митрополит Никанор (Клементьевский)

Слово в день Святителя и Чудотворца Николая

Обучай себе ко благочестию: телесное бо обучение вмале есть полезно; благочестие же на все полезно есть, обетование имеюще живота нынешняго и грядущаго (1Тим. 4:7–8).

Такое наставление преподал Ап. Павел возлюбленному своему ученику Тимофею, желая ему просветиться в разуме и сердце истинным просвещением для земли и неба. Под именем благочестия Апостол разумеет св. веру в Бога и жизнь по вере, а под именем телесного обучения – просвещение земными науками.

Это же самое наставление преподает ныне и св. Церковь, желая видеть в ее детях сынов царствия Божия; его же внушает и благопопечительное Правительство всем наставникам и воспитателям, ожидая себе от училищ честных и полезных членов общества.

Но, идя за ходом современного просвещения, мы нередко, к сожалению, видим, что общеполезное наставление не везде понимают как должно и не всегда применяют к нравственной и гражданской жизни; и потому не все дети оправдывают попечение Церкви и Правительства; многие из них не столько радуют своим просвещением, сколько опечаливают. Посему не нужно ли, не полезно ли как можно чаще повторять апостольское наставление родителям и наставникам?

И когда ж наиболее благовременно повторить это наставление, как не в настоящий день тезоименитства Благочестивейшего Государя нашего Императора Николая Павловича? Не Он ли паче всех, как Великий Отец великого семейства, печется о насаждении истинного благочестия, в распространении народного просвещения? Не Он ли паче всего требует от родителей и наставников, чтоб дети были истинными христианами и истинными гражданами, руководствуя к тому своим высоким примером воспитания драгоценнейших Ему и нам своих детей? – И пред кем наиболее благоприлично повторить, как не пред вами, добльственные мужи, приемлющие живое участие в промыслительной заботливости Царя нашего, не для научения вас, но для выражения и моего вам сочувствия в слове назидания?

Я не намерен входить в подробности христианского воспитания; это было бы слишком пространно; но скажу о потребности тщательного обучения преимущественно тем предметам, на которые нападает дух времени, стараясь затмить их, ослабить и подавить.

Семейство есть малое христианское общество. Родители суть представители Отца небесного. Они первые обязаны начать обучение детей своих св. вере и любви к Богу. Не думайте, что это обучение несовместно с младенческим возрастом. Дитя уже заключает в себе семя добра или зла, и оно ожидает соприкосновения, сотрясения извне, чтобы ожить и действовать, хотя под внешним влиянием, но тем не менее самобытно. Дитя подобно прекрасному музыкальному инструменту, но расстроенному. Он молчит до первого прикосновения. Дотронитесь, он издаст нежные, мелодические тоны, но нестройные и несвязные. Так и дитя: коснитесь его чувств, оно улыбнется или заплачет. Оставлять юных детей без обучения св. вере значит пренебрегать врожденным семенем добра.

Как семя добра и зла развивается в одно время, то чтобы открыть свободный путь добрым наклонностям и предупредить развитие злых, необходимо нужно тотчас, как дети начнут понимать, приступить к возбуждению врожденной любви к добру. Она подобна стрелке на часах: обратим вперед? – Идет. Перевернем назад? – Идет. Бог, даровав силу любви человеку, обратил ее прямо к Себе, чтобы человек возлюбил Его всем сердцем и всею душею; а хитрый враг, переставив, обратил ее прямо к человеку, – отчего он и стал любить себя самого более, нежели Творца. Посему не трудно дать врожденной силе любви то направление, какое дано было ей первоначально Творцем, и подвигать ее все далее и далее вперед – к небу. Любовь проявляется в желании добра и боязни зла. Как началом учения должен быть страх Божий по слову мудрого начало премудрости есть страх Господень (Пс. 110:10), то не великие требуются усилия, чтобы желание добра обращать в любовь к Богу, а боязнь зла – в страх Господень. И в этом-то направлении любви и страха Божия родители обязаны посеевать семяна благочестия, обучать богопознанию и богопочтению, закону Божию и хранению его, священной истории и подражанию образцам благочестия, близким к понятию и чувствам детей. Для них не столько нужна мертвая книга, сколько живая грамота – пример родителей. Дети живут в чувствах: им нужно учение в лицах, вещах и действиях.

Семейство есть малое гражданское общество. Родители суть представители предержащих властей. Они первые обязаны в своей отеческой власти представить важность и святость власти царской и научить любить ее, научить детей находить удовольствие и радость в их детском повиновении себе и созидать на основании этого повиновения точно такое же и к Царю, как отцу отечества, показывать примеры детей послушных, которых небо наградило счастием, и детей непокорных, которые получили достойное наказание. Если обучение всему этому будет произходить от сердца и сердцем будет принято, то первые статьи гражданственной жизни глубоко лягут в юных сердцах, и долго, очень долго не позабудутся. Тем не менее родители обязаны обучать детей любви к ближнему в разных видах ее, подавая собою пример любви в обращении со старшими и со слугами, особенно при виде нищеты и бедности. Не излишне сказать здесь несколько слов о ближнем. Кто этот ближний наш? Одни почитают своими ближними – своих кровных, другие – соотечественников. Точно, те и другие наши ближние. Но вспомните Евангельскую притчу о Самарянине: кого Господь Иисус назвал ближним тому иудею, который, идя из Иерусалима в Иерихон, был избит и изранен разбойниками, ограблен и брошен без всякого сожаления на произвол? Не священника, который, по обязанности своего звания, должен был помочь несчастному, но проходя мимо, только взглянул на него и пошел далее. Не левита, который также должен был, по долгу единоверия, оказать сострадание к своему единоплеменнику, но также, как и священник, только посмотрел на него и пошел далее. Но назвал ближним Самарянина, который, несмотря на то, что был враждебен иудеям, а иудеи ему, увидев страдальца, отер его раны, вымазал елеем и вином, обвязал, посадил на свой скот и привел в гостинницу, прося содержателя гостинницы о врачевании с платою за издержки, какие будут употреблены для излечения. Видите ли кто ближний? – Подающий помощь другому и нуждающийся в помощи другого – вот ближние друг другу! Такой пример представлен как будто для нашего, христиане, общества, которое состоит из членов разных стран и мест. Но что же мы делаем? Что внушаем детям? Какой подаем им пример? Боже мой! В детях и без того уже много врожденного зла; а мы раздуваем огонь, чтобы горел и жег! Не думаем ли внушением презрения к одним усилить любовь к другим? В таком случае мы разрушаем одну скрижаль закона другою. Можно осуждать заблуждение, пороки, злоупотребления, беспорядки; но не должно осуждать человека. Он есть создание Божие; он брат наш по природе и благодати. Не судите, да не судими будете (Мф. 7:1).

Дети, обучась в доме родительском первым началам св. веры для христианской жизни и первым основаниям гражданской мудрости для общественной жизни, обыкновенно переходят, по распоряжению родителей, в общественные училища. Иные – в военное, другие – в гражданское, третьи – в ремесленное. И здесь, в святилище наук, какая наука должна господствовать, как не наука веры? Что должно быть краеугольным камнем учения, как не страх Господень? Какая сила должна наставлять и руководствовать наставника и воспитателя, как не сила любви к Богу и ближнему? Какая цель просвещения и образования, как не доставление средств к достижению возможного совершенства на земле и блаженства на небе! Бог есть начало всех вещей – Творец неба и земли: Он же должен быть началом и концом всякого познания. Всякая наука должна сообщать нам чистые и святые понятия о Боге, о Его свойствах и действиях, возбуждать чувствования любви, преданности и благодарности к Богу, освобождать дух от мрака заблуждений, а сердце – от страстей, научать любить добродетель и отвращаться порока. Как всякая наука исходит от Бога и должна и обращаться к Богу, то не должна ли влещи за собою и учеников своих путем истины и добра туда же – к Богу?

Училище есть малый христианский мир. Наставники и воспитатели должны представлять лицо родителей. Что было сказано в доме родительском кратко, они обязаны дополнить и распространить. Посеяны семена веры? Они должны под руководством наставников расцвести и принести плоды. Насаждены свойства христианской любви? – Они должны осуществляться в добродетели. Чем более сами наставники будут проникнуты духом св. веры и одушевлены св. любовию, тем сильнее будет, тем неизгладимее впечатление на юные сердца.

Училище есть малый гражданский мир И здесь дети, как и дома, находятся в полной зависимости, и здесь власть начальническая, как дома отеческая, должна бдительно надзирать за благонравием и поведением детей. Как злые наши наклонности обыкновенно стремятся к тому, чтобы вырваться из под надзора или укрыться от него, то долг наставника – особенно стараться о том, чтобы сделать власть благодетельною необходимостию, а подчиненность – приятною обязанностию; и эти две идеи должны развиваться по всякой науке и применяться к нравственной и гражданской жизни. Ибо везде можно найти образцы власти и зависимости, законов и порядка, пользы и благодеяния власти и подчиненности. Как в обществе чувство почитания и любви к правительству преимуществует пред чувством страха подвергнуться наказанию законов, так и в училище должна господствовать любовь. Если гражданин малого училищного мира повинуется из страха и, может быть, не всегда добровольно: то кто поручится, что он, сделавшись членом общества, будет скрывать свои дурные свойства также, как скрывал в училище? Не скорее ли надобно полагать, что он тем сильнее обнаружит угнетенные свои дурные качества, чем большего труда стоило скрывать оные? Пусть училище научит детей любить истину, Царя, Отечество и отечественные законы – любить добро для добра, не из награды за исполнение его, и убегать зла не из страха неизбежного наказания. Кто научился любить добродетель из любви к ней, тот никогда, или редко, очень редко изменяет ей, потому что в ней самой он находит душевное наслаждение. поелику любовь к свободе есть одна из опаснейших страстей человеческого сердца, то наставники должны научать детей, в чем состоит истинная свобода: ибо ничто так не вредно для доброй нравственности, как превратное понятие о свободе. – Воля наша точно одарена свободою, дабы мы избирали как доброе, так и худое; но поелику назначение наше состоит в том, чтоб мы избирали одно только доброе и святое: то мы тогда только достойным образом употребляем дар свободы, когда делаем добро и избегаем зла, и потому наша воля всегда должна согласоваться с разумом, просвещенным светом Евангелия, и избирать только то, что оно признает истинным и добрым. Истинная свобода состоит не в вольности, которая стремится к преобладанию, но в освобождении духа от заблуждений и сердца от страстей. Идеже дух Господень, ту свобода, говорит Апостол (2Кор. 3:17), а дух Господень есть дух смирения и кротости, послушания и покорности. Итак, есть ли там и может ли быть дух Господень, где нет ни одного свойства Его? И может ли там быть истинная свобода, где нет духа Господня? Стремление к ложной свободе есть болезнь сердца, самая заразительная: ее нужно лечить без отлагательства, единственное врачевство для нее заключается в св. вере и страхе Божием.

Как судьба народного благоденствия тесно соединена с воспитанием юношества, то если это юношество воспитывается так, как учит Церковь и требует правительство, можно поздравить общество с успехами истинного просвещения и образованности, с умножением нравственного могущества и с возрастанием благоденствия. Но что, если воспитание дается по стихиям мира и в духе нынешнего века, – что принесут тогда дети – Церкви, которая молила о воспитании их в благочестии? – Правительству, которое надеялось иметь в них верных слуг престолу и Отечеству? – Обществу, которое ожидало от них усердных и ревностных членов? – Родителям, которые полагали на них все свои надежды? Что принесут? Но закроем свой мысленный взор от тех пагубных последствий, какие происходят от дурного воспитания. Нам не бедствия и страдания нужны, а средства и врачевства. Об них будем помышлять и ими заниматься, ревнуя об общественном благоденствии.

Родители и воспитатели! Воспитывайте детей в страхе и наказании Господнем; обучайте св. вере: ибо все науки нужны и полезны только для настоящей жизни, а св. вера не токмо дарует и здесь, на земле, жизнь духовную, но и обещает жизнь вечную там, на небе. – Да приносят ваши дети в гражданский мир любовь к вере и Церкви Божией, преданность Престолу, покорность властям, повиновение гражданским законам, усердие, ревность к прохождению должностей, чистоту нравов и непорочность совести! Да приносят радость и веселие, спокойствие и благоденствие! Аминь.



Источник: Избранные слова и речи высокопреосвященнейшего Никанора, митрополита Новгородского. В 3 Томах. / С.-Петербургского, Эстляндского и Финляндского : Т. 2-. Слова на праздники Господские и Богородичные и на Дни святых. / Санкт-Петербург : Типография Морского министерства, 1857. 461 с.

Вам может быть интересно:

1. Слова и речи. Том I – Слово в неделю 2 по Пятидесятнице митрополит Никанор (Клементьевский)

2. Собрание слов. Том II – Отделение дополнительное митрополит Сергий (Ляпидевский)

3. Предполагаемая реформа церковного суда – Об отделении в Церкви судебной власти от административной архиепископ Алексий (Лавров-Платонов)

4. Алфавитный указатель предметов, содержащихся в Словах святаго Исаака Сирина – Пища, питиe преподобный Исаак Сирин Ниневийский

5. Письма – 382. Господь наградит за труды ради обители. Если не можешь идти в церковь, молись во внутренней своей клети – в сердце преподобный Иосиф Оптинский (Литовкин)

6. The City of God – The City of God (Book VIII) блаженный Аврелий Августин

7. The Stromata – BOOK VIII пресвитер Климент Александрийский

8. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 187. Иероним – толкователь Свящ. Писания. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

9. По поводу буллы папы Льва XIII об англиканских рукоположениях профессор Василий Александрович Соколов

10. Охридский пролог – 1. Святая мученица Кикилия (Цецилия) святитель Николай Сербский

Комментарии для сайта Cackle