митрополит Макарий (Булгаков)

Православно-догматическое Богословие. Том 2

Раздел 27 Раздел 28 Раздел 29

VI. О ТАИНСТВE БРАКА

§ 233. Связь с предыдущим; брак, как установление Божие, и его цель; понятие о браке, как таинстве, и его названия

1. Три таинства православной Церкви: крещение, миропомазание, причащение – предназначены для всех людей, чтобы каждый мог соделаться Христианином и потом преуспевать в христианском благочестии и достигнуть вечного спасения. Два другие таинства: покаяние и елеосвящение – предназначены для всех Христиан, как два спасительные врачевства, одно от болезней душевных, а другое от болезней телесных и вместе душевных. Но есть еще два таинства, учрежденные Господом, которые если не предназначены и необязательны для всех людей, если не необходимы для каждого из членов Церкви непосредственно, зато необходимы для целей Церкви вообще, для ее существования и процветания. Это – а) таинство брака, сообщающее известным лицам благодать к естественному рождению детей, будущих чад Церкви; и – б) таинство священства, сообщающее также особым лицам благодать к сверхъестественному рождению чад Церкви и воспитанию их для жизни вечной1477.

2. Брак можно рассматривать с двух сторон: как закон природы или установление Божие, и как таинство новозаветной Церкви, освящающее ныне, до падении человека, этот закон. Имея ввиду изложить учение о браке собственно в последнем смысле, мы однакож находим нужным, для раздельности понятий, предварительно сказать несколько слов о браке, как установлении Божием, и его цели.

Брак есть несомненно установление Божие, есть закон, положенный Творцем в самом устройстве человека, и потом утвержденный и раскрытый в сверхъестественном откровении. Свящ. бытописатель, излагая историю происхождения первых людей, свидетельствует: и сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его: мужа и жену сотвори их. И благослови их Бог, глаголя: раститеся и множитеся, и наполните землю (Быт. 1, 27. 28). Говоря далее о происхождении, в частности, первой жены и о приведении еe к Адаму, повествует: и созда Господь Бог ребро, еже взя от Адама, в жену, и приведе ю ко Адаму. И рече Адам, просвещенный Духом Божиим (Матф. 19, 4–6): се ныне кость от костей моих, и плоть от плоти моея: сия наречется жена, яко от мужа своего взята бысть сия. Сего ради оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей: и будет два в плоть едину (2, 22–24). Все это было при самом начале мiра во дни невинности человека. После потопа, хотя род человеческий находился уже в состоянии падения, Бог однакож снова утвердил закон брака своим благословением точно так же, как и в начале: и благослови Бог Ноя, и сыны его, и рече им: раститеся и множитеся и наполните землю (Быт. 9, 1; снес. 7). В законе, данном чрез Моисея, находим строгие постановления, ограждающие неприкосновенность брачного союза, как установленного и благословенного Богом (Лев. 20, 10; Втор. 7, 14; 22, 22; 28, 11; снес. Малах. 2, 14–16). В новом завете эту истину подтвердил сам Христос Спаситель, когда на вопрос фарисеев, по всякой ли вине можно разводиться с женою, отвечал: несте ли чли, яко сотворивый искони, мужеский пол и женский сотворил я есть; и рече: сего ради оставит человек отца своего и матерь: и прилепится к жене своей, и будета оба в плоть едину. Якоже к тому неста два, но плоть едина: еже убо Бог сочета, человек да не разлучает (Матф. 19, 4–6). И еще прежде – когда почтил своим присутствием брачное торжество в Кане Галилейской и даже совершил здесь свое первое чудо (Иоан. 2, 1 и дал.). Ту же истину засвидетельствовали и св. Апостолы. Св. Павел в одном месте говорит: несоздан бысть муж жены ради… Обаче ни муж без жены, ни жена без мужа, о Господе. Якоже бо жена от мужа, сице и муж женою: вся же от Бога (1 Кор. 11, 9. 11. 12). В другом замечает: вдаяй браку свою деву, добре творит (- 7, 38). В третьем осуждает лжеучителей, которые из презрения к браку возбраняли женитися (1 Тим. 4, 1–3). Вслед за св. Апостолами Божественное установление и святость брака проповедывали и защищали св. Отцы и учители Церкви: Ириней, Климент александрийский, Мефодий, Тертуллиан, Иоанн Златоустый, Августин и многие другие1478, против последователей Менандра1479, Сатурнина, Карпократа, Василида1480, Маркиона1481, против енкратитов1482, манихеев1483 и других еретиков1484, отвергавших брак, производивших его от диавола и называвших состоянием, недостойным Христианина.

Цель Божественного установления брака двоякая. Во первых, умножение и сохранение человеческого рода, как видно из слов самого Бога, благословившего первозданную чету: мужа и жену сотвори их, повествует Моисей, и благослови их Бог, глаголя: раститеся и множитеся и наполните землю (Быт. 1, 27. 28). В этой цели брака заключается и та, чтобы рождать и умножать чад для Церкви Божией1485, в состав которой призваны от начала все люди или весь род человеческий (§ 168). Во-вторых, взаимное вспомоществование супругов в прохождении настоящей жизни: и рече Бог: не добро быти человеку единому, сотворим ему помощника по нему (Быт. 2, 18)1486. И сотворил Бог первую жену Еву из ребра Адама, чтобы, при таком единстве природы, они тем сильнее чувствовали в себе взаимную любовь и старались жить нераздельною жизнию (Быт. 2, 22–24). К этим двум целям брака, после падения человека, присоединилась еще третья, именно – служить обузданием возникших в человеческой природе греховных похотений и врачевством против беспорядочных влечений чувственности. Добро человеку, говорит Апостол, жене не прикасатися·, но блудодеяния ради кийждо свою жену да имать (1 Кор. 7, 1.2). И далее: глаголю же безбрачным и вдовицем, добро им есть, аще пребудут, якоже и аз. Аще ли не удержатся, да посягают: лучше бо есть женитися, нежели разжизатися (- 8. 9). Цель эту ясно указывали и древние учители Церкви1487.

3. Чтобы освятить, возвысить и укрепить закон брака, который сам по себе свят и чист по своему происхождению от Бога и по своим целям, но вследствие расстройства человеческой природы подвергся зловредному влиянию греха и многочисленным искажениям со стороны людей, предавшихся чувственности, – Господь Иисус благоволил установить в Церкви своей особое таинство, – таинство брака. Под именем этого таинства разумеется такое священнодействие, в котором лицам брачущимся, по объявлении ими пред Церковию обета взаимной супружеской верности, преподается свыше чрез благословение священнослужителя Божественная благодать, освящающая их брачный союз, возвышающая его в образ духовного соединения Христа с Церковию, и потом содействующая им к благословенному достижению всех целей брака. У нас это таинство называется еще Венчанием, по тем венцем, какие при совершении его бывают возлагаемы на главы жениха и невесты; у Греков и Латинян – и некоторыми другими именами1488.

§ 234. Божественное установление таинства брака и его действительность

Когда и как Господь установил таинство брака, – тогда ли, когда присутствовал на браке в Кане Галилейской (Иоан. 2, 1–11)1489, или когда, по поводу известного вопроса фарисеев, раскрывал истинное понятие о браке и сказал: еже убо Бог сочета, человек да не разлучает (Матф. 19, 3–12)1490, или уже по воскресении своем, когда деньми четыредесятьми являлся ученикам своим, и глаголал им, яже о царствии Божии, т. е. о том, что относилось к устроению Его Церкви (Деян. 1, 3), – Евангелия не упоминают: так как и ина многа, яже сотвори Иисус, не суть писана в книгах сих (Иоан. 20, 30; 21, 26). Но частию из писаний апостольских, а еще более из свящ. Предания мы несомненно убеждаемся, что таинство брака существовало в Церкви с самого еe происхождения, и след., ведет свое начало от самого Иисуса Христа.

I. В писаниях апостольских находим ясные немеки на существование таинства брака в Церкви апостольской. Так –

1) В послании к Ефесеям св. апостол Павел, излагая обязанность супруги-Христианки, говорит: жены, своим мужем повинуйтеся, якоже Господу: зане муж глава есть жены, якоже и Христос глава церкве…, якоже церковь повинуется Христу, такожде и жены своим мужем во всем (5, 22–24). Затем, излагая обязанности супруга-Христианина, продолжает: мужие, любите своя жены, якоже и Христос возлюби церковь, и себе предаде за ню (- 25). Наконец, желая объяснить самое основание этих супружеских обязанностей, указывает на существо супружеского союза и на то значение, какое он получил в Христианстве; сего ради оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей, и будета два в плоть едину. Тайна сия велика есть: аз же глаголю во Христа и во Церковь (- 31. 32). Т. е. св. Апостол заповедует, чтобы жены христианские точно так же и в той же мере повиновались мужьям своим, как Церковь повинуется Христу, а мужья в такой же мере любили своих жен, в какой Христос возлюбил Церковь, – по тому именно, что супружеский союз их знаменует собою союз Христа с Церковию, и в этом отношении есть тайна и тайна великая. Если так: то, во-первых, спрашивается; что же могло соделать в Христианстве брачный союз двух лиц тайною и тайною великою, что могло дать ему такое глубокое значение, могло возвысить брак до образа союза Христа с Церковию? Не предположивши особого таинства или священнодействия в новозаветной Церкви, чрез которое освящается и запечатлевается брачный союз благодатию Христовою, мы не найдем удовлетворительного на это ответа. С другой стороны, если брачный союз двух лиц в Христианстве есть действительно, по самому существу своему, таинственный образ союза Христа с Церковию; а союз Христа с Церковию, без всякого сомнения, исполнен благодати и святости (Иоан. 1, 14; Еф. 5, 25): то необходимо предположить, что и брачный союз в Христианстве бывает освящаем и исполняется благодатию Христовою чрез какое-либо тайнодействие. Наконец, к тому же заключению приходим, когда обращаем внимание на обязанности, какие заповедует Апостол христианским супругам в рассматриваемом нами месте – повиноваться мужу в такой степени, в какой Церковь повинуется Христу, и любить жену в такой мере, в какой Христос возлюбил Церковь: этого не могли бы исполнить ни жена, ни муж, если бы, при самом вступлении в супружеский союз, не получали свыше особой благодати чрез известное таинство.

2) В другом своем послании св. апостол Павел, рассуждая о состоянии девственном и состоянии брачном, между прочим говорит: жена привязана есть законом, в елико время живет муж ея: аще же умрет муж ея, свободна есть, за негоже хощет, посягнути: точию о Господе (1 Кор. 7, 39). Вы-ражение: точию о Господе – естественно приводит к мысли, что брак христианский еще при Апостолах, в отличие от других брачных союзов, заключался о Господе, или во имя Господа, т. е. был делом веры и Церкви, и след., освящался и запечатлевался ими чрез какое-либо видимое священнодействие.

II. Св. Отцы и учители Церкви, блюстители апостольского предания, не оставляют никакого сомнения в этой истине. Свидетельства их можно разделить на два класса: в одних христианский брак представляется делом веры и Церкви, которое совершается и освящается при соучастии священнослужителей, чрез их благословение; в других – даже прямо называется таинством, сообщающим благодать.

Свидетельства первого рода представляют:

Св. Игнатий Богоносец: «подобает женящимся и выходящим замуж, чтобы союз их совершался по благословению епископа, – да будет брак о Господе, а не по вожделению»1491.

Св. Василий великий: «Мужие, любите жены (Еф. 5, 25), хотя вы чужды были друг другу, когда вступали в брачное общение! Сей узел естества, сие иго, возложенное с благословением, да будут единением для вас, бывших далекими»1492!

Св. Григорий Богослов: «Если ты еще не сопрягся плотию: не страшись совершения; ты чист и по вступлении в брак. Я на себя беру ответственность; я сочетатель, я невестоводитель»1493.

Св. Амвросий: «Если самый брак должен быть освящаем покровом (velamine) и благословением священническим: то как может быть брак тем, где нет согласия веры»1494.

Собор карфагенский IV (398 г.): «Жених и невеста, когда имеют быть благословляемы от священника, да приводятся родителями своими или споручниками, – а, приняв благословение, да пребывают в ту ночь, из уважения к этому благословению, в девстве»1495.

Так же – Тертуллиан1496, Климент александрийский1497, папа Сириций1498 и папа Иннокентий I1499.

Свидетельства второго рода находим:

У Тертуллиана, который поставляет брак наряду с таинствами – крещением, миропомазанием и евхаристией в следующих словах: «Диавол, стараясь низвратить истину, подражает в языческих мистериях самим даже божественным таинствам: он и крестит некоторых, как своих последователей, обещая им очищение грехов чрез купель, и запечатлевает потом на челе воинов своих, и торжественно совершает приношение хлеба…, и даже поставляет верховного жреца при браке»1500.

У св. Иоанна Златоустого. Восставая против срамных песней и празднований, бывающих обыкновенно при браках, он говорит: «Зачем бесчестишь всенародно честное таинство брака? Все это надобно отвергнуть и учить дочь стыдливости с самого начала, и позвать священников, и чрез молитвы и благословения заключить союз супружества, чтобы умножалась любовь жениха и сохранялось целомудрие невесты, а всего более, чтобы в дом тот вошли дела добродетели и изгнаны были из него все коварства диавола, и чтобы они (супруги), соединяемые благодатию Божиею, провождали жизнь приятную»1501.

У св. Амвросия: «Мы признаем, что владыка и охранитель супружества есть Бог, который не потерпит, чтобы оскверняемо было чужое ложе. И кто сделает это, тот согрешит против Бога: ибо нарушит Его закон, изменит Его благодати. А так как согрешает против Бога, то и лишается участия в небесном таинстве»1502.

У св. Зенона веронийского: «Любовь супружеская двух людей чрез достоуважаемое таинство сочетавает в плоть едину»1503.

У блаж. Августина: «В нашем (христианском) браке более имеет силы святость таинства, нежели плодородие матери»1504. «В Церкви предлагается не только союз брачный, но и таинство»1505.

Прибавим, что, кроме православной Церкви, брак считают в числе таинств не только римские Христиане, но и уклонившиеся от православия издревле, каковы: копты, армяне, марониты, абиссинцы, несториане1506, и тем ясно свидетельствуют, что в древней вселенской Церкви вера в таинство брака была всеобщею, повсеместною.

§ 235. Видимая сторона таинства брака и невидимые действия

I. К видимой стороне таинства брака относятся два существенные действия. Это, во-первых, торжественное свидетельство жениха и невесты пред лицом Церкви о том, что они вступают в брачный союз по добровольному взаимному согласию и сохранят супружескую верность до конца жизни. А во-вторых, торжественное благословение их брачного союза священником, когда он, возлагая венец на главу жениха, возглашает: «венчается раб Божий… рабе Божией… во имя Отца и Сына и Св. Духа »; потом возлагая венец на главу невесты, повторяет: «венчается раба Божия… рабу Божию… во имя Отца и Сына и Св. Духа», и наконец произнося краткую молитву к Богу: Господи Боже наш, славою и честию венчай я»1507, троекратно благословляет их обоих вместе.

II. Невидимые действия благодати, сообщаемой чрез таинство брака брачущимся, состоят вообще в том, что она соделывает, по выражению Апостола, самый союз их тайною великою, поколику соделывает его образом таинственного союза Христа с Церковию: тайна сия велика есть, говорит Апостол, аз же глаголю во Христа и во Церковь (Еф. 5, 32). И, следовательно, – в том, что благодать сия в частности –

1) Освящает и, так сказать, одухотворяет брачный союз двух лиц: ибо свят и духовен союз Христа с Церковию. Посему Апостол и говорит о христианском браке: честна женитьба и ложе нескверно (Евр. 13, 4), и заповедует христианским супругам: сия есть воля Божия, святость ваша, хранити себе самех от блуда: и ведети комуждо от вас свой сосуд стяжавати во святыни и чести (1 Сол. 4, 3. 4). Равным образом св. Златоуст, напоминая заповедь Апостола, чтобы супруг-христианин любил свою жену, а супруга-христианка боялась своего мужа (Еф. 5, 33), присовокупляет: «ибо каждый из них приял свое. Таков брак, бывающий о Христе, брак духовный и рождение духовное, не от кровей, не от болезней, подобно рождению Исаака, о котором говорит Писание: и престаша Сарре бывати женская (Быт. 18, 11). И брак не от страсти, не от тел, но весь духовный, потому что душа при этом соединяется с Богом союзом неизреченным, какой Он только один ведает: почему и сказано: прилепляяйся Господеви, един дух есть с Господем (1 Кор. 6, 17). Видишь, как заботится (Апостол), чтобы и плоть соединилась с плотию, и дух с духом»1508.

2) Скрепляет брачный союз двух лиц узами нерасторжимыми: ибо нерасторжим и вечен союз Христа с Церковию (Матф. 28, 20). И о христианском-то браке должно разуметь по преимуществу: еже Бог сочета, человек да не разлучает (Матф. 19, 6), – сочета не законом только брака, который (закон) Он даровал людям еще в начале и подтверждал в ветхозаветном откровении, но преимущественно своею благодатию, которую сообщает брачущимся чрез особое новозаветное таинство.

3) Наконец, содействует христианским супругам в продолжение всей жизни свято исполнять взаимные обязанности друг к другу, по высокому образцу святейшего союза Христа с Церковию. При этом только становятся понятными и удобоисполнимыми заповеди св. Апостола, чтобы мужи любили своя жены, якоже и Христос возлюби Церковь, и себе предаде за ню (Еф. 6, 25), а жены повиновались своим мужем во всем, якоже Церковь повинуется Христу (- 24). Подражать такому высокому образцу было бы не по силам человеку, если бы они не подкреплялись особою благодатию Божиею. Содействуя же в исполнении взаимных обязанностей христианским супругам, в продолжение всей их жизни, эта благодать тем самым уже содействует им и к достижению всех целей брачного союза, т. е. к благословенному рождению детей – будущих чад Церкви, к взаимному вспомоществованию во всем добром и к предохранению себя от связей незаконных или неблагословенных (§ 233).

§ 236. Кто может совершать таинство брака, и что требуется от приступающих к этому таинству?

I. Власть совершать таинство брака, как и все другие таинства, с самого начала Христианства принадлежала пастырям Церкви, епископам и пресвитерам. Об этом, как мы видели, говорит еще св. Игнатий Богоносец, потом – Тертуллиан1509, и далее упоминают или даже ясно свидетельствуют: св. Василий великий, св. Григорий Богослов, св. Иоанн Златоустый1510, св. Амвросий1511, папы Сириций и Иннокентий1512, и целый собор пастырей, бывший в Карфагене1513. К ним можно присовокупить еще: св. Тимофея александрийского1514, св. Феодора Студита, св. Никифора и Фотия, константинопольских патриархов1515 и т. д.

II. Лица, приступающие к таинству брака, по правилам православной Церкви:

1) Должны быть оба веры христианской. Ибо без веры во Христа нет в человеке и приемлемости для благодати Божией, сообщаемой чрез таинства (§ 197), и вообще пользоваться духовными дарами, какие предлагаются в царстве благодати Христовой, могут одни те, которые вступили уже в это царство чрез дверь крещения (Иоан. 3, 5). Посему брак с не верными (не христианами) Христианам запрещен (IV вселенск. Соб. прав. 14; VI вселенск. 72).

2) Должны быть веры православной, если не оба, то, по крайней мере, одно, т. е. жених или невеста. Иначе, как может быть принято с искреннею верою благословение Божие от служителя православной Церкви, когда нет веры к самой Церкви, раздаятельнице даров благодати? Но если хотя одно лицо из брачущихся православно: то ради этого одного низводится благословение Божие на союз брачущихся, так как оба они, по Слову Божию, становятся тогда в плоть едину (Матф. 19, 5). Низводится, однакож, под тем условием, чтобы неправославное лице никаким образом не касалось впредь веры лица православного, и чтобы имеющие произойти от них дети были воспитаны в православной вере (Соб. лаод. прав. 10. 31; IV всел. прав. 14; VI всел. пр. 72).

3) Должны находиться вне известных степеней родетва плотского и духовного, определенных правилами Церкви (VI всел. пр. 63. 54; неокесар. 2; Васил. вел. 23. 78. 87; Тимоф. 11).

4) Должны иметь взаимное добровольное согласие на вступление в брак. Это вытекает из самого существа брачного союза: оставит человек, сказал Господь, отца своего и матерь, и будета оба в плоть едину (Матф. 19, 5). Такое соединение двух лиц возможно только по силе свободной воли, движимой любовию, а отнюдь не по принуждению. Потому Церковь всегда торжественно вопрошает жениха и невесту пред самым их венчанием: по благому ли и непринужденному произволению вступают они в супружество. И только получив утвердительный ответ, благословляет их союз1516.

§ 237. Свойства христианского брака, освящаемого таинством

Свойства христианского брака, освящаемого таинством, суть: а) единичность, т. е. христианский брак есть союз только одного мужа и одной жены, и б) нерасторжимость.

1. Христианство решительно запрещает многоженство (πολυγαμία) и освящает таинством только союз двух лиц, одного мужа и одной жены (μονογαμία). Ибо таков первоначальный закон брака, положенный Творцом в самой природе человека, и тогда же выраженный праотцем рода человеческого, по вдохновению свыше. И сотвори Бог человека, повествует свящ. бытописатель, мужа и жену сотвори их (Быт. 1, 27). И далее: и созда Господь Бог ребро, еже взя от Адама, в жену, и приведе ю ко Адаму. И рече Адам: се ныне кость от костей моих, и плоть от плоти моея: сия наречется жена, яко от мужа своего взята бысть сия. Сего ради оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей: и будета два в плоть едину (2. 22–24; снес. Матф. 19, 4–6). Этот закон подтвердил и объяснил сам Христос Спаситель, когда сказал: сотворивый искони, мужеский пол и женский сотворил я есть, и рече: сего ради оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей, и будета оба в плоть едину. Якоже ктому неста два, но плоть едина (Матф. 19, 4. 5). На этот же закон ясно указывал Христианам и св. апостол Павел, говоря: кийждо свою жену да имать… жена своим телом не владеет, но муж: такожде и муж своим телом не владеет, но жена (1 Кор. 7, 2. 4), и внушая христианским супругам, что их союз таинственно образует собою союз Христа с Церковию (Еф. 5, 23 и след.). Так учили потом об этом законе брака и все св. Отцы и учители Церкви1517.

Впрочем, запрещая иметь двух и многих жен, или мужей, в одно и тоже время, св. вера не возбраняет супругам вступать в другой брак в случае смерти кого-либо из них, хотя и отдает преимущество пред таким браком честному вдовству. Глаголю безбрачным и вдовицем, пишет св. Апостол, добро им есть, аще пребудут, якоже и аз. Аще ли не удержатся, да посягают: лучше, бо есть женитися, нежели разжизатися (1 Кор. 7, 8. 9). И затем: жена привязана есть законом, в елико время живет муж ея: аще же умрет муж ея, свободна есть, за ис негоже хощет посягнути: точию о Господе. Блаженнейша же есть, аще тако пребудет (- 39. 40; см. также Рим. 7, 2. 3; 1 Тим. 5. 14). Равным образом и св. Отцы никогда не возбраняля желающим вступать во второй брак1518; но только видели в этом, на основании приведенных слов Апостола, одно снисхождение к человеческой немощи и недостаток христианского совершенства1519. Потому и положили в своих правилах, чтобы вступающие во второй брак иногда несли церковное покаяние, как не соблюдшие воздержания, свойственного Христианам1520, чтобы самый брак сей совершался с меньшею церковною торжественностью, с отменением некоторых свящ. обрядов. употребляемых при первом браке1521, и чтобы второбрачные не были допускаемы к степеням церковной иерархии (1 Тим. 3, 3. 12; Тит. 1, 6)1522. Что касается до третьего брака: то он, по там же правилам отеческим, хотя есть нечистота в Церкви, но лучше любодеяния, и потому дозволяется, только с епитимиею, большею против епитимии для двоебрачных; а четвертый брак, как многоженство, совершенно запрещается1523.

2. Второе свойство христианского брака – нерасторжимость также определяется из первоначального закона о браке, положенного Творцом в самой природе человека и объясненного Христом Спасителем. Когда фарисеи спросили Его: аще достоит человеку пустити жену свою по всякой вине, – Он отвечал: несте ли чли, яко сотворивый искони мужеский пол и женский сотворил я есть; и рече, сего ради оставит человек отца своего и матерь: и прилепится к жене своей, и будета оба в плоть едину. Якоже ктому неста два, но плоть едина: еже убо Бог сочета, человек да не разлучает. Когда Eму возразили, что Моисей заповедал отпускать жену и давать ей книгу распутную, – Господь сказал: Моисей по жестокосердию вашему повеле вам пустити жены ваша: из начала же не бысть тако (Матф. 19, 3–8; снес. Марк. 10, 2–9). Когда вслед за тем о том же спросили Его ученики, Он заметил: иже аще пустит жену свою, и оженится иною, прелюбы творит на ню: и аще жена пустит мужа, и посягнет за иного, прелюбы творит (Марк. 10, 11. 12; снес. Лук. 16, 18). Учение Господа о нерасторжимости брака проповедывали и св. Апостолы: оженившимся, пишет апостол Павел, завещаваю, не аз, но Господь, жене от мужа не разлучатися. Аще ли же и разлучится, да пребывает безбрачна, или да смирится с мужем своим: и мужу жены не отпущати (1 Кор. 7, 10. 11). И в другом месте: мужатая жена живу мужу привязана есть законом: аще ли же умрет муж ее, разрешится от закона мужескаго. Темже убо живу сущу прелюбодейца бывает, аще будет мужеви иному (Рим. 7, 2. 3). При столь ясном учении самого Спасителя и Его Апостола о нерасторжимости брака даже до смерти кого-либо из супругов, очень естественно, что и все учители Церкви единогласно возвещали ту же истину, например: св. Иустин мученик, Климент александрийский, св. Василий великий, св. Иоанн Златоустый, св. Епифаний, св. Кирилл александрийский и многие другие1524.

Один только случай указал Спаситель, когда позволяется расторжение брака. Это неверность, измена супружескому союзу кого-либо из супругов: иже аще пустит жену свою, разве словесе прелюбодейна, и оженится иною, прелюбы творит (Матф. 19, 9): всяк отпущаяй жену свою, разве словесе любодейнаго, творит ю прелюбодействовати (- 5, 32). И правила св. Соборов и св. Отцев также указывают только на один этот случай, дозволяющий расторжимость брака, хотя вместе с тем замечают, что даже в сам случае союз супругов может сохраниться в силе чрез их примирение и оставаться нерасторжимым1525.

* * *

1477

Такое точно разделение всех седми таинств православной Церкви на три класса ясно выражает константинопольский патриарх Иеремия: παντί μεν χρήσιμα τό βάπτισμα, τό μύρον, ή κοινωνία, τοίς δέ άφιερουμένοις Θεω ή χειροτονία, ώς λαίκοΐς ό γάμος, καί τοις, μετά βάπτισμα άμαρτήσασιν ή μετάνοια καί του ηγιασμένου χρίσις ελαίου (Respons. 1 ad Augustan. Confes. cap. VII, in Act. Theolog. Wirtemberg. p. 77).

1478

Ирин. adv. haer. I, 28, n. 1; Клим. Алекс. Strom. III, 6; Мефод. Conv. dec. virg. orat. II, n. 2; Тертулл. adv. Marcion. I, 29; Златоуст. in Genes. homil. XXI, n. 4; Августин. adv. Secund. Manich. c. ХХII.

1479

Епифан. haeres. XXIII.

1480

Иpuн. adv. haer. I, 24; Клим. алекс. Strom. III, 1. 2; Кирил. Иерус. оглас. поуч. VI, n. 17; Епифан. haeres. XXIV. XXVII.

1481

Ирин. adv. haeres. I, 23, n. 1; Тертулл. adv. Marcion. I, 29. 30; IV, 11. 29; V. 7.

1482

Ирин. adv.haer. I, 28, n. 1; Евсев. Церк. Истор. IV, 29; Епифан. haeres. XLVI. LXI, n. 1.

1483

Tum. бостр. adv. Manich. II, 16. 33; Aвгycmuн. Mor. Manich. II, 10, n. 19.

1484

Сократ. Церк, Ист. II, 43; Aвгyстин. haeres. LXX.

1485

Клим. алекс. Strom. III, 23; Минуц. Феликс. Octav. XXXI; Августин. Serm. LXI, n. 22. Соответственно этому св. Григорий Богослов говорит: когда брак есть собственно брак и супружеский союз, и желание оставить после себя детей; тогда брак хорош, ибо умножает число благоугождающих Богу» (Слово 37, в Тв. св. Отц. III, 221).

1486

Златоуст. in Genes. homil. XXI, n. 4; LIX, n. 3.

1487

Клим. алекс. Strom. III, 12; Златоуст. XLIII, n. 9; de virginit. c. XIX, XXV; Aвгycmuн. de Genes. ad litter. IX, 7, n, 12; de nupt. et concup. 1, 14.

1488

Τελετή γάμων, Balsam. in Theop. Alex. Resp. can. XI; τελεία ιεροτελεστία, Balsam. in Phot. Nomoc. T. XIII, c. II; conjugium, nuptiae, nuptiale mysterium, – Лев. nana Epist. ad Rustic. Narbonn. CLXVII, ed. Ball.

1489

Эту мысль, по-видимому, выражают некоторые из учителей Церкви, говоря, что Христос благословил тогда своих присутствием, освятил, облагодатствовал брак (Епиф. hаег. LI, с. 30; LXVII, c. 6; Кир. алекс. lib. II in Johan. c. 2, v. 1, Opp. T. IV, p. 135, Paris 1638; Aвгycmuн. tract. IX in Johan. n. 2).

1490

He на это ли намекает св. Амвросий в словах: non negamus, sanctificatum esse a Christo conjugium, divina voce dicentë erunt ambo in uno carne…. (Epist. ad Sirie. XLII)?

1491

Πρέπει δε τοΐς γαμοΰσι καί ταϊς γαμουμέναις μετά γνώμης τοΰ Επισκόπου την ενωσιν παιεΐσθαι, ινα ό γάμος ή κατά θεον καί μη κατεπιθυμίαν (Epist. ad. Polycarp. n. 6).

1492

На шестодн. бесед. VII, в Тв. св. Отц. V, 132.

1493

Слов. на св. крещение, там же III, 288.

1494

Epist. ad Vigil. XIX, al. XXIII, n. 7.

1495

Capit. XIII.

1496

Unde sufficiamus ad enarrandam felicitatem matrimonii, quod ecclesia conciliat, confirmat oblatio, obsignat benedictio (Ad uxor. II, c. 9)?

1497

Paedagog. III, c. II; Strom. III, 21, § 12.

1498

Epist. Himerium Tarrac. cap. 4.

1499

Epist. ad Victricium Rothomag. cap. 6.

1500

De praescr, haeret, c. 40. В другом месте: sufficit inter ista, si Creatoris magna sunt apud Apostolum sacramenta, minima apud haereticos. Sed ego autem dico, inquit, in Christum et ecclesiam. Habet interpretationem, non separationem Sacramenti. Ostendit figuram sacramenti ab eo praeministratum, cujus erat utique sacramentum (Adv. Marcion. V, 18).

1501

... τί τά σεμνά του γάμου εκπομπεύεις μυστήρια?... υπό τής τυΰ θεου ροπής συγ­κροτούμενοι... (in Genes. homil. XLVIII, n. 6).

1502

De Abraham. I, cap. 7… gratiam solvat; et ideo, quia in Deum peccat, sacramenti coelestis amittit consortium.

1503

Haec conjugalis affectus duos homines sacramento venerabili unam cogit in carnem (L. 1, Tr. II, de spe, fide et char. n. 4).

1504

De bono conjugal. c. 18, n. 21; cfr. c. 24, n. 32.

1505

De Genes. ad litt. IX, c. 7; cfr. de pecc. Orig. XXXIV, n. 39; XXXVII, n. 42.

1506

Renaudot. de la perpetuite... T. V, liv. 6, chap. 1; Asseman. Bibl. Orient. T. III, part. I, p. 356; T. III, part. II, p. 319 et squ.

1507

Смысл молитвы такой: «Господи, Боже наш! Как сии сочетавающиеся лица украшены теперь, во имя Твое, венцами; так, силою Твоего благословения, венчай и укрась супружеский союз их славою и честию, да пребудет этот союз честным и славным и ненарушимым до конца их жизни, и да сияют они взаимною верностию и чистотою нравов, как светлыми венцами».

1508

Εκαστος γάρ τό ίδιον άπέλαβεν. αρα γάμος εστιν οΰτος γινόμενος κατά Χριστόν, γάμος πνευματικός και γέννησις πνευματική,.., πνευματικός ολος…, in Ephes. hom. XX, n. 5.

1509

См. выше примеч. 1491. 1496. 1500. И еще: ut in Deo nubas secundum legem et Apostolum, si tamen vel lioc curas, qualis es, id matrimonium postulans, quod iis, a quibus postulas, non licet habere, ab episcopo monogamo, a presbyteris et diaconis… (Тертулл. de monog. c. XI).

1510

Васил. вел. на шестод. бесед. VII, 5; Григор. Богосл. письм. к Прокоп. LVII; Златоуст. homil. in illud: propt. fornic. n. 2.

1511

Cum ipsum conjugium velamine sacerdotali et benedictione sanctificari oporteat… Epist. ad Vigil. XIX, n. 7.

1512

Сириц. ad Himer. Tarrac. Epist. 1, n. 5. 13; Иннокент. Epist. ad Vitrig. Rothomag. c. VI, n. 10; X, n. 13.

1513

См. выше примеч. 1495.

1514

Канонич. ответ., ответ. за вопр. II, в книге правил стр. 352.

1515

Феод. Студ. lib. 1, Epist. 1; Hикиф. c. XXXIV; Фотий, Nomocan. Т. ХIII, c. II, Schol. in Justell. p. 1091.

1516

См. послед. венчания в Требнике.

1517

Ерма, Pastor, lib. II, Mand. IV, n. 4; Мефодий, de conv. decem, virg. orat. III, n. 12; Златоуст. de non iterand. conjug. n. 1. 2; in Tit. homil. II, n. 1; Епифан. haeres. XLVIII, n. 9.

1518

Кирилл. иерус. огл. поуч. IV, п. 26; Васил. вел. письм. CLXI, п. 4; Епифан. haeres. LIX, n. 4. 6.

1519

Афинагор. Legat, с. ХХХVIII; Kлum. алекс. Strom. III, 2; Григор. нисск. vita s. Macrin. T. II, p. 180, ed. Morel.\ Амврос. de viduis c. IX; Златоуст. de non iterand. conjug. n. 2.

1520

Соб. лаодик. прав. 1; Васил. вел. прав. 4, 87.

1521

Златоуст. de non iterand. conjug. n. 2; Ambrosiast. in I Corinth. VII, 40; Феодор. Cmyд. lib. 1, Epist. L; Никифор. can. X.

1522

Тертулл. Exhort. cast. c. VII; Ориген. in Luc. homil. XVII; Сириций, ad Himer. Tarrac. c. VIII-XII; Златоуст. in Tit. hom. Π; Епифан. Expos. fidei cathol. n. 21; haeres. LIX, n. 4; Иероним. Epist. ad Ocean. LXXXII.

1523

Вас. вел. прав. 4. 50. 80.

1524

Иустин. Apolog. 1, n. 6; Клим. алекс. Strom. II, 23; III, 11; Васил. вел. на шестодн. бесед. VИИ, п. 5; Златоуст. Epist. ad Syriae. СХХV; Епифан. Expos. fidei cathol. n. XXI; haeres. LIX, n. 4. 6; Kup. алекс. in Malach. n. 28; Феодорит. in 1 Corinth. VII, 11; Лактанц. Inst. Divin. VI, 23, и др.

1525

Соб. неокесар. прав. 8; карфаген. пр. 115; Васил. вел. прав. 9. 21. 39. 48; VI вселенск. прав. 87.


Раздел 27 Раздел 28 Раздел 29