 24-го декабря прошлого года. И что же? угодник Божий Тихон, Калужский Чудотворец, немедленно услышав меня; в тот же день к вечеру сын мой Иаков стал видеть, а недели чрез две и совершенно был здоров.

Побуждаемая благодарностью к Преподобному Тихону, я решилась сии два совершенные им чудотворения объявить во славу Бога и угодника Его, чудотворца Тихона, и если потребует начальство, готова сие объявление мое подтвердить присягою.

70

1877 года, 1 октября, Тульской губернии, Крапивенского уезда; села Царева, солдатка Евдокия Николаева Фатеева заявила:

Она, Фатеева, была больна полтора года ломотой в руках, ногах и груди, боль была так сильна, что она не могла ничего делать. Для излечения она отправилась в Москву, где четыре месяца пролежала в Ново- Екатерининской больнице, но без всякой пользы. Отселе отправилась в Троицкую Лавру, к Преподобному Сергию, была в Гефсиманском скиту, но облегчения своей болезни не получила. После этого, 5 октября 1874 года, она прибыла с девушкой деревни Березовой, Евдокией, в Тихонову пустынь, и во время служения молебна у раки мощей Преподобного Тихона,

заметно стала чувствовать облегчение; когда же искупалась в колодце, еще большее почувствовала облегчение, а вскоре и совершенно выздоровела. Будучи вполне убеждена, что исцелением своей болезни обязана угоднику Божию, Преподобному Тихону, она с того времени, каждый год приходит в монастырь на поклонение Преподобному целителю.

Духовник иеромонах Ефрем.

71

В 1878 году, Тульской губернии, Белевского Крестовоздвиженского женского монастыря послушница, Марья Андросова, в записке своей прописала: У меня болели зубы больше 4 лет, три зуба сгнили в средине до корня, и боль усиливалась от холодной, горячей и соленой пищи. В 1876 году, в декабре месяце, пробыв несколько дней почти без пищи и сна, так сильно ослабела, что лежала почти без движения, во всем теле чувствовала нестерпимую боль, голова точно в огне горела, и едва с замедлением, от ослабления памяти, могла припоминать свои грехи, ожидая смертного часа. Когда я находилась в таком положении, пришла ко мне монахиня Поликсения Орефьева, дала щепочку от дуба Преподобного отца нашего Тихона Чудотворца и благословила положить ее в самые ямочки зубов. Исполнив это, я не в силах была творить молитву языком, а только мысленно просила заступления Преподобного, и мне казалось, что его молитвами и от прикосновенья зубов к дубу, силою Божьею, болезнь не может более продолжаться, и слава Богу и благодарение угоднику Его, вдруг почувствовала себя совершенно здоровою. И вот уже другой год, будучи совершенно здорова, я, многогрешная, пришла в монастырь с благодарением поклониться мощам моего исцелителя.

72

Житель подмонастырной Тихоновой слободы унтер- офицер, находившийся в действительной армии, Иван Сумбуров, от 1-го октября 1877 года, писал на имя настоятеля Тихоновой пустыни, о. архимандрита Моисея:

Состоя в военной ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА службе, в настоящее же время находясь в южной действующей армии, в Болховском полку. Я несколько раз подвергался самым опасным положениям, но от всех избавлялся, призывая на помощь Преподобного и Богоносного отца нашего Тихона, игумена, Калужского Чудотворца.

1. При переправе чрез реку Дунай, 16 июня, в 8–9 часов утра, я помнил и вспомнил этот, чтимый нами, день Преподобного Тихона. И в числе прочих, благополучно переправился на другой берег р. Дуная, под градом неприятельских пуль и гранат, под которыми падали сотни жертв победоносного нашего войска за веру и отечество.

2. При трудном переходе, 6 июля, по Балканам от 50 до 60 верст без отдыха, под палящим солнечным зноем, я упал в изнеможении, но призвав на помощь Преподобного Тихона, почувствовал себя бодрым и здоровым.

3. В сражении, 14-го июля, под Рущуком, при деревне Есерджи, я, с помощью Преподобного Тихона, остался цел и невредим.

Он являлся помощником во всех сих случаях. Таких примеров со мной много случалось, но их трудно перечесть и упомнить. Вышесказанные же пункты мною записаны в памятной моей книжке, которые я в тот же час вносил, как ясно виденное мною провидение Преподобного Тихона.

К сожалению, не имел и не имею при себе изображения Преподобного Тихона. А потому всепокорнейше прошу принять сие мое письмо к сведению, и не признаете ли возможным прислать мне книжку с изображением и описанием жития Преподобного Тихона. Если же окажется неудобным, то хотя одно изображение Преподобного Тихона, адресуя, в южную действующую армию, в главную квартиру НАСЛЕДНИКА ЦЕСАРЕВИЧА, в штаб Рущукского отряда.

И. А. Сумбуров.

1-го декабря 1878 года. Гл. квар. д. Брестовец.

73

5-го мая 1878 года, проживающая в Вяземском Аркадиевом женском монастыре, Смоленской губернии, Вяземского уезда, крестьянская девица, Домна Иванова Колоколова, деревни Баранья, прихода села Быстрого, 20-ти лет от роду заявила:

Она, Колоколова, целый год была больна головой и ногами: руки и ноги онемели. Но прожив две недели в Тихоновой пустыне и купаясь в продолжение этого времени каждый день в св. колодезе, она стала свободно ходить, тогда, как прежде 6 недель почти не могла ходить.

74

По объявлению от 7 мая, 1878 года крестьянина Тульской губернии, Богородицкого уезда, села Сладилова, Ива Яковлева Булгакова, 22-х лет, он, Булгаков, был года четыре тому назад, болен ногами, которые были покрыты гнойными ранами. Когда же он искупался в кладезе Преподобного Тихона в Тихоновой пустыни; то незаметно раны затянулись, и он пошел домой здоровым.

Духовник Иеромонах Ефрем.

75

1878 года, июня 1-го дня, крестьянка Орловской губернии Кромского уезда, Коровьевской волости, деревни Зараева, Домна Гордеева Паршина засвидетельствовала, что она была больна беснованием, в церкви во время богослужения падала. Не ожидая ни откуда помощи, она решилась идти в Тихонову пустынь к угоднику Божию, Преподобному Тихону. 20 мая она прямо пришла на колодезь, искупалась, и во время вечерни припадка с нею не было. На, следующий день, за ранней обедней только затряслись руки и ноги, от ранней же опять пошла на колодезь, искупалась, и с этого времени припадки за богослужением не повторялись и она чувствует себя совершенно здоровою.

Духовник иеромонах Ефрем.

76

По заявлению в июне месяце 1878 года, сын мещанина Смоленской губернии, г. Вязьмы, Николая Кузьмина, будучи одного года и десяти месяцев питался одним молоком от груди, никакой другой пищи не мог принимать и весь иссох. Когда же 6 августа 1874 года искупали его в колодезе Преподобного Тихона и после дали маслица из лампады при гробнице Преподобного, он на другой же день стал поправляться и по приезде домой чрез две недели начал ходить, тогда, как прежде не мог двинуться с места.

Духовник иеромонах Ефрем.

77

Духовник Казанской Боголюбской женской общины, в Калужском уезде, священник Андрей Щеголев, в записке своей, от 9-го июля 1878 года, изложил и засвидетельствовал видение, бывшее на кладезе Преподобного Тихона вдовой диаконице Мосальского уезда, села Нового, Анне Васильевой Азбукиной.

В утешение верующих и во уверение неверующих, пишет о. Андрей, ново чудесное свидетельство, отчего так много целебен кладезь Преподобного отца нашего Тихона Калужского Чудотворца.

Весною 1878 года, около праздника Вознесения Господня, Мосальского уезда, села Нового, вдовая дьяконица Анна Васильева Азбукина и села Кобылья, тоже вдовая дьяконица Анна Михайлова, с односельною ей дьячковой дочерью, девицею Пелагеею Ивановной, пошли Калужским трактом помолиться Богу. И на самый праздник Вознесения Господня были на Калужке и потом в Лаврентьевом монастыре, а на другой день, в пятницу, к поздней обедне пришли в Тихонову пустынь. Отстояв здесь обедню и молебен, они с прочими богомольцами пошли на святой Тихонов кладезь, за две версты от пустыни. И вот, когда они подходили к часовне, ограждающей колодезь, а туда яко бы входил в облачении иеромонах для обычного водоосвящения то еще издали заметила дьяконица Азбукина сияние света, так явственно среди белого, дня ей показавшегося из часовни и не переставшего светить, пока она не подошла ближе и уже взошла в самую часовню и не удостоверилась в причине такого необычайного света. А именно: она истинно и действительно видела, что во весь обруб колодца, на дне его лежит икона Преподобного Тихона Калужского, лежит и издает от себя чудный свет. Икона сия виделась ей не в ризе, но так блистала, как бы вся лежала в месяце. Так буквально выражалась, видевшая. Несмотря, впрочем, на это, она позволила себе подумать: уж не положили ли икону нарочно для освещения воды.

Почему не понимая видения, она хотела уяснить его себе таким образом; обратясь к двум своим спутницам, она говорила им: «ах, какая здесь благодать! какое сияние»! Но говорила это еще неопределенно и прикровенно для слышащих. С тою именно целью, дабы, если это есть истинное чудо и ей одной видится, не возразили ей тогда спутницы ее: «что ж это? ей видится, а нам нет» – (Буквальные в скобах выражения Азбукиной). А про себя она, т. е. в самой себе, в то же время думала: «ну, где я не была на св. колодцах, я того не видала, что здесь, ни на Калужке, ни в Оптиной, ни в Белых берегах». И затем, продолжая исследование о своем видении, она вопрошала своих спутниц: «ну что ж вы видите? Колодезь-то обрублен что-ль»? Обрублен, отвечают ей. «А еще что же там»? Да что ж больше? отвечают ей – земля да вода. И так ничего особенного ими не видится. А Азбукина все еще видит то же самое видение и не перестает делать, свои исследования. Вышеупомянутый иеромонах в облачении тотчас же, как вошел в часовню, начал водосвятное молебствие и по совершении его пошел кропить людей, между коими были три или четыре бесноватых. А Азбукина в это время стала с прочими прикладываться к часовенным иконам, и зашла с другого бока колодца, дабы испытать, не был ли, – не касался ли ей давеча только отсвет этих самых икон. Нет. И теперь икона пребывала в том же свете неизменною. Занимательно ей также было, когда передали ей лепту усердия опустить в воду источника, чтобы посмотреть, как эта лепта упадет на икону. И что же? лепта опущена и из виду скрылась, а на иконе не оказалась. Наконец последнее действие исследования не столько занимало Азбукину, сколько могло страшить ее, судя по ее рассказу: «как только станут черпать воду из колодца и болтнут, бадьею, того и гляжу, что повредят икону. Но потом смотрю икона, как была, так и есть, все в том, же и том, же светозарном виде неприкосновенна». Так и пошла от чудного видения своего Азбукина в купальню, ни кому ничего не говоря, кроме того, что «ей тут очень понравилось» и что всегда она будет ходить сюда, и разве тогда не пойдет, когда Бог отнимет у нее руки и ноги». Сия раба Божия, по своему, доброму устроению душевному, как сначала утаилась от того, что видела, так и, в последствие, продолжала таиться, думая, что может быть «не приходится про это говорить кому либо, кроме духовного ее отца». И вот выпал ей этот рассуждаемый ею случай. К празднику Казанской Богоматери пришла она в Казанскую Боголюбскую женскую общину и на самый праздник исповедалась, и в это то время, кроме тайны покаяния, слегка высказалась о виденном, и уже была убеждена рассказывать все здесь записанное до возможной подробности. Говорила она с должным благоговением исповедницы, предстоящей св. Кресту и Евангелию и готовящейся приступить со страхом к св. Христовым Тайнам, которыми и по причащении свидетельствовала самому о. архимандриту Моисею, настоятелю Калужской Тихоновой пустыни (тоже прибывшему к празднику в общину) всю непреложную истину того, что ей виделось. Выслушав ее о. архимандрит приказал все записать и заручить. Что, исполняя, я отобрал с возможным тщанием от диаконицы Азбукиной ее показание и изложил в говоренном ею порядке, и как за себя, так и за неграмотную подписался духовник ее, Казанской Боголюбской женской общины, священник Андрей Щеголев, 1878 года, июля 9-го дня.

78

Коллежская асессорша, Прасковья Афанасьевна Петровская, в августе месяце 1878 года, оставила в монастыре следующую записку об исцелении ее дочери Варвары от дифтерита.

Коллежская асессорша, Прасковья Афанасьевна. Петровская, Из Орловской губернии приехала я с дочерью моею Варварою в Калугу к дочери моей, которая замужем в Калуге; у нее 23 июля заболевает сын, по третьему году, ужасной смертельной болезнью, называемою дифтеритная жаба. Все были употреблены медицинские средства, но, ни что не помогло; он умер 4– го числа августа. Только что его похоронили; заболевает у нее еще дочь, по пятому году – и эта умирает 13-го августа. В это время дочь моя Варвара заболела той же болезнью. Я была в ужасном страхе. Доктора велели оставить дом, говоря, что эта зараза всех может постичь. Но, благодаря Господу Богу, Кресту и угоднику Божию Тихону, я ждала, потому что обещалась, как только можно будет ее везти к Преподобному Тихону, даже и не совсем выздоровевшую, ехать с нею в Тихонову пустынь. И когда у нее струпы спали, остались только раны, я повезла ее к угоднику Преподобному Тихону. Но по приезде в пустынь у дочери моей началась та же болезнь, – обнаружился жар в горле, открылись те же язвы, она чувствовала сильную слабость, так что едва могла приобщиться св. Таин в церкви. Но оставаясь без всяких лекарств и пользуясь только маслом от мощей Преподобного Тихона, которое давал ей о. Ефрем и водою из св. колодца, она в ту же ночь получила, по милости Преподобного Тихона, облегчение: струпы сваливаются и горло делается чистым, глотать стало совсем не больно, – осталась только слабость. Отец Ефрем советует искупаться... Но я, после такой страшной болезни, которая еще не совсем прошла, и в которой к окну запрещают подходить, и дочь моя постоянно была укрыта, боялась принять этот совет. Наконец, по желанию моей дочери, я решалась ее везти и искупать. Мы ехали, – она не могла идти на колодезь. Когда служили молебен на колодезь, я со слезами поручала мою дочь Преподобному Тихону, прося его исцелить ее от этой тяжкой болезни, и она сама молилась угоднику со слезами и просила его исцелить ее. И я не могу описать мою радость! Дочь моя Варвара, окунувшись три раза, вышла и говорит: «мне так теперь хорошо, что я еще пойду», – и пошла, окунулась еще три раза; потом сама пришла в гостиницу, и благодаря Господа и великого Его угодника Преподобного Тихона, совершенно выздоровела.

79

Города Орла, купец Иван Борисович Истомин, от 17-го августа 1878 года, писал духовнику Тихоновой пустыни, о. Ефрему, об исцелении своего сына.

Имея у себя одного единственного сына, по имени Ивана, трех лет от роду, который страдал сильно ревматизмом в обеих ногах, так что отчаивались в том, что он, будет ходить или владеть ногами, мы обращались к докторам и просили помочь больному; но безуспешно. Однажды когда я разговорился со своими знакомыми о болезни моего сына, – то они посоветовали мне обратиться за помощью в Калужскую пустынь к св. Тихону, сказав, что там есть чудотворный колодезь, в котором некоторые купались и получали исцеление, и советовали мне свозить сына туда, искупать, в этом колодезе. Но так как он был слаб, и совета их не было возможно исполнить, то я немедленно один отправился в обитель св. Тихона Калужского. Прибыв туда 10-го ноября 1876 года и помолившись у раки Преподобного Тихона, я потом обратился к Настоятелю и братии обители с прошением о том, что у меня есть желание взять воды из чудотворного колодезя для моего больного сына, – на что и получил согласие. Взявши воды, я отправился домой, в Орел. По приезде домой, я попросил тотчас же искупать сына в привезенной мною воде из Тихоновой пустыни, – и действительно сын начал владеть понемногу ногами, ему стало лучше. Это было 12-го ноября 1876 года. А потом его еще купали несколько раз, и он в первых числах января 1876 года начал хорошо ходить, – и теперь, – слава Богу, жив он и здоров.

80

Мещанин города Ельца, Орловской губ., Павел Николаевич Киселев, в письме своем, от 18-го октябр1878 года, просил отца настоятеля Тихоновой пустыни приобщить к чудесам Преподобного Тихона и бывшее над ним исцеление, от Преподобного.

Я очень страдал, более 7-ми лет, пишет Киселев, болезнью – сильнейшим геморроем, и в последнее время доходил до изнеможения от истечения крови и сильной боли, особенно в летнее время; лечился у разных докторов и разными средствами, но, ни что мне не помогало. В январе или Феврале 1878 года мне пришлось читать книгу «Преподобный Тихон, основатель Тихоновой пустыни, Калужский чудотворец» и я дал безотлагательное обещание непременно съездить на поклонение к Преподобному Тихону. Когда я начал готовиться к отъезду, болезнь моя стала, понемногу ослабевать. 30 июня 1878 года я приехал в обитель Преподобного Тихона, и болезнь моя совсем меня оставила. В настоящее время я ни какой болезни не чувствую, а чувствую себя так, как будто я никогда не был больным.

81

11-го декабря 1878 года, Тульской губернии, Чернского уезда, Слободской волости, Казачьей слободы, государственный крестьянин Иван Иванов Дагаев письменно заявил о. архимандриту, Моисею о следующем, своем исцелении от Преподобного Тихона.

Во славу угодника Божия Преподобного, отца нашего Тихона игумена, Калужского чудотворца, имею честь заявить, что я был болен год и два месяца страшною ломотою в ногах, так что ни куда не мог выходить из комнаты. В таком болезненном своем состоянии, я, по обещанию, отправился в Оптину пустынь. Здесь старец о. Пимен, посоветовал мне в Тихоновой пустыне отслужить молебен Преподобному Тихону, ходить на св. колодезь до трех дней и искупаться до 9 раз. По совету старца, 7-го октября 1877 года, я прибыл в Тихонову пустынь, в точности исполнил, что мне было сказано старцем, и получил исцеление от одержащей меня болезни, так что как будто и болен никогда не был.

82

В 1878 году получила исцеление от Преподобного Тихона Тульской губернии, Богородицкого уезда, купчиха Варвара Герасимова Родионова, имеющая от роду 60 лет.

Она, как рассказывается в ее записке, страдала три месяца простудою во всех членах. Ноги опухли и покрыты были струпьями и ранами, так что не было надежды на выздоровление. Ее приготовили к смерти, и она уже не чаяла дождаться возвращения из Тихоновой пустыни любимой своей дочери Татьяны. Отправившейся помолиться Преподобному Тихону в первых числах января 1878 года. 11-го числа января дочь, ее возвратилась домой и привезла с собою масла от лампады, у раки Преподобного Тихона и воды из святого колодезя. Ей дали выпить маслица и покропили все тело водой. После этого она уснула и видит во сне, что купается, в каком-то хорошо устроенном колодезе, проснувшись на этом видении, она почувствовала облегчение и так обрадовалась, что воскликнула: «о, угодниче Божий! я верю, что ты меня исцелил и не знаю, как тебя благодарить и какую хвалу тебе воздать». Тут же она дала обещание съездить на поклонение к Преподобному угоднику Божию; исполнила это обещание и совершенно выздоровела.

83

Бывший казначей Тихоновой пустыни, иеромонах Иероним, в записке своей, от 22 го Февраля 1879 года, описывает полученное им исцеление от Преподобного Тихона.

В 1878 году, с 15-го января я заболел воспалением легких и подвергся аневризму. В марте месяце доктора, лечившие меня, нашли болезнь мою безнадежною к излечению, так что 19 марта я был напутствован таинством елеосвящения. Но с 26 марта у меня родилась мысль, в надежде на милость Божию; обратиться с молитвою к Преподобному отцу нашему, Тихону чудотворцу, и искупаться в ископанном им кладезе. И хотя лица, которым я открыл свою мысль, видя крайнюю мою слабость, изъявили явную боязнь за последствия осуществления моей мысли. Но я все-таки, веруя в силу молитвы пред Богом Преподобного, решился с благословения отца моего духовного, искупаться, несмотря ни на какие последствия. 2-го апреля отслужил на колодезе молебен с водосвятием, и во время молебна до того вспотел, что все белье на мне сделалось мокрым, и бывшие со мною монахи заметили: не лучше ли подождать купаться, когда пройдет пот. Замечание это и во мне произвело колебание мыслей. Но, собравшись с мыслями и сказав, что Господь силен и из мертвых воскресит, я погрузился в воду три раза, – и почувствовал себя совершенно здоровым, так что, когда приехал домой, просто вбежал на крыльцо, с которого меня сводили, когда ехал купаться. После этого служил целую страстную седмицу с такою душевною легкостью, с какою не служил прежде, и прочитал без всякого труда, за один прием, все Евангелие св. Евангелиста Марка.

Но в первых числах ноября я простудился, и болезнь моя возобновилась в сильнейшей степени, так что доктора определили мне неминуемую смерть. 27-го ноября я был уже по, христиански напутствован к смерти, и сам не видел надежды к выздоровлению. Но веруя в силу угодника Божия, решился еще покупаться. И когда опять, отслужа водосвятный молебен, 26-го декабря, выкупался, снова почувствовал облегчение болезни, и теперь, вот уже в Феврале месяце, 1879 года, все чувствую себя лучше, так что, по молитвам угодника Божия, преподобного отца нашего Тихона, могу служить.

Казначей иеромонах Иероним.

22-го Февраля 1879 года.

84

Города Ефремова, Тульской губернии, Татьяна Николаева Горелова, от 22-го марта 1879 года, писала настоятелю Тихоновой пустыни, о. Архимандриту Моисею, о полученном ею исцелении от Преподобного Тихона.

Простите меня, Бога ради, за долгое мое молчание, что вас не успела благодарить раньше за присланную мне вами воду и дубок от св. Тихона; они мне принесли великую пользу. Тайну цареву добро есть хранити, дела же Божии поведать преславно есть. Я была отчаянно больна, так что пять докторов не находили средств, для излечения: недели три питалась одним только льдом, и на голове был лед, была более без памяти; с августа месяца до января 12-го лежала в постели ни чем не движима. Но ходившая за мною женщина видела во сне, что кто-то ей велел окурить меня дубом от св. Тихона, и сказал, что она будет здорова. Женщина так и сделала; стала окуривать меня и поить водой из св. колодезя, и с тех пор мне стало легче на удивление всем. Хотя я теперь слаба, но все-таки хожу и бываю в церкви.

85

19-го апреля 1879 года, Перемышльская мещанка Агрипина Васильева Буканова, 26 лет, проживающая с мужем своим Яковом Егоровым в Москве, заявила о своем исцелении от следующей болезни.

Через год по выходе замуж (в настоящее время она замужем 7 лет) подверглась она непонятной для нее болезни, которая обнаружилась крайним расслаблением во всем теле, так что она с трудом двигалась; к расслаблению этому присоединилась еще какая-то тоска с биением сердца; дома, и особенно в церкви, текли невольно слезы; притом страдала потерею аппетита так, что, если не напомнить, то целый день могла оставаться без пищи. В таком болезненном состоянии она находилась до Петрова поста 1877 года. В этом посте она вместе с матерью, у которой во все время болезни проживала в г. Перемышле, с трудом дошла до Тихоновой пустыни; здесь поговела причастилась св. Тайн и когда, после приобщения, искупалась в колодезе, то тут же почувствовала облегчение болезни, пробуждение аппетита и пошла в гостиницу, как здоровая. В настоящее время она чувствует себя совершенно здоровою, и с того времени, как получила исцеление каждый год, как бывает у матери, посещает Тихонову пустынь и берет с собою из колодезя воды.

Духовник иеромонах Ефрем.

86

По заявлению, от 30-го мая 1879 года, крестьянина- собственника Смоленской губернии, Дорогобужского уезда, села Митина, Ильи Давыдова Смирнова, – он, Смирнов, с 15 августа 1878 года и почти до 1-го мая 1879 года страдал сильною простудою, – душил его кашель и он чувствовал жестокую ломоту в ногах, перешедшую в последствии, в онемение. Когда он, находился в таком безнадежном положении, потому что принимаемые им медицинские средства оказались совершенно недействительными, приехала навестить его помещица Екатерина Федоровна Ильина и привезла с собою образ Преподобного Тихона Калужского чудотворца. И книжку чудес его, чтобы он читал книжку, молился Преподобному и дал обещание, по выздоровлении, приложиться к раке мощей его в Тихоновой пустыни. По совету г-жи Ильиной, он стал читать книжку и молиться перед иконой Преподобного Тихона чудотворца о даровании исцеления, и начал чувствовать облегчение болезни, а наконец и совершенно выздоровел. И теперь, принося благодарение Господу Богу и Его угоднику Преподобному Тихону, он, в полном здравии, вместе с госпожою Ильиною, приехал в обитель исполнить свое обещание помолиться перед ракой Преподобного исцелителя.

Духовник иеромонах Ефрем.

87

8-го июня 1879 года, Орловской губернии, Малоархангельского уезда, села Губкина, жена дворового человека Тимофея Петрова Жирякова, Наталья Моисеева заявила об исцелении Преподобным, мужа ее.

Муж ее, Тимофей Петров Жиряков, 28 лет, назад тому три года был болен расслаблением всего тела с таким онемением членов, что ложась на горячей печке, не чувствовал жару и хотя ходил, но постоянно был слаб; чувствовал тоску, боль в животе и груди. Болезнь эта у него продолжалась целый год. Когда же, по совету Оптинских старцев, он побывал в, Тихоновой пустыни, искупался три раза в колодезе; каждый раз погружаясь по трижды, то получил исцеление от болезни и возвратился домой здоровым, и веселым.

Духовник иеромонах Ефрем.

88

4 го июля 1879 года, Перемышльская мещанка Ольга Николаева Юдина, 42 лет, объяснила, что она пришла в монастырь воздать благодарение Преподобному Тихону за ниспосланное ей исцеление.

Три года тому назад, она, вследствие испуга от укуса бешеной собаки, усиленного потом, чрез 15 дней, нападением бешеного волка, страдала болью сердца. Но когда она, 3-го мая прошлого года, на другой день после праздника Вознесения Господня, выкупалась в св. колодезе, а потом стала пить воду и маслице от лампады у раки Преподобного, то совершенно исцелилась от болезни.

Духовник иеромонах Ефрем.

89

1879 года 12-го ноля, г. Вязьмы, Смоленской губернии, купеческая дочь Ольга Ивановна Неронова, заявила о своем исцелении.

В декабре 1876 года она почувствовала упадок сил в такой степени, что доктора не видели ни какой надежды на выздоровление ее от этой болезни. Находясь в таком безнадежном положении, она дала обещание побывать в Тихоновой пустыне, отслужить молебен Преподобному Тихону и искупаться в св. колодезе. В июне месяце 1877 года, она прибыла в Тихонову пустынь, отслужила молебен Преподобному Тихону и отправилась на колодезь. Когда она в первый раз окунулась в воду, ее вынули за мертво; но после этого болезнь ее совершенно прекратилась.

Духовник иеромонах Ефрем.

90

Графиня Ольга Николаевна Зотова, проживающая в имении своем в селе Горках, Вяземского уезда, Смоленской губернии, 9 августа 1879 года рассказала, что она была больна чахоткою и как ей намекали ее знакомые, в последнем градусе. При этом же с ней случились самые сильные лихорадочные параксизмы, но в надежде на милость Божию она отправилась в Тихонову пустынь к Преподобному угоднику Божию Тихону, Калужскому чудотворцу и, искупавшись 17-го июля в ископанном им кладезе, почувствовала облегчение своей болезни.

Духовник иеромонах Ефрем.

91

Проживающая в Козельском уезде, Калужской губернии, г-жа Татьяна Златоустовская, бывшая девица Воронцова, в записке своей, от 22 августа 1879 года, представленной духовнику Тихоновой пустыни о. Ефрему, описывает следующее, полученное ею от Преподобного Тихона исцеление.

Я испытала на себе милость Преподобного отца нашего Тихона игумена, Калужского чудотворца, он исцелил меня от неприятной болезни.

В 1878 году жила я у замужней сестры моей в П-ской губернии, она поехала говеть в соседний монастырь и взяла меня с собою. Я также вздумала говеть, и вместо того, чтобы выбрать себе в духовники уважаемого какого ни будь старца, выбрала и просила исповедовать меня красивейшего духовника. Исповедь моя была не исповедь, а приятным разговором, от которого я очень смущалась. Приобщилась я св. Таин тоже, в каком то, смятении души, не так, как бы следовало хорошей христианке. По приезде моем домой Господь наказал меня за неправильное говенье; напала на меня невыносимая ужасная тоска. С моей родины приехал за мной брат и увез меня больную и убитую тоской домой. Я пролежала дома месяц, – мне все было противно, я была не похожа на человека. Не ела совсем, исхудала и все сидела на одном месте по целым часам, домашние не могли добиться от меня слова, а если я и говорила, то только о смерти, мне очень хотелось умереть, даже часто мысль о самоубийстве приходила мне в голову. Возили меня в Оптину пустынь, и там уважаемый старец о. Амвросий долго беседовал со мною, посоветовал сестрам моим свезти меня к Преподобному Тихону и велел мне искупаться в колодезе. Мне это ужасно не понравилось; я старалась всячески отговаривать сестер, чтобы не ехать, но они меня не послушали и повезли в Тихонову пустынь. Мы пробыли там три дня; я купалась, ходила к дубу, удостоилась поговеть и приобщиться Св. Таин. С тех пор я почувствовала себя гораздо лучше. Мне, стало легко на душе, и тоска моя мало по малу совсем оставила меня. В скором времени я, к большому удовольствию родных, стала опять прежней, веселой девушкой, родные мои вместе со мной прославили имя Божие и угодника Его Преподобного Тихона, которого я и теперь молю не оставить меня своим заступлением.

92

По рассказу, 25 сентября 1879 года, крестьянина Тульской губернии, Новосильского уезда, села Сетого, Сетовской волости, Данила Матвеева Аброскина, 25 лет от роду, он, Аброскин, 9-ть лет был одержим нечистым духом, который нападал на него ночью, так, что «когда хватит (собственные слова Аброскина), как будто все остановится, а днем ничего». Это случалось, когда он станет засыпать. И какие он средства не употреблял, ни что не помогло. Тогда он обратился к Богу, пошел в Оптину пустынь. Пробыв здесь три дня, он начал чувствовать себя лучше. Когда он явился к о. Амвросию, – старец послал его в Тихонову пустынь. И вот в настоящее время он уже 5 дней чувствует облегчение своей болезни.

Духовник иеромонах Ефрем.

93

16 октября 1879 года, Жиздринская мещанка, девица Матрена Васильева Пронина. 19 лет, заявила: прошлым летом, вскоре после праздника Успения Божией Матери, встав однажды поутру, она почувствовала, что рот у нее с правой щекой искривился на левую сторону, и так вся правая сторона лица занемела. В таком положении пробыв два месяца, она с родными своими отправилась в Оптину пустынь для совета к старцу о. Амвросию, он посоветовал ей идти в Тихонову пустынь. В Тихонову пустынь она пришла с матерью, отслужила молебен Преподобному Тихону, три раза искупалась в колодезе и взяла с собою масла из лампады у раки Преподобного. Маслом этим, она дома на каждую ночь растирала больное место, и ей все стало становиться лучше, а недели через три искривленный у нее рот со щекой, пришел в естественное свое положение.

Духовник иеромонах Ефрем.

94

По заявлению, 7 ноября 1879 года, мещанина г. Дорогобужа, Смоленской губернии, Михаила Федоровича Боченкова, 30 лет, он в этом году страдал два месяца воспалением в груди, обнаруживавшимся болью под ложечкой. Такой болезнью у них в Дорогобуже в это время страдали многие и даже умирали в непродолжительное время. Для исцеления своей болезни он отправился пред праздником, Воздвижения Животворящего Креста Господня в Тихонову пустынь. Здесь отслужил молебен у раки мощей Преподобного Тихона, искупался в колодезе, – и почувствовал облегчение от болезни. Приписывая свое выздоровление всецело Преподобному Тихону, он и приехал в настоящее время возблагодарить угодника Божия, даровавшего ему исцеление.

Духовник иеромонах Ефрем.

95

17 ноября 1879 года, Каширского уезда, Тульской губернии, Мокринской волости, прихода села Оленькова, деревни Чусовой, крестьянка Марья Михайлова Федулова 50 лет, рассказала:

В сентябре месяце 1877 года ей пришлось встретиться, в гостях у родственников, со старообрядцем, по слухам из хлыстов, стариком лет 80-ти. И как она в разговоре с ним обнаружила ревность по православной вере, то старик, прощаясь с ней и пожимая ей руку, самым грубым образом, высказал, что она имеет любовную связь с молодым человеком (лет 18-ти), с которым она приехала. Во время самого пожатия руки раскольником она уже почувствовал что по телу ее как будто пробежали мурашки и с того времени у нее, прежде не только не имевшей никакой связи с этим молодым человеком, но и проявившей замужем беспорочно 27 лет, возгорелась действительно к нему нестерпимая страсть. Мучимая этой страстью, она, наслышавшись о чудесах Преподобного Тихона Калужского чудотворца, обратилась за по мощью к сему великому угоднику Божию, с молитвою об исцелении. Она два раза побывала в калужской Тихоновой пустыни, постоянно дома молилась пред иконой Преподобного, – и с сентября месяца этого года страсть совершенно ее оставила.

Духовник Иеромонах Ефремов.

96

Послушница Елецкого женского монастыря, купеческая дочь г. Ельца, Лариса Дмитриева Деева, в записке своей, между прочим, заявила о полученном ею 1 июля 1879 года чудесном исцелении от, Преподобного Тихона.

Девять лет я страдала, пишет она, болезнями: биением сердца, нервною лихорадкою, малокровием, бессилием, обмороком и геморроем; не могла выходить из кельи; не было ни минуты покою от болезней, и несколько раз подвергалась опасности смерти. Матушка игуменья, зная мои страдания, предлагала несколько разных лекарств, но по неимению средств я не могла употреблять аккуратно, и не получала от них большой пользы. Наконец она предложила мне оставить все лекарства, молитвенно просить чрез чтение канона помощи у Преподобного Тихона игумена, Калужского чудотворца, и съездить в, Тихонову пустынь. Два года я отказывалась от поездки, но на третий уже не могла отказаться; взяла с собою послушницу и отправилась по железной дороге. Всю дорогу я была сильно больна от беспокойства, а тут еще 7 верст до пустыни нужно было проехать на телеге; меня совсем, затрясло, так – что на руках принесли в номер (гостиницы). Я была сильно больна полторы недели; никто не думал, чтобы я осталась живой. По благословению настоятеля отслужили за меня 7 заздравных обеден, выкупали сначала в теплой воде из св. колодезя в номере, после чего ноги у меня сильно ломило 5 часов. Во второй раз купали в более холодной воде, и я уже не чувствовала такой боли в ногах; так я купалась 5-ть раз в номере, и начала ходить по комнате; после этого пожелала пойти приложиться к мощам Преподобного. С помощью двух провожатых я едва могла дойти до церкви, всю обедню просидела, и после опять на 4 дня слегла в постель. По благословенью настоятеля было назначено мне приобщиться Св. Таин, – я пожелала пойти в церковь и приобщилась. К концу службы вскрикнула кликуша, как это часто бывает, и так меня испугала, что со мною сделался нервный обморок в ту же минуту в церкви и продолжался 6-ть часов, без чувств меня привезли в номер и все ожидали смерти; два дня я была больна. После, по благословенью настоятеля, меня отправили на колодезь для купанья. Не доезжая шагов 50 до колодезя, я пожелала пойти пешком, и с помощью двух провожатых дошла до часовни. После водоосвящения я согласилась искупаться. Когда я начала опускаться в воду, все тело ужасно ломило; а когда окунулась один раз, все сердце замерло; едва вынули меня из воды, и сейчас же началась лихорадка; меня принудили выпить чашку чаю, которого я не пила более 15-ти лет. От теплого лихорадка еще более усилилась; меня одели в зимнее платье и велели немножко пойти с помощью двух провожатых, я пошла. Через несколько шагов повела меня одна женщина, а, наконец, я уже и сама пошла, и дошла до гостиницы (2 версты), мне было легко и хорошо так, что я не верила, где нахожусь, и не понимала себя от радости. Когда я пошла к вечерне уже одна воздать благодарение Преподобному угоднику, Божию, Тихону, все были удивлены сим великим чудом. Истинно великая помощь мне оказана, из мертвых воскресла! На третий день после этого чуда я опять приобщилась, – опять кликуша вскрикнула, – я испугалась, но не так сильно, испуг был без обморока. По возвращении моем в свою обитель, благодарение угоднику Божию Тихону, болезнь, в половину, сделалась легче, и теперь я выхожу в церковь.

97

Г. Вязьмы, Благовещенского прихода, купеческая вдова Анна Васильевна Паскина, от 4-го Февраля 1880 года, между прочим, пишет духовнику Тихоновой пустыни о. Ефрему.

Батюшка (мой) по утру, напившись, чаю и закусив, лег отдохнуть, сказал: «не будите меня к обеду». Но когда, несмотря на это, стали будить его к обеду еще ранее 12-ти часов, то он нам ничего не отвечал; он чувствовал, пожимал плечами, но сказать ничего не мог. Мы видим, что случилось, что-нибудь с ним, пошли за священником. Когда священник пришел, мы стали толкать его, но у него чувств не было, – он как будто крепко спал, и священник сказал, что его нельзя сподобить причащению св. Таин, потому что он без всякого сознания. Мы его пособоровали маслом, – и когда соборовали, поставили в головах образ Преподобного Тихона, и мы все, предстоящие, просили Преподобного, чтобы Господь удостоил болящего сподобиться причащению св. Таин. После соборования священник пошел домой и думал, – не дойдет он до двора, как больной кончит жизнь. Но он пришел в чувство, как бы проснулся от сна, и сидел, разговаривая с нами. Мы спросили, что с ним случилось, он сказал: я ничего не чувствовал. Мы посоветовали ему сподобиться причащения св. Таин, он хотел отложить до завтрашнего дня, но нам как будто какая невидимая сила внушила сподобить его сего дня. И когда священник пришел, он сподобился, причастится, в здравом рассудке. Прошу отслужить молебен с акафистом Преподобному Тихону, который явил нам такое чудо, отца моего как будто бы воскресил из мертвых.

98

Иеросхимонах Оптиной пустыни Никон, в письме своем, от 25-го Февраля 1880 года, на имя старца о. Ефрема, описывает совершившееся над ним чудо исцеления по молитвам Преподобного Тихона.

Спешу описать вам чудо, совершившееся надо мною по молитвам угодника Божия, Преподобного Тихона. По возвращении на прошлой неделе из вашей обители, где, как вам известно, я купался в кладезе Преподобного Тихона, со мною сделался удар, так что левая рука совершенно не владела, и сам находился в сильном расслаблении и таким образом был уже на краю вечности. Затем в тоже время доставлен был в больницу, где был освящен елеем, исповедан и приобщен св. Таин, но перемены еще (в здоровье) не было. Но затем, когда по желанию моему и особому усердию, отслужено было у меня в больнице всенощное бдение и молебен с акафистом Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, и когда я, по окончании Богослужения, растерся привезенною от Преподобного водою, то в то же время почувствовал облегчение, и рука, нисколько прежде не владевшая, стала отходить и в настоящее время владеет по прежнему. При этом в одну ночь я видел сон, будто бы купаюсь в кладезе Преподобного Тихона, – сон этот повторился мне и на 25-е сего Февраля. Доводя об этом до сведения вашего, повергаю при этом все чувства благодарности угоднику Божию, которыми только наполнена душа моя, по случаю чудесного исцеления меня от припадка.

99

В письме своем, от 21-го апреля 1880 года, старцу о. Ефрему, Тульская мещанка Анна Панова заявляет о следующих двух исцелениях, полученных детьми ее от Преподобного Тихона.

Уведомляя вас о своих болящих, которые были у вас на поклонении Преподобному Тихону:

1) Мой сын Николай, от роду имеет 8 лет, он страдал один год и шесть месяцев тяжелой болезнью, так что его ломало до 20 раз в сутки. Когда они прибыли из обители, ему стало еще тяжелее, так что он не мог ни ходить, ни сидеть, ни говорить в продолжение 14 дней. После этого, благодарение Богу он стал здоровым.

2) Дочь моя имеет от роду 22 года; она страдала беснованием, это продолжалось три месяца ежедневно, – временем случалось так, что 5 человек не могли ее сдержать. Когда она бывала в храме, то во время херувимской песни падала на пол, и ее без памяти выносили из церкви, а когда опомнится, то все рыдает. По приезде же из вашей обители теперь в храме стоит, слава Богу, спокойно; временем припадок изредка случается, но очень легко.

Теперь благодарим Бога, который молитвами Преподобного Тихона избавил их от тяжких болезней.

100

Города Тулы купчиха Александра Ивановна Ертищева, по заявлению ее, 29 мая сего 1880 года, была больна сердцебиением, причем происходили такого рода болезненные проявления, что в животе у нее, как будто что-то ворочалось, так что для успокоения живот нужно было стягивать перевязками. Лечившие ее три доктора оставили ее совершенно в безнадежном положении, представляя, что болезнь ее они могли бы излечить лет 10 тому назад. Но на первой неделе Великого поста, в этом году, одна родственница привезла ей из Тихоновой пустыни воды из кладезя Преподобного Тихона, дала ей напиться этой воды и вкусить заздравной просфоры; она напилась, вкусила просфоры, – и почувствовала себя легче. В настоящее время она совершенно здорова и стала, есть даже черный хлеб, которого прежде не могла есть.

Духовник иеромонах Ефрем.

101

Заявление, города Боровска, Спасской, на взгорье, церкви, настоятеля священника Никифора Никитина Павловского29.

Сын мой Павел, 15 лет, в 1879 году сентября 17-го дня, живши в Москве, упал с высоты на шесть аршин и расшиб себе об остроту угла и прилавок спинную и хребтовую кость. Жестоко ушиб правую лопатку, кострец у правой ноги, левую ногу и сильно повредил лёгкие с внутренностью, который и отправлен был в тоже время в Ново-Басманную больницу, а из оной переведен в Ново-Екатерининскую для излечения, в которой пролежал месяц, консилиумом докторов найдено было здоровье его невозвратительным; то же утверждали и оба наши (Боровские) врачи, свидетельствовавшие его. Крепкое его прежнее здоровье и физические силы давали ему возможность быть более трех месяцев на ногах и бороться с болезнями. Но с 6-го числа января 1880 года у нас в доме он слег на одр, на котором вскоре отнялись у него руки и ноги. Ноги сведены были к заду, а руки к груди так плотно, что между оными и телом нельзя было протянуть нити, пальцы на руках свело в кулак и пальцы на ногах также были без движения. Потом голова сделалась недвижимою, отнялся язык и не говорил он шесть месяцев; полтора месяца не употреблял пищи, кроме яблочного сока, который он золотниками чрез два и три дня сосал из мороженого яблока, и кроме малой части воды, даваемой ему из чайной ложки. Все тело его проникнуто было болью жестокою, а потому, за невозможностью надеть на него белье, он лежал всегда голый, прикрытый простынею. Ворочали его с боку на бок на простынях и всегда осторожно, как бы разбитою спиною не коснуться ему постели, во время переворачивания он делался на десять минут, а иногда на полчаса, без признаков дыхания, как бы жизни; а потому, по воле его, ворочали его редко чрез трое, а иногда чрез четверо суток, каждый стук приводил его в болезненный испуг и в безжизненное положение; дыхание его было тяжко и внутренние страдания сильны. Кормили и поили его из чужих рук, и все необходимые уходы производились, по недвижимости его, сторонними лицами. Горькая была его доля! Самая муха, которую он не мог согнать с себя, сильно обижала его. Все эти страдания он, находясь в здравом уме и твердой памяти, переносил без ропота с надеждою на жизнедавца, что он положит конец его страданиям. А к исцелителю недужных, угоднику Божию св. чудотворцу Тихону, в душе его горела сильная вера и упование на его милости, почему желалось ему скорее ехать в Тихонову пустынь и искупаться в целительном источнике том; но исполнить это желание его мы почитали, не возможным ибо боялись, как бы качкою не затрясти его на нескольких верстах до смерти. Наконец, решились исполнить его волю. Надевши на больного для приличия кое-как белье и принесши на носилках, с величайшим трудом и боязнью за жизнь его, уложили в экипаж, больной в это время находился в оцепенении и без памяти. После чего, не слыша от него стонов и жалоб на поездку, мы отправились в путь, и, по милости Господа и угодника Божия, доехали с больным до обители Преподобного Тихона благополучно. Приехавши 16-го числа июня сего 1881 года, в пятом часу утра, к сей обители, в которой в этот день был храмовой св. Тихону праздник, мы, не отпрягая лошадей, с благословения иеросхимонаха всечестнейшего Ефрема, тотчас же отправились к святому колодезю отслужить там молебен с водоосвящением и искупать больного. Оставив у колодца больного в экипаже, с матерью больного пошли в часовню помолиться, кучер отправился к месту купальни осмотреть и сообразиться, как удобнее на заготовленных носилках принести больного в купальню, как и с кем в той искупать его, а больной оставался в экипаже. По прочтении на молебне святому Тихону Евангелия, оное выносимо было для целования больному, лежавшему в экипаже недвижимым. Но во время совершения водоосвящения Бог благословил явить чрез святого угодника Своего Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, великое и сверхъестественное чудо на больном сыне моем, поразившее благоговейным страхом и священным ужасом всех богомольцев. Недвижимый, скорченный, не могущий лежать на спине. Не отводящий от груди рук и от задней части ног, ворочаемый с боку на бок другими. Принимающий пищу, и питье из чужих рук и требующий во всем нужном стороннего ухода. Сей-то, приговоренный докторами к смерти, увечный страдалец, сын мой Павел, мгновенно исцеляется. Вылезает сам из экипажа, приходит в одном белье, без сторонней помощи, в часовню, где совершалось водоосвящение, становится прямо на ногах перед образом Преподобного Тихона, кладет пред тем усердные земные поклоны, истово знаменуя себя крестным знамением. По водоосвящение идет в купальню сам, без помощи других, снимает с себя белье и троекратно погружается в холодную воду. От часовни, что вне монастыря, над дубом, идет пешком к духовнику, исповедается, за позднею литургиею на своих ногах, приобщается Св. Христовых Таин и в два часа пополудни того же 16-го июня из Тихоновой пустыни, этой душевных и телесных болезней врачебницы, больной сын мой вместе со мною и матерью возвращается домой исцеленным от одержавшей его неисцелимой болезни. По истине, великое знамение благодати показал Господь над сыном моим в святой обители Преподобного чудотворца Тихона, по милостивому ходатайству его! Сие чудесное исцеление, ни мало не подходящее под законы естественного врачевания, заставляет увериться раскольников, этих врагов православия, что в православной церкви обитала и доныне обитает благодать Божия, доныне совершаются великие чудеса, и что в ней только имеется спасение.

Все вышесказанное удостоверяю, по сану священства, священник Градо Боровской Спасской, на взгорье, церкви Никифор Никитин Павловский.

К сему заявлению подписался исцеленный сын означенного священника, Павел Никифоров Павловский. Июня 21 дня 1881 года.

102

Коллежского регистратора Матвея Афанасьева Ананского, заявление.

С 1875 года декабря 16 дня по 23 июля 1880 г. страдал я от ушиба всей спинной части тела и не искал себе помощи у лекарей, а в прошлом 1880 году, 23 июня, возымел намерение прибегнуть за помощью к Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, и отправился того же 23-го июня 1880 г в Тихонову пустынь для поклонения святым мощам Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, и для говения, где и был на покаянии у иеросхимонаха о. Ефрема, а на Петров день удостоился приобщиться Св. Таин и с 23-го июня по 29-е число того же месяца 1880 года ходил на колодезь Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, для купания, а по отбытии из Тихоновой пустыни, 30-го июня 1880 года, обратно в город Тулу, почувствовал себя здоровым от купания в колодезе Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, и признаю, что это исцеление меня от сказанной болезни последовало по ходатайству Преподобного Тихона, Калужского чудотворца.

Воздавая славу Единому Богу, по молитве Преподобного Тихона Калужского чудотворца, даровавшему мне чудесное исцеление, я сообщаю здесь все так, как было, не прибегая ни к какому вымыслу, и свидетельствую пред Богом истину мною поведанного. Апреля десятого дня 1880 года.

103

Г. Сухинич, Калужской губернии, мещанки Настасьи Герасимовой Жилиной заявление.

С 1-го числа ноября месяца 1876 года я одержима была болезнью непостижимою, почему принимала разные медицинские лекарства, по наставлению докторов и простых бабок. Пила декоктъ, потом сделалась у меня тошнота и необыкновенная скука, и приходила мне мысль, тайно предать себя смерти самоубийством, подозревая меня в этом, муж мой, Алексей Алексеев, взяв меня с собою, отправились помолиться Господу Богу в Козельскую Оптину пустынь и там объяснить о моей болезни старцу, о. Амвросию, который, поговорил со мною, приказал чтоб я отнюдь не обращалась со своею болезнью к докторам, и простым бабкам, а отправилась бы в Тихонову пустынь и там искупалась в святом кладезе и помолилась угоднику Преподобному Тихону. Почему я вместе с мужем, не по моему желанию, а по настойчивости мужа, отправилась в Тихонову пустынь, куда прибыли 30 января 1788 г. помолилась Преподобному Тихону, отслужили ему молебен на кладезе, приготовили меня насильственным образом купаться; когда я опускалась в купальню, в то время как будто бы кто меня бросил в стену кладезя, отчего я сделалась без чувств, муж же мой, в одно мгновение, окунул меня в воду до трех раз головою, потом меня вытащили из купальни, я опомнилась и почувствовала себя здоровою. Сама сделала крестное знамение (что прежде было мне делать противно) и душевно благодарила Преподобного Тихона за его ко мне оказанное невыразимое милосердие; взяв с собою из кладезя в большом количестве воды, масла из лампады, песку из-под раки его и икону его же, отправились ко двору. Живя в доме, постоянно натощак пила сказанную воду, по капле деревянного масла и приносила теплые и усердные молитвы Преподобному Тихону за его меня исцеление от бесовской болезни. В том же 1878 году, я, с моим полным желанием, вместе с мужем, великим постом ездили опять в ту пустынь, там говели и принимали Святые Тайны и также купались в кладезе. С того времени и до настоящего числа нахожусь в совершенном здравии и уме и хожу куда следует одна без присмотра за мною. Вследствие чего я дала обет ежегодно ходить в Тихонову пустынь для поклонения Преподобному Тихону.

10 Мая сего 1881 года, сын мой Алексей, имеющий от роду 10 лет, сидел в срубе на подоконнике вышиною аршина на два. И в это время, нечаянным страшным криком, испугал его 15-ти летний мальчик Сергей. Отчего он упал на землю и расшибся о камень, и лежал на земле без памяти 11/2, потом я взяла его в горницу. Он был без языка, и мне, на вопросы мои, он, Алексей, ничего не отвечал, я с плачем обратилась к иконе Преподобного Тихона, стала на колени, молилась ему, говоря громко: «Батюшка, Преподобный Тихон, ты меня исцелил, а теперь исцели сына моего Алексея, я на тебя надеюсь». Положа поклонов 25-ть земных, потом дала сыну выпить деревянного масла от Преподобного. После того вскоре он стал говорить, объясняя мне: «мамаша; я сидел на подоконнике сруба – меня Сережа испугал, отчего я упал на землю и не помнил до сего времени; что со мною было, а я теперь здоров», что и в самом деле видно было.

Обо всем этом за необходимую обязанность считаю себя довести до сведения Вашего Высокопреподобия для

всеобщего сведения о разных исцелениях Преподобного Тихона Калужского чудотворца.

Июня 19-го дня 1881 года.

104

|{

Г. Лебедяни, Тамбовской губернии, Иван Федоров Затонский, проживающий в г. Туле, прибыв в обитель в Августе месяце 1881 года, заявил:

Полтора года тому, как я сильно простудился, страдал воспалением легких, отчего образовался у меня хронический катар легких, и я потерял голос и говорил едва слышно. Медицинские средства ничего не помогали мне и я, проболев полтора года, уже потерял надежду на выздоровление. Наконец, для исцеления своей болезни, я отправился вместе с, женою своею в обитель Преподобного Тихона. Здесь отслужив молебен у раки мощей Преподобного Тихона, я отправился на колодезь, искупавшись в оном, почувствовал облегчение от болезни, – на другой день стал громко говорить и день ото дня, чувствуя себе лучше, пробыв с неделю в обители, в благодарность за исцеление от болезни сим свидетельствую.

105

Г. Тулы мещанки Александры Петровой Русаковой, заявление.

Рожденная мною от мужа моего, г. Тулы мещанина Алексея Алексеева Русакова, дочь Александра, имеющая ныне от роду 4 года, с весны сего года, сделалась больна: у ней отнялась левая рука и нога, чрез что она не владела ими и говорила совсем плохо, – от таковой болезни она кричала без памяти день и ночь. Почему мы прибегали об исцелении ее с прошениями к Преподобному Тихону Калужскому чудотворцу и в июне месяце мы получили бутылку воды, принесенной нам родственниками из колодезя Преподобного Тихона, которую мы разбавили простою водою г. Тулы, давали таковую больной натощак пить, обмывать ее, что продолжали делать несколько раз; после чего она, дочь наша, стала порядочно говорить, с помощью других – ходить, рукою и ногою хорошо владеть; вследствие чего, для отслужения благодарного молебна с акафистом Преподобному Тихону Калужскому чудотворцу, я, Александра Русакова, вместе с дочерью прибыла в Тихонову пустынь 4-го августа, а 5-го августа отслужили молебен на кладезе и искупались в оном. 6-го августа дочь свою удостоили Св. Христовыми Тайнами и во все дни, утром и вечером, прикладывались оба к раке Преподобного Тихона через что самое дочь моя в настоящее время стала ходить одна и сделалась совершенно здорова от болезни, что могут подтвердить и ниже писанные свидетели; 7-го августа, я и исцеленная дочь моя от одержавшей ее болезни, отправились на место своего жительства. Приношу благодарение единому Богу, по молитве Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, даровавшему моей дочери чудесное исцеление, я объясняю в оном все так, как было и свидетельствую самую истину.

Августа 7-го дня 1881 года.

106

Вдова коллежского регистратора Анна Яковлева Невдачина, 60 лет от роду, жительство имею в г. Юхнове, Смоленской губернии, даю следующее заявление:

Семь месяцев у меня болели глаза, был жар и лом в глазах, наконец, я совсем потеряла зрение; пользовалась медицинскими средствами, ни что не помогало. Доктора советовали ехать в Москву, но лета мои мало давали мне надежды, чтобы я могла перенести операцию, и потому я медлила. Наконец, я решилась ехать к Преподобному Тихону, великому угоднику Божию, Калужскому чудотворцу. Просить его помощи и заступления. 1881 года Августа 12 числа я пришла в обитель Преподобного Тихона, во время поздней обедни. После ходила на колодезь, купалась и получила благословение от духовного отца Ефрема подготовиться к завтрашнему дню к принятию Св. Христовых Таин. 13 числа, я, после правила, до обедни стояла у раки Преподобного Тихона, молилась угоднику Божию и Пресвятой Богородице, икона коей стоит тут же при раке, и просила их заступления в моем безнадежном положении. Вдруг была я озарена светом и стала видеть глазами по прежнему. И тут же заявила о своем исцелении стоящему при раке мощей монаху о. Герасиму. Он рассказал о том стоящему тут же народу о происшедшем чуде от раки мощей Преподобного Тихона, явившего надо мной грешной и недостойной свою великую милость, – открыл очи мои, которыми едва с великим напряжением видела свет. Я, от чрезвычайной радости, со слезами на глазах возблагодарила угодника Божия, скорого помощника и, заступника сирых и убогих. В тот же день я приобщилась Святых Христовых Таин, весь день провела в благодарение угоднику Божию, оказавшему мне великое благодеяние, и по сие время вижу очень хорошо и боли не ощущаю никакой.

Все вышеописанное я свидетельствую пред Богом и угодником Его, Преподобным Тихоном, истину мною поведанного.

107

Елецкого уезда, Орловской губернии, Ястребинской волости, села Грунина-Воргла, государственной крестьянки Анисьи Яковлевой Скуридиной заявление.

Имею от роду 52 года, двух женатых сыновей и дочерей. В последнее время я так предалась пьянству, что и выразить не могу, и на питье горячих напитков продавала и закладывала последнее свое носильное платье и обувь, выходя из питейного заведения босою и почти в одном платье, чрез что от меня были удалены дети и муж Семен Миронов. Когда я приходила в память, просила Преподобного Тихона о подании мне помощи к воздержанию от злостного моего пьянства и о поставлении меня на путь истинный, для чего я вместе с мужем приходила в пустынь молиться Преподобному Тихону и купалась в св. кладезе. В последний раз, 29-го июня сего года, купалась в сказанном кладезе, а в следующую ночь со мною такая была рвота, что я едва не умерла. После того стало мне легко и хорошо и с того времени до настоящего оставила пить водку и она мне окончательно опротивела и я ее не могу теперь и на дух принять.

О чем доношу вам поистине и прошу вас пояснить о чудесном исцелении. Я же, со слезами благодаря угодника Божия Преподобного Тихона, Калужского чудотворца за избавление явное им меня, от невыносимо позорного моего поступка, постоянно происходившее рано утром в каждые торжественные и воскресные праздники. Через что я срамила свой род и детей, теперь же постоянно буду возносить теплые молитвы Преподобному Тихону, за его ко мне оказанное милосердие.

Августа 16 дня 1881 г.

108

Г. Тарусы, купеческая вдова Бормотова, в 1881 году, в августе месяце, бывши в обители, заявила об исцелении дочери – девицы и внука ее, она рассказала следующее:

Дочь ее, девица Елизавета, страдала более 2-х лет зубною болью, а внук ее, Михаил, 12-ти лет, сталь чувствовать себя нездоровым нервной болезнью – судорогами, – ему очень сводило ноги, и на одной ноге была рана, и в таком страдании он пробыл три года. Медицинские средства, как дочери, так и внуку не помогали. Наконец, я решилась ехать с больными в обитель Преподобного Тихона и просить его помощи. В 1880 году, в августе месяце, я прибыла в обитель с дочерью – девицею и внуком больными, тотчас же отправилась на колодезь и по незнанию зашла в мужскую купальню. Там я, нагнувшись, опустила руку в сруб, хотела испробовать, как холодна вода, к величайшему моему удивлению рука моя воды не ощущала в колодце, т. е. в срубе, где купаются, воды не было. А вижу я своими глазами необыкновенное сияние по всему месту в срубе и старца, ходящего по дну с ковшиком в руке. Когда я хотела спуститься по лестнице к низу в сруб, в глазах у меня сделалось темно и я, не видя света и не помня себя, была отведена монахом, который находился при купальне, в женскую половину, где я искупалась с дочерью; а внука моего искупал монах в мужском отделении, после чего внук мой стал чувствовать себя лучше и теперь, благодаря, угодника Божия, Преподобного Тихона, стал совершенно здоров, также и дочь моя получила исцеление.

Другая дочь у меня, девица, 26 лет, по неисповедимым судьбам Божьим, женихов у нее не было, и она должна была, по моему мнению, остаться незамужнею на всю жизнь, что мне не очень желалось. В одно время я дала ей образок Пр. Тихона, привезенный мною из обители просила дочь свою возложить упование свое на Преподобного Тихона, молиться ему и просить его заступления, и по молитвам и ходатайству Преподобного о. Тихона, она вскоре вышла замуж за учителя, человека, хорошего, и весьма счастлива. .

Все сие, заявляю в благодарность и прославление Угодника Божия Преподобного Тихона, явившего столь многие и великие благодеяния моему семейству в один год.

109

Орловской губернии, Малоархангельского уезда, села Троицкого, девицы Татьяны Гавриловой Моргуновой, заявление:

10 лет я страдала невыносимою болью в ногах, по временам, даже не могла ходить и никакими средствами не могла утолить боли. Наслышавшись о чудесах Преподобного Тихона, в 1881 году, в августе месяце, я приехала в обитель Пр. Тихона, Калужского чудотворца; получивши благословение от старца о. Ефрема, слушала молебен с акафистом Пр. Тихону, потом отправилась на колодезь, в котором, после водоосвящения, я искупалась близ кладезя в устроенной купальне и почувствовала облегчение в ногах. В настоящее время я совершенно здорова; в благодарность за свое исцеление к угоднику Божию, Преп. отцу Тихону, заявляю об этом, для прославления великого чудотворца.

110

Г. Вязьмы мещанина, Николая Матвеева Королькова заявление.

Я несколько лет страдал сильной головной болью и расслаблением, боль была нестерпимая, от чего я приходил даже в отчаяние. В 1876 году я был в обители Преподобного Тихона, просил его помощи и купался в колодце; при отъезде я взял икону Преподобного Тихона и масла от лампады и, приехавши домой, не переставал умолять угодника и просил его помощи. По прошествии трех недель, и вижу во сне подошедшего к окну моего дома как-бы молодого странника, просящего милостыни, я взял хлеб и отрезал от него, чтобы дать страннику. Когда я стал отдавать ему, он спросил меня, чем я нездоров? Я сказал, что голова болит. Он сжал обеими руками своими мою голову и сказал, что она не будет более болеть, и в то же время я проснулся, чувствуя теплоту рук его на моей голове, боли не ощущая никакой и до сих пор не чувствую я головной боли и стал совершенно здоров; признавая оказанную мне помощь Преподобным Тихоном, Калужским чудотворцем, и в благодарность за мое исцеление, я заявляю об этом.

111

1881 года, сентября 29-го.

Я, ниже подписавшийся, Тарусского уезда, Мышенского чугунного завода, литейного мастера, Михаила Павлова, сын Иван Михайлов. Будучи 15 лет от роду, почувствовал боль в ногах и сведение жил под коленками так, что едва с большим трудом мог ходить, – пользовался разными средствами, – ни что, не помогало и я, проболев два года, начал терять надежду на выздоровление. Мать моя, Дарья, бывши, одержима недугом несколько лет, получила исцеление от Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, и в благодарность за свое избавление ходила ежегодно в обитель Преподобного Тихона на поклонение. В 1880 году взяла и меня с собой, и я едва мог дойти до обители, очень был болен ногами, пришедши в обитель по отслужении молебна и водоосвящения, я, искупавшись в колодезе Преподобного Тихона, по выходе из воды, почувствовал великую легкость в ногах и в настоящее время совершенно здоров.

112

Милостивейшие отцы наши, примите мою малую лепту: я обязан угоднику Божьему за его чудное исцеление. Я очень страдал поясницей, так что в ходьбе еще терпимо, а пойдешь в храм, никогда не в состоянии стоять обедню, страсть как было невыносимо от поясницы. Так как я любитель читать книги, мне сын достал в училище книгу «Преподобный Тихон, основатель Тихоновой пустыни, Калужской чудотворец». Я прочитал, эту книгу и взошло мне в мысль, ежели это правда, то нужды нет, что я имею 54 года и по трудной работе можно исцелиться и мне, дам я обещание и пошлю 3 руб. угоднику и отслужу молебен. Это мое мнение было в понедельник, потом я эту неделю почувствовал себя совсем, лучше. В воскресенье пошел я в храм и отстоял всю службу как нельзя лучше и благодарю угодника Божия, теперь я не страдаю, что Бог даст дальше и я виноват, что долг мой продолжается близ 2-х лет все мои были неисправности, во всяком случае может быть угодник мне помог в настоящее время, дети стали помогать и благодарю угодника Божия, что не оставляет нас грешных ни в чем. Все покорно прошу вас, отцы, отслужите молебен и за обедней помяните о здравии, Иоанна и жены его Ларисы, чад моих: Петра, Николая, Иоанна и Дмитрия, Татьяну, Анну и Александру и за упокой Евпраксии и Агриппины. Я, Тульской губернии, города Новосили, мещанин Иван Петров Богданов, служу на Витебской железной дороге 14 лет при Орловских мастерских слесарем.

113

Тульского мещанина Козьмы Иванова Дупленского, заявление. С 1867 года Марта 21 числа я был одержим беснованием ежегодно раз, и продолжалось таковое сряду, от одного до трех месяцев. В течении этих годов я сколько ни старался уберечь себя от этой нестерпимой вражеской во мне боли, сколько ни путешествовал по святым монастырям, ни где не мог получить себе исцеления и здравия в безумстве моем в течении продолжительного четырнадцати-летнего моего страдания. Но вдруг блеснула мне мысль пойти первоначально к прозорливым и Боголюбивым отцам Оптиной пустыни и я, наконец, решился июля 1880 года отправиться в путь во имя Христа Спасителя и когда прибыл, не помню в этой болезни числа, в пустынь, и отстояв раннюю литургию, отправился в скит Оптиной пустыни Иоанна Крестителя к отцу Амвросию и получил от него совет и благословение отправиться в Тихонову пустынь, куда и прибыл 22 августа 1880 года и отслужил молебен Преподобному о. Тихону, Калужскому чудотворцу, после того, выпив из его лампады масла одну ложку, отправился в святой его кладезь, и выкупавшись в нем, получил совершенное исцеление в своем бесновании, о чем и свидетельствую. Воздавая славу Единому Богу, по молитве Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, даровавшему мне чудесное исцеление, я объясняю здесь все так, как было и свидетельствую перед Богом истину мною поведанного. Октября 3 дня 1881 года.

114

Надворного советника Николая Николаевича Бакшеева заявление:

В ноябре месяце 1879 года, жена моя Софья Николаевна Б., при своем вообще слабом здоровье, подверглась более тяжкой и очень странной болезни. По временам с нею делались истерические припадки, сопровождаемые иногда оскорбительными словами для святого Тихона, Калужского- чудотворца, несмотря на то, что к этому угоднику она имела особенное усердие и еще с августа месяца собиралась съездить в, Тихонову пустынь, чтобы помолиться у раки Преподобного. В этих припадках она ослабевала до того, что принуждена была ложиться в постель и здесь в бреду, похожем на горячку, ей представлялись различные ужасные видения, о которых она это же самое время передавала окружающими ее лицам. Один раз в подобном состоянии больная видела и самую обитель Преподобного Тихона в ее настоящем виде, несмотря на то, что прежде она там никогда и не бывала. Вообще, при пароксизмах больная страдала жестоко и только отчасти успокаивалась, когда ей мочили голову и давали пить взятую у знакомых воду из колодца св. Тихона. По окончании пароксизмов больная быстро приходила в нормальное состояние и, предполагая, что все бывшее с нею она видела во сне, передавала то же самое, что от нее слышали во время самого пароксизма. С течением времени припадки учащались и пароксизмы становились все более продолжительными. Так продолжалось до 2 декабря 1879 года; в этот день больная пожелала отслужить молебен с акафистом св. Тихону, Калужскому чудотворцу. При начале молебна, с нею сделалось очень дурно но в продолжении молебна очевидно для окружающих, ей становилось все легче, а по освящении воды и по окроплении ею больной, она пришла в полное сознание, и здоровье ее улучшилось на столько, что 6-го того же декабря она была в состоянии, вместе с одною знакомою дамою, госпожою Л., отправиться в Тихонову пустынь. Пробыв там несколько дней, больная три раза купалась в колодце Преп. Тихона, удостоилась приобщиться Святых Таин и получила совершенное исцеление от выше объясненной болезни. Возвратившись, домой, она вообще чувствовала себя более крепкою и здоровою, чем обыкновенно, и предполагала летом 1880 года снова посетить Тихонову пустынь, чтобы заявить о своем исцелении, но постигшая ее 6-го апреля 1880 года смерть препятствовала ей привести в исполнение свое намерение. По этому, и считаю своим священным долгом исполнить желание покойницы и сим заявляю об ее исцелении, для присоединения его к многочисленным чудесам святого Преподобного отца нашего Тихона, Калужского чудотворца и для доказательства того, что и в наш век Господь прославляет своих святых. Ноября 1 дня 1881 года. Надворный советник Николай Николаевич Бакшеев.

115

Жена моя Елизавета Дмитриевна, с 8-го Февраля по 1-е августа настоящего года страдала сильным ревматизмом во всех сочленениях так, что некоторое время не могла полагать на себе знамение честного креста. Всем телом не имела движения и при поворачивании ее ощущала нестерпимую во всех суставах боль, а впоследствии расстройством нерв, сопровождавшимся невыразимой тоской, так, что все оказываемые, ей во время болезни медицинские пособия оставались безуспешны, и я потерял всякую надежду на ее выздоровление. Наконец, первого августа настоящего года пожелала она отправиться на поклонение, Преподобному угоднику Божию Тихону, с полным упованием на его милостивое ходатайство и милосердие, где и удостоилась приобщиться Святых Христовых Таин и молитвословия у раки Преподобного и искупалась в колодезе. Вернувшись домой, она почувствовала себя несравненно лучше, каковое улучшение милостью Преподобного Тихона продолжается видимо для нас и поныне, что я всецело отношу к чудесной помощи ходатая за нас грешных Преподобного. Повергая себя к стопам Преподобного угодника Божия Тихона, прошу святых молитв ваших, все честнейший отец архимандрит и все честнейшей братии святой обители перед угодником Божиим за чудесное исцеление, равно и настоящее мое заявление прошу сделать гласным. Ноября 9-го дня 1884 года. Смоленской губернии, Юхновский уездный казначей Григорий Федорович Потресов.

116

Мещевского уезда, Мошонской волости, деревни Жилихова, крестьянской жены Анны Васильевой Лексиковой, заявление.

Сын мой, Федор, в 1878 году, будучи 15 лет от роду, приехавши с поля домой, почувствовал в правой ноге в самой ступне боль, которая в скором времени до того усилилась, что от сильной невыносимой боли он не мог наступать ею. Два года провел он в таком положении, пользовали его разными медицинскими средствами; два месяца пролежал в больнице, но, облегчения, ни малейшего не получил. В прошедшем 1881 году, в Великом посту, муж мой, а его отец, взял его с собою в Оптину пустынь к о. Амвросию. Который велел везти его в Тихонову пустынь. На первой неделе Петрова поста, я сама отправилась вместе с больным сыном в обитель Преподобного Тихона. Где по благословению старца о. Ефрема водила сына своего на колодезь Преподобного Тихона и купала его с помощью посторонних лиц, потому что с больной ногой сын мой не мог сам по себе ходить без поддержки другого лица. С первого разу после купания сын мой стал чувствовать себя лучше и боль день ото дня уменьшалась. Поговевши во св. обители и причастившись Св. Христовых Таин, отправились опять обратно домой с великою радостью и величайшею благодарностью угоднику Божию Пр. Тихону, Калужскому чудотворцу, в надежде на скорое совершенное выздоровление, и по прошествии недолгого времени сын мой стал наступать болящей ногой, не чувствуя боли, и вскоре стал ходить свободно один. Обо всем этом за необходимую обязанность считаю себя довести до всеобщего сведения о разных исцелениях Преподобного Тихона, Калужского чудотворца. Апреля 27 дня 1882 года.

117

1882 года, в апреле месяце, жена крестьянина Козельского уезда, села Колосова, Марфа Иванова, прибывши в обитель с дочерью своею, девицею Акилиною, 17 лет от роду, заявила духовному отцу: в прошедшем 1881 году, в апреле, на страстной неделе, во вторник, дочь ее рано утром отправилась мыть белье на речку; пришедши домой, вскоре почувствовала озноб во всем теле и судорожное сведенье рук и ног, после этого она впала в беспамятство, отчего лишилась языка, не могла произнести ни одного слова, а также владеть руками и ногами перестала. Я, видя, что страдания моей дочери не прекращаются, мая 10 числа повезла ее в Оптину пустынь к о. Амвросию, он благословил ехать в Тихонову пустынь и купать ее во св. колодце. Прибывши в обитель Преподобного Тихона, приняла благословение от старца духовника отслужить молебен при раке мощей Преподобного Тихона и идти искупаться в св. колодезе. Когда я искупала свою дочь до 3-х раз, она стала владеть правой рукой и обеими ногами и начала говорить. По совету старца я с дочерью пробыла в обители с неделю; поговела и причастилась Св. Таин и, поблагодаривши угодника Божия Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, отправилась к Преподобному Сергию; вскоре после сего дочь моя стала владеть и другой рукой и с тех пор по молитвам Преподобного Тихона дочь моя Акилина чувствует себя в удовлетворительном здоровье и в благодарность о своем исцелении свидетельствует. Духовник иеромонах Ефрем.

118

1882 года, мая 26 дня, Тульского Успенского девичьего монастыря послушница Акилина, сим заявляю: в бытность мою в обители Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, куда прибыла по послушанию игуменьи Успенского монастыря матери Агнии с болящею послушницею Серафимою; 26-го мая, пред утреней, часа в два утра, в сонном видении представилось мне так. Стоя будто бы в храме Преподобного Тихона, я видела благолепного седого старца, стоящего у раки, на которой стояли тарелка с песком и чаша с водой; старец обратясь ко мне сказал: «начинай и кончай»!, но я, оробев не могла и не знала, что делать, но старец повторил, то же: «начинай и кончай»!, в это время осмелясь и сказала: «батюшка! Благословите»! и он благословя меня сказал, что нынешний день будет исцеление. О видении этом я после ранней обедни объявила монахине Успенского же монастыря матери Ксении и прочим сестрам. В 1-м часу дня я отправилась вместе со своими о Христе сестрами на святой кладезь Преподобного Тихона, отстоящий от обители в двух верстах, везя с собою крестьянскую девицу, 22 лет, урожденную Алексинского уезда, но какой деревни не знаю, звать ее Марьею, страдающую 21 год недвижимостью, не могущую ни стоять, ни сидеть, ни говорить, лежала она постоянно на спине и питалась только из рук родной ее матери и то жеванным. По прибытии к кладезю, по безобразию больной девицы Марии ни кто не приступал к ней, я же взяв ее, завернув в свою рясу, понесла в купальню, находящуюся при кладезе, где окунула в воду, призывая молитвы и благословение Преподобного Тихона и окунув Марью несколько раз, я почувствовала в своих руках, что она стала тянуться и как будто жилы у нее стали ощутительно растягиваться, в это время, опуская ее на ступени, я сказала: Маша! перекрестись и встань, и она, подняв руку, сложила крест и оградила им себя, проговоря несколько раз: «мама, мама», встала на ноги, и вместе с матерью своею подошла к телеге. Дивное это исцеление произошло при большом стечении народа, пришедшего в ужас и удивление. Сущность сего исцеления подтверждаем по совести и долгу нашего обета.

119. Исцеление двух бесноватых

В 1880 году, за несколько дней до праздника Воздвижения Креста Господня (14 сентября), была мною отправлена в Тихонову пустынь шестидесяти летняя крестьянская женщина Мария Сапожникова, из деревни Уварова (Подольского уезда, Московской губернии), с письмом к старцу этой обители, о. иеросхимонаху Ефрему, с просьбою помолиться о несчастной больной и дозволить ей у него исповедаться и причаститься Св. Таин в Тихоновой пустыни и, кроме этого, по благословению Оптинского старца о. Амвросия искупаться в св. колодце, Преподобного Тихона. При больной была отправлена моя прислуга, добрая женщина (по имени Ирина, бывшая кормилица одной из моих дочерей) и еще больная крестьянская девушка из соседней деревни (Баранова). Последняя, по имени Евдокия, была больна припадками злобы и трясением, но не такой застарелой болезнью, как первая, т. е. Мария, однако она не могла уже давно работать, кажется более 9 лет. Первая же, Мария, слишком 20 лет страдала страшным беснованием. Оно проявлялось следующим образом: когда Мария бывала в храме Божием, то она сильно билась об пол всеми членами, стонала, произнося иногда бессвязные слова или страшно кричала, закидывая голову назад. Чему я сама была свидетельницей в своем приходском храме в селе Старо-Никольском. Эти припадки причиняли больной не только ужасные страдания (все ее тело после судорог покрывалось синяками), но и мучило всю ее семью и всех окружающих. Даже и дома, при чтении духовных книг или произношении каких-нибудь молитв, в особенности молитвы «Да воскреснет Бог», мучительные припадки доводили ее до бессознательного состояния, даже и в то время, когда молитва эта произносилась шепотом, так что она не могла ее никаким образом слышать. Во время крестовых ходов

случалось то же самое. Вся ее семья очень любила ее, и сын, и невестка ее не мало, денег издержали на ее лечение. Но ничего не помогло и 20 лет она, таким образом, прострадала.

Приехав в Тихонову пустынь, все три женщины обратились к о. Ефрему, который благословил их и велел им всем говеть и в день причащения Св. Таин идти к колодцу, где и выкупаться. Во время всех церковных служб с больными делались припадки со страшными судорогами и криками, то с одной, то с другой поочередно, а Мария несколько раз пронзительно кричала следующие слова: «не выйду из рабы Марии, не выйду!» Когда же обеих больных привели к о. Ефрему исповедываться, то они обе дрожали, а по выходе из его кельи старушка Мария упала без чувств на пороге.

На другой день, в самый день праздника Воздвижения Креста Господня, с большим трудом подвели трепещущую Марию к Св. Чаше с Пречистым Телом и Животворящею Кровью Господа нашего Иисуса Христа, больная страдалица стонала и дрожала и наконец с ужасным криком откинула назад голову, Ирина приподняла ей голову и, слава Богу, Мария сподобилась принять Святые Животворящие Таинства. По принятии она тотчас же лишилась чувств и как сноп упала на руки тех, которые ее держали. Но это был последний приступ ее страшной болезни. Пришедши в себя, она тотчас захотела идти к колодцу, святого Тихона и там, с помощью товарок, выкупалась, окунувшись три раза во Имя Отца и Сына, и Святого Духа. В этот же день, приняв благословение старца Ефрема, Мария с товарками выехала из Тихоновой пустыни и на другой день вернулась ко мне в наше имение (Старо- Никольское, Подольского уезда) очень утомленная, но совершенно здоровая. И с тех пор болезнь ее не возвращалась ни разу – по неизреченному милосердию Господа нашего И. Христа, и по молитвам угодника Божия Преподобного Тихона. Больной Евдокии тоже стало лучше, но ей пришлось еще два раза приезжать купаться и говеть в обитель Преподобного Тихона. Теперь и она здорова.

Жена Статского Советника Варвара Д. Мусина-Пушкина.

1882 года, 18 июня.

120

Ваше Высокопреподобие, Отец Моисей!

Прошу Вас покорнейше принять от нас жертву в Вашу святую обитель и распорядиться по Вашему усмотрению о заздравном помине дочери нашей, 16-ти летней Екатерины. Которая в прошлом году страдала нервною болезнью, от которой медицинские средства не оказали помощи, почему мы обратились к помощи Божией. 5-го августа прошлого 1881 года, я с больной нашей дочерью отправилась в Вашу святую обитель для поклонения святому угоднику и чудотворцу Тихону. И в первую же ночь в вагоне она заснула тихим сном, чего с нею не было более 2-х недель. Точно также не было, и аппетита, а в дороге и по прибытии в святую обитель, то и другое постепенно стало возбуждаться. 6-го августа прибыли мы в святую обитель, отстоявши молебен, Божией Матери и Тихону чудотворцу и приложившись к святой раке его, выпили святого масла. Моя больная и эту ночь провела еще покойней, на другой же день, по благословению отца Ефрема, мы отправились на святой колодезь, где отстояли молебен и пошли в купальню. Считаю не лишним сказать, что дочь наша от рождения не купалась в холодной воде и даже боялась воды, а этой целебной и необыкновенно холодной воды больная не только не робела, а напротив, с большим стремлением вошла в воду и сейчас же погрузилась с головой, после чего она заметно освежилась и постепенно стала укрепляться. Через неделю мы возвратились домой, т. е. в г. Ефремов, и она уже не чувствовала той слабости и какой-то робости, и благодаря Бога, за молитвы святого Тихона угодника, особенно дурного, она не чувствовала. В последнее же время я замечаю в ней большую перемену, и это могло быть за ваше нерадение к благодарности угоднику Тихону. Вот уже скоро год кончится, а мы не могли не только сами собраться, побывать, на поклонение свят, чудотворцу Тихону, а даже и жертвы не могли послать. И так, припадая к стопам Вашего Высокопреподобия, прошу благословения на многогрешных Вата и Екатерину с чадою их Екатериною, которую прошу не забывать в Ваших святых молитвах. 13 июля 1882 года.

121

1882 года, августа 15 дня, крестьянин-собственник Тульской губернии, Алексинского уезда, села Павшина, Алексей Степанов Коробочкин заявил обители о исцелении сына, 17-ти летнего Егора Алексеева, которое произошло следующим образом: означенный сын его, Егор, в прошлом 1881 году, в сентябре месяце, от сильного испуга сделался в умопомешательстве ума, так что ничего не мог понимать и к тому же не мог употреблять никакой пищи и питья; одним словом, был без всякого сознания, и без пищи и питья пробыл десять дней. Я, видя его безнадежным к выздоровлению, отправил его в г. Тулу в дом умалишенных, где побывши он нисколько не получил от болезни своей облегчения, почему в том же состоянии, если еще не хуже, мною взят был обратно домой. Спустя дней семь по взятии его из заведения, родная мать моя, а ему, Егору, бабка, сострадая к своему внуку и желая ему помочь, но, не зная чем, вдруг возымела мысль, что если ему сделается лучше от болезни, то с ним нужно съездить в Тихонову пустынь к Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу. И попросить у него милости об исцелении от его болезни. Принимая во внимание сию благую мысль, наше все семейство начало молиться Богу и просить у Преподобного Тихона помощи об исцелении сына моего, к неожиданной нашей радости вдруг сын мой просит есть и произнес слово это нормальным своим голосом, чего прежде у него не было, а как он в таком болезненном состоянии постоянно находился связанным по рукам и ногам, то на другой день мы его развязали, и он почти окончательно пришел в полное здоровье, только от неупотребления пищи был слаб; день ото-дня пришел в полное физическое здоровье, а болезни умопомешательства даже следов не осталось. Получив, по молитвам Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, исцеление сына моего от одержавшей его болезни. Я, в благодарность к угоднику и исполняя обещание свое, прибыль в сию обитель вместе с сыном моим и бабкою его, а моею матерью, Татьяною Степановою, отслужили молебен Преподобному Тихону и были на колодце св. Тихона, где и купались. Вместе же с тем считаю долгом заявить Тихоновой обители о чудесном исцелении сына моего, Егора, во славу Преподобного отца Тихона, Калужского чудотворца.

122

Владимирской губернии, города Коврова, мещанина Мирона Никитина Королёва, заявление.

Более года страдал я невыносимою болезнью в голове, так что по временам до того она развивалась, что я даже приходил в бессознание и не мог различать даже и предметов, делал только то, что мог видеть и идти мог только туда, куда пошлют, но своего смысла был лишен. К этому же присоединена была сильная боль во внутренности моей и нестерпимая тоска, от которой я приходил вне себя и делал то, что никому не нравилось, а только одному мне, и всегда старался делать напротив совета мне. Хотя у меня и было желание прибегать к святыне, и я бывал при церковных службах, но какая-то непостижимость меня всегда от этого отталкивала. Нынешнего же года, июня 10-го дня, отправился я помолиться Преподобному Сергию Радонежскому, чудотворцу, куда Господь помог мне дойти, и пробывши там трое суток, почувствовал от болезни своей облегчение, хотя не вполне, однако я мог идти к Преподобному Тихону свободно, пришедши сюда и отслужа молебен Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, с прочими богомольцами ходил на свят, колодезь, где и купался; с этого раза болезнь моя окончательно прошла, к тому же самая изнуряющая меня тоска исчезла. Я, благодаря Всевышнего Создателя, и угодника Преподобного, отца Тихона, Калужского чудотворца, в окончательном выздоровлении нахожусь уже девять дней и сего 18 числа августа намереваюсь отправиться в путь.

123

Козельского мещанина Николая Павлова Балашова заявление, 28 августа 1882 г.

В нынешнем 1882 году, в январе месяце, сделался я, нездоров. Именно произошел сильный запор мочи, от каковой болезни, при естественной надобности, происходила невыносимая резь. Находясь в этом страдальческом положении дней семь или более, мне пришла мысль, для излечения сей болезни прибегнуть с молитвою к Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу. И просить его, угодника Божия, помощи к выздоровлению от одержимой меня болезни. А как мною заранее еще в прошлом году в бытность в Тихоновой обители, приобретено было от лампады маслице и от дуба Преподобного Тихона частицы оного, то я за непреложное принял попользоваться этими святынями. Взявши дубку частичку, истолокши его в порошок и смешавши с водою, выпил и к величайшей радости моей я почувствовал облегчение, на другой день также я выпил сего целебного состава. Спустя несколько часов после принятая сей воды с дубом, по естественной надобности, мне потребовалось испражниться и во время испражнения из мочевого прохода выпало что-то похожее на камушек (голышек) и, вслед за сим к неожиданной радости я получил от болезни моей совершенное выздоровление. В каковом нахожусь и до сего времени. К чему и еще присовокупляю, что дочь моя, младенец, месяцев восьми, сильно страдала кашлем, так что никакой надежды не оставалось к ее жизни, когда же мы с женою моею дали ей выпить маслица и лампады Преподобного Тихона, имевшегося также при себе, и когда она выпила, в то же время кашель уничтожился и более не продолжался даже и до сего времени. Почему вполне сознавая помощь, к излечению болезней наших Преподобного отца Тихона, Калужского чудотворца, я не мог умолчать о том великом для меня исцелении и, во славу его Преподобного Тихона, о сем доношу. Августа 28 дня, 1882 года.

124

Калужской губернии, города Сухинич, мещанки Феодосии Николаевной Карликовой заявление.

С декабря месяца прошлого 1881 года по июнь месяц сего 1882 года сильно я страдала болью в животе, от которой даже все тело мое опухло, так что невозможно даже без труда и ходить. Против сей болезни, хотя я и принимала по совету докторов медицинские средства, но оные мне нисколько не помогали. Придя в сильное затруднение от одержащей меня болезни, я решилась прибегнуть к Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, и просить об исцелении болезни его помощи. Для сего, в первых числах июня сего года, прибыв в обитель Преподобного Тихона, я обратилась за советом о своем болезненном состоянии к старцу оной обители, о. иеромонаху Ефрему, который посоветовал мне купаться в святом колодце Преподобного отца Тихона, Калужского чудотворца. К чему я радостно приступила, несмотря на то, что меня отвлекал от сего намерения какой-то страх. И я купалась в том колодезе несколько раз, но боль все-таки находилась в одинаковом положении. Когда же я отправилась в дом свой, куда прибывши я ни чем более не лечилась, кроме того, что пила воду из святого колодца, взятую вместе со святым артосом, продолжала это не более недели и к радости моей болезнь в животе почти уничтожилась, а опухоль окончательно прошла, и до сего времени я нахожусь в нормальном состоянии своего здоровья, хотя, в животе и бывает боль, но в сравнении с прежней болью гораздо меньше. Почему вполне сознаю, что облегчение от болезни я получила по молитвам Преподобного отца Тихона Калужского, для прославления угодника Божия, я имею честь заявить о том Тихоновой пустыни.

1882 года, августа 29 дня.

125

С душевною радостью имею честь уведомить Вас, Ваше Высокопреподобие, что ноги мои по омовении в святом колодце Преподобного Тихона тотчас же выздоровели. О чем покорнейше прошу Вас, Ваше Высокопреподобие, записать о таковом чуде исцеления в книгу. Это случилось таким образом: болели у меня ноги и я сильно от них страдал и мне посоветовали съездить в святой колодезь Преподобного Тихона, Калужского чудотворца и вымыть больные ноги; это было 1 сентября 1881 года. Я с большим трудом доехал до монастыря и теперь, благодаря Господа Бога и угодника Тихона, чувствую себя совершенно здоровым. Затем совет мой будет всем больным для исцеления ехать окунуться в вышесказанный колодезь Преподобного Тихона и всегда будет в памяти моей, насколько может святой колодезь Преподобного Тихона помогать бедным болящим.

Я, крестьянин Тульской губернии, Новосильского уезда, Нижне-Залегощинской волости, села Залегощи, Семен Иосифов Шишкин.

126

1882 года 30-го августа мы с женою получили исцеление. Дозвольте, для прославления угодника Божия Тихона, подробно объяснить сбывшееся над нами чудо. Я страдал болезнью: правая моя нога была в ранах 23 года, сколько я не лечился медицинскими средствами и простыми, но никто не мог мне помочь, так что я оставил всех лекарей и, в последнее время, для облегчения, прикладывал простую мазь, но нога все более болела.

Но когда я, 5 го августа, два раза окунался в святом колодце, без всякого сомнения, силою угодника Божия, теперь я имею больную ногу, как и здоровую.

Так же и жена моя того же числа взошла в воду, т. е. колодезь и вдруг почувствовала облегчение, как будто живот у нее налился водою, и из воды, вышла, здорова и благополучна. Прежде сего она сильно страдала от живота, так что даже кричала от болезни; теперь же, слава Богу, по молитвам угодника, не чувствует той болезни.

О сем свидетельствуем, Тульский мещанин Павел Александрович и Варвара Борисова Лялины.

127

1882 года, августа 30 числа, я, нижеподписавшаяся, девица Грель, проживающая в городе Волхове, заболела нервами и страдала болезнью этою около года. По случаю сей болезни, я должна, была выйти из гимназии по совету врачей и пролечилась я у докторов все время моей болезни, но помощи никакой не чувствовала. Услышав же про чудесные исцеления Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, я прибегнула к его помощи, и когда прибыла в его святую обитель и отслужила молебен ему, отправилась я в св. колодезь его, где искупалась. После чего я в то же время почувствовала облегчение, и еще раз до трех ходила и купалась в том св. колодце, и по молитвам угодника Божия Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, я совершенно сделалась здоровою и отправилась в г. Болохов. Благодаря Господа, за оказанную мне милость, по молитвам угодника Тихона, о исцелении болезни моей обязанною себя считаю донести св. обители чудотворца Тихона для прославления его имени. В удостоверение чего я и подписываюсь. Мария Грель.

128

Декабря 3 дня 1882 года.

Считаю долгом вас известить, что в последних днях мая месяца сего 1882 г., жена отставного солдата Григория Васильева, который в Никольской церкви, что в Казачьей слободе, церковным сторожем, Матрена Прохорова, семь лет лежала на одре и ее поворачивали с боку на бок. Муж ее решился отправить ее в Оптину пустынь к старцу отцу Амвросию; он велел ее везти в Тихонову пустынь, где она, искупавшись в колодезе, получила исцеление, сама влезла на повозку и приехала домой, вышла из повозки, теперь ходит в церковь молиться и все работает.

Белевского тюремного замка заштатный священник Иоанн Тимофеев Знаменский.

129

От глубины благодарной души и сердца моего объявляю о чудесном исцелении меня от тяжкой и невыразимой душевной скуки и расслабления всего моего тела молитвами Преподобного отца нашего Тихона, Калужского чудотворца. Находясь в вышесказанной болезни около 3-х лет, в продолжении их я не имел ни дня, ни ночи покоя, постоянно тяготила меня душевная тоска и скука, постигшая меня вследствие одинокой моей жизни; неоднократно далее приходила мне отчаянная мысль в голову о лишении себя жизни. Обращался я к медицинским средствам и разным знахаркам, от которых употреблял наговорные воды и другие лекарства, но, к несчастью, кроме большей боли и тоски ничего не помогало. Господу Богу угодно было внушить мне обратиться с молитвою к Преподобному отцу нашему Тихону, Калужскому чудотворцу, почему, я нисколько не медля, отправился в г. Калугу, в святую Тихонову пустынь, 1-го июля 1881 года, и по исповеди своих грехов и принятии Святого причащения от духовного отца Ефрема, возвратился в Тулу, но облегчения болезни не чувствовал; в августе месяце того же года был я у Преподобного отца Сергия, Радонежского чудотворца, в Сергиевой Лавре, но исцеления получить тоже не удостоился. Затем вторично прибыл в ноябре месяце того же года в, Тихонову пустынь, также исповедался и принял Святые Тайны Христовы, в то время почувствовал малое облегчение. А сего 1883 года, на страстной седмице, вновь прибыл попросить угодника Божия Тихона об окончательном исцелении. И, по исповеди, и принятия Святого причащения, почувствовал полное облегчение, а по возвращении домой и до настоящего времени чувствую себя совершенно здоровым и крепким телом, почему приношу искреннее и душевное мое благодарение, Господу Богу и Его святому угоднику, Преподобному Тихону. Остаюсь с помощью молитв угодника в полном здравии и спокойствии губернского города Тулы мещанин, Сергей Иванов Лисицын.

Апреля 30 дня 1883 года.

130

В 1870 году Богу угодно было удостоить меня в сновидении видеть открытое лицо угодника Божия Тихона, который лежал не в гробе, а на доске, ногами к простенку, а головой во внутрь храма, на малинового цвета подушке, в головах стоял монах. Поклонники, прикладываясь к ручкам угодника и подходя к нему, и отходя, нередко тревожили подушку, и тем беспокоили голову угодника. Я подумал: лучше бы было лежать угоднику головой к простенку, тогда бы его не беспокоили. Я подошел к угоднику приложиться в то время, когда в храме оставалось несколько человек; он мне сказал, как живой (лик его был продолговатый и желтоватый); «положи меня так, как ты думаешь», я исполнил это свободно и легко; монах, стоявший в головах, взял подушку и положил по назначению. В непродолжительном времени, после сновидения, из Калужской пустыни приехал ко мне монах, отец Геронтий, передал мне письмо и просфору от архимандрита, отца Моисея. Этим обстоятельством напомнил мне сон, и я передал ему точно так, как сказал отец Геронтий; выслушав меня, он убедительно начал просить ехать в обитель, говоря: «вы видели угодника Божия, нашего Преподобного Тихона». Познакомил меня заочно со всем досточтимым и достопримечательным, святою ракою, под которою находится Преподобный Тихон, святым колодезем, ископанным его руками и святым дубом, в котором жил наш ходатай и молитвенник за нас, грешных, посылая нам источник, неистекаемый чудес и милосердия. Читая письмо отца архимандрита, я невольно перенесся в обитель Преподобного Тихона, где он покоится, окруженный смиренною о Христе братиею – и оно истинно усладило душу мою, и просфора была доказательством его ко мне внимания. И после того я неоднократно получал письма чрез монахов, а в последнее время от отца Амвросия и все они заслуживали полнейшего уважения. Но к величайшему сожалению, в течение восьми лет, при всем моем пламенном желании побывать в обители Преподобного Тихона, вероятно грехи мои мне не позволяли и в 1878 году едва не лишен был жизни в моем, же саду моим, же работником, но спасен был бессильной женщиною, которая пришла на слабый крик мой, с ужасом вскрикнула и призвала на помощь силу небесную, говоря: Боже мой. Боже мой! за что ты, злодей, задушил барина? И протянула руки, чтобы подать мне помощь. Он в это время соскочил с меня. И после того, в течение двух лет страдая телом и душою, с остатками опухоли в ногах, не имея душевного спокойствия, в 1880 году, в декабре месяце, я отправился к Преподобному Тихону, в Калужскую пустынь. Через, большую мочь, с большим трудом, надевал сапоги и, прибыв туда, в храме я иначе не мог, выстаивать службы, как только в галошах. Познакомился с иеромонахом, отцом Ефремом который, узнав из слов моих причину моего посещения, сказал: «скорби, скорби, скорби! когда вас просили, вы не пожаловали, а когда приказали», и затем усладительною своею речью успокоил меня как нельзя больше, и предложил мне искупаться в св. источнике. Но я, по слабости душевной и телесной, хотя и был в этом святом месте, но не решился искупаться, хотя вода была тепла, как летом прудовая; я просил монаха принести в комнату св. воды из кладезя и, облившись тремя корцами, я почувствовал на мгновение сильную боль в макушке; когда же стал обуваться, то сапоги сделались, совершенно свободны, уныние исчезло, телом окреп, как бы переродился. Явное было милосердие угодника Божия ко мне, грешному, о чем я передал монаху, находящемуся там, и при отъезде нашем я был с дочерью у почтенного старца отца Ефрема. При прощании он нас напутствовал св. молитвою, тронувшею до глубины души, и подарил образ Преподобного Тихона, а мне книгу «Об обидимых, обидящих и скорбящих». После того в течение двух лет, я потерял двух близких, чрез что я пришел в расстроенное состояние: после первой потери я получил воспаление легких; после второй сильнейшее расстройство нерв. Пользовался у известного киевского профессора Меринга, который советовал мне беречься простуды и вести покойную и правильную жизнь; но не имея большого пособия от медицинских средств, я передал профессору о намерении отправиться в обитель Преподобного Тихона и купаться в св. источнике; он мне советовал обтереться этою водою, но не купаться. Побывши во всех св. местах в Киеве и приложась к св. мощам, в мае месяце 1883 года, я отправился в Калужскую пустынь к Преподобному Тихону. Первым долгом побывал я в храме, где покоятся св. мощи Преподобного Тихона; отслужил молебен и по окончании литургии отправился к архимандриту, отцу Моисею, и потом к иеромонаху, отцу Ефрему, прося его быть моим духовником, на что он согласился не иначе, как прежде я должен купаться в св. источнике, ископанном Преподобным Тихоном. Говоря, что он выше всех профессоров и нет той болезни, которой бы он не исцелил. Тогда я отправился к источнику, напившись св. воды, почувствовал горловую боль, не решился купаться, а на другой день, с твердой решимостью купаться, к чему не мало содействовал и монах, находящийся при источнике, ободряя меня духом, говоря: «я для вас всю ночь грел воду и вы первый пожаловали, пойдемте купаться», и войдя в купальню оба разделись и он, первый смочил себе голову водою, говоря: «вот так, батюшка», вошел в воду, звал меня к себе, но я просил его выйти. Следуя его примеру, смочив голову, сложив руки на груди крестообразно, я вошел в воду бодро и окунулся троекратно, не чувствуя особенного холода, видя явное милосердие угодника Божия. Монах мне помог отереть тело. Одевшись, вошел в храм, где находится св. колодезь, пав на колена пред иконою Преподобного Тихона, приносил ему искреннейшую благодарность за воскресение меня, как бы из мертвых: горло перестало болеть, бодрость духа и тела необыкновенная явилась, весь мир в моих глазах просветлел, и мне сделалось неизъяснимо радостно. В таком состоянии духа, я принял Св. Дары. Благодарю Отца Небесного и угодника Божия, и за совет отца Ефрема, и монаха, находящегося при св. кладезе, за их настоятельное желание для достижения мне благодати, ниспосланной Господом Богом. Когда я возвратился домой, все удивились, что я в течение восьми дней поздоровел неимоверно. В таком состоянии я поехал в Киев к профессору Мерингу, который также нашел значительную перемену в мою пользу и с большим вниманием выслушивал рассказ о моей поездке и позволить мне купаться не только в св. источнике, но даже в Черном море, когда я буду в Крыму в сентябре месяце. Прибегаю присем с моей всепокорнейшей просьбой к архимандриту о. Моисею, принести благодарение за все милости угоднику Божию, Преподобному Тихону, да не оставит меня святыми молитвами и в признание моей глубокой благодарности, во славу Божию, поместить сие мое заявление, где следует.

Капитан Николай Андреевич Пушечников.

131

1883 года июня 9 дня, государственный крестьянский мальчик Орловской губернии, и уезда, деревни Борзенковой, Семен Сергеев Майоров имеющей от роду 16 лет, прибыв в обитель сию вместе с родною его матерью, Екатериной Павловной Майоровой, для поклонения угоднику Божию, Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу. За полученное им по милости его, угодника Тихона, от болезни его исцеление, каковая болезнь заключалась, как показала мать его, Екатерина, в следующем: назад тому около двух лет, в первых числах июля 1881 года, он, Семен, сделался болен, к каковой болезни присоединились беспамятство или в роде помрачения ума так, что он никого не мог признавать и был сильно дерзок как в разговоре, так и руками. Против болезни его никаких не было мер. Чтобы облегчить оную, наконец видя, что болезнь в нем день ото дня все более усиливается, отец его, а мой муж Сергей Алексеев Майоров, связавши его, Семена, отправился для поклонения угоднику Божию Тихону, Калужскому чудотворцу, в августе месяце того года. Куда прибывши, отправился на святой колодезь, где искупал его, Семена. После чего он, Семен, заметно начал приходить в самосознание и назвал отца своего батюшкою, чего прежде во время болезни не было и ожидать невозможно, судя по его дерзостям и даже покушениям на жизнь отца его, которого, если бы, не усмотрено было, он хотел заколоть железными вилами во время сна его. Когда же возвратились они домой, то он, Семен, начал всех признавать и в скором времени совершенно выздоровел и в таком здоровье он находился до июля месяца 1882 года; в первых же числах июля он, Семен, сделался болен подобно прежнему, с тою разницею, что мог признавать всех и в этом состоянии пробыл он только две недели, потом совершенно выздоровел и по милости Божьей и по молитвам угодника Божия, Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, до сего времени здоров. Сознавая вполне милость Божию, оказанную для меня в выздоровлении от болезни, по молитвам угодника Его, Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, а Семен, вместе с матерью моею, помянутою Екатериною Павловною; явился в сию обитель для воздаяния благодарности Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, за оказанную по молитвам его от Бога милость в выздоровлении от болезни моей и заявить о сем исцелении св. обители, в том и подписываюсь, государственный крестьянский мальчик Семен Сергеев Майоров за себя и за матерь мою Екатерину Павловну, руку приложил.

132

Обязанностью ставлю себе заявить о явлении мне святым Тихоном, Калужским чудотворцем, милости, именно: с 1870 года страдал я болезнью – ревматизмом летучим, то есть, болезнь переходила из одного места в другое. Когда я в первый раз был в святой пустыни вашей, то от купания в святом колодезе уничтожилась сильная ломота в правой ноге. После же посещения моего в 1882 году святой пустыни, в день памяти святого угодника Тихона, болезнь меня оставила так, что я по настоящее время обхожусь без лекарств. Тогда как болезнь в последнее время так была сильна, что не только в ненастное время не мог я оставаться без употребления лекарств, но и среди лета мало дней проходило без оных.

Я обязанностью счел явиться, и ныне, на память святого Тихона, для благодарения его на месте, где почивают святые мощи его, и которое освящено жительством его здесь. 1883 года, июня 16 дня. Губернский Секретарь Алексей Петров Милов. Живу в г. Ефремове, Тульской губернии.

133

1883 года, июля 5 дня, Тульской губернии, Алексинского уезда, села Спас Конин, вдова дьячиха Мария Васильева Татевская заявила сей обители об исцелении ее Преподобным Тихоном, Калужским чудотворцем, от болезни ее. Обстоятельства исцеления ее болезни следующие. Она, Мария Татевская, была одержима невыносимою болезнью в правом боку, продолжавшеюся у нее более полутора лет, от которой она никогда даже и не могла ложиться на тот больной бок, хотя она и принимала по состоянию своему разные лекарства и советы докторов, но, ни что ей не помогало. Хотя она и имела около полугода постоянное намерение и желание отправиться для поклонения Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, и просить его милости об исцелении от ее болезни, но разные обстоятельства не допускали ее до, сего, не смотря на то, что ей сильно хотелось исполнить свое желание. Наконец, по милости Божией и по молитвам угодника Божия Преподобного Тихона, ходатайствовавшего пред Богом, об ней грешной, видит она в сонном видении каменную красную неоштукатуренную церковь о нескольких главах, из нее вышел человек, по одеянию – монах и как будто в эпитрахили и спросил ее: «что тебе нужно, я сделаю?» она же, как будто от испуга, ничего не могла сказать ему. Когда она проснулась, то возымела решительное намерение отправиться в Тихонову пустынь, о которой только слышала, но быть в оной никогда не приходилось, что со времени видения чрез неделю исполнила. Когда же она прибыла в Тихонову пустынь, к удивлению ее она видит ту самую церковь, которую видела в сонном видении с блестящими куполами и крестами и в то же время почувствовала в себе неимоверную радость и как только явилась в обитель, на другой день; 2 числа июля, отправилась на св. колодезь Преподобного Тихона вместе с сыном ее, 8-ми летним мальчиком Павлом, который имеет левую ногу иссохшую и с помощью костылика с трудом ходит, самая же больная нога без движения; где вместе с сыном ее они в том колодце искупались, когда же вышли из воды, то она, Мария Васильева, в то же время почувствовала от болезни своей окончательное облегчение и исцеление и будто никогда и не было у нее той болезни и с того времени она чувствует себя совершенно здоровою. Сын же ее, Павел, после купания получил жизненность в больной ноге его, так что мог ее подымать без помощи рук, чего прежде он не мог делать, а подымал оную руками. Надеюсь на милость Всевышнего Создателя и угодника Его, может быть и он исцелит от болезни его, если только угодно будет оказать свою милость нам грешным. Находя вполне, что и исцеление ее болезни, и облегчение сыну ее, Павлу, подано Господом единственно по молитвам Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, никак не могла умолчать, чтобы не заявить о сем чудном событии, о чудесном ее исцелении от ее болезни, – для прославления имени угодника Божия, Преподобного Тихона, Калужского чудотворца. В том, по безграмотности ее, вдовы дьячихи Марьи Васильевой Татевской, дворянин Дмитрий Евграфов Серчевский руку приложил.

134

В декабре месяце прошлого 1882 года, я после родов, так сделалась, больна всеми моими членами и всем телом, а преимущественно ногами, что от той болезни я не в состоянии была не только ходить, но даже с большим трудом сидеть могла. Для излечения болезни моей я обращалась к докторам; предлагаемые ими мне средства нисколько не приносили облегчения болезни. В этом болезненном состоянии я находилась более шести недель. Не имея надежды избавиться от болезни и находясь в скучном настроении духа, явилась мне мысль хоть почитать книжку, имевшуюся у меня о чудесах Преподобного Тихона, Калужского чудотворца. И во время чтения таковой книжки, мысленно я прибегала к молитвам сего угодника Божия об исходатайствовании мне у Всевышнего Творца от болезни моей исцеления. В то же время принесено было мне лекарство, по совету доктора, чтобы растирать мое тело. Когда же я было вознамерилась растираться тем лекарством, то муж мой, Андрей Иванович, настоятельно требовал от меня, чтобы я докторским лекарством не пользовалась, а гораздо лучше прибегнула с молитвою к угоднику Божию Тихону, Калужскому чудотворцу, об исцелении моей болезни и неотступно просил меня, чтобы я вымазалась св. маслом от раки Преподобного Тихона. По совету мужа моего и прочих родственников моих было это исполнено; когда же все мое тело вымазали св. маслом, то я вслед затем уснула крепким сном, чего прежде со мною не было, а даже по несколько дней сряду проводила без сна. Что же, когда я проснулась, к величайшему моему удивлению, почувствовала себя не ощущающею никакой болезни, кроме одной слабости от болезни. Видя над собою явную милость Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, по молитвам которого Господь послал мне здоровье, я гораздо более восчувствовала к нему веру и начала еще мазаться св. маслом и пить св. воду из его, Преподобного Тихона, св. колодца, и я, в течение недели, сделалась совершенно здоровою. Сознавая вполне, что исцеление от болезни получила я от Преподобного Тихона, Калужского чудотворца. Вследствие сего, для большего прославления имени его, угодника Божия Тихона, Калужского чудотворца, я обязанною себя считаю довести о сем, до сведения святой обители. Августа 2 дня 1883 года. В чем подписываюсь: калужская мещанка Ульяна Степановна Михайлова, а вместо ее, по неграмотности, по ее личной просьбе. Смоленской губернии, города Духовщины, купчиха Мария Павлова Зябкина подписалась.

135

В 1883 году, в августе месяце, 6-го числа, получила исцеление от Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, болховская мещанка Надежда Михайловна Худякова с двумя своими дочерьми. Сама я имею от роду 29 лет, а дочерям моим: первой, Анне, 8 лет и 2 месяца, а второй, Екатерине, 7 лет. Имею честь заявить о своем и дочерей моих исцелении от следующих болезней:

Как запомню я о себе, с 8-ми лет страдала я головною болезнью, что случалось очень часто, а с 1880 года настала постоянная головная боль, теснота в груди и дурнота и не могла я даже выходить на солнце; от солнца делалась боль очень сильная с раздражением всех членов. Пользовали меня медицинскими средствами, оставляла меня болезнь, но ненадолго.

У первой моей дочери Анны была сыпь по телу, она постоянно чесалась даже до крови, никакие средства не действовали; а у второй дочери Екатерины была лихорадка, так что, случалось часто, по целому дню лежала она без памяти.

В августе месяце сего года я вознамерилась помолиться Господу Богу и Его угодникам, во-первых, в Оптиной пустыни, а потом и в Тихоновой пустыни, сначала заехала я в Оптину пустынь и получила от отца Амвросия благословение с обеими дочерьми ехать в Тихонову пустынь, он благословил мне искупаться в Тихоновом святом колодезе с дочерьми. Во время моей поездки, от солнечных лучей, голова моя не болела и приехала я в Тихонову пустынь 5 числа августа и остановилась на квартире не в монастыре, а на слободке; пошла к всенощной, подходя к паперти, заболела головою очень сильно и расслабела вся и заслонило у меня грудь так, что я не могла идти, подломились мои ноги и готова бы упасть на паперти, но, с помощью товарки, болховской мещанки Ждановой, вошла я в храм и приложилась к святым мощам Преподобного Тихона и вывела меня та же товарка в новый придел и я села на подмостках и не могла сидеть от сильной боли головы, а 6-го числа пошла я чрез силу к утрени, и литургии и, отстоявши утреню и обедню, с сильным волнением вышла из храма. На пути я встретила иеромонаха, отца Ефрема, и получила благословение и отправилась я на святой колодезь с дочерьми своими с сильною болью головы и стеснением груди. По приходе па колодезь, один раз искупалась и окунула своих я дочерей в воде и по выходе из колодца отслужила молебен и после молебна опять пошла, купаться во второй раз и окунулась три раза и вышла вон и почувствовала сильное облегчение головы и во всех членах и при приходе моем в пустынь приняла исповедь у отца Ефрема, а 7-го числа приобщилась Святых Тайн и вечером этого же дня уехала домой. На пути и я, и дочери мои не чувствовали никакой прежней болезни и по приезде домой, слава Богу и Преподобному Тихону чудотворцу, и по сей час не чувствуем прежних болезней никаких. О чем имею честь донести духовнику моему, иеромонаху, отцу Ефрему. Жительство я имею в Жиздринском уезде, в деревне Тросне, в своем доме

136

1883 г., августа 7 дня.

Я, крестьянин Тульской губернии, Одоевского уезда, Луженской волости, сельца Введенского-Павково, Алексей Петров Фортуков, свидетельствую, что я, Фортуков, обещался, с год тому назад, ехать к Преподобному Тихону помолиться угоднику Божию и искупаться в святом его кладезе, почему отложил говение в великий пост до Успенского поста. В намерении Успенским постом приехать к Преподобному Тихону и у него, угодника Божия, в обители исповедаться и приобщиться святых Божественных Тайн Христовых. Но недели за 3 до поста Успенского, я отложил попечение ехать до другого раза. Но вышло наоборот, я заболел сильною лихорадкою. Какую мне ни подавали медицинскую помощь, все это было напрасно, и сколько ни старались хозяева мои о подаче помощи, ничто не помогло. Когда же я, как бы пробудился от сна, вспомнил свое обещание и за непременное взял намерение ехать к

Преподобному; я стал просить дозволения у моих хозяев, бр. Коротковых, ехать к Преподобному Тихону, на что я от них и получил дозволение. И вечером того же дня, я, по окончании служебной обязанности, пришел в горницу и стал совещаться с товарищами, которые тоже собирались ехать, и при таком разговоре я забыл, что я болен и по утру я встал совершенно здрав. За что приношу благодарение Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Преблагословенной Богородице, и угоднику Божию, Преподобному Тихону чудотворцу. Я прибыл в обитель 5 го августа 1883 г. и удостоился исповедаться и приобщиться Святых Божественных Таин Христовых и с благословением о. Ефрема купался в святом колодце. Алексей Петров Фортунатов.

137

Орловской губернии, Карачевского уезда, дочь причетника Анна Семенова Петрова, прибыв в обитель Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, для поклонения угоднику Божию и благодарения за оказанную, по молитвам его святым, неожиданную милость, объявила следующее: до 1879 года я сильно страдала лет восемь болезнью, как внутреннею, так и наружною, в особенности от, биения сердца я сильно страдала, и хотя я в течении тех лет прибегала к советам врачей и пользовалась врачебными средствами, но все это оставалось для меня не приносящим никакой пользы; наконец, отправилась я в Оптину пустынь в том 1879 году в июне месяце, а отсюда, по совету тамошнего старца Амвросия, в Тихонову пустынь. Придя в оную за непременный долг сочла, отслужить молебен при раке угоднику Божию Тихону, а потом отправилась в св. колодезь его же, Преподобного Тихона, где искупавшись в то же время почувствовала себя здоровою и в короткое время совершенно выздоровела, и до настоящего времени не возобновляются признаки прежде бывшей болезни.

Вполне признавая милость Божию, оказанную мне, по молитвам Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, в исцелении меня от болезни, я за непременное считаю заявить о том для прославления имени угодника Божия Тихона.

К сему заявлению дочь причетника, Карачевского уезда, села Климова, девица Анна Семенова Петрова, а вместо ее, неграмотной, по ее личной просьбе, Орловская мещанка девица Агрипина Иванова Шупманова, руку приложила.

138

Монахиня Елецкого Знаменского женского монастыря, Мария Ильина, 59 лет, рассказывает про свое исцеление от Пр. Тихона Калужского, следующее: «я страдала от желчи год четыре месяца; лечили меня три елецкие доктора, и не один не помог мне ни одним лекарством, а простых средств было испробовано бесчисленное множество, но ни что не помогло. Потом я отправилась в Москву лечиться и по дороге заехала к Тихону Преподобному, но купаться не стала в св. колодезе: побоялась простуды. Приехав в Москву, я снова начинаю лечиться; пользы опять ни какой нет, а под конец, я так опасно заболела, что все мои родные перепугались. Сейчас же послали за докторами, которых в Москве, на даче, где мы жили, нашлись только три, фамилии которых я не упомню, а доктор Голубков, который меня всегда лечил, был далеко, в Москве, и вот все врачи нашли, что мне только остается жить 4 часа. Это было в 11 часов ночи, а в 3 часа утра я уже, по приговору докторов, должна быть мертвой. В такой крайности я, как всегда водится, обратилась к Богу и считала свою болезнь наказанием, посланным мне от Пр. Тихона за мое неверие к нему и просила, в забытье, сейчас опустить меня в колодезь Пр. Тихона и тут же дала обещание, как только получу возможность встать с постели, съездить в Тихонову пустынь и покупаться. И вот, благодарение Богу, Преподобный Тихон, как будто за такое обещание, подкрепил меня и я утром уже могла приобщиться Св. Божественных Таин и особороваться маслом. После сих таинств, совершенных надо мною, я почувствовала значительное облегчение, недели три спустя, после описанных событий, я, хотя еще и очень слабая, съездила к угоднику Божию. покупалась и получила исцеление. С помощью других я опускалась в колодезь, а когда вышла из воды, то, о, чудо! сейчас же почувствовала крепость во всех членах и без труда, легко, бодро и свободно прошла половину пути до квартиры, почти с версту. И до сих пор я не чувствую никакой болезни и не лечусь никакими лекарствами, кроме св. воды от Пр. Тихона и св. масла от него же; и, слава Богу, какое бы место я не помазала, или не помочила, всегда получаю исцеление. Монахиня Марья Ильина, получившая исцеление в 1883 году, августа 21-го. Верно: Игуменья Клеопатра.

139

1883 года, сентября 13 дня, Московской губернии, Подольского уезда, Десенской волости, деревни Елизаровой, крестьянка Марья Архипова Пискарева заявила Калужской Тихоновой пустыни: я лет восемь страдала болезнью- опухолью всего тела, а в особенности когда я бываю беременна, от каковой болезни, как я признаю, всегда рождала младенцев мертвыми, так, что в показанное время болезни моей, я родила младенцев до пяти и все мертвыми. Видя такое мое болезненное состояние, от которого, вероятно, и дети у меня рождались мертвыми, некоторые из доброжелательных людей предложили мне совет, обратиться с молитвою о восстановлении моего здоровья к Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, и просить его помощи в моих скорбях. Я, приняла, совет сей, со своей стороны за истинный и старалась исполнить оный на самом деле, так, что по милости Божией, ни мало не медля, решилась отправиться в Тихонову пустынь и просить у Преподобного Тихона милости его обо мне грешной. Прибывши в оную в апреле месяце 1882 года, помолясь Преподобному Тихону и отслужив ему, угоднику Божью, молебен, отправилась в св. его колодезь, где искупалась, что продолжалось раз до трех; наконец, болезнь опухоли заметно начала проходить и в скором времени вовсе таковая прошла, и когда пришло время разрешиться мне от бремени (в декабре месяце 1882 года), то я родила двух младенцев (близнецов) живыми, которые в течении недели от рождения, оба умерли, болезнь же, продолжавшаяся во мне несколько лет, с того времени, как я искупалась в св. колодезе Пр. Тихона, и по сие время не появляется и я совершенно от оной свободна. В полной уверенности, что болезнь, продолжавшаяся во мне несколько лет, Всевышним Создателем исцелена по молитвам угодника его Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, во славу его, угодника Божия, заявляю об сем святой обители. К сему заявлению крестьянка Марфа Архипова Пискарева, а вместо ее, неграмотной, по ее личной просьбе, дворянин Дмитрий Евграфов Серчевский, руку приложил.

140

Смоленской губернии, города Юхнова, мещанин Василий Антонович Рукавичников, холостой человек, 26 лет, проживающий в роще служащим у купца Орлова, сим заявляю, что в прошлом 1882 году, в последних числах июня месяца заболела у меня правая нога: прежде мизинец, а потом от мизинца распухла, как бревно, вся нога до колена, и это мне не давало покоя две недели. Был я у докторов, но они не помогли мне. Нечаянно попалась мне книга об угоднике Преподобном Тихоне, читал я об его чудесах многих и подумал, не исцелит ли и меня Преподобный. Стал на колени пред Богом и просил себе исцеления у Преподобного Тихона. Взял масла из лампады и подумал: это все равно как бы от тебя, Преподобный, или мощей твоих, затем вымазал ногу, обложил ее ватою и лег спать, уснул хорошо после двухнедельного страдания; когда я проснулся, нога моя почти стала здорова. Помазал еще, и в два дня она стала здорова, по-прежнему. Обещался я, в благодарность, побывать в обители Преподобного и был в августе 1 числа 1883 г. Рассказывал об, исцелении о. архимандриту обители Тихона и затем счел нужным собственноручно уведомить обитель Преподобного и благодарить угодника за скорое от моей болезни исцеление. Юхновский мещанин Василий Антонов Рукавичников.

Юхнов. 1883 года, октября 8 дня

141

Вольноотпущенный дворовый человек, Лука Амвросиев, проживающий в г. Москве, заявил следующее:

1881 года, июня 26 числа, утром, в 8 часов, почувствовал я в правом ухе шум и не мог слышать, а чрез неделю поднялась в голове стрельба сильная и всего меня расслабило. Я обратился к доктору, он меня пользовал три месяца с половиною, стрельбу и ломоту приостановил, а здоровье во всем себе чувствовал плохое. Нужно было ехать мне в ярмарку, доктор мне не советовал ехать, а нужда меня заставила ехать января второго числа 1882 года. В ярмарке Урюпинской, 26 числа, шея у меня распухла и 27 числа утром, поднялась стрельба в затылке, и левое ухо заложило, и во всем была сильная слабость. 30 числа приехал я в Москву к своим родителям, и они меня отвезли к доктору, специалисту ушных болезней. Доктор отказался меня пользовать у себя на квартире и посоветовал непременно ложиться в больницу. По совету доктора лег я в больницу Ново Екатерининскую и три месяца и тринадцать дней там я лежал, и все это время в трех местах на шее у меня прорезали. В три месяца и тринадцать дней, я только недели две начал ходить по полу, и аппетит к кушанью улучшился, а слуха я совершенно не имел. Так что доктор, если нужно, что у меня спросить, напишет на грифельной доске и тогда я ему отвечал, и все приходящие также письменно со мной разговаривали, и мне обидно было, почему мне уши не пользуют. Я решился у доктора об этом расспросить, а он мне ответил: вы не будете иметь слуха, у вас перепонка порвана. Я решился выписаться из больницы и в Духов день вышел из нее и мысль у меня явилась за непременное ехать к Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, а в сентябре месяце, мне тоже советовал Тульский купец Ксенофонтов и даже просил бросить докторов, а Преподобный Тихон, говорил он, тебя выпользует. И вот я вспомнил чудотворца Тихона Калужского и с Божией помощью поехал со своей родительницей; 1882 года, 6 июня, приехали в Тихонову пустынь, по совету Тульского купца Ксенофонтова, я пришел в келью к отцу Ефрему за советом; он мне посоветовал после поздней обедни сходить на колодезь и там выкупаться. Я так на первый день исполнил, на второй день Преподобному молебен у раки простоял и после обедни поздней отправился выкупаться, и как я исполнил, до трех раз входил в воду и по три раза окунулся, со слезами взирая на икону Преподобного на стене в купальне. Когда я вышел из купальни со слезами, обращаясь к угоднику в сердце, чтобы он исцелил меня от болезни и, главное, чтобы я слышать мог и вдруг один из приходящих, сидевший на лавочке, спрашивает меня, я ему вдруг отвечаю, откуда именно я и чем я нездоров. Вышел я наружу, не верю сам себе, что слышу, и с необыкновенною радостью подхожу к родительнице, лобызаю ее и говорю: матушка, благодарение Богу, по молитвам Преподобного, я слух получил. Родительница перекрестилась с великою радостью и благодарением к Богу Вышнему и Преподобному Тихону, и она меня расспрашивала, я ей отвечал на вопросы. И вот по настоящее время слух имею такой же, какой имел прежде, почему решился я приехать и благодарить Преподобного Тихона, исцелителя моей болезни, и желал бы душевно, чтобы каждый христианин обращался с верою к сему врачу, который от Бога дан нам. Святые его мощи для христианина доступны и верующих исцеляют. К сему заявлению бывший дворовый человек. Лука Амвросиев руку приложил.

142

Ваше Высокопреподобие, отец Ефрем!

Жена моя, Анна Михайлова, страдавшая более года нервною болезнью и болезнью сердца, обращалась за помощью к медицине и, не получивши от нее никакой пользы, обратилась к помощи Божией. В августе месяце 1883 года, она с сестрою своею отправилась в святую обитель для поклонения св. угоднику и чудотворцу Тихону и в пути уже чувствовала, что здоровье ее несколько улучшилось, затем, приехавши в обитель 4 августа, отправилась в церковь к утрени, после которой находилась там при совершении Божественной литургии и удостоилась приобщиться Св. Божественных Таин, после молебна, отслуженного св. Преподобному чудотворцу Тихону, приложилась к святой раке его. А другой день, получивши от вас благословение, отправилась к св. колодезю, где слушала молебен, по окончании молебна три раза ходила на св. колодезь и каждый раз троекратно погружалась в воде его, отчего в то же время стало ей лучше и прежней слабости и немощного состояния, как бы не существовало. И возвратилась домой уже здоровою, тогда как при отъезде в пустынь была очень слаба и с трудом могла доехать до ней. Между прочим, заявляю, что жене моей врачами строго воспрещено было купаться. Покорнейше прощу о чудесном исцелении жены моей Анны Михайловой молитвами угодника Божия, Преподобного чудотворца Тихона, для всеобщего сведения, настоящее мое заявление принять.

Владимир Александров Васюхеев, коллежский ассесор.

Тульской губернии, город Венев.

143

Не могу умолчать о полученной мною в болезни помощи от угодника Божия Тихона. Это случилось так: в 1882 году я пожелала приготовиться к принятию Святого Таинства причащения в Тихоновой пустыни. По болезни с трудом я приехала в среду на второй неделе Великого поста в сию пустынь, получив благословение от духовника отца Ефрема, я начала ходить к службам, но ужасная боль в сердце, от которой я страдала уже несколько месяцев, начала усиливаться, так что делалось мне дурно.

В пятницу, перед обедней, я пошла к духовнику, с тем, чтоб попросить его сейчас меня исповедовать и приобщить Св. Христовых Таин, потому что боль сердца у меня так усилилась, что я задыхалась и боялась, что до субботы не доживу; духовник, о. Е., помолившись, подал мне образок угодника Тихона чуд., велел мне положить на то место, где ощущала боль и идти к обедне. Положив образ, я пошла в церковь, с верою в молитвы угодника Божия Тихона. И о, чудо! вижу, что не по моим грешным молитвам но, верую, что за молитвы угодника Божия Тихона и духовного моего отца и. Е. Господь подаст мне силы. Во время преждеосвященной обедни, я почувствовала, что боль моя стала уменьшаться, и сильный пот покрыл все мое тело и лицо, и продолжался во всю обедню, но я чувствовала, что мне не хуже, а все лучше делается, и я стала бодрей, так что могла стоять за обедней; приложась к мощам угодника Божия Тихона, я вышла из церкви и дошла до гостиницы без посторонней помощи.

И ночь под субботу я провела несравненно лучше, чем предыдущую, заснула, образ и во время сна находился у меня на теле, боль почти совсем утихла, только я не могла делать скорых и сильных движений; в три часа, в субботу, пошла я к утрени, и не выходила из церкви до окончания литургии, имея на себе образ, благословение духовника и за молитвы угодника Божия я приобщилась, Св. Христовых Таин, и вместо усталости я чувствовала в себе бодрость.

На этот же день, с благословения духовника, я выехала из обители здоровой и, имея образ на сердце, я мысленно возносила Господу Богу и угоднику Божию Тихону благодарение. Возвратясь из пустыни домой, я не чувствовала никакой боли в сердце моем, а, напротив, покой и душевное утешение, поносив образ угодника Божия еще с неделю, я его сняла с себя.

Пишу сии строки и повторяю, что ровно два года с тех пор, я ни разу не ощущала такой боли в сердце, как два года тому назад. Теперь от радости сердечной молю премилосердного Господа и прославляю угодника Божия, исцелившего меня от жестокой и сильной болезни.

Посему прошу искренно и смиренно настоятеля обители, достопочтеннейшего отца архимандрита Моисея, с братиею, сие мое собственноручное заявление причислить к чудотворениям угодника Божия.

Свидетельница сего чуда, грешная раба Ольга Иосифовна г-жа Муромцева, Калужская помещица.

1884 года марта 14 дня.

144

Рядовой Рижского местного полка, Василий Федоров Батюков, заявил:

В прошлом 1883 году, Великим постом, я сильно зделался болен, левым боком, причина же моей болезни собственное мое невоздержание от сильного употребления крепких напитков (пьянства) и развратной моей жизни. День ото дня болезнь во мне до того усилилась, что мне от оной невозможно было без боли и дышать, видя себя в таком болезненном состоянии и чувствуя за собою вину постигшей меня болезни, я не знал на что решиться; прибегать к докторам и пользоваться по совету их лекарствами я не имел никаких средств, но сам Господь, не желающей смерти грешникам, указал путь к исцелению моей болезни и вместе с темь к освобождению меня от непотребных пристрастий. В начале августа того года мне пришлось видеть одного старца из Калужской Тихоновой пустыни, которому я объяснил об своей болезни и образе моей жизни, на что старец сей дал совет мне: иди в Тихонову пустынь. Отслужи Владимирской Божией Матери и Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, молебен и искупайся в колодце, ископанном Преподобным Тихоном. Я, слыша такой для меня удобоисполнимый совет, с радостью готов был исполнить его. Вследствие чего, ни мало не медля, я отправился в Калужскую Тихонову пустынь, куда придя, я, по совету старца, отслужил молебен Божией Матери и Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, купался раз до двух в св. колодце Преподобного Тихона, говел и приобщился Св. Таин Христовых; после сего болезнь моя гораздо и гораздо уменьшилась, и я отправился домой в Веневский уезд, Тульской губернии. В короткое время болезнь моя окончательно прошла и я по настоящее время не чувствую оной, при чем и никакого не имею влечения к прежде бывшей беспорядочной и страшной моей страсти. Вполне сознавая над собою милость Божию, оказанную по молитвам Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, в исцелении моей болезни, избавлении от непотребных моих страстей. Я за непременное считаю, сим заявить для прославления угодника Божия, Преподобного Тихона, Калужского чудотворца. Марта 24 дня 1884 года. Рядовой Василий Федоров Катюков руку приложил.

145

Тульской губернии, Крапивенского уезда, Красногорской волости, деревни Акуловой, отставной надзиратель больных Антон Фомин Тилюбаев. 1872 года, января 17 дня, вступил в военную службу, а в 1874 году лишился своего здоровья и был отправлен в Гродненский военный госпиталь для излечения болезни. А по приходе из госпиталя в свой полк, был зачислен в надзиратели больных 14-го Гусарского Митавского Его Королевского Высочества Принца Прусского Альберта полка. По слабому здоровью, я неоднократно находился на излечении в своем полковом людском лазарете, но никакие лекарства и врачи не помогли к излечению моей болезни, а, напротив, она увеличилась, так что невозможно было мне кашлянуть от захватывания рта кровью. Чувствовалось во рту зловоние легкими и сильное колотье в груди, столь сильное, что невозможно было кашлянуть и глубоко дышать. При кашле и воздыхании я чувствовал сильное колотье и от груди ударение в спину к лопаткам. 1877 г., 14 Февраля, я был представлен на свидетельство, где и признали у меня врачи совершенно неизлечимую болезнь хронического воспаления легких, признали меня неспособным к службе и уволили вовсе от военной службы на родину. По прибытии моем на родину, болезнь у меня продолжалась. Я неоднократно раз обращался в больницу князя Сергея Сергеевича Гагарина, в селе Сергиевском и даже лежал на излечении в оной больнице на смертном одре. Много раз получал лекарства, в дом свой, но ничего мне не помогало; все у меня продолжалось кровохаркание так сильно, что в доме весь пол охаркивал кровью в течение суток; родители мои и жена с детьми сильно скорбели и плакали на меня и при каждом часу ожидали моей кончины. 1882 года, июля 2 дня, я отправился в Оптину пустынь, пробыл там трое суток, потом обратился на совет к отцу Амвросию, объявил ему о своей болезни. Он меня благословил и велел идти в Тихонову пустынь, исповедаться и искупаться в колодезе. 7 числа, я отправился в пустынь; 8 числа, не доходя до пустыни, я так сильно был слаб, совершенно ожидал кончины и предполагал посылать за священником для напутствия, 9 числа я прибыл в Тихонову пустынь, а 10-го, в день своего ангела, я удостоился исповедаться у отца казначея и причастился Святых Божественных, Бессмертных и Животворящих Таин Христовых и два раза искупался во святом колодезе, 11-го числа, после трапезы, я отправился домой. По выходе из пустыни, версты на две, мне встретились лежащие камни на дороге. Я взял находившиеся при мне лекарства в пузырьках, из больницы князя Гагарина, побил их о камни и, отказавшись от всех врачей земных, прибегнул с искренним сердцем к небесному врачу и угоднику Божью, Преподобному Тихону, Калужскому, чудотворцу. И я почувствовал большое облегчение в одержащей меня болезни, и шел домой в веселом духе и в легкости. По этому случаю я посещал и в 1883 году Тихонову пустынь и удостоился исповедаться и причаститься, а равно и в настоящем году, т. е. 1884 году. И объявляю при сем письменное и личное сведение, что я с этого времени не употреблял никаких лекарств и не был нигде на излечении, и чувствую большое облегчение, так что кровохаркание, вовсе прекратилось, кашель и колотье в груди тоже прекратились, по этому случаю я прибегаю с верою, к угоднику Божию Преподобному Тихону, и по его молитвам к Богу, я надеюсь получить совершенное здоровье. Присем свидетельствую собственноручною подписью, отставной надзиратель больных Антон Фомин Тилюбаев.

146

Тульской губернии, Алексинского уезда, села Ченцова, священник Иоанн Арсеньев Успенский заявил следующее: Алексинского уезда, села Покровского, отстоящего в недальнем расстоянии от моего прихода, крестьянская жена Мария, как мне было известно, несколько лет одержима была беснованием. Которая для избавления от сей болезни, хотя принимала разные меры и ходила в разные св. места, но болезнь ее оставалась неизменною. Но как я, по просьбам некоторых одержимых подобною болезнью лиц, прочитываю над ними молитвы, то она, Мария, узнав о сем, в октябре месяце прошлого 1883 года, но какого числа не упомню, явилась ко мне, просила прочесть над нею, положенные для одержимых беснованием, молитвы, а как я в то время сильно был занят другими делами и не мог читать просимых ею молитв, но не желая отпустить ее, Марию, от себя без всякого утешения в ее скорбном состоянии, взявши имевшуюся в доме моем икону Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, спустив с ней воды, сбрызнул оною ее, Марию, потом благословив ее, дал ей той воды выпить, она же, Мария, хотя не желала исполнить сего, однако, по убеждениям моим с большим трудом выпила той воды. Вслед засим с нею сделалась сильная рвота, по окончании которой она, Мария, от болезни своей почувствовала великое облегчение. И с того времени болезнь ее окончательно миновалась, даже и до сего времени ни единого раза прежде бывшая в ней болезнь не повторялась и незаметно следов оной болезни.

Сознавая вполне благодать Божию, оказанную над болящею Мариею по молитвам Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, в избавлении от одержащей Марию болезни, я не мог умолчать о столь дивном чуде, почему сим моим заявлением довожу до сведенья обители для большего прославления св. имени Преподобного Тихона. Истину события означенного исцеления от болезни крестьянки Марьи, подолгу священства, свидетельствую. Алексинского уезда, села Ченцова, священник Иоанн Арсеньев Успенский.

Июня 15 дня, 1884 года.

147

Одного из граждан г. Смоленска, Митрофана Кондратьева постигла странная, неподдающаяся медицинским пособиям, болезнь. Вот как он рассказывает о ней: «мне 19 лет от роду, в январе 1885 года я почувствовал первые признаки болезни – резь под сердцем, которая то усиливаясь, то ослабевая, мучила меня до июня месяца, в конце же июня, рези под сердцем чувствовал я мало, но все члены как бы онемели; сильное сердцебиение, уныние и отсутствие аппетита сопровождали эту онемелость. Обращался я за советами к докторам г. Смоленска, но при употреблении медицинских пособий болезнь во мне только усилилась: сердцебиение открывалось моментально и повторялось раз до трех в сутки, ночи проводил я почти без сна. При таком печальном моем положении, родители мои не знали, что предпринять к коему излечению. Случайно они узнали, что на расстоянии 17 верст от Калуги находится обитель Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, и что притекающие к нему с верою и молитвою получают исцеления от всяких недугов. Посоветовавшись между собою, я, мать моя и сестра решились отправиться во св. обитель Преподобного Тихона в день Успения Пресвятой Богородицы. При одном таком решении я уже почувствовал некоторое облегчение от удручающей меня болезни, но, по прибытии в обитель Преподобного Тихона, болезнь моя усилилась, и в первый день я чувствовал особенно сильное сердцебиение. С большим трудом дошел я кое, как до св. колодца, где и погрузился троекратно в воду; вода мне показалась нестерпимо холодною; но едва вышел я из купальни, как мною овладело какое – то отрадное чувство, я ободрился и уже мог свободно двигаться: бывшее дотоле онемение в членах моих исчезло бесследно. После трех дневного говения – я сподобился принятая св. Христовых Таин. И с этого времени навсегда избавился от мучившей меня бессонницы. В ночь после причащения св. Таин я заснул так спокойно и крепко, что и не почувствовал, как пролились лекарства, бывшие у меня в кармане; увидев это, я пришел в отчаяние, думая, что без них, не долго проживу. Но мать и сестра начали меня успокаивать, говоря: «прибегая к врачу небесному, не следует скорбеть о лекарствах врачей земных», и выкинули за окно пустые пузырьки, я же, устыдился своего маловерия, усердно помолился Преподобному Тихону и с облегченным сердцем уехал домой в Смоленск. По возвращении из св. обители, я начал оправляться от одержащего меня недуга и теперь чувствую себя вполне здоровым, не принимая никаких лекарств, а минувшая болезнь моя, представляется мне теперь как будто бы во сне.

148

1885 года, 20 января, Елизавета и Юлия Канарские, приехавшие из села Марченок, Вяземского уезда, Смоленской губернии, в пустынь Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, удостоились, после омовения во св. колодце, получить избавление. Первоеот непрестанной зубной боли и кашля, второе – от головной невралгии. Получивши масла из лампады пред гробницею Преподобного Тихона и цельбоносной воды из св. кладезя, они с радостью несказанною возвратились домой в Марченки, прославляя св. угодника Божия Тихона и дивного, во святых своих Бога. Привезенная этими девицами вода из кладезя св. Тихона помогла их соседке А. В. Митрофановой, – жене отставного капитана, страдавшей воспалением глаз. Медицинские пособия не приносили ей пользы; когда же она стала мочить свои больные глаза св. водой из кладезя Преподобного Тихона, воспаление исчезло, и теперь она может свободно смотреть на свет Божий.

Евдокия Дементьевна, – жена отставного солдата, находившаяся в услужении у Канарских, целый год томилась необъяснимой скукой и часто жаловалась на разные недуги, преимущественно же на головную боль. Пользовалась она медицинскими пособиями, но лекарства земского Фельдшера не приносили ей никакой пользы; аппетита у нее совсем не было, жила она почти одним чаем. Наконец, стали замечать, что она под разными предлогами стала отклоняться от хождения в церковь. На праздник св. Пасхи, 24 марта, она как то особенно мучилась и притом уже не могла видеть св. икон, а от пронесенного над нею животворящего Креста Господня появилось у нее удушье и, колотье, и она не в состоянии была оградить себя крестным знамением. Упомянутые девицы Канарские, секретно от больной, прибавили в ее чай несколько капель воды, принесенной ими из Тихоновой пустыни, но она, под предлогом головной боли, чай пить отказалась, когда же примочили этою водой голову, то больная посинела, стала неистово кричать, затряслась, закорчилась, заметалась на постели с такою силою, что ее едва могли держать. В течение трех дней мочили ей голову св. водою. После этого она заснула; во сне она слышала обращенные к ней слова: «тебя исцеляет Тихон и исцелит». Спустя три дня, она встала с постели и объяснила, что чувствует только телесную слабость, в душе же она совершенно спокойна.

149

В первых числах августа 1885 года сподобился быть во св. обители Преподобного Тихона, служащий на Риго Динабургской железной дороге, Николай Бутошин, с женою и детьми. Жена его, Ольга, почти четыре года была больна внутреннею женскою болезнью и нервным расстройством. Обращалась она ко многим докторам за пособие; некоторые из них облегчали болезнь, но на очень короткое время, некоторые же, по долго временном пользование, вовсе отказывались лечить, признавая болезнь неизлечимою. Желание побывать в обители Преподобного Тихона и помолиться угоднику Божию об исцелении от этого тяжелого недуга, побудило благочестивое семейство двинуться из Риги в обитель Преподобного Тихона, невзирая на дальний и трудный путь. Путь особенно тяжелый для больной нервной женщины и малолетних детей. Путешествие по железной дороге так дурно повлияло на больную жену Бутошина, что она намеревалась даже вернуться назад в Ригу, но желание побывать во св. обители и повидаться с родственниками, живущими недалеко от нее, дало ей силы перенести трудности дороги. Отдохнувши у родственников своих (в12 верстах от Тихоновой пустыни), семейство Бутошиных вместе с ними на лошади отправились в обитель Преподобного но по чувству искреннего и глубокого уважения к угоднику Божию Преподобному Тихону, сам Бутошин вознамерился идти пешком и склонял к тому же и жену свою, хотя и знал, что для нее труд почти невыносимый. Надежда на милость Божию и заступление св. угодника Божия, так укрепили больную женщину, что и она, согласившись сначала пройти, не более одной версты, незаметно дошла с мужем до обители Преподобного Тихона, не ощущая никакой боли, кроме обыкновенной усталости. В пустыни благочестивые путники прибыли в 11-ть часов вечера, на 1-е августа, и пробыли во св. обители до 6 числа. В это время они удостоились принятия св. Христовых Таин, купались до трех раз во св. целебном кладезе, пользуясь благими сонетами своего отца духовного, старца-Иеромонаха Тихона, и с теплым усердием и искреннею верою молились св. угоднику Божию. Молитва верующих, предстательством Преподобного Тихона, была услышана Господом. На обратном пути в г. Ригу жена Бутошина уже чувствовала себя гораздо лучше, а по приезде домой, она совершенно выздоровела и сама принялась за свои домашние работы, которые до сих пор в течение почти четырех лет, производились чужими руками. Бутошин, полный горячей благодарности к Богу за такую неизреченную милость Его, возвратившую несчастной семье любящую мать и верную жену, поспешил сообщить о сем новом благодеянии присного молитвенника нашего Преподобного Тихона своему отцу духовному и прислал посильные дары на украшение честной обители.

150

1886 года, марта 9 дня, Калужской губернии, Лихвинского уезда, деревни Гулева, Грязновской волости, крестьянин Василий Максимов Кузнецов, явился в Калужскую Тихонову пустынь и заявил о полученном им, по молитвам Преподобного Тихона, исцеление от ревматизма. Обстоятельства болезни Кузнецов объясняет так: с 1880 года я заболел ревматизмом, который год от года постоянно усиливаясь, наконец, довел меня до того, что с декабря месяца 1885 года я не имел сил ни ходить, ни сидеть; когда же я лежал, то испытывал страшную боль в таком мучительном состоянии, находился я до 16 января 1886 года. Лечился я и домашними средствами, брал лекарства и у докторов, – ничего не помогало. Наконец жена моя посоветовала мне отправиться в Тихонову пустынь и молить об исцелении своем Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, о чудесах которого у нас носится, очень много слухов, я охотно согласился на это и решил уже отправиться в пустынь. В туже пору, нужно заметить, я почувствовал большое облегчение; но по своему нерадению я откладывал поездку в пустынь, за что Бог наказал меня: я опять стал невыносимо страдать. Видя в этом явлении промысел Божий, наказывающий меня за неисполнение предпринятого благочестивого намерения, я решил безотлагательно отправиться в Тихонову пустынь. Прибыв в оную 15 января, сказанного года, во время всенощного бдения, отправился я прямо в храм, а на другой день, т. е. 16 числа, отслужив, после ранней обедни, молебен Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, я отправился с женою к св. кладезю Преподобного Тихона, искупавшись в котором, я тотчас же почувствовал большое облегчение. А затем началось быстрое выздоровление. В настоящее же время, можно сказать, я получил совершенное исцеление о моей болезни; хотя по временам в глазах и чувствуется боль, но сравнительно с прежним гораздо легче. Убежденный в том, что от болезни моей я получил исцеление по молитвам Преподобного Тихона, Калужского чудотворца. Я не могу умолчать о сем чудном моем исцелении и заявляю о сем, по чистой совести, во славу Божию и к прославлению имени угодника Его, Преподобного Тихона, Калужского чудотворца.

151

Жена коллежского асессора Екатерина Александровна Лихачева страдала целый год такою ужасною и многосложною болезнью, что не раз покушалась даже на самоубийство. Вот ее рассказ об этой болезни: «я чувствовала постоянную головную боль и головокружение, волоса из головы вылезли, как это бывает после горячки; шум и звон в ушах испортили мой слух – я почти оглохла; во рту и горле образовались какие-то наросты, изо рта эти наросты выходили в виде лоскутьев, что сопровождалось страшным зудом. Горловой нарост в виде и жара по временам подступал вверх, отчего мне захватывало дыханье; я страдала постоянною изжогою, сердцебиением и сильными коликами под сердцем. Тело мое постоянно было холодно и бесчувственно, как камень, я резала его ножом, не чувствуя боли, даже кровь от пореза не выступала, брала горстями горячие угли, и жар для меня был холоден. Когда меня сажали в горячую ванну, то от моего тела вода моментально делалась холодною. Я выпивала залпом стакан кипятку – и мне казалось, что пила холодную воду; я выпивала водки по получетверти в день и не была пьяна, я не ощущала в ней ни вкуса, пи запаха; кожа с тела полезла лоскутами, с пальцев почти тоже слезла. По вечерам на теле я ощущала нестерпимый зуд, мне казалось, что у меня по телу ползают какие-то черви, меня с конвульсиями вытягивало, как перед смертью, и я каждую минуту ожидала смерти. Всем говорила, что ко мне идет кто-то страшный и велит мне повеситься. Несколько раз я и вешалась, но меня спасали; купила револьвер и хотела застрелиться, но револьвер успели у меня отнять; постоянно невыносимая тоска томила меня, и я решила, во чтобы-то ни стало лишить себя жизни: потихоньку смешала я ложку карболовой кислоты, рюмку йоду и раствор из пяти коробок зажигательных спичек; выпила эту ужасную жидкость, и меня даже не стошнило, напротив мне было очень приятно. Я обращалась к лучшим и известнейшим докторам в Москве, но что может сделать врач при такой ужасной болезни? Лекарства врачей не только, не облегчали моих страданий, а напротив, увеличивали их: приход врача, его осмотр и лекарства были для меня настоящей пыткой. Мое несчастье заставило меня, наконец, прибегнуть с молитвою к Врачу Небесному: привозили ко мне в дом мощи угодника Божия – целителя Пантелеймона, св. икону Иверской Божией Матери, служили молебен, но я не почувствовала облегчения. Господу угодно было испытать меня; в сильном душевном расстройстве отправилась я в часовню Иверской Божией Матери и пред образом Ее громко начала сетовать на Нее, Милосердую Заступницу, за то, что она не посылает мне исцеления. Мать моя, однако же не покидала еще надежды вылечить меня обыкновенными медицинскими средствами. По совету докторов, она повезла меня в деревню. Но приехавши туда, я стала чувствовать себя все хуже и хуже. Сон у меня пропал, живот мой вздулся так, что я с трудом могла ходить, я рвала на себе волосы, била себя в грудь и голову всем, что попадалось под руки, грызла деревья, влезала на верхушку их и оттуда бросалась на землю, в надежде лишить себя жизни. В таких нестерпимых страданиях провела я, немало времени; но потом, – видно милосердие Божие еще не до конца оставило меня, – я снова стала засыпать, хотя и на очень короткое время; в продолжение этих коротких снов мне снилось будто бы я нахожусь в церкви Козельщанской Божией Матери, молюсь пред Ее чудотворным образом и прошу Ее, Милосердую, указать мне место, где бы я получила исцеление от моей ужасной болезни. Вследствие подобных сновидений, во мне явилось желание в действительности прибегнуть за помощью к Царице Небесной; я отправилась на поклонение к Козельщанской Божьей Матери и, молясь пред Ее чудотворною иконою, просила Царицу Небесную, нашу заступницу, указать мне, где могу я получить исцеление. Из Козельщани я вознамерилась ехать в Киев на поклонение св. мощам Киево-Печерских угодников; в Киеве я была за советом у одного благочестивого старца, который научил и благословил меня отправиться к угоднику Божию Преподобному Тихону, о котором я, грешная, доселе и не знала. По совету старца, я отправилась пешком и, прошедши до 750 верст, 10-го октября 1884 года пришла во св. обитель Преподобного Тихона, Калужского чудотворца. После Божественной литургии и молебна у гробницы Преподобного, я отправилась на св. колодец, где служила молебен и горячо молилась Матери Божией и св. угоднику Преподобному Тихону о своем исцелении; после молебна я отправилась в купальню, но долго еще не решалась сойти в воду, хотя совсем уже приготовилась к тому: какой-то безотчетный страх невольно останавливал меня и почти довел до неистовства: бессознательно, но, тем неменее во всеуслышание повторяла я, что в воде черные змеи, что они съедят меня и подобное. Не помня себя, я, наконец, бросилась в воду, и едва окунулась в ней, тотчас ко мне вернулось сознание; я совершенно успокоилась и почувствовала себя вполне здоровою. С этой поры от моей болезни не осталось и следов и я от всего сердца благодарю Всевышнего Создателя, Царицу Небесную и великого чудотворца Тихона за свое чудесное избавление от тяжкого и неизлечимого слабыми человеческими средствами недуга.

152

1886 года, 26 сентября, государственная крестьянка Орловской губернии, Ливенского уезда, Никольской волости, жительствующая в г. Ливнах, Параскева Никифорова Хомутова, засвидетельствовала, что Милосердый Господь Бог, по предстательству преподобного Тихона, Калужского чудотворца, явил ей великую Свою милость, исцелив ее от давнишнего и тяжкого недуга. В 1867 году, на девятнадцатом году от рождения, означенная крестьянка вступила в замужество и вскоре подверглась тяжкой болезни, которая мучила ее около 20 лет. Сначала она лечилась у докторов и простых бабок, но, не видя никакой пользы, отказалась от лечения. В 1880 году болезнь ее особенно усилилась: часто она лишалась чувств, руки и ноги ее отнялись совершенно, сама, она не могла без сторонней помощи подняться с постели и должна была принимать пищу и питье из чужих рук. В таком тяжко болезненном состоянии она находилась семь месяцев и потеряла уже всякую надежду па выздоровление. «Но вот, однажды, рассказывает Хомутова (это было накануне праздника Сошествия Св. Духа 1882 г.), я заснула крепким сном и во сне вижу: стоит в моей комнате, где я спала, пред иконами какой – то монах, похожий, как впоследствии узнала я в бытность мою в Тихоновой пустыни, на преподобного Тихона, Калужского чудотворца, и служит молебен. В другой раз, также во сне, я видела: будто стою я в какой-то церкви; против алтаря, на правой стороне храма, стоит в дыму ладана тот же монах маленького роста, пред ним две иконы Божией Матери – Казанская и Владимирская. Я подошла к этим иконам, положила пред ними по земному поклону, приложилась к ним и затем обратилась к этому монаху, пала пред ним на колена и со слезами стала просить его: «батюшка, исцели меня; у меня, нет терпения, долее страдать от моей болезни». – «Время еще не пришло исцелить тебя, – сказал он: потерпи, немного осталось страдать; придет время, – сам приду и исцелю тебя». Вскоре после этих сновидений Хомутова описала в письме свою болезнь о. Амвросию30 и просила у него совета и благословения, что ей делать в ее ужасном положении. В ответном своем письме почтенный старец благословил больную на путь в калужскую Тихонову пустынь, посоветовал отслужить там молебен Божией Матери и преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, причаститься св. Таин и три раза искупаться в тамошнем колодце. Больная исполнила все, что ей посоветовал о. Амвросий. В первые три дня она купалась в колодце, и каждый раз оставалась по несколько времени без чувств; в остальные девять дней она ходила ко всем монастырским службам, прикладывалась к раке угодника Божия Преподобного Тихона, пила масл из лампады пред его иконою и получила некоторое облегчение. Это, ободрило больную, – и в ней утвердилось упование на милость Божию и предстательство Преподобного Угодника Божия Тихона, и на другой год она снова отправилась в Тихонову пустынь. Усердная молитва во св. обители, принятие св. тайн и купание во св. кладезе приносили видимую пользу: после пятнадцатидневного пребывания в пустыни больной стало еще легче, благодатное лечение Чудесного Врача ослабило ее муки. По благословению о. Амвросия, она третий раз была в калужской Тихоновой пустыни в 1886 году, на этот раз болезнь возобновилась с новою силою, особенно когда больная была у того дуба, в дупле которого Преподобный Тихон молился, «голова тряслась против моей воли», свидетельствует Хомутова: и вертелась так, что я не могла удержать ее в спокойном состоянии. Рот мой перекосило, без памяти упала я на землю и оставалась без чувств. Со мною происходило это каждый раз, когда я приходила к тому дубу, особенно же 13-го августа: в этот день припадки болезни особенно были сильны и продолжительны; в этот день я совсем не уходила от дуба; когда возвращалось ко мне сознание, я продолжала читать акафист Преподобному Тихону. Вместо пищи и питья давали мне деревянного масла из лампады угодника и св. воды. Наконец, к вечеру того же дня – слава благости и милосердию Божию! – Я чувствовала себя совершенно здоровою. Обрадованная такою милостью Божиею, явленною надо мною, грешной, я тогда же объявила о своем исцелении, о. казначею и просила записать об этом ради славы Божией. В здоровом состоянии я нахожусь и поныне и славлю великого угодника Божия Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, по молитвам которого исцелил меня Господь.

153

Заявление жены мосальского землевладельца Натальи Поляковой. В 1880 году Наталья Полякова заболела сердцебиением; болезнь проявлялась с такою силою, что больная совершенно задыхалась и по целым ночам не могла не только спать, но и лежать; жестокие приступы этой мучительной болезни повторялись при малейшем волнении и даже при малейшем стуке. Полтора года лечилась Полякова у многих докторов, но пользы не было. Оставив бесполезное лечение, несчастная больная начала прибегать с молитвою к угоднику Божью, Преподобному Тихону. Бог сподобил ее помолиться и в самой обители чудотворца. По делам своим, больной пришлось быть, в день праздника Успения Пресвятой Богородицы в Калуге и оттуда она заехала в Тихонову пустынь. После Божественной литургии и молебна у гробницы Преподобного Тихона больная пошла на св. кладезь и, искупавшись в нем, в тот же день опять отправилась в Калугу. «С этого дня, свидетельствует больная, в продолжение пяти лет, не было и признаков моей тяжелой болезни, и я каждый год, заезжала поклониться св. угоднику Божью Тихону». В 1885 году Полякова, для воспитания детей своих в учебных заведениях переехала на постоянное жительство в Калугу и, проживая здесь с обучающимися детьми своими все время учебных занятий их. В апреле 1886 года неожиданно заболела очень серьезною болезнью: она чувствовала болезненное стеснение в груди своей, которое по временам производило сильное удушье в ее горле, при чем ноги ее холодели; в первые дни болезни ее, у ней открывался еще сухой сопровождавшийся рвотою кашель; кашель скоро прошел, но в сочленениях у нее чувствовалась острая ломота, и все тело ее ощущало нестерпимую боль, почему случалось ей по шести ночей сряду проводить вовсе без сна. Проболела Полякова в Калуге полтора месяца и лечилась у трех лучших докторов, которые находили у больной катар легких, нервный паралич, порок сердца, малокровие и подобное. Но предлагаемые ими лекарства нисколько не облегчали ее страданий, а потому доктора посоветовали больной ехать в деревню и лечится свежим воздухом, при – чем советовали ей беречься малейшей сырости в дороге и на месте жительства. Слабость и ощущения острой боли делали эту поездку в деревню, более чем за 100 верст, почти немыслимою для Поляковой. И вот в таком-то состоянии она и велела везти себя в Тихонову пустынь. Дорога, телесные страдания и душевные волнения так ослабили больную, что, когда ее подвели к раке Преподобного Тихона, она не могла стоять на ногах и должна была лечь и во время молебного пения действительно лежала у гробницы без движения, лишь мысленно вознося слезные моления к Дивному Чудотворцу об исцелении своем. После молебна больную подвели к иеромонаху; старцу о. Тихону, с которым хотела она посоветоваться относительно купания во св. колодце. Отец Тихон, взглянув на больную, спросил ее: чем больна она? И она рассказала ему все то, что находили в ней лечившие ее доктора. Тогда старец посоветовал ей остаться в пустыни, поговеть и особороваться маслом, и когда больная, по некоторым обстоятельствам в это время не могла решиться на это, то старец благословил ей выкупаться во св. колодце. С помощью Божьею больная, не могшая доселе без сторонней помощи двинуться с места и выслушать краткое молебствие, стоя на ногах, теперь почти свободно без поддержки прошла несколько верст до св. кладезя, где и искупалась до трех раз. «Сестра моя», говорит Полякова, «со своею дочерью и моя дочь очень боялись за меня, зная совет докторов – бояться сырости; но купание во св., колодце, молитвами св. угодника Божия Тихона, настолько укрепило меня, что я уже без всякого затруднения пошла обратно в Пустынь». Пробыв здесь до другого дня, Полякова и на утро чувствовала себя хорошо, почему и решилась ехать домой в деревню. Дня три и в деревне чувствовала она себя удовлетворительно, но потом прежняя болезнь возвратилась к ней снова. По совету домашних больная опять обратилась к телесным врачам; несколько недель в точности исполняла все их предписания, чуть во всякий час, наполняя себя медикаментами, а между тем здоровье ее становилось все хуже и хуже. Наконец, врачи, видя свое бессилие, посоветовали ей отправиться в Алжир, и один из них при этом сказал ей: «не ручаюсь, чтобы вы и оттуда вернулись здоровою». «Нерадостные слова эти», говорит Полякова, «совершенно лишили меня бодрости; расстроенная душевно и телесно, я дала себе слово больше не лечиться у медиков. Это было за пять дней до 16 июня, т. е. до дня памяти преподобного Тихона; я, не думала, и дожить до этого дня и в душе своей уже простилась и с мужем, и детьми, хотя этого не высказывала им. Смертельная тоска и горькое уныние сокрушили меня в эти пять дней. Наконец, настал день памяти Преподобного Тихона, и я пожелала поднять иконы из своей приходской церкви и отслужить молебны: Спасителю, Божией Матери-"Всех скорбящих Радости» и Преподобному Тихону. Когда священник на молебне Преподобному Тихону читал Евангелие, положа его мне на голову, то я упала с рыданием на пол; но это было благодатным знамением Преподобного Тихона: с этого дня мне стало гораздо лучше». 21 июня Полякова опять приехала в Тихонову пустынь, пробыла в ней несколько дней, говела, приобщилась св. Христовых Таин, ежедневно купалась во св. колодце и служила молебен у раки Препод. Тихона. «Каждый раз, когда я бывала в пустыни», говорит больная, «мне делалось легче; но совета о. Тихона особороваться маслом я почему-то все еще не хотела исполнить». Приехавши домой, Полякова снова стала чувствовать припадки той же болезни, хотя гораздо реже и слабее. Тут то, по ее словам, она вполне сознала, что должна исполнить совет старца о. Тихона. В октябре месяце того же года Полякова снова поехала в Тихонову пустынь, чтобы особороваться и приобщиться св. Тайн, что и исполнила в точности. Возвратясь домой, она каждый день пила масло из лампады Преподобного Тихона и воду из св. колодца. День ото дня ее здоровье улучшалось, и она даже стала полнеть. Теперь, когда она чувствует в груди маленькую одышку, тотчас же принимает масло из лампады Преподобного Тихона и св. воду из его колодца, – и боль утихает. «Вот мое лекарство»! говорит благодарная за исцеление женщина. Я даю масло и св. воду многим приходящим больным, и святой угодник Божий Тихон всем помогает. Твердо, верю и надеюсь, что при таком лечении с течением времени и малейшие остатки моей болезни уничтожатся. Милость Божия, по молитве Преподобного Тихона, щедро изливалась и на всю семью Поляковых! – Старший сын Поляковой 14 лет, в 1882 году, в августе месяце, заболел острым воспалением колена, образовалась рана; доктор залил эту рану гипсом, перевязал колено и не велел снимать повязки; мальчику день ото дня становилось хуже. Доктора намекали матери, что ногу придется отрезать; несчастная мать прибегла с усердною молитвою к угоднику Божию Преподобному Тихону, отправилась с больным в Тихонову пустынь, где и сама получила некогда исцеление; искупала больного сына во св. колодце, и рана закрылась в три дня. – У сестры исцеленного мальчика, Анастасии, на 14 году от рождения открылось кровотечение горлом; кровь текла обыкновенно раз в месяц; три месяца пользовалась больная докторскими лекарствами, но они не помогали ей. Мать Анастасии обратилась тогда в хорошо известную ей врачебницу-обитель Преподобного Тихона; она привезла больную в пустынь, помолилась с нею у гробницы Преподобного Тихона, искупала ее во св. колодце, и больная выздоровела: кровотечение прекратилось и более не повторялось.

154

Области войска Донского, из станицы Кривянской, казачка, девица Мария Васильевна Хлебникова, сорок один год (с 11 лет от рождения до 52) была подвержена сильнейшим припадкам беснования. Во время этих припадков она неистово кричала, поносила всех неприличными словами, ругалась над святынею, которую видела у своих родных; с едва победимым отвращением причащалась св. Тайн. Сколько лет жестоко страдала сама Хлебникова, страдали с ней и окружающие ее родные. Они лечили страдалицу всем, чем можно лечить такую больную в казачьей станице, но лечение не приносило пользы. Тогда родные отправили больную в Старо-Черкасскую станицу – в богадельню Ефремовского монастыря, в котором подвизается в иноческом житии сестра больной, монахиня Ефрасия. Инокиня внимательно ухаживала за своею больною сестрою, почти все время больная проводила в иноческой келье, но здесь болезнь не оставляла ее. Едва только инокиня Ефрасея начинала читать свое келейное правило, с больною делались страшные припадки: она ругала свою сестру, ругала св. угодников Божиих, к которым та прибегала; брань эта продолжалась до тех пор, – пока больная не падала от изнеможения. По совету одной боголюбивой особы инокиня Ефрасия решила помолиться в обители Преподобного Тихона за свою сестру – страдалицу и выкупать ее в целебном кладезе, твердо веруя, что св. угодник Божий, благодетель всех больных, к нему притекающих, призрит благосердием и сию недужную. Средства на дальний путь были собраны при помощи благодетелей, сострадательно относившихся к несчастной больной.

Трудно было склонить больную на это благочестивое путешествие. Лишь только она узнала, что сестра собирается с ней ехать к Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу, начала бранить свою сестру за то, что она лечит ее тем, что всего ей противнее, принуждает ее ехать к такому ужасному человеку, как Преподобный Тихон; при этом несчастная бесноватая изрыгала богохульные речи. Но благочестивая настойчивость и истиннохристианское терпение преодолевают самые тяжелые препятствия. Больную Хлебникову привезли, в святую обитель Преподобного Тихона. Усердно молилась ее сестра инокиня Врачу Небесному, усердно просила помощи и заступления от врагов невидимых у Преподобного Тихона, – и Бог услышал совокупные моления своего св. угодника, насельников честной обители его и притекшей сюда инокини Ефрасеи: когда, бесноватая искупалась во св. колодце Преподобного Тихона, злой дух перестал мучить ее. С миром и радостью духовною возвратились путники в обитель Ефремовскую, и по сие время Хлебникова совершенно здорова: припадки беснования не повторяются; усердно молится она святым угодникам Божиим с верою и смирением, приобщается св. Христовых Тайн.

155

В 1884 году, 7-го августа, псаломщик села Крутого, Юхновского уезда, Смоленской губернии Павел Лебедев, после ужина пошел спать на пчельник, расположенный на расстоянии полудесятины от дома; вслед за ним пошел туда же и тринадцатилетний сын его, Захарий, мальчик совершенно здоровый. Поговорив кое о чем, отец и сын легли. Не прошло и десяти минут с того времени, как сын заснул; вдруг отец слышит, что дыхание у его сына тяжелое, прерывистое, выходит с каким то хрипением, похожим, на плачь; к этому присоединились быстрые беспокойные движения спящего, так что отец только с большими усилиями мог удерживать его, в постели. Через несколько минут, спящий успокоился, но дышал по прежнему болезненно. Перепуганный отец призвал другого сына и жену и вместе с ними в большой тревоге провели всю ночь у постели страждущего, ожидая конца его жизни. На другой день утром сын, проснувшись, сказал своим родителям, что у него болит голова. Припадок этой мучительной болезни повторился через две недели – 22 августа, когда уже Захарий был в г. Вязьме; при этом немедленно был приглашен опытный доктор П. А. Финн, который прямо заявил, что помочь больному никакой доктор не в силах. Причину болезни он находил в испуге; по словам доктора, припадки этой болезни будут повторяться все чаще и чаще. Несчастному отцу оставалось единственное средство – с горячею молитвою и со слезами прибегнуть, к всемогущему и всеблагому Врачу Небесному и Его святым угодникам. Когда в отце несчастного созрело такое благочестивое намерение, старший брат больного, Александр, услышал о чудесных исцелениях многих недугующих, с верою притекающих к гробнице угодника Божия Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, и посоветовал отцу отвезти болящего брата, Захария, в обитель Препод. Тихона. Отец охотно согласился на это: в первых числах сентября 1884 года больной Захарий вместе со своею матерью и братом Александром приехали в обитель Препод. Тихона. Три дня пробыли путники в обители, усердно молились у гробницы, скрывающей нетленные останки преподобного Подвижника, сподобились принятия св. Тайн, купались во св. целебном колодце и с миром возвратились домой. И вот уже два года с лишним протекло с этого времени, но припадки болезни не возобновлялись, хотя доктор прямо сказал, что болезнь естественными средствами не излечима и припадки ее должны повторяться все чаще и чаще. Здесь очевидно благодатное заступление св. угодника Божия; здесь видима особая милость Божия к страждущему, явленная ему ходатайством угодника Божия Тихона. Теперь юноша Захарий совершенно здоров, обучается в Вяземском духовном училище. «Два года скрывали мы, пишет псаломщик Лебедев, об этом чудесном знамении непрестанных молитв за нас, грешных, Преподобного, угодника Божия Тихона, Калужского чудотворца; убедившись в том, что болезнь действительно оставила сына нашего, мы не пожелали, чтобы дивные дела Божьи, совершавшиеся для спасения человечества, исчезали бесследно; а потому для прославления св. обители считаем своею священною обязанностью поведать всем сущую правду этим нашим заявлением».

156

Тульской губернии, Алексинского уезда, Першинской волости, села Ново-Павшина, крестьянин Филипп Никитин Сержантов тридцать лет страдал гнусной и позорной болезнью «запоем». Он пил водку до безумия и прекращал свое пьянство только при самом опасном болезненном состоянии. В 1877 году он удостоился побывать в обители Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, молился у гробницы его, говел и сподобился принятия св. Христовых Таин, неоднократно купался во св. целебном кладезе и, по милости Божьей, ходатайством Его св. угодника Преподобного Тихона, гнусная болезнь оставила крестьянина: в настоящее время он ведет трезвую жизнь. После того как крестьянин Сержантов прекратил пить запоем, у него открылась сильная головная боль и изнурительная грыжа; припадки этой болезни особенно часто открывались у него тогда, когда он стоял на утренней и вечерней молитве. Неизвестно, последствие ли это запоя, или новое испытание Божье, – только памятуя благодеяние Преподобного Тихона, крестьянин Сержантов в 1881 году опять был в Тихоновой пустыни, снова молился угоднику Божию, Тихону, и еще раз погружался во св. колодец его и, по милости и ходатайству этого дивного чудотворца, головная боль у него прекратилась совершенно. Значительно ослабели при этом и припадки грыжи, от времени до времени стали повторяться они все реже и реже и каждый раз уже были не так болезненны, как прежде.

157

1886 года, в марте месяце, жену коллежского асессора Александровскую поразил удар, вследствие которого она очень ослабела. Лучшие и опытнейшие доктора в Москве признали совершенно невозможным ее выздоровление и отказались врачевать ее; больная ожидала уже смерти. В это время она услышала о чудесных исцелениях, получаемых, страждущими по молитвам Преподобного Тихона, Калужского чудотворца, и в твердой надежде на предстательство сего скорого и теплого заступника, обратилась она с слезною молитвою к нему, испрашивая его ходатайства пред престолом Божиим. Чрез несколько времени больная Александровская пожелала особороваться: желание ее было исполнено. При совершении над нею сего священного Таинства, она усердно молилась, взывая в своих молитвах о помощи к Преподобному Тихону. В ночь после соборованья видит больная во сне, что в ее комнату входит монах в мантии. Узнавши в этом монахе Преподобного Тихона, больная начала усердно молиться угоднику Божию, и Преподобный, подошедши к ее постели, строго посмотрел на нее, благословил ее и удалился. По словам домашних, в эту ночь больная спала особенно крепко и спокойно; проснувшись, она почувствовала себя гораздо бодрее, – с этого момента началось ее выздоровление; в настоящее время, благодаря Бога, и целителя человеческих недугов Преподобного Тихона, Александровская пользуется полным здоровьем, не переставая возносить благодарные молитвы небесному своему врачу и благодетелю.

158

Елецкий мещанин, Семен Родионов Курносов, в течении шестнадцати лет страдал золотухой; болезнь эта в такое время совершенно изнурила Курносова; тело его настолько ослабело, что по временам он не мог даже двинуть языком. В таком состоянии больной находился один год и полтора месяца. Обращался он ко многим докторам Елецким, ездил в г. Киев и там пользовался докторскими советами; но медицинские пособия не принесли никакой пользы. Утратив всякое доверие к докторам и потеряв надежду на их лекарства, больной отправился в Оптину пустынь за советом к благочестивому старцу, о. Амвросию, который благословил его на путь в Тихонову пустынь и советовал поусерднее помолиться Преподобному Тихону, Калужскому чудотворцу и искупаться в его св. колодце. Следуя совету пречестного старца, больной отправился в Тихонову пустынь, и прибыл в оную, 14 нюня 1885 года. По приезде в обитель, Курносов усердно помолился у гробницы Преподобного Тихона и отправился на св. источник. «После купания в этом источнике», говорит Курносов, «я почувствовал большое облегчение: уже не было той острой боли в членах, какую я испытывал на пути в Тихонову пустынь, но язык мой действовал еще очень плохо». Пробыв в пустыни два дня, Курносов купался во св. источнике два риза в день; купание приносило видимую пользу; он стал говорить и двигаться гораздо свободнее и бодрее. Возвратившись затем в свой родной город Елец, Курносов совершенно поправился, от золотухи не осталось и следов. По выздоровлении, он счел первым нравственным долгом сообщить насельникам Тихоновой пустыни о полученной им милости Божьей по ходатайству Преподобного Тихона, Калужского чудотворца: да святится имя дивного, во святых своих Господа, и да прославляется присный заступник и теплый молитвенник за всех недужных Преподобный, угодник Божий Тихон!

159

Бывает в жизни много случаев, когда терпят несчастье люди без всякой по видимому вины, не виноват бывает, ни сам потерпевший, ни родители его, но да явятся дела Божии на нем. Об одном из таких случаев и свидетельствует, настоящий рассказ. Пострадал полуторалетний ребенок Алексей – сын одного Дорогобужского мещанина Кушнерева. Лежал этот ребенок в колыбели; вдруг колыбель упала на пол, железный крюк, вбитый в потолок, и кольцо, на котором висела колыбель, упали и повредили ребенку плечо и шею. Родители Алексея обратились за помощью к бабке, которая, пролечив больного полтора месяца, залечила ушибы; месяцев девять после этого ребенок был совершенно здоров; родители успокоились: они были уверены, что Бог пронес беду мимо. Оказалось не то: у ребенка опять заболевали ушибленные при падении колыбели места; к этому же присоединились и гораздо более тяжкие страдания. Ребенок был в состоянии полудремоты, глаза его постоянно были открыты, ребенок не понимал ровно ничего; в таком состоянии он находился недели две, так что родители его начали уже опасаться за его рассудок. Однажды мать его читала книгу о чудесах Преподобного Тихона; чтение о разнообразных исцелениях, совершенных по молитвам сего св. угодника, навело мать, скорбящую о несчастии своего сына, на мысль прибегнуть с молитвою к угоднику Божию об исцелении сына Алексея от увечья и слабоумия. Ни мало не медля, отправилась она к соседям своим, которые были в обители Преподобного Тихона и имели масло из лампады от гробницы его и частицы от дуба, в котором Преподобный молился. Сострадательные соседи дали матери этих священных лекарств Теплая вера в помощь Божию и усердная молитва Преподобному Тихону составляют живительную силу в этих лекарствах. Когда мать дала своему больному сыну испить воды, спущенной с частицы дуба, а маслом от лампады Преподобного вымазала все больные места на его теле, ребенок выздоровел: не осталось решительно ничего, чтобы даже напоминало об его болезни. Так явились дела Божии над невинным ребенком, исторгнувшие из сердец родителей его слова благодарения к милосердому Богу и скорому предстателю пред престолом Его – Преподобному Тихону. Родители исцеленного, дорогобужские мещане, Алексей Яковлев и Елена Иванова Кушнеревы поспешили в обитель препод. Тихона, чтобы возблагодарить дивного во святых своих Господа, излившего на них Свои великие и богатые милости.

160

Крестьянин Юхновского уезда, Смоленской губернии, Рубихинской волости, деревни Карцева, Федор Евтихиев Зуев в письме своем к духовнику Тихоновой пустыни, иеромонаху Тихону, рассказывает о себе следующее. В последних числах сентября 1884 года я находился служащим при постройке Вильно-Ровенской железной дороги, у меня заболела нога, по определению докторов, острым воспалением надкостной плевы. В течении двух месяцев я лечился от этой болезни в железнодорожной больнице, но болезнь нисколько не поддавалась лечению, напротив, она усиливалась с каждым днем и дошла до того, что в течение последних девяти суток я не мог пошевелить ногой и заснуть хотя бы на один час. Не видя пользы от лечения, я решился отправиться домой в свое семейство; и здесь более двух недель меня пользовали, так называемыми, домашними средствами, но также без всякого, успеха, я чувствовал себя все хуже и хуже и счел за лучшее снова прибегнуть к медицинскому пособию. Отправившись в местную земскую больницу, я пролежал там, около месяца, но вместо облегчения получил здесь лишь большую скорбь: доктор объявил мне, что болезнь моя не излечима. В больнице ежедневно навещала меня жена моя и, услышав от меня приговор врача о неизлечимости моей болезни, сказала мне, что знакомые наши советуют мне обратиться за помощью не к медикам, оказывающимся бессильными в борьбе с моею болезнью, а в обитель Преподобного Тихона, Калужского чудотворца. Куда я и решился прибегнуть в своей крайности. В последних числах февраля 1885 года, несмотря на свое изнеможение, почти лишавшее меня возможности двинуться с места, я все-таки, в сопровождении жены своей, поехал к Преподобному Тихону, здесь, по благословению духовного старца, исповедовался, причастился св. Христовых тайн и особоровался. Затем, отслужив молебен у раки Преподобного, мы кое-как, с неимоверным трудом, доехали до св. колодца, где я и сподобился искупаться. Зимнее время, ледяная почти вода, при нестерпимой боли в ноге, представляли мне это купание почти невозможным и, так сказать, заранее я чувствовал себя замерзающим; но, тем не менее, какое- то неодолимое желание влекло меня в купальню. Погрузившись в воду, я, однако же, тотчас ощутил в себе сладостную теплоту и живительную бодрость, так что из купальни вышел уже без сторонней помощи, и с тех пор боль в ноге настолько ослабела, что я мог ходить, хотя и не вполне еще свободно. Четверо суток затем пробыли мы в обители Преподобного. Каждый день мы могли присутствовать при службах церковных и, наконец, запасшись св. водой и маслом из лампады над ракою Преподобного Тихона, отправились домой, где не употребляем уже никаких других лекарств, кроме привезенного с собою от Преподобного Чудотворца масла и воды. Пользуясь этими благодатными средствами, я в тоже время ежедневно молился Преподобному, читал акафист ему и дал обет, как только окончательно восстановятся силы, еще раз побывать в Тихоновой обители, что Господь и помог мне исполнить в марте месяце. В мае того же года я отправился в г. Уфу на постройку железнодорожного моста чрез реку Белую. Работая здесь в качестве казенного десятника, я вынужден был нередко и подолгу стоять в воде, отчего болезнь моя снова поразила меня. Как и в первый раз, нога моя разболелась до того, что нигде не мог я найти

себе покоя, мучился, можно сказать, день и ночь; и употребляемые мною лекарства по прежнему не имели никакого влияния на ослабление моих страданий; я решился опять отправиться к небесному целителю и помощнику – в обитель Преподобного Тихона. Чудное дело! Едва я выехал из Уфы, как уже на второй день почувствовал значительное облегчение. Побыв затем на родине, я прибыл в обитель Преподобного Тихона; отслужив пред ракою его молебен, искупался в его св. колодце, и через два дня почувствовал себя совершенно уже здоровым. С радостью и бесконечной благодарностью к Великому Чудотворцу возвратился я, сперва домой, а потом и в Уфу на работы, и с тех пор доныне болезнь моя более не возобновлялась.

Да будет благословенно имя дивного, во святых своих Господа отныне и до века, и да не оскудеет к нам молитвенное заступление и благодатная помощь Великого Угодника Христова Тихона, Калужского чудотворца, в роды и роды!

В заключение этого небольшого собрания сведений о чудесных действиях Преподобного, должно присовокупить, что повествовать о всех явлениях и чудесных исцелениях его невозможно, не потому только, что оные многочисленны, но особенно потому, что если писать обо всех, то необходимо быть наблюдателю и при гробе Преподобного, и при дубе, в коем жил угодник Божий, и при колодце, ископанном его руками для утомления жажды своей, и, наконец, в домах всех поклонников его; ибо много и очень много подается исцелению:

1 и от воды, которую не в малом количестве берут в дома, употребляя оную при всех требующих помощи случаях;

2 и от масла, также разбираемого в дома,

3 и от частиц дуба, и, наконец,

4 от одного призывания имени Преподобного.

За всем этим очевидно проследить невозможно, а потому необходимо повествуем только о более, достоверных и известных нам. Но и сих сказаний, надеемся, достаточно для удовлетворения ревнителей о славе Преподобного отца, Тихона чудотворца, скорого и верного помощника во всех нуждах скорбящим и твердо надеющимся на его помощь.

* * *

3

См. Описание основанного сим Пр. Тихоном Николаевского Луховского монастыря. Москва. 1836 года.

4

Может быть за вепрями, – от них, надобно полагать, получила свое название и самая речка Вепрейка, на которой вселился Преподобный.

5

Здесь она наименована очевидно для краткости, ибо речка, на которой изначала стоит Тихонова пустынь, принадлежит к бассейну реки Оки, впадая в Угру недалеко от впадения сей последней в Оку.

6

Достоверность этого указания подтверждается между прочим тем – что в синодике насчитывается от преподобного Тихона, скончавшегося в 1492 году, до игумена Герасима, управлявшего обителью после Литовского разорения (1627–1630 годов), семь настоятелей Игуменского сана; следовательно на каждого приходится не более, как по 16 лет управления обителью, а всем нет ничего несообразного с возможностью. Также см. о Преп. Тихоне: в словаре Историч. о Святых, прославленных с Росс. Церкви и о некоторых подвижниках благочестия, местно чтимых. Сиб. 1836 г. in. 80. На стр. Читаем: «в рукописных святцах читаем: Преподобный Тихон, начальник монастыря, иже на реке Оке, преставился в лето 7000 (1492) г…. Из источ. Русской Агиографии Н. П. Барсукова, изд. Императорского Общ. Люб. Древн. Письменности, Спб. 1882 г. 80. Стр. 560, узнаем, что Тихон, Преподобный Медынский 1492г., память 16 июня, основатель Медынской пустыни в 15 вест от Гор. Медыни, Калуж. Губ. Мощи его почивают под спудом в основанной им пустыни (Сергий, 2, 161). В «Иконописном подлиннике», под 10 апреля: «Преподобный Отец наш Тихон, начальник монастыря Богородицына, иже на Калуге, подобием надседе, брада яко Власиева, ризы преподобнические, и в схиме» (Филимонов, стр. 51), и в Св. Руси. Состав Архим. Леонид, изд. Графа С. Д. Шереметьева, Спб. 1891 г. 80, стр. 154 и 155. 161. Ранее этого о Преподобном тихоне были помещены следующие сведения именно статья Д-ра Богословия С. К. Смирнова, напеч. В Душеполезном чтении 1887 г. № 10, стр. 161–166, в чтен. Императорского Общ. Истор. И Древн. Росс. 1887 г. кн. И. М. 1888 г. in. 80. На 339. Некоторые писатели смешивают год преставления пр. Тихона Калужского с годом преставления пр. Тихона Калужского с годом преставления пр. Тихона Луховского; но последний скончался не в 1492, как означил автор Исторического словаря о Святых Российской церкви, а в 1503 году, как показано в древнем его житии, хранящемся в основанной им Николаевской Луховской пустыни (Костромской Епархии). См. описание сей пустыни. Москва. 1836 г.

7

О Преподобном Никифоре не сохранилось никаких известий; я слышал от старожилов, что до большого Калужского пожара, в городских!» церквах были древние иконы с изображениями пр. Пафнутия Боровского, Тихона Калужского и Никифора ученика его, но есть ли где; ныне таковые иконы, утвердительно сказать не могу. Не был ли пр. Никифор основателем Спасской пустыни, что на устье: Угры, упраздненной в 1764 году и находящейся не в дальнем расстоянии от Тихоновой обители (ныне село Спас – Сгомони)? Из Источн. Русской Агиографии. Состав. Н. Барсуковым Спб. 1882 г. ст. 8-й стр. 397 показано: Никифор, ученик Св. Тихона Медынского. Упоминается в книге глаголемой: описание о Российских Святых (Моск. Дух. Акад. № 209) не канонизован (Сергий, 3, пр. 3. стр. 66).

Святая Русь или сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси (до 18 века) обще и местно чтимых изложены в таблицах, с картою России и планом киевских пещер. Справочная книжка по русской агиографии. Состав, архим. Леонид. Изд. графа С. Д. Шереметева. Спб. 1891 г., in 8°, стр. 154 и 155, § 601. Тихон Преп. Калужский (прежде Медынский), основатель Тихоновой пустыни в 20-ти верстах от Калуги на р. Векрейки, † в нач. 16 в. Во Вкладной Книге монастыря в 1580 г. он уже именуется Преподобным. Вероятно, местное празднование ему установлено в 1589 г. – Память июля 16 (день тезоименитства). Мощи под спудом в Соборном храме обители Тихоновой пустыни. Древнего жития нет, как ровно и особой службы. Есть полная служба новейшего письма. – На стр. 154, § 602: Никифор преп., иже быть ученик Преп. Тихона (книга гл. Описания Росс. Святых, № 423) изображается на иконе Калужских Святых, † 16 века. День памяти и место погребения – неизвестны.

8

Из них особой благодарной памяти заслуживает отец Алексий Чуносов. Он – из дворян, получил воспитание в 1 Московском кадетском корпусе, служил в артиллерии поручиком: по выходе в отставку, пожив довольное время в братстве Тихоновой пустыни, в 1852 году перешел, по благословной вине, в Площанскую пустынь (Орлов. Епархии), где и пострижен, с наречением Авраамием; отсюда в 1859 году, ища вящщего безмолвия, удалился на святую Афонскую гору, где поселился в Ксенофонтеком скиту, и там 17 Сентября 1860 года окончил дни свои, будучи переименован. в схиме Арсением.

9

См. Преподобный Тихон основатель Тихоновой Пустыни, Калужский Чудотворец. Калуга. 1890 г. in 80 231 стр., а также новые свидетельства о благодатных знамениях Преподобного Тихона, Калужского Чудотворца, явленных им страждущему человечеству в последнее время. Калуга. 1889 г. in 80 32 стр.

10

Подлинность всех настоящих заявлений официально исследована Епархиальным Начальством и документально подтверждается свидетелями – самовидцами описанных здесь событий. Примеч. издателя.

11

А. Н. Лядов, купец, торгующий лесом. Участие его в болезни означенной женщины объясняется тем, что она первоначально заболела, будучи на работе вместе с другими при нагрузке на одной из пристаней реки Угры принадлежащего сему купцу леса.

12

Этот колодезь выкопан самим Преподобным. расстоянием от обители версты на две; в настоящее время над ним устроена довольно красивая часовня, внутри расписанная стенным иконописанием, снаружи окрашена, над нею устроена глава, вызвезденная по голубому фону кроном; в колодезь же вместо сруба стены устроены каменные, и при нем купальня для нуждающихся.

13

До сего времени фамилия эта никому не была известна.

14

Деньги, собранные ею от подаяния.

15

Поступил он в обитель на 40 году жизни своей в 1865 году марта 1-го дня.

16

Это было с ним в г. Тарусе, где он состоял на гражданской службе и, уволившись за болезнью, жил в доме купца И. Г. Жданова.

17

Селение их отстоит от обители в 40 верстах.

18

Достойно однако же внимания и удивления то, что это дитя, спасенное от смерти при падении с такой высоты, в последствии времени, через несколько месяцев, сгорало странными. образом; при чем и г. Козловская, чрезмерно испугавшаяся, утушая огонь, обхвативший платье дочери, едва и сама не сгорела; нечаянно явилась сторонняя помощь и спасла г. Козловскую. Дочь стояла у топившейся в доме печи в легком одеянии, которое быстро воспламенилось от огня, вероятно г. Козловская не сохранила прежнего спокойствия духа; но и то чудо, что самой ей во время явилась неожиданная помощь. Но здесь нужно сказать: с премудрым умирает юный, да не лесть прельстит его сердце, или злоба изменит его разум.

19

Рассказ этот записан большею частью со слов этой старушки, ибо Марфа по выздоровлении, рассказывала ей всю жизнь свою; только, некоторые обстоятельства, особенные, записаны со слов самой Марфы ее духовником о. Парфирием.

20

Мать ныне жива, а отец умер.

21

Поводом к этому, надо полагать, было то, что его односелец был в монастыре и хаживал иногда на родину, где занимался с одним только Николаем, а после исцеления его сестры от падучей болезни в Осташкове, в обители Преподобного Нила.

22

Мать имела прежде Николая детей, но все они, не доживая года, умирали, почему она молилась Матери Божией, о даровании ей детища; Николай родился и взрос, и мать видела в нем плод своей молитвы; а потому никак не могла или не соглашалась расстаться с ним.

23

Монастырь Праведного Лаврентия есть место летнего пребывания преосвященного и состоит потому в непосредственном видении его; вследствие чего всегдашний распорядитель в оном эконом.

24

Уездный Малоярославецкий предводитель дворянства и уже не первый выбор проходящий эту должность.

25

Г. Илларионов и семейные его, по близкому отстоянию жительства своего от Обители Преподобного (30 вер.), не упускают свободного времени побывать в оной для поклонения мощам.

26

Из акафиста. Икос 12, Кондак 8 и Икос 9.

27

Кондак и Икос 5-й

28

Над ракой мощей Преподобного висит сребропозлащенная красивая на таковых же цепочках лампада о трех стаканчиках, с крестом посредине и с изображением на нем распятого Господа. Это дар г. Сухотина.

29

Заявление о. Павловского было прислано к о. архимандриту Тихоновой пустыни при следующем письме: «ваше высокопреподобие, всечестнейший батюшка, отец архимандрит Моисей! Прилагая при сем заявление о чудесном исцелении недвижимого сына моего Павла, совершившемся 16 числа сего 1881 года, я беру смелость принести вашему высокопреподобию нижайшую и всепокорнейшую мою благодарность за великие святые молитвы ваши и за преподобнические молитвы всечестнейшей братии святой обители вашей, по которым Бог, через великого угодника Своего, Преподобного Тихона, изливает многие милости на приходящих к нему в обитель вашу и творит дивные чудеса и исцеления людям, ищущим помощи его.

«Осените, преподобнейший батюшка и усердный молитвенник Божий, вашим святым заочно благословением меня недостойного и грешного, чудесно – исцеленного сына Павла и его семейство, заочно с благоговением лобызающих вашу священную руку. Вашего высокопреподобия, милостивейшего отца, честь имею быть покорнейший слуга и облагодетельствованный усердный молитвенник Боровской Спасской церкви священник Никифор Павловский». (См. стр. 1–8 сказания о чудесных исцелениях, совершившихся в последнее время в пустынной обители Преподобного Тихона, Калужского чудотворца. Калуга. 1881 г. in 80).

1

Никакой грех, пишет св. Иоанн Златоуст, Бога не раздражает так, как раскол; хотя бы и бесчисленные добрые дела раскольники делали, но ничего не пользует. Не меньшие казни раскольники воспримут, как и те которые Христа распинали. Ни кровь мученичества греха, раскола загладить не может. См. Толкование на 14 послан. Св. Апостола Павла, гл. 4, послание к Евфесям. Беседа 2. Киевское издание 1623 года.

2

2 См. Историч. Описание Москов. Ставропигиального Донского монастыря, состав. И. Е. Забелин. М. 1865 г. in 8о стр. 13, 14 и 64, а также описание документов и бумаг, хранящихся в Московском Архиве Мин. Юстиции, кн. I, Спб. 1869 г. in 8о, стр. 119 и 120, где показано и читаем: Малоярославец. § 1225. 7197 (1688) г. ноября. Подлинная межевая книга приписной к Донскому монастырю вотчинной земли Тихоновой пустыни в Товарковском стане, межевания стольника Степана Федоровича Юшкова и подьячего Егора Извекова. К. 10330, л. 135–143. Копии с нее: к. 920, л. 62 об-70 и к. 921, л. 29–37. § 1228. 7202 (1693) года, 11 Октября. Подлинная межевая книга вотчинной земли Тихоновой пустыни, приписанной к Донскому монастырю, в селе Товаркове (Товарковского стана) межевания стольника Петра Петровича Жадовского и подьячего Леонтия Антипина. К. 10330, л. 130–134. Копии с нее: К. 920, л. 57–62 и К. 921, л. 24–28.

30

Схиеромонах Амвросий – уважаемый старец в скиту при Козельской Оптиной пустыни.


Источник: Москва "Русская" типолитография, Тверская, д. Гинцбург 1892 г.

Комментарии для сайта Cackle