протоиерей Ливерий Воронов

Слово на литургии в день праздника Обрезания Господня

14 января 1975 г.

«Ты еси Бог наш!

Разве Тебе иного не знаем, имя Твое именуем!»

В восьмой день по рождении Господа нашего Иисуса Христа, во исполнение закона, над Ним был совершен обряд обрезания, символизировавший вступление потомков Авраама в завет с Богом. В этот же день, по обычаю, наречено было Младенцу имя Иисус – то самое, которое предвозвестил Его Матери, Пресвятой Деве Марии, Архангел Гавриил во время Благовещения. «И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус» (Лк. 1:30–31).

Имя Иисус, по-еврейски Иегошуа или Иешуа, было одним из любимых и весьма распространенных среди иудеев того времени. Оно состоит из двух частей, первая из которых соответствует имени Божию «Иегова», а вторая говорит о спасающей или избавляющей деятельности Божией по отношению к людям. Таким образом, имя Иисус означало для ветхозаветного израильтянина «Иегова спасает» или «Иегова спасающий».

Это имя носил живший во времена глубокой древности великий вождь народа Израильского, ученик и преемник Моисея, Иисус Навин, который, одержав с чудесной помощью Божией ряд побед над врагами, избавил свой народ от многих опасностей и ввел его в землю Обетованную. Так же назывался и великий первосвященник, который возглавлял иудеев, вернувшихся в VI столетии до Рождества Христова из многолетнего Вавилонского плена.

Для этих великих избранников Божиих имя Иисус не столько относилось к их личности и служению, сколько должно было постоянно напоминать и им самим, и их единоплеменникам о Боге, как Избавителе всех бедствующих и находящихся в опасности. Носивший имя Иисус в Ветхом Завете должен был сознавать и помнить, что и он, как многие другие, есть тот, «чье спасение есть Иегова».

Но когда в Вифлееме, во дни Ирода царя, родился от Девы Марии предреченный пророками Богомладенец, то и самое имя, которым Его нарекли, приобрело новый и совершенно исключительный смысл. «Ангел Господень, – говорит нам об этом св. евангелист Матфей, – явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою; ибо родившееся в Ней есть от Духа Святого; родит же Сына, и наречешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф. 1:20–21).

Он, и никто другой, спасет людей от духовной гибели и вечной смерти. Он, и никто другой, поразит и низложит их самого страшного врага – диавола, этого «человекоубийцу от начала» (Ин. 8:44), и освободит их от самого тяжкого греховного плена. Он есть истинный Иегошуа – Иегова спасающий, единственный и никем не заменимый Спаситель мира и человека. «Ибо нет другого имени под небом...– свидетельствует ап. Петр, – которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4: 12). И не удивительно, что Новозаветная Церковь Христова издревле хранит благочестивый обычай – никому не давать личного имени Господа и Спасителя нашего, выражая этим свое глубокое благоговение пред этим великим и преславным именем.

Уже в самой ранней апостольской проповеди имя Иисус соединяется со словом «Христос», что значит Помазанник. «Бог Духом Святым и силою помазал Иисуса из Назарета, и Он ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом» (Деян. 10:38). «Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли» (Деян. 2:36).

Помазание, о котором говорят св. апостолы, есть облагодатствование человеческой природы, излияние на нее даров Духа Святого. И поскольку единородный Сын Божий, «нас ради человек и нашего ради спасения», благоволил в воплощении Своем стать Богочеловеком, то и воспринятое Им человеческое естество испытало преизобильное помазание «елеем радости», т. е. Духом Святым, дабы могло во всей полноте совершиться взятое на Себя Господом Иисусом Христом дело нашего искупления. «Дух Господа Бога на Мне, – говорил как бы от лица Грядущего Мессии еще пророк Божий Исаия, – ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение и узникам открытие темницы, проповедывать лето Господне благоприятное...» (Ис. 61:1–2).

Наименование Христос, Мессия, Помазанник сделалось в церковном словоупотреблении как бы необходимым дополнением к личному имени Господа: Иисус, слилось с ним в единое великое и достохвальное имя, пред которым преклоняется «всякое колено небесных, земных и преисподних» (Фил. 2:10–11).

Нет в целом мире имени, достойного большей чести, славы и хвалы, чем имя Господа Иисуса Христа. Оно «превыше... всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем» (Еф. 1:21). Оно обладает ни с чем несравнимой силой. «Именем Моим, – говорил Сам Господь, – будут изгонять бесов, будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мк. 16:17–18). «Верующим во имя Его Господь дал власть быть чадами Божиими» (Ин. 1:12) и обещал соделать их участниками вечной жизни (Ин. 20:31).

Многие великие подвижники, зная по опыту великую силу призывания имени Христа Спасителя, сами непрестанно творили и увещевали других чаще творить молитву Иисусову: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!»; «Молитва Иисусова, – говорит наш отечественный подвижник благочестия епископ Феофан Затворник,– просвещает, укрепляет, оживляет, всех врагов, видимых и невидимых, побеждает, и к Богу возводит... Имя Господа Иисуса – сокровище благ, сил и жизни в духе» (Путь ко спасению, с. 243).

От наименования «Христос» происходит и слово «христиане», оно обозначает последователей Господа Иисуса Христа, истинных и верных чад Его Святой Церкви. Дееписатель и евангелист Лука свидетельствует нам, что еще в раннюю апостольскую эпоху «ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами» (Деян. 11:26).

В слове «христианин» заключено и напоминание о нашей помазанности или облагодатствованности. Принимая святое крещение и становясь чрез это живыми членами таинственного тела Христова, членами Его Церкви, мы удостаиваемся многоразличных даров Божественной благодати в меру нашего общения со Христом – Виновником или Причиной нашего освящения.

Получая таким образом священное звание христианина и воспринимая «помазание от Святого» (1Ин. 2:20), какое усердие должны мы прилагать, возлюбленные, чтобы сохранить это вверенное нам неоценимое сокровище чистым и незапятнанным и чтобы благодать Божия была действенной в нас и приносила свои спасительные плоды!

О том, как дорожили званием христианина истинные последователи Господа, особенно ярко свидетельствуют нам мученические акты, т. е. сказания о страданиях мучеников в первые века христианства. Во время гонений на христиан языческие судьи, допрашивая перед казнью святых мучеников, обращались к ним с вопросами: «Какого ты звания? Где твоя родина?» И мужественные исповедники веры Христовой часто отвечали так: «Я – христианин, наше отечество, наша родина – на Небе». Их пытали, заставляли назвать свое имя, сказать, откуда они родом, кто их родственники. А святые мученики повторяли: «Я христианин, мое отечество на Небе». Конечно, у этих мучеников были и свои земные звания: один был воином, другой – ремесленником, третий – земледельцем. Была у них и своя земная родина, которую они горячо любили, о которой усердно молились, которую хотели видеть богоугодной, процветающей и богохранимой. Но в эти минуты, пред лицом смерти, они как бы забывали обо всем земном и помнили лишь о том священном звании, которое дороже и бесценнее всех благ земного мира. Они помнили о том, что они – православные христиане, дети своего Небесного Отца, и вечное отечество их – на Небе.

Кроме звания «христианин» у каждого из нас есть и свое особое, личное имя. Каждый из нас во святом крещении наречен в честь того или иного угодника Божия. Звание христианина и имя, данное в честь святого, неразрывно связаны между собой. Святая Церковь, нарекая имена, не просто дает наименование для отличия от других людей, но вручает каждого руководству и попечению того угодника Божия, имя которого знаменует на нем. При этом она внушает, что каждый должен подражать своему святому, имя которого носит, в его жизни и подвигах. Если же история не сохранила подробности о жизни и подвигах этого угодника, то все же мы знаем, что все святые спасались горячей верой в Господа Иисуса Христа, исполнением Его заповедей о любви к Богу и ближним, чистотой своей души, молитвой и покаянием, терпением и преданностью воле Божией, – одним словом, тем, что они были истинными и верными христианами.

Итак, возлюбленные, будем помнить, что оба имени, которые мы носим: и общее имя христианина, и личное имя, данное в честь того или иного святого, – являются великой духовной ценностью, с которой мы не только проходим все поприще нашей земной жизни, но и должны будем предстать на последний суд при кончине века. Обладание этой ценностью составляет наше счастье и преимущество, но оно же налагает на нас и огромную нравственную ответственность. Еще св. Игнатий Богоносец, один из великих представителей славного лика мужей Апостольских, обращался к верующим с такими словами: «Молитесь, так: Господи, пошли мне силы, дабы я не только назывался христианином, но и действительно им оказался». Будем же и мы молиться друг за друга, чтобы всем нам в каждый момент земной жизни благодать Божия помогала с честью и достоинством нести высокое и почетное звание христианина, дабы и через нас, недостойных, всегда прославлялось пречестное и великолепное имя великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, Ему же со Безначальным Его Отцем и со Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом да будет честь, и слава, и благодарение во веки веков.

Аминь.


Источник: Проповеди [Специальный вып. памяти прот. Ливерия Воронова] // Христианское чтение. 1996. : сборник.

Комментарии для сайта Cackle