игумен Марк (Лозинский)

Чародейство

1210. К монаху, читавшему гадательную книгу, ночью явился демон и предложил свои услуги; когда же монах отказался поклониться демону, тот нанес ему сильный удар

См. также: Гадание; Книга гадательная; Наказание.

Монах в Веррии случайно увидел гадательную книгу и, с любопытством разбирая тайны сатанинского гадания, невольно увлекся ею. Это не прошло даром. В следующую ночь он увидел перед собой эфиопа исполинского роста, который говорил: “Ты меня призывал, и вот я. Что тебе угодно, – все исполню, только поклонись мне.” – “Господу Богу моему поклоняюсь и Тому Единому служу” (Мф. 4:10). – “Так ты не поклонишься мне? Для чего же призывал меня, позволяя себе чтение моих гадательных тайн?” С этими словами сатана дал сильную пощечину иноку и исчез. Чувства боли и страха пробудили инока, щека его распухла и почернела так, что страшно было смотреть. С каждым днем боль усиливалась и обезображивала инока. От опухоли стало не видно глаз. Осведомившись о причине столь странной болезни, знакомые иноки дали знать об этом преподобному Дионисию, который тотчас явился и по совершении молитвы к Богу и Божией Матери помазал елеем больное место. Инок тотчас был исцелен и прославил Бога. (Афонский патерик. Ч. 2. С. 48).

1211. Отрок, произнеся имя Святой Троицы, разрушил все бесовские чародейства

См. также: Имя Божие.

В Константинополе был чародей, который хотел привлечь к служению бесам одного христианского отрока. Чтобы показать ему силу и величие бесовского князя, чародей увел отрока за город в ненаселенное место. Там обольщенному отроку стал мерещиться большой город с железными воротами. Чародей вошел с отроком в воображаемый город и привел его в стоящий посреди него храм. При входе в храм отрок увидел много горящих светильников, на высоком престоле сидел некто подобный царю, его окружали многочисленные слуги. Это был бесовский князь, который радостно приветствовал чародея, посадил его рядом с собой и спросил, для чего он привел отрока? Чародей отвечал: “Мы – твои слуги, и он хочет быть твоим.” Сатана спросил отрока: “Мой ли ты слуга?” Отрок воскликнул: “Я служитель Отца и Сына и Святого Духа.” От этого возгласа вдруг пал с престола сатана, пали и все окружавшие его, погиб чародей, исчезли и город-призрак, и храм-призрак. Отрок остался один посреди поля и, увидев около себя коня, поспешно возвратился в город и рассказал все, что с ним было. (Пролог. Декабрь, день 2. Л. 3).

1212. Чародей достиг того, что всем, кто смотрел на благочестивую женщину, она представлялась лошадью; преподобный Макарий разрушил чародейство и объяснил, что оно было попущено потому, что женщина не причащалась

См. также: Демонские козни; Причастие.

Один распутный египтянин воспылал любовью к благородной женщине, которая была замужем. Не успев обольстить ее, потому что она была верна своему мужу, за которого вышла девой, бесстыдный прибег к помощи чародея. Он сказал ему: “Или заставь ее любить меня, или сделай так, чтобы муж бросил ее.” Чародей, получив от него хорошую плату, пустил в ход свои чары и заклинания. Но не сумев возбудить любви в ее сердце, он сделал так, что всем, кто смотрел на нее, она казалась лошадью. Муж ее, придя домой, увидел свою жену в образе лошади. Когда привели ее к Макарию Египетскому, он, благословив воду и облив женщину с головы, помолился над ней и тотчас сделал так, что все смотревшие на нее увидели в ней женщину. Человек Христов дал ей следующее наставление: “Никогда не прекращай посещать церковь, никогда не уклоняйся от приобщения Христовых Тайн; несчастье случилось с тобой оттого, что ты уже пять недель не приступала к Пречистым Тайнам Спасителя нашего.” (Лавсаик. С. 51).

1213. Слуга, пылая страстью к девице, по совету чародея письменно отрекся от Христа и предался сатане; под действием сатаны девица воспылала страстью к слуге, и он женился на ней; со временем жена обнаружила отречение мужа и привела его к святителю Василию Великому. После пребывания в затворе, молитв общественных за отрекшегося и усиленного ходатайства за него святителя Василия рукописание отречения было возвращено ему

См. также: Блудная брань; Молитва праведника; Молитва общая; Отречение от Христа; Покаяние.

Жил в Царьграде некий вельможа, имевший единственную дочь, которую хотел посвятить на служение Богу. Диавол, не терпя желания вельможи, возбудил в одном из его слуг страсть к девице, и этот слуга, желая во что бы то ни стало жениться на ней, пошел к одному из чародеев просить совета и помощи. Тот направил юношу-слугу к сатане, который спросил его: “Веруешь ли в меня?” – “Верую,” – сказал юноша. Сатана продолжал: “Да вы все веруете в меня, когда нуждаетесь в моей помощи, а когда я помогу вам, опять идете к своему Христу. Напиши мне собственноручно, что ты отрекаешься от Него навсегда, и тогда я исполню твое желание.” Юноша удовлетворил сатанинское желание, а сатана удовлетворил желание юноши. Возбуждаемая бесами, дочь вельможи, в свою очередь, почувствовала непреодолимую страсть к слуге и стала просить отца, чтобы он отдал ее за него замуж. Сколько ни возражал ей отец, сколько ни плакал, сколько ни умолял оставить свое намерение, дочь оставалась непреклонной и заявила отцу, что она наложит на себя руки, если не будет женой слуги. Отец тогда уступил и отдал дочь юноше. Сначала все шло хорошо. Но затем соседи стали замечать, что юноша не ограждает себя крестным знамением, не ходит в церковь, не причащается Святых Тайн. Они сказали об этом дочери вельможи, и та поняла весь ужас своего положения, но, к счастью, после первых приступов отчаяния образумилась. Она привела своего мужа к святителю Василию Великому, а он, услышав полное признание от юноши во всем и полное раскаяние, удалил его в одну из келий и заповедал молитву и пост, вместе с тем и сам стал молиться за него. Прошло несколько дней. Святитель Василий пришел к юноше и спросил его: “Как ты чувствуешь себя, сын мой?” – “В великой беде нахожусь, отче, – отвечал юноша, – ибо бесы совершенно не дают мне покоя.” Святой сказал: “Не бойся, чадо, только веруй!” – и, оградив юношу крестным знамением, оставил его. Придя же к нему еще через несколько дней, Василий опять спросил: “Как себя чувствуешь?” – “Ничего, отче, – отвечал юноша, – теперь я только издали слышу вопль бесов, сами же они не мучают меня.” Прошло сорок дней после заключения, и святой Василий пришел к юноше и снова спросил: “Ну, как себя чувствуешь, брат?” – “Теперь, слава Богу, отче, ныне ночью я видел себя боровшимся с диаволом и одолевшим его.”

После этого святитель собрал весь церковный клир и множество христиан и провел с ними всю ночь в молитве о юноше. На другой день с пением псалмов привел юношу к церкви. Тут диавол со страшной силой напал на того, так что юноша стал кричать: “Святой Божий, помогай мне!” Василий сказал диаволу: “Неужели мало тебе одной твоей погибели, за что же мучаешь других?” Диавол отвечал: “Обижаешь меня, Василий! Не я к нему пришел, а он ко мне, и его писание, которое у меня в руке, я покажу на Суде общему Судии.” Святитель сказал: “Благословен Господь Бог мой! Эти люди не опустят к земле своих простертых к небу рук до тех пор, пока не возвратишь ты мне рукописание юноши.” И, обратившись к народу, воскликнул: “Поднимите ваши руки к небу, вопия со слезами: “Господи, помилуй!” И все встали на молитву с воздетыми к небу руками. Во время молитвы, к изумлению всех, рукописание юноши слетело с церковного купола и было взято Божиим святителем. Все исполнились необычайной радости, прославили и восхвалили Бога. А Василий, показав рукописание юноше, спросил его: “Знаешь ли, брате, чья эта расписка?” – “Ей, святой Божий, моей рукой написана,” – отвечал юноша. Затем святитель на виду у всех разорвал рукописание, ввел юношу в церковь и сподобил Святого Причащения. Юноша и жена его после этого вышли из церкви, громко хваля и благодаря Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 335).

1214. Инок, питавший ненависть к преподобному Афанасию Афонскому, не мог причинить ему вреда волхвованием

Брат, подвигнутый действием диавола на ненависть к преподобному Афанасию Афонскому, задумал убить его, но, не зная, как преуспеть в этом преступнейшем замысле, он предался волхвованию и чарованиям. Однако ж, к своему удивлению, увидел, что все чары против незлобивого отца не имеют никакого успеха. Этот жалкий инок случайно спросил своего брата: “Могут ли иметь какое-нибудь действие на человека чарования?” Брат отвечал: “На человека благочестивого и живущего по Боге волхвования не имеют никакого действия.” Услышав это, омрачившийся злобой брат пришел в себя. Зная же о незлобии святого к подобному себе отцеубийце, явился к нему и, припав к его ногам, с великим рыданием исповедал ему свой грех и просил у него прощения, что и получил от того, который подражал Возлюбившему грешный мир даже до крестной смерти. Таков был Афанасий к согрешающим против него. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 106).

1215. Простолюдин, отказавшийся принять чародея, был исцелен от болезни святым мучеником Никитой

См. также: Вера; Исцеление; Молитва услышанная; Надежда; Наказание; Помощь Божия; Явление святого.

Брат преподобного Иосифа Волоколамского, отец Вассиан, впоследствии архиепископ Ростовский, рассказал следующее. Однажды он стоял в московском Успенском соборе и увидел там поселянина, который прилежно молился святому мученику Никите и спрашивал, где находится его икона. Видя его веру и необычайность его молитвы, отец Вассиан спросил поселянина о причине его молитвы. Поселянин отвечал, что когда он долгое время тяжко болел, то молился и призывал на помощь великого мученика Никиту. Родственники неоднократно советовали ему пригласить в свой дом чародея, но поселянин не хотел этого и усердно молился мученику Никите. Однажды ночью, когда в доме все спали, он услышал, что двери отворяются, и увидел светлого мужа, который приблизился к нему и сказал: “Встань.” Поселянин же отвечал: “Не могу, господин.” Явившийся опять сказал: “Вставай.” Поселянин пошевелился и понял, что он здоров. Он встал и поклонился явившемуся до земли. В тот момент, когда поселянин поднимался, он увидел летящего, подобно птице, черного человека с огненным мечом в руке. Этот черный человек своим мечом хотел поразить поселянина. Светоносный же муж запретил ему и сказал, что поражать надо не этого, но тех, кто ходил к чародеям, и при этом он назвал имена людей из их села. После этого черный муж исчез, а поселянин спросил светлого мужа: “Господин, кто ты?” – “Я мученик Христов Никита и послан от Христа исцелить тебя за то, что ты не ввел в свой дом чародея, но на Бога полагал всю надежду и меня призывал на помощь. И вот Бог прилагает к твоей жизни еще двадцать пять лет.” После этих слов святой мученик Никита стал невидим. Утром поселянин рассказал всем о случившемся, и все прославили Бога и святого мученика Никиту. Поселянин послал узнать, что стало с теми людьми, имена которых назвал святой мученик, повелевая черному мужу поразить их за посещение чародеев. Выяснилось, что они умерли в ту ночь. При этом поселянин добавил, что с того времени прошло уже пять лет, и все прославили Бога, избавляющего Своих верных рабов от бед и смерти. (Волоколамский патерик. Л. 10).

1216. Бутылка с вином в доме крестьянина-чародея превратилась в песок после того, как священник благословил ее

См. также: Благословение; Вино; Крестное знамение; Молитва.

Священник села Локотни Можайского уезда Никита Маркович Чеснов, рассказал нам из своей жизни о следующем случае. “В моем приходе, – говорил он, – был один крестьянин, человек зажиточный. Он торговал лесом. О нем по всему приходу ходил слух, что он занимается чернокнижием или колдовством. Когда настал Великий пост, этот крестьянин пришел ко мне на исповедь. Как пастырь, заботящийся о своих словесных овцах, я осторожно коснулся в беседе этого распространившегося в народе слуха. Выслушав меня, он помрачнел, сделался, как черная туча. Вскоре после этого я слышу, что он стал распространять лично обо мне враждебные толки и приписывать мне то, к чему я по милости Божией не был причастен. Настал день Святой Пасхи. Я прибыл в дом этого крестьянина с иконами. Принял он нас всех ласково и внимательно, а по окончании молебна всему причту предложил откушать у него хлеба-соли. Лично я чувствовал в глубине своего сердца какое-то смущение, и мне не хотелось оставаться у него на угощении. Но видя по глазам причта непреодолимое желание остаться, – в комнате стоял накрытый стол, сервированный по-городскому, – жаль мне стало, что я лишаю собратьев такого удовольствия. Вопреки желанию, я согласился на предложение хозяина. Когда я читал молитву Господню перед вкушением пищи, то по какому-то внушению произносил молитвенные слова с особенной силой и верой, мысленно прося у Господа себе покрова и заступления. Когда прочитана была молитва, хозяин любезно спросил меня: “Батюшка, можно вам предложить что-нибудь из этих напитков?” Я попросил налить мне рюмку рябиновки. Когда хозяин наливал ее, я в глубине души помолился Господу, чтобы Он силой креста Своего сохранил меня от всех бед и напастей. Хозяин уже доканчивал наливать рюмку, как я, осеняя ее крестным знамением, произнес мысленно слова: “Во имя Отца и Сына и Святого Духа.” В этот самый момент бутылка в руках хозяина и рюмка превратились в песок, а водка – как бы в пыль. Как будто бы кто сильным молотом ударил посуду. Хозяин весь затрясся и оцепенел, а мы все в смущении духа попрощались с ним, встали и ушли из его дома.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 118).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle