игумен Марк (Лозинский)

Видение

См. также: Благодарение за украденное. № 37; Блаженство вечное. № 42; Блудная брань. №№ 58, 62; Боговидение. № 74; Богородица. № 92; Богослужение общественное. № 93; Воздаяние праведникам и грешникам. № 147; Вразумление. № 177; Гнев Божий. № 186; Грех. № 197; Грех смертный. № 202; Грешник. № 204; Демонские козни. № 232; Жития святых. № 276; Икона. № 281; Исцеление. №№ 295, 301; Клятвопреступление. № 317; Князь тьмы (диавол). № 322; Малодушие. № 424; Милосердие Божие. № 439; Милостыня. №№ 455–456; Милостыня невольная. № 463; Молитва неразумная. № 479; Муки вечные. № 570; Награда. № 582; Падение. № 697; Подвиг. № 729; Покаяние. № 785; Помощь Божия. № 811; Помыслы. № 825; Пост. № 848; Постриг. № 851; Пресвитер. № 901; Причастие. № 906; Рай. № 936; Самоубийство. №№ 980–981; Святой. № 1000; Смирение. № 1038; Суд Христов. №1114; Супруги. № 1120; Утешение. № 1169; Целомудрие. № 1190; Церковь. №№ 1201, 1204.

129. Ангел, явившись заблудшему в пустыне авве Зенону, предложил ему пищу, которую старец принял только после трёхкратной молитвы

См. также: Ангел.

Поведали об авве Зеноне, что он, живя в скиту, вышел однажды ночью из келии (очевидно, пошёл навестить брата) и, сбившись с дороги, блуждал три дня и три ночи. От переутомления он изнемог и упал на землю замертво. И вот предстал ему юноша с хлебом и чашей воды в руках и сказал: “Встань, укрепись пищей и питиём.” Авва встал и помолился из осторожности, не доверяя явлению. Юноша сказал: “Ты сделал хорошо.” Услышав это, авва опять помолился. Так молился он три раза, и каждый раз юноша одобрял его действия. Только после этого авва принял принесённую пищу. Юноша сказал: “Сколько ты ходил, настолько удалился от своей келии, теперь встань и следуй за мной.” И мгновенно старец очутился возле своей келии. Старец предложил юноше: “Войди в келию и сотвори молитву о нас.” Юноша вошёл в келию старца и стал невидим. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 127. № 4).

Епископ Игнатий: “Поучительна предосторожность святых и опытных монахов по отношению к чувственным явлениям из мира духов. Насколько их благоразумное поведение в подобных случаях противоположно легкомысленному поведению неведения и неопытности.”

130. Явление святого мученика Юлиана Патриарху Евлогию, из которого он понял о необходимости возобновить храм святого мученика

Настоятель киновии авва Мина рассказывал о святом папе Евлогии: “Однажды ночью, совершая в домовом храме епископии правило, он увидел стоящего близ него архидьякона Юлиана и изумился, что тот дерзнул войти без доклада. Однако святитель промолчал. Окончив псалмопение, он сделал земной поклон. То же самое сделал и тот, кто явился ему в образе архидьякона. Поклонившись, папа встал, но явившийся остался распростёртым на полу. “Доколе ты будешь лежать?” – спросил папа, обратившись к посетителю. “До тех пор, пока ты не прострешь руку и сам не поднимешь меня, – отвечал тот, – я не могу встать.” Тогда святитель протянул руку и поднял его. Потом продолжил славословие. Некоторое время спустя, папа оглянулся, но уже никого не увидел. По окончании утренних молитв он позвал своего келейника и спросил его: “Почему ты не доложил о приходе архидьякона? Он без доклада пришёл ко мне, да ещё ночью.” Келейник уверил, что он не видел, чтобы кто-нибудь входил. Не поверив ему, папа сказал: “Пойди, позови сюда привратника.” Когда привратник явился, папа спросил его: “Не приходил ли сюда сегодня ночью архидьякон Юлиан?” Привратник поклялся, что тот не приходил и не уходил. И только тогда папа успокоился. Утром явился архидьякон Юлиан для благословения. Папа спросил его: “Зачем ты, архидиакон, нарушил порядок и сегодня ночью пришел ко мне без доклада?” – “Молитвами твоими, Владыко, я не приходил сюда да и из дому вовсе не отлучался вплоть до этого часа.” Тогда великий Евлогий понял, что ему являлся мученик Юлиан с целью побудить воздвигнуть ему новый храм, потому что тот, что был, от времени уже разваливался. Почитатель мученика блаженный Евлогий с большой готовностью воздвиг новый храм и благолепно украсил его, как подобает храму мученика.” (Луг духовный. С. 173).

131. Авва Силуан был восхищен на Небо и видел славу Божию

Однажды пришел к авве Силуану его ученик Захария и нашел его самого в восхищении, а руки его были распростерты к небу. Затворив дверь, Захария вышел. Потом опять приходил два раза: около шестого и девятого часа – и находил его все в том же положении. Наконец, постучался в десятом часу, вошел в келию и увидел, что авва отдыхает. “Что с тобой, отец, сделалось?” – спросил Захария старца. “Сегодня, сын мой, я занемог,” – попытался отговориться старец. Но Захария, обняв его ноги, сказал: “Не отстану от тебя, авва, до тех пор, пока не скажешь мне, что ты видел.” Старец открыл ему: “Был я восхищен на Небо, видел славу Божию и находился там до этого часа, а теперь отпущен.” (Достопамятные сказания. С. 259. № 3).

132. В сонном видении преподобный Иринарх взял посох у игумена Варфоломея и передал его Маркеллу

В 1636 году, в игуменство Варфоломея, Маркелл, впоследствии соловецкий игумен и архиепископ Вологодский, находясь вне монастыря на послушании, увидел во сне, будто стоит он в Преображенском соборе обители у западной стены, а перед Царскими вратами – большая лестница. Преподобный игумен Иринарх, сойдя по той лестнице, направился к игумену Варфоломею, взял посох из его рук и сказал: “Довольно, брат, не твое это дело.” Потом, взглянув на Маркелла, произнес: “Подойди и возьми этот посох.” Маркелл приблизился, взял посох, и видение кончилось. (Соловецкий патерик. С. 83).

133. Во время обеда у новгородской боярыни Марфы преподобный Зосима видел, что шесть бояр сидят без голов; вскоре они действительно были обезглавлены

В Новгороде боярыня Марфа, однажды жестоко обидев преподобного Зосиму, в знак примирения пригласила его к себе на обед. Отец Зосима принял это приглашение и, когда вошел в дом боярыни, был с честью встречен самой хозяйкой и всем ее семейством и посажен на почетном месте. Все ели и пили с живейшим удовольствием, а преподобный сидел молча и, по обыкновению, мало вкушал от предлагаемой пищи. Взглянув на гостей, он в изумлении опустил глаза. Взглянув в другой и третий раз, он увидел то же самое, а именно: шесть главнейших бояр сидели без голов. Поняв, что значит это видение, преподобный Зосима вздохнул и прослезился и уже не мог вкушать ничего более, как ни упрашивали его. После обеда Марфа, испросив у преподобного Зосимы прощение за прежнее оскорбление (она отдалила его с бесчестьем от своего дома), дала монастырю во владение землю, утвердив это пожертвование грамотой. Когда преподобный вышел из ее дома, его ученик Даниил спросил о причине скорби и слез старца во время обеда. Отец Зосима рассказал ему о своем видении, заметив, что эти шесть бояр будут со временем обезглавлены, и просил никому не говорить об этом. Немного спустя виденное исполнилось. Смирив Новгород силой оружия, великий князь Иоанн Ш повелел казнить тех шесть бояр, которых преподобный Зосима видел обезглавленными, а Марфу Борецкую отправить в ссылку. Имение ее было разграблено, дом и двор опустели. (Соловецкий патерик. С. 30).

134. Во время крестного хода архиепископ видел чудесного схимника

См. также: Явление святого.

В 1892 году во время крестного хода в Троице-Сергиевой Лавре по случаю 500-летия со дня кончины Преподобного Сергия Радонежского архиепископ Ярославский Ионафан лично созерцал чудесное явление самого Преподобного Сергия. Об этом в келиях Лавры он рассказывал так: “Во время крестного хода я видел, как впереди чудотворного образа Преподобного шествовал чудный старец в схиме. Вид его был столь благолепен для глаз, приятен и сладостен для сердца, что я до сих пор не могу забыть его. Не скажете ли вы мне, кто этот схимник и как его имя?” Наместник ответил ему, что в обители сейчас есть только один схимник, который никак не мог участвовать в крестном ходе по своей старости. Тогда много дивились рассказу архиепископа и заключили, что виденный им был не кто иной, как сам Преподобный Сергий, открывшийся смиренному сердцем и очами праведному архипастырю. (Троицкие листки с луга духовного. С. 20).

135. Покойная мать, явившись дочери, предотвратила пожар

См. также: Явление умершей.

Это было в семье брата архимандрита Кронида, наместника Троице-Сергиевой Лавры, священника Луки. Как-то раз, поздно вечером отец Лука за чтением газеты заснул и не потушил на столе стеариновую свечу. Жена отца Луки тогда тоже уже легла спать. Вдруг в первом часу ночи она ясно слышит голос, торопливо и настойчиво будивший ее: “Маня, Маня!” Когда она проснулась, то увидела свою покойную мать, которая стояла, осиянная каким-то неземным светом, и, показывая настойчивыми жестами на дверь кабинета, повторила ей несколько раз: “Спеши, спеши.” – “Тогда я, – рассказывала потом супруга отца Луки, – моментально поднялась с постели, накинула на себя капот и кинулась к двери кабинета. Когда я вошла, то увидела такую картину: Лука Петрович, склонившись в кресле, дремал, а газета, которую он читал, лежала откинутой на столе, где стояла спиртовая лампа “молния.” Тут же на столе была и свечка. Газета уже начала тлеть. Еще момент, – и она бы вспыхнула. Тогда спирт в лампе, в свою очередь, мог загореться, и начался бы ужаснейший пожар, от которого едва ли бы спасся отец Лука. Да и всему дому грозила великая опасность. Я мгновенно погасила свечу, чем предотвратила беду.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 115).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle