игумен Марк (Лозинский)

Блудная брань

См. также: Болезни. № 103; Воздержание. № 159; Дружба. № 249; Искусительница. № 283; Милосердие Божие. № 438; Молитва за других. № 475; Мудрость. № 561; Невоздержание. № 616; Осуждение. № 688; Помыслы. № 821; Самопожертвование. 975–976; Чародейство. № 1213.

49. Частое исповедание старцу своих помыслов приносило облегчение брату в брани

См. также: Исповедь помыслов; Старец.

Некий брат имел брань любодеяния. Он пошел к некоему старцу и сказал ему о своих помыслах. Старец сделал ему наставление и, утешив, отпустил с миром. Брат, почувствовав пользу, возвратился в свою келию. Но брань опять пришла к нему. Он снова сходил к старцу и таким образом поступал несколько раз. Старец не оскорблял его, но говорил ему на пользу, наставлял его не только не поддаваться расслаблению, но, напротив, приходить к нему каждый раз, когда враг начнет искушать, для обличения врага. “Таким образом, – сказал старец, – враг, будучи обличаем, отступит от тебя; ничто так не противно духу любодеяния, как открытие его дела, и ничто не приносит ему такой радости, как сокрытие греховных помыслов.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 454. № 36).

50. Боримый страстью ученик двенадцать раз исповедал старцу свои помыслы и избавился от них только ради смирения старца

См. также: Исповедь помыслов; Смирение; Старец.

Брат был борим любодеянием. Встав ночью, он пошел к старцу, исповедал ему свои помышления. Старец утешил его. Успокоенный этим утешением, брат возвратился в свою келию. И опять дух любодеяния начал искушать его. Он снова пришел к старцу. Это повторялось часто. Старец не огорчал его, но говорил полезное его душе: “Не уступай диаволу и не расслабляйся душой. Напротив, каждый раз, как нападает на тебя демон, приходи ко мне; обличаемый он отступит. Ничто так не огорчает и не ослабляет демона любодеяния, как исповедание искусительных помышлений и мечтаний; напротив того, ничто так не увеселяет его, как утаивание этих помышлений.” Брат приходил к старцу одиннадцать раз, обличая свои помышления. Наконец, он сказал старцу: “Окажи любовь, авва, еще скажи мне слово назидания.” Старец сказал: “Поверь мне, сын мой, если б Бог попустил помышлениям, которые досаждают меня, перейти к тебе, то ты не понес бы их, но непременно ниспровергся.” Когда старец сказал это, искушение блудной страстью отступило от брата ради смирения старца. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 476. № 75).

51. Пример откровенного трехкратного исповедания нечистых помыслов старцу в течение одной ночи

См. также: Исповедь помыслов; Откровенность; Старец; Терпение.

Некий брат был борим нечистым духом любодеяния. Встав ночью, он пошел к святому старцу, опытному в подвижнической жизни, и исповедал ему о том нападении, которому он подвергся от духа любодеяния. Старец, услышав об этом, утешал его, наставляя добродетели терпения словом из Писания, которое говорит: “Мужайтесь, и да укрепляется сердце ваше, все надеющиеся на Господа” (Пс. 30:25). Брат возвратился в свою келию, и искушение напало на него с новой силой. Он устремился снова к старцу. Тот опять поучал его выдерживать брань терпеливо, не предаваясь унынию. Он говорил: “Верь, сын мой, что Господь Иисус Христос ниспослал тебе помощь с Небес и ты можешь преодолеть эту страсть.” Брат, ободренный увещанием святого старца, возвратился в свою келию, и опять искушение начало сильно возмущать его сердце. Немедленно, в тот же час ночи, он возвратился к старцу и упрашивал его, чтоб он тщательно помолился о нем Господу. Старец сказал: “Не устрашись, сын мой, не послабляй своим помышлениям, не скрывай их. Нечистый дух, будучи посрамлен, отступит от тебя. Ничто так не сокрушает силы демонов, как исповедание святым и блаженным отцам нечистых помышлений. Сын! …Мужайся, и да крепится сердце твое, и потерпи Господа (Пс. 26:14). Чем жесточе сражение, тем славнее венец победы. “Вот, – говорит святой пророк Исайя, – рука Господня не сократилась на то, чтобы спасать, и ухо Его не отяжелело для того, чтобы слышать” (Ис. 59:1). Пойми, сын, что на борьбу твою взирает Господь и приуготовляет тебе за сражение с диаволом венец в вечности. Утешает нас Священное Писание, говоря: ”Многими скорбями надлежит нам войти в Царство Божие” (Деян. 14:22). Брат, услышав это, утвердил свое сердце в Господе, не захотел уже возвращаться в свою келию, а остался жить при старце. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 425. № 8).

52. Плотская похоть оставила святого Игнатия Афонского после откровения помыслов старцу в слезной молитве перед иконой Богоматери

См. также: Богородица; Икона; Исповедь помыслов; Помыслы.

Однажды диавол воздвиг в многотрудном теле новопреподобномученика святого Игнатия такую плотскую брань, что он, сжигаемый этим адским пламенем плотской похоти, пал на землю и долго лежал, как полумертвый. Потом, получив малое послабление, пришел к своему попечителю, старцу Акакию, и, объяснив ему свою беду, просил у него утешения. Добрый старец, как и подобало, утешил и утвердил его божественными словами и примерами из жизни святых мужей. После этого блаженный подвижник пришел в церковь, взял в свои руки икону Богоматери и, лобызая ее, со слезами просил Приснодеву помочь ему в его беде, избавив от этой несносной брани и диавольского навета. Не оставила Богоневестная рабу Своему искушаться сильнее, чем он мог: благодатью Богоматери окружило его некое неизреченное и неописанное благоухание, и с того времени оставила его эта смертоносная брань. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 247).

53. Многие подвиги: купанье в снегу, пребывание на холоде – не угасили сильной страсти подвижника, только исповедь перед старцем даровала ему покой

См. также: Исповедь.

Соловецкий старец Наум рассказывал: “Раз привели ко мне женщину, желавшую поговорить со мной. Недолгой была моя беседа с посетительницей, но страстный помысел напал на меня и не давал мне покоя ни днем ни ночью, и при этом не день или два, а целых три месяца мучился я в борьбе с лютой страстью. Чего только я ни делал! Не помогали и купания снеговые. Однажды после вечернего правила я вышел за ограду полежать в снегу. На беду заперли за мной ворота. Что делать? Я побежал вокруг ограды ко вторым, к третьим монастырским вратам, – везде заперто. Побежал в кожевню, но там никто не жил. Я был в одном подряснике, и холод пронизывал меня до костей. Я едва дождался утра и чуть жив добрался до келии. Но страсть не утихала. Когда настал Филиппов пост, я пошел к духовнику, со слезами исповедал ему свое горе и принял епитимию; тогда только, благодатью Божией, обрел я желаемый покой.” (Соловецкий патерик. С. 163).

54. Инок в течение четырнадцати лет мужественно боролся с плотской бранью, которая оставила его только после того, как он публично исповедал свое состояние в храме и все молились о нем целую неделю

См. также: Исповедь публичная; Молитва общая.

Брат имел искушение на блуд, и он с усилием отражал искушение в течение четырнадцати лет, соблюдая, чтобы и помысел его не согласовался с похотью. Наконец, он пришел в церковь и открыл дело перед всеми иноками. Тогда дано было повеление, чтобы все понесли за него труд в продолжение седмицы, молясь Богу. После этого брань прекратилась. (Древний патерик. 1874, С. 90. № 17).

55. Старица не имела блудной брани, так как никогда не насыщалась хлебом, водой и сном

См. также: Пресыщение.

Одна сестра пришла к блаженной Матроне и спросила ее: “Что мне делать, меня смущает блудный помысел.” Блаженная отвечала: “Прости мне, я никогда не была борима демоном блуда.” Сестра соблазнилась тем, ибо это выше естества, и вышла, не простясь. Потом пошла к блаженной Феодоре и рассказала ей о разговоре, прибавив, что весьма тем соблазнилась, ибо сказано было то, что выше естества. Говорит ей блаженная: “Не просто это сказала тебе раба Божия. Пойди поклонись ей и проси изъяснить тебе силу ее слов.” Монахиня снова пошла к блаженной Матроне. Сотворив поклон, она сказала: “Прости мне, что я неразумно сделала, выйдя не по чину. Но прошу тебя, госпожа моя, изъясни мне, каким образом ты никогда не была борима демоном блуда.” Блаженная Матрона, улыбнувшись, сказала ей: “Прости мне! С тех пор, как я стала монахиней, я не пресыщалась ни хлебом, ни водой, ни сном, и забота об этих трех помыслах, отягощая меня, не попускает мне чувствовать блудной брани.” И монахиня отошла с назиданием. (Митерикон. С. 45. № 43).

56. Инок, боримый блудной похотью, не получал облегчения от молитвы старца, пока сам не прекратил услаждения блудными помыслами

См. также: Исповедь; Нерадение; Подвиг; Помыслы; Старец.

Некоего брата беспокоил дух любодеяния. Он пошел к весьма опытному старцу и просил его: “Блаженнейший отец! Прими на себя труд, помолись за меня, ибо обуревает меня страсть любодеяния.” Старец согласился и начал прилежно день и ночь молить о нем милосердного Господа. Через какое-то время опять пришел к нему брат и снова просил молитвы, более усиленной. Опять старец молился о нем, молился еще усерднее. И в третий раз пришел монах к нему с той же просьбой. Потом начал приходить часто, повторяя просьбу. Старец, видя это, очень опечалился и удивился, почему Господь не внимает его молитве. На следующую ночь Господь открыл ему, что этот монах объят недугом нерадения, что он по причине своей расслабленности произвольно услаждается плотскими вожделениями сердца. Душевное состояние монаха было показано святому старцу таким образом: он увидел, что этот монах сидит, а дух любодеяния играет перед ним, принимая различные женские образы, созерцанием которых монах услаждается. Увидел он и то, что и Ангел Господень присутствовал там и приходил в величайшее негодование на монаха за то, что тот не вставал, не повергался в молитве перед Богом, но более и более услаждался греховными помышлениями и мечтаниями. Таково было откровение, дарованное святому старцу. Он понял, что молитвы его не услышаны по вине и нерадению просившего молитв монаха. Когда монах пришел в очередной раз, старец сказал ему: “Брат! В страсти любодеяния ты сам виноват, потому что услаждаешься скверными помышлениями. Не отступит от тебя нечистый дух любодеяния по молитве других, молящихся Богу о тебе, если ты сам не возложишь на себя подвигов: поста, молитвы, бдений, плача, чтобы Господь наш Иисус Христос излил на тебя милосердие Свое, послал тебе в помощь благодать Свою, при содействии которой сможешь ты противиться греховным помыслам. Хотя бы святые отцы – эти врачи духовные – со всем тщанием, со всем усердием умоляли милосердного Господа, Спасителя нашего, за тех, кто просит помочь им молитвами, молитвы всех святых не принесут им никакой пользы, если они сами будут пребывать в нерадении и расслаблении, нисколько не помышляя о спасении души.” Брат, услышав это, умилился и по наставлению старца начал удручать себя постами, молитвами и бдениями, чем привлек к себе милость Божию. Тогда дух нечистой страсти отступил от него. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 426. № 9).

57. Смрадом от гниющего трупа инок побеждал блудную брань

Был в скиту один подвижник. Враг приводил ему на память женщину, весьма красивую собой, и сильно возмущал его. По смотрению Божию, пришел в скит другой брат, из Египта, и в разговоре упомянул, что умерла жена такого-то. А это и была та самая женщина, которой соблазнялся брат. Услышав об этом, брат взял ночью свой хитон и пошел в Египет, открыл гроб умершей, отер хитоном ее гниющий труп и возвратился с ним в свою келию. Он положил этот смрад возле себя и, сражаясь с помыслами, говорил: “Вот предмет, к которому ты имеешь похоть, он перед тобой, насыщайся!” Таким образом, он мучил себя этим смрадом, пока не кончилась его борьба. (Древний патерик. 1874. С. 94. № 25).

58. Боримому блудной страстью авве Илии в видении были показаны зловонные тела; явившийся святой муж вразумил его и избавил от страсти

См. также: Видение; Помощь Божия.

Однажды авва Илия, боримый блудной бранью, изнемог в борьбе и, будучи не в силах погасить плотского разжжения, схватив посох, вышел из пещеры в такое время, когда от зноя даже камни раскалялись. Он спешил удовлетворить свою страсть. Но вдруг он пришел в восторженное состояние и увидел, что земля разверзлась и поглотила его. “И вот я вижу, – рассказывал старец, – лежат мертвые тела, сгнившие, разложившиеся, испускающие нестерпимое зловоние. Кто-то, сияя святостью, указал мне на тела и сказал: “Это вот тело женщины, а это – мужчины. Удовлетворяй как хочешь и сколько хочешь свою страсть. И ради такого-то удовольствия сколько подвигов желаешь ты потерять! Вот из-за какого греха желаете вы лишить себя Царствия Небесного! О бедное человечество! За один час (греховного удовольствия) вы готовы погубить подвиг целой жизни?” Между тем от сильного зловония я упал на землю. Подойдя ко мне, явившийся мне святой муж поднял меня и укротил во мне брань. И я возвратился в свою келию, принося благодарение Богу.” (Луг духовный. С. 25).

59. Старец, видя, что подвиг не гасит плотских вожделений юноши, повелел нанести ему тяжкое оскорбление; этим поверг его к “ногам Иисуса” и избавил от страсти

См. также: Мудрость; Оскорбление; Смирение; Старец.

В одном из египетских общежитии жил юноша-грек, который не мог погасить пламени плотского вожделения никаким воздержанием, никаким усиленнейшим подвигом. Когда было сказано об этом искушении старцу, он употребил для спасения юноши следующий способ. Старец приказал одному из братии, мужу важному и суровому, чтобы он затеял с юношей ссору, осыпал его ругательствами и по силе нанесения ответного оскорбления пришел жаловаться на него. Это было исполнено, были призваны очевидцы, которые дали свидетельства в пользу мужа. Юноша, видя, что оболган, начал плакать. Ежедневно он воздыхал, ежедневно проливал слезы. Будучи преисполнен огорчения, он пребывал один; лишенный всякой помощи, он лежал у “ног Иисуса.” В таком положении он провел целый год. По прошествии года старец спросил юношу о помышлениях, которые прежде беспокоили его, не угнетают ли они его до сих пор? Юноша отвечал: “Отец! Мне житья нет! До блуда ли мне?” Таким образом, искусством духовного отца юноша преодолел страсть любодеяния и спасся. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 475. № 74).

60. Пост и труды обессилили подвижника, но не избавили от плотского вожделения, которое прекратилось в нем после того, как он по совету мудрого старца возложил всю надежду в борьбе на Бога

См. также: Надежда; Подвиг; Самонадеянность; Старец.

Рассказывали об одном из отцов. Он был от мира и возжигался похотью к своей жене. В этом он признался отцам. Они, зная, что он был трудолюбив и делал гораздо более, чем назначали ему, наложили на него такие труды и пост, что тело его обессилело, и он не мог встать. По смотрению же Божию, пришел один странник из отцов посетить скит. Подойдя к его келии, увидел, что она растворена, и пошел дальше, удивляясь, почему никто не вышел навстречу? Но потом он вернулся, говоря: “Не болеет ли брат!” Постучав, он вошел в келию, увидел брата в сильном изнеможении и спрашивает: “Что с тобой, отец?” Тот рассказал ему о себе: “Я от мира, и враг ныне разжигает меня на мою жену. Я открыл это отцам, они наложили на меня разные труды и пост, и я, исполняя их, обессилел, а брань возрастает.” Услышав это, старец опечалился и говорит ему: “Хотя отцы, как мужи крепкие, хорошо наложили на тебя такие труды и пост, но, если хочешь послушать моего смирения, оставь это и принимай немного пищи в обычное время, совершай посильную службу Богу и возложи на Господа печаль твою… (Пс. 54:23), ибо своими трудами ты не можешь преодолеть этой похоти. Тело наше, как одежда: если сберегаешь ее, она остается в целости, если же не сберегаешь, предается тлению.” Выслушав это, отец так и поступил, и через несколько дней брань отступила от него. (Древний патерик. 1874. С. 111. № 43).

61. Юноша, боримый плотским вожделением, исполняя послушание отцу, пробыл двадцать дней в пустыне и видел духа-искусителя в виде смердящей жены

См. также: Демонские брани; Подвиг; Послушание.

Некто пришел в скит, чтобы быть монахом. При нем также был сын-младенец, только что отнятый от груди. Когда сын достиг юношеского возраста, демоны начали нападать на него и беспокоить. Он сказал отцу: “Пойду в мир, потому что не могу выдержать плотского вожделения.” Отец утешал его. По прошествии некоторого времени опять говорит юноша отцу: “Я не в силах выдерживать вожделения, отпусти меня, пойду в мир.” Отец отвечал: “Еще раз послушай меня. Возьми с собой сорок хлебов и пальмовых ветвей на сорок дней и пойди во внутреннюю пустыню, пробудь там сорок дней, и воля Божия да будет.” Послушавшись отца, юноша ушел в пустыню. Он оставался там и проводил время в подвиге и работе, плетя веревки из сухих пальмовых ветвей и питаясь сухим хлебом. Когда он пробыл там двадцать дней, то внезапно увидел, что некое диавольское привидение приближается к нему. Оно остановилось близ него в образе женщины-эфиопки неприятнейшей наружности и смердящей. Не будучи в состоянии перенести ее смрад, он отталкивал ее от себя. Она сказала ему: “Я та, которая представляется сладкой в сердцах человеческих. По причине твоего послушания и подвига Бог не дозволил мне обольстить тебя, но явил тебе мое зловоние.” Он встал, воссылая благодарение Богу, возвратился к отцу и сказал ему: “Уже не хочу идти в мир, я узнал действие диавола и его зловоние.” Открыто было и отцу о всем произошедшем, он отвечал сыну: “Если б ты пробыл все сорок дней во внутренней пустыне и вполне сохранил заповеданное мной, то увидел бы еще больше.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 477. № 77).

62. Авва Евагрий в ночном видении был убежден Ангелом покинуть город, в котором жила женщина, склонявшая его ко греху

См. также: Видение; Вразумление.

Случилось, что авва диакон Евагрий, которого все в городе уважали за особую честность, был уязвлен страстной любовью к женщине, как он сам рассказывал после, когда освободился уже от этого искушения. Женщина взаимно полюбила его, а была она из знатного рода. Евагрий, так как и боялся Бога, и стыдился своей совести, и представлял себе скверну порока и злорадство еретиков, усердно молил Бога воспрепятствовать намерению женщины, которая, распаленная страстью, старалась вовлечь его в грех. Он хотел удалиться от нее, но не мог, удерживаемый страстью к ней. Немного спустя после молитвы, которой он предотвратил грех, предстал ему в видении Ангел в одежде воина и, взяв его, повел будто в судилище и бросил в темницу, обложив шею железными узами и связав руки железными цепями. Между прочим, приходившие к нему не говорили о причине заключения. Но сам он, мучимый совестью, думал, что подвергся этому за свою страсть, и полагал, что муж той женщины донес судье о нем. После такого великого страха и безмерного мучения Ангел, который в видении так устрашил его, принял образ искреннего друга, пришел будто навестить его и сказал: “Если хочешь послушаться своего друга, то слушай: не на пользу тебе жить в этом городе.” Евагрий ответил: “Если Бог освободит меня от этой беды, ты более не увидишь меня в Константинополе.” Друг сказал ему: “Если так, я принесу Евангелие, а ты поклянись мне на нем, что удалишься из этого города и позаботишься о своей душе, и я избавлю тебя от этой беды.” Евагрий поклялся ему на Евангелии. После клятвы встревоженный он вышел из того состояния, в котором был ночью. Встав, он размышлял: “Пусть клятва сделана и в исступлении, но все же я поклялся.” Перенеся все, что имел, на корабль, он отплыл в Иерусалим. (Лавсаик. С. 221).

63. Желая победить вожделение к жене-искусительнице, отшельник сжег свои пальцы на лампаде; жена, увидя это, умерла от страха; утром старец воскресил ее своей молитвой

См. также: Воскрешение; Женщина; Искусительница; Молитва праведника; Мужество.

Был в нижнем Египте некий отшельник, пользовавшийся известностью, потому что он безмолвствовал наедине в келии в пустынном месте. По действию сатаны некая женщина развратного поведения, услыхав о нем, сказала своим знакомым: “Что дадите вы мне, когда я низложу вашего отшельника?” Они условились вознаградить ее щедро. Она вышла вечером и, как бы сбившись с дороги, пришла к келии отшельника, постучалась в дверь. Он вышел, увидев ее, смутился и спросил: “Каким образом ты сюда пришла?” Она, заплакав притворно, отвечала: “Сбилась с дороги и пришла.” Умилосердившись над ней, он ввел ее в сени, которые были перед келией, а сам вошел в келию и запер за собой дверь. Но окаянная начала кричать: “Авва! Здесь съедят меня звери!” Он опять смутился, но вместе с тем убоялся суда Божия за жестокий поступок и спрашивал сам себя: “Откуда пришла ко мне эта напасть?” Отворив дверь, он ввел ее в келию. Тогда диавол начал стрелами вожделения разжигать его сердце. Поняв, что тут действует диавол, отшельник сказал сам себе: “Путь врага – тьма, а Сын Божий – свет.” С этими словами он зажег лампаду. Чувствуя, что вожделение воспламеняется более и более, сказал: “Так как удовлетворяющие вожделениям пойдут в муку, испытай себя, можешь ли выдержать огонь вечный. С этими словами он наставил палец на огонь лампады. Палец начал гореть, но он не чувствовал боли по причине необыкновенного воспламенения плотской страсти. До рассвета он сжег себе все пальцы на руке. Окаянная, увидев, что делает отшельник, от ужаса как бы окаменела. Рано утром пришли заговорщики к отшельнику и спрашивают: “Приходила ли сюда поздно вечером женщина?” Он отвечал: “Приходила. Вон она спит там.” Юноши, подойдя к ней, нашли ее мертвой и сказали: “Авва! Она умерла.” Тогда он, раскрыв малую мантию, в которой был, показал им свои руки. “Вот что сделала мне эта дщерь диавола, – и, рассказав им обо всем, присовокупил: – но Писание говорит: “Не воздавайте злом за зло” (1Пет. 3:9; Рим. 12:17). Помолившись, он воскресил умершую. Воскресшая покаялась и провела благочестно остаток своей жизни. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 483. № 89).

64. Испытывая нестерпимую плотскую брань, авва Пахомий хотел отдать себя на съедение гиенам, умереть от укуса аспида, два года ощущал смрад эфиопки, явившейся ему, и только после того, как был вразумлен голосом Божиим надеяться на помощь Божию, получил покой

См. также: Демонские козни; Испытание; Помощь Божия; Самонадеянность.

Авва Пахомий поведал: “Вот я, как видишь, старый человек, сорок лет живу в этой келии, пекусь о своем спасении и, несмотря на свои подвиги, до сих пор еще подвергаюсь искушениям.” И здесь он с клятвой присовокупил: “В продолжение двенадцати лет после того, как я достиг пятидесяти, ни дня ни ночи не проходило, чтобы враг не нападал на меня. Подумав, что Бог отступил от меня и потому демон так меня мучает, я решил, что лучше умереть безрассудно, чем постыдным образом предаться сладострастию. И выйдя из своей келии, я пошел по пустыне и нашел пещеру гиены. Целый день я лежал в ней нагой, чтобы звери при выходе из пещеры пожрали меня. Когда настал вечер, самец и самка, выходя из пещеры, с ног до головы обнюхали меня и облизали. Я уж думал, что буду съеден, но они не тронули меня. И так пролежав целую ночь, я уверился, что, конечно, помиловал меня Бог, и тотчас возвратился в свою келию. Демон же, переждав несколько дней, восстал на меня еще сильнее прежнего, так что я едва не произнес хулу на Бога. Враг принял вид эфиопской девицы, которую я видел в своей молодости, когда она летом собирала солому. Мне представилось, что она сидит у меня, и до того демон довел меня, что я думал, будто уже согрешил с ней. В исступлении я дал ей пощечину, и она исчезла. Поверь мне, два года не мог я стереть нестерпимого зловония от своей руки. Я стал унывать еще больше и, наконец, в отчаянии пошел скитаться по пустыне. Найдя небольшого аспида, я взял его и стал подносить к своему телу, чтобы, как только он ужалит меня, умереть. Но сколько я ни подносил его, он не жалил меня, по промыслу благодати. После этого услышал я говоривший моему сердцу голос: “Иди, Пахомий, подвизайся. Я для того попустил демону такую власть над тобой, чтобы ты не возмечтал, будто можешь сам победить этого демона, но чтобы, познав свою немощь, никогда не уповал на свое житие, а всегда прибегал к помощи Божией.” Успокоенный этим голосом, я возвратился в свою келию. С того времени ощутил я в себе бодрость и, не тревожимый более этой бранью, провожу остальные дни свои в мире.” (Лавсаик. С. 99).

65. Авва Иаков, борясь с блудной страстью, прибегнул к помощи Святого Причастия

Борясь с блудной страстью, авва Иаков, перейдя в скит, был сильно искушаем демоном блуда и, находясь близ опасности, пришел ко мне и открыл мне свое состояние. Потом сказал: “Через два дня я уйду в такую-то пещеру, прошу тебя, ради Господа, никому об этом не говори, даже отцу моему, но отсчитай сорок дней и по прошествии их сделай милость, приди ко мне и принеси с собой Святое Причастие. Если найдешь меня мертвым, похорони, а если живым, то приобщи Святых Тайн.” Я обещал. И когда прошло сорок дней, взяв Святое Причастие, а еще обыкновенный чистый хлеб и немного вина, пошел к нему. Приближаясь к пещере, я почувствовал сильный дурной запах, который выходил из пещеры, и сказал сам себе: “Почил блаженный!” Войдя в пещеру, нашел брата полумертвым. А он, приметив меня, собрал все силы и сделал небольшое движение правой рукой, напомнив этим о Святом Причастии. Я хотел открыть его уста, но они были крепко сжаты. Не зная, что делать, вышел я в пустыню и сорвал с куста небольшую ветку. Ею с большим трудом я несколько открыл его уста и приобщил Честного Тела и Крови, раздробляя первое насколько можно мельче. От приобщения Святых Тайн авва Иаков получил силу. Немного спустя я дал ему несколько крошек хлеба, размочив их в вине, потом еще немного, сколько мог он принять. Таким образом, по благодати Божией, через день он пошел со мной, вернулся в свою келию и с того времени с помощью Божией освободился от пагубной страсти блуда.” (Достопамятные сказания. С. 277. № 2).

66. Чтобы победить искушение, преподобный Мартиниан опалил себя на костре; когда же со временем искушение повторилось, он бросился в море, но чудесно был спасен

См. также: Искусительница; Мужество.

Преподобный Мартиниан стал постником и удалился в пустыню восемнадцати лет от роду. Прожив в ней двадцать пять лет, он однажды перенес следующее искушение от диавола. Некая блудница, надев на себя нищенскую одежду, пошла к тому месту, где жил преподобный Мартиниан. Подойдя к келии святого вечером, она стала плакать и рыдать и просить преподобного, чтобы он спас ее от зверей. Мартиниан, ничего не подозревая, впустил ее в келию и спросил: “Кто ты и зачем пришла сюда?” Блудница отвечала: “Ненавидя тебя и всех монахов, а равно и постническое житие, я пришла соблазнить тебя на грех.” Преподобный ужаснулся и не знал, что делать. Но вскоре, придя в себя, он победил диавола следующим образом. Собрав много хвороста, он зажег его. Когда хворост разгорелся, он вошел в пламя и сказал самому себе: “Убогий Мартиниан! Ну что же? Если можешь перенести огонь геенский, сотвори грех!” Преподобный, весь опаленный, вышел, наконец, из огня и уговорил ужаснувшуюся блудницу уйти в женский монастырь. Исцелившись от ран, он отплыл на один остров, где пробыл десять лет. Тут искушение с ним повторилось. Во время бури на море потерпел крушение корабль и одна пассажирка была выброшена волной на остров, где жил преподобный. Он приютил ее, но, опасаясь соблазна, сам бросился в море, воскликнув: “Не может сено ужиться с огнем.” Вынесенный на землю дельфинами, он обошел много городов и стран, постоянно восклицая: “Бегай, Мартиниан, чтобы не постигла тебя напасть!” Достигнув Афин, он там скончался и честно был погребен епископом при множестве народа. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 484).

67. Пресвитер Конон, совершавший крещение женщин, был избавлен святым Иоанном Крестителем от брани, но вместе с тем лишился и награды за подвиг борьбы

См. также: Награда; Пресвитер.

Один старец рассказал: “Пришлось быть нам в монастыре Пенктулы. Там был старец Конон, киликиянин. Сперва в качестве пресвитера он служил при совершении Таинства Крещения, а потом ему, как великому старцу, поручили самому совершать крещение, и он стал помазывать и крестить приходивших к нему. Всякий раз, как приходилось ему помазывать женщину, он смущался и по этой причине даже вознамерился уйти из монастыря. Но тогда явился ему святой Иоанн и говорит: “Будь тверд и терпи, и я избавлю тебя от этой брани.” Однажды пришла к нему для крещения девица-персиянка. Она была так прекрасна, что пресвитер не решался помазать ее святым елеем. Она прождала два дня. Узнав об этом, архиепископ Петр был поражен этим случаем и решил было уже для этого дела избрать диаконису, но не сделал этого, потому что не дозволял закон. Между тем пресвитер Конон, взяв свою мантию, удалился со словами: “Я не могу более здесь оставаться.” Но едва взошел он на холм, как вдруг встречает его Иоанн Креститель и кротко говорит ему: “Возвратись в монастырь, и я избавлю тебя от брани.” С гневом отвечает ему авва Конон: “Будь уверен, ни за что не вернусь. Ты не раз обещал мне это и не исполнил своего обещания.” Тогда святой Иоанн посадил его на один из холмов и, раскрыв его одежды, трижды осенил его крестным знамением. “Поверь мне, пресвитер Конон, – сказал Креститель, – я желал, чтобы ты получил награду за эту брань, но так как ты не захотел, я избавлю тебя от брани, но вместе с тем ты лишаешься и награды за подвиг.” Возвратившись в киновию, где совершал крещение, пресвитер наутро окрестил персиянку, как бы и не заметив, что она женщина. После того в течение 12 лет, до своей смерти пресвитер совершал помазание и крещение без всякого нечистого возбуждения плоти.” (Луг духовный. С. 6).

68. Правильная брань с блудной страстью принесла ученику благой плод

См. также: Подвиг; Совершенствование; Терпение.

Ученик некоего святого старца был борим духом любодеяния, но при помощи благодати Божией мужественно противостоял скверным и нечистым помышлениям своего сердца, очень прилежно исполняя пост, молитву и рукоделие. Блаженный старец, видя его усиленный подвиг, сказал: “Если хочешь, сын, я помолюсь Господу, чтобы Он отъял у тебя брань.” Ученик отвечал: “Отец! Хотя я и тружусь, но вижу и чувствую в себе благой плод. По причине этой брани я пощусь больше и больше упражняюсь в бдениях и молитвах. Но прошу тебя, моли милосердного Господа, чтобы дал мне силу выдерживать брань и подвизаться законно.” Тогда святой старец сказал ему: “Теперь я узнал, что ты правильно понял: этой невидимой бранью с духами при посредстве терпения совершается вечное спасение твоей души.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 424. № 6).

69. Монах, пять раз отражавший молитвой помыслы блуда, получил пять венцов

См. также: Награда; Подвиг; Прозорливость.

Поведали братия, что они шли однажды в селение, будучи посланы своим аввой, и на старшего из них нападал бес до пяти раз, чтобы ввергнуть его в грех блуда. Брат подвизался против помысла в течение нескольких часов, отражая его молитвой. Они возвратились к своему отцу. На лице искушенного брата было заметно смущение. Он пал в ноги отцу, говоря: “Помолись обо мне, отец, я впал в блуд,” – и рассказал отцу, как он боролся с помыслами. Старец был прозорлив, он увидел на голове брата пять венцов и сказал ему: “Ободрись! Когда ты пришел ко мне, то я увидел на тебе венцы, ты не был побежден, напротив того, ты победил, не исполнив на деле того, что предлагал помысел” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 425. № 7).

70. Брат, боримый страстью любодеяния, упорно боролся с помыслами, и отступила от него страсть, а в душе воссиял свет

См. также: Помыслы; Трезвение.

Некоего брата беспокоила страсть любодеяния: днем и ночью он ощущал в своем сердце как бы огненное жало. Но брат боролся, не уступая помыслам и не соглашаясь с ними. По прошествии долгого времени отступила от него страсть, не одолев его по причине его трезвения (терпения). И немедленно воссиял свет в его сердце. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 475. № 73. Древний патерик. 1874. С. 89. № 15).

71. Инок мужественно подвизался против блудного искушения в течение двадцати дней; видя его подвиг, Бог прекратил его брань

См. также: Демонские козни; Мужество.

Один брат был сильно искушаем демоном блуда, ибо четыре демона, приняв вид красивых женщин, в течение двадцати дней старались вовлечь его в постыдное смешение. Но так как он мужественно подвизался и остался непобедимым, Бог, видя его подвиг, даровал ему то, что впредь он уже не имел плотского вожделения. (Древний патерик. 1874. С. 106. № 39).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle