игумен Марк (Лозинский)

Демонские козни

См. также: Беспечность. № 21; Бесстрашие. № 28; Ближний. № 44; Блудная брань. №№ 64, 71; Кончина праведника. № 332; Крестное знамение. № 356; Легковерие. № 370; Молитва Иисусова. № 478; Молитва умная. № 511; Монашество. № 527; Мужество. № 563; Непослушание. № 651; Неразумие. № 658; Осуждение пресвитера. № 690; Падение. № 697; Подвижник. № 758; Праведник. № 861; Превозношение. № 886; Прелесть. №№ 889, 891,894; Смирение. №№ 1038,1058; Старец. № 1099; Храм. № 1183; Чародейство. № 1212.

215. Демоны во сне показывали жен юноше, который их никогда не видел

См. также: Женщина.

Рассказывали об одном старце: “Пришел он в скит с сыном, который еще питался молоком и не знал, что такое женщина. Когда мальчик достиг мужского возраста, то демоны представили ему ночью женские образы. Он открыл это своему отцу. Старец подивился. Случилось однажды сыну быть с отцом в Египте. Увидел он там женщин и говорит своему отцу: “Вот те самые, которые ночью приходили ко мне в скит.” Старец отвечал ему: “Это сельские иноки, сын мой, они имеют иной вид, чем пустынники.” При этом старец удивился, каким образом в скиту демоны могли показать ему женские образы? И тотчас возвратились они в свою келию.” (Древний патерик. 1874. С. 93. № 24).

216. Демоны в виде ангелов являлись монаху и будили его на службу, а затем оклеветали перед ним старца

См. также: Мудрость.

Брат безмолвствовал в своей келии. Демоны, приняв вид ангелов, хотели обольстить его: они приходили к нему, будили его, показывали ему свет и приглашали к божественной службе. Брат пошел к некоему старцу и сказал: “Авва! Ангелы приходят ко мне и приглашают к божественной службе.” Старец сказал: “Не слушай их, сын, это – демоны, и когда они придут будить тебя, скажи им: “Я, когда мне захочется, встану.” Получив такое наставление, брат возвратился в келию. На следующую ночь демоны, по принятому ими обычаю, опять пришли будить его. Но он отвечал так, как было ему заповедано: “Я, когда захочу, встану, а вас не послушаю.” Они возразили: “Этот злой старик, лицемер, сбил тебя с толку! К нему приходил брат, прося денег взаймы. Деньги у старца были, но он обманул брата, сказал, что у него нет денег, и не дал брату. Из этого следует, что он лицемер.” Брат встал рано утром, пошел к старцу и пересказал ему слышанное от бесов. Старец сказал на это: “Что у меня были деньги – правда, а что я не дал брату, просившему взаймы, то поступил так, зная, что причиню вред его душе, если дам. Я признал за лучшее нарушить одну заповедь, чтоб исполнением ее не впасть в нарушение десяти. Из-за этого могло бы произойти значительное смущение, причиной которого были бы деньги, если бы я их дал. А ты не слушай демонов, которые хотят обольстить тебя.” Убежденный словами старца, брат ушел в свою келию. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 500. № 110).

217. Демоны явились авве Евагрию под видом священников и спорили с ним о вере

Однажды явились авве Евагрию три демона в священнических одеяниях, намереваясь препираться с ним о вере. Один назвал себя арианином, другой – евномианином, третий – последователем Аполлинария. Евагрий, имевший Духа премудрости, легко победил их. Авва умер пятидесяти четырех лет от роду, “скончался вмале и исполнив лета долга,” по изречению Писания. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 111).

218. Явление подвижнику демона в виде отрока-сарацина

См. также: Псалмопение.

Авва Павел, настоятель монастыря аввы Феогния, рассказывал, что говорил ему один старец-подвижник. “Однажды он сидел в своей келии и занимался рукоделием – плел корзины – и пел псалмы. Вдруг через окно вошел в келию как бы отрок-сарацин и начал плясать. “Старик, хорошо ли я пляшу?” – спросил он. Тот ничего не отвечал. “Как тебе нравится моя пляска, старик?” – снова спросил он. Последовало абсолютное молчание. “Что ж, по-твоему, негодный старик, ты что ль великое дело делаешь? Так я тебе скажу, что ты соврал в шестьдесят пятом, в шестьдесят шестом и в шестьдесят седьмом псалмах.” Тогда он встал, повергся перед Богом, и пришедший тотчас исчез.” (Луг духовный. С. 190).

219. Явление демонов иноку в виде ангелов с огненной колесницей и предложение демона поклониться ему, чтобы затем вознести инока на небо, подобно пророку Илии

Авва Ор поведал: “Знал я такого человека, к которому явились однажды злые духи в образе небесного воинства и в ангельском одеянии на огненных колесницах и со множеством оружия. Точно собрались на войну против какого-нибудь сильного властителя. И тот, кто казался царем над ними, сказал: “Человек, ты исполнил уже все. Тебе остается только поклониться мне, и я вознесу тебя, подобно Илии.” Услыхав это, инок впал в раздумье: “Что ж это значит? Ежедневно поклоняюсь я Спасителю и Царю моему. Если бы это был Он, стал ли бы требовать от меня того, что, как Ему хорошо известно, я делаю беспрестанно?” И тотчас ответил: “У меня есть Царь, Которому я неустанно служу, а ты – не царь мой!” И после этих слов враг никогда более не являлся.” (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 29).

220. Пресвитер Апеллий схватил голой рукой раскаленное железо и бросил его в лицо демона, явившегося к нему в виде красавицы

См. также: Праведник.

Праведный муж пресвитер Апеллий был по ремеслу кузнецом и изготовлял то, что нужно было для братии. Однажды в безмолвии ночи он занят был своей работой. Диавол, приняв вид красавицы, пришел к нему как бы с заказом. Апеллий схватил голой рукой из горна кусок раскаленного железа и бросил ей в лицо. Страшно и пронзительно вскрикнув так, что услышали все жившие по соседству братия, она исчезла, и с тех пор он без всякого вреда стал брать голой рукой раскаленное железо. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 74).

221. Демон явился авве Иоанну в образе пресвитера и хотел причастить его, но авва узнал искусителя и отверг его; тогда диавол признался, что подобным обманом ему удалось лишить рассудка одного из подвижников

Однажды сатана, приняв образ пресвитера, пришел к авве Иоанну и всем видом показывал, будто очень спешит и хочет побыстрее преподать ему Причастие. Но блаженный Иоанн, узнав его, сказал: “Отец всякого обмана и всякого лукавства, враг всякой правды! Ты не только непрестанно обольщаешь души христиан, но и дерзнул надругаться над самими Святыми Таинствами.” Диавол отвечал ему: “Не удалось мне уловить тебя. Подобным способом я обольстил одного из твоих братии и, лишив рассудка, довел его до сумасшествия. Многие праведники много молились за него и едва смогли привести его в разум.” Сказав это, демон удалился. (Лавсаик. С. 137).

222. Демон, принимая вид аввы Иакова, брал воду у слуги аввы и выливал ее, оставляя подвижника без воды

Дважды в неделю приносили авве Иакову из-под горы воду. Демон, приняв вид аввы, встречал несущего по дороге и забирал воду; несшему же приказывал идти назад, а воду выливал. Сделав это два-три раза, он заставил авву Иакова страдать от жажды. Измучившись, авва спросил того, кто обыкновенно приносил воду, почему он уже в продолжение пятнадцати дней не приносит ему воды? Тот отвечал: “Я приносил ее три-четыре раза, и ты же брал ее у меня.” – “Где, – спросил авва, – я брал у тебя принесенную воду?” Когда слуга показал место, Иаков сказал: “Хотя бы тысячу раз ты видел меня на этом месте, не отдавай сосуда прежде, чем придешь в келию.” Таким образом он разрушил злой навет демона. (Блаж. Феодорит. История боголюбцев. С. 176).

223. Явление преподобному Петру Афонскому демона в образе слуги и его стремление убедить святого вернуться в мир; беседуя с обольстителем, святой произнес имя Богородицы, и демон сразу же исчез

См. также: Богородица; Подвижник.

Демон всегда злобен, лукав, хитер, бесстыден. После нескольких поражений он через год после поселения святого Петра на Афоне избрал новое средство к низложению великого подвижника, средство самое хитрое, а потому только горше посрамился он в своих злоухищрениях. Окаянный демон преобразился в одного из слуг святого Петра и явился в его пещеру. С крайним бесстыдством стал обнимать и лобызать своего господина, потом сел и начал беседу, прикрытую самой ловкой и бесстыдной лестью, даже сопровождая ее слезами. “От многих слышали мы, господин мой, честь моя и свет мои, – говорил бес, – что варвары и безбожники, схватив тебя на войне, увели пленным в Самарскую крепость. Вдруг мы слышим, что Он, Всеблагой, извел тебя из той гнусной темницы и под Своим руководством привел в Рим. Но Богу снова было угодно повергнуть нас в глубокую печаль и неутешный плач: нам неизвестно было, куда ты скрылся из Рима. Когда же не могли не только найти тебя, но даже и слышать, что с тобой, мы начали усердно просить великого Чудотворца Николая. Святой Николай, теплый помощник всем с верой призывающим имя его, не презрел нас, недостойных, и скоро открыл нам тебя, сокровенное и многоценное наше сокровище. И вот я, любящий тебя сильнее всех твоих рабов, предварил их и пришел к тебе, моему господину. Само собой ясно, что теперь тебе, господин мой, ничего другого не остается, как принять на себя труд отправиться со мной в наш славный дом и явлением своим в кругу домашних и друзей неизреченно обрадовать их. Ты сам знаешь, как много в нашем месте людей, преданных страстям, которые для обращения от диавольской лести к истинному богопознанию имеют нужду, кроме Бога, еще и в другом каком-либо наставнике. Великая тебе готовится от Бога награда, если ты этих обольщенных диаволом возвратишь законному Владыке Богу.” Это и другое и больше того говорил демон. Святой, сам не постигая причины своего волнения во время бесстыдной демонской беседы, начал смущаться и невольно чувствовал неприятный трепет сердца. Но иначе и быть не могло: при демонских явлениях человеку его душа всегда смущается; в присутствии же Ангела Божия она радуется и чувствует неизъяснимое удовольствие. Находясь в этом гнетущем состоянии, святой плакал и, орошая лицо свое слезами, говорил демону: “Знай, человече, что в это место привел меня не Ангел, не человек, а Сам Бог и Пресвятая Богородица, и потому без Их воли я не могу выйти отсюда.” Демон, лишь только услышал пресвятое имя Пренепорочной, вдруг исчез, как призрак. Святой Петр не мог надивиться злоумышлению, коварству и дерзости демона и, от всей души возблагодарив Бога и Царицу Небесную, начал снова подвизаться со смирением и сокрушением сердца в молитве, воздержании и посте, так что достиг в меру истинной любви и чистоты ума. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 25).

224. Демон, явившись в образе архангела, стремился вернуть святого Петра Афонского в мир, но как только подвижник произнес имя Богородицы, демон исчез

См. также: Богоматерь; Подвижник.

Однажды сын тьмы, коварный и многокозненный демон преобразовался в ангела света. Дерзко и нагло похитив не принадлежащий ему образ, он с обнаженным мечом в руке встал близ пещеры святого Петра Афонского и сказал ему: “Петр, искренний служитель Христов! Изыди вне, выслушай от меня некие таинства Божии и душеполезные наставления.” Святой на то сказал демону: “А ты кто, и откуда пришел и с какими полезными для меня назиданиями явился сюда?” – “Я архистратиг силы Божией, – отвечал демон. – Всемогущий послал меня возвестить тебе некие пренебесные тайны. Мужайся же, крепись и радуйся, ибо уготован тебе неувядаемый венец и божественная слава. Ныне ты должен оставить это место и идти в мир, чтобы от твоего добродетельного жития и высокого учения восприняли пользу и другие души человеческие. В намерении переселить тебя отсюда Господь иссушил и источник воды, из которого ты пил.” Для лучшего обольщения святого прехитрый изобретатель зол, злокозненный враг спасения человеческого, попущением Божиим, действительно, тогда воспрепятствовал течению воды. Но святой Петр на надутую лесть падшей гордыни отвечал самым смиренным образом: “Неужели я, смердящий и паршивый пес, стою того, чтоб пришел ко мне Ангел Господень?” А лжеангел в ответ: “Не удивляйся, святе! Ты в нынешние времена своими подвигами превзошел древних святых и пророков Моисея, Илию, Даниила и Иова. Великим ты признан на Небесах за превеликое твое терпение. Илию и Моисея ты превзошел постом, Даниила – житием со смертоносными змеями, а Иова – совершенством терпения. Но выйди отсюда, своими собственными глазами удостоверься в оскудении воды и потом без всякого сомнения иди в мирские монастыри. „Там, – так глаголет тебе Господь Вседержитель, – там Я всегда буду с тобой, и многих тобой спасу.” Вот прямая о тебе воля Божия!” Но святой явившемуся самозванцу отвечал: “Знай, что, если не придет сюда Госпожа моя Богородица, Которая посылала меня в это место, и помощник в моих нуждах Святитель Николай, я не выйду отсюда.” Диавол, как только услышал имя Пренепорочной, тотчас исчез. Тогда блаженный Петр увидел и крайнее злоумышление врага, и беспредельную вражду его против рабов Божиих, а вместе с тем – при державной защите их всемогущей десницей Божией – и все его бессилие перед ними. “Христе Иисусе, Боже и Господи мой! – произнес святой Петр из глубины души после удаления от него диавола, – вот враг мой, диавол, яко лев рыкая, ходит, ища поглотить меня, грешного, но Ты, Господи, не оставь меня, во все дни жития моего, всемощной Твоей помощью” (Афонский патерик. Ч. 1. С. 28).

225. Нападение демона в виде страшного дракона на святого Симона Афонского

Однажды ночью афонский святой Симон Мироточивый молился. Вдруг является перед ним демон в виде страшного дракона. Зевнув, он хотел проглотить святого, но так как не было на то соизволения свыше, не мог умертвить его, хотя одним ударом хвоста поверг преподобного наземь, ударив так сильно, что святой Симон в совершенном изнеможении едва мог собраться с духом и воспеть с пророком: ”…будут наступать на меня злодеи, противники и враги мои, чтобы пожрать плоть мою… (Пс. 26:2); а я, как глухой не слышу и как немой, который не открывает уст своих. ” (Пс. 37:14). Между тем страшный дракон не переставал бить его хвостом с намерением, если не совсем умертвить, когда бы допустил это Бог, то, по крайней мере, навести страх и таким образом выгнать его из пустыни. Но вместо страха, несмотря на невыносимую боль, святой Симон обратился к Богу с молитвенным воплем страдальческой души и, зная, что на самом деле это не дракон, а под видом его вооружился сатана, противопоставил ему имя Господа. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 437).

226. Демоны пытались извлечь старца из его жилища, но оставили его, когда он призвал на помощь Иисуса

См. также: Имя Божие; Нерадение; Помощь Божия.

Авва Ираклий поведал, что некий старец жил в идольском капище. Пришли к нему демоны и говорят: “Уйди из нашего места.” Старец отвечал: “У вас нет места.” Демоны начали разбрасывать его ветви, старец терпеливо собирал их. После этого демон, взяв его за руку, повлек из капища. Когда он дотащил старца до дверей, тот другой рукой уперся в дверь и воскликнул: “Иисусе! Помоги мне!” Демон тотчас убежал, а старец начал плакать. Господь сказал ему: “О чем ты плачешь?” Старец отвечал: “Плачу о том, что демоны дерзают владеть человеком и так поступать с ним.” Господь сказал ему: “Ты был нерадив. Когда же ты взыскал Меня, видишь, как скоро Я предстал тебе.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 246. № 1).

227. Демон, приняв вид человека, потерпевшего кораблекрушение, столкнул преподобного Филарета в пропасть, но Бог сохранил святого невредимым

См. также: Помощь Божия.

Преподобный Филарет не избежал упорной брани и искусов завистливого сатаны, который, не надеясь увлечь его в сети своего адского ловительства обыкновенными средствами, решился низринуть его со скалы в пропасть и таким образом положить конец его подвигам. Для этого сатана принял жалкий вид человека, потерпевшего кораблекрушение. Явившись на одной из соседних прибрежных скал, он жалобно кричал и умолял преподобного сойти и помочь ему в его бедственном положении. Не подозревая тайных покушений врага, преподобный, тронутый несчастьем мнимого человека, спустился к нему, желая узнать, чего он хочет. Едва только он приблизился к нему на отвесный край скалы, сатана столкнул его в пропасть, но не преуспел в своем чаянии. Бог сохранил Своего раба совершенно невредимым. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 286).

228. Диавол, явившись юному монаху, самовольно проводившему отшельническую жизнь, первоначально убедил его сходить в соседний монастырь для причащения, а затем вернул его в мир, где монах впал в грех и больше не возвращался в пустыню

См. также: Келия; Отшельничество.

Жил в миру юноша, живший с отцом и желавший быть монахом. Он упрашивал отца отпустить его в монастырь, но тот не соглашался. Тогда отца уговорили близкие друзья, и он согласился. Юноша, оставив родительский дом, вступил в монастырь. Постригшись в монашество, он начал исполнять монастырские послушания и ежедневно поститься. Потом он стал принимать пищу раз в два дня, наконец, раз в неделю. Настоятель монастыря, видя это, удивлялся и благословлял Бога за его воздержание и подвиг. После некоторого времени юный монах начал убедительно просить настоятеля отпустить его на отшельничество в пустыню. Авва сказал ему: “Сын! Отвергни это помышление, ты не сможешь вынести тяжкого подвига отшельнической жизни, в особенности же – искушений и злохитростей диавола. Если последует искушение, некому будет там успокоить тебя и избавить от возмущений, которые нанесет тебе враг.” Но монах еще усиленнее просил об уединении. Авва, видя, что нет никакой возможности удержать его, сотворил молитву и отпустил. Юноша пошел в пещеру и начал безмолвствовать, употребляя в пищу финики, а воду – из источника. Прожил он шесть лет отшельником, никого не видя. И вот приходит к нему диавол в виде старца-аввы. Лицо у него было страшное. Брат, увидев его, испугался, пал ниц и начал молиться, потом встал. Диавол сказал: “Помолимся, брат, еще.” Они помолились, и, когда окончили молитву, диавол спросил: “Сколько времени ты здесь живешь?” Он отвечал: “Шесть лет.” Диавол сказал: “Ты мой сосед! А я только четыре дня тому назад узнал, что ты живешь здесь. Моя келия недалеко отсюда, одиннадцать лет я не выходил из нее, вышел только сегодня, узнав, что ты живешь по соседству. При таком известии я подумал: “Схожу к этому человеку Божию и побеседую с ним о пользе для наших душ. Скажу ему и о том, что отшельничество наше не приносит никакой пользы, поскольку мы не причащаемся Святых Тела и Крови Христовых, так что я боюсь, как бы нам не сделаться чуждыми Христу, если мы удалимся от этого Таинства. Да будет тебе известно, брат, что в трех милях отсюда есть монастырь, имеющий пресвитера, сходим туда в воскресный день или через две недели, причастимся Тела и Крови Христовых и возвратимся в наши келии.” Совет диавола понравился брату. Когда наступил воскресный день, диавол опять пришел и позвал: “Пойдем, пора.” Они отправились в вышеупомянутый монастырь, где был пресвитер. Войдя в церковь, встали на молитву. По окончании молитвы брат оглянулся и, не видя того, кто привел его, подумал: “Куда он ушел? За какой-либо нуждой?” И долго ждал его, но он не приходил. Не найдя, стал спрашивать у братии того монастыря: “Где тот авва, который вошел со мной в церковь?” Они отвечали: “Мы не видели никого, видели только тебя одного.” Тогда брат понял, что это был демон, и сказал сам себе: “Смотри, с какой хитростью диавол извлек меня из моей келии. Но что из того? Я пришел для доброго дела: причащусь Тела и Крови Христовых и вернусь в свою келию.” По совершении литургии, когда брат хотел возвращаться, его остановил авва того монастыря, сказав: “Не отпущу тебя! Прежде раздели трапезу с нами.” По окончании трапезы брат возвратился в свою келию. И вот опять пришел к нему диавол в образе мирского молодого человека, осмотрел его с головы до ног и говорит: “Это он самый!” Потом снова начал смотреть на него. Брат спросил его: “Почему ты так смотришь на меня?” Он отвечал: “Думаю, что ты не узнаешь меня. Впрочем, как и узнать после столь продолжительного времени! Я – сосед твоего отца, сын такого-то. Твоего отца разве не так-то зовут? А имя матери твоей не такое ли было? Сестру твою так-то зовут. Твое прежнее имя было такое-то. Мать и сестра твои умерли уже более трех лет тому назад, а отец умер только что и сделал тебя своим наследником, говоря: “Кому мне завещать имущество, как не сыну, мужу святому, который оставил мир и проводит отшельническую жизнь ради Бога. Ему предоставлю все мои блага.” Потом, обратясь к нам, сказал: “Если кто из вас имеет страх Божий и знает, где находится мой сын, пусть известит его, чтоб он пришел сюда, принял имущество и раздал его нищим за свою душу и за мою.” Многие отправились искать тебя, но не нашли, а я, придя сюда по своим делам, узнал тебя. Не медли! Пойди продай все и исполни волю отца.” Брат отвечал: “Мне не следует возвращаться в мир.” Диавол сказал: “Если не пойдешь, имущество пропадет, а ты дашь ответ перед Богом. Что плохого в том, что говорю: пойди и раздай имение нищим и сиротам как благой распорядитель, чтоб блудницы и развратные люди не расхитили оставленного бедным? Что отяготительного в том, если ты пойдешь и, во исполнение воли отца, подашь милостыню ради спасения своей души? Потом возвратишься в келию.” Обольстив брата, диавол возвратил его в мир. Он проводил его до города и тут оставил. Монах хотел войти в дом своего отца как уже умершего, но сам отец вышел ему навстречу. Увидев сына, отец не узнал его и громким голосом спросил: “Ты – кто?” Монах смутился и не мог ничего ответить. И начал отец его допрашивать, откуда он. Тогда монах в смущении сказал: “Я твой сын.” Отец удивился: “По какой причине ты возвратился сюда?” Монах постыдился объяснить истинную причину своего возвращения, но сказал: “Любовь к тебе заставила вернуться, потому что я очень жалел тебя.” Он остался в отцовском доме, а по прошествии некоторого времени впал в любодеяние и подвергся тяжкому наказанию от своего отца. Несчастный! Он не прибег к покаянию, остался в мире. По этой причине я говорю, братия, что монах ни при каких обстоятельствах не должен оставлять своей келии, кто бы ни советовал ему это. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 487. № 94).

229. Видение аввой Макарием сатаны со многими сосудами с едой, которой он искушал братию; вразумление преподобным Макарием инока Феопемпта, подпавшего под влияние демонских обольщений

См. также: Помыслы.

Авва Макарий жил в глубокой пустыне. Он жил в ней один, отшельником, а несколько ниже была другая пустыня, в которой жило много братий. Однажды старец смотрит на дорогу и видит: идет сатана в человеческом образе и проходит мимо него. Шел он в длинной льняной одежде, которая была вся в дырах. И в этих дырах висели сосуды. Великий старец спросил его: “Куда идешь?” Сатана отвечал: “Иду навестить братию.” – “Для чего же у тебя эти сосуды?” – спросил опять старец. Он отвечал: “Несу пищу для братии.” Старец спросил: “И все это с пищей?” – “Да, – отвечал сатана, – если кому одно не понравится, дам другое, если не это, так получит третье. Какое-нибудь, конечно, же понравится.” Сказав это, он пошел. Старец продолжал смотреть на дорогу до тех пор, пока он не вернулся. Как только старец увидел его, произнес: “Здравствуй!” – “Как же мне здравствовать?!” – отвечал сатана. “Почему же?” – спросил его старец. “Потому что все обошлись со мной сурово, никто не принял меня.” Старец спросил его: “И так не оказалось у тебя там ни одного друга?” – “Нет, только один монах у меня там приятель, он слушается меня и, когда увидит, кружится, как ветер.” Старец спросил его: “Как зовут этого брата?” – “Феопемпт,” – ответил сатана и ушел. Авва Макарий встал и пошел в ту самую пустыню, что располагалась несколько ниже. Братия, узнав об этом, взяли пальмовые ветви и вышли ему навстречу. Между тем каждый из них готовился, думая, что старец остановится у него. Но он спросил, кого из них зовут Феопемптом? Когда нашел его келию, вошел к нему. Феопемпт принял его с радостью. Оставшись с ним наедине, старец спросил его: “Как живешь, брат?” – “Молитвами твоими – хорошо,” – отвечал брат. Старец спросил: “Не искушают тебя помыслы?” – “Пока еще нет,” – отвечал брат. Он стыдился признаться. Тогда старец сказал: “Вот сколько уже лет я подвизаюсь, и все уважают меня, но и меня, старика, еще беспокоит дух блуда.” Феопемпт отвечал: “Поверь, авва, и меня также беспокоит.” Старец говорил то же и о других помыслах, будто они искушают его, и брат приходил в сознание. Потом спрашивает его: “Как ты постишься?” Брат отвечал: “До девятого часа.” – “Постись до вечера, – сказал старец, – и подвизайся, перечитывай Евангелие и другие писания. Если же придет к тебе помысл, не смотри вниз, но всегда устремляй взор свой горе, и Господь тотчас поможет тебе.” Сделав наставление брату, старец пошел в свою пустыню. Наблюдая по-прежнему, старец опять видит того же демона и спрашивает его: “Куда опять идешь?” – “Навестить братию,” – отвечал демон. Когда же сатана возвращался, святой спросил его: “В каком состоянии братия?” – “В худом,” – отвечал он. Старец спросил: “Почему так?” – “Все они суровы, – сказал демон, – и что всего хуже, тот приятель мой, который слушался меня, не знаю почему, развратился и не только не слушает меня, но сделался всех суровее. Я поклялся не ходить больше туда, разве только иногда.” Сказав это, демон оставил старца и ушел, а святой пошел в свою келию. (Достопамятные сказания. С. 140. № 3).

230. Старец видел диавола, старавшегося различными мечтаниями развлечь братию во время славословия

Авва Ириней рассказывал нам, что один старец, живший в скиту, увидел ночью, как диавол раздавал братии грабли и корзины. “Что такое?” – спросил старец. “Готовлю развлечение для братии, – отвечал диавол, – чтобы они были рассеянные во время славословия Бога.” (Луг духовный. С. 72).

231. Преподобному Макарию было показано множество эфиопов, пребывавших в храме во время бдения и старавшихся развлекать монахов различными мечтаниями

См. также: Богослужение.

Однажды демоны сказали святому Макарию Александрийскому, что без них не обходится ни одно собрание иноков: “Пойди-ка посмотри на наши дела.” – “Да запретит тебе Господь, демон нечистый!” – воскликнул Макарий. И, приступив к молитве, он стал просить Господа открыть ему, есть ли сколько-нибудь правды в похвальбе диавола. И после того пошел на торжество всенощного бдения. Там он снова просил Господа о том же. И вот он видит, как по всей церкви прыгают и точно на крыльях перелетают с одного места на другое какие-то, точно недоростки, эфиопы, безобразные на вид. В собрании был такой порядок: один читал псалмы, другие сидели и слушали или отвечали известными возгласами. Рассеявшиеся по церкви эфиопы, подбегая к каждому, точно заигрывали: кому двумя пальцами закрывали глаза, и тот начинал дремать, другому клали палец в рот, и тот уже зевал. Вот окончилось чтение псалмов, и братия поверглись для молитвы перед Богом. Тут перед одним промелькнул вдруг образ женщины, перед другим – какая-нибудь постройка, работа, перед всеми вместе – то одно, то другое. Лишь только злые духи, как актеры в театре, представляли что-нибудь, это тут же входило в сердце молящегося и порождало помышления. Но бывало и так: подбегают злые духи к молящемуся с каким-нибудь обманом и стремглав отскакивают, точно гонимые какой-то силой, и больше уже не осмеливаются останавливаться или проходить мимо таких. Зато к другим, более слабым братьям, они вскакивали на шею, на спину, видно, те невнимательно молились. Видя это, святой Макарий тяжко вздохнул и пролил слезы. Молитвословие окончилось, и святой Макарий пожелал удостовериться в истине видения. Призвав каждого из братии, над которыми в различных видах и образах издевались злые духи, спрашивал их, не думали ли они во время молитвы или о стройке, или о дороге, или о чем-либо другом, соответственно демонским искушениям, и каждый, действительно, признавался в том, в чем обличал его Макарий. Отсюда стало ясно, что все суетные и посторонние помышления, которые овладевают душой во время чтения псалмов или молитвы, порождаются от внушения демонов. Напротив, кто строго хранит свое сердце, от того бегут гнусные эфиопы. Устремленная к Богу и собранная в себе самой душа, особенно внимательная во время молитвы, не воспринимает ничего чуждого, ничего постороннего. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 103).

232. Старцу Матфею в видении был показан искуситель, бросавший цветы в братию; те, к кому приставали цветы, оставляли храм и уходили в келию

См. также: Богослужение; Видение; Храм.

Старец по имени Матфей был прозорлив. Однажды, стоя на своем месте в церкви, он поднял глаза и посмотрел на братию, певшую по сторонам, и увидел: бес в образе ляха держит цветы, называемые лепками, обходит братию и бросает цветы в них. И если к кому из поющей братии цветок пристанет, тот, ослабев умом, постоит немного и, найдя какую-нибудь причину, уйдет из церкви в келию, заснет и уже не возвращается до конца службы. Если же бес бросит на кого цветок, и он не пристанет, то брат тот крепко стоит в пении, пока не кончится заутреня, и только уже тогда уходит в свою келию. Старец поведал об этом видении братии. (Киево-Печерский патерик. С. 11).

233. Инок Евфимий видел страшного мурина (негра), который пытался крюком стащить с клироса иноков, имевших намерение покинуть обитель

См. также: Монах; Прозорливость.

Благочестивый инок Евфимий имел от Господа дар прозорливости. Два брата были дружны, но не духовно, и сговорились тайно покинуть обитель. Во время литургии Евфимий, взглянув на поющих, увидел страшного косматого мурина, который крюком пытался стащить тех братьев с клироса. Крюк срывался, но мурин опять цеплял его за одежды братьев. Мурин несколько раз то исчезал, то появлялся, но совсем пропал только во время освящения Святых Даров. С трепетом смотрел на это старец. После обедни он рассказал преподобному Пафнутию Боровскому о том, что видел. Преподобный призвал иноков, кротко обличил их, и те с раскаянием признались во всем и исправились. (Троицкий патерик. С. 243).

234. Явление соловецкому монаху Памфилу демона в виде человека с огненными глазами

Однажды ночью, стоя на молитве, монах Памфил был поражен страшным видением и от насилия ли бесовского или от одного только страха лишился чувств и наутро был найден бесчувственно лежащим на полу. “Я видел тогда, – рассказывал Памфил впоследствии, – стоящего перед окном человека с огненными глазами, дышащего пламенем. Он просился на ночлег. Потом вся келия наполнилась черными воронами, которые с громким карканьем летали и кружились вокруг меня.” (Соловецкий патерик. С. 181).

235. Два беса, явившись соловецкому подвижнику Феофану, начали ломать его келию; когда Феофан повергся на молитву, бесовское устрашение исчезло

См. также: Помощь Божия.

Однажды, когда Феофан утром совершал молитвенное правило, явились два беса с грозным видом. “Видите, – кричали они, – не хочет старик исправиться, раскидаем келию и убьем живущего в ней.” Старцу показалось, что они стали ломать келию: выбили окна, разбили двери и кричали: “Теперь не уйдет от нас.” Старец испугался, пал на землю, прося у Бога помощи и заступления, и бесы скоро исчезли. Помолившись, старец встал и увидел, что келия его цела и невредима. (Соловецкий патерик. С. 151).

236. Стремление диавола совратить с пути спасения двух учеников соловецкого пустынника Феофана

См. также: Старец.

Два брата просили соловецкого пустынника Феофана воспринять их от пострижения. Старец согласился, учил их иноческой жизни и молился за них. Однажды во время молитвы нечистый дух, явившись ему, сказал: “Ты, злой старик, молишься об учениках, но не всегда они будут таковы, как при тебе, настанет и наше время” – “Бог не попустит этого,” – отвечал Феофан. В другой раз, когда он молился за своих учеников, диавол сказал ему: “Ты свое делаешь, а я свое: одного двумя стрелами поразил, другому шепчу на ухо.” Старец опечалился и, призвав своих учеников, нашел у них некоторые малые прегрешения. Научив и вразумив их, отпустил. (Соловецкий патерик. С. 149).

237. Диавол явился к подвижнику Елеазару в образе слуги игумена и передал приглашение игумена Иринарха приехать к нему; Елеазар хотел перед отъездом вкусить пищи и начал читать молитву Господню, во время которой диавол исчез

Соловецкий игумен Иринарх, глубоко уважая Елеазара, нередко и сам посещал его для духовной беседы и приглашал через слугу к себе в монастырь. Однажды является этот слуга с лошадью, заложенной в сани. Подъехав к окну келии, он передал от игумена поклон и приглашение приехать в монастырь. Елеазар начал собираться в путь и раньше обыкновенного совершил утреннее молитвенное правило. Заметив, что посланный часто уходит из келии во время службы, он спросил его: “Зачем так часто отлучаешься из келии?” – “Лошадь посматриваю, не смирно стоит,” – был ответ. По окончании молитвы Елеазар хотел перед отъездом вкусить пищи и угостить приезжего, но лишь только произнес: “И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого,” – мнимый слуга мгновенно исчез. С ужасом подвижник взглянул в окно, но на дворе не было даже и следов приезжего. Тогда он понял, что это было искушение от диавола, и возблагодарил Господа Бога, не допустившего посмеяться над ним врагу. (Соловецкий патерик. С. 89).

238. Диавол, явившись подвижнику Иову в образе знакомого ему врача, склонял его ослабить подвижническую жизнь

Исконный враг людей, желающий погибели душ человеческих, видя подвиги избранных слуг Божиих, не дремлет и старается всячески отвлечь их от спасительного пути. Так, во время смиренного прохождения отцом Иовом послушаний в поварне и трапезе, не однажды являлся ему ненавистник добра – искуситель – в образе известного ему врача и говорил как бы с состраданием: “Возлюбленный! Следует тебе поберечь свое здоровье, чтобы, изнурив плоть трудом и воздержанием, не ослабеть под игом, которое ты взял на себя Христа ради. Бог не желает трудов или поста выше сил, а ищет сердца чистого и смиренного. Ты при своей старости работаешь для черноризцев, как купленный раб, не привыкший к таким трудам. Не следует тебе так трудиться и потому, что ты священноинок. Довольно с тебя и того, что, оставив славу и честь в миру, ты пришел в убожество и принял на себя тяжкие труды ради пищи. Я даже удивляюсь, как ты можешь принимать суровую пищу после сладких брашен. Блюди, чтобы недуги твои не умножились сверх меры, тогда и я не возьмусь помочь тебе, и ты прежде времени умрешь. Если совета моего не послушаешь, то мне будет очень жаль.” – “Хорошо не щадить плоти, чтобы она не восставала на брань с духом, – отвечал отец Иов своему мнимому знакомцу, – впрочем, хотя бы плоть и изнемогала, но сила Божия в немощах совершается. Святой Апостол сказал больше: “Недостойны страсти нынешнего времени к хотящей славе явиться в нас.” Пост есть мать целомудрия, ты внимай себе с подобными.” Услышав такой ответ, враг тотчас исчез. (Соловецкий патерик. С. 115).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle