архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Евангелий
с нравоучительными беседами
Часть 1

Толкование на Евангелие от Матфея в неделю четырнадцатую (Мф.22:1–14)

И ныне мы слышали притчу, так как и в прошедшую неделю. Сам же Богочеловек объявил, для чего Он часто говорил притчами: «сего ради, сказал Он, в притчах глаголю им, яко видяще не видят, и слышаще не слышат, ни разумеют» (Мф.13:13). Колькратно Иисус Христос говорил Иудеям не прикровенно, без иносказания и притчей: но развращенные из них, вместо пользы, вред токмо получали. Повреждались же того ради, что видя телесными очами, не видели очами душевными, и слыша телесным слухом, глухи были душевным. Слышали сие: «ядый Мою плоть, и пияй Моя кровь, во Мне пребывает, и Аз в нем», – и немедленно возопили: «жестоко есть слово сие, и кто может Его послушати?» (Ин.6:56, 60) Слышали сие: «Аз и Отец едино есма», – и абие взяша камни, «да побиют Его» (Ин.10:30–31). Видев слепого прозревшего, возгласиша: «мы вемы, яко человек сей грешен есть» (Ин.9:24). Видев жену, которая была сляченная, исправившуюся, негодовали: «зане в субботу исцели ю Иисус» (Лк.13:14). Беседовал убо Иисус притчами, то есть гадательне, чрез подобие, чтобы зломысленные, худо понимая откровенно сказуемая, не соблазнились. Из таковых притчей, которых и ученики Его понять не могли, Сам Он толковал, прочие же сами они собою понимали: «вам есть дано ведати тайны Царствия Божия, прочим же в притчах» (Лк.8:10). поелику убо притча скрывает смысл высокий и спасительный, того для нужно на оную тщательнейшее изъяснение. Господи! посли нам свет Твой, да уразумев ныне чтенную притчу, изъясним оную для душевной пользы слушающих и читающих оную.

Мф.22:1–2. Рече Господь притчу сию: уподобися Царствие небесное человеку царю, иже сотвори браки сыну своему.

Чрез сию притчу объявил Богочеловек Иисус, что не токмо Иудейский народ отпал небесного Царствия, вместо же оного введошася туда прежде бывшие неверные языки; но что и самые уверовавшие в Него, не сотворившие же добродетельных деяний, лишаются Царствия Божия и предаются на истязания мук. Притча начинается переносно, чрез небесное Царствие именуя небесного Царя. Небесный, говорит она, Царь сотворил с родом человеческим то же, что и земной царь творит, то есть, браки сыну своему. Небесный Царь есть Бог и Отец, Сын Его – единородный Сын и Слово Его, ради нас воплотивыйся и бывый человек; брак же знаменует духовное соединение Иисуса Христа с Церковию. «Тайна сия, говорит Божественный Апостол, велика есть: аз же глаголю во Христа и во Церковь» (Еф.5:32). Знаменует еще и соединение Его со всякою непорочною душею, православно в Него верующею и от всея силы Его любящею, по оному: «и к нему приидем, и обитель у него сотворим» (Ин.14:23). Кроме того, знаменует и неизглаголанную праведников радость, имеющих соединиться со Иисусом Христом в небесном Его Царствии, по сему: «вниди в радость Господа твоего» (Мф.25:21). поелику же брак здесь многие имеет знаменования, того для не сказал в единственном числе – брак, но во множественном: «сотвори браки» (Мф.9:15, 25:4). Жених духовного сего брака есть Христос, Который во многих местах наречен Женихом; невеста же Святая Его Церковь, названная невестою Агнчею, еще же и всякая Боголюбивая и православная душа, по словам: «обручив бо вас единому Мужу, деву чисту представити Христови» (Ин.3:29; Апок.21:9; 2Кор.11:2).

Мф.22:3. И посла рабы своя, призвати званныя на браки: и не хотяху приити.

Исперва, во времена Авраама, призывал Бог Еврейский народ к Богопознанию, и прообразованиями и гаданиями предуготовлял оный к приятию во Христа веры. Ибо Аврааму прежде сказал Он: «изыди от земли твоея, и от рода твоего, и от дому отца твоего, и иди в землю, юже ти покажу. И сотворю тя в язык велий, и благословлю тя, и возвеличу имя твое, и будеши благословен» (Быт.12:1–2). Первый же Авраам, радуясь, желал видеть день явления Господа Иисуса, «и виде Его, возрадовася» (Ин.8:56). Явствует убо, что Евреи еще прежде Пророков были Богом призваны. К сим убо, прежде званным, посылал Он рабов Своих, то есть святых Пророков, да, предвозвестив им таинство Божественного вочеловечения и во Христа веру, призовут их на браки, то есть к наслаждению вечным блаженством. И воистину, сии Богом посланные Пророки, предвозвещая о воплощении, о чудесах, о страдании, кресте, смерти, погребении, воскресении и о всем, что касается до Иисуса Христа, призывали их в веру в Него, посредством коей имели они внити в чертог Божественной славы. Но они не токмо не хотели уверовать и послушать, но иного из посланных Пророков били, иного же убили, а иного камением побили (Мф.21:35).

Мф.22:4. Паки посла ины рабы, глаголя: рцыте званным: се обед мой уготовах, юнцы мои и упитанная исколена, и вся готова: приидите на браки.

Из иных рабов, паки посланных к тому же Иудейскому народу, по воплощении Господа Иисуса Христа, первый есть Предтеча Иоанн, о коем предсказал Пророк Малахия, глаголя: «се Аз посылаю Ангела Моего, и призрит на путь пред лицем Моим» (Мал.3:1). Сей Иоанн явно Иудеям проповедал: «грядет креплий мене во след мене, Емуже несмь достоин преклонся разрешити ремень сапог Его. Аз убо крестих вы в воде: Той же крестит вы Духом Святым» (Мк.1:7–8). Вторые суть Божественные Апостолы, которые, прияв сию заповедь: «на путь язык не идите, и во град Самарянский не внидите: идите же паче ко овцам погибшим дому Израилева» (Мф.10:5–6), звали во первых Иудеев на уготованный обед, то есть на уготованную Церковную трапезу тайны. Чего же суть образы юнцы и упитанная исколенная? (Лк.15:12) Они суть образы Тельцы упитанного и Овчате и Агнца, за нас закланного (Ис.53:7); они суть знаменованием преестественного таинства Божественной Евхаристии, то есть Тела и Крове жизнодавца Христа; причащающиеся же сих соединяются с Самим Иисусом Христом: «ядый Мою плоть, и пияй Мою кровь, во Мне пребывает, и Аз в нем» (Ин.6:56). Упомянул же прежде о трапезе Божественной Евхаристии для того, что посредством оной совершается духовный брак, духовное, то есть соединение Жениха и невесты, то есть Иисуса Христа и непорочной души. Потом придал и сие: «вся готова», для показания, что Богоглаголивые Апостолы, призывая, не точию говорили: приидите, готова есть трапеза Божественной Евхаристии; но приидите, вся суть готова: покаяние, крещение, Божии дары, слава и Царствие Божие вечное. Вся суть готова приходящим чрез веру ко Христу.

Мф.22:5–6. Они же небрегше отъидоша, ов убо на село свое, ов же на купли своя. Прочии же, емше рабы его, досадиша им и убиша их.

Некая часть Иудеев не прияла Апостольского призвания, по небрежению своему о вещах Божественных и по хладности, многие же оказались бесчеловечными и убийцами. Господь Иисус, подобно же и ученики Его Апостолы, проповедывали презрение богатства, отвращение от мирской суетности, отвержение плотских пожеланий, готовность на подвиги, беды и смерть: почему плотолюбивые и животолюбивые из них, презрев призывание и Христу не поверив, пригвоздили самих себя, иные к своему селу, то есть к самолюбию и плотолюбию; иные же к купле, то есть к корыстолюбию и лихоимству. Прочие же Иудеи не токмо не поверили Христу, но и емше рабов Его, то есть Богопроповедников Апостолов, некоторых из них умертвили, так как первомученика Стефана и Иакова брата Иоаннова; других же, как то Петра, Иоанна и прочих Апостолов, поносили, и били, и до смерти гнали (Деян.7:59, 12:2, 4:5).

Мф.22:7. Слышав же царь той, разгневася: и послав воя своя, погуби убийцы оны, и град их зажже.

Долготерпел Бог толико веков на Иудейском роде, и убедительнейшие употреблял способы, да привлечет их на путь истинный. поелику же долготерпение Его не токмо не послужило им во исправление, но и самые действительнейшие способы ко исправлению их и спасению были случаем им к большему их беззаконию и погибели: то разгневался праведно на них Праведный Царь, и послал на них Римские войска, сперва под предводительством императора Веспасиана, а потом сына его Тита, который, осадив Иерусалим, побил тьмы, бесчисленное множество пленил, храм сожег, город в пепел обратил, Иудейский народ разорил, и от того времени рассеялись Иудеи по всем частям земли16.

Мф.22:8–9. Тогда глагола рабом своим: брак убо готов есть, званнии же не быша достойни. Идите убо на исходища путей, и елицех аще обрящете, призовете на браки.

Были призываемы Иудеи, во-первых, чрез праотца их Авраама, потом чрез святых Пророков, напоследок Самим Господом Иисусом Христом и Богоносными Его Апостолами: но соделались недостойными духовного брака, то есть, небесного Царствия, ради пророкоубийства, ради Христоубийства и ради отвращения их от Евангельского благовестия, и коварства и упорства. Сего убо ради посылаются Божественные Апостолы к языкам: «тогда глагола рабом Своим». Тогда: но когда? Бесспорно, сказал Господь Апостолам: «шедше убо научите вся языки» (Мф.28:19); однако сие сказал им по Своем уже воскресении из мертвых. Притчу же сию говорил Он прежде страдания и воскресения. Как убо согласить сие? Когда Господь предлагал притчу сию, тогда говорил пророческим духом, яко предведый, что Апостолы, повинувся Божественному Его повелению, пойдут, благовествуя Евангелие, «ко овцам погибшим дому Израилева» (Мф.10:6), Израильтяне же отвратятся от проповеди и будут их гнать, почему они отъидут к языкам. Предсказал убо чрез притчу сию о имеющем быть, яко о случившемся уже и исполнившемся. И се, како сами Божественные Апостолы, Варнава и Павел, говоря Иудеям, изъясняют сии сей притчи слова: «вам бе лепо первее глаголати слово Божие: а понеже отвергосте е, и недостойны творите сами себе вечному животу, се обращаемся во языки» (Деян.13:46). На исходищах же путей были языки, поелику не ходили по пути истины, но ходили и бегали по стремнинам невежества. Виждь же, како беспредельно Благоутробный хощет всем спасения человекам: «и елицех аще обрящете, говорит, призовите на браки».

Мф.22:10. И изшедше рабы они на распутия, собраша всех, елицех обретоша, злыя же и добрыя: и исполнися брак возлежащих.

Исшедше убо Апостолы во всю вселенную и проповедав веру во Христа, собрали в Церковь всех уверовавших, злых же и добрых. Но кто такие злые и добрые? поелику не только язычники, но и некоторые Иудеи уверовали Евангельской проповеди: того для злыми называет язычников, яко твари паче Сотворшего работавших, добрыми же Иудеев, яко веровавших истинному Богу. Или злыми называет тех, которые не токмо были неверны, но и всякого нечестия и порока исполнены; добрыми же – тех, которые хотя верными не были, были однако добрых нравов, так как сотник Корнилий, который хотя был язычник, боялся Бога со всем домом своим, и творил милостыни, и молитвы и посты (Деян.10:1–2). Но заключают в себе сомнение сии слова: «и исполнися брак возлежащих». Ибо хотя бы разумел ты чрез брак соединение, посредством веры, Христа со всякою непорочною душею, хотя бы Церковь, хотя бы небесное Царствие, – брак еще не исполнился возлежащих: понеже ежедневно верою и добродетелию освящаемые соединяются с Иисусом Христом, и верующие в Него прилагаются к Церкви, и число преходящих от мира сего в Царствие Божие растет и умножается. Легко же решится недоумение, если помыслим, что притча изображает имеющее быть, яко случившиеся уже вещи. «Собраша, говорит, всех»: но однако не тогда, когда притчу говорил Спаситель, Апостолы собрали, но после того, то есть, по Его воскресении начали собирать, да еще и собирают ученики оных от того времени доныне, и даже до кончины мира будут собирать в Церковь верующих. Явствует убо из сего, что сие, «собраша», сказал Он вместо: будут собирать. Подобным образом и сие, «исполнися», вместо того: исполнится спасаемых и возлежащих небесное Царствие.

Мф.22:11. Вшед же царь видети возлежащих, виде ту человека не оболчена во одеяние брачное.

Поелику выше сказал: «елицех аще обрящете, призовите на браки»; потом: «собраша всех, елицех обретоша, злых же и добрых»; то, дабы мы не думали, что довольно ко спасению верных одного токмо звания и веры, испытания же в день судный о делах их будто не бывает, присовокупил сие: «взыде царь видети возлежащих», да ведаем, что Царь всяческих и Бог в час судный испытует дела возлежащих, то есть предстоящих пред лицем Его (Мф.25и проч.). Тоежде испытание видим мы и в описании второго славного пришествия Его. Взирая убо на каждого из возлежащих, увидел человека, который хотя был верный и званный, но не имел одеяния брачного, то есть добрых и спасительных добродетели дел. Что же одеяние брачное означает добродетель, о сем свидетельствует Богодухновенный Павел, говоря: «облецытеся убо якоже избрании Божии, святи и возлюбленни, во утробы щедрот, благость, смиренномудрие, кротость и долготерпение» (Кол.3:12). Ради сего одеяния верный достойным бывает небесного Царствия. «Изыдут, вещает Господь, сотворшии благая в воскрешение живота: а сотворшии злая, в воскрешение суда» (Ин.5:29). Послушаем теперь, что сказал Царь необолченному в небесное одеяние добродетели.

Мф.22:12. И глагола ему: друже, како вшел еси семо, не имый одеяния брачна? Он же умолча.

Сим именем, друже, то есть приятелю, обличил Господь Иуду: «друже, на сие ли пришел еси?» Обличил и негодовавшего за равное разделение пенязя: «друже, не обижу тебе» (Мф.20:13). Но не будет ли, может быть, в день судный говорить так – «друже» – токмо верному человеку: поелику он ради веры и Святого крещения имеет благодать усыновления, хотя грехами своими и осквернил оную? Или сие «друже» знаменует кротость Иисуса Христа, Иже всегда есть кроток, хотя бы обличал и наказывал, яко праведный Судия? «Друже, како вшел еси семо, не имый одеяния брачна?» Как дерзнул ты взойти во светлости святых, в среду Ангелов и пред Меня, наг сый украшений добродетели и окаянную имея душу нечистотою грехов твоих? Несчастнейший же грешник, не имея что ответствовать на сей обличительный вопрос, остается безответным и безгласным, якоже имеющие узду во устах своих: «он же умолча». И сие-то есть реченное Царем Пророком: «броздами и уздою челюсти их востягнеши» (Пс.31:9). По обличении же немедленно праведный Царь произносит страшное определение:

Мф.22:13. Тогда рече царь слугам: связавше ему руце и нозе, возмите его и верзите во тьму кромешную: ту будет плачь и скрежет зубом.

Видим в Писаниях Ангелов, от Бога посылаемых для наказания человеков: сии-то убо казненосные Ангелы суть слуги, от Царя царей Бога повелеваемые17. «Связавше же, говорит, ему руце и нозе», – для показания, что престают тамо действовать душевные силы во благо; так что человек не имеет ни малой силы к творению доброго дела. Почему и Соломон написал: «пленицами же своих грехов кийждо затязается» (Притч.5:22). поелику же Бог свет есть: того для, как отсутствие и недостаток сего вещественного света делает временную тьму, так отсутствие и отлучение пресущественного Бога творит оную вечную тьму, которую и кромешнею тьмою назвал, да покажет, что таковая тьма есть кроме, то есть вне, и весьма далеко отстоит от Бога. Тамо же всяка скорбь, и болезнь, и плач безутешный, скрежет зубом ужаснейший. поелику же не имеющий брачной одежды, хотя был зван и верен, однако осужден был; потому что чуждым был всякой добродетели, того для Господь сказал и следующее:

Мф.22:14. Мнози бо суть звани, мало же избранных.

«Мнози бо суть звани». Все общества людей, слышавшие проповедь благочестия были званы, то есть призываемы в небесное Царствие. Почему и Евангелием Царствия называется Евангельская проповедь Господа нашего Иисуса Христа, ею же призваны и призываются люди к наслаждению небесным Царствием: многое же поистине и бесчисленное есть таковое призванное множество (Мф.4:23). Но если представишь множество Евреев, не приявших учения Евангельского, множество язычников, не восхотевших уверовать, множество еретиков и раскольников, множество православных, не творящих добрых и святых дел, малое же количество истинно добродетельных и святых мужей, иже суть избраннии, и яко свещницы сияют посреди право правящих слово истины: то увидишь ясно, что мало есть избранных, – избранных, то есть, паче иных, по ревности к православной вере и по делам добродетельным, посредством коих и небесного Царствия наследниками бывают.

Беседа о вечной муке

Если бы Ангел Господень сшел с небеси, то, может быть, возмогл бы изъяснить, что есть тьма кромешная, в которой грешники мучиться будут. Но хотя бы небесный Ангел описывал и объяснял истязания вечной муки, то мы бы не могли того понять и восчувствовать тяжесть мук осуждения. Но как тот, который закрыты имеет свои очи толстым полотном, видит находящиеся пред глазами своими тела мрачными и слитыми, так что даже и разности цветов различить не может, ниже пределы величины, ниже образование наружности определить: так и душа наша, доколе закрыта есть завесою вещественного тела, не может постигнуть ни тяжести скорби, ни продолжительности болезни, ни лютости адских мучений. Чем же покров очей наших есть тончае и прозрачнее, тем лучше видим и различаем предлежащие вещи: так чем более дебелое наше тело чрез воздержание от плотских вожделений изнуряется и чрез добродетель очищается, тем яснее познаем, что есть Царствие Божие и что есть мука. Посему-то добродетельные люди, когда достигнут до меры святости, тогда и видят, и судят и чувствуют как сладость блаженства, так и горесть мучения гораздо в вящшем степени пред плотскими и порочными людьми. Однако ниже сами и они, дóндеже живут в сем мире, могут достигнуть до совершенного понятия: «видим убо ныне, сказал Божественный Апостол, якоже зерцалом в гадании» (1Кор.13:12). Он дошел до третьего небеси, и видел и слышал тамо сущая, почему мог бы поведать и описать и славу праведных, и муку грешников; однако ничего нам не объяснил. Почему же так? Потому что елика видел и слышал, толико превышают силу человеческого понятия, что ни язык человеческий может описать то, ниже что изрещи о том: «и слыша, пишет он, неизреченны глаголы, ихже не леть есть человеку глаголати» (2Кор.12:4).

Но великого совета Ангел, Господь наш Иисус Христос, Иже весть, колико и како можем мы, в сем мире сущие, понять некончаемые и лютейшие истязания будущей муки, как пресвятыми Своими устами, так чрез Богоглаголивых Своих Апостолов довольно беседовал для понятия и восчувствования того неизглаголанного мучения. Представил нам немилостивого раба, преданного во власть диавольскую: «и предаде его, говорит, мучителем» (Мф.18:34). Коль же жестокими муками мучат беси преданных во власть их, удобно познаем, если представим, что они были искони враги и ненавистники человеческого рода, и даже доныне ходят яко львы рыкающие, «ищуще кого поглотити» (1Пет.5:8). Представил немилосердого богача, в муках страждущего и пламенем жегомого: просит он единой капли воды, да оросит пламенеющий от жажды язык свой, вопиет: «отче Аврааме, помилуй мя, и посли Лазаря, да омочит конец перста своего в воде, и устудит язык мой, яко стражду во пламени сем» (Лк.16:24), – но ниже сего малого утешения удостоивается. Сие единое повествование изъявляет жестокость страдания и скорби. Однако Богочеловек и другие показал представления о горестном тамо сущем состоянии.

Геенна огненная, сказал Он, ожидает презирающих и ругающихся брату своему (Мф.5:22); пещь огненная – соблазны творящих (Мф.13:42); червь неумирающий и огнь негасимый – не отсекающих случая к соблазну (Мк.9:46); вечный огнь, уготованный диаволу и аггелом его, – жестоких и немилостивых (Мф.25:41); тьма кромешная, идеже плач и скрежет зубом, – не хотевших творити добродетельных деяний (Мф.22:13); езеро, горящее огнем и жупелом, еже есть смерть вторая, – трусливых и неверных, сквернодеев и убийц, блудодеев и чародеев, идолослужителей и всех лжецов. (Апок.21:8). Мучители убо и муки, неутолимая жажда, червь нескончаемый, тьма кромешная, плач неутешный, скрежет зубом ужаснейший, – к сим же присовокупляется огнь многоразличный и многообразный, пламя огненное, геенский огнь, пещный огнь, езеро, горящее огнем и жупелом, смерть вторая: сии-то суть образы мучения. Единое токмо из сих довольно устрашить и поразить и самое каменное и оледенелое сердце, едино токмо из сих приводит в чувствие и самых бесчувственных: колико же страшна суть сия совокупно, притом вся бесконечная и вечная? Не дознаемся ли убо из сих Спасителя слов, что будущая грешников мука превышает все совокупно в мире сем взятые жесточайшие скорби, каковые природа причиняет, каковые обстоятельства жизни сгромождают, каковые самые жесточайшие вымыслили тираны? Хотя б ты какую-либо самую жесточайшую представил болезнь, хотя б все совокупно лютейшие и долговременные мира сего вообразил казни, – все они находят конец в конце жизни: муки же адские суть многие, прежестокие и нескончаемые.

Но когда тленное сие и смертное тело облечется в нетление и бессмертие, то есть, станет нетленным и бессмертным (1Кор.15:54); когда мы в воскресении будем яко Ангелы Божии (Мф.22:1): то како тогда действовать будет на нас огнь? како возжаждем тогда, и воспалимся, и будем гореть, и скрежетать зубами, и снедаемы быть червьми? Сия страждут тела тленных и смертных людей, а не нетленных и бессмертных и тех, кои стали яко Ангелы Божии. Како же тот огнь будет попалять и жечь, но ни растлевать, ниже разрушать? Сверх сего: како может быть и огнь и тьма кромешная? Где огнь, тамо свет: а где свет, тамо не имеет места тьма. – Иного рода будет тот огнь и пламя, иного рода тьма и жажда, иного рода те слезы, и иной скрежет зубный, и иные черви, нежели каковых мы видим в сем мире. Всемогущий Творец, Который во время воскресения мертвых из четырех стихий соберет и составит тело единого коегождо и с собственною их душею совокупит и преобразит от тления и смертности в нетление и бессмертие, – Сам Он, якоже «от сложения мира» уготовал (Мф.25:34) для праведных иное Царствие, различествующее от мирских царствий, тако от сложения же мира уготовал иной огнь и иные роды мучений для нераскаянных грешников, различествующие от казней сего мира, – мучения, говорю, имеющие силу и действие на онетлененные и обессмертенные тела, мучения, от коих грешники будут чувствовать болезни, подобные сущим в мире болезням человеческим.

Но если возведем ум наш к высшему и водрузим его в таинственнейшее о сих муках размышление, то приметим несколько открытее, каковые суть сии, чрез подобие выраженные, мучения. «В царствии небесном, говорит Евангелист Иоанн, «не потребуют света от светильника, ни света солнечнаго, яко Господь Бог просвещает я» (Апок.22:5): Бог в страшный день суда совершенно отвратится от грешника, и изженет его далеко от лица Своего: «возмите его, скажет, и вверзите» (Мф.22:13). Куда же денется грешник, когда отлучен будет от тамо сущего Света, то есть, Бога? Бесспорно, во тьму кромешную, то есть весьма далеко отстоящую от света Божия. Отлучение убо от Бога есть тьма кромешная. поелику же сладчайший оный Свет не токмо просвещает, но и животворит и веселит им освящаемых; то посему грешник, тогда всеконечно отлученный от Бога, погрузится в неизмеримую пучину сетования и ярости: сетования, ибо лишился вечного Царствия; ярости и гнева, ибо узрит праведных в славе Божией. «Назирает, свидетельствует царе-пророк, грешный праведнаго, и поскрежещет нань зубы своими» (Пс.36:12). «Грешник узрит и прогневается, зубы своими поскрежещет и растает» (Пс.111:10). Сию убо безмерную скорбь и ярость означает плач и скрежет зубом. Восхочет тогда грешник и пожелает покаяться; но поелику тамо нет места покаянию, то желание его останется недействительно: «желание грешника погибнет» (Пс.111:10). Невозможность покаяться, хотя того и желает, воспламенит хотение его: сие-то есть неутолимая жажда. Червием же неумирающим бывает для него неусыпное обличение совести. Тогда не будет более маловерствовать или верить, но узрит, чии пренебрег заповеди и кого прогневал; узрит пред собою яко на дске изображенные все злые свои дела, и скверные слова, и злые пожелания; узрит, что никакого не имеет ответа в грехах своих, никакого извинения, поелику остался нераскаянным; узрит, какого лишился Царствия и на какие осужден мучения; узрит, что во аде несть покаяния, ниже конца муке. Будет убо снедать сердце его беспрестанно и палить утробу его беспрерывно чрезмерное совести обличение: сие же обличение будет для него и червием неусыпаемым, и огнем негасимым, и езером горящим, и всяким родом мучения, бесконечно его мучащим. Обличение сие причинит болезни смертные; почему и названо второю смертию. Сверх сего, поелику Бог есть свет, мир, утешение, орошение, радость, жизнь человеческая, грешники же в день судный будут совершенно отлучены от Бога: то и разлучение от Бога есть тьма, возмущение, червь, огнь, и слезы, и смерть, и прочие роды мук.

Братие! Хотя бы вещественными и телесными, хотя бы невещественными и умственными понимали мы сии роды мук: но и при слушании токмо оных причиняют они великий страх и трепет и страдание. Оные же описал человеколюбивейший Бог во святом Своем Евангелии для того, да мы, слыша и размышляя о них, бегаем греха, яко виновника муки: «елика бо преднаписана быша, в наше наказание (научение) преднаписашася» (Рим.15:4). Блажен тот человек, кто часто помышляет о муке; ибо кто помышляет о муке, тот удаляется и следствий муки: «чадо! помни последняя твоя, и во веки не согрешиши».

* * *

16

Смотри кн. 7 Иосиф. о Иудейск. гр.

17

2Цар.24. Злат. в бесед. Кир. тож.



Источник: Никифор Феотокис. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Ч. 1. Пер. в Казан. Духовн. Академ. — М: Синодальная типография, 1890 г

Комментарии для сайта Cackle