игумен Марк (Лозинский)

Церковь

См. также: Исцеление. № 291; Любовь к ближним. № 399; Раскол. №№ 939–940.

1199. Причастие, присланное еретиком, сразу же сгорело в огне

См. также: Ересь; Причастие; Чудо.

На расстоянии 30 миль от киликийского города Эгов жили два столпника, в шести милях один от другого. Один из них принадлежал к Святой Кафолической и Апостольской Церкви, а другой, больше пробывший на столпе близ селения Кассиодора, был последователем ереси Севера. Еретик возводил на православного разнообразные обвинения, стараясь привлечь его к своей ереси. Распространяя о нем молву, он решил добиться его осуждения. Православный подвижник, как бы озаренный свыше, просил еретика прислать ему частицу Причастия. Тот обрадовался, как будто уже совратил собрата в свою ересь, немедленно послал ему просимое, ничего не подозревая. Православный, приняв частицу, раскалил сосуд и положил ее туда, и она немедленно исчезла в жару пылающего сосуда. Затем, взяв частицу Святого Причастия Православной Церкви, он сделал то же самое, и мгновенно раскаленный сосуд охладился, а Святое Причастие осталось целым и невредимым. Он благоговейно его хранил. (Луг духовный. С. 38).

1200. Последователь Нестория по молитвам старца-отшельника сподобился видеть ад и ересиархов, пребывающих в нем

См. также: Ад; Богородица; Вера; Еретик.

Старец, великий перед Богом, по имени Кириак, жил в Лавре Каламонской около священного Иордана. Однажды пришел к нему брат по имени Феофан из страны Дора и спросил старца о блудных помыслах. Старец начал наставлять его речами о целомудрии и чистоте. Брат, получив от этих наставлений великую пользу, воскликнул: “Отец мой, в моей стране я нахожусь в общении с несторианами. Не будь этого – я бы остался с тобой!” Услыхав имя Нестория, старец глубоко опечалился погибели брата и стал убеждать его и молить, чтобы он оставил эту пагубную ересь и присоединился к Святой Кафолической и Апостольской Церкви. “Невозможно спастись, если не будешь право мыслить и веровать, что Пресвятая Дева Мария есть истинная Богородица.” – “Отче, – возражал брат, – да ведь все ереси говорят точно так же: если не будешь в общении с нами, не получишь спасения. Не знаю, как мне, несчастному, и поступить. Помолись Господу, чтобы Он явно показал мне, какая вера истинная.” Старец радостно выслушал слова брата. “Оставайся в моей келии, – сказал он. – Я уповаю на Бога, Он по Своему милосердию откроет тебе истину.” И, оставив брата в своей пещере, старец отправился к Мертвому морю и стал молиться о брате. И точно, на другой день, около девятого часа, брат видит, что кто-то явился к нему, страшный по виду, и говорит: “Пойди и познай истину!” Взяв его, повел в место мрачное, смрадное, испускающее пламя, и показывает ему в пламени Нестория и Феодора, Евтихия и Аполлинария, Евагрия и Дидима, Диоскора и Севера, Ария и Оригена и других. И говорит явившийся брату: “Вот это место уготовано еретикам и тем, кто нечестиво учит о Пресвятой Богородице, равно как и тем, кто следует их учению. Если тебе нравится это место, оставайся при своем учении. Если же не хочешь такого наказания, обратись к Святой Кафолической Церкви, к которой принадлежит и наставлявший тебя старец. Я говорю тебе: если бы и всеми добродетелями украсился человек, но коль он неправо верует, то попадет в это место.” При этих словах брат пришел в себя. Когда старец возвратился, брат рассказал ему все, что видел, и в скором времени присоединился к Святой Кафолической и Апостольской Церкви. Оставшись в Каламоне при старце, он прожил с ним несколько лет и скончался в мире. (Луг духовный. С. 32).

1201. Авва Иаков, имевший благодать смиренномудрия, чудесно был вразумлен в видении, что спасаются в Православной Церкви

См. также: Видение; Дерзновение; Ересь.

В Келиях был некто авва Иаков-младший. Его отец по плоти был ему и отцом духовным. В Келиях было две церкви: одна – для православных, к которой и он принадлежал, а другая – для апосхистов. Авва Иаков имел благодать смиренномудрия, за что был любим всеми, как православными, так и апосхистами. Православные говорили ему: “Смотри, авва Иаков, чтобы не обольстили тебя апосхисты и не увлекли в общение с собой!” И апосхисты также говорили ему: “Знай, авва Иаков, что ты, сообщаясь с дифизитами, губишь свою душу, ибо они – несториане и клевещут на истину!” Авва Иаков, как человек простой, находился в затруднении, слушая, что говорили ему с обеих сторон. Наконец, овладело им беспокойство, и он пошел молиться Богу. Заключился в келии, которая была в уединении вне Лавры, и надел на себя погребальные одежды, как бы перед смертью. Египетские отцы имеют обыкновение сберегать до смерти левитон и куколь, в которых принимают святой монашеский образ, и в них погребаться. В продолжение жизни они надевают их только по воскресным дням для приобщения Святых Тайн и тотчас же после этого снимают. Авва Иаков, уединившись в келии и стоя на молитве перед Богом, настолько изнурил себя постом, что, наконец, пал на землю и лежал распростертым. Он рассказывал, что в эти дни много пострадал от демонов, особенно в мыслях. По прошествии сорока дней Иаков видит, что к нему входит Отрок с веселым лицом и говорит ему: “Авва Иаков, что ты здесь делаешь?” Иаков вдруг осиялся светом. Он почувствовал в себе силу от видения Отрока и отвечал ему: “Господи, Ты знаешь, что со мной делается! Одни говорят мне: “Не оставляй Церкви (Православной).” Другие говорят мне: “Дифизиты тебя прельщают.” Недоумевая и не зная, что делать, я решился на такой подвиг.” Господь отвечает ему: “Хорошо там, где ты.” И тотчас при этих словах авва Иаков увидел себя перед дверьми святой церкви православных последователей Халкидонского Собора.” (Достопамятные сказания. С. 276. № 1).

1202. Старец, посещавший еретические храмы, только тогда избавил свою душу от мук, когда изъявил желание быть похороненным по православному обряду

См. также: Ересь; Православие.

Один монах, живший в монастыре святого Феодосия, хотя был и православным, но, по своей простоте мало обращая внимание на различия вер, часто выходил из келии и отправлялся в церкви либо египтян, либо армян и других еретиков и там постоянно до конца выстаивал их службы, нисколько не думая о том, что это грешно. Этому иноку однажды явился Ангел и спросил его: “Скажи мне, старец, когда ты умрешь, то какой хочешь обряд погребения чтобы совершался над тобой – египетский, армянский, какой другой еретической секты или православный?” Старец отвечал: “Не знаю.” Тогда Ангел сказал ему: “Так размысли о себе, через три недели я приду к тебе, и тогда мне скажешь.” После явления Ангела инок пошел за советом к одному прозорливому старцу и передал ему слова Ангела. Тот, выслушав их, внимательно посмотрел на гостя и сказал: “Да уж не ходишь ли ты в церкви иноверных?” – “Да, – отвечал инок, – где застану пение, там и слушаю его – армянское ли, египетское или другое какое еретическое – мне все равно.” Прозорливец тогда воскликнул: “Горе тебе, брат, хотя ты и считаешь себя православным! Горе тебе будет за твое хождение в церкви к тем, которых отметают правила Соборов и святых отцов! Образумься скорее, и когда придет к тебе Ангел, тотчас скажи ему: “С этого времени хочу быть православным!” Прошло три недели, и Ангел действительно явился иноку и спросил: “Ну что? Ты размыслил о себе?” – “Да, хочу быть православным,” – отвечал старец. “Хорошо ты это сделал, – сказал ему Ангел, – ибо теперь только и освободил свою душу от муки.” После этих слов Ангела старец тут же скончался. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 231).

1203. Еретики не могли своей молитвой отворить двери храма; во время же молитвы православных раздался гром и двери храма разверзлись сами собой

См. также: Ересь; Молитва праведника.

Греческий царь Валент, по вере еретик-арианин, закрыл православные церкви в своем государстве, отдал их во власть ариан и приказал изгнать всех православных епископов. Те сказали царю: “Прежде чем привести в исполнение свое повеление относительно нас, позволь Василию Великому войти в собеседование о вере с арианами. Если они победят Василия, то мы беспрекословно покоримся тебе.” Царь согласился и пригласил Василия в Никею. Василий, сказав Валенту, что его с арианами рассудит Бог, повелел запереть двери одной из церквей и призвал ариан: “Хотите убедиться, чья вера правая, через эти двери? Если по вашей молитве они отверзутся сами собой, будем знать, что правда на вашей стороне. Если же отверзутся по нашей молитве, то тогда все должны будут признать, что православно веруем мы, а не вы.” Ариане согласились, с утра до вечера молились они об отверзении дверей, но “не было, как сказано, ни гласа, ни послушания.” Затем настала очередь православных. Святой Василий с клиром и православным народом подошел к церкви, преклонил колена и стал молиться. “И внезапно был гром велик, и отверзошася двери церковные.” Все ужаснулись и прославили Бога. Царь повелел возвратить церкви православным, наградил Василия великими дарами и отпустил с миром. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 333).

1204. Авва Феодул видел над иноком-еретиком черного голубя – свидетеля веры еретика

См. также: Вера; Видение; Ересь.

Авва Феодул рассказывал: “Есть здесь недалеко от Фара, как раз посредине между святой Софией и святым Фавстом, гостиница. При ней был и гостиник. Однажды он просил меня прийти в гостиницу и на несколько дней заменить его. Придя в гостиницу, я встретил остановившегося там инока, родом сирийца. Он не имел ничего, кроме власяницы, плаща и нескольких хлебов. Стоя постоянно в одном углу, он день и ночь проводил в славословии и ни с кем не говорил. Настал воскресный день. Я подошел к нему и сказал: “Брат, не сходишь ли ты к святой Софии, чтобы причаститься Святых и Божественных Тайн?” – “Нет!” – отвечал он. “Отчего же?” – спрашиваю его. “Я принадлежу к последователям Севера и не состою в общении с Церковью.” Услышав, что он не принадлежит ко Святой Кафолической и Апостольской Церкви, а вместе с тем видя его прекрасное поведение и добродетель, я ушел со слезами в свою келию, запер дверь и, упав ниц перед Богом, три дня молился со слезами: “Господи Христе, Боже наш, преклонивый небеса по неизреченному и бесконечному человеколюбию и сошедый нашего ради спасения, воплотивыйся от Владычицы Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии, открой мне, кто истинно и право верует, мы ли, чада Церкви, или последователи Севера?” На третий день Кто-то незримый сказал мне: “Иди, Феодул, и увидишь веру его.” Придя наутро, я сел против него, надеясь увидеть что-либо по слову, бывшему ко мне. Я сидел около часа, пристально смотря на него. Он стоял и пел песнопения на сирийском языке. И вот – Бог мне свидетель! – вижу, чада мои, голубя, парящего над его головой, почерневшего как бы от сажи в трубе, истрепанного. Безобразный голубь обозначал их веру.” Вот что, обливаясь слезами и глубоко вздыхая, поведал этот поистине блаженный муж. (Луг духовный. С. 128).

1205. Чудесное обращение еретички к Святой Церкви

См. также: Богородица; Ересь.

Пресвитер Анастасий, ризничий церкви Святого Воскресения Христа, Бога нашего, рассказывал, что однажды в ночь под воскресенье Космиана, жена патриция Германа, придя одна, желала поклониться Святому и Животворящему Гробу Господа нашего Иисуса Христа – Истинного Бога. Она уже приблизилась к вратам святилища, и вот навстречу ей невидимым образом вышла наша Владычица Пресвятая Богородица в сопровождении других жен. “Ты не принадлежишь к нам, не наша, поэтому и не входи сюда,” – сказала Богоматерь. Космиана действительно принадлежала к секте Севера. На настойчивые мольбы о дозволении войти ко Святому Гробу Богоматерь отвечала: “Поверь Мне, женщина, что ты не войдешь сюда, если не присоединишься к нам.” Поняв, что уклонение в ересь возбраняет ей доступ к святыне, которой она не увидит, пока не обратится к Святой Кафолической и Апостольской Церкви Христа, Бога нашего, Космиана тотчас позвала диакона. Когда диакон пришел со святой Чашей, она причастилась Святого Тела и Крови великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а затем удостоилась беспрепятственно поклониться и Святому Животворящему Гробу Господню. (Луг духовный. С. 63).

1206. Чудесное обращение военачальника-еретика

См. также: Ересь.

Пресвитер Анастасий рассказал о следующем происшествии. Гевемер, сделавшись палестинским военачальником, прежде всего явился поклониться Святому Христову Воскресению. Лишь только он хотел войти в храм, как увидел барана, бросившегося на него, чтобы ударить рогами. В сильном испуге он отступил назад. Стоявшие здесь Азарий, хранитель Святого Креста, и храмовые служители спросили его: “Что с тобой, господин? Отчего ты не входишь?” – “Зачем вы пустили сюда этого барана?” – спросил военачальник. Все были поражены. Осмотрели храм Святого Гроба и ничего не нашли. “Тут нет ничего, входи же!” Гевемер снова попытался войти, – и снова то же явление: баран устремился на него и не дал ему прохода. Это повторялось не раз. Видение было только одному Гевемеру, другие совсем ничего не видели. “Поверь мне, господин, – сказал тогда хранитель Святого Креста, – у тебя что-нибудь есть на душе. Это и возбраняет тебе доступ к Святому и Животворящему Гробу нашего Спасителя. Ты хорошо сделаешь, если исповедуешься пред Богом. Милостивый и Человеколюбивый, желая твоего спасения, Он явил тебе это знамение.” – “О, на мне много тяжких грехов пред Господом,” – воскликнул Гевемер, проливая слезы. И, упав ниц, он долго плакал и исповедовал свои грехи пред Богом. Поднявшись, он снова хотел было войти и – не мог: явившийся баран с еще большим рвением преграждал ему доступ к святыне. “Видно, есть еще какая-нибудь преграда,” – сказал хранитель Креста. “Не потому ли я не могу войти, что не состою в общении со Святой Кафолической и Апостольской Церковью, а принадлежу к секте Севера?” – подумал военачальник. Он попросил хранителя Святого Креста, чтобы сподобил его причащения Святых и Животворящих Тайн Христа Бога нашего. Пришел диакон со святой Чашей, и он, причастившись, присоединился к Церкви. После того беспрепятственно поклонился Святому Гробу. (Луг духовный. С. 65).

1207. Вступив в общение с еретиками, ремесленник совершил этим духовный блуд

См. также: Ересь.

Авва Феодор, игумен Старой Лавры, рассказал: “В Константинополе были два брата, серебряники по ремеслу, родом сирийцы. Однажды старший брат говорил младшему: “Пойдем побываем в Сирии и приобретем во владение родительский дом.” – “Зачем уходить обоим? Можно ли нам бросить свое дело?” С общего согласия они решили, чтобы отправился младший брат. Спустя немного времени после его отъезда оставшийся в Константинополе видит сон. Благолепный старец говорит ему: “Знаешь ли, что твой брат впал в блуд с женой корчемника?” Проснувшись, он был очень огорчен и сказал сам себе: “Это я виноват, зачем отпустил его одного?” Спустя какое-то время снова видит во сне того же мужа, который говорит те же слова: “Знаешь ли, что твой брат впал в блуд с женой корчемника?” И снова почувствовал он великую печаль. Но вот в третий раз явившийся говорит ему: “Знаешь ли, что брат твой покинул законную жену и связался с женой корчемника?” Тогда срочно написал он из Константинополя брату в Сирию: “Тотчас же бросай все и возвращайся в Византию.” Получив письмо, тот, оставив все, явился к брату. Он повел его в Соборную Церковь и начал горько укорять: “Хорошо ли это, что ты впал в блуд с женой корчемника?” Тот, выслушав брата, начал клясться именем Бога Вседержителя: “Я не понимаю, что ты говоришь, я не предавался распутству, не вступал ни с кем в незаконную связь и никого не знал, кроме законной жены.” Старший брат, выслушав это, спросил: “Не сотворил ли ты еще чего-либо более тяжкого?” Тот отрекался: “Ничего не сделал я незаконного… Правда, я встретил в нашем селении монахов из секты Севера и, не зная, что это худо, имел с ними общение. Но другого ничего за собой не знаю.” Тогда старший брат понял, что блуд означает измену Святой Кафолической Церкви. Брат впал в ересь акефала Севера, поистине корчемника, опозорил себя и унизил высоту Православия.” (Луг духовный. С. 228).

1208. Лютая смерть притеснителя Церкви и пастырей

См. также: Кончина грешника.

Один христолюбец поведал следующее об императоре Анастасии. После того, как он изгнал Константинопольских Патриархов Евфимия и Македония и отправил их в ссылку к Понту в Евхаиты по делу о Соборе отцов, бывшем в Халкидоне, сам император Анастасий видел во сне прекрасного мужа, одетого в белую одежду. Явившийся стоял против него, держал в руках исписанную книгу и читал ее. Перевернув пять листов, он прочитал имя императора и сказал ему: “За твое зловерие я изглаждаю четырнадцать лет,” – и изгладил своим перстом. Спустя два дня вдруг сверкнула ослепительная молния и раздался страшный удар грома. Анастасий в ужасе испустил дух с невыразимой тоской. Это – воздаяние за то, что нечестиво поступал он против Святой Церкви Христа, Бога нашего, и отправлял в ссылку ее пастырей, (Луг духовный. С. 50).

1209. Огненные языки, исшедшие от Богоявленской воды, убедили женщину в истинности Православной Церкви

См. также: Благодать; Вода святая; Отступничество.

Молодая женщина, совращенная в детстве своей бабушкой в раскол, вышла замуж за православного. О своем возвращении в лоно Православной Церкви она рассказывала следующее: “Наступил канун Крещения Господня, или сочельник. В этот день мой муж неизменно бывал в храме, получал там святую Богоявленскую воду и с великой радостью возвращался домой, неся с умилением, как он выражался, “великий дар Неба.” В день того памятного сочельника я страшно загрустила. У меня появилось непреодолимое желание увидеть мужа. Часа в два дня показалась наша серая лошадь. В санках сидел мой муж, в руках у него был голубой кувшинчик. Я, не отдавая себе отчета, поспешила в переднюю встретить мужа, который, входя с необыкновенным благодатным воодушевлением и радостью, запел “Во Иордане крещающуся Тебе, Господи” и открыл крышку кувшина. В тот момент над кувшином появились три огненных языка, исшедших из воды. Песнь в устах певца замолкла. Он рыдал, как дитя, от радости и умиления. Видя такое великое чудо благодати, почивающей во святой Богоявленской воде, я познала душой и сердцем, что Святая Истина пребывает только в Единой Святой Апостольской Церкви, от которой я уклонилась по действию диавола. В тот же момент в глубине души я решила вернуться в лоно Святой Православной Церкви и сказала о том своему мужу. Радости его не было предела. Вечером мы с мужем поехали в свой приходской храм, где я и была присоединена к Святой Православной Церкви. Состояние моей души было столь радостно, что подобная радость, думаю, возможна только на Небе. Началось в храме чтение великого повечерия, каждое слово слышимых мной святых псалмов как бы острым резцом глубоко врезалось в мою грешную душу. И особенно запечатлелись во мне тогда слова: грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай; по милости Твоей вспомни меня Ты, ради благости Твоей, Господи! (Пс. 24:7). Тут только я поняла всю тяжесть своего отступничества от Святой Православной Церкви и до этого дня с упованием на милосердие Божие прошу прощения и помилования за свой великий и тяжкий грех.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 122).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle