архимандрит Леонид (Кавелин)

Историческое обозрение обители

По событиям и переменам, замечаемым во внешней и внутренней жизни сей обители, историческое обозрение её может быть разделено на два отдела или периода: первый от основания обители в исходе XVI столетия до её упразднения в 1764 году, а второй от восстановления обители в 1776 году до настоящего времени.

Период первый

От основания обители до её упразднения во второй половине прошедшего столетия (1585–1764).

Белевская Жабынская Введенская пустынь построена по жалованной грамоте Государя Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича всея России Самодержца, данной старцу Онуфрию в 7093 (1585) году, за скрепою Белевских писцов, Никиты Григорьевича Раевского с товарищи. А в этой грамоте написано: „Государевы Царевы и великого князя Белевских дворцовых сел писцы Никита Григорьевич Ржевский с, товарищи, и дали старцу Анофрию Жабынское городище под монастырь в Карманьи, а стоить то городище на Дворцовой земли. Да к тому же городищу придали пашни в деревне Кузнецовой, да в деревни Упашинской, да Волошковой, да в деревне Селиховской, которая земля у них осталася за мерою: три десятины в поле, а в дву потому ж; да лугу против села Сныхова в болоте лужок церковной села Сныхова же полторы десятины, сена ставится пятдесять копен. Да ему же дан бор на свечи и на ладан, а черной ему лес сечи на монастырское строение и на дрова про монастырский обиход, а не на продажу,– деревни Кузнецова, да деревни Пашонские, да деревни Селиховские, со крестьяны вместе. А старцу Анофрию на том городище храм воздвигнуть Введения Пресвятые Богородицы и монастырь строить“. К сей выписке Никита Григорьевич Ржевской печать свою приложил и приписал Михаила Степанова“1.

Долго ли простояла основанная старцем Анофрием обитель, утвердительно сказать не можем, но свидетельства XVIII столетия, о возрождении сей обители священноиноком Макарием в начале XVII столетия, дают подразумевать, что обитель сия подверглась разорению в одно из неприятельских нашествий, театром которых часто была Белевская Украина, потерпевшая много от наездов Крымских Татар в XVI, особенно же в самом начале XVII столетия от поляков, в так называемое литовское разорение. Крымские набеги больше и малые случались почти ежегодно. А из литовских нашествий более известны: 1) 1607 года были битв с шайками Самозванца в Белевском уезде на реке Вырке. Царскими войсками предводительствовали Иван Никитич Романов, Михаил Нагой и Князь Мезецкой. Битва продолжалась целые сутки; мятежники были разбиты на голову2.

2) В 1613 году в июле месяце литовцы , сожгли Белевский острог. Воевода Белевский, Князь Семен Григорьевич Гагарин доносил Государю: „Белевский острог взяли, а он с дворяными и с детьми боярскими отсиделись , в городе.3

3) В 1615 году Лисовский грабил Белевский уезд, разорил Белев и, преследуемый нашими войсками, удалился в Перемышли. Белевские вoеводы Князь Михаил Борисович Долгоруков и Петр Никитич Бунаков бежали тогда из Белева. 4

По сказанному выше, надобно предполагать, что и Жабынская пустынь, была разорена в одно из этих нашествий и всего вероятнее в последнее, ибо известно, что Лисовский, от Белева направился к Лихвину, от коего был отражен храбрым воеводою этого города. Феодором Степановичем Стрешневым, а отсюда уже повернул к Перемышлю. Жабынская пустынь находилась по сему на пути следования его шаек и, по всем вероятиям, испытала одинаковую участь со своими родным городом, то есть, была разорена или сожжена без остатку5. Восстановителем обители после литовского разорения является священноинок Макарий, который по святости своей жизни не только в устных преданиях, но и в письменных памятниках местных и общих 6 именуется „преподобным отцем Макарием Белевским Чудотворцем“. В древнем Синодике сей обители записано о нем следующее известие: „Синодик Владычицы Пречистые Богородицы честного и славного её Введения и преподобного отца нашего Макария Белевского чудотворца, иже на Жабынце кладези жившего, и чрез многия лета в чудесех и до ныне сияющего, от града Белева расстоянием яко пять поприщ, в терпении иночески плотию стражда, мраз, зной, во алчбе и жажде претерпе, монастырь возгради, братию собра, поживе ж в терпении своем лета довольна, врага человекоубийцу диавола под нозе свои покори, преставися в лето мироздания 7131 (1623) году7, погребен учениками своими, в своем от него созданнем монастыре месяца Ианнуариа 22 дня. Да всяк правоверный прочитав прибегает қ цельбоносному гробу его, получить исцеление, якоже изъявися в чудесех его“.

Вот все, или почти все, что осталось во известие o благочестивом обновителе Жабынской цустыни, в воссозданной и прославленной его жизнию обители. Время и внешние неблагоприятные обстоятельства, особенно же совершенное запустение обители в конце того же. XVI столетия, были причиною, что если не изгладилась вовсе память о блаженном старце, за то и не сохранилось определенного известия о месте его погребения, кроме того, что мощи его почивают – под спүдомъ, в построенном им монастыре8.

Предание монастырское говорит, что могила о. Макария находится в Никольской церкви, добавляя к сему, что во время построения этой церкви (на месте древней деревянной) в 1816 году, при рытье рвов для бута найден был сохранившийся целым гроб его и был паки честно опущен в землю, под алтарем новосозданного храма. Как бы ни было, но известно, что память сего – подвижника благочестия свято чтилась в воссозданной им обители и после обновления её в начале XVII столетия (см. ниже), причем и самая обитель, продолжала именоваться Макарьевскою. Ныне, же в день преставления блаженного старца (22 Января) правится по нем соборная паннихида и также нередко по просьбе богомольцев, посещающих сию обитель, возглашается « вечная память“ – на месте прославленном его подвигами. Вода, җе кладезя Жабынца, близ которого о. Макарий поживе в терпении лета довольна, иночески. плотию стражда, мраз, зной. во алчбе и жажде претерпе“, почитается в народе целительною от всяких недугов, в особенности же от глазных болезней, что подтверждается многими сказаниями местных жителей и приходящих богомольцев.

Из настоятелей, управлявших сею обителью в XVII столетии после о. Макария известен только один строитель Герасим, который, как видно из актов XVIII столетия, подавал челобитную на Михаила, Киреевского и на братьев его « в разорении сей пустыни“, но в чем именно, состояло это разорение и какие были поводы сего, остается неизвестными. А к концу того же XVII столетия, попущением Божиим, возобновленная блаженным Макарием обитель запустела вовсе. Об этом событии сохранилось краткое известие, в одном из актов, последующего столетия (1717 года): „В прошлых же годех, изволением Божиим, оный монастырь запустел и живущие в том монастыре монахи разбрелись по разным , обителям и остался того запустелого монастыря у церкви токмо один белый поп“. Сколько времени продолжалось это запустение неизвестно; но в 1707 году, как сказано в том же акте, по указу Великого Государя Царя Петра Алексеевича, за благословением преосвященного митрополита Илариона Сарского и Подонского, оный монастырь паки обновился, и начали в нем вновь жить самые неимущие монахи, числом всех братов 23 человека, да трудников 10 человек, и кормятся трудом своим и подаянием, и Государева хлебного и денежного жалованья не определено, токмо что от благолюбивых людей подаяния и строение чинят и сами, питаются“. Для обновле

ния неимущей, в Белевском уезде построенной в Государеве большом бортном лесу, Жабынской пустыни преосвященный Иларион назначил бывшего ризничего своего архиерейского дома иеромонаха Тихона с возведением его в сан игумена. Он вполне оправдал доверие своего архипастыря и с усердием и любовию трудился

над обновлением и украшением обители, в которой, как надобно заключать, полагал и начало иноческой жизни. В 1710 он завел вкладную книгу „на строение каменные церкви и на церковную утварь и на прочия монастырския потребы, и брати на пищу и одежду, кто что ради своего многолетнего здравия и душевного спасения, такожде и в блаженном успении поминовения родителей своих от иждивения своего пожаловал, и то значит ниже сего“.

Из этой книги видно, что в судьбах обители приняли тогда деятельное участие „всяких чинов люди“. Во главе жертвователей стоит 1) преосвященный Илларион митрополит Сарский и Подонский 1703–1711, который пожаловал в сию пустынь для душевного своего спасения и поминовения родителей своих“ двое риз с принадлежностями: а) ризы байберека малиновый с травами золотными и серебряными, оплечья щиты по бархату черному с золотом и серебром, подольник

атласный красный, обложен кружевом серебряным кованым, крест и звезда из кружева серебряного с золотом, звезда–бархат рытый на золоте. б) Ризы камчатные дымчатые, оплечья штоф таусинный, двуличный с травочками золотными, крест и звезда того же штофу, подольник камчатный вишневый чешуйчатый; две епатраҳили: рытого бархата на золоте, да байберековая алая. Поручи рытого бархата на золоте и серебре с 16-ю серебряными пуговицами. Воздухи штора белого с золотыми травками, набедренник камчатный светловасильковый, средина вышита во рубку золотом и шелком зеленым, книгу о Священстве, пятьдесят рублей денег, коня серого ценою в 10 рублев, служебник – переплетенный на двое в красном сафьяне, по обрезу золотом, книгу седмичный акафист Киевской печати, в переплете, по обрезу золотом. 2) Преемник преосвященного Иллариона епископ Фводосий (из князей Вадбольских) (1711–1712) также пожертвовал ризы атласные желтые, Оплечья – атлас полосатый, денег. 20 рублев, ҳлеба 20 четвертей ржи. 3) Преосвященный Авраам епископ Иркутский и Нерчинский денег рубль.

Примеру Крутицких архипастырей в пособии обновленной обители поревновали и многие духовные власти их обширной епархии. Во вкладной описи находим следующия имена: 4) Архимандрит Орловского Успенского монастыря Евфимий дал денег 100 рублев, да книги месячные Минеи во весь год выходу 1695 года, в переплете красном кожаном. 5) Болховского Оптина монастыря архимандрит Сергий денег пять рублев, сосуды оловянные церковные, да построил в монастыре келлию ценою в 50 рублев 9, литон под антиминс шелковый полосаты сырцовый. 6) Белевского Спасо-Преображенского монастыря архимандрит Иов (из дворян Марковых) ризы объяриновые таусинные, оплечья штофа алаго с травочками золотными, обложены плетешком золотным, крест и звезда того же штофу, подольник дороги полосатые. Да к ризам епитрахиль и поручи. 7) Того же монастыря архимандрит Глеб дал пять рублев, две лошади, да подсвечники оловянные с щипцами. 8) Дому Крутицкого архиерея казначей иеродиакон Сергий ризы изуфрены крапивные, оплечья камчатные зеленые; стихарь камчатый таусинный, оплечья штофу алого, травки золотные, три книги, в том числе православное исповедание“ и молитвенник. 9) Того же дому ризничий иеродиакон Арсений, 10 рублев. 10) Того ке дому иеродиакон Андреян полтину. 11) Того же дому, протодиакон Иосиф Васильев гривну. 12) Преосвященного Илариона митрополита келейный Самойла Дмитриев сосуды серебрянные, денег пять рублев, коня серого, ценою в пять рублев. 13) Келейные же: Асексей Афанасьевь сын Новгородов пять рублев; Евдоким. Дмитриев десять рублев с полтиною. 14) Монах постриженник Жабынской пустыни Варлаам Воейков ризы штофные алые, травки и золотные, оплечья штофные же малиновые с травками золотными и серебряными, стихарь камчатный сахарного цвета, оплечье штофное алое – с, травками золотными. 15) Петровского Высокого монастыря архимандрит Леонид десять рублев.

Далее следують вклады настоятелей некоторых Московских монастырей: 16) Знаменского монастыря, что в Москве, архимандрит Алексий рубль. 17) Савина монастыря архимандрит Сильвестр рубль. 18) Спаса нового монастыря чернец Моисей рубль. 19) Макариева монастыря Желтоводского архимандрит Филарет Тихомиров полтора рубля. Двух монастырей Крутицкой же епархии: 20) Гремячего монастыря (Лихвинского)

игумен Леонид 8 алтын 2 деньги; 21) Дорлошанского (Мецовского) монастыря игумен Арсений 16 алтын 4 деньги; иеродиакон Лука гривну. 22) Курского Знаменского монастыря (Белгородской епархии) архимандрит Александр рубль. 23) Курского Знаменского монастыря иеромонах Михаил, что ныне в том монастыре архимандрит, 16 алтынь 4 деньги. 24) Того же монастыря монах Вениамин 16 алтын 4 деньги. 25) Того же монастыря иеромонах Ларон 16 алтын 4 деньги10.

26) Жабынского монастыря казначей Николай 27) Того же монастыря постриженник монах Сергий Бирюк 20 рублев денег, котел медный цена 10 рублев, ендова медная ж, мерин чал цена 5 рублев, шуба баранья покрыта сукном зеленым ветха, полукафтанье китайчатое, книга „ключ разумения“ на польском языке, да еще ж денег 20 рублев.

Бояре ближние и дальние усердствовали обновленной обители вещами, хлебом и деньгами так во клад. книге записано, что: 1) Окольничий: Никита Иванович Акинфиев пожертвовал образ преподобного Белевского чудотворца в окладе серебряном в киоте писанном красками, на створах образа архангелов Михаила и Гавриила. 2) Иван Иванович Стрешнев рубль денег, три чети ржи. 3) Полковник Иван Лукич Воейков денег пять рублев. 4) Олонецкого драгунского полка Полковник Юрий Феодорович Тесли 1) рублев. 5) Подполковник Князь Иван Княжь Матвеев сын Вяземский с 1713 года всякого хлеба по шести четей на год. 6) Стольник Андрей Никифоров сын Юшков с 1710 года по вся годы ржи по пяти четвертей на год, по галенку церковного вина, по два фунта ладону, муки пшеничной по осьмине на просфоры, круп гречневых потому ж, да пять рублев денег . Майор. Андрей Семеновичи сын Воейков ризы объяринные рудожелтые, оплечья штофные по белой земле травки шелковые, наподольник камчатный вишневый. 8) Александр Сомов денег: 15 рублев. 9) Стольник Иван Аверкиев сын Опухтин денег пять рублев, 12 четей ржи, четверть пшена, 2 пуда масла коровьего, пуд, меду.10)Стольник Василий Высоцкий 2 рубля. 11) Стольник Ефим Панкратьев сын Зыбин денег 5 рублев.12) Михаил Астафьев сын Зыбин денег при рубля, всякого запасу 30 четей. 13) Столиник Демид. Алексеев сын. Ладыженский всяких запасов 15 четей. 14) Андрей и Артемий Романовы дети Бунины от хлебных запасов многое число, а Артемий стихарь камчатный красный, улей пчел. 15) Михаило Петрова сын Зuновьев десять четей. 16) Татьяна Степановна дочь Стольника Петрова жена Иванова сына Воейкова всякого хлеба 10 четей. 17) Петр Фомин сын Кривцев мерина пегова ценою в 10 рублев, ржи 10 четей, осмину овса. 18) Андрей Михайлов сын Кирьев 10 четей ржи, 5 четей овса, 2 ведра масла, да по вся годы по 2 чети муки пшеничной, по чети гороху, по чети пшена, конопель потомуҗ 19) Дмитрий Сергеев сын Шетнев коня гнеда, ценою в 10 рублев. 20) Московской канцелярии Коммисар Кирил Чичерин 3 рубли. 21) Григорий Комынин 2 рубли. 22) Борис. Дмитриев сын Сухочев, что ныне в иноках Боголюп, коня чала ценою в 21 рубль, кобылицу ценою в 10 рублев с полтиною, денег, 20 рублев с 1711 года по вся годы хлебных запасов по десяти четей. 23) Белевский купец Николай Иванов сын Курбатов и дочь его Татьяна подали паникадило к Распятию Господню, да еще четверть ладону. 24) Царедворец Иван Афанасьев сын Трубицын с 1726 года всякого хлеба в год по четверти. 25) Кромской помещик Александр. Литвинов с 1726 года всякого хлеба по 3 осмины.

Разных чинов люди тоже жертвовали, кто чем мог: деньгами, хлебом, вещами.

1) Приказу большого Дворца подьячий Василий Воронов полтину. 2) Белевский подьячий Иван – Корнилов большой Арбузов с 1716 года дал – в Жабынскую пустынь денег 18 рублев, прологов новых ценою 5 рубл. 18 алт. и 2 деньи, ризы полотняные ценою рубль, Апостол новый – 1,5 рубля, да всякой дробной посуды на 6 рублей – кроме других вещей. 3) Алексей Зайцев ризы киндячные зеленые, да на стихарь дороги қашанские полосатые. 4) Коломнятин посадский человек Никифор Иванов рубль, ржи, овса, конопли по чети. 5) Орлянин Феодор Тимофеев рубль. 6) Панкратьевской слободы Леонтий Боронной полтину 7) Казенной слободы Василий Лукин сын Куньев пять рублев. 8) Белевец посадский человек Феодор Михайлович гривну. 9) Белевец Антон Савельев десять денег ржи, овса по чети, конопель четверик, 10) Вотчины кравчего Василия Федоровича Салтыкова приказчик Иван Торицын полтора рубля. 11) Вотчины Андрея Ивановича Юшкова приказный Иван Макаров рубль. 12) Алексея Ивановича Нарышкина села Потрусова приказчик Афанасий Турок рубль, 13) Стольника Алексея Романова сына человек рубль. Из торговых людей некоторые пожертвовали богатую утварь, часть которой уцелела и до нашего времени.1) Гостинные сотни Иван Евстафиевич Томилин -а) „Евангелие напрестольное, малая Александрия, верхняя цка медная вызолочена, Спасителев образ и Евангелисты серебряные чеканные вызолочены, на исподней доске средина и наугольники и защепки серебряные вызолочены, оклеен бархатом венецейским. б) Крест, благословящий с мощьми обложен серебром чеканным вызолочен, на кресте ковчег оклеен трипом желтым. в) Хоругви писанные красками. г) Ризы да стихарь камчатные красные, оплечья штофные в травочками золото с серебром, подольники дорогильные полосатые, две евитрахили кращениные выбоичаты, двое поручи бархатные веницейския обложены рецетом таусинным, оларь клечатый желтый, четыре подсвечника жестяных шодставных, да выносных три подсвечника хрустальные, денег полтину. Данило Томилин полтину. 2) Имянитого человека Григорья Димитриевича Строгонова приказной его человек, которой живет в Белеве Илья Прокофьев сын Чудинова, ризы камчатные красные, оплечье штофово зеленое, травки разных цветов, наподольник тафтяный желтый епитрахиль камчатая серогорючий цвет, обложены лентами алыми, крест бархатный красный, орарь кружева кумащетого обложен лентами алыми, пуговки серебряные. Двои воздухи штофовые малиновые с травками шолковыми, обложены тафтою желтою, крест позумента серебряного, пелена камчатная красная, обложена камкою же желтою, да денег десять рублев. 3) Его же приказной человек, который живет в Волхове Михаила Исаков сын Коровин с сыном Григорием денегь три рубля, подризник камчатный рудожелтый, оплечье Камчатное зеленое, наподольник кажовой. 4) Иван Арнаутов қамки травчатой 12 аршин на престол и на жертвенник 20 аршин, на позумент и на подкладку пять рублев.

***

Благодаря такому усердию вкладчиков «всякого чину людей“ о. игумен Тихон в 12 лет (1710–1722) успел- возобновить вверенную ему Обитель по всем . частям, так что к концу его управления в ней уже было три храма: два деревянных: во имя Введения во храм Пресвятые Богородицы Соборный и Никольский на колодезе, и каменный, который был при нем доведен до сводов, и существует поныне. Но одного обновления здания было недостаточно для утверждения обители, которую игумен Тихон по справедливости называл в вкладной книге неимущею, потому что она не имела, подобно другим монастырям, ни крестьян, ни Государева денежного и хлебного жалованья.

Вот почему заботливый игумен при самом своем назначении сюда и испросил покровительствовавшего ему митрополита Илариона, для утверждения вверенной ему обители на будущее время, перенести в нее чудотворный образ Знамеңия Божией Матери из села Озерска (Перемышльского уезда) для того, чтоб обитель могла иметь, содержание: от подаяний усердствующих к сей святыне богомольцев. Но как перенесение сей иконы породило тяжбу между монастырем с одной, а священнослужителями и прихожанами с другой стороны, то заботливый игумен просил преемника митрополита Илариона епископа Феодосия утвердить распоряжение своего предшественника на будущее время нерушимо своею архиерейскою грамотою. В следствие чего преосвященный Феодосий, в 1711 году прислал Жабынской Пустыни грамоту следующего содержания:

„Божиею милостию Преосвященный Феодосий Епископ Сарский и Подонский. В нынешнем 1711 году Мая в 17 день били челом нам нашей епархии Белевского уезду Макариевы пустыни, что на кладязе Жабынце, игумен Тихон с братиею: в прошлом же 1710 году: благословением брата нашего Преосвященного Илариона митрополита и по граммоте в Перемышльском уезде в селе Озерске взять чудотворный образ Пречистые Богоматере Честнато и славного Её Знамения, и принесен в и ону Макариеву пустыню, для того, что за оною Макариевскою пустынею вотчин и никаких угодий нет, живут монахи без стяжания, питаются подаянием Боголюбивых людей, которые прибегают к тому Чудотворному образу и подают на милостыню деньги и хлебные запасы. И им и игумену с братию, кроме того подаяния питаться нечем. И для того образа, оный вышеименованный монастырь и учинен. И нам преосвященному епископу, пожаловати бы их благословити повелети, тому Чудотворному образу в оной Макариевской Жабынской пустыне быть вечно неотъемлемо. И о том дать нашу благословенную граммоту. И аз Божиею милостию Преосвященный Феодосий епископ Сарский и Подонский слушав прежнего брата нашего преосвященного Илариона митрополита указу и Макариевы пустыни, что на кладязе Жабынце, игумена Тихона с братиею челобития указал: тому чудотворному образу Пресвятые Богородицы Честного и Славнаro Её Знамения быть в оной Макариевской Жабынской пустыни неотъемлемо по прежнему. А села Озерска попом с причетники, и с прихожаны указал отказать, для того, что такому Чудотворному образу достойно быть в монастыре общего жития монашеского, а не в приходской церкви. Понеже попы и причетники церковные подаяние и имение похищают себе, которое от благочестивых христиан приносится в дар Самому Богу, и в честь Божия Матери, и во украшение церкви Божия и во иные церковные нужные потребы, в чем они попы с причетники корысть себе получали, а церкви Божией обиду чинили, и во оном они смертно грешили. И сего убо ради дадеся им игумену Тихону с братиею сия наша благословенная грамота рукою нашею подписанная и печатию запечатанная впредь для челобитья и спору села Озерска попов с причетники и прихожаны. Писася и на Крутицах, лета Господня 1711 года Мая в 15 день.

(Подписи): Смиренный Феодосий Епископ Сарский и Подонский. Божиею милостию Адексий Епископ Сарский и Подонский.

Грамота сия писана на большом листе красивою, крупною и кудреватою скорописью: к ней привешена печать красного воска на красном, шелковом шнурке, укрепленная и на звезде, вырезанной из парчи (по золотому полю зеленого и синего рытого бархата цветы). Печать изображает на одной стороне Божию Матерь сидящую на престоле, на другой благословящая рука и вокруг надпись: „Божиею милостию Преосвященный Феодосий епископ Сарский и Подонский. “

Заботы о. игумена об утверждении вверенной ему обители сим не ограничились: в 1717 году по его челобитной учреждена при Жабынской пустыни недельная Ильинская ярманка, на которой в виде льготы дозволено проезжающим, торговать три года беспошлинно. Это распоряжение сохранилось в „объявительном листе“, данном о. игумену Тихону из Киевской канцелярии (ибо Белев по тогдашнему разделению провинций состоял в Киевской губернии) Белевским, земским бурмистром, за подписью Киевского Лантрата Кафтырева. Приводим – этот любопытный для истории обители акт в его настоящем виде.

Белевским Земским бурмистром.

Сентября с 7-го сего 1717 году в челобитьи Белевского уезду Жабыңсқой пустыни Введенского монастыря игумена Тихона е братиею каково подано в Киев Губернской Канцелярии написано: „в прошлых де годех в Белевском уезде и в Жабынской пустыни быть монастырь общежительной Введения в церковь Пресвятые Богородицы и Преподобного Макария Белевского чудотворца, имели себе пищу и одежду трудову своиҳ подаянием от благолюбивых милостивых людей, а крестьян и бобылей и викақиҳ угодий за тем монастырем не было, также ружного и денежного и хлебного жалованья: не давано. И в прошлых де годех изволением Божиим оной монастырь запустел и живущие в том монастыре монахи разбрелись по разным обителям, а остался того запустелого монастыря у церкви только один белый поп; и в том запустении того монастыря минуло вышеозначенное число, а прошлого 1707 года, по указу великого государя за благословением преосвященного митрополита Илариона Сарского, и Подонского, оный монастырь паки обновился, и начали в нем җить они самые неимущие числом всех братов двадцать три человека, да трудниковь десять человек и кормятся трудом своим и подаянием, а Государева хлебного и денежного жалованья не определено, токмо от благолюбивых людей, подаянием и строерия ҷинят и сами питаются. И великий государь пожаловал бы их велел ради самого их крайнего неимущества вместо Государева жалованья, при том вышеименнованном монастыре быть торговой ярмонке во время праздника святого и славного Пророка Илии, дабы имели всяких чинов купеческие люди торг чрез целую неделю и для установления оной ярмонки купечеству торговать беспошлинно на сколько лет великий государь укажет, и о том им дать свой государев указ с прочетом“.

И вам бы по получении сего указа буде в том монастыре для купечества ярмонқи вновь быть мочно и в зборе великого государя денежной казны помешательства никакого от купецких и других людей в Белеве не будет, и той ярмонке как они игумен в челобитьи написали велеть быть во время праздника святого и славного Пророка Илии и торговать указные дни неделю, и для установления той ярмонки в пошлинном зборе дать льготы до указу до двух и до трех лет, а потом подлинной сбор с покупки и продажи по торговому уставу велеть збирать в казну царского величества вам бурмистром с целовальники и весьма смотреть того на крепко, чтоб, ни под каким подлогом в пошлинном зборе утраты не было, а ежели усмотрится что от той ярмонки имеете перед прежними годами, или в чем какое препятие, о том писать в Киев и завременно, а в бытии той ярмонки в указные дни помянутой Жабынской пустыни игумену Тихону с братиею дан из канцелярии Киевской объявительный лист.

Лантрат Ковтырев.

Смотритель Анисим Палкин.

Октября 31 дня

1717 году.

Пошлины взяты с объявительного листа.

На обороте помета: 1720 году Мая в 6 день подан.

Состоялась ли эта ярмонка, за последовавшим вскоре после сего указом об упразднении обители, неизвестно. 1721 году о. игумен Тихон начал хлопотать о наделении вверенной ему пустыни землею на том основании, что к Жабынской пустыни исстари были приписаны приходом несколько окрестных деревень, по неимению вблизи другой церкви кроме монастыря, и близ монастыря жил белый священник с причтом для исправления мирских треб, по писцевым же наказам повелевалось отводить из помещичьих земель церквам четвертную пашню в определенном количестве. Имея все это в виду, о. игумен Тихон в 1721 году подал челобитную, в которой писал:

„Державнейший Царь Государь милостивый!

В Белевском уезде в Погорелском и в Вырском станех; Ваш Великаго Государя большой Белевский лес, от устья речки Боровенки вниз Окою рекою, до устья речки Жабынки и до устья речки Коломенки, и до устья речки Козеленки и до устья речки Толкижа, поперег будет по Оке реке верст 10, а от Оки реки вверх теми речками и сверх тех речек, которые впали в реку Оқу будет вдоль слишком верст с десять же, в котором лесу деревня Карманья господина полковника Павлова с братьями, да вдовы Мавры Львовой дочери Леонтьевой жены Карабина Волотково– Игнатиевское тож, Горбуново– Кузнецово тож, да две пустыни Никольского собору: Казина и Васина, в которых деревнях и пустошах четвертной пашни только с триста четвертей, а другим помещикам четвертной пашни никому не написано, только написаны к тем деревням поверстные леса и других станов тогож уезду многим по малу сенных покосов и лесу подесятинно, также и въезды для дровяного и хоромного лесу. В том же лесу на Оке реке на устьи речки Жабынки еще исстари, да исстарых воловых писцов, построена была цустынь Жабынь, в которой церковь исстари Введения Пресвятые Богородицы Макарьева строенья, и по старым писцовым книгам никаких земель к той пустыни не написано, а в вышеписанных местах церкви нигде не построено, кроме оного монастыря и земель церковных никаких нет, только из тех вышеписанных деревень во оный монастырь приходят мирские люди и кладутца у церкви, а ныне во оном монастыре три церкви, и под спудом мощи оного Макария Строителя; владенья уже было исстари к тому монастырю роща, которая и ныне во владении за тем монастырем, да колодезь из которого Жабынка речка вышла, на котором Колодезе была часовня, а ныне церковь же, а в близости от монастыря на большой Московской Дороге на белых священников два места, да дьяково, и пономарево место, да несколько было бобылей, которых ныне уже нет; мерою всего монастыря с рощею и с колодезем на котором церковь и церковных причетников с местами будет по старому владенью от Оки реки вверх до речки Жабынки до колодезя 130 сажень, а поперег 510 сажень, а по мере под тем монастырем и присадною рощею и с усадьбами, по старому владенью, будет десятин с 30, а четвертной пашни за оным монастырем никаких угодий ничего нет, а питаются того монастыря братия мирским подаянием, которых братий в том монастыре будеть челове в с 40, а по Твоему великого государя указу и по шисцовым наказам велено под церкви давать кроме погосту с помещиковых земель в которых местах по 500 четвертей, а в тех местах по 20 четвертей, а в которых местах меньше 500, и в тех до 15 четвертей. Всемилостивейший государь, Просим вашего величества, да повелит ваше державство, ту землю, которая под тремя церквами и погостом и монастырем и под присадною рощею и поповыми и дьяковым и пономаревым дворами, по старому владенью, отмерить и отмежевать особь статьею и четвертную пашню и всякия угодья к тому монастырю, против своего великого государя указу и писцового наказу и о том послать свой великого государя указ в – Белев, а кому ты великий государь укажешь. Вашего величества нижайшие рабы богомольцы ваши Белевского уезду пустыни Жабыни Введенского монастыря игумен Тихон с братиею Генваря в 1 день 1721 году.–К сей челобитной Белевского уезду пустыни Жабыни иеромонах Марей, вместо детей своих духовных Игумена Тихона с братьею, но их веленю руку приложил, понеже он игумен лежит в великой скорби и руку к сей челобитной, приложить не мог. Челобитную писал от кавалерии Полковника Василия Кондратьевича Павлова человек его Осип Забелин, к поданью надлежит в канцелярии вотчинных дел 1721 году Февраля в 27 день записать в книгу выписать. К записи подал от кавалерии Господина Полковника Василия Кондратьевича Павлова человек его Осип Забелин11.

Эти незабвенные для Жабынской пустыни труды о её благоустройстве о. игумена Тихона были прерваны, сперва назначением его самого настоятелем Белевского Спасо-Преображенского монастыря, по смерти архимандрита Иова, с возведением при том в сан архимандрита; а в 1723 году в Марте месяце, в следствие указа преосвященного Леонида архиепископа Сарского и Подонского, последовавшего в силу общих распоряжений, велено Жабынскую Введенскую пустынь совсем что в ней есть приписать к Белевскому Спасо-Преображенскому монастырю; но это обстоятельство, при известной любви о. Тихона х своей обители, могло бы послужить к её пользе, если бы не последовало новой перемены в её судьбе, надолго остановившей и материальный, а еще более духовный рост пустыни, только что востановленной.... В Июне 1724 года архимандрит Тихон получил из Москвы указ такого содержания:

Святейшего Правительствующего Синода советника Преосвященнейшаго Леонида архиепископа Сарского и Подонского указ в Белев Преображенского монастыря архимандриту Тихону.

Сего 1724 года Июня в 1 день преосвященнейший архиепископ указал, против полученного Его Величества Императора и Самодержца Всероссийского Святейшего Правительствующего Синода указу, который получен сего 1724 года Апреля 15 дня, в домовой Его Преосвященства канцелярии, а в нем написано: „в нынешнем 1724 году Февраля в 5 день Его Величество всепресветлейший державнейшний Государь Петр Великий Император и Самодержец Всероссийский указал, по содержанию духовного Регламента малобратные монастыри и пустыни сводить с прочими в совокупление неотложно без продолжения и оные цустыньки весьма упразднить“, того ради преосвященный архиепископ приказал епархии своей в городах и уездах имеющиеся новопостроенные пустыни в которых обретаются игумены и строители в малобратстве, а не вотчинные, а питаются скитаясь по городам и селам и пребывают в мирских домах многовременно, в чем есть духовному чину не малое подозрительство и оные пустыньки разобрав и братию сводить в приличные монастыри, а именно: из Жабынской пустыньки монахов и келлии и ограду сломав без остатку перевесть в Белев в Преображенский монастырь, дабы оной Жабынской пустыни звания Жабынскою и Введенским монастырем отнюдь нигде и никогда и не упоминалося, а при церкви той пустыни быть белому священнику, оставив ему церковной утвари, риз и книг приличное, без чего пробыть невозможно; а в Козельской Оптинной пустыни церковное и келейное каменное и дровяное всякое строение и в церквах всякую церковную утварь и в казне всякие крепости и наличные деньги и посуду и земли и угодья порознь и всякого звания, как монахов так и бельцов, переписать с летами, також и в житницах и в посеве всякой хлеб и на конюшенном и на скотном дворе всякий скот и конскую сбрую имянно, и тою опись прислать в домовую архиерейскую канцелярию с нарочным посланным в самом скором времени без всякого пременения; потом велено послать архиерейский указ о Жабынской и Козельской пустынях к тебе Архимандриту Тихону; и по получении сего Архиерейского указу тебе Архимандриту Тихону о выше объявленном учинить исполнение по Его Преосвященства указу непременно; а о получении сего указу и о исполнении повеленного и опись прислать в домовую архиерейскую канцелярию при рапорте за рукою неукоснительно. Казначей иеромонах Корнил.

Канцелярист Иван Кондратов.

Июня 27 дня.

1724 года.

Помета: „1724 года Июня в 10 день получен чрез попа Василья Никифорова Белевского уезду села Сныхова“.

Зная, сколько потрудился о. архимандрит Тиҳонь над обновлением Жабынской пустыни, легко себе представить, как опечалило его содержание этого строгого указа. Исполнив в точности прописанное в нем, относительно Козельской Оптиной пустыни, то есть, составив подробную опись всего её церковного и монастырского имущества и послав ее с нарочным (монахом Преображенского монастыря Паисием в Москву в домовую канцелярию его преосвященства, в отписке своей относительно Жабынской пустыни о. Тихон, уведомляя о получении нового о ней указа, между прочим писал: „Вышеупомянутый Введенский монастырь, и все что в нем есть, в прошлом 1723 году Марта в. ... день, по присланному твоему архипастырскому указу, за подписанием руки Вашего Преосвященства, приписан к Белевскому Преображенскому монастырно, и ныне во оном Введенском монастыре четыре церкви: деревянная во имя Введения Пресвятые Богородицы, да в пределе Алексея человека Божия, да церковь каменная не совершена сводами12, да за монастырь близ святых ворот церковь Николая Чудотворца деревянная, братии в монастыре 20 человек. А при оном Введенском монастыре только один белый поп Григорий Тимофеев вдовой, церковников и дьячков и пономарей нет ни единого человека, и церковное священнослужение отправляют оного монастыря иеромонахи и иеродиаконы и крылосные и оные церкви ломать ли, и которые из них оставить, такоже без имянного за подписанием руки Вашего Преосвященства указу из оного Введенского монастыря монахов, и келий и ограду стомать и перевесть в Преображенский монастырь не смею, и о том, что Ваше Преосвященство укажете, а сию отписку послал в Москву к Вашему Преосвященству и велел подать в архиерейском дому в крестовой палате. Июля в 21 день 1724 года. Это „официальное недоумение“ в сущности было придумано о. Тихоном, лишь для того, чтобы отсрочить хотя несколько исполнение указа о разорении и перевозке монастырских зданий, им же самим столь усердно воздвигаемых в течении шестнадцатилетнего управления сею пустынью. С тем же самым нарочным о. Тихон послал к преосвященному Леониду особое челобитье, в котором излил пред ним всю скорбь души своей, по поводу присланного ему указа о совершенном упразднении родной его пустыни. „Святейшего Правительствующего Синода советнику Преосвященнейшему Леониду архиепископу Сарскому и Подонскому богомолец твой города Белева Преображенскаго монастыря Архимандрит Тихон милостивого твоего святаго архипастырскаго благословения прося, Бога моля челом бьет: сего 1924 года июля в 10 ден в присланном вашего Преосвященства указе из Москвы за рукою казначея иеромонаха Корнила в Преображенский монастырь ко мне богомольцу твоему писано и повелено из Жабынской пустыни монахов и келлии и ограду сломать без остатку перевесть в Белев в Преображенский монастырь и дабы оной Жабынской пустыни звания Жабынскою и Введенским монастырем отнюдь нигде и никогда не упоминалося и при церкви той пустыни повелено быть белому священнику оставить ему церковной утвари и книг приличное без чего пробыть невозможно. И на оное прошу слезно вашего архипастерскаго милостиваго благословения, помилуй мя раба своего, чтобы вашим архиепастырским, старанием новый Введенский монастырь бых неразрушить, како тебя Дух Святый наставит и не оставь сего моего убогаго прошения, понеже оной Введенской монастырь до указу за подписанием вашего преосвященства в прошлом 1723 году приписан к Белевскому Преображенскому монастырю, а при том Введенском монастыре только белой поп один вдовый, а дьячков и пономарей нет ни единого человека и отправляют церковную службу иеромонахи и иеродиаконы, а ежели Государь оному Введенскому монастырю от разрушения не пробыть, пожалуй государь владыка святый, милостивым своим Архипастырским благословением, повели нам дать сроку до зимнего пути, понеже ныне монастырским крестьянам не свободно и рабочее время, да и для того, что из оного Введенского монастыря всякое строение возить крестьянам чрез Оку реку будеть трудность великая; также государь при оном Введенском монастыре построены монастырския постоялые дворы и об оных дворах что ваше преосвященство укажет и о вышеписанном о всем прошу чтобы указом вашего преосвященства меня раба своего известить письменно. 1724 года, Июля в 22-й день.

Какая на это последнее челобитье последовала резолюция от преосвященного Леонида в делах монастырских не видно, но судя по другим актам, можно с достоверностью заключить, что прошение о. Тихона было исполнено лишь в половину, то есть отсрочено приказание о немедленной сломке и перевозке монастырских зданий. Это ясно доказывает записка о состоянии Жабынской пустыни, составленная уже по упразднений обители. „Да вновь, по Духовному Регламенту, к «тому Преображенскому монастырю, присовокуплена в 1723 году Введенская пустынь, которая от Белева города и от того Преображенского монастыря в 6 верстах обретается, где бывало Игуменство, а строений в нем одна церковь каменная не совершена, да две церкви деревянные, а ограда и кельи деревянные, и по присовокуплений монахи выведены в оную степенно, а та Введенская упразднена.

За тою Введенскою пустынею крестьян и бобылей, пашни, сенных покосов не имелось.

А во время присовокупления той пустыни наличных денег, хлеба, не явилось, а питались подаянием Христолюбцев.

Скота: 5 лошадей, 4 коровы, 3 подтелков.

Заводов никаких не имеется. Земель и угодьев не имеется.

Обывателей в том монастырь было монахов 20 человек которые вывезены в оной Преображенский, тружеников 5 человек, которые причислены к Преображенскому. А в той упраздненной пустыне оставлено для церковной службы: поп, диакон, дьячек и пономарь–и того 4 человека.

И оным из оной пустыни денег и хлеба и на церковных потребы не дается, пашни и сено косу не имеется, понеже дати им от оной приписной пустыни не из чего, и питаются от подаянья к той церкви“.

Из этой записки видно, что хотя обитель и была упразднена, но церковное и монастырское строение и ограда остались не тронутыми. Эта по видимому, незначительная уступка, оказанная по вниманию к просьбе о. архимандрита Тихона, спасла Жабынскую пустынь от конечного разорения, ибо вскоре наступили времена иные. С переменою царствования последовала перемена одних и отмена других распоряжений предшествовавших годов; таже участь постигла и указ 1724 года о присовокуплении малых монастырей с большим, по духовному регламенту.

В указе Императрицы Екатерины I, данной в верховном тайном совете 1727 года Февраля 6 дня, между прочим изображено: « маловотчинные монастыри, которые питались своими трудами без жалованья, те оставить на прежнем основании, и которые монаҳи из таких монастырей выведены в большие монастыри на жалованье, тех отпустить в прежние их монастыри, и взятую церковную утварь и деньги, в те монастыри возвратить по прежнему“, Известно, что в следствие этого указа, присоединенная к Белевскому Преображенскому монастырю Козельская Введенская Оптина пустынь была восстановлена по просьбе вкладчиков Козельского воеводы Ардашева с товарищи и разного чина людей – вполне. А относительно Жабынской пустыни, указ этот был исполнены лишь в том отношении, что монахи, выведенные из неё в 1721 году, отпущены обратно в свою обитель, которая впрочем, продолжала числиться приписною к Преображенскому монастырю до самого учреждения о духовных штатов в 1764 году.

Есть повод думать, что в течение этого времени Жабынская пустынь управлялась наместниками, поставляемыми от Преображенского монастыря. Это доказывает следующая запись вкладной книги сей обители: „в 1734 году после стольника Андрея Никифоровича Юшкова, подала жена его вдова Дарья Петровна Юшкова, по обещанию мужа и по своему, для детей своих богомолия, а по муже своем и по себе и прочих родителей своих в вечное поминовение, во оную пустынь на царские двери и на иконостас на позолоту десять рублев денег“; под этою статьею расписался: „Архимандрит Тихон и наместник иеромонах Макарий“. Монастырская церковь все это время числилась приходскою и потому в 1836 году, во время межевания, она нацелена землею из поместных земель владельца деревни Волотковой и Горбуновой А. К Возницына, крестьяне коего состояли приходом к сей церкви. Вот подлинные слова современного акта: „по указу Её Императорского Величества из государственной вотчинной коллегии, по челобитью Белевского уезду Погорельского стану, церкви Введения Пресвятые Богородицы, попа Григорья Петрова Қапитан и Белевский воевода Яков Ильин сын Быков ездил в Белевский уезд в Погорельский стан в недвижимое имение Александра Артемьева сына Возницына в деревню Волоткову и Горбунову и . . . . . . . . и по силе того указу и по присланному из той коллегии при том указе с дела копии и по писцовому наказу, отмежевал из оного его Алаксандрова недвижимого имения Возницына, к церкви Введения Пресвятые Богородицы, что ныне Жабынская пустынь, на прокормление попу Григорью, десять четвертей в поле, а в дву потомуж с лесы и с дубровы и с сенными покосы и со всякими угодьи, и той земли учинил чертеж с мерою и со всякою подлинною очисткою“.

Кроме сего о состоянии Жабынской пустыни в этом периоде сохранилось несколько отрывочных сведений в бумагах Белевского Преображенского монастыря. Так в 1755 году, в бытность настоятелем того архимандрита Феодосия, по учиненным описным книгам, в Жабынской пустыне показаны две церкви: „первая во имя Введения Пресвятые Богородицы каменная, вторая деревянная ветха; в той деревянной церкви образов и утвари церковной никакой нет, а в каменной церкви вверху деисус и образа св. пророка Илии, да чудотворца Николая – ветхи: строенья монастырского кельи, хлебенная, братская с сеньми, три чулана, чердак, покрыто дранью, вокруг монастыря огорожа деревянная ветхая ж; а в1755 году Июня 4 дня, вышеупомянутый архимандрит Феодосий вошел к преосвященному Илариону епископу Крутицкому с доношением, в котором изъяснял, что оная приписная к Преображенскому монастырю Жабынская пустынь состоит в самой крайней ветхости, которую де доброжелающие купцы Белевские, по своему обещанию, желают наградить деньгами“, и просил чтобы на записку от вкладчиков подаяния, дать из консисторий при указе за скрепою прошнурованную книгу. И того же числа подписанною его преосвященством на том доношении резолюциею велено: „дать указ позволительный просить в епархии его преосвященства милостыни книгу прошнурную из консистории за подписанием консисторских членов, которая при указе консистории и дана, с таким при том предписанием, чтобы собираемое от боголюбцев подаяние записывать в тое книгү с подробным сколько и от кого именно подано будет показанием, без всякой утайки и употреблять оные деньги на возобновление нужнопотребного в оной пустыни церковного и монастырского строения с совета и приговора братскаго с верною записью, а в другие кроме той пустыни ни в какие расходы тех денег не употреблять; а когда что вы той пустыни ветхого против прежнего строения возобновлено или вновь без чего обойтись нельзя построено будет и коликою от собираемых от подаяния денег, суммою, о том в консисторию репортовать“.

В 1763 году Апреля 19 дня настоятель Спасо-Преображенского монастыря архимандрит Иустин с братию вошел доношением к преосвященномү Амвросию архиепископу Сарскому и Подонскому, в котором пишет, что к оному Спасо-Преображенскому монастырю имеется в Белевском уезде, расстояние от города Белева в пяти верстах, пустынь Введенская Жабынская, за которой как вотчинных крестьян так и поместной земли ничего не имеется, а содержится оная единым токмо от ҳристолюбцев подаянием и по такому, недостатку строение той пустыни как церковное, так и прочее обительство, все пришло в крайнюю ветхость и священно-служение оной церкви за которым обветшанием исправляется с крайнею опасностию, почему ныне имея к той пустыни усердие, находящийся в Московском купечестве Белевский уроженец, подписавшийся притом Иван Федоров сын Полуехтов, и, желает оную обветшавшую каменную церковь разобрать, а вместо оной вновь с прочими боголюбцами построить каменного здания настоящую во имя Вознесения Господня с пределами Введения и Знамения Пресвятые Богородицы, а прочее обветшавшее в оной пустыни строеңие возобновить; токмо онаго без благословения Его Преосвященства и без указу учинить не смеет и просить, чтобы В показанной Введенской Жабынской пустыни обветшавшее церковное монастырское строение помянутому купцу Ивану Федорову сыну Полуехтову, по усердию его, возновить благословить и о том духовной Его Преосвященства консистории повелеть дать указ, и по подписании Его Преосвященства на том поношении резолюций велено: учинить как святые правила и указы повелевают. В следствие чего консисториею определено и его преосвященством утверждено: по вышеозначенному прошению и обязательству вкладчика Полуехтова, Введенской Жабынской пустыни вместо ветхой, по разобрании на том же месте, вновь каменную церковь с двумя приделами построить, а прочее обветшавшее строение исправить дозволить, понеже оное строение имеет быть не вновь но на прежних местах и святым правилам и указам не токмо не противно «но для благолепия церковного и богоугодного, и при том строении наблюдательство иметь вам архимандриту Иустину, чтобы было прочно, а по построении оной церкви и приделов, убрать иконостасами и святыми иконами на подобие других Российских церквей благолепно и благостройно; так же церковными серебряными сосудами и алтарными священно-церковно-служительскими облачений непременно шелковыми; книгами новоисправными и подписанием по листам на имя настоящия церкви

(в том числе, чтобы были книги: благовестник, устав, православного исповедания, букварь, и духовный регламент) удовольствовать, а престолы построить каждой по пропорции алтаря и конечно не меньше указной меры, как-то: в вышину аршин шесть вершков, в длину аршин и восемь вершков, в ширину аршин четыре вершка, а сборных и разномерных и в шерстосложении, по раскольническому суетному мудрованию, писанных икон в той церкви отнюдь не было б, дабы раскольники по прошествии будущих времен не льстили себя называть оные старинными; по совершенном же той церкви и приделов окончании и всего приличествующего к освящению приготовлении, все наличное в настоящей церкви и в приделах со всяким обстоятельством описать и ту опись при доношении прислать в консисторию, почему тогда об освящении дан быть имеет особливой указ, а вышепоказанную данную на испрошение подаяния книгу объявленному купцу Полуехтову отдать с запискою и архимандриту Иустину с братиею о том ведать и учинить по сему Её Императорского Величества указу, Июня 2 дня 1763 года“.

Но этому благодетельному для бедной обители предприятию не суждено было придти в совершение, чему помешало последовавшее вскоре за сим, а именно в следующем 1761 году, учреждение о духовных штатах, по силе которого Белевская Жабынская пустынь, в числе многих других была упразднена совершенно, а из двух церквей её одна оставлена по прежнему приходскою, а другая по времени, по распоряжению епархиального начальства, перевезена в одно из сел Одоевского уезда (Петровское).

***

Период второй

От восстановления обители в 1776 году до настоящего времени.

Мы уже сказали, что при восстановлении сей обители, в1776 году перевели в нее настоятеля и братию из упраздненного, по случаю пожара, Успенского Шаровского, монастыря; братство же его и с настоятелем по штату 1764 года состояло из 7-ми человек.

Особенно замечательно при этом, что Промысл Божий судил быть первым настоятелем восстановленной таким образом обители одному из церковнослужителей того самого села Озерска, из которого слишком за 50 лет перед тем была перенесена в сию обитель местночтимая чудотворная икона Знамения Божией Матери для её ограждения и утверждения.

Церковь монастырская и по упразднении монастыря в 1764 году оставалась хранительницею сей иконы, и вот изволением Божией Матери, чрез 12 лет, совершенно неожиданно обитель, служащая кивотом чудотворной иконе, призывается к пакибытию и восстановителем её является один из церковнослужителей прежнего местопребывания сей иконы!

Этоть церковнослужитель села Озерска, впоследствии строитель Жабынской пустыни иеромонах Исаакий, именовался в мире Иван Акимов; овдовев в 1772 году, он подал прошение о желании принять иноческий образ в Перемышльскомь Успенском Шаровкине монастыре. По резолюции преосвященного Самуила епископа Крутицкого и Можайского велено: „церковника – Ивана Акимова, согласно его – прошению, принять в назначенный монастырь, довольствовать вместе с прочею братиею, а притом поручить в смотрение честному и трезвенному старцу того монастыря дабы, находясь в оном, он исправлял всякия принадлежащие монастырю послушания со всевозможною прилежностию, а по прошествии трехлетнего искушения, о пострижении и о состоянии его в каком он находится будет в консисторию в указных обстоятельствах репортовать“.

По пострижении в монашество Иван Акимов был наименован Исаакием и определен в дом его преосвященства чашником, где и возведен в сан иеромонаха, а в конце 1775 года назначен строителем Успенского Шаровқиңа монастыря, настоятель коего о. Григорий незадолго перед, тем отказался от этой должности ради чинимых ему от злодеев обид, ибо в это время в лесистых окрестностях монастыря показались разбойнические шайки, угрожая сжечь и ограбить беззащитную обитель.

Вскоре, а именно в начале 1776 года, действительно произошел в Успенской обители пожар, от которого сгорело все деревянное строение, как вне, так и внутри монастыря, почему монастырь этот и быль упразднен, а о. строитель Исаакий с братиею перемещены в восстановленную по сему случаю Белевскую Жабынскую Пустынь.

Находившихся же при церкви этой пустыни приходских священно и церковнослужителей, по распоряжению епархиального начальства, велено было перевести с монастырской земли в близ лежащее село Карманье.

Через это распоряжение восстановленная обитель приобретала главным образом, ту выгоду что в её пользу оставалась земля, которая была отведена к её церкви, как приходской, по межеванию 1736 года. Но стоявший во главе прихожан монастырской церкви отставной поручик, барон. Петр Иванович Черкасов, будучи недоволен распоряжением епархиального начальства, “о перемещении его с вотчинными его крестьянами в чужой приход, церковь коего была построена другим. Помещиком (господином Павловым), в томь же 1776 году, подал просьбу в Святейший Синод об оставлении его с крестьянами в приходе Белевской Жабынской пустыни. Просьба эта была удовлетворена, и в присланном по сему случаю из святейшего Правительствующего Синода, в духовную Крутицкую консисторию указе; сказано: „что по прошению лейб. гвардии конного полка отставного поручика барона Петра Иванова сына Черкасова, онаго барона – вотчинным крестьянам для прописанных от него резонов, остаться по прежнему в приходе Белевской Жабынской пустыни, почему и определить в оную пустыню для исправления у них мирских треб священника с причтом, которым и землю отвесть, по силе межевой инструкции из дач его «барона Черкасова, а монашествующим в той пустыни остаться на таком точно основании, как в поднесенном от духовной коммиссии и в Императорским Величеством Высочайше конфирмованном о безвотчинных монастырях докладе предписано“.

В следствие этого указа Крутицкой консисториею определено: 1) упоминаемого барона Черкасова крестьянам быть в приходе объявленной Жабынской пустыни, чего ради и находившемуся при ней священнику Михаиле Григорьеву с причтом остаться при той же пустыни по прежнему, где и исправлять тому священнику чередное с иеромонахами священнослужение, однакож из кружечных принадлежащих в раздел братий от богомольцев получаемых денег ничего ему с причтом не выделять, а довольствоваться им от исправления по приходу мирских треб доброхотным подаянием и отведенною из дач барона Черкасова землею; 2) в случае соборных священно-служений бываемых во дни высокоторжественные, викториальные и других знаменитых праздников и во всех церковных церемониях, упоминаемому священнику Григорьеву – не только по иеромонахах, но и определяемых в ту пустыню в надежде воспринятия монашества, белых священниках, занимать последнее место“...

Священник Михаил Григорьев, более всех недовольный восстановлением обители, вместо того, чтобы по точному смыслу Синодского указа просить о скорейшем наделении его с причтом землею из имения барона Черкасова, – продолжал распоряжаться самовластно монастырской землею, бывшей в его владении до восстановления обители, даже не позволил монастырю завесть огорода, а при межевании 1777 года назвали церковь при пустыни приходскою, а отведенную к ней в 1763 году землю помещичьею. Это вынудило о. строителя Исаакия в конце 1778 года подать прошение, в котором, объясняя все вышеупомянутое и представив подлинный синодальной указ 1776 года, он просил, чтобы повелено было отмежевать Жабынскую пустынь и с принадлежащею к ней землею особо, а священнику Михаилу Григорьеву с его причтом от отмежевать, по силе указа, землю из дач барона Черкасова, по просьбе коего он оставлен при той церкви для исполнения мирских треб, в его вотчинах.

С другой стороны при обмежевании монастырской земли, Белевский землемер прапорщик Ладыгин донес межевой Рязанской конторе, что, при обмежевании им в 1777 году земли, состоящего в Белевском уезде погоста Жабыни, произошел у священника и церковнослужителей с строителем иеромонахом Исаакием на меже спор о принадлежности этой земли. Дело, начавшееся таким образом, кончилось в 1782 году указом из Рязанской межевой конторы землемеру капитану Вердеревскому, которому предписано: так, как по справкам с вотчинною коллегиею и комиссии экономии, и при Жабынской пустыни другой земли, кроме отведенной по межеванию 1736 года, из недвижимого имения Возницына не оказалось, а в силу Высочайшего указа 1764 года о церковных имениях и землемерной инструкции 66 и 67 пунктов предписано, состоящие при монастырях угодья утверждать за ними, и для того оную всю землю, то есть, 10 четвертей и 5 десятин., а по переведении в десятины всего 20 десятин, на оснований тех законов також и конторской инструкций II главы II пункта, утвердить к пустыни за монахами; попу же Михайле Григорьеву от того владенья отказать, темь более, что и в указе Святейшего Синода велено отвесть ему с причтом земли из имения барона Черкасова, по просьбе коего единственно он и оставлен при монастырской церкви для исправления мирских треб его вотчинных крестьян“.

Так кончилось это спорное дело, начатое священником Михайлом Григорьевым, вопреки ясного смысла синодского указа, единственно из, недоброжелательства к восстановленной обители и по личному неудовольствию к её настоятелю, в лице которого он не мог забыть прежнего церковного причетника, поставленного по своей должности выше его благословения.

Во все же время производства этого дела бедная обитель вовсе лишена была пользования своею землею, не имея даже и огорода для возращения необходимых овощей, ибо священник, Григорьев все запахать и засеял хлебом.

Вследствие упомянутого выше решения межевой конторы, принадлежащая монастырю земля была тогда же обмежевана особо, с исключением из неё усадьб священно и церковнослужителей и монастырю выдана копия с плана и межевой книги, впредь для ведения своих владений.

Но это спорное дело было лишь одним из частных эпизодов тех многочисленных и разнообразных неприятностей и обид, которые претерпевала убогая обитель и лично её настоятель, во все время его настоятельства, от беспокойных соседей. Неприятности же кончились лишь в 1785 году, когда по резолюции преосвященного Амвросия епископа Крутицкого и Можайского велено: „священнику Михаилу Григорьеву от Белевского правления подтвердить, чтобы за постоянными его с строителем Жабынской пустыни ссорами, приискивал себе другого места; не медля и не продолжительнее двух месяцев, а если пожелает, тоб оставался по вдовству в Козельской Оптиной пустыне в числе братства.

Что из, этого избрал себе о. Михаил мы не знаем, из дел же монастырского архива видно, что тяжебные дела прекратились и последние пять лет настоятельства о. Исаакия (1785–1790) протекли спокойно.

В 1779 году Мая с 10 на 11 число произошел вмонастыре ночью пожар, от которого сгорели единственные деревянные монастырские келлии, со всем в них бывшим как строительским, так и монаществующих скарбом“, а сам о. строитель едва успел спастись через окно; пожар этот, как показывает доношение настоятеля, произошел от поджога извне сенного сарая, стоявшего близ плетневого забора, которым , была – тогда обнесена обитель вместо ограды. Надобно полагать, что в том же году, сгоревшие келлии были заменены новыми для жительства настоятеля и малочисленной, братии, состоявшей вместе с ним из 7 человек

О. Исаакий скончался 17 июня 1790 года, а на его место по указу преосвященного Афанасия, епископа Коломенского и Тульского, в епархию коего поступила сия обитель с 1788 года (по упразднении Крутицкой епархии), назначен июля 25 дня 1790 года Белевского Спасо-Преображенского, монастыря монах Серафим, из дворян по фамилии Желябужский.

О. Серафим управлял обителью до начала текущего -столетия, а когда вступил в управление обителью, ему уже минул 75 лет; сверх строительской должности, он был еще надзирателем Белевского девичьего Крестовоздвиженского монастыря, начальным отцем Белевского Спасо-Преображеңского монастыря и, как доверенное лице производителем следственных дел. В 1791 г. он по старости лет и слабости зрения испросил увольнение от упомянутых прибавочных должностей. С тем чтобы посвятить остаток своих сил на служение вверенной ему пустыни.

Принадлежа по своему происхождению к одному из древних местных боярских родов, он, по своей опытности и связям, был весьма полезен возрождавшейся обители. При его вступлении в управление сей обителью, в ней не было другого храма, кроме холодного собора, почему и богослужение в зимнее время исполнялось с великою нуждою. О. Серафим в 1791 году вошел к преосвященному Афанасию епископу Коломенскому и Тульскому с прошением о позволении выстроить близ колокольни теплую каменную церковь во имя Знамения Божией Матери, обьясняя, что церковь „удобною будет от той колокольни вместо ограды стеною“, и что на это строение „из прихожан барона Черкасова с находящимися ево Черкасова и той пустыни приходскими крестьянами и прочих, коих числом состоит 150 дворов, к томуж и Белевское купечество вспоможение обещают“ 13, на что и получено благословение преосвященного Афанасия. Церковь была построена, снабжена всем необходимым и освящена в 1793 году. Ему же монастырское предание приписывает построение каменной колокольни.

В 1796 году перестроены братские деревянные келлии, для чего срублено в монастырской роще 40 корней.

А в последние годы настоятельства о. Серафима, Белевский мещанин, Федор Никитин, пожертвовал на каменную ограду и устройство на соборной церкви каменных сводов и глав– 600 рублей, обещая дать еще 400 руб. Но о. Серафим. купив 30 000 кирпича и 100 четвертей извести, успел лишь построить каменную, ограду с западной стороны монастыря, обращенной к реке; намерение же устроить на соборной церкви каменные своды и главу, остались не исполненными и что особенно замечательно: соборная церковь и доселе остается без каменных сводов, хотя в последствии и покрыта железом.

К настоятельству о. Серафима относится также наделение сей пустыни, в силу Высочайшего указа от 18 Декабря 1797 года, добавочною землею, мельницею и рыбною ловлею в 1793 году. Землю получила она в Белевском уезде из казенной земли, лежащей при отвершке оврага Акулишины 13 десятин 1890 сажень; мельницу в Тульском уезде на реке Шиворони выше Бровкина лугу, о двух поставах и рыбную ловлю при той же мельнице в речке Шивороне.

Одновременно с сим и Жабынской пустыни, в числе прочих заштатных монастырей и пустынь, назначено милостынное подаяние по 300 руб. ассигнациями в год.

На все вышеозначенные угодья обитель тогда же получила планы и межевые книги.

О. Серафим в 1800 году, чувствуя приближение своей кончины, испросил себе увольнение от настоятельской должности, и по указному предписанию 22 Декабря сдал монастырь белому, священнику Стефану Николаеву Щуровскому с прочиею братиею, а сам, оставшись на покое в той же обители, вскоре скончался в маститой старости (на 86 году от рождения); над могилою его (близ колокольни) – и доселе виден памятник в виде каменной гробницы, и вытесанной из дикого камня, без надписи.

Сдаточная опись 1800 года знакомит нас с состоянием сей обители в самом начале текущего столетия, спустя 34 года после её восстановления.

По сей описи значатся в ней следующие здания:

1) Соборная церковь во имя Введения Пресвятые Богородицы каменная: без трапезы и без свода, на ней крыша, фонарь и глава деревянные, крест железный, на алтарекрыша деревянная ж14.

2) Каменная черая церковь во имя Знамения Пресвятыя Богородицы, без трапезы покрыта тесом, глава обита листовым железом и крест на ней железный же.15. При ней над святыми вратами колокольня каменная с колоколами, покрыта тесом, на ней крест деревянный. Около монастыря ограда каменная.

В нем: а) настоятельские келлии ветхие покрыты тесом.

б) Братские деревянные покрыты тесом же.

в) Амбар житенной.

г) Скотный сарай.

д) Над ледником амбар.

е) Конюшня.

– все строения ветхие и крыша очень ветха.

Над этой описью подписались: 1) строитель монах Серафим; 2) иеромонах Сильверст; 3) иеромонах, Гавриил; 4)иepодиакон Илия; 5) иеродиакон Геннадий; 6) монах Иона. Следовательно, в 1800 году в монастыре монашествующих и с настоятелем было всего 6 человек. Священник Стефан Щуровский управлял Жабынской пустынью в звании надзирателя, за оңой более 1 с пол. года. По его представлению дозволено было в 1802 году переменить подгнивший от сырости (по – близости воды), престол в теплой Знаменской церкви, которая и освящена малым освящением 5 Октября того же года, но уже при новом настоятеле. Тот же о. Стефан в Марте месяце 1803 года вошел с прощением к преосвященному Мефодию Тульскому и Белевскому: дозволить ему построить, вместо обветшавшиҳ настоятельских келлий, новые деревянные же, для чего потребно вырубить в монастырской роще 95 корней, на что и получил разрешение; но прежде чем он успел, начать строение обитель получила нового настоятеля.

Это был иеромонах Савватий, вызванный для заведения в Жабынской пустыни общежительного порядка преосвященным Мефодием, как человек ему известный, из Брянского Свенского монастыря. Он назначен строителем Жабынской пустыни по указу преосвященного от 14 Августа, 1802 года, управлял сей обителью до 1805 года, но и в эти три года успел, как увидим ниже, сделать весьма многое для бедной пустыни.

Найдя, что соборная каменная церковь во имя Введения Пресвятой Богородицы «пришла в ветхость так, что задняя стена от боковых остстала, да и в боковых имеются насквозь расщелины, а при том и монастырь начинает также, приходить в ветхость», – просил дать ему для сбора доброхотных подаяний на починку церкви и монастыря шнуровую книгу, которую и получили в 1803 году.

А между тем немедленно приступил к обновлению обители, на те небольшие средства, какие были под рукою16: начав с перестройки хозяйственных заведений, ветхого житенного амбара, ледника, сенного и конюшённого сараев, которые были разбросаны не порядком в разных местах, о. Савватий доставил их в одно место. по линии задней (западной) ограды, начиная от южной стороны вдоль на 14 сажень, в ширину на три сажени; при перестройке же, употребил из старого строения годный материал. А в Мае месяце того же 1803 года вошел к преосвященному Мефодию с представлением, чтобы вместо обветшавших монастырских, настоятельских и братских келлий дозволено было выстроить новые деревянные же, а настоятельские на каменном этаже с выходом, с употреблением – на каменное строение по смете 215 руб. 57 с пол, коп. Это новое строение в донесении об окончании постройки (в том же 1803 году) – описано так:

1) Настоятельская келлия на каменном здании (т. е. этаже), в ней четыре покоя, в сенях чулан. 2) Напротив братская келлия в ней два чулана. 3) Внизу каменная братская трапеза и кухня, в сенях, чулан для поклажи посуды; напротив братская келлия, в ней два чулана. . 4) В передней (восточной) стене от ворот келлия деревянная, – просфорная. 5) Внизу келлия деревянная с сеньми, в ней 3 чулана и в сенях 3-ж чулана. 6) Келлия с сеньми деревянная-ж, покрыта тесом, в сенях чулан. 7) В нижней (западной) стене братский амбар. 8) Конюшня о 6-ти стойлах. 9) Кибиточный сарай. 10) Чулан для поклажи конской сбруи. Все, оное строение крыто тесом.

Таким образом из значущегося внутри монастыря по описи 1800 года ветхого строения не осталось ничего: жилое заменено новым, хозяйственные заведения перестроены заново – Ветхости соборного храма также исправлены, внутри в алтаре устроена вновь ризничная палатка с железными дверьми.

Средства обители также усилены о. Савватием: построенный на монастырской земле, постоялый двор исправлен и отдан в 1803 году. в наем на 4 года с платою в год 150 рублей, да про монастырской обиход: 24 ведра вина, 6 ведер водки и 46 ведер полпива.

Земля монастырская отдавалась за 32 р. 5 корп. мельница по 275 руб. в год. Вообще же по ветхости 1802 года значилось: остатка от 1801г. 405 руб. 68 к., в приходе 985 руб., в расходе 302 руб. 26 коп. В 1803 году остаток (с прежними) составлял 1036 руб. 26 коп.

На ручье Жабынке, протекающем от схода из Кладезя до самого впадения в Оку, по монастырской земле о. Савватий устроил небольшую мельницу-колотовку, об одном камне для того, чтобы молоть наборною водою, собственно про монастырской обиход.

Мельница построена: одним крестьянином деревни Кураковой за 80 рублей.

О. Савватий старался всемерно поддержать обищежитие и улучить общую трапезу, как это можно видеть из составленного – им расписания « какую пищу подавать в какие дни“:

1) В праздничные, скоромные и высокоторжественные дни: щи с рыбою, уху (если можно купить рыбы), кашу с коровьим маслом, жаркое из свежей рыбы, пироги или калачи, по рюмке вина и по стакану полпива. 2) В скоромные будничные дни: щи с снетками, кашу с коровьим маслом или молоком. 3) В постные простые дни: щи с подпалою, кашу с постными маслом. 4). В постные праздничные и высокоторжественные дни, когда по уставу можно употреблять ищи с рыбою, уху, кашу с постным маслом, жаркое, пироги, по рюмке вина и пo стакану пива.

Наконец о. Савватий оказал важную услугу обители тем, что по его усиленному ходатайству переселены с монастырской земли 4 двора бобылей, поселившихся на оной самовольно и притом без всякой за то монастырю платы, во время упразднения обители.

В 1805 году, вероятно по приглашению преосвященного Мефодия о.Савватий перешел вслед за ним в Тверскую епархию, а на место его по указу преосвященного Амвросия епископа Тульского и Белевского от 14 февраля 1805 года назначен настоятелем Жабынской пустыни эконом – архиерейского дома иеромонах Сергий.

Продолжая начатое его предместником обновление обители, он в Январе 1806 года испросил для сбора от доброхотных дателей на покрытие и поправку соборной Введенской церкви“дать ему указ с дозволением отлучаться в близлежащие Калужскую и Орловскую епархии.

К весне 1807 года ветхости соборного храма были уже исправлены, ветхий престол заменен новым, срачицы на престоле и жертвеннике воздеты новые и престол освящен строителем в Мае месяце того же года. Затем алтарь покрыт железом, для чего еще в 1806 году куплено 1000 листов кровельного железа, а в 1811 году вся крыша соборного храма также покрыта железом, над нею устроено, вместо бывшей одной, пять глав с железными крестами, окованные по местам внутри шинным железом а снаружи обиты листовым, сделаны связи для оковки фонаря и вокруг церкви по пелингу из шинногожелеза. Все сие сделано на собранную о. строителем сумму доброхотных дателей, по подряду с Тульским оружейным мастером Акимом

Васильевым Кепановым за 734 р. 50 к. В – том же году большой разбитой колокол весом

17 пудов 20 фунтов променен на новый весом в 20 пудов и 36 фунтов.

О. строитель Сергий скончался в своем монастыре в конце того же 1811 года и погребен в сей пустыни. Место его занял исправлявший должность казначей при архиерейском доме иеромонах Михаил, он окончил начатые о. Сергием работы по отделке Соборного Введенского храма и освятил его вновь в 1812 году.

В следующем 1813 году сломана каменная палатка, пристроенная к соборной церкви, и устроена деревянная на каменном фундаменте паперть при теплой знаменской церкви, на фундамент же употреблен кирпич от сломанной палатки.

В 1814 году теплая Знаменская церковь покрыта для прочности железом.

В 1816 году о. Михаил вошел с представлением и к преосвященному Симеону, епископу Тульскому и Белевскому, в коем писал: „что вне монастыря от ворот при большой Калужской дороге на речке Жабынце издавна выстроенная деревянная Николаевская часовня, к той пустыне принадлежащая, от долговременности пришла в ветхость, для пользы же монастыря на месте оной нужно выстроить каменную с небольшою церковию во имя святителя Николая Чудотворца“, просил употребить на это разную наличную церковную и монастырскую сумму, – на что и получил дозволение. Работу производил по контрактү упомянутый выше Тульский оружейник Дмитрий Акимов Кепанов за 2000 рублей, при чем, только кирпич, известь, песок, вода и железные стенные связи были доставлены от пустыни, а остальное все сделано подрядчиком на свой счет.

Для увеличения средств обители, о. строитель Михаил также построил на большой Калужской дороге, близ монастыря новый другой постоялый дом, который с 1819 года отдан в наймы на 4 года за 180 руб. в год а так называемый старый гостиный дом в 1813 г. отдан им же на 4 года с платою по 200 руб. в год.

О. Михаил управлял обителью сею до половины 1821 года, в коем он был истребован в архиерейский дом, а на место его назначен исправлять строительскую должность Белевского Спасо-Преображенского монастыря иеромонах Венедикт.

Опись, составленная в настоятельство о. Михаила в 1819 г. показывает, в каком она виде принята о. Венедиктом, который, в течение своего 30-ти летнего настоятельства, успел почти совершенно преобразить внешний вид ее.

По этой описи в монастыре значатся следующие здания:

а) Храмы.

1) Соборная церковь во имя Введения Пресвятые Богородицы каменная без трапезы и без свода о пяти главах, крыта по дереву железом, также и алтарь; которая в 1812 году отделана и вновь освящена Августа 31 дня.

2) Знамения Пресвятые Богородицы, каменная с деревянною трапезою, приделанною в 1813 году, подштукатуренною, покрыта листовым железом, на ней крест железный же.

3) При оной церкви побоч каменная колокольня, покрыта тесом, под крестом купол крыт железом, на ней пять колоколов разного весу.

4) При оной пустыни часовня каменная в одних стенах с церковию, покрыта листовым железом, а также и всход деревянный со столбами каменными. Во фронте всхода образ Живоносного Источника писанный на стене. Церковь святителя и чудотворца Николая, что при часовне; в нее ведут из часовни двери створчатые столярные и со стеклами.

Вокруг всего монастыря ограда каменная.

б) здания внутри монастыря

Жилые строения

1) Настоятельские келлии деревянные, в них 4 покоя, в сенях чулан, напротив оных братские келлии в них два чулана. 2) Над настоятельскими келлиями, братские келлии каменные, в них два чулана, напротив, оных братская трапеза и кухня. 3) Близ теплой церкви деревянная келлия с чуланом и сеньми. 4) Внизу деревянная келлия с сеньми, в ней три чулана же. 5) Еще деревянная келлия с сеньми, в ней чулан.

Хозяйственные заведения:

1) Житенной амбар, в нем четыре закрома для ссыпки всякого хлеба и муки. 2) К нему приделаны две стены, третья каменная оградная, в котором терези с гирями и четыре сороковых бочки для ссыпки пшеничной муки, и мягкой оржаной ситней, гороху и коноплей. 3) Подле его пристенка ледник довольно глубокий с деревянным дубовым обрубом, к верху землею не покрыт, на нем деревянная погребница. 4) Между сим ледником и конюшнею задние ворота створчатые на железных петлях с запорою довольно утвержденною. 5) Конюшня деревянная в ней шесть стойлов, дверь створчатая. Прим. На конюшне три лошади старые.

Все строение покрыто тесом.

6) На том же скотном дворе на правой стороне в прошлом году сделан сарай тесом крытый – для складки досок и тесу и для становки телег. 7) К ограде монастырской приделан на том же дворе сарай рубленый крытый тесом Для коров, с верхом, на котором кладется для коров корм. Прим. На скотном дворе две коровы и два теленка. 8) кибиточный сарай с створчатыми воротами. 9) Амбар в котором два закрома для овса, в нем хранится разная сбруя. 10) От сего амбара до нижней келлии сарай для складки дров в одной линии, покрыт тесом.

Все оное строение покрыто тесом.

11) Баня с прибанником покрыта дранью. 12) Два гостинных двора: один старый, а другой новый; отдаются в наймы по договорному условию.

Эта опись знакомит нас с состоянием монастыря до настоятельства о. игумена Венедикта, в 30-ти летнее управление коего, он в отношении зданий принял совершенно иной вид.

О. игумен Венедикт, родом из духовного звания, сын причетника Алексинского уезда, села Симонова; одной брат его постриженник и иеросхимонах Киево-Печерской лавры о. Парфений, пользовался заслуженною известностию, по своей подвижнической жизни и духовным дарованиям коими служил долго многочисленным посетителям лавры в звании её духовника. Расположение многих знатных лиц к о. Парфению, помогло и о. игумену Венедикту, в привлечении внимания к его убогой обители, как епархиального начальства, так и благотворительных особ, при пособии коих он успел поддержать обитель и благоукрасить ее несколькими новыми зданиями. С этой целью, они неоднократно сам ездил за сбором, а в 1847 году, будучи в Киеве у братии, получил в пользу своей обители от щедрот покойной графини А. А. Орловой–Чесменской 20.000 руб. асс.17 Главные постройки произведенные попечением о. Венедикта, следовали в таком порядке.

В 1823 году на монастырской колокольне деревянная крыша и крест заменены железными. В том же году он вошел с представлением , к преосвя

щ. Дамаскину, что находящаяся во вверенной ему пустыни церковь во имя Знамения Божией Матери, хотя каменного здания, но по тесноте в зимнее время для вмещения народа, крайне тесна, а притом будучи близка к воде, протекающей из существующего при обители колодезя, имеет в себе большую сырость, так, что иногда неудобно в ней производить службу“, почему и просил дозволить разобрать эту церковь и построить новую каменную же, на другом удобном в ограде монастырской месте, на счет разной монастырской суммы с помощью доброхотных подаяний. Разрешение на это представление получено 11 Октября 1824 г., а в 1825 году новая церковь уже была готова вчерне, и в Марте месяце того года о. строитель Венедикт заключил условие с штатным служителем Тульского архиерейского дома Никифором Федоровым Гласковым, чтобы сделать в новопостроенную церковь иконостас и написать в него иконы за 2300 руб. ассигнациями. Настоящая церковь во имя Знамения Пресвятые Богородицы с приделом трех святителей в притворе, окончена и освящена в Ноябре, а придел в Октябре 1825 г. В том же 1825 году о. Венедикт получил дозволение вместо пришедшего в обветшание, находящегося при оной пустыни, так называемого „старого гостиного двора“, построить новый, а надворное строение поправить. Что и было приведено в исполнение в том же году.

В 1836 г. о. Венедикт приступил к постройке новой ограды, как сказано в донесений о сем преосвященному „на пространном месте, начиная от церкви Знамения Пресвятые Богородицы поперечины вдоль улицы в 8 сажень с башнею, a от башни в длину к реке Оке в 150 саж. с башнею же, а от башни с западной стороны до старой ограды поперечины в 10 сажень“, а старую каменную находившуюся в большом овраге на пространстве 25 саж., получил дозволение сломав употребить на новую оградную стену.

Постройка этой стены, перекинутой чрез глубокий овраг, увеличив значительно внутреннее пространство монастыря, было сопряжено с большими трудами и издержками.

В 1838 г., соборный храм расписан внутри, усердием Калужского купца Андрея Афанасьевича Чечихина.

В 1839 г. дозволено выбрав из Николаевской церкви престол с жертвенником, а равно и иконостас, снять ветхий деревянный пол, а вместо оного помостить плитами.

Наконец и три лучших здания украшающие обитель: архиерейский дом, при нем домовая двухъярусная церковь и монастырская гостиница, также устроены попечением о. Венедикта.

Построение архиерейского дома началось вы 1830 году, по мысли преосвященного Дамаскина, после бури (1828 года 22 Сентября), повалившей много дерев в присадной монастырской роще; низ дома каменный, а верх деревянный, обложен кирпичом. Вчерне дом был готов в 1830 годах, а внутренняя отделка окончена в 1840 годах; здание же каменной двухэтажной домовой при архиерейском доме церкви построено позже, по мысли и при пособии самого преосвященного Дамаскина: нижняя церковь освящена в 1848 г. а верхняя во имя Вознесения Господня в 1849 г. Забота преосвящ. Дамаскина об успешном устройстве этих зданий обличает, что уже тогда (с 1830 года) образовалась у него мысль, окончить здесь дни свои на покое, но будучи еще в крепости сил, он вероятно не вдруг бы решился оставить служение церкви, если б внешние обстоятельства неожиданным образом не ускорили этого дела. Дом был готов, и, по своему названию (архиерейский) и по удобству, ожидал не гостя, а постоянного жильца, что вскоре и сбылось. Получив в 1851 году назначение в Олонецкую епархию, преосвященный не решился ехать так далеко и подал по болезни на покой, испросив себе в управление пустынную Жабынскую обитель, где так кстати приготовил себе покойное и удобное жилище.

Он прибыл в эту обитель в 1851 году, 6 Марта; любя хозяйство и находя в оном единственное удовлетворение долговременной привычке к постоянной деятельности, преосвященный с раннего утра и до позднего вечера, кроме времени, посвященного церковной службе, проводил на открытом воздухе, входя притом лично и в подробности монастырского хозяйства. А как оно было не так велико, чтобы могло удовлетворить любовь к деятельности духу, равно привыкших к ней мужей, разумею притом преосв. Дамаскина и бывшего настоятеля обители о. игумена Венедикта, – последний, по немощи человеческой, огорчившись уменьшением круга своей деятельности, и видя, что преосвященный желает заниматься подробностями монастырского хозяйства, вскоре сошел с занимаемого им места, испросив себе увольнение от настоятельской должности с перемещением на покой, начально в Белевский Спасопреображенский монастырь, а потом решился поместиться на покой в КиевоПечерскую лавру, для совместного жительства с братом своим о. Парфением. С этою целью он отправился из Белева в январе 1855 года в Киев и, заезжая по дороге по знакомым, приехал в Киев летом уже по кончине брата своего иеросхимонаха Парфения; высокопреосвященный митрополит Филарет в память покойного старца, своего духовника, ласково принял о. игумена Венедикта и указал ему пребывать на покое в Китаевой пустыни, пользоваться братскою трапезою с выдачею денег на келейные расходы, где он и пребывал до следующего Июля месяца, в который на 5 число скончался и погребен в той же пустыни.

Впрочем, справедливость требует заметить, что преосвященный, как прежде, так и живя на покое, вовсе не думал стеснять полезной для обители деятельности игумена Венедикта, кроме того, что для возведения некоторых построек (архиерейского дома и церкви), прибавлял свое денежное пособие, а некоторые делал на свой счет, именно: (в 18.3 году) построена им собственно при семь монастыре каменная двухэтажная гостиница, крытая железом и окрашенная медянкою, оштукатурена как внутри, так и извне. Но оная гостиница предполагалась им для собрания бедных мужеского пола, особенно из духовного звания на все свое содержание; это желание было им выражено протоиерею Глаголеву, который пользовался его благосклонностью и частым к нему приездом, но за смертию владыки это истинно христианское дело не было приведено в исполнение. Тихо и однообразно текла жизнь преосвящ. Дамаскина в продолжени 5-ти летнего пребывания его на покое в пустыне и если проглядывали когда либо светлые дни его одиночества посещением лиц правительственных, то было их очень не много; так: посещение ему делал, поступивший на его место, преосвящ. Димитрий; проездом был у него преосвящ. Смарагд архиепископ Орловский (впоследствии Рязан.);

Тульский военный губернатор Дараган. Сам же он удостоил посещения в сопутствовании прот. Глаголева в 35 верстах отстоящую от Жабынской пустыни, пустынь Оптину, где в сопровождении о. архимандрита Моисея осматривал до малейших предметов монастырские хозяйственные заведения. Выезжал один раз в Москву и один раз в Киев, где проездом был в Новгород-Северском монастыре у архимандрита Никанора, прежде бывшего дома его в Туле экономом и преданного ему от полноты сердца. По приезде из Киева, все обстоятельства своей поездки передал в разговорах протоиерею Глаголеву и между тем упомянул, что архим. Никанор обещался приехать к нему в Жабынь, а чрез несколько времени тому все протоиерею говорил, что архим. Никанор совсем собрался в дорогу, и предложил ему протоиерею, чтобы не отказался приехать к нему и вместе провести время пребывания у него архиман. Никанора. Но вместо личного приезда архим. Никанора получается письмо, что он собравшись ехать – умер. Обстоятельство это поразило владыку, тем более, что не задолго пред этим получено было известие о смерти игумена Венедикта. Но как бы желая облегчить себя в этих грустных мыслях, передавая все это прот. Глаголеву, при прощании сказал: „приезжай о. протоиерей с маленькими своими внуками в хорошую погоду и мы вместе побродим по своему лесу (который по влиянию его вновь приобретен), пожалуй и грибов наберем“. Со стороны о. протоиерея было одно из самых прекрасных душевных и духовных удовольствий пользоваться благорасположением и беседою владыки, и потому он с радостию дал обещание исполнить желание преосвященного, и по приезде в дом, когда внуки протоиерея услышали приглашение владыки, то радовались и ждали дня к нему выезда, как бы светлого праздника. И когда предположено было к нему выехать, т. е. на 29 Июля, – вдруг протоиерей получает от доктора Базилева, что владыку постигла холера, и едва ли может перенесть. По немедленном приезде протоиерея в пустынь, владыка видимо изнемог до того, что едва можно было его узнать. В то же время владыка пожелал принять исповедь и причаститься св. Таин По совершении сего пожелал освятиться елеем и во время совершения этого таинства сидел в креслах с постороннею поддержкою, по окончании елеосвящения его разоблачили, положили в постель до того ослабевшего, что он даже не помнил, как совершилось елеосвящение. Вскоре пароксизмы холеры остановились, на 31 Июля он скончался мирною кончиною. Так кончилась жизнь одного из архипастырей, оставивших незабвенную по себе память Тульской паствы, из священнослужителей коей едва ли найдется 10 часть которые не им бы были посвящены в свои должности. Погребение совершилось на 5 день, а совершал оное преосв. Димитрий, его преемник на архиерейской кафедре Тульской епархии, с монашествующими обоих Белевских монастырей, градским и сельским духовенством (до 30 человек сослужащих, при многочисленном стечении народа), из Белева и окрестных мест.

Так сошли один за другим в могилу два современных деятеля, равно приснопамятных для Жабынской пустыни, по своему благотворному на нее влиянию и заботливости о её благосостоянии.

По кончине преосв. Дамаскина с 1859 г. управлял сей пустынью назначенный в должность строителя 1854 г. о. Нифонт; в 1859 г. он, согласно его прощению, уволен обратно в Орловскую епархию. На место его, по указу преосв. Алексия епископа Тульского и Белевского, 11 Января 1859 г. назначен Новосильского Свято-Духова монастыря иеромонах Алексий, а по переведении его в 1860 г. настоятелем в Новосильский монастырь назначен в Сентябре месяце 1860 г. исправляющий должность строителя Жабынской пустыни казначей Новосильского монастыря иеромонах Гамалиил, который управлял ею до 9 Октября 1861 г., в коем переведен, согласно его прошению, в архиерейский дом, а на место его назначен в должность строителя пустыни казначей Белевского Спасо-Преображенского монастыря иеромонах Феодосий, управляющий сею пустынью и до ныне. Со времени настоятельства о. игумена Венедикта и до настоящего времени, в обители не было предпринимаемо никаких новых построек, но здания, воздвигнутые о. Игуменом, поддерживались и ветхость исправлялась и исправляется своевременно, равно как и не прекращается забота настоятелей о приращений средств обители.

Внутренний же рост ее в течении всего обозренного нами периода, т. е. с восстановления обители в1776 году и до настоящего времени много задерживается тем, что в нее посылаются от времени до времени эпитимийцы духовного звания, число которых при малом штате обители (7 человек), нередко не только равнялось, но и превышало тех, которые поступали в обитель, добровольно, по призванию к иноческой жизни.

Но не смотря на это неудобство обитель сия, как единственная пустынная общежительная обитель Тульской епархии, не перестает обращать на себя внимание, любителей безмолвной иноческой жизни.

* * *

1

Копия с этой выписки, писанная почерком XVII века, находится в монастырском архиве ветхой.

2

Река Вырка впадает в Оку ниже Белева верстах в 6. «См. Большой Чертеж, стр. 178.

3

см. историю Карамз. т. XII стр. 32. Прим. 131

4

см. Дворцов. разряды. СПБ. 1850 т. 1, Стр. 101.

5

Памятью бывших близ монастыря битв остаются, доселе несколько курганов, видных по левой стороне дороги, идущей из Белева в Лихвин мимо стен обители.

6

К числу местных принадлежит. Синодик обители и друг. акты мон. арх., а к числу общих рукописные святцы XVII столетия. См. о сем в житиях русских святых, собранных преосвященным Филаретом архиепископом Черниговским под 22 числом, Генваря, в статье «преподобный Макарий Белевский Чудотворец»

7

В рукописных святцах XVII стол. говорится, что священноинок Макарий начальник Жабынского монастыря Введения Пресв. Богородицы, Белевский новой чудотворец, преставился в л. 7330. (1692) месяца Января в 22 день“. См. словарь историч. о святых.

8

См. ниже в челобитную игумена Тихона в 1721 году.

9

Архимандрит Сергий, как увидим ниже жил в сем монастыре на покое, здесь же скончался и погребен в соборной Введенской церкви.

10

Последние 4 вклада объясняются тем, что митрополит Илларион, благодетель Жабынской пустыни, в 1711 году был перемещен в Белгородскую епархию.

11

Челобитная эта за последовавшим вскоре упразднением обители осталась втуне, но в 1781 году, при общем межевании само правительство нашло нужным сделать то, о чем просил о. игумен Тихон в этой челобитной, отмежевав к монастырской Введенской церкви, как приходской, положенное количество земли 10 четвертей в поле, а в дву потомуж, с десы и с дубровы и с сенными покосы и со всякими угодьи, из земель тогдашнего владельца состоявших приходом к монастырю деревень Волотковой и Горбуновой Александра Артемьевича Возницына „на прокормление попу Григорию с причтом.

12

Замечательно, что церковь так и осталась не совершенно каменными сводами, и покрыта по деревянными стропилам железом.

13

По данной, на сбор в 1791 году книге собрано всего 175 руб. 5 коп

14

Церковь эта построена игуменом Тихоном (1709 – 1722, годами).

15

Теплая церковь построена строителем о. Серафимом между. 1798–1800 годами.

16

Заметим, что постройка двух, деревянных ь келлий была разрешена еще предместнику о. Савватия священнику Стефану дозволением вырубить для сего из монастырской рощи 95 корней.

17

Эта сумма, внесенная тогда же в кредитные установления, в последствии при наделении согласно завещанию покойной графини, всех бедных обителей до 5000 руб. сер. для пользования из процентов, была зачтена Жабынской пустыни



Источник: Опубликовано: Тула. 1865. В типографии Н.И. Соколова

Вам может быть интересно:

1. Историческое описание Козельской Введенской Оптиной пустыни архимандрит Леонид (Кавелин)

2. Простые и краткие поучения. Том 8 протоиерей Василий Бандаков

3. Учение св. Григория еп. Нисского о природе человека (опыт исследования в области христианской философии IV века) протоиерей Александр Мартынов

4. Сборник изречений архиепископ Варфоломей (Ремов)

5. Путешествие по святым местам русским. Часть 1 – IV. Крестный ход на Крещатик в день Св. Владимира. Андрей Николаевич Муравьёв

6. Церковные торжества в дни великих праздников на Православном Востоке. Часть 1 профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

7. Предполагаемая реформа церковного суда – X. ДОПОЛНЕНИЕ К ПЕРВОМУ ВЫПУСКУ архиепископ Алексий (Лавров-Платонов)

8. Поучения по руководству патерика Печерского протоиерей Виктор Гурьев

9. Церковная проповедь на двунадесятые праздники. Часть 1 протоиерей Пётр Смирнов

10. История русской словесности. Часть 2. Отдел 3. Литература в царствование Александра I профессор Иван Яковлевич Порфирьев

Комментарии для сайта Cackle