протопресвитер Михаил Помазанский

Православное Догматическое Богословие

Раздел 10 Раздел 11 Раздел 12

Путь христианина

Крест Христов – путь, сила и знамя Церкви

Догматическое учение Церкви имеет самую тесную связь со всем нравственным строем христианской жизни, оно дает ей верное направление. Любое отступление от догматических истин приводит к неправильному пониманию нравственного долга христианина. Вера требует «жизни по вере.»

Спаситель определил нравственный долг человека кратко в двух заповедях Закона: заповеди о любви к Богу – всем сердцем, всей душой, всей мыслью, всем разумением, – и заповедь о любви к ближнему как к самому себе. Но при этом Спаситель научил, что подлинное исполнение этих заповедей невозможно без самоотречения в той или другой степени, жертвенности: оно требует подвига.

Где же верующий найдет силы для подвига? Он получит их через общение со Христом, через любовь ко Христу, побуждающую следовать за Ним. Это следование в подвиге Христос назвал «игом Его.» Возьмите иго Мое на себя... иго бо Мое благо и бремя Мое легко есть. Он назвал его также крестом. Еще задолго до дня Своего распятия на кресте Господь учил: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною (Матф. 16:24).

«Кто не берет креста своего и следует за Мной, тот не достоин Меня» (Матф.10:38).

Православный путь христианина это – путь креста и подвига. Иными словами говоря, это путь терпения, перенесения скорбей, преследований за имя Христово и опасностью от врагов Христа, пренебрежения благами мира ради Христа, борьбы со своими страстями и похотями.

Такой путь следования Христу прошли Его апостолы. «Я сораспялся Христу,» пишет ап. Павел. «Я не желаю хвалиться, только Крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 2:19; 6:14). Следуя путем Христовым, апостолы закончили свой подвиг жизни мученической смертью.

К подвигу, в меру своих сил, призываются все верующие: Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями (Гал. 5:24). Нравственная жизнь не обходится без внутренней борьбы, без воздержания. «Ибо многие, – пишет апостол, – о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги Креста Христова: их бог – чрево, и слава их – в сраме, они мыслят о земном» (Филип. 3:18–19).

Вся история Церкви строилась на подвигах: сначала на страданиях мучеников первохристианства, на жертвенных трудах столпов Церкви – святителей, а потом на личных аскетических подвигах, на достижениях духа в борьбе с плотью пустынников и других подвижников, – «земных ангелах и небесных человеков» и «праведных,» живших в миру и не осквернившихся от мира. И так доныне украшается христианство исповедниками и мучениками за веру во Христа. И св. Церковь поддерживает в верующих этот долг самоограничения и духовного очищения наставлениями и примерами из Евангелия и всего Священного Писания, примерами святых, предписаниями церковного устава, бдениями, постами и призывами к покаянию.

Таков жребий не только отдельного христианина, но и самой Церкви в ее совокупности: «Быть гонимыми за крест Христов,» как это представлено в видениях ап. Иоанна Богослова в Апокалипсисе. Церковь же многие периоды своей истории переносит совершенно открытые скорби: преследования и мученическую смерть лучших ее служителей, – что один современный священнослужитель и церковный писатель назвал «жатвами Божиими,» – а в другие периоды, даже в периоды видимого благоденствия, переносит скорби от внутренних врагов, от недостойного образа жизни членов ее, в частности, людей, назначенных к служению ей.

Так определяется догмат о Кресте,

Крест есть путь христианина и Церкви.

Но при этом он есть и сила Церкви. Мысленными очами взирая «на Начальника веры и Совершителя Иисуса,» христианин черпает духовные силы в сознании, что за крестной смертью Господа последовало воскресение, что Крестом «побежден мир,» что если с Господом умираем, то с Ним и царствовать будем и в явлении Его славы возрадуемся и восторжествуем (1 Пет. 4:13).

Крест есть, наконец, знамя Церкви. От того дня, когда Спаситель нес на Своих раменах крест на Голгофу и был распят на вещественном кресте, Крест стал видимым знаком и знамением христианства, Церкви, каждого верующего во Христа.

Не все, принадлежащие к «широкому христианству,» имеют такое понимание Евангелия. Некоторые большие христианские общества отвергают Крест, как видимое знамя, считая, что он, как был так и остался орудием поругания. Предостерегал от такого «соблазна о кресте» ап. Павел (Гал. 5:11), чтобы «не упразднить Креста Христова,» ибо «слово о Кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, сила Божия есть» (1 Кор. 1:17–18). Он увещевал не стыдиться Креста как бы знамени поругания: – «выйдем к Нему (Господу) за стан, нося Его поругание, » наставлял он (Евр. 13:13–14). Ибо поругание на кресте привело к воскресению во славе, и Крест явился орудием спасения и путем к славе.

Имея всегда перед собой образ Креста, совершая на себе знамение Креста, христианин, во первых, приводит себе на память, что он призван следовать стопам Христовым, перенося во имя Христово скорби и лишения за свою веру; во вторых, он укрепляется силой Креста Христова на брань со злом в самом себе и в мире; и в третьих, исповедует, что он ждет явления славы Христовой, второго пришествия Господа, которое само будет предварено явлением на небе знамения Сына Человеческого, согласно божественным словам Самого Господа (Матф. 24:30): этим знамением, по единодушному разумению отцов Церкви, будет величественное явление на небе Креста.


Раздел 10 Раздел 11 Раздел 12