архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Апостолов с нравоучительными беседами

Толкование на Апостол из посланий Апостола Павла к Римлянам, читаемый в неделю третью по Пятидесятнице (Рим.5:1–10)

Вера, надежда и любовь, суть три великие и главнейшие добродетели, именуемые Богословскими потому, что они имеют отношение к Богу, и возводят к нему ум наш, сердце и помышления. Вера заставляет нас верить, надежда уповать, любовь любить Бога: и сии три добродетели все равно нужны нам ко спасению: без них никто не удостаивается наслаждаться лицезрением Божиим: ни без веры, ни без надежды, ни без любви никто не может спасться. О сих-то трех великих добродетелях Богоглаголивый Павел говорит в ныне чтенном своем послании, поучая яко Богодухновенный, догматам веры, показывая способ, посредством которого надежда входит в наше сердце, описывая величайшую Божию любовь к человеку, по которой Он примирился с нами смертию Единородного Сына Господа нашего Иисуса Христа, далее заключает, что по таковом примирении получить спасение, стало быть для нас удобнее: выражает же сие словами необычайными, содержащими в себе мысли догматические, высокие, небесные и Божественные: почему они и трудны для понятия нашего. Выслушайте убо, братие со вниманием толкование на оные: Всеблагий же Бог, видя благоговейнейшее ваше желание, Божественною своею благодатию просветит умы ваши к уразумению оных, и сердца ваши приуготовит к получению от них пользы.

Рим. 5:1. Братие, оправдившеся верою, мир имамы к Богу Господем нашим Иисус Христом.

Некоторые толковники приняли слово, имамы, за глагол повелительный и потому настоящие слова истолковали таким образом (Злат. Феод. Икум.).

Поелику ты оправдался верою во Христа, и бывши прежде врагом Ему по причине греха, потом примирился с Ним: то и имей мир, или соблюдай сей мир, т. е. впредь не согрешай, другие же принимают его за глагол определительный. Но хотя бы мы взяли его за глагол повелительный, хотя бы за определительный, один и тот же выйдет смысл. Яснее же уразуметь сие можно из предыдущей четвертой главы: в оной пишет Божественный Апостол, что верою оправдался Авраам. В чем же состояла вера Авраамова? В том, что он при всем противлении естественного разума, верил тому, что он будет отцем многих народов, которые благословятся его семенем, т. е. имеющим родиться от семени его Иисусом Христом, благословившим верующие в Него народы. Потом говорит, что слова: вера его вменится ему в правду, относятся не только к Аврааму, но и к нам, которые имели веровать в Бога, обещавшего воплощение Единородного Своего Сына (Рим.4:22–24). После же сего описывает он исполнение Божиего обещания. "Иже", говорит, т. е. Иисус Христос, «предан бысть за прегрешения наша, и воста за оправдание наше» (Рим.4:25). Предан на смерть для того, чтобы загладить грехи наши: а воскрес из мертвых для того, чтобы совоздвигши нас, падших грехом, представить Богу и Отцу невинными и чистыми как от прародительского греха, соделавшего всех грешными, так и от все прочих грехов наших. Сказав же сие, тотчас выводит заключение, говоря: «оправдившеся убо верою, мир имамы к Богу Господем нашим Иисус Христом». И так поелику мы, говорит он, верим, что Сын Божий воплотился, пострадал, умер и воскрес по Божественному писанию: верим, что Он страданием и смертию своею победил грех, и избавил нас от клятвы законной, воскресением своим совоскресил нас и оправдал: посему мы уже не враги Богу но примирились с Ним, и удостаиваемся Его любви и благодати.

Рим. 5:2. Имже и приведение обретохом верою во благодать сию, в нейже стоим: и хвалимся упованием славы Божия.

Мы чрез Иисуса Христа не только оправдались и примирились с Богом: но чрез него «и приведение обретохом верою во благодать сию», т. е. получили благодать сию. Каким же образом мы получили ее? Верою, говорит, т. е. посредством веры: поелику уверовали в Него, то и получили благодать. Какую же благодать? «Благодать», говорит, «в нейже стоим». Но что то за благодать, в которой мы стоим? Благодать усыновления, которую мы получаем при святом крещении. А «в нейже стоим», сказал он потому, что благодать сия есть неизменяема и вечна.

Без сего дара усыновления никто не может спастись. Мы же, удостоившись сего дара и чадами Божиими соделавшись, хвалимся надеждою, что получим и наследим Божию славу: ибо ежели мы чада Божия есмы, то будем и наследники вечного Его царствия. «Аще же чада, и наследницы: наследницы убо Богу, снаследницы же Христу» (Рим.8:17).

Рим. 5:3. Не точию же, но и хвалимся в скорбех, ведяще, яко скорбь терпение соделовает.

Не токмо же хвалимся упованием получить будущую вечную славу, но хвалимся, говорит, и в самых скорбех, т. е. в печалях, гонениях, бедах, и вообще во всех тесных обстоятельствах. Для чего же мы хвалимся в скорбех? Для того, что мы знаем, что они производят терпение, посредством которого делается нам испытание, руководствующее нас непостыдному упованию. Но все ли хвалятся в скорбех? все ли принимают их с терпением: мы видим, что многие в несчастиях жалуются, досадуют и негодуют, а некоторые даже и отчаяние приходят. Апостол не сказал, что все хвалятся в скорбех, или, что скорби во всех производят терпение: но сказав в первом лице, «хвалимся в скорбех», дал нам знать, что он говорит то о самом себе и о всех подобных ему добродетелью. Так поистине: мы видим, как Апостолы хвалятся тем, что на соборищах биемы были, и радуются, что сподобились приять бесчестие за имя Господа Иисуса Христа (Деян.5:41): слышим, как сам Павел не срамляясь проповедует узы свои и скорби (2Тим.1:12): слышим, как он радуется во страданиях своих (Кол.1:24). Таковые люди хвалятся в скорбех потому, что они уверены в том, что скорби производят в нас терпение, посредством которого Иов соделался блаженным, и Богочеловек Иисус прославился (Иак.5:1; Ин.13:13). Что же производит терпение?

Рим. 5:4. Терпение же искусство22, искусство же упование.

Каким образом терпение делает искусство или испытание? Золотых дел мастер испытывает золото посредством огня в горниле: а Бог испытывает человека посредством скорбей, в мире бывающих. Золото испытанное есть то, которое было в огне, и вышло из горнила чистым и светлым: равным образом испытанный человек есть тот, который претерпел жестокость скорбей, и отшел от мира сего с чистою непорочною верою и добродетелью. «Яко злато в горниле искуси их, и яко всеплодие жертвенное прият я» (Прем.3:6). Таковой человек блажен и достоин венцев. «Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искусен быв приимет венец жизни, егоже обеща Бог любящим его» (Иак.1:12). Он делается искушенным пред Богом, поелику от Него скорбями искушается воля его: искушенным делается и пред самим собою, поелику в скорбях творит добродетель терпения. Каким же образом таковое испытание производит в нас упование? Когда испытание показало тебе на самом деле, что ты благодатию Божиею возмог перенести прошедшую скорбь и победить прошедшее искушение: тогда разум твой уже уверяет тебя, что ты с Божиею помощию преодолеешь и настоящее бедствие, и предлежащее тебе искушение: а Бог, испытавший твое терпение, усугубляет в сердце твоем блаженную и спасительную надежду.

Рим. 5:5. Упование же не посрамит: яко любы Божия излияся в сердца наша Духом святым данным нам.

Вот лествица чудесная! от скорбей восходим к терпению, от терпения восходим на степень испытания, и становимся на ряду с прочими искушенными от Бога мужами: от испытания восходим на степень твердого упования. Сие упование по испытании есть поистине чудесно: оно никогда не посрамит того, кто воодушевлен им. Надеющийся на мирские суетности, часто бывает постыжден, поелику в мире все переменно, и потому он чего себе надеялся, того нимало не получает. Напротив, надеющийся на Бога никогда не постыждается, но всегда получает ожидаемое. Упование на получение будущих благих есть непосрамительное, твердое и несомненное: но почему? Потому, что «любы Божия излияся в сердца наша Духом Святым данным нам»: потому, говорит, что Бог излиял в сердца наши или на нас дары своей любви, т. е. дар отпущения грехов, дар оправдания и усыновления, посредством Святого Духа данного нам при святом крещении: а сии дары суть обручение и печать, подтверждающие исполнение того упования, какое мы имеем на наследие вечной славы. «Иже и запечатлел нас», говорит тот же Апостол, «и даде обручение духа в сердца наша» (2Кор.1:22). И на другом месте: «в немже и веровавше знаменастеся Духом обетования святым, иже есть обручение наследия нашего» (Еф.1:13–14). Сие-то обручение и сия-то печать соделывают наше упование непостыдным. поелику же он сказал, что любовь Божия излилась в сердца наши, то предлагает далее доказательство на сие, говоря следующим образом:

Рим. 5:6–8. Еще бо Христос сущим нам немощным, по времени за нечестивых умре. Едва бо за праведника кто умрет; за благаго бо негли кто и дерзнет умрети: Составляет же свою любовь к нам Бог, яко еще грешником сущим нам Христос за ны умре.

Удивительным образом описал сперва Апостол обстоятельства, доказывающие бесконечную любовь к нам Божию для того, дабы оттуда сделать заключение сие, что по явлении таковой любви, упование наше спасения есть уже несомненно, и дабы таким образом уверить нас, что упование сие никогда не посрамит, как он сказал прежде. Мы были немощны не от природы, но от прародительского преступления, которое внесло в естество наше закон греха, и соделало оное поползновенным ко греху, слабым к исполнению добродетелей, и не могущим собственными силами исправиться в своем повреждении. Мы были нечестивы, обожали тварь, а не Творца, закалали в жертву идолам своих сынов и дщерей, и отвергали истинного Бога, единого могущего исцелить наши немощи. Мы были грешны, бесчестили закон природы, работали страстем и творили дела студные. поелику же сии три обстоятельства противны и отвратительны Богу, то они и были как бы средостениями или преградами, отделяющими нас от Бога и делающими нас врагами Ему. Едва ли, говорит, можно найти кого, который бы согласился умереть за человека праведного? Может быть иной и согласиться за доброго человека: но Сын Божий Иисус Христос умер на крестном древе по времени, т. е. в надлежащее и предназначенное время, за людей немощных по произволению, нечестивых по вере, грешных по делам; а сие составляет, то есть, доказывает и утверждает бесконечную любовь к нам Божию. Ни падение первого человека, ни идолослужение, ни скверна греховная не могли погасить в Боге любви к человеку. Выслушайте теперь, каким образом сей премудрый учитель выводит из предыдущего заключение таковое.

Рим. 5:9–10. Много убо паче, оправдани бывше ныне кровию его, спасемся им от гнева. Аще бо врази бывше примирихомся Богу смертию Сына Его, множае паче примирившеся спасемся в живот его.

Ежели Бог предал на смерть Сына Своего для нашего спасения, когда еще мы были грешниками, подпадшими праведному гневу Его: то кольми паче ныне, когда освятил нас кровию Сына Своего, излиянною на кресте, спасет нас, чрез ходатайство Его от гнева, т. е. от вечного мучения. Ежели Смерть Сына Его тогда, как мы были еще врагами Божиими, разрушила средостение ограды, и, уничтожив вражду, примирила нас с Ним: то кольми паче ныне, примирившись с Богом, надеемся мы спастись «в живот Его», т. е. чрез Его жизнь по воскресении из мертвых, которая есть вечная жизнь и препрославленная. Смерть Его, загладив наши грехи, примирила нас с Богом: жизнью же Его по воскресении оправдившись, соделались мы достойными вечного живота и спасения. «Иже предан бысть», говорит тот же Апостол, «за прегрешения наша, и воста за оправдание наше» (Рим.4:25). Вот твердое основание нашего упования! вот яснейшее доказательство того, что упование наше не посрамит нас!

Беседа о том, что вера без добрых дел бесполезна

Вера во Христа оправдала нас: Бог примирился с нами: кровь Иисуса Христа, излиянная на кресте, избавила нас от гнева Божия и мучения: смерть Иисуса Христа соделала нас из врагов другами Божиими: воскресение Его из мертвых впечатлело в сердцах наших упование вечного спасения, упование непосрамляющее, т. е. твердое и несомненное. Вот чему Богоглаголивый Апостол научает нас в ныне чтенном своем послании! А когда так, скажете вы, то какая нам нужда в добрых делах, которые соединены с толикими подвигами, трудами и злостраданиями? Вера во Христа спасает, следовательно добрые дела не нужны. Но справедливо ли сие заключение? Кто из частных предложений делает общие заключения, тот весьма явно погрешает. Основанием веры почитается не одно или два слова, но все Священное Писание. Все слова оного суть как бы некоторые части или члены, из которых составляется одно целое тело: сие-то целое тело есть основание веры. И как тот ошибается в умствования своих, кто, смотря на один перст, или на руку, или на ногу, или на другой какой-нибудь телесный член, делает заключение о стройности всего тела, или о красоте оного, или о силе: так точно погрешает и тот, кто, читая одну какую-нибудь часть Священного Писания, заключает оттуда о учении, о законе и о цели всего Писания.

Рассмотрите и другие слова Божественного Писания, и вы уверитесь, что добрые дела для нас столько нужны, что без оных и самая вера во Христа нимало не пользует. Если вы испытаете Священное Писание, то услышите там того же самого Павла, вышереченному поучающего, вопиющего и глаголющего: «по жестокости же твоей и непокаянному сердцу, собираеши себе гнев в день гнева и откровения праведнаго Суда Божия» (Рим.2:5). «Иже воздаст коемуждо по делом его» (Рим.2:6): услышите и Иакова там вещающего: «кая польза, братие моя, аще веру глаголет кто имети, дел же не имать, еда может вера спасти его?» (Иак.2:14) Там увидите в притчах Евангельских, имеющих брачное одеяние, т. е. одеяние добродетели, седящих за небесною трапезою и ликующих с Царем: а не имеющего сего брачного одеяния, т. е. лишенного добрых дел, связана по рукам и ногам, и ввержена «во тьму кромешную, идеже плач и скрежет зубом» (Мф.22:13, 5:4?). Там увидите пять дев мудрых, которые потому, что взяли елей в сосудех со светильники своими, взошли на браки: и пять юродивых, которые, поелику не взяли с собою елея, не только нашли дверь брака заключенную, но и услышали жениха глаголющего, яко он не весть их. Там увидите, что получивший пять талантов, и приобретший чрез них другие пять, также и получивший два, заслужили похвалу и вошли в радость Господа, а приемый един талант, и не приумноживший оного, но скрывый, осужден и ввержен «во тьму кромешную, идеже плачь и скрежет зубом» (Мф.25:30) там увидите страдальца Лазаря «на лоне Авраамли» (Лк.16:22), а жестокосердого богача во аде и в пламени мучительном. Там, наконец услышите и сей глас Творца твари, Судии живых и мертвых, не в притчах, но явственно возвещающий: «приити бо имать Сын человеческий во славе Отца своего, со Ангелы своими: и тогда воздаст комуждо по деянием его» (Мф.16:27). Какое убо правое суждение может удостоверить нас в том, что добрые дела не нужны к получению спасения? Паче же какое правое суждение не удостоверяет нас в том, что добродетель необходимо нужна ко спасению? Ежели допустить, что и без добрых дел им можем спастись, то где будет Боже правосудие? Ежели Бог спасет равно как целомудрого, так и распутного, как милосердого, так и жестокого, как смиренного, так и гордого, как воздержного, так и предавшегося чревоугодию: ежели Бог равно спасет как облеченного в одеяние добродетели, так и нагого, неимеющего никаких добрых дел: то как можно почесть Его праведным? Как Он «возлюби правды, правоты виде лице его? Как возлюби правду и возненавидь беззаконие?» (Пс.10:7, 44:8) Ежели добрые дела ни мало не служат ко спасению человеческому, то не нужны столь подробные законы, данные на горе Синайской, не нужны десять заповедей, излишни нравоучительные проповеди Пророков, излишни нравственные законоположения Евангелия, тщетны самые ужасы и страхи, каковые Единородный Сын Божий Богочеловек Иисус произрек на грешников. Видите ли, какие нелепые, или паче Богохульные мысли рождаются в том, кто признает за истину, что вера одна спасает, а добрые дела бесполезны!

Добрые дела суть доказательство веры: «аще ты веру имаши, покажи ми веру твою от дел твоих, и аз тебе покажу от дел моих веру мою» (Иак.2:18). Вера без добрых дел есть вера бесовская и бесполезная потому, что «и беси веруют и трепещут» (Иак.2:19), но без всякой пользы. Сему научает нас Иаков, брат Божий, которой показав сперва, что и Авраам, «от дел оправдася», возложив Исаака сына своего на жертвенник (Иак.2:21–22): и что самая вера его от дел же получила совершенство: что и Раав также оправдалась от дел, «приемши сходников» (Иак.2:25), т. е. посланных соглядатаев: потом выводит отсюда два заключения: первое: «зрите ли убо, яко от дел оправдается человек, а не от веры единыя?» (Иак.2:24) Второе, что вера без добродетели мертва, так как тело без души: «якоже убо тело без духа мертво есть, тако и вера без дел мертва есть» (Иак.2:26). Сверх сего мы слышим, что и сам Спаситель мира, имеяй паки приити судить живых и мертвых, не сказал: и изыдут веровавшие в воскрешение живота, а неверовавшие в воскрешение суда: но, «и изыдут сотворшии благая, в воскрешение живота: а сотворшии злая, в воскрешение суда» (Ин.5:29). Сии слова заключают в себе великий смысл: они сказаны Господом о судимых верных, а не неверных, которые воскреснут не на суд, но на осуждение (Пс.1:5): «ибо не веруяй уже осужден есть, яко не верова во имя Единороднаго Сына Божия» (Ин.3:18). После сего кто может сомневаться в том, что одна вера не спасает человека?

Но может быть вы скажете, какое достоинство, какую силу и цену имеют добрые наши дела? Правда, они со стороны нашей, по несовершенству их, суть «якоже порт нечистыя» (Ис.64:6), как сказал Пророк Исаия, а со стороны Бога суть ничто: ибо какую нужду имеет Бог во благих наших? Никакой: «яко благих моих не требуеши» (Пс.15:2), вопиет псалмопевец: притом есть ли какое сходство между Божиим мздовоздаянием и нашими добрыми делами? Мздовоздаяние есть вечное царствие, а труд дел есть временный. Посему Павел сказал: «непщую бо, яко недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас» (Рим.8:18). Поистине малы и слабы наши добрые дела в отношении к величию Божию: поистине они недостойны вечного награждения: однако ж посредством их человек выходит из противоестественного состояния греха, и восходит в естественное состояние невинности, делаясь таковым, каковым вышел из рук Божиих. Таким образом он, являя в себе красоту, велелепие и святость образа Божия, заставляет людей удивляться всемогуществу и премудрости Создателя, как воспевает Царе-пророк: «удивися разум твой от Мене» (Пс.138:6), заставляет их славословить и хвалить вседержительную Его благость, якоже Он сам рек: «яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, иже есть на небесех» (Мф.5:16) Так, добрые дела наши неравны воздаянию Божеской славы: однако ж поелику человек посредством их изъявляет Богу свое повиновение, любовь, благоговение и служение, поелику, говорю, он посредством их жертвует Ему всеми своими силами, какие получил от Него к добротворению: то Бог, не смотря на несовершенство дел, а взирая на одно расположение души, награждает по беспредельной своей благости, приносящих Ему святую и благоугодную жертву Божественных добродетелей, вечными воздаяниями.

Но выслушайте и другое доказательство, объясняющее отношение добрых дел наших к имеющему быть воздаянию. Будущее воздаяние состоит в вечном соединении со Иисусом Христом. Сему научает нас Богодухновенный Павел: «восхищени будем», говорит он, «на облаце в сретение Господне на воздусе, и тако всегда с Господем будем» (1Сол.4:17): соединившись же с Ним, прославимся и воцаримся с Ним во царствии Его в век века. Он есть сам в себе чистота, и сущая святость: и добродетельные люди чисты и святы, только в такой степени, до которой может возвыситься человеческое естество, Им сотворенное. Он чист и свят по естеству, а сии по благодати. Его чистота и святость суть неизмеримы и беспредельны: и святость и чистота человеков имеют известную степень и суть ограничены, но суть однако ж чистота и святость. Вот то отношение, вот тот союз, который соединяет навсегда чистейшего и пресвятого Бога с людьми чистыми и святыми!

Ежели же одна вера не имеет довольной силы спасти нас, но имеет нужду в добрых делах: то что значит, спросите, оправдание от веры, мир с Богом, свобождение от гнева кровию Иисус Христовою, и прочее, что мы сего дня слышали от Богодухновенного Павла? Вот что: конечно страдание и смерть Иисуса Христа примирили род человеческий с Богом, свободили оный от гнева и наказания, какое было приготовлено для него за прародительское преступление, и соделали всех верующих во Христа праведными: поелику же сей общий мир с Богом, сие свобождение от наказания, сие оправдание и усыновление всякий человек получает посредством святого крещения, спогребаясь и совоскресая Христу: «вси бо вы сынове Божии есте верою о Христе Иисусе: Елицы бо во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» (Гал.3:26–27), посему ежели мы будем свято соблюдать дар усыновления, украшая душу свою добродетелями, то будем иметь мир с Богом, свободу от наказания, оправдание и наследие небесного царствия, яко «чада Божия, и наследницы убо Богу, снаследницы же Христу» (Рим.8:17). Ежели же по толиких дарах будем утопать во грехах не взирая на великое Божие милосердие, то горе нам! «Отверглся кто», говорит Павел, «закона Моисеова, без милосердия при двоих или триех свидетелех умирает. Колико мните горшия сподобиться муки, иже Сына Божия поправый, и кровь заветную скверну возмнив, еюже освятися, и Духа благодати укоривый?» (Евр.10:28–29)

Но скажете: есть ли хотя один такой человек, который бы по крещении сохранил душу свою чистою от скверны греховной? «Кто бо чист будет от скверны? Никтоже: аще и един день житие его на земли» (Иов.14:4–5). Посему скажете, что оправдание от веры, мир, свобода, крещение и усыновление никому не приносят пользы, разве токмо младенцам, умирающим вскоре по крещении, и потому не имевшим времени обесчестить своими делами великого дара усыновления? Не говорите сего: нераскаянны бо суть дары Божии: они полезны и по соделании грехов, если только мы в них покаемся. «Не имамы бо Архиереа не могуща пострадати немощем нашим, но искушена по всяческим по подобию, разве греха. Имущее убо Архиереа велика, прошедшаго небеса, Иисуса Сына Божия, да держимся исповедания. Да приступаем убо с дерзновением к престолу благодати, яко да приимем милость, и благодать обрящем, во благовременну помощь» (Евр.4:15, 14, 16). Если убо мы покаемся и, обратившись к Богу, «во свете ходим, якоже сам той есть во свете, общение имамы друг ко другу, и кровь Иисуса Христа Сына Его очищает нас от всякаго греха» (1Ин.1:7). И так не мните, чтобы дары Божии были бесполезны: нет, они приносят пользу и самым грешащим. Ежели тогда, когда мы были нечестивы и грешны, Христос за нас умре, да мы оправдимся: то кольми паче ныне, когда Он уже оправдал нас излиянием пресвятой своей крови, спасемся посредством оной от гнева за прегрешения. Если тогда, когда мы были врагами Божиими, смерть Иисуса Христа примирила нас с Богом: то кольми паче по примирении покаявшись и обратившись к Богу, получим жизнь вечную и спасение. «Аще бо врази бывше примирихомся Богу смертию Сына Его, множае паче примирившеся спасемся в животе его» (Рим.5:10). Прежде воплощения Христова, прежде Его спасительного страдания и живоносного воскресения, люди не имели ходатая к Богу, который бы мог исходатайствовать им отпущение грехов. Но как все сие совершилось, с того времени они имеют сильнейшего ходатая к Богу, Богочеловека Иисуса: «един бо есть Бог, и един ходатай Бога и человеков человек Христос Иисус» (1Тим.2:5). Он, умерши за нас и воскресши и мертвых, седит одесную Бога, и непрестанно, яко Богочеловек, ходатайствует о нас. «Христос Иисус умерый, паче же и воскресый, иже есть одесную Бога, иже и ходатайствует о нас» (Рим.8:34). поелику же Он есть Сын Божий, то и может подать совершенное спасение всем приходящим чрез Него к Богу, яко выну живый и ходатайствуяй о человеческом спасении: «тем же и спасти до конца может приходящих чрез него к Богу, всегда жив сый, во еже ходатайствовати о них» (Евр.7:25).

Не прельщайтесь убо, возлюбленная моя братия, новоумствованиями и обманом тех людей, которые или по незнанию, или с злым намерением, не соображая мысли Священного Писания одни с другими, как сами впадают в заблуждение, так и других совращают с пути истинного: не верьте тому, чтобы посредством одной веры без добрых дел можно было спастись: «вера без дел мертва есть» (Иак.2:26), а мертвое все есть недействительно, бессильно и бесполезно. Божественный Иаков сверх сего открывает еще нечто удивительнейшее: он проповедует, что вера споспешествует в творении добрых дел, а сии приводят оную в совершенство. "Видиши ли", говорит о Аврааме, «яко вера поспешествоваше делом его, и от дел совершися вера?» (Иак.2:22)

Ежели убо добродетель умножает и согревает веру: то следует, что порок уменьшает и охлаждает оную. Справедливость сего доказывают опыты: ибо человек сперва делается злым и развращенным, а потом уже нечестивым и безбожным. Подтверждает сие и Пророк Давид, положив наперед злые дела, а потом нечестие яко произведение оных. «И смесишася в языцех, и навыкоша делом их: И поработаша истуканным их, и бысть им в соблазн» (Пс.105:35–36). Также и великий Пророк Моисей, написал в своей песни: «и яде Иаков и насытися, и отвержеся возлюбленный: уты, утолсте, разшире: и остави Бога сотворшаго его, и отпусти от Бога Спаса своег»о» (Втор.32:15). Аминь.

* * *

22

Искушение или испытание.


Комментарии для сайта Cackle