архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Апостолов с нравоучительными беседами

 Толкование 7Толкование 8Толкование 9 

Толкование на Апостол из Деяний Апостольских, читаемый в неделю Пятидесятницы (Деян.2:1–11)

Все Христианские Церкви увенчали хвалами достохвальнейшего Евангелиста Луку за написание святого Евангелия Господа Иисуса. Свидетельствует о сем Апостол Павел во втором своем послании к Коринфянам, говоря о Евангелисте оном Луке: «егоже похвала во Евангелии по всем Церквам» (2Кор.8:18). Когда же он писанием открыл и Деяния Апостольские, то все Церкви Божии начали с того времени прославлять его, и ныне прославляют не токмо за написание Евангелия, но и Деяния оных: мы верные воспеваем и благодарим его даже до сего дня за сию святую книгу, в которой он научает нас святым и спасительным догматам веры. Богочеловек обещал послать святым ученикам своим Пресвятого Духа, глаголя: «егда же приидет Утешитель, егоже аз послю вам от Отца, Дух истины, иже от Отца исходит, той свидетельствует о мне» (Ин.15:26), и исполнение обещания сего изобразил не другой кто, как всехвальный Лука. Он объяснил: когда, где, как и на кого сошел Дух Святой, описал также чудесно и действия Божественной благодати Его хотя и кратко, но ясно и обстоятельно, как то обыкновенно писал он. «Бысть сие», говорит он, «егда скончавашася дние Пятдесятницы». Днем Пятидесятницы называет он Пятидесятый день по воскресении Христовом: посему-то мы верные в сегодняшний день, который есть Пятидесятый день по воскресении Христовом, торжественно празднуем праздник Пятидесятницы, то есть великое таинство сошествия Пресвятого Духа, и излияния Божественных даров Его на род человеческий: празднуем мы Богоугодно тогда, когда возводим ум наш к созерцанию празднуемых предметов, а ум удобно достигает до того, чтобы созерцать невидимая тогда, когда в уши наши входит слово оных. Выслушайте убо со вниманием и благоговением повествование Божественного Луки о сегодняшнем празднике, да, совершивши его Боголепно, получите от Господа благословение и благодать.

h5 Деян.2:1. Егда скончавашася дние Пятдесятницы, беша вси Апостоли единодушно вкупе.

Единонадесять Апостолы, некоторые благочестивые жены, Пресвятая Богородица Мария Матерь Господа Иисуса и братия Его по вознесение Спасителевом на небеса, возвратившись с горы Елеонской во Иерусалим, пришли в тот дом, в котором они прежде находились, и взошли в горницу оного дома, которой после соделался Церковию, так называемою, горняя или высшая Церковь Апостолов. Там находившись все сии единодушно, то есть с единым желанием и с единым намерением, ожидали в молитвах и молениях сошествия Святаго Духа: там в те дни «и Матфий причтен бысть ко единонадесяти Апостолом» (Деян.1:26) (Кирил. Иерус. В катих. 16).

h5 Деян.2:2–3. И бысть внезапу с небесе шум, яко носиму дыханию бурну, и исполни весь дом идеже бяху седяще: И явишася им разделени языцы яко огненни: седе же на едином коемждо их.

В третий час дня, то есть за три часа до полудня, произошел нечаянно толикий шум с небеси, каковой бывает во время сильного ветра (Деян.2:2). Сим шумом исполнился весь дом, в котором находились Апостолы и сущие с ними; где явились тотчас языцы яко огненни, которые разделившись седоша на едином коемждо их. В третий час сошел Дух Святой, да покажет тем три ипостаси Божества; а нечаянно, да покажет, что ожидающие сошествия Его не имели нужды в приуготовлении, но были чисты и готовы ко принятию Его. Шум означил пришествие Пресвятого Духа, якоже глас праотцам открыл присутствие Бога в раи ходящего. С небеси же был шум оный для того, дабы уверить, что Святого Духа послал с небеси той самый Иисус, который на небо вознесся, и который послать Его оттуда обещал. Шум яко дыхания: поелику «Дух, идеже хощет, дышет» (Ин.3:8): дыхания же бурного по величию дара, которой был сильнее дара Пророческого. «И исполни весь дом, соделовая его как бы исполненною воды купелию, да сбудется предречение оное Спасителя: вы же имате креститеся Духом Святым, не по мнозех сих днех» (Деян.1:5): а вкупе и для того, дабы предвозвестить, что как тогда исполнился Божия благодати весь дом, в немже бяху седяще ученицы, так после сего исполнится даров Святого Духа вся вселенная, в ней же имеют быть Церкви правоверных. «И явишася разделени языцы» сие означает дар, многими языки говорить, который получил каждый из учеников Христовых, дабы могли они после проповедывать величия Божия. Многоязычие было наказанием, оно же соделалось и даром: когда оно было наказанием, то разделило людей на многие народы и рассеяло их по разным странам: а когда соделалось даром, то из всех родов составило един род Христианский, и собрало их во едину Христову Церковь: «яко огненни», сими словами означается сильное действие и светлость Евангельской проповеди: «седе же на едином коемждо их», а сими означается твердость и неизменяемость дара. Здесь приметить должно тщаливословие писателя, или паче самого Всесвятого Духа, устами Его глаголавшего: он не сказал, шум носиму дыханию бурну, но шум яко носиму дыханию бурну: равным образом не сказал, языцы огненни, но яко огненни: так он изрек для того, дабы мы не подумали, что Дух Святой есть дыхание или огнь, или другое что-либо вещественное, но дабы чрез уподобление могли познать Таинства, оным объясняемые. Сравнив сие с тем, что было на горе Синайской, егда Бог сошел на оную гору, да уразумеем, что тойже самый Бог, глаголавший на оной горе, сошел и в ту горницу, где были ученики. На Синае предвозвещается день сошествия Божия, дабы неготовые Иудеи к тому приуготовились: «и рече людем: будите готови» (Исх.19:15): а здесь пришествие Святого Духа последовало внезапно потому, что ученики Христовы были уже готовы ко принятию Божественных даров Его: там в третий день, а здесь в третий час: там, «бывшу ко утру» (Исх.19:16), то есть в начале дня, поелику тогда было начало писанного закона, а здесь около полудня, поелику отселе светозарно воссияла проповедь Евангельская: там гласы, и гремела великая труба, жестокосердия ради слышавших Иудеев: а здесь шум не дыхания бурнаго, но яко носиму дыханию бурну, поелику верующим во Христа даны, по словам пророка Иезекииля, сердца плотяны вместо каменных (Иез.11:19). На Синае облако мрачное и дым: «сень бо им закон грядущих благ» (Евр.10:1): а в горнице Сионской языцы сияющие яко огнь, поелику Евангельское учение, вземше покрывало закона, открыло разум законных гаданий (2Кор.3:16): там молнии, в означение того, что как молния является и приходит, так законные обряды явились и прешли: а здесь языцы яко огненни, седоша в означение того, что благодать Евангельская не преходит, но пребывает во веки. Все сие тако устроил всевышний и премудрый промысл Божий для того, чтобы мы, видя таковое сходство присутствия Господня на Синае с пришествием Всесвятого Духа его в помянутой горнице, верили, что дары Духа Божия дал в оной горнице тойже самый Бог, который дал закон Моисею на Синае. Сих Божественных даров открытие и сила описывается далее.

h5 Деян.2:4. И исполнишася вси Духа Свята, и начаша глаголати иными языки, якоже Дух даяше им провещавати.

Сие, «исполнишася вси Духа Свята» означает, что Божественные Апостолы и все с ними тогда находившиеся прияли в горнице оной не един токмо дар языков, но исполнение всех даров Всесвятого Духа: упомянул же здесь блаженный Лука о едином токмо даре языков потому, что дар сей тотчас тогда открылся, а другие после. «И начаша», пишет он, тотчас по сошествии Святаго Духа глаголать не отечественным их языком, но иными языки они глаголали, «якоже Дух даяше им», то есть произносили словеса, какие Дух Святой влагал во уста их. Се убо исполнилось то Христово предречение, которое Он произрек о веровавших в Него: «языки возглаголют новы» (Мк.16:17). Но всеми ли языки говорили Апостолы, какие известны были тогда на свете? Или токмо некоторыми, теми то есть одними, кои были им нужны для слушателей, бывших в то время во Иерусалиме? Священный Историк о сем умолчал. Однако ж, поелику все тогда там находившиеся, слыша Апостолов, говорящих отечественным языком каждого из них, удивлялись и говорили: «и како мы слышим кийждо свой язык наш, в нем же родихомся» (Деян.2:8): то отсюда явствует, что Апостолы говорили тогда и Парфянским и Мидянским, и Еламитским, и Еллинским, и Египетским, и Латинским, и Арабским, и всяким другим языком, на котором могли говорить и понимать люди, тогда там собравшиеся. Говорили же они разными языки не токмо в то время, но и после, как явствует из первого Павлова послания Коринфянам (1Кор.12). Дар сей получили не одни Апостолы, но по них и другие Богоглаголивые мужи, как свидетельствует о сем Святой Ириней (Ирин. кн. 5, гл. 6, стр. 299). Он уверяет, что видел многих братий в Церкви, имеющих дары Пророческие и Духом глаголющих всеми языки.

h5 Деян.2:5. Бяху же во Иерусалиме живущии Иудеи, мужие благоговейнии от всего языка иже под небесем.

Потомки Иудейского рода, издавна еще от предков своих обитающие в чужестранных местах, хотя по роду и Богослужению были подлинно Иудеи, но получали себе наименование от места своего обитания. Почему и назывались они Парфяне, Мидяне, Римляне, Александрийцы и Антиохийцы (См. Иосиф. кн. 2, стр. 1063). Сих-то именовал Богоглаголивый Лука сперва Иудеями по роду и по вере их, а потом Парфянами, Мидянами, и Еламитянами, по месту их пребывания: из них некоторые, коих ниже поименно он исчисляет, движимы почтением к закону Моисееву, приходили во Иерусалим отправлять там троекратно в году праздники, законом учрежденные (Исх.23:14, 17): сии-то, говорю, благоговейные Иудеи находились во Иерусалиме в оный день Пятидесятницы, в который Дух Святой сошел на Апостолов (Втор.16:16). Неудобопонятно впрочем то, что они были «от всего языка, иже под небесем»: ибо несравненно более тогда было народов, нежели сколько исчислил поименно Лука. Может быть он, видя тогда во Иерусалиме осмьнадесять народов, коих имена ниже описал, вознесся от того мысленно к осмьнадесяти Ноевым внукам, к начальникам всех родов, почему и сказал: «от всего языка, иже под небесем»? А может быть он сказал сие по общему образу речи: ибо часто мы вместо того, чтобы сказать, многие дела, говорим, все дела, и вместо, многие люди, говорим, все люди. Таковые примеры находятся и в Священном Писании. Пророк Давид вместо, мнози уклонишася, говорит: «вси уклонишася, также, восходят до небес, и низходят до бездн» (Пс.13:3, 106:26) и Евангелист Иоанн сказал: «ни самому, мню, всему миру вместити пишемых книг» (Ин.21:25). Посему, может быть, и Божественный Лука, вместо того, чтобы сказать, от многих язык, сказал: «от всего языка». Что же сделали Иудеи, услышавши чудесное глаголание Апостолов различными языки?

h5 Деян.2:6–8. Бывшу же гласу сему, снидеся народ и смятеся, яко слышаху един кийждо их своим языком глаголющих их. Дивляхуся же вси и чудяхуся, глаголюще друг ко другу: не се ли вси сии суть глаголющии Галилеане? И како мы слышим кийждо свой язык наш, в немже родихомся?

Многоразличный языком народ, бывший тогда во Иерусалиме, услышав сшедший с небеси шум в тот дом, в коем находились ученики Христовы, тотчас стекся туда, дабы узнать, что такое последовало. Собравшись же туда, пишет священный Историк, смятеся, то есть, изумился, слыша Апостолов глаголющих отечественным каждого из них языком. Сперва в смятение пришли они от такого чудесного слышания, а потом ужасом и удивлением объяты были, и друг друга вопрошали, говоря так: сии люди, которые говорят толикими между собою различными языки, не все ли суть Галилеяне, то есть, неведущие языков наших? Како убо всяк из нас слышит от уст их язык свой?

h5 Деян.2:9–11. Парфяне и Мидяне, и Еламите, и живущии в Месопотамии, во Иудеи же и Каппадокии, в Понте и во Асии: во Фригии же и Памфилии, во Египте и странах Ливии яже при Киринии, и приходящии Римляне, Иудеи же и пришельцы, Критяне и Аравляне, слышим глаголющих их нашими языки величия Божия?

В сем множестве народа, говорили они между собою, находятся Парфяне, Мидяне, Еламитяне, жители Месопотамии, Иудеи, Каппадокии, Понта, Азии, Фригии, Памфилии, Египта и стран Ливии, лежащей в Киринии: находятся притом не только жители Иерусалима, но и пришедшие туда из чужих стран, как то: Римляне и Иудеи и пришельцы оные, от язычества, в веру Иудейскую обратившиеся, Критяне и Аравляне: и однако ж все мы слышим сих Галилеян возвещающих величия Божия нашими языки. А что Иудеи рассеяны были по толиким странам света, и жили вместе с язычниками, от коих и наименования свои получали, слыша сие, никто тому да не удивляется. Ибо многих из них перевели в восточные страны Ассирийские Цари Фаглафалласар и Салманасар, также и Вавилонский Царь Навуходоносор, а в Египте, Царь Египетский Нехао: «все людие от мала до велика, и князи сил внидоша в Египет, яко убояшася от лица Халдейска» (1Пар.5:26; 4Цар.18:11, 3:14, 23:34, 25:26). Многие также из них и в западные страны пришедши, поселились в Риме, когда Римляне покорили их под власть свою. Подивиться же паче должно благоутробному Божию промыслу, устроившему так, что толикое множество людей, различных по языку, обрелось тогда во Иерусалиме, кои тотчас стеклись в тот дом, в котором находились ученики Христовы, и услышали преславное оное чудо, люди некнижные говорили толикими различными между собою языки. От сего самого увероваша «в день той и крестишася душ яко три тысящи» (Деян.2:41).

Беседа о вере

Бысть с небеси шум, и языцы яко огненни «разделившися, седоша на едином коемуждо из учеников Христовых, ученики же исполнилися Духа Святаго». Дух Святой являет силу свою чрез глаголание их многими языки, и сие в ужас и изумление привело всех то слышавших, и многих из них обратило к вере во Христа. Вот о чем проповедуется в ныне чтенном деянии Апостольском. История сия, представляя нам сошествие Святого Духа, возводит ум наш туда, откуда Дух Святой сошел, и возвышает даже «до престола величествия на высоких» (Евр.1:3). Туда убо исполнившись благоговения, и отверзши очеса моей веры, возвожу я ум мой и помышление. Там вижу Триипостасное начало, Творца неба и земли, всех видимых и невидимых, Начало преначальное, безначальное, страстям непричастное, всеблагое, всесильное. Вижу Отца начало, источник и родителя Сына; начало, источник и испустителя Духа: вижу от единого корени Отца, две ветви, Сына и Духа, имеющих все то, что имеет Отец, кроме нерождения и неисхождения. Ибо един токмо Отец нерожден, и неисходящ, а Сын и Дух от единого и тогожде Отца первый рожден, а второй исходящ: ветви собезначальные, соприсносущные, единосильные, вкупе все сотворшие, совседержительные, споклоняемые Отцу и сславимые: ибо един Бог, едино существо триех, едино естество, едина сила, едино действо, едино Божество. Бог есть Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой: но Бог един, токмо в трех ипостасях. Но как, скажешь ты, едино и вместе три? Как Отец, Сын и Дух могут быть едино, когда Сын воплощается, а Отец и Дух пребывают невоплощенны? Как три суть едино, когда един токмо Дух посылается, нисходит на единого коегождо из учеников, и исполняет их Божественной своей благодати? Я видел сие как сказал выше, отверзши очеса веры моей, а ты вопрошаешь: как? Я верю словесам святых Пророков и проповеди Богоглаголивых Апостолов: «веровах темже возглаголах» (Пс.115:1): а ты требуешь от меня прежде объяснения. Мне кажется, ты не разумеешь, что вера и доказательство суть два предмета, един от другого различные. Вера не делает понуждения уму нашему и насилия нашей воле. Так, когда ты слышишь слово веры: то в твоей воле остается верить, и чрез то получить спасение, и не верить, и за то быть осужденным. Доказательство уверяет ум принужденным образом, а следовательно похищает и власть у воли нашей. Посему-то ты после доказательства даже против воли своей, непременно должен будешь увериться: а уверенные таким образом не получают от Бога никакой награды. Какое тому награждение, кто после геометрических доказательств уверяется в том, что три угла всего треугольника равняются двум прямым? Кто познает из астрономических наблюдений, что причиною солнечного затмения есть прохождение луны между солнцем и землею? Кто после физических исследований узнает, что все тела стремятся к средоточию земли? Кто после исторических доводов уверяется в том, что Август царствовал в Риме?

Или кто после нравственных доказательств перестает сомневаться в преклонности всех людей ко злу? Никакой награды не получишь ты за такую уверенность. А поелику предметам, верою постигаемым, яко сверхъестественным, и пресущественным несовместны вещественные доказательства, посему тот, кто верует, будет блажен. «Блажени не видевшии, и веровавше» (Ин.20:29). Блаженны потому, что непринужденно, но по своей воле поверили. Ежели меня заставит верить доказательство, то я буду верить принужденно, не по своему изволению, а потому и не получу никакой награды за мою веру. Но как могу, скажешь ты, верить я тому, что противно суждению ума моего? Три и вместе едино, сего не постигает ум мой. Верю, что то невместимо уму твоему: ибо и малый сосуд не вмещает в себя целого моря вод. Ум твой весьма мал, а Божество бесконечно велико, и потому непостижимо. Но что из сего следует? Следует ли, что Бог не есть триипостасец, потому, что невместимо то уму твоему: так нет и моря, ибо оно не вмещается в малом сосуде? Скажи мне ты, который желаешь уразуметь то, что бесконечно и невидимо, и понимаешь ли ты вещи малые и подлежащие чувствам твоим? Ум наш не постигает бесчисленного множества вещей, подлежащим чувствам, и что из того? ужели они совсем не существуют потому, что мы их не постигаем? Мы не понимаем даже, не говоря о другом чем, и того, как видим, как слышим, как обоняем, как чувствуем вкус и как осязаем, хотя и много говорят о сем физики как древние, так и новейшие. Понимаешь ли ты, например, почему то кажется тебе черным, а сие белым, то красным, а сие разноцветным? Понимаешь ли, как тот звук услаждает тебя, а сей скуку наводит? От чего чувствуешь различие тонов и голосов и разбираешь их качества? Понимаешь ли, почему та вещь издает из себя благовоние, а сия зловоние? или как всякий запах один от другого различаешь? Понимаешь ли, как различаешь сладкое от горького, соленое от кислого и пресного? или как чувствуешь жесткое, шероховатое, мягкое, гладкое, твердое и ломкое? Не разумея всего того, желаешь однако ж уразуметь предметы сверхъестественные, и чувствам не подлежащие: и жалуешься, что ум твой не постигает того, каким образом Бог есть един в трех ипостасях.

Но почему сие кажется противным твоему рассудку? Потому ли, что он привык судить, что три суть всегда три, а одно всегда есть одно? Ежели бы мы верили, что три ипостаси суть одна ипостась, и одно существо суть три существа, то бы сие было противно привычке ума твоего: но мы верим, что три ипостаси суть три ипостаси, а не одна, и что одно существо есть одно существо, а не три, и Бог, которому мы веруем и которому служим, есть триипостасен во едином существе. Равным образом не противоречат между собою воплощение Сына и невоплощенность Отца и Духа, или также и послание единого Святого Духа для раздаяния даров Его. Ежели бы мы говорили, что Сын воплотился и вместе не воплотился, что Дух был ниспослан на учеников, и вместе не был ниспослан: то бы сие само себе противоречило и было непонятно: но мы проповедуем, что благоволением Отца и содействием Святого Духа Сын воплотился, Отец же и Дух пребывают бесплотны: и что Пресвятого точию Духа, от Отца исходящего, Сын благоволением Отца, послал к ученикам своим (Ин.15:26). Таковые истины никакого не имеют между собою противоречия. Можно бы было привести на сие и примеры от вещей сотворенных: но какая вещь, какое творение вещественное или духовное, видимое или невидимое, земное или небесное могут совершенно подобиться безначальному существу Божию? Человек, будучи сотворен по образу Божию, может быть примером, служащим сенноподобному некоему истолкованию дел Божиих, но примером столь малым и недостаточным, сколь мал он пред величеством Божиим. Так ум его сих не вмещает: он тесен, и ищет доказательств естественных для предметов сверхъестественных: ищет объяснения чувственного на предметы чувствам неподлежащие, и язык его не может достойно и рещи оных: «Ихже не лет есть человеку глаголати» (2Кор.12:4), не токмо не можем найти подобия, но и слов, которые значительно бы их выражали. «Видим ныне якоже зерцалом в гадании, тогда же», когда то есть душа наша разрешится от уз телесных «узрим лицем к лицу: ныне разумею от части, тогда же познаю, якоже и познан бых» (1Кор.13:12).

Так ум наш не вмещает предметы таковые яко неудобопонятные и непостижимые: но вмещает другие удобопонимаемые и удобопостигаемые, и когда он принимает сии, то начинает верить и тому, что неудобопонятно проповедует вера, и признается, что он по слабости своей не постигает высоких Таинств веры. Чей ум не понимает того, что Пророки и Апостолы были святые люди? О сем свидетельствуют их жизнь и деяния, свидетельствуют те чудеса ими содеянные, и то событие их пророчеств, справедливость коих подтвердили столь многие Историки. Кто же отсюда не уразумеет, что ежели жизнь их была святая, то конечно были они не обманщики, не обольстители, не лжецы, ниже лицемеры? Сии-то мужи, от обмана, лжи и лицемерия столь далекие, сколь далеко небо от земли, засвидетельствовали, сказали и написали, что они видели все то, чему мы верим.

Выслушайте убо свидетельство и слова пророка Исаии, которой уверяет, что он видел знамения единые и вместе триипостасные державы пресущественного Божества. «И бысть», говорит он, «в лето, в неже умре Озиа Царь, видех Господа седяща на престоле высоце и превознесенне: и исполнь дом славы его» (Ис.6:1). Слышите: видех, говорит, Бога седяща, то есть недвижима, непременяема: «на престоле высоце и превознесенне». Сие означает неограниченную Его высоту и бесконечную власть над всяким началом и властию. «И исполнь дом славы его». Слово исполнь или исполнен, он употребил по причине превосходства славы: «а славы его» потому, что Он ни от кого не может быть прославлен, но сам по себе будучи препрославлен, бесконечную славу имеет домашнюю, то есть собственную. «И Серафими», продолжает, «стояху окрест Его, шесть крил единому, и шесть крил другому, и двема убо покрываху лица своя, двема же покрываху ноги своя, и двема летаху» (Ис.6:2). Троекратно взывали они, Свят, означая тем три ипостаси Божества, а единожды токмо, Господь Саваоф, потому что едино есть существо Божества. Свят безначальный Отец, Свят собезначальный Сын, Свят бессмертный утешитель Дух истины, от Отца исходящий: и сии три суть един Господь Саваоф, то есть един Бог. Сие видел и засвидетельствовал Исаия.

Евангелист Иоанн, свидетельствуя также о сем, громогласно проповедует, что видел он едино из трех святых лиц, то есть Единородного Сына, и Слово Божие воплощшееся и вселшееся в нас. «И слово», говорит он, «плоть бысть и вселися в ны: и видехом славу Его, славу яко Единороднаго от Отца: исполнь благодати и истины» (Ин.1:14). Слышали вы сего дня и Богоглаголивого Луку, который яко самовидец описал виденное им сошествие и силу дарования Пресвятого Духа. Поелику же свидетельствовали о сем люди справедливые, самовидцы толиких Тайн, нелицемерные и святые, и свидетельство свое подтвердили чудесами, пролитием своей крови, своею жизнию: то и учение их истинно и ни малому не подлежит сомнению. Кто смотрит на лучи солнечные, тот просвещается: но кто пристально смотрит на самое солнце, у того зрение помрачается. Лучи трисолнечного Божества суть Священное Писание: чем более мы поучаемся в Божественных словесах оного, тем более ум наш просвещается в совместном ему познании дел Божиих, а сердце наше исполняется любовию к благочестивой вере. Когда же мы силимся проникнуть в сокровенности Божии, тогда ум наш помрачается, сердце хладеет и мысли преклоняются к неверию. Кто вникнет в смысл словес реченных Моисею на горе Синайской, тот усмотрит справедливость сего рассуждения. «И рече Бог к Моисею, глаголя: сошед засвидетельствуй людем, да не когда приступят к Богу уразумети, и падут от них мнози» (Исх.19:21). Верьте убо тому, чему они нас научают, и сего довольно ко спасения вашему.

(Нет начала предложения) будет смотреть на самое солнце, у того зрение помрачается. Лучи трисолнечного Божества суть Священное Писание: чем более мы поучаемся в Божественных словесах оного, тем более ум наш просвещается в совместном ему познании дел Божиих, а сердце наше исполняется любовию к благочестивой вере. Когда же мы силимся проникнуть в сокровенности Божии, тогда ум наш помрачается, сердце хладеет и мысли преклоняются к неверию. Кто вникнет в смысл словес реченных Моисею на горе Синайской, тот усмотрит справедливость сего рассуждения. «И рече Бог к Моисею, глаголя: сошед засвидетельствуй людем, да не когда приступят к Богу уразумети, и падут от них мнози» (Исх.19:21).

Бог не требует от нас, чтобы мы знали, каким образом Он есть един, и вместе троичен, как воплотился Сын, как сошел Дух Святой, или как совершились прочие Таинства веры: но хощет, дабы мы верили, что все то есть истинно, и верою бы спаслись. В делах Божиих вера потребна, а не знание художное Божественных сокровенностей: свет же, показующий путь к сей вере, есть Священное Писание. Оно есть луч Божественного света: оно просвещает ум и дает разуметь предметы веры, сколько естество человеческое вместить в себе может: оно не только руководствует к вере, но и научает, какая вера есть спасительная: оно объясняет, какая есть та вера, о которой рек Господь наш: «веруяй и крестивыйся спасен будет» (Мк.16:16). Оно научает нас, что спасительная вера, есть вера любовию поспешествуемая (Гал.5:6). Когда вникнете в Священное Писание, то узнаете, что ко спасению вашему нужна таковая вера, а не познание сокрытого от вас: в Священном Писании усмотрите сии Господни слова: «иже не имет веры», а не тот, кто не уразумеет, «осужден будет» (Мк.16:16). Посему имеем мы нужду не в уразумении Таинств, но в вере, в принятии и соблюдении учения Господня. Уразумения Таинств Бог от нас не требует, ибо Он знает, что они превышают наши понятия: по сей-то причине един из святых мужей советует нам удаляться того. «Вышших себе», говорит он, «не ищи, и креплших себе не испытуй: яже ти повеленна, сия разумевай» (Сир.3:21–22). Верить повелено тебе, ибо то нужно к спасению твоему, а не исследовать Таинства: ибо в сем не имеешь ты нужды, нет тебе нужды знать тайны, от тебя сокровенные.


 Толкование 7Толкование 8Толкование 9 

Требуется программист