архимандрит Макарий (Веретенников)

Святитель Гурий Казанский

В истории русской иерархии XVI века были три наиболее выдающиеся архиерейские хиротонии. В 1515 году, после покорения Смоленска, был рукоположен епископ Иосиф (1515–1532). Затем, когда произошло дальнейшее расширение страны на запад, в Полоцк в 1563 году был торжественно поставлен архиепископ Трифон (Ступишин). Собор архиереев Русской Церкви определил при этом старейшинство новой епархии. Несколько ранее, после покорения Казани, был рукоположен первый Казанский архиепископ – святитель Гурий († 1563; память 5 декабря). В длинном ряду иерархов, которых рукоположил митрополит Макарий, Предстоятель Русской Церкви середины XVI века, первый Казанский архиепископ, впоследствии причисленный к лику святых, занимает совершенно особое место.

В житии архиепископа Гурия, составленном Казанским митрополитом Ермогеном (1589–1606), бывшим в Смутное для России время Всероссийским Патриархом († 1612), говорится: «... родился и воспитан был в городе Радонеже... в миру носил имя Григорий, сын Григорьев, по прозвищу Руготин»1. Таким образом, родная земля святителя Гурия ранее была освящена стопами Преподобного Сергия Радонежского. Еще при жизни в миру Григорий Руготин был оклеветан перед своим господином, который хотел предать его смерти. «Сын же князя, будучи человеком благоразумным, распознал зло, понял нестерпимый срам отцу и матери и сам расследовал слова клеветников, подобно Даниилу, ограждающему целомудренную от клеветы»2. По ходатайству своего сына князь не предал праведника смерти, а заключил его в темницу. Святитель Ермоген сравнивает страдания Григория с подвигом тезоименитого ему святителя Григория Акрагантийского (VI–VII века; память 23 ноября)3.

Во время заточения «Григорий начал писать небольшие книжицы для обучения маленьких детей и просил продавать их, а вырученные деньги раздавать нищим»4. Находясь в темнице, он не искал себе облегчения, во всем положившись на волю Божию, и дал «обет принять постриг» монашеский в Иосифо-Волоколамской обители в случае своего освобождения. Неожиданно Божиим произволением освободившись после двухлетнего заточения, он пришел в монастырь, основанный преподобным Иосифом Волоцким, и стал там послушником. Затем принял монашеский постриг, в котором был назван Гурием, став «чудным иноком»5. Скорее всего, это произошло при игумене Нифонте (Кормилицыне; 1522–1543), который в таком случае мог и совершить его монашеский постриг. Когда Волоцкий игумен стал епископом Крутицким, инок Гурий был назначен настоятелем обители (1544–1551). Затем недолгое время он подвизался настоятелем Троицкой Селижаровой обители в Тверской епархии6.

В это время на Руси произошло важное событие: в 1552 году, во время третьего похода Ивана Грозного, была покорена Казань. Первоначально в сборе налогов и торговле участвовал Троице-Сергиев монастырь, заботившийся о насаждении русской государственности в новопросвещенном граде Казани7. В 1553 году в Москве были крещены Утемиш-Гирей и Едигер-Махмет. «Таким образом, создавались благоприятные условия для активной христианизации Казанского края: в глазах местного населения прежние “законные” властители ханства уже не могли служить знаменем борьбы за веру»8.

Следующим шагом, спустя три года, явилось учреждение новой епархии Русской Церкви с кафедрой в покоренном граде. Для этого в Москве был созван Собор «о многоразличных чинех церковных и о многих делах ко утверждению вере христианской»9. Одновременно Собором было принято решение об открытии епархии в Казани, которой было установлено второе место после древнейшей Новгородской кафедры. Первым Казанским архиепископом был избран Селижаровский игумен Гурий.

Никоновская летопись подробно повествует о создании Казанской кафедры: «И царь и великий князь и митрополит Макарей со всеми архиепископи и епископи и со всем священным Собором Русскым по священным правилом изобрали в Казаньское царьство на утверждение вере и приговорили быти архиепископу... под его областию город Казань со окрестными улусы, город Свиага з Горною стороною, Василь-город, Вятцкая земля вся. И уложил благочестивый царь и великий князь Иван архиепископу и всем церквам обещанное Богу изо всех доходов Казаньскому земли десятое, а сперва митрополит и все владыки и монастыри пособьствуют Казаньскому архиепископу денгами и хлебом»10. Таким образом, в новоучрежденной Казанской епархии была возрождена такая форма содержания Церкви, как десятина, существовавшая при князе Владимире после Крещения Руси.

Промыслительным образом первым архипастырем града Казани был поставлен святой муж. Летопись рассказывает о том, с каким торжеством совершалась хиротония святителя Гурия в Успенском соборе Московского Кремля. Это была несомненно самая торжественная хиротония, совершенная святителем Макарием. «И всех, – подчеркивает летописец, – было с митрополитом в Пречистой и со архиепископом Казаньскым архиепископов и епископов, архимандритов и игуменов, протопопов и попов, архидиаконов и протодиаконов и диаконов 76, опричь подьяков»11. Настольная грамота, данная святителем Макарием архиепископу Гурию, хранилась затем в царском архиве12.

Некоторое время после своей хиротонии святитель Гурий находился в Москве. В это время для вновь устроенной епархии в древнерусских храмах и монастырях собирались иконы и книги. На одном богослужебном Евангелии из монастыря преподобного Иосифа Волоцкого, которое вложил туда Новгородский архиепископ Феодосий, имеется запись: «А то Евангелие по цареву велению игумен Галахтион з братиею отдали в Казань в соборную церковь на престол к Благовещению, да Евангелие тетр же, да Апостол тетр»13.

Историк Е. Е. Голубинский пишет: «Учреждение епархии Казанской послужило для царя и для митрополита ближайшим поводом к тому, чтобы они озаботились введением в Москве книгопечатания»14. А. И. Рогов отмечает, что «именно в Свияжске под Казанью и оказались первые печатные московские книги»15.

Напутствуемый митрополитом Макарием, провожаемый народом и царем, Казанский архиепископ Гурий 26 мая отправился в путь, на сей раз для духовного покорения Казани. Шествие первого Казанского святителя к месту своего служения вполне можно назвать непрерывным крестным ходом, непрекращающимся водосвятным молебном, продолжением торжества, бывшего в 1552 году при встрече царя в Москве после победы. Остановки, делавшиеся при этом, были весьма многозначительны и напоминали о вековой борьбе русского народа с иноземным игом.

Начало шествию было положено молебном в Кремлевском Успенском соборе с освящением воды «над святыми честными чудотворными мощами». В «Памяти», данной святителю Гурию от царя и митрополита, говорится: «... у Фроловского мосту, основание святым Божиим церквам каменым заветным, Казанским и на том основании архиепископу октенья велети говорити, и крестом осеняти, и священными водами кропити». По выходе из «Нового города» предписывалось совершать то же самое и читать при этом молитву «творение митрополита Илариона Руского за царя и за все Православие»16.

Следующая остановка была в Симоновом монастыре. «И под Симоновым монастырем вытти на берег, и архимариту Симоновскому (Алексию. – Прим. авт.) велети звонити во все колокола и с честными кресты и кандилы, и с священники и со всею братьею, встретили святые образы и архиепископа; и благословению и кажению бывшу, и вкупе в монастырь идуще, молебная совершая, и в церкве, по молебне, Божественную Литоргию служат»17. Далее святитель должен был отправиться водным путем, причем «и по погостам, и по большим селом, где прилучитится при брезе, посылает священными водами кропити святыя храмы, и места, и народ».

В городе Коломне Казанского архиепископа встречал Владыка Феодосий со всем народом, был также совершен молебен с колокольным звоном и при этом читалось «творение Илариона митрополита». После прочтения молитвы предписывалось «осеняти крестом и кропити священными водами». Причем в наказе подчеркивается, что «сицевым образом» нужно поступать во всех селениях на пути «по благословению Преосвященного митрополита и советом и повелением священных епископов»18.

Таким образом, первая остановка была у храма-памятника, построенного в честь покорения Казани, вторая – у Симонова монастыря, где были погребены троицкие иноки Пересвет и Ослябя, погибшие в битве с татарами на Куликовом поле19. В Коломне же, как в 1380 году, так и в 1552 году, происходил сбор русского войска, шедшего на борьбу с татарами20. Остановка святителя Гурия в Рязани напоминает о начале завоевания Русской земли в ХIII веке Батыем, начавшегося с Рязанского княжества. Последняя остановка в соответствии с наказом была сделана в Свияжске – форпосте завоевания Казани. Это место было освящено явлением Преподобного Сергия еще до основания города21.

Шествие первого Казанского святителя знаменует собою завершение длительной борьбы русского народа с татарским владычеством, получившее таким образом церковно-молитвенное выражение. Историк С. М. Соловьев в связи с шествием первого Казанского архиепископа к месту его архипастырских трудов пишет: «Это отправление было необычное, первое в русской истории: архиепископ ехал в завоеванное, неверное царство распространять там христианство... вез с собою духовенство, нужные для церкви вещи, иконы и проч.; этот духовный поход Гурия в Казань соответствовал отправлению греческого духовенства из Византии и Корсуня для просвещения Руси христианством при Владимире»22.

«А приехал архиепископ в Казань июля 28, в нед[елю]»23. В Казани святителю предписывалось «соборовати в церкви в недельный день и поучения простирати народу после молебнов... во граде ж в Казани поучати народы по вся воскресения»24.

Архиепископу Гурию поручался надзор за деятельностью царской администрации, в наказе также закладывались принципы миссионерства: «А новокрещеных всегда поучати страху Божию, и к себе приучати, и кормити, поити, и жаловати, и беречи во всем, да и протчии видя невернии таковое благочестие и брежение и жалование новопросвещенным, поревнуют христьянскому праведному закону и просветятся Святым Крещением, да вкупе с нами прославят Отца и Сына и Святаго Духа»25. Тема миссионерства присутствует и в другом наказе святителю: «А которые татаровя похотят креститись своею волею, а не от неволи, и ему тех велети крестити, и лутчих держати у себя в епископье и поучати всему крестьянскому закону, и покоити их как мочно, а иных роздавати крестити по монастырем»26. Об успехах миссионерского служения архиепископа Гурия в его житии писал святитель Ермоген: «... и многи неверныя в веру приведе, и крести их множество и жены и дети; всюду убо Божия богатно излияся благодать по писанному»27.

Ближайшими сотрудниками святителя Гурия Казанского были архимандрит Герман, настоятель Свияжского Успенского монастыря, и архимандрит Варсонофий, настоятель Спасо-Преображенского монастыря, ранее бывший в плену в Крыму и знавший татарский язык и обычаи. «Эти три имени благодаря общей деятельности по устроению Казанской епархии вместе вошли в историю Русской Церкви»28. Заботясь о насаждении монашества, архиепископ Гурий дал грамоту архимандриту Свияжского монастыря Герману с разрешением служить в монастыре духовенству, имеющему ставленные и отпускные грамоты29, а также предоставил ему судебные податные льготы30. Усилиями святителя в Казани был устроен Зилантов монастырь31.

В наказе, данном святителю Гурию при отправлении в Казань, указано «государево жалование» архиепископу Гурию и архимандритам Герману и Варсонофию32. Вскоре после прибытия Владыки Гурия, 13 августа 1555 года, по указанию царя «в дом Пречистой Богородице честнаго и славнаго Ея Благовещенья» были даны угодья, определено место в Казани для проживания дворовых людей33. Материальная поддержка Казанской епархии оказывалась и в последующее время. В январе 1556 года по царскому указу святителю было выделено озеро «казанских прежних царей и архиепископу Гурию велети в том озере рыбу ловити на себя»34. Два года спустя государевы дьяки взимали налог в деревнях Кирилло-Белозерского монастыря «Казанскому архиепископу Гурью и архимандритом Свияжскому да Казанскому за запас на нынешней лета 7060 шестой год... для нынешние хлебные дорогови»35. Учреждение Казанской епархии и последующая забота о ней, можно сказать, носили государственный характер.

Царь Иоанн Грозный весьма ценил Казанского Владыку. В послании святителю Гурию он писал: «О Боже! как бы щастлива Руская земля была, коли бы владыки старцы были, яко преосвященный Макарий и ты»36. Грамоты царю святителя Гурия не сохранились, но в одной из Волоколамских рукописей имеется запись XVI века: «Государю великому князю Ивану Васильевичу всея Руси бьет челом и плачетьца сирота твоя Гуреи...»37.

После покорения Казани в городе велись большие работы. «Территория кремля вскоре была увеличена (на 240 м по периметру) расширением его к югу. Новую часть кремля возвели из камня вызванные в 1556 году из Пскова 200 каменщиков под руководством Постника Яковлева и Ивана Ширяя»38. Посылал архиепископу Гурию в Казань различных людей, которых тот просил, и митрополит Макарий39, а среди них, вполне возможно, могли быть иконописцы, расписывавшие в 1560 году Успенский собор в Свияжском Успенском монастыре.

Архипастырское служение Казанского Владыки продолжалось недолго. Святитель Ермоген так писал об архиепископе Гурии: «Жил преподобный богоугодно: нищих кормил, во всем помогал неимущим, заступался за бедных, вдовиц и сирот, избавлял их от бед, прилагал труды к трудам и все ночи возносил Богу молитвы... всякими добрыми делами угождал Богу и жил по Богу твердо»40. Последние годы святитель много болел. «Много времени пролежал преподобный больным; говорят, что болезнь его мучила три года. Только на святые великие Господские праздники приносили его в церковь на Литургию, и тогда он лежал или сидел в церкви, ибо не в силах был стоять»41.

В 1563 году отошел ко Господу митрополит Макарий и еще двое иерархов, которые своим отшествием в иной мир предварили Первосвятителя. 26 февраля в Иосифо-Волоколамском монастыре почил находившийся там на покое Новгородский архиепископ Феодосий42. Архиепископ же Гурий «второго декабря позвал... архимандрита Варсонофия, к которому имел любовь велию, и повелел возложить на себя великий образ святой схимы»43. Скончался он в начале декабря 1563 года. В летописи читаем: «Тоя же зимы... преставися Гурей, архиепископ Казанский и Свияжьский, и положен бысть в Казани в монастыри Преображениа Господа нашего Иисуса Христа; сей же бяше Гурий первый архиепископ в Казани»44. Преемником и продолжателем трудов архиепископа Гурия на Казанской кафедре стал Свияжский архимандрит Герман (Полев), поставленный митрополитом Афанасием (1654–1566)45.

Боярин Иоанн Застолбский «соорудил гробницу и большую каменную часовню над могилой преподобного».

Мощи святителя Гурия были обретены вкупе с мощами святителя Варсонофия Тверского († 1576; память 11 апреля) 4 октября 1595 года при Казанском митрополите Ермогене († 1612; память 17 февраля). Е. Е. Голубинский пишет, что «вслед за сим обоим было установлено празднование»46. Святитель Ермоген, автор сказания о Казанской иконе Божией Матери, составил также жития святителей Германа и Варсонофия и службу им47. 20 июня 1630 года по благословению Казанского митрополита Матфея (1615–1646) святые мощи были перенесены из Спасо-Преображенского монастыря в кафедральный Благовещенский собор и в честь этого события было установлено празднование.

Память святителя Гурия празднуется 4 октября, в день обретения его святых мощей, затем в день блаженной кончины святителя – 5 декабря, а также 20 июня, в день перенесения его святых мощей в 1630 году в Благовещенский собор. Для июньской службы по благословению Казанского митрополита Лаврентия (1657– 1672) был написан канон. При митрополите Казанском Тихоне (1699–1724) декабрьская служба святителю Гурию была составлена митрополитом Димитрием Ростовским. Она же творится ныне и 20 июня, в день перенесения его мощей. Митрополит Димитрий составил также «Житие святителей Гурия и Варсонофия, извлеченные из Гермогенова и помещенные в Минеи Чети... а также написал похвальное слово святителю Гурию, печатаемое в 3-м томе его творений»48.

Говоря в службе об архиерейской хиротонии иерарха, гимнограф не назвал по имени святителя Макария, но именно он имеется в виду: «Благословением Первосвятителя поставляешися пастырь и учитель новопросвещенному граду Казани, идеже прелестию врага омраченныя люди светом Богоразумия просветил еси». Об этом говорится и в службе на обретение мощей святителя Гурия: «Благословением крайняго святителя поставляешися пастырь и учитель новопросвещенному граду Казани». Святитель Гурий прославляется за свои миссионерские труды: «... языче огненный, опаливый Магометово злочестивое учение».

Об Акафисте архиепископу Гурию исследователь акафистного творчества А. Попов пишет: «Акафисты святителям Гурию и Варсонофию, Казанским чудотворцам, были составлены архимандритом Климентом, проживавшим в Спасском монастыре в Казани»49. В Акафисте святитель Гурий прославляется как проповедник-миссионер, как «первосвятитель, учитель и покровитель града Казани»50. В 1866 году А. А. Карачевым был составлен второй Акафист святителю Гурию, который остался ненапечатанным51.

Ранние изображения святителя Гурия датируются XVII веком52. Отметим росписи Благовещенского собора в Казани53, выполненные в 1870 году. В трапезной части собора на «стенах и сводах представлены... хиротония святителя Гурия в Москве, проводы его в Казань»54. Таким образом, в верхнем регистре на северной стене изображен первый Казанский святитель – архиепископ Гурий во время своей архиерейской хиротонии, совершившейся 3 февраля 1555 года. Он в центре полукруга ее участников в коленопреклоненной позе, в саккосе и омофоре. Слева – святитель Макарий возлагает книгу на его главу, он в крестчатом саккосе. Справа – два других иерарха, сослужащих митрополиту. Второй интересующий нас сюжет соборной росписи – проводы архиепископа Гурия в Казань в мае 1555 года. Справа в желтом далматике и короне написан царь Иоанн Грозный. Левее перед ним – святитель Гурий в архиерейской фиолетовой мантии и черном клобуке, руки его сложены на груди. Еще левее – святитель Макарий в белом клобуке и другие иерархи. Он с жезлом в руке, жезл – с сулком.

Архиепископ Гурий был хиротонисан святым Первоиерархом, житие и служба ему были составлены канонизованными святителями. Его архиерейское служение предстает нам в рассказе святых мужей. Просветительские труды святителя Гурия увековечены на памятнике 1000-летию России в Великом Новгороде, где он изображен в разделе «Просветители», рядом с митрополитом Макарием55.

* * *

1

Патриарх Ермоген: Жизнеописание, творения, исторические предания, чудеса и прославление. М., 1997. С. 60.

2

Там же. С. 61.

3

Там же. С. 62. Из русских аналогичным подвигом прославился святитель Василий Рязанский († 1295; память 3 июля).

4

Там же. С. 62.

5

Там же. С. 63.

6

В книжных описях Волоколамского монастыря и в записях на книгах называется старец Феогност Руготин (Книжные центры Древней Руси. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. Л., 1991. С. 27, 36).

7

Каштанов С. М. Земельно-иммунитетная политика Русского государства в Казанском крае в 50-х годах XVI века (по актовому материалу) // Из истории Татарии. Казань, 1970. Сб. 4. С. 166.

8

Там же. С. 165.

9

ПСРЛ. СПб., 1904. Т. 13. Ч. 1. С. 249.

10

ПСРЛ. СПб., 1904. Т. 13. Ч. 1. С. 249–250.

11

ПСРЛ. СПб., 1904. Т. 13. Ч. 1. С. 250. Миниатюру Лицевого летописного свода, на которой изображен Собор, избравший первого Казанского архиепископа, святителя Гурия, см.: Немировский E. Л. Возникновение книгопечатания в Москве: Иван Федоров. М., 1964. С. 56.

12

Государственный архив России XVI столетия / Подготовка текста и комментарии А. А. Зимина. М., 1978. Ч. 1. С. 76; Там же. Ч. 2. С. 389.

13

Георгиевский В. Т. Фрески Ферапонтова монастыря. СПб., 1911. Прил. С. 19. Вместе с книгами святитель вез и иконы. Одну из них, Владимирскую икону Божией Матери, архиепископ Гурий благословил чебоксарским жителям, указал место для строения соборного храма Введения во храм Пресвятой Богородицы (Карлинов И., протоиерей. Введенский кафедральный собор в Чебоксарах: к 325-летию со дня освящения // МП. 1977. № 12. С.15, 21. Прим. 21).

14

Голубинский Е. Е. История Русской Церкви. М., 1900. Т. 2. Ч. 1. С. 801.

15

Рогов А. И. Возникновение и развитие книгопечатания // Очерки русской культуры XVI века. Изд-во МГУ, 1977. Ч. 2. С. 264.

16

Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской Империи Археографической экспедицией. (Далее ААЭ). Т. 1 (1294–1598). СПб., 1836. С. 258.

17

ААЭ. Т. 1. С. 258. См. также: Токмаков И. Ф. Историческое и археологическое описание Московского ставропигиального первоклассного Симонова монастыря. М., 1892. Вып. 1. С. 73.

18

ААЭ. Т. 1. С. 258–259.

19

Их имена значатся в лике святых града Москвы (Барсуков Н. Источники русской агиографии. СПб., 1862. Прил. С. IV).

20

ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 187.

21

Служба и Жития преподобных Сергия и Никона Радонежских. М.: Печ. двор, 27. XI. 1647. Л. 124–126 об.; ПСРЛ. Т. 19: История о Казанском царстве (Казанский летописец). М., 2000. Стб. 310–311.

22

Соловьев C. М. Сочинения. Кн. 4: История России с древнейших времен. М., 1989. Т. 7–8. С. 66. См. также: Покровский И. Русские епархии в XVI–XIX вв., их открытие, состав и пределы. Т. I: (XVI–XVII вв.). Казань, 1897. С. 128.

23

Зимин А. А. Краткие летописцы XV–XVI веков // Исторический архив. М.–Л., 1950. Т. 5. С. 20.

24

ААЭ. Т. 1. С. 259.

25

ААЭ. Т. 1. С. 259.

26

ААЭ. Т. 1. С. 259.

27

Платон (Любарский), архимандрит. Сборник древностей Казанской епархии... Казань, 1868. С. 35–51.

28

Варсонофий, иеромонах. Святитель Варсонофий, епископ Тверской, Казанский чудотворец // ЖМП. 1981. № 7. С. 65.

29

ААЭ. Т. 1. С. 269.

30

ААЭ. Т. 1. С. 270.

31

Макарий, митрополит Московский. История Русской Церкви. М., 1996. Кн. 4. Ч. 1. С. 216.

32

ААЭ. Т. 1. С. 261.

33

Акты исторические. СПб., 1841. Т. 1. С. 298– 299.

34

Покровский И. Казанский архиерейский дом. Казань, 1906. Приложение. С. 1.

35

Русская историческая библиотека. Т. 32. Архив П. М. Строева. Пг., 1915. Т. 1. Стб. 428.

36

Амвросий (Орнатский), aрхимандрит. История Российской иерархии. М., 1815. Ч. 6. С. 529.

37

Книжные центры Древней Руси: Иосифо-Волоколамский монастырь... С. 186.

38

Градостроительство Московского государства XVI–XVII веков / Под общей редакцией Н. Ф. Гуляницкого. М., 1994. С. 224.

39

Амвросий (Орнатский), архимандрит. Указ. соч. Ч. 6. С. 531; Продолжение древней российской вивлиофики. М., 1788. Ч. 3. С. 244; Татищев В. Н. История российская. Л., 1968. Т. 7. С. 369, 387.

40

Патриарх Ермоген... С. 66.

41

Там же. С. 67.

42

Кунцевич Г. З. Феодосий, архиепископ Новгородский (1491–1563). СПб., 1898. С. 5.

43

Патриарх Ермоген... С. 67.

44

ПСРЛ. Т. 13. Ч. 3. С. 372.

45

Троицкий Г. Святой Герман, архиепископ Казанский и Свияжский (К 400-летию со дня преставления) // ЖМП. 1967. № 12. С. 53–57.

46

Голубинский Е. Е. История канонизации святых в Русской Церкви. Изд. 2-е. М., 1903. С. 119.

47

Спасский Ф. Г. Русское литургическое творчество (по современным Минеям). Париж, 1951. С. 180–182.

48

Попов А. Православные акафисты за Синодальный период русского церковного песнотворчества // Православный собеседник. Казань, 1902. Ч. 2. С. 159.

49

Там же. С. 156.

50

Акафисты русским святым. С. 608.

51

Попов А. Указ. соч. С. 160.

52

См., например: Макарий, митрополит Московский. История Русской Церкви. М., 1996. Кн. 4. Ч. 1. С. 188.

53

Изображение собора см.: Баталов А. Московское каменное зодчество конца ХVI века. М., 1996. Рис. 94.

54

Яблоков А., протоиерей. Кафедральный Благовещенский собор в Казани. Казань, 1909. С. 16. Благодарю за это указание А. В. Журавского.

55

Смирнов В. Россия в бронзе: Памятник Тысячелетию России и его герои. Новгород, 1993. С. 76–77.


Источник: Архимандрит Макарий (Веретенников). Святитель Гурий Казанский. // Журнал Московской Патриархии. 2004. №. 5.

Комментарии для сайта Cackle