Михаил Александрович Кальнев

Новохлысты Кубанской области. (Новая секта).

В истории возникновения и дальнейшего существования сект и ересей замечается тот непреложный закон, по кото­рому, чем дальше существует известная секта, тем более она дробится на новые из нее выраждающиеся толки, которые в свою очередь дают еще более мелкие и многочисленные их виды. Тому же самому непреложному закону подвержены и все наши секты. Сколько, напр., уже народилось толков у хлыстов, малокан, духоборцев, жидовствующих, и сколько чуть не с каждым годом появляется новых видов названных сект! Штундобаптизм, напр., сравнительно очень недавно появился, а уже имеет несколько своих толков (староштундисты, младоштундисты, штундисты субботствующие, штундисты воскрес­ники) и успел уже дать из себя, совершенно непохожую по вероучение, новую, крайне мистическую секту так называемых «малеванцев», более сродную с сектой хлыстов.

Без сомнения, это постоянное саморазрушение и саморазложение раскола и сектантства будут продолжаться и дальше до тех пор, пока не прекратится самое их существование. Но, на смену им появятся новые заблуждения человеческой рели­гиозной мысли, которые, по слову Божию, всегда были и будут (Мф. 24:4–12. 2Пет. 2: 1 – 3, Иуд. 1: 17–18 и др.).

В настоящей статье мы имеем в виду познакомить чи­тателей с недавно появившейся и открытой нами в Кубан­ской области новой сектой, выродившейся из секты хлыстов. Следуя обыкновению давать название новым сектам по имени их основателей, мы назвали бы ее «козинщиной» по имени ее основателя Козина, но, очень сильно отразившееся на лжеучении Козина влияние Хлыстовщины, к которой Козин принадлежал раньше, дает нам больше оснований назвать эту новую секту «новохлыстовщина».

Обстоятельства, при которых нам удалось впервые от­крыть секту новохлыстов и познакомиться с ее учением, были следующие. В 1893 году, совершая миссионерскую поездку по Кубанской области, мы между прочим посетили и сильно зара­женную тогда штундизмом станицу Владимирскую. Во время многочисленных, с успехом веденных здесь со штундистами бесед, плоды которых Господь благословил одновременным присоединением к православию более 30 душ штундистов, на одну из таких бесед мы пригласили здешних хлыстов, которые, по словам местных жителей и свя­щенника, давно уже появились в названной станице. К удив­ленно нашему, половина из них заявила, что беседа, направ­ленная к раскрытию заблуждений хлыстов об их лжехристах, для них, сектантов, совершенно не имеет интереса, так как они сами отвергают хлыстовское учете о перевоплощениях Христа.

– Разве вы не хлысты? спросил я не знакомых еще мне сектантов?

– «Нет. Когда-то мы были хлыстами, когда ходили еще во тьме человеческой; теперь же мы ничего общего с ними не имеем и отвергаем все их бредни».

– Так может быть вы одного учения со штундистами?

– «Не обижайте нас, г. миссионер», – поспешили заме­тить на это присутствовавшие на беседе штундисты. – «Что общего у света со тьмою? Такой глупой веры, как у них, долго будете ездить, да не найдете».

–Но в таком случае скажите вы сами, обратился я к новосектантству, к какой вере вы принадлежите, чтобы нам знать, с кем мы имеем честь теперь беседовать?

–«Как хотите, так и называйте нас, но только мы и не штундисты и не хлысты: они сами по себе, а мы сами по себе».

–Но как же, вы называете последователей вашего учения?

– «Как хотите, так и называйте нас».

Так мы и не добились от сектантов, какое название они усвояют своей секте.

Несколько первоначальных наших бесед с новыми сектантами состояли главным образом в знакомстве с их учением путем расспросов самих сектантов ст. Владимирской, из которой для более обстоятельного ознакомления с сек­той я отправился в соседнюю станицу Зассовскую, где собственно впервые, 5 лет тому назад, и возникло среди хлыстов новое лжеучение и где живут первые последователи и главные во­жаки новохлыстов.

Начало своей секты новохлысты относят к первым временам миpa и человека. По их мнению, первый созданный Богом человек исповедовал их лжеучение. От первого че­ловека это учение перешло к его потомкам, те научили потомков своих и так далее шло и сохранялось их учение среди патриархов, пророков, царей и апостолов, которые «все были де одной веры с новохлыстами». Так учат о времени происхождения своей секты новохлысты. На самом же деле секта эта появилась сравнительно очень недавно, лет пять то­му назад; основатель ее – майкопский мещанин Евдоким Козин, поселившийся в ст. Зассовской Кубанской области. Недо­вольный лжеучением хлыстов, где он играл тоже не маловажную роль, Козин стал распространять среди зассовских хлыстов свое, дотоле неслыханное ими учение. До 1890 года он пропагандировал среди зассовских хлыстов свое лжеучение тайно, не прерывая в то же время, по обыкновению всех хлы­стов, хождения в православную церковь. Но в 1890 году Козин сразу порывает всякое общение с хлыстами, приобретает от среды их последователей себе и становится открыто во враждебные отношения к православию. На сколько дерзко по отношению к последнему он вел себя, показывает, напр., хотя бы то, что, являясь на клирос, он во всеуслышание поносил св. иконы, когда же его выводили из храма, он на­сильно врывался в него в шапке, произнося возмутительные кощунственные ругательства, и замечательно, что, благодаря без­действие местных станичных властей, все эти дерзкие по­ступки Козина сходили ему с рук безнаказанно. Возмущенные постоянными дерзкими поступками Козина и его последователей столько же, сколько и бездействием властей, казаки ст. Зассов­ской 26-го декабря 1890 г., после того как хлысты открыто на площади начали издаваться над св. хоругвями, несенными по­сле погребения с кладбища в храм, собрались и огромною толпою отправились избивать по станице всех хлыстов и в особенности последователей Козина. От этого побоища, вследствие которого, говорят, один из хлыстов скоро и умер, успел скрыться один Козин, убежавший отсюда в соседний город Майкоп, где за публичное распространение противогосударственных идей и пропаганду своего лжеучения был арестован и заключен в тюрьму, но выпущен из нее, так как на суде признан экспертами сумасшедшим. Заметим, что в последнее время вошло в моду со стороны экспертов объявлять умственно ненормальными религиозных преступников подобных Козину, хитрых вожаков сектантов и раскольников и тем давать ложное основание к оправдании их на суде.

Оправданный на суде Козин в 1892 г. перенес свою пропаганду из ст. Зассовской в соседнюю станицу Владимирскую, а затем и в другие близлежащие станицы. Таким образом новохлыстовщина распространилась теперь уже в следующих шести соседних местах Кубанской области: в г. Майкоп и в станицах Зассовской, Владимирской, Тульской, Кужорской и Упорной. Сколько всех теперь последователей Ко­зина, пока трудно определить за отсутствием положительных данных. На основании же слов самих сектантов и наших личных соображений, число всех новохлыстов в 1894 г., кажется, достигало более 50 семейств.

Вот содержание религиозно-нравственного миросозерцания новохлыстов1, в котором читатель не увидит и тени христианства, до того сильно искажено оно в лжеучении этой новой секты.

Единственным источником своего вероучения новохлысты признают только человеческий разум; богодуховенность же всего ветхозаветного и новозаветного Писаний, а тем более св. Предания, они решительно отвергают. «Мы, впрочем, – заметил мне как-то вожак их Бондаренко, – принимаем из Писания только-то, что нам нравится, а что не нравится, то отвергаем и работаем собственным умом». Строго же говоря, новохлысты отвергают все св. Писание, как это видно из дальнейшего изложения их вероучения.

Учение новохлыстов о Боге, сравнительно с учением о Нем других сектантов, довольно оригинальное, но исполнен­ное самых грубых противоречий, в высшей степени запутан­ное и трудно понимаемое, в особенности, если взять во внимание своеобразный их способ выражаться всегда фигурально, что замечается вообще у всех хлыстов. Только после многих бесед и расспросов можно было понять их учение о Боге; передаем эго учение так, как мы уяснили его себе со слов самих сектантов.

По учению новохлыстов, Бог есть дух, вечный, всемогущий, вездесущий, внутренно «пребывающий во всем движу­щемся». Он есть сама движущая весь животный мир сила; в неорганическом миpe Его нет. Все, что обладает присущей ему от природы способностью самостоятельного движения, имеет внутри себя Бога, вернее, – частицу Божества; так что, по словам Бондаренко, всякое животное и последняя козявка, имеют в себе частицу Божества. Отдельно от миpa и само­бытно, по учению сектантов, Бог не существуете Он разлит по неравным частям во всем животном мире, но сознает себя, как Бога, только в человеке, и то в одних только новохлыстах.

Разделяя пантеистическое воззрение на Божество, новохлысты, как это ни странно и не логично, в то же время придерживаются и учения о Нем антропоморфистов. По учению новохлыстов, до творения видимого миpa Бог не имел Лиц св. Троицы; Троица явилась уже только пред самым сотворением миpa. До этого же времени от вечности существовала, по их словам, какая-то неопределенная масса, в которой пребывал Бог Дух. Желая создать видимый мир, Дух и начинает отделяться от этой бесформенной массы, чтобы из нее уже создать вселенную. Но так как Бог устроил мир словом, а дух без плоти говорить не может, то Бог пре­жде устроения мирa, – учат новохлысты, – «набирает на Себя плоть пречистую, подобно тому как бабочка набирает сама на себя красивые цвета». Дух, одевшись плотью, (в форме человеческого тела) и вселившись в нее, уже может говорить, и тогда-то начинает из массы творить мир словом, т. е. посредством речи. Таким образом в момент принятия Духом на себя плоти и появляется Троица: первое лицо – Дух, второе – Плоть и третье – Слово. Проще, – Бог есть тот же во плоти человек, только бесконечно могущественнее обыкновенных людей; потому то Он и мог мир создать. Бог, учат сектанты, и есть, собственно говоря, первый на земле человек во плоти. «Ведь сказал же Он, рассуждает Бондаренко: «сотворим человека по образу и по подобию Нашему», значить, Бог при творении человека имел уже плоть и слово, так как один дух без плоти ни образа никакого не может иметь, ни говорить не может. В то время как Дух отделяется от неопределенной массы и «набирает на себя пречи­стую плоть», от этой же массы отделяются части, из которых впоследствии Бог творит солнце, луну и звезды, а Сам остается на земле, на которой создает все существующее и че­ловека.

Вопреки ясному учению Слова Божия о происхождении всего рода человеческого от одной Богом созданной четы (Быт., 3:20. Деян.17:26. Рим. 5:12, 16, 18 и др.), новохлысты учат, что Адам, не есть единственный радоначальник чело­вечества, что и до него было так же много людей, как и других вообще созданных тварей. Но люди ничем не отлича­лись по своей жизни от животных, потому что не знали, что они сотворены по образу Божию. Когда же Бог избрал одного из среды всех многочисленных людей и просветил его, т. е. «сотворил», или когда Дух вошел в человека, тогда только последний сознал, что сотворен он по образу Божию, чрез что получил блаженство, или рай духовный, внутренний. Это собственно и был первый созданный Богом человек. От него произошел род людей благочестивых, т. е. новохлыстов; но чрез несколько поколений один из рода благочестивого, тоже могший от своих уже родителей получить «Духа» и блажен­ствовать, «был прельщен природой»: жил, как ему хотелось, проливал даже кровь братьев, за что и изгнан был из рая, т.е. лишился духовного блаженства, полученного пред­ками; это и был библейский Адам, имя которого означает «изгнанник» (?); первый же созданный Богом человек не известно, как назывался.

Тогда как Слово Божие ясно учит о заражении всего че­ловечества Адамовым прародительским грехом (Пс. 50:7. Рим. 5: 12, 16, 18. Еф. 2:3 и др.), новохлысты учат, что грех Адама не мог перейти на все потомство его, так как дети, происшедшие от согрешивших прародителей, могли и те­перь могут получить духа «чрез просвещение словом», или путем научения от людей благочестивых, т.е. новохлыстов; поэтому никакого первородного греха у человека и быть не может.

Христианское учение о духах бесплотных новохлысты со­вершенно отвергают. Mиpa невидимого, или ангелов, по их словам, Бог вовсе не творил. Если христиане верят в существование бесплотных духов, то это, по мысли новохлыстов, величайшее их заблуждение. Духи бесплотные никаким образом существовать не могут; ангелы непременно должны иметь тела, иначе они, как духи, не имея, по выражение Бондаренко, «перегородок», т. е. тел, все сольются между собою подобно тому, как воды, если не заключены в известные сосуды или не разделены природными препятствиями, должны непременно слиться в одну массу. Ангел есть в каждой отдельной лич­ности человеческой, проще сказать, – каждый человек есть в тоже время и ангел. Ангелы разделяются, учат новохлысты, на три степени: на ангелов видимых, невидимых и злых. Че­ловек, который «просвещен словом», т. е. учением этой секты, есть ангел «видимый», потому что он ближе к Богу, «видит Бога»; непросвещенный словом, т. е. не принадлежащий к секте новохлыстов, – ангел «невидимый», ибо он удален от Бога, «невидит Бога»; злые ангелы – это те люди, ко­торые приняли учение новохлыстов, но у которых дела не со­гласуются с их учением, между тем как они имеют дер­зость против Бога считать Его в себе. Следовательно, начало в миpe зла не от злого духа, а от самого человека, или вер­нее – от природы, которою прельщается человек. Ангелы существуют единственно для прославления Бога, посему Иисус Христос явится во второй раз «на лицах ангелов видимых», т. е. на лицах новохлыстов.

Мы уже видели, что новохлысты совершенно отвергают христианское учение о первородном грехе; отсюда уже естест­венно вытекает и их лжеучение о лице Господа нашего Иисуса Христа: отвержение учения о Нем, как о Спасителе миpa. В своем лжеучении о лице Спасителя новохлысты не только исказили учете о Нем христианское, но и резко отвергли уче­те хлыстов об их лжехристах. Хлысты верят в посто­янное непрерывное перевоплощение Иисуса Христа и почитают за «христов» более выдающихся своих вожаков, окружающих себя «богородицами», «апостолами» и «пророками», новохлысты все это учение хлыстов, весь этот религиозный их культ называют «сумасбродством». Вот, напр., мнение Бондаренко, ученика Козина, о лжехристах хлыстовских. На вопрос наш, есть ли и у них свои христы, Бондаренко ответил: «какие там христы? христов теперь нигде нет; да и можно ли простаго мужика считать за Христа видимаго? Разве это не выходит безумное идолопоклонство, когда хлысты становятся пред своими христами на колени, целуют их ноги и воздают им многия другия видимыя божеския почести? Ведь хри­стос хлыстовский, по их же учению, рождает своих учеников духовно, а поклонения от них требует себе видимаго; значить он не христос, а от слов: «и родил» – «Ирод».

По учению новохлыстов, Иисус Христос был обыкно­венный человек: зачался Он и родился, как и все люди; никаких чудес Он не творил, да и не мог творить, потому что их на земле никогда и не было. Словом, Христос, учат сектанты, был простой человек, а не Богочеловек. Но Он имел в себе Духа Божия (т. е. принял учение новохлыстов) и посвятил всю свою жизнь тому, чтобы свидетельствовать словом о Боге. Слово Его в некоторых вселилось, вследствие чего они приблизились к Богу; но многие из людей не поняли Его учения и распяли Его, отчего Он назван Христом, что означает «распятый» (!?). После смерти Христос, учат сек­танты, воскрес, т. е. воскрес своим учением в душах своих последователей, и вознесся на небо, т. е. «на них бо», – на главы своих учеников духом. «Это только вы, говорят новохлысты, православные, осиротели, ибо ваш Христос ушол от вас куда-то на небо, у нас же внутренно во всех всегда Он пребывает». На этом основании новохлысты любят говорить, что в них во всех Христос и они все во Христа.

Сильно верят новохлысты тому, что Христос придет вторично, но не как Бог, а как могущественный человек, который будет жить на земле нисколько лет, и слава о Нем пройдет по всему миpy. Придет Он для того, чтобы обличить тех, которые не приняли учения новохлыстов. Обличение Его будет так сильно, что совесть каждого человека как бы сожжет его, во избежание чего и нужно каждому поспешить вступлением в секту новохлыстов. Впрочем, по убеждению сектантов, православие существовать не вечно будет: рано или поздно (скорее всего тотчас после пришествия их христа) восторжествует их учение, после чего почти каждый поспешит присоединиться к новохлыстам и будет блаженствовать с ними, каковое блаженство (внутреннее, духовное) сектанты и те­перь имеют, так что лучшей награды за их веру и жизнь уже более им не будет, да ее им и не нужно. Те же люди, которые почему либо не поверять имеющему вторично явиться новохлыстовскому христу, чрезвычайно сильно душою будут мучиться, что видели его, но не приняли и тем сами удалили себя от блаженства.

Учение новохлыстов о загробной жизни находится в не­которой связи с их учением о душе человеческой. По их учению, каждый человек и каждое животное состоит из тела и души; но принявший учение новохлыстов принимает в себя вместо души духа Божия, который вселяется внутри его «в не­видимой безсмертной плоти», имеющей форму человеческого те­ла в миниатюрном виде. Этот дух и руководит всем существом сектанта, весь же видимый организм его является только как бы оболочкой, «рубашкой», как выразился Бонда­ренко, на «невидимой безсмертной плоти». Таким образом обыкновенный человек состоит из полуразумной души и тела, а новохлыст – из тела и разумного духа, заключенного в не­видимой бессмертной человекообразной плоти, находящейся внутри видимой плоти его.

Когда умирает новохлыст, то его дух, по верованию сектантов, вместе с невидимой своей бессмертной плотью или сейчас или же по прошествии некоторого времени вселяется в другого новохлыста, соответственно степени его подготовки и стремление уподобиться умершему. Отсюда каждый сектант, в целях достижения бессмертия и личного существования по смерти, должен всеми силами стараться «просвещать» учением своей секты других, чтобы успеть духовно воспитать кого-нибудь и сделать способным принять в себя после смерти научившего дух его в бессмертной плоти. На этом именно основании все умершие новохлысты не умерли, но живы и те­перь в сектантах и будут жить в них до известного вре­мени, именно до тех пор, пока путем переселения из од­ного сектанта в другого не усовершенствуются в своем раз­витий до того, что на земле им нет уже места.

На мой вопрос, куда же деваются духи тех из новохлыстов, которые достигли на земле последнего возможного для них совершенства, Бондаренко, указывая на небо (беседа велась с ним ночью), сказал: «видите вы звезды? Это все души наших праведников, блистающих светом на грешную землю».

– Откуда же вы узнали, спросил я Бондаренко, что эти звезды – души праведников ваших и чем вы могли бы меня в этом убедить?

– «Ничем, потому что вы все равно не поймете, так как все это для вас закрыто, темно, а для нас совершенно ясно; мы видим их своим духовным оком. Если бы все были просвещены словом (т. е. учением новохлыстов), то все бы и видели их, как видим их мы».

Немного раньше мы заметили, что, по учению новохлы­стов, не только человек, но и все вообще живые существа имеют полуразумную душу. Разумность, а следовательно и нравственное достоинство души животных и человека име­ют многочисленные стадии своего развития, как многочислен и разнообразен мир животных и человека. Чем смышленнее, развитее, полезнее и, если можно так выразиться, до­брее животное, тем, по мнению новохлыстов, оно имеет и более развитую, более усовершенствовавшуюся в добре душу; причем сообразно степени усовершенствования души известного животного она переходить в животное более совершенное, из этого последнего в еще более совершенное и т. д. до самого человека, душа которого была прежде непременно в каком-либо животном. Души людей таким же образом соответствен­но нравственному своему усовершенствованию и развитию пере­ходят в более совершенных людей, пока, будучи просвещены учением новохлыстовской секты, не превратятся в духов и не поселятся в тела сектантов. «Вы думаете, обратился как-то к нам Бондаренко, почему лошадь или вол понимают меня, когда я обращаюсь к ним с известными словами? По­тому, что в них вселились души людей, который, быть может, скоро перейдут снова в других людей и будут про­свещены словом, как просветилась недавно и моя душа».

На мой вопрос, куда же уходят по смерти души обыкновенных людей, не новохлыстов, Бондаренко ответил, что они вселяются обратно в различных животных и насекомых, сообразно нравственному их достоинству и в наказание за то, что не приняли учения новохлыстов. И такому беспрерывному переселение и странствованию душа подвержена до тех пор, пока не вселится в такого человека, который способен будет просветиться словом, т. е. стать новохлыстом. Но и душа, напр., бывшего новохлыста, урядника ст. Зассовской, Круглова, после многих с ним бесед обращенного нами в православие, по уверенно сектантов, после смерти его пересе­лится в самое низшее ничтожное животное и будет обречена на слишком долгое скитание, пока снова не достигнет того состояния, в каком она была, но не устояла, т. е. пока снова чрез многие, быть может, сотни или тысячи лет не заслу­жить права и возможности поселиться в ком-либо из ново­хлыстов.

Эсхатологическое учение новохлыстов, или учете о последних судьбах мира и человека, очень краткое п простое: ни рая, ни ада, по их учению, нет, ибо ни того, ни другого никто никогда из них не видел; существует только посто­янный круговорот переселений душ из людей в животных и обратно, пока они, достигнув известной степени нравственного развит, не обратятся в духов и не вселятся в тела сперва менее, затем более совершенных людей, а из них – в тела новохлыстов, из которых они уже уходят в надземные миры, светя оттуда вечным, божественным светом на нашу грешную землю.

Земля и весь видимый мир с населяющими его живыми существами, по учению новохлыстов, будут существовать вечно в том же виде, в каком существуют и теперь. Произойдет изменение, касающееся собственно одного человека, это изменение произойдет во время второго пришествия Христа Спа­сителя. Оно будет состоять в том, что как просвещенные словом (сектанты), так и непросвещенные составят после второго пришествия единое стадо; и непросвещенные, уверовав наконец в истину новохлыстовского лжеучения, будут так же близки к Богу, как и сектанты, будут светить таким же божественным, не земным светом, как и последние. Это свое учение о последних судьбах миpa и человека, несколько напоминающее оригеновское учение об апокатастасису, ново- хлысты, как и Ориген, основывают на том соображении, что Бог никому не желает зла и что непросвещенные не ви­новны в том, что они не были научены словом.

В чем будет состоять вечное блаженство людей, это новохлысты представляют себе довольно неопределенно и смутно; большинство, впрочем, полагает его во внутренней духовной радости и спокойствии, вытекающих из самого близкого, непосредственного единения с Богом, единения, доходящего до полного слияния с Ним.

Вот в общих чертах религиозное учение секты ново­хлыстов; не менее интересно и нравственное их учение.

Под добром новохлысты разумеют прежде всего все то, что только согласуется с их учением, все же несогласное с ним, по мнению сектантов, есть зло. В частности понятие о нравственности выражается ими в таких приблизительно определениях: не убивай делом и словом, не кради, не суди, не завидуй, оказывай помощь каждому, если только это принесет ему пользу, трудись и не гордись, просвещай других словом, т. е. пропагандируй учение своей секты. К числу нравственных предписаний относятся и предписания о пище, который соблю­даются новохлыстами очень строго. По учению новохлыстов, потреблять в пищу можно только все растительное и молочное, употребление же в пищу мяса последователями новохлыстовщины строго воспрещается на том основании, что заключающаяся в мясе кровь затемняет ту невидимую бессмертную плоть в каждом сектанте, в которой пребывает разумный духи его. Запрещая употребление в пищу мяса, новохлысты приводить еще и то основание, что растительная пища, говорят они, лучше действует на человека в том отношении, как испытали на себе многие из них и в особенности Бондаренко, что «луч­ше работаешь умом, уразумеваешь и исполняешь свое учение и через это имеешь больше в себе духа. Кобцев, самый близкий друг вожака новохлыстов Бондаренко, будучи страстным охотником, по целым неделям и месяцами пропадает в горах Кубанской области на охоте, питаясь там преиму­щественно дичью, за что в большой опале не только у всех новохлыстов, но и у своего друга, вожака их. Но что самое мерзкое, самое нечистое из употребляемого в пищу людьми, так это, по мнению новохлыстов,– яйцо; его нельзя есть ни под каким видом, потому что в яйце заключается (потенциально) не только мясо (цыпленок), но и все насекомые, все гады, все нечистое, так как курица кроме зерен ест насекомых, червяков, ест даже гадов, копается в мерзком навозе и т. п. Таким образом, новохлысты являются самыми крайними современными вегетерианцами. Быть может, от слишком сурового воздержания в пище почти все они и выглядят такими слабыми, бледными, как будто каждый из них недавно перенес очень тяжкую болезнь.

Отвергая, подобно другими сектантами, все таинства и обряды православной Церкви, секта новохлыстов, как недавно образовавшаяся, пока не выработала еще своего самостоятельного определенного религиозного культа; а как выродившаяся из секты хлыстов, удержала и все их обряды при молениях, на­чиная с пения хлыстовских песен и кончая, как говорят, кружениями и плясками; хотя нужно заметить, что и пение, и кружение, совершающиеся в их собраниях, вовсе не служат выражением их молитвенного настроения: «так как, говорят сектанты, мы имеем в себе самих Духа Бога, то мы никогда и не молимся Ему, ибо Бог внутри нас, и, след., молиться нам некому; да Бог и прежде молитвы нашей знает, ко­му из нас что нужно». Если новохлысты собираются и кроме стихотворных песен, собранных ими в особом молитвенни­ка числом до 200, поют, подобно хлыстам, молитвы и песнопения православной Церкви: «Отче наш», «Верую», «Благо­слови, душе моя, Господа» и др., то они это делают только для себя же лично, «для своей духовной радости». Правда о совершающихся в их собраниях «радениях» сами новохлысты умалчивают, но от казаков, которых сектанты допускали в свои собраны – нам стало известно, что у новохлыстов соверша­ются «радения» подобно тому, как они происходить и у хлыстов. Бывает ли у новохлыстов во время радений и свальный грех, который совершается повсюду во время радений у кавказских хлыстов, нам не удалось разузнать достоверно; но некоторый обстоятельства и наши личные соображения сильно заставляют нас предполагать, что во время радений разврат у новохлыстов такой же, как и у хлыстов. Кроме пения и радений в своих собраниях новохлысты поучаются один у другого и, главным образом, у того, кто имеет больший дар «духа».

Никаких обрядов при браках, рождены и погребены у новохлыстов не бывает. Взял жену, как работницу (а не «духовную» жену, как учат хлысты), – значит, женился; ро­дился кто-либо в семье, мать дает ему имя2, так как она «трудилась», т. е., страдала во время рождения ребенка; умер кто-нибудь, отнесли, зарыли его в землю, – вот и все.

В секту новохлыстов может поступить каждый, изъ­явивший на это свое согласие, и без особенных обрядов; но для получения «духа» нужна жизнь, иногда многолетняя, согласная с их учением. «Духа», впрочем, можно получить и чрез несколько дней, но это очень трудно: для этого нужно такое покаяние во всем прошедшем, такое сильное желан3ие новой жизни, что человек как бы должен забыть все земное, бренное и всем существом своим устремиться к Божеству, – тогда только он может получить «духа»; но в таких случаях обыкновенно плоть человека «не выдерживает» и он становится как бы помешанным, юродивым от избытка силы вселив­шегося в него «духа», что, говорят, с некоторыми из новохлыстов уже и случилось...

Семейная жизнь новохлыстов в высшей степени не при­влекательна, что вытекает из самого взгляда сектантов на жен­щину, как на существо, занимающее средину между животным и человеком. Даже жены новохлыстов, по мнению сектантов, не имеют в себе полного «духа», а обладают им в самом зачаточном, первичном виде. Сообразно такому низкому взгля­ду на женщину, новохлысты держат своих жен, как гово­рится, в черном теле и при первом же случаи неудовольствия на них, без стеснения прогоняют их на все четыре стороны вместе с прижитыми от них детьми. Случаи сожи­тельства с чужими женами у новохлыстов не редки, встре­чаются даже случаи добровольного по уговору обмена женами. Так, напр., года два тому назад Б. добровольно поменялся с одним из зассовских хлыстов женами; другой из зассовских же хлыстов сманил к себе жену К. и живет с нею, как со своей женой. Словом, у новохлыстов брачные от ношения самые низкие, прямо стадные.

Что касается взгляда новохлыстов на их общественные и государственный обязанности, то они высказываются сектанта­ми не очень охотно по причинам понятным. Во всяком слу­чае о своей секте они чрезвычайно высокого мнения: «если бы были, говорят они, все наши (т. е. новохлысты), не нужно было бы ни замков, ни судей, ибо не было бы воров и судить было бы некого, – ни войска не нужно было бы содержать, ибо вой­ны не было бы. Вести с кем-либо войну, учат они, есть преступление (и это учат так казаки!), проливать кровь мож­но только при личной самозащите».

Что касается верховной власти, то на словах необходи­мость ее новохлысты признают, но это признание ее сек­тантами нам кажется лицемерным и не искренним, и наше предположение пока косвенно подтверждается некоторыми факта­ми. Так, напр., сам основатель и глава этой секты Козин несколько лет тому назад на базаре в г. Майкопе публич­но, говорят, проповедовал, что никаких податей платить и государственных повинностей нести не нужно. Вообще полити­ческая благонадежность новохлыстов нам кажется более чем сомнительной, хотя, к сожалению, мы не можем пока под­твердить свое мнение более выдающимися фактами. Впрочем, считаем до некоторой степени достаточным и приведенного нами, чтобы считать секту новохлыстов одною из сект вредных не только в церковном, но и государственном отношении.

Бросая взгляд на все изложенное нами веро- и –нравоучение секты новохлыстов, нельзя не заметить, что хотя в нем видны сильные следы влияния учения хлыстовской секты, яркою нитью проходящее чрез все учение новохлыстов; но в тоже время в их учении есть много нового, самостоятельного, оригинального и отличного от учения секты старохлыстов.

Так, прежде всего учение новохлыстов о Св. Троице со­вершенно отлично от учения о Ней обыкновенных хлыстов. В то время как хлысты признают отдельно существующие три лица Св. Троицы, веря в тоже время в постоянное перевоплощение второго Лица Ея, новохлысты учат о Божестве в пантеистическом смысле, отвергая троичность в Нем Лиц и признавая Бога только несравненно могущественнейшим человеком, состоящим из духа и плоти и обладающим словом, или способностью членораздельной речи.

Как мы уже видели, перевоплощения Христа в хлыстовском смысле новохлысты решительно отвергают, след., не признают один из главнейших и существеннейших пунктов вероучения хлыстов, на котором, собственно говоря, оно более всего и держится.

Само учение о душепереселении у новохлыстов более подробно чем у хлыстов. Эсхатологическое учение первых совершенно разнится от такого же учения вторых: в то время как хлысты верят в существование рая и блаженства в нем в непосредственном общении с Богом, новохлысты совершенно отвергли существование и рая и ада, веря в общее восстановление падших людей и населяя их душами небесного светила.

Удержав пока религиозный культ хлыстов, новохлысты уже несколько изменили их нравоучение и нравственные предписания. Так, напр., хлыст смотрит на женщину, как на равную себе по достоинству. Известно, что хлыстовские «богородицы» в иных кораблях имеют огромное влияние на религиозные дела общины и пользуются почти равным, часто даже большим уважением, чем хлыстовские апостолы, пророки, а ино­гда таким же почетом, как сами хлыстовские «христы»; от­того на женщин у хлыстов мужья смотрят как на „духовных жен“, достойных со стороны мужей уважения и полного к себе внимания, по крайней мере пока он сохраняют еще свою молодость, красоту, здоровье и свежесть физических сил. У новохлыстов положение женщины, как мы видели, совершен­но иное, далеко худшее; здесь она всегда трактуется как суще­ство среднее между животным и человеком, во всяком случае считается по нравственному достоинству гораздо ниже мужчины и потому лишена с его стороны всякого человеческого уважения и внимания. Жена в глазах новохлыста только рабочая сила и самка. Следовательно, положение семьи в секте новохлыстов еще безотраднее, чем у хлыстов, с которыми они сходятся толь­ко в одинаковом разврате.

Обращает на себя внимание различие новохлыстов от хлы­стов и в предписаниях относительно пищи. Сходясь с хлы­стами в запрещении употреблять в пищу мясное, новохлысты в этом отношение пошли несколько дальше. Нам по крайней мере лично известно, что хлысты более всего употребляют в пищу молоко и яйца; между тем, по учению новохлыстов, ни­чего нет более нечистого и запрещенного из пищи, как яйцо, по причинам объясненным нами выше.

Наконец, коренное отличие секты новохлыстов от хлы­стов состоит уже в том весьма важном, по нашему мнению, обстоятельстве, что в то время, как хлысты не прерывают хотя видимого общения с Церковью и остаются до сих пор тайными последователями своего учения, не смотря на то, что со вре­мени появления их секты протекло около полуторастолетия, – новохлысты сразу же открыто оставили православие, открыто пропагандируют свое лжеучение и открыто же, нисколько не стесня­ясь, а даже с

большой долей фанатизма, защищают свою ересь во время публичных с ними бесед. Этот их фанатизм и смелость пропаганды, без сомнения, могут иметь в будущем не маловажное значение для успешного распространения их лжеучения в особенности среди хлыстов.

Чем же, спросим теперь, опасна и вредна для Церкви и государства секта новохлыстов?

Вредна она прежде всего по крайне грубому отрицанию все­го христианства, в чем каждый мог убедиться, прочтя наше исследование о секте новохлыстов. Ближайшее же наше зна­комство с этой сектой убеждает нас, что ее учение, собствен­но говоря, есть полнейший и самый грубый атеизм. Для подтверждения наших слов мы приведем хотя один пример из жизни новохлыстов, ярко характеризующей крайне атеисти­ческое направление их религиозной мысли. В ст. Зассовской один из более видных и религиозно–убежденных после­дователей новохлыстовщины, увидев разразившуюся сильным градом над своей нивой тучу, выбежал на улицу и, грозя на небо кулаками, стал в исступлении кощунственно кри­чать: «что Тебе надо от меня? если Ты Бог, то думаешь – я боюсь Тебя? Ешь, ешь весь посев мой, не испугаешь Ты меня!» И после этих сумасбродных слов дерзкий сектант разра­зился самою возмутительную, кощунственно-безумною бранью.

Если взять во внимание этот приведенный факт и не­которые ему подобные, если обратить, далее, внимание на не­который не подлежащие сомнению антигосударственные идеи и вредные социальные воззрения новохлыстов, если наконец взять во внимание крайне смелую их пропаганду своего лжеучения, – то нет сомнения, что при упадке и довольно сильном шатании религиозной мысли разноплеменного народа на сев. Кавказе (а это шатание религиозной мысли мы имели возможность наблю­дать и изучать лично), при существовали многочисленных и разнообразных сект,– секта новохлыстов будет иметь боль­шой успех, если только тамошняя миссия и местная администрация не обратят на эту вредную секту должного и своевременного внимания. Нужно этот пожар нового заблуждения религиозной мысли тушить скорее, в самом начале его появления, чтобы не пришлось потом тратить слишком много усилий для его прекращения.

Оканчивая этим наше исследование о секте новохлыстов, позволим заметить от себя, что главная цель его состояла в том, чтобы чрез специально миссионерский орган печати озна­комить с историей возникновения и учением этой новой секты как духовенство Ставропольской епархии, так и миссионеров ее; чтобы тем облегчить им борьбу с такой сектой, которая очень мало кому из них известна и которую мы сами от­крыли случайно, употребив для изучения ее вероучения не мало времени и много труда. Впрочем это не значить, что мы считаем изучение этой секты вполне законченным: секта новохлыстов, как еще новая и не вполне выработавшая свое вероучение и свой религиозный культ, будет еще нуждаться в более тщательном и боле подробном ее изучении для успешной борьбы с ней, в чем искренно желаем местной миссии полнейшего успеха.

Херсонский епархиальный Миссионер.

Михаил Кальнев.

* * *

1

Мы передаем вероучение новохлыстов, составленное на основании слов самих сектантов, частию слышанных и записанных нами лично, а частию чрез посредство диакона станицы Зассовской А. Б., нахо­дящегося в родстве с главным вожаком местных новохлыстов В. Бандаренко.

2

Называют друг друга новохлысты и старые и малые, подобно хлыстам, уменьшительными именами: брат Гриша, сестра Марфуша и т. п.


Источник: Кальнев М.А. Новохлысты Кубанской области. Киев: тип. Кульженко, 1896. – 20 с.

Вам может быть интересно:

1. О так называемых иоаннитах в русском народе протоиерей Дмитрий Боголюбов

2. Беседа с хлыстами об Иисусе Христе, Сыне Божием Иван Георгиевич Айвазов

3. Немцы и штундобаптизм Михаил Александрович Кальнев

4. Юридическое и каноническое значение религиозного элемента в раскольничьем браке профессор Николай Александрович Заозерский

5. Новооткрытый фрагмент из мнимого Первоевангелия профессор Митрофан Дмитриевич Муретов

6. Учение западных вероисповеданий об оправдании протоиерей Александр Рождественский

7. Братство Преподобного Сергия для вспомоществования нуждающимся студентам и воспитанникам Московской Духовной Академии в первое двадцатипятилетие (1880–1905): Очерк Пётр Иванович Цветков

8. Новые труды в области Палестиноведения профессор Иван Николаевич Корсунский

9. Охранительная деятельность православных братств в последние годы царствования короля Сигизмунда III (1620–1632) Александр Александрович Папков

10. Обзор русских (духовных) журналов. Статьи по Священному Писанию Ветхого Завета профессор Василий Никанорович Мышцын

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс