митрополит Никанор (Клементьевский)

Слово в день Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского 50

Побеждающему дам сести со Мною на престоле Моем, яко же и Аз победих и седох со Отцем Моим на престоле, говорит Господь Иисус в Своем откровении Иоанну (Откр 3:21).

Нет слова приличнее настоящему торжеству, и нет обетования для торжествующих утешительнее того, какое дарует нам Господь Иисус Христос. Ибо кого прославляет ныне св. Церковь? Одного из тех победителей, с которыми Господь обетовал разделить престол Свой – св. Благоверного Князя Александра Невского. И кто участвует в прославлении и торжестве Церкви? Христовы воины и победители, которые прославились, или имеют прославиться победами.

Тем не менее соответствует слово обетования и торжеству отечества. Тезоименитый ныне, Благоверный Государь, Наследник Престола, для того украшен знаменитым именем св. Александра Невского, дабы, подобно Ему, был исполнен силою победоносной веры, был победителем зла на земле и причастником славы Христовой на небе. Посему, не обязаны ли мы, сынове России, нашими усердными молитвами споспешествовать Ему в возрастании в тех духовных силах, которыми побеждают победители, посаждаемые со Христом на престоле? И, видя высокое образование и просвещение в Богоизбранном Наследнике престола, можем ли не утешаться самыми благими надеждами в будущем? Да прольются же молитвы наши пред престолом Всевышнего о здравии Его и долголетии.

Но обратимся к утешительному слову обетования Христова, и вникнем, что за брань у нас и с кем? Как и чем должны мы побеждать?

Св. вера наша, христиане, происходя от Бога, принесла с неба на землю в одной руке залог мира и любви, а в другой меч и венец. Просветив светом Евангелия, и отродив водою и духом, она ввела нас в великую брань, сделала воинами и победителями на земле, и обещает сделать сонаследниками Христовыми на небе; и потому всякий христианин, кто бы он ни был, царь и раб, есть воин Царя небесного. Как воин царя земного, вступая в военную службу, принимает присягу на верность: так и христианин, принимая христианское звание, дает обет быть всегда верным Христу, быть всегда усердным слушателем Его слова и ревностным исполнителем Его заповедей. Воину дают оружие для побеждения врагов, и христианину дано подобное оружие. Тот сражается в известное время и в известном месте, а христианин всегда и везде.

Кто враги у христианина? Ах, братия, вопрос этот тяжел для пристрастного к себе и к миру сердца. Нельзя не вздохнуть при воспоминании о врагах. Это не чужие какие враги, но наши родные: и врази человеку домашние его, говорит Христос (Мф. 10:36). Можно ли думать, чтобы наши чувства, которые даны нам в орудие душе, могли враждовать противу нас? А они враждуют. Аще рука твоя, или нога твоя соблазняет тя, отсецы ю и верзи от себе; и аще око твое соблазняет тя, изми е и верзи от себе, говорит Спаситель (Мф. 18:8–9). Можно ли представить, чтобы наша плоть могла восставать на наш дух? А она восстает. Плоть бо похотствует на дух, свидетельствует Апостол (Гал. 5:17). Можно ли вообразить, чтобы наше сердце, которое должно быть средоточием правды и жизни, было вместилищем греха и следовательно смерти? А оно точно таково. От сердца бо исходят помышления злыя, татьбы, лукавства, убийства и проч., уверяет Сам Господь (Мф. 15:19). Вот ближайшие враги, с которыми мы должны бороться, – наше собственное сердце, наши злые наклонности и страсти, короче: враги – мы сами самим себе. Но можно ли, скажете, колоть себе глаза и отсекать руку и ногу во избежание соблазнов? Никто этого не требует. Иисус Христос, заповедуя исторгать соблазняющее око, указывает на ту нечистую склонность, которая, смотря нашими очами, вбирает в себя греховный яд с соблазнов мира: вот то око, которое нужно исторгнуть. Заповедуя отсекать соблазняющую руку или ногу, Он разумеет ту злую страсть, которая простирает руку на зло, и направляет туда же ногу: вот та рука и нога, которую нужно отсечь. И подлинно, телесные орудия невиновны, ибо действуют не сами собою, но виновен их владелец и управитель – душа.

Кроме внутренних врагов есть еще внешние. Это мир, или блага, которые очаровывают нас и влекут наши сердца в плен греха. Не любите мира, заповедует св. Апостол Иоанн, ни яже в нем, ибо любовь мира есть вражда на Бога (1Ин. 2:15). Это тот древний змий, который обольстил ложью невинные сердца наших прародителей и доселе не престает употреблять все средства, чтобы не быть нам наследниками царствия Божия. Несть наша брань к плоти и крови, но к духовом злобы поднебесным, говорит Апостол (Еф. 6:12). Но сии внешние враги не действуют на нас непосредственно, а разными средствами возбуждают домашних. Они малоопасны, если нет предателей в сердце.

Чтобы воевать, надобно быть вооруженным. И кроткий пастырь берет посох, идя на стражу стада овец: тем более должно иметь оружие в руках своих воину, когда он выходит противу внешних врагов; еще более – христианину, устремляющемуся против врагов внутренних. Без оружия он жертва смерти, или плена. Но и с оружием без умения действовать есть та же жертва; и потому как воин предварительно должен изучить военное искусство, так и христианин обязан знать учение веры, которое было бы в нем силою и жизнию. Облецытесь, говорит Апостол Ефесским христианам, облецытесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против врагов; препояшите чресла ваша истиною, облекитесь в броня правды, обуйте ноги в твердость Евангелия мира, возмите щит веры, меч духовный, иже есть глагол Божий. Молитесь и бодрствуйте  (Еф. 6:11, 13–17). Вот оружие! Очевидно, что Апостол под телесными членами разумеет способности души, ум и волю: ибо оружие, в которое советует облещись, есть духовное. Для чего так много его? Для чего оно так разнообразно? Для того, что враги нападают с разных сторон; для того, что действия их разнообразны. Так с одной стороны искушает нас разум сомнениями и недоумениями в вере, ее учении и правилах, требованиях и обетованиях. Чтобы отразить этого искусителя, нужен свет евангельской истины и сила правды Христовой. С другой стороны восстает плоть с коварными внушениями и побуждениями ко злу. Чтобы ниспровергнуть этого обольстителя, нужна сила слова Божия. Так с одной стороны появляется мир с разными лестными предложениями благ земных. Чтобы победить его – нужна сила веры. А там, с другой стороны, приближается лукавый змий к тайным пружинам нашего сердца. Чтобы отогнать этого ночного татя, нужна сила молитвы и знамение креста. Орудия воинствования нашего, пишет Апостол, не плотския, но сильныя Богом на разрушение твердынь; ими ниспровергаем мы замыслы и всякую высоту, возвышающуюся против разума Божия, и берем в плен всякия помышления для покорения Христу (2Кор 10:4–5).

Подлинно, сильны! Истина и правда Христова поражает книжников и Фарисеев; слово Божие заграждает уста искусителю Христову в пустыне; вера не только есть сама сила, но и самая победа, побеждающая мир; молитва отверзает и заключает небо. С таким оружием кто не победит чего? И младенец сокрушает исполина, и агнец укрощает тигра, насекомое разрушает твердыни. Чего же не победит опытный воин? Он побеждает исполина – это могучее и неприступное свое собственное самолюбие; умерщвляет тигра – злой и ядовитый грех, живущий в его сердце; разрушает твердыни – это грубые и закоренелые привычки и навыки к порокам. Как такому победителю не получить венца бессмертной славы, и не воссесть со Христом на престоле? Если кто, то он может сказать с Апостолом: подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох, прочее же остается мне венец правды (2Тим. 4:7–8). И если кому, то ему же скажет Господь: побеждающему дам сести на престоле Моем. Но победитель самого себя не скидает с себя ни на час оружие Божие; бдит и молится, чтобы искра потухающих страстей не вспыхнула от разных козней вражеских; бдит и молится, дабы корень зла не пустил новых побегов и отраслей; бдит и молится до смертного часа – и здесь-то конец всякой брани и победы.

Трудно, конечно, вести войну с домашними врагами, но все лучше воевать, чем быть в плену. Там по крайней мере дух действует, как владыка, и смотрит на лишения, нужды, скорби и страдания, как на добровольные жертвы своей любви к добру, а здесь он не более, как раб, и принужден смотреть на горестные обстоятельства жизни, как на неизменную горькую участь. Борьба духа с плотию предполагает его владычество и свободу, а плен уничижение и неволю. Так дух Апостола Павла, хотя боролся, по выражению его самого, с пакостником плоти, но всегда парил к небу. Напротив, дух предателя Христова, быв в плену у сребролюбия, всегда был прикован к золоту и серебру. И что же? Какой был конец борьбы и плена? Апостол победил врага своего, и приблизился к обетованному побеждающим престолу Христову. Сребролюбие погубило своего пленника, и он навсегда остался сыном погибельным. Борьба наша с скорбями и страданиями подобна горнилу, из которого выходим светлыми и чистыми по духу, бодрыми, легкими и крепкими по телу, а плен есть тинное и грязное болото, в котором находясь, человек всегда бывает мрачен и уныл, расстроен и болен. В борьбе приобретаем новые познания в вере и новые силы к творению добродетелей, а в плену теряем и то, что имели. Если и мы не принимаем в свой дом, кто идет к нам в изорванном, грязном и зловонном одеянии: то неужели Господь может принять в Свои чертоги, того, кто покрыт рубищем чувственности, язвами и струпами греховными? Если и мы стыдимся сажать за свою трапезу преступника, скованного по рукам и ногам, то неужели может Господь посадить с Собою на престоле того, кто весь по душе и телу в узах греха? Не скажет ли Он первому: друже! како вшел ecu, не имый одеяния брачного? (Мф. 22:12) Не скажет ли и второму не имаши части со Мною во веки? (Ин. 13:8) Так, только очищенному от скверн плоти и духа и благодатию освященному, только победителю самого себя скажет Господь: побеждающему дам сести на престоле Моем.

Благодарение Богу, что мы введены в брань с врагами спасения. Борьба спасает душу от погибели. Господь Иисус, приглашая Своих учеников к мужеству во брани, говорил: дерзайте, яко Аз победих мир (Ин. 16:33). И нам говорит: Я победил для вас не только мир, но и осудил грех во плоти и разрушил дела диаволя (Рим. 8:3; 1Ин. 3:8). Теперь великих ли трудов стоит победа? Она ожидает от нас только одной веры, побеждающей мир. Дерзайте! Се Аз с вами есмь до скончания века, вещает Господь (Мф. 28:20). Аминь.

* * *

50

Произнесено в варшавской цитадельной церкви св. Благоверного Александра Невского августа 30, 1843 года.


Источник: Избранные слова и речи высокопреосвященнейшего Никанора, митрополита Новгородского. В 3 Томах. / С.-Петербургского, Эстляндского и Финляндского : Т. 2-. Слова на праздники Господские и Богородичные и на Дни святых. / Санкт-Петербург : Типография Морского министерства, 1857. 461 с.

Комментарии для сайта Cackle