профессор Александр Павлович Лопухин

Колена Израилевы

Колена Израилевы – племена еврейского народа, происшедшие от сыновей патриарха Иакова: Рувима, Симеона, Левия, Иуды, Иссахара, Завулона (рожденных Лиею); Вениамина (рожденного Рахилью); Гада, Асира (рожденных Зелфою); Дана, Неффалима (рожденных Валлою) и сыновей Иосифа (рожденного Рахилью) – Манассии и Ефрема (см. «Энц.» VІ под словом «Иаков»).

Начало племенного обособления евреев усматривается еще в патриархальный период их жизни. Обособившиеся от отца, обзаведшиеся семьями и толпою слуг, многие из сыновей патриарха Иакова ведут себя, как главы самостоятельных групп: Симеон и Левий делают военное нападение на г. Сихем; Иуда имеет отдельное место жительства, отдельные стада, пользуется среди своего рода правом верховного суда, правом жизни и смерти (Быт.34:38).

Но конечное завершение коленного устройства еврейского народа может быть отнесено лишь ко времени его пребывания в Египте. К моменту выступления евреев из Египта каждое из колен представляло из себя самостоятельную группу людей, объединенных общностью своего происхождения от того или иного из сыновей патриарха Иакова. Во главе колена стоял начальник колена, князь, с правом самостоятельной (в пределах своего колена) распорядительной и судебной власти. Колено делилось на поколения, происшедшие от сыновей или потомков родоначальника колена. Поколения – на фамилии, происшедшие от сыновей или потомков родоначальника поколения. Фамилии – на отдельные семьи. Во главе поколений и фамилий стояли начальники поколений и фамилий, старейшины, с правом распорядительной и судебной власти в пределах объединяемых ими групп. Начальником и представителем отдельной семьи являлся отец семейства. Эта единица считалась последнею коллективною единицей, имевшею юридическое значение в общественной жизни народа. Дела, не выходящие за пределы интересов вышеотмеченных составных групп колена, а также не превышающие формальной компетентности их представителей, решались в пределах этих групп.

В случае решения дел общеколенного интереса составлялось собрание представителей коллективных единиц колена, под председательством князя колена. Можно предполагать, что коленное собрание было двоякого рода – большое и малое: в большом собрании принимали участие, по возможности, представители всех входящих в состав колена групп; а в малом – представите ни лишь наиболее крупных групп. Дела, имевшие общенародное значение, обсуждались представителями всех колен (в большом или малом собрании).

Моисей не изменил коленной организации еврейского народа. Введенные им, по совету Иофора, тысяченачальники, стоначальники, пятидесятиначальники, десятиначальники не нарушили административно-судебной особности колен, так как, – выбранные людьми своего колена, – они отправляли свои обязанности в пределах собственных колен. Усмотрению Моисея представлялись те из текущих дел, который выходили за пределы интересов, власти или понимания поименованных начальников. Принимая участие в общенародной жизни, каждое из колен отнюдь не забывает своей племенной самостоятельности: каждое из колен, в лице своего начальника, приносит совершенно одинаковые дары скинии (Чис.7); каждое из них имеет свое особое счисление и занимает свое особое место в стане (Чис.1:2); каждое имеет своего представителя в числе соглядатаев (Чис.13); по одной тысяче от каждого принимают участие в поражении мадианитян (Чис.31:4–6); вообще, каждое следит за тем, чтобы не лишиться чего-либо в пользу другого колена (Чис.36; ср. Чис.37:1–7).

Во время странствований по пустыне, после синайского законодательства, стан еврейского народа имел такое распределение: северную границу стана составляли Дан, Аспр, Неффалим; восточную – Иуда, Иссахар, Завулон; южную – Рувим, Симеон, Гад; западную – Ефрем, Манассия, Вениамин. Колено Левия, занятое переноской и охраной принадлежностей скинии, находилось в центре стана. Каждое из колен имело свое отдельное знамя (Чис.1–4). Знамена северной части колен были, по преданию, в два цвета – красный с белым, причем стяг Дана носил на себе изображение человека с веткою в руке, стяг Асира – изображение города, стяг Неффалима – изображение ополчения. Знамена восточной части колен были, по преданию, зеленого цвета; из них стяг Иуды носил на себе изображение льва, стяг Иссахара – изображение солнца, луны и звезд, стяг Завулона – изображение плывущего корабля. Знамена южной части колен были, по преданию, красного цвета; здесь стяг Рувима, носил на себе изображение орла, стяг Симеона – изображение стоявшего на горе дерева, стяг Гада – изображение серны. Знамена западной части колен были, по преданию, в два цвета – зеленый с золотом; тут стяг Ефрема имел на себе изображение быка; стяг Манассии – изображение единорога, стяг Вениамина – изображение волка. Знаменем левитов служил их «удел» – скиния Господня.

Произведенная пред выступлением от Синая народная перепись (Чис.1–4) показала,что годных для войны имели:

Перепись, произведенная у реки Иордана, в конце странствования по пустыням (Чис.25) обнаружила, что тогда имели годных для войны:

Колена Рувима, Гада и часть колена Манассии получили свой земельный надел еще при жизни Моисея. Как наиболее других нуждавшимся в обширных тучных пастбищах для скота, – им были отведены завоеванные евреями области в восточном Заиорданьи, – с тем, однако же, условием, чтобы мужское поколение означенных колен не уклонялось от участия в завоевании и западного Заиорданья, предназначенного остальным коленам (Чис.32). Завоевание и раздел западного Заиорданья были совершены при преемнике Моисея – Иисусе Навине (И. Нав.13–22), причем колена распределились в следующем нисходящем порядке: северные пределы Ханаана заняли Асир и Неффалим; южнее поселились Завулон, Иссахар; в центре Ханаана осели часть колена Манассии и Ефрема; южные пределы Ханаана достались Дану, Вениамину, Иуде, Симеону; Левий получил оседлость среди уделов своих братьев.

За периодом общенародных вождей следовал период судей, – период наиболее яркого обнаружения племенной особности евреев. Общая для всех колен цель народа была достигнута: Ханаан завоеван, и каждое из колен получило свой самостоятельный земельный надел, не отчуждаемый в пользу какого-либо другого колена. Временно сплачивавших обаянием своей авторитетной личности Моисея и И. Навина не стало. Народ беспрепятственно мог удалиться в свои исконные племенные ячейки. В самом начале периода судей еще можно было заметить некоторое единодушие колен: свержение ига Хусарсафема совершилось, по-видимому, усилиями всего народа. Но после Гофониила политическое объединение Израиля заметно ослабевает. Аод приглашает на войну с моавитянами не всего Израиля, а лишь Ефремлян и с ними одними совершает свое дело. Об участии других колен не упоминается. После победы над Сисарою, Девора с благодарностью вспоминает военные заслуги Ефрема, западного Манассии, Вениамина, Завулона, Иссахара, Неффалима; порицает за полное равнодушие к общенародному делу Рувима, Гада, восточного Манассию, Дана, Асира и совершенно умалчивает об Иуде и Симеоне. Гедеон приглашает на войну с мадианитянами Манассию, Асира, Завулона и Неффалима. Ефремляне явились уже позднее. Иеффай выступает против аммонитян с одними галаадитянами, т.е. Рувимом, Гадом и восточным Манассией. Спорадически являвшиеся судьи не объединяли своей властью разрозненный единицы народного организма. Их миссия была исключительно военного характера. Окончив освобождение той или иной части народа от тяготевшего над ней иноплеменнического ига, они вновь обращались в свое первобытное состояние. Дальнейшее отправление судьею тех или иных начальнических обязанностей зависело исключительно от воли народа: благодарный за свое освобождение народ мог уважать личность освободителя и предоставить ему некоторые права судьи и администратора среди выбравших его колен (Суд.11:5–11), но мог поступить и иначе. Во всяком случае, как бы ни была велика предоставленная судье власть, – она не простиралась на весь народ. Избранный одними коленами, судья мог быть не признаваем другими. Рассказ 8 и 12 глав кн. Судей даже свидетельствует, что между избранным указанным способом судьею и не избиравшими его коленами могли происходить сильные раздоры, а подчас и военные столкновения, со всеми нежелательными последствиями таких столкновений.

Впрочем, бурный период судей не прошел для евреев бесплодно. Длинный ряд треволнений и невзгод, характеризующих данное время, в значительной степени содействовал возникновению в народе сознательной потребности государственного объединения. Идея общееврейского царя, явившаяся и энергично проведенная в конце означенного периода, говорит о том с достаточной убедительностью.

Военные успехи Саула, военно-административные таланты и личное обаяние Давида, политика централизации власти и великолепие царствования Соломона могли только усилить начавшееся сближение колен, хотя полного объединения народа все-таки не достигли. По смерти Саула, еврейская монархия временно распадается на две части: колено Иуды (и, вероятно, Симеона) – с одной стороны, и прочие колена с другой. Первая называет себя домом Иуды, Иудою, домом Давида; вторая усвояет себе имена: Израиль, весь Израиль, весь народ израильский, дом Саулов (2Цар.1–4). То же самое случается и в конце царствования Давида, – после усмирения мятежа Авессалома. Поссорившись, при возвращении Давида на престол, с коленом Иуды (и Симеона), прочие колена готовы были уже отделиться, заявляя: «Нет нам части в Давиде, нет нам доли в сыне Иессеевом. По шатрам своим, Израиль!» Монархию спасла только опытность Давида и его полководца Иоава (2Цар.19–20). При преемнике Соломона Ровоаме еврейская монархия окончательно распадается на две части: колена (Симеоново) Иудино и Вениаминово – с одной стороны и прочие колена – с другой. Первая носит название иудейского царства или Иуды; вторая – израильского царства или Израиля. Во главе первой стоял Иуда, во главе второй – властолюбивый, могущественный Ефрем. «Что нам в Давиде? – кричал Ровоаму Ефрем, а за ним и весь Израиль. – Нет нам доли в сыне Иессеевом! По шатрам своим, Израиль! Теперь знай свой дом, Давид! И разошелся Израиль по шатрам своим» (3Цар.12).

Политическая самостоятельность израильского царства продолжалась около двух с половиною веков, закончившись разгромом царства со стороны ассирийской монархии и переселением большинства Израильтян в Ассирию (4Цар.17). Менее чем чрез полтора века после этого, прекратило свое самостоятельное существование и иудейское царство, подпав под власть вавилонской монархии: большинство иудеев были переселены в Вавилон (4Цар.24–25).

Со времени Кира, царя персидского, иудейские пленники Вавилона получают право беспрепятственного возвращения в Иудею. Возможно предположить, что, совместно с иудеями, переселились в Ханаан и бывшие ассирийские пленники-израильтяне.

Вместе с прекращением политической самостоятельности еврейских царств прекращается и коленный сепаратизм народа. Ко времени возвращения евреев из вавилонского (и ассирийского) плена, коленные родословия начинают, видимо, забываться. Автор 1-й книги Паралипоменон считает своею обязанностью восстановить в памяти народа важнейшие из этих родословий (Пар.1–9 гл.) – не для поддержания, конечно, прежней племенной обособленности в народе, а для установления различных прав переселенцев, по их происхождению.

В. Протопопов


Вам может быть интересно:

1. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V – Есхол профессор Александр Павлович Лопухин

2. Библейская энциклопедия – Беф-Аноф архимандрит Никифор (Бажанов)

Комментарии для сайта Cackle