архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Евангелий
с нравоучительными беседами
Часть 2

 Толкование 13Толкование 14Толкование 15 

Толкование на Евангелие от Луки в неделю тридцать вторую (Лк.19:1–10)

Непросвещенные и неразумные идолопоклонники, неведущие истинного Бога, ни неусыпного Его о всем попечения, обожая пустые свои мечтательности, бываемые по промыслу Божию, приписывали фортуне. Почему фортуну, которая есть ничто, ни видимая, ни невидимая, ниже существующая, но токмо гнусное умоначертание, пустое название, вещь ничего не значащая, почитали несчастные за богиню и, соделав различнообразного идола, и разные жертвенники, жертвовали сей: и если что случалось с ними, к оной безрассудно относили. Останки сего заблуждения и доныне в сообществах христианских не не имеют места. Нет сомнения, что ни один из христиан не почитает фортуну или случай за богиню, ни кумира творит, ни поставляет жертвенники во имя той, ниже обожает сию: однако если случится счастие, всякий говорит, что его осчастливила фортуна, если же несчастие – не осчастливила. Если же спросишь, что такое есть фортуна? ясно из ответа познаешь, что ответствующий тебе и не знает и не понимает, что говорит. Ибо ни неученый, ни просвещенный объяснил когда-либо, что такое называется случаем. Иисус Христос, возвед очеса, зрит Закхея, седящего на смоковнице: и сие послужило спасением для Закхея. Неверный, не понимая сам своих слов, не усомнится сказать, что Иисус Христос воззрел и узрел Закхея по случаю: но верный не обинуясь признает, что Иисус Христос, яко Сердцеведец, узнав Закхееву наклонность к обращению к вере и покаянию, нарочно взглянул и узрел его, да подаст ему спасение. Внемлющий толкованию нынешнего Евангелия уверится в сей истине совершенно.

Лк.19:1–3. «Во время оно, прииде Иисус во Иерихон. И се муж нарицаемый Закхей, и сей бе старей мытарем, и той бе богат. И искаше видети Иисуса, кто есть, и не можаше от народа, яко возрастом мал бе.»

Продолжает Божественный Евангелист повествование о путешествии Иисуса Христа во Иерусалим (Лк.17:11). Сказав же во-первых: «бысть же егда приближишася во Иерихон» (Лк.18:35), и упомянув о чуде, над слепцом случившемся близ Иерихона, и далее показывает: «и вшед прохождаше Иерихон», то есть, вшел во град Иерихон и, проходя чрез него, вшел во Иерусалим. И в то самое время, когда прошел Иерихон, встретился Ему на пути некий человек, нарицаемый Закхей, «старый мытарем», то есть, первоначальный из мытарей, – тех людей, которые собирают царские подати. Сей Закхей был притом богатый. Слыша же, как видно, славу о Иисусе Христе, и о преславных Его чудесах, наипаче о чуде, незадолго пред сим случившемся вне града Иерихона над слепым, искал видеть Иисуса Христа, кто есть? желал, то есть, и хотел, да очевидно узрит, кто таковый есть Сей Иисус, толико прославленный и чудотворный. Но хотя желал он видеть Иисуса, но поелику между им и Иисусом находилось множество народа, он же был мал возрастом; того для не мог узреть Сего.

Лк.19:4. «И предъитек возлезе на ягодичину, да видит, яко туде хотяше минути.»

Виждь горячность духа! Узнал он путь, которым проходить надобно Иисусу Христу, и узрев на оном высокое древо ягодичное, или смоковницею называемое, забежав наперед Иисуса Христа и народа и взлез на то древо, сидел тамо с тем, чтобы узреть Иисуса, имеющего тамо проходить. Ревность к благочестию и желание раскаяния воспалили его сердце, почему забежал и взлез на высокое древо, всячески стараясь узреть Учителя веры и Подателя оставления грехов.

Лк.19:5–6. «И яко прииде на место, воззрев Иисус, видев его, и рече к нему: Закхее, потщався слези, днесь бо в дому твоем подобает Ми быти. И потщався слезе, и прият Его радуяся.»

«Льна курящася», предсказал Пророк Исаия о Иисусе Христе, «не угасит» (Ис.42:3). Соломон же так написал: «предваряет» (премудрость) «желающим предуведетися» (Прем.6:13). И се сего исполнение на Господе Иисусе! Ибо Богочеловек не угасил пылающую Закхееву веру, но предварил его еще прежде, нежели был им узнан, поколику пришед к месту, на котором находилась та смоковница, на которую взлез Закхей, возведши очеса Свои и узрев его, сказал ему: «Закхее, потщався, слези: днесь бо в дому твоем подобает Ми быти», – ныне Мне надобно приити, и быть в твоем дому. «Подобает», сказал: ибо спасение Закхею, с толикою ревностию сего ищущему, было нужно. О сем услышав Закхей, исполнился великой радости, и потщався не медля слезе, и принял блаженнейший Господа Иисуса. Великое желание видеть Господа, многое старание о предупреждении и восхождении на смоковницу, истинная радость, которую чувствовал, узрев Господа, воззревшего на него и рекшего: Закхее! Ныне подобает быти в дому твоем, ясно показывают, что Закхей был предуготовлен к приятию словеси благочестия и к покаянию во грехах своих. Почему Иисус, предузнав, яко Сердцеведец, душевное его расположение, и возвел очи, и на него воззрел, и назвал по имени, объявив ему, яко грядет к нему в дом. Что же предстоящие, видя и слыша о сем, говорили?

Лк.19:7. «И видевше вси роптаху, глаголюще, яко ко грешну мужу вниде витати.»

Иудеи, всех мытарей почитая за грешников, – а следственно паче старейшин сих, каковым был Закхей, поелику сии, собирая царские подати, многие творили неправды и обиды, – бегали их сообращения. Почему и Богочеловек, когда в притче показывал пользу смиренномудрия и вред высокомудрия, в лице смирившегося грешника и смирением своим оправдавшегося, представил мытаря, далеко находившегося от олтаря. Видя убо народ, что Иисус пошел в дом старейшины мытарей Закхея, да тамо пребудет, негодовали и роптали на Иисуса Христа, не зная, несчастные, ни о раскаянии Закхеевом, ни о спасительном намерении Богочеловека. Но престаньте, бедные, и не ропщите, не узрев прежде того, что сотворил Закхей, пришедшу Иисусу в его дом, и что сказал Иисус, видя истинное покаяние и обращение Закхеево.

Лк.19:8. «Став же Закхей, рече ко Господу: се пол имения моего, Господи, дам нищим: и аще кого чим обидех, возвращу четверицею.»

Вот, сколько был Закхей расположен к покаянию и добродетели! Когда вшел Иисус в его дом, немедленно, став пред Ним, изъявлял обещание: «Господи, се ради Твоей любви ко мне раздам половину имения моего бедным; если же кого обидел, возвращу обиду четверицею». Откуда же таковое расположение и раздаяние? На чем основывался Закхей? Раздаяние половины имения его бедным, кроме благого его расположения, не имело другого основания. Столько определил раздать бедным, сколько вознамерился. Четвероякое же воздаяние обид имело основанием Божий закон, чрез Моисея данный. Кто украл тельца, или овцу, употребивши в пищу, или продавши, должен быть обиженному за единого тельца отдать пять, а за едину овцу четыре: «аще кто украдет тельца или овцу, и заколет или продаст, пять тельцев да воздаст за тельца, и четыри овцы за овцу» (Исх.22:1). Если же украденное в руках вора находили живым, вор долженствовал возвращать сугубо: «аще же ят будет, и обрящется в руце его украденное от осляте до овцы живо, сугубо да отдаст я» (Исх.22:4). И так поступали тогда, если владетель вещи узнавал вора; ибо говорится: «аще ят будет». Когда же обидчик самопроизвольно признавал грех свой, возвращал истое и пятую часть истого. Да «исповесть грех, егоже сотвори, и да отдаст преступление истое, и пятую часть его да приложит к тому, и да отдаст, емуже согреши» (Чис.5:7). Закхей ниже ят был, ниже на суд представлен, ниже осужден, но сам самопроизвольно быв самого себя судиею, решился обиженным от себя не токмо возвратить истое и пятую часть истого, но еще четверицею. Вот, колико строгим и праведным судиею бывает человеческая совесть, когда человек сокрушится и обратится к Богу! Послушаем же и того, какое было следствие такового праведного поступка и раскаяния.

Лк.19:9. «Рече к нему Иисус: яко днесь спасение дому сему бысть, зане и сей сын Авраамль есть.»

«Днесь спасение дому сему», вместо сего: днесь оставление грехов и спасение души Закхеевой; ибо днесь обратившись к Богу, и сотворив дела Авраамли, то есть правду и милость, показал, что он есть истинный сын Авраама и достойный вечного спасения.

Лк.19:10. «Прииде бо Сын человечь взыскати и спасти погибшаго.»

Сие подобно есть тому, что негде Богочеловек Сам же говорил: «не приидох бо призвати праведники, но грешники на покаяние» (Мф.9:13). Сходственно также и с Апостольскими словами: «яко Христос Иисус прииде в мир грешники спасти» (1Тим.1:15). Сие убо самое заградило уста ропщущих и прекратило их негодование. Ибо, ежели Сын Божий пришел в мир взыскати и спасти погибшего, Закхея же предузнал и погибшим и раскаивающимся: без сомнения, долженствовало взыскать и спасти его. Убо и взыскал, сказав ему: «Закхее, потщався слези», и нарочно пришел в дом его. Когда же Закхей изъявил покаяние, Спаситель и объявил ему о его спасении: «днесь спасение дому сему!»

Беседа о полезном и бесполезном раскаянии

Представляя пред мысленные очи сии слова Господа Иисуса, моего Спасителя: «прииде бо Сын человеческий взыскати и спасти погибшаго», велия надежда возрождается в моем сердце, и великою радостию наполняется душа моя. Ибо если Сын Божий для того пришел в мир, чтобы взыскать и спасти погибшего: убо и мене погибшего грешника взыщет и спасет. Начертывая же паки в уме моем дела сего взысканного и спасенного, то есть Закхея, исчезает надежда в моем сердце, и объемлет мою душу безмерное сетование, купно и страх. Возрождается и во мне желание и хотение узреть Господа моего Иисуса так, как сего Закхей искал. «И искаше видети Иисуса, кто есть?» Искал он, но поелику был малого возраста, окружающий народ воспящал ему Сего узреть: «и не можаше от народа, яко возрастом мал бе». И я ищу сего; но поелику хладен есмь в Божественной любви, воспящает ми множество страстей моих, так, как тому – народное множество. Он, мужеством и великодушием укрепленный, препобедил и предупредил народ и, взлезши высоко на смоковницу, узрел Спасителя мира: я, маломощный и малодушный, не побеждаю, не оставляю мои страсти, ни тщусь взойти на гору Божию, на высочайшую гору добродетели, «гору тучную, гору усыренную» (Пс.67:16), да тамо и я узрю сладчайшего Иисуса, Жениха души моей. Взираешь Ты, Многоблагоутробне, и на меня поникшего долу, так как и на Закхея, высоко взлезшего; хощешь бо и моего спасения, якоже того. Но на того воззрев, узрел в нем расположение к покаянию и охоту к обращению: а на меня взирая, Господи мой, кроме нераскаяния и расположения творить лукавые моя хотения, что другое узриши? Если Ты предварительно Сам изволил внити в дом Закхея: и я, дерзая, чрез причащение Таин призову Тебе и введу в дом души моей. Ты, пришед в дом Закхеев, обрел милостыню, обрел правду, обрел блеск добродетели и достойное место твоего приятия, почему изволил тамо пребыть и подать ему оставление грехов и душевное спасение; но вшед в дом души моей, ничего другого не обрящешь, кроме жестокосердия, многих неправд и кала греховного. Обрящешь разбойничий вертеп, и недостойное место царствия Твоего: почему, не имея где главы подклонить, вместо пребывания со мною, удаляешься от мене, и вместо очищения грехов моих, раздражаешься и прогневляешься на меня треокаянного.

Христиане! верую я и исповедую, яко Иисус Христос, Сын Бога, пришел в мир призвать грешников на покаяние; ясно вижу, яко покаявшимся есть отверзен рай и уготовано спасение. Но, сравнивая тех покаяние с нашим, поражаюсь отчаянием. Истинно великая есть сила покаяния: ни тяжесть, ни множество греховное, ни долговременное закоснение во грехе, ниже что другое побеждает покаяние. Покаялся – получил прощение; покаялся – и стал спасенным. И сие есть истинно, и никакому не подлежит сомнению; ибо основано на словах Пророческих, на Апостольской проповеди, на примерах покаявшихся, на слове Того Бога, Который послал Сына Своего не праведников призывать, но грешников на покаяние: «не приидох бо призвати праведники, но грешники на покаяние» (Мф.9:13). И так о сем нам, верующим во Христа, нет никакого сомнения; все сомнение в том токмо есть, что наше покаяние есть ли истинное покаяние? Читая в Святом Писании о делах истинно раскаявшихся и представляя дела нашего покаяния, страх объемлет, что мы ныне, вместо того, чтобы покаяться, грешим и обманываемся, почитая то за истинное покаяние, что не имеет ниже вида покаяния.

Нет сомнения, что другое есть покаяние, а другое – дела покаяния. Истинное покаяние есть признание, сокрушенное исповедание беззаконий и обещание совершенного воздержания от грехов. Кто таковым образом раскаивается, тот получает оставление грехов своих. «И рече Давид к Нафану: согреших ко Господу. И рече Нафан к Давиду: и Господь отъя согрешение твое» (2Цар.12:13). «Согреших ко Господу»: се греховное признание! «И рече Давид к Нафану»: се исповедание! Видно же обещание совершенного воздержания от грехов на делах Давидовых, бывших по покаянии. «И Господь отъя согрешение твое»: се греха оставление! Суть же дела покаяния: совершенное воздержание и отвращение от прежде бывших грехов, пост, молитва, слезы, укрощение плоти и прочее, что только отдаляет человека от греха и укрепляет его в добродетели. Но хотя другое есть покаяние, а другое – дела покаяния: однако столько суть между собою сопряжены и совокуплены, что если оставляются дела покаяния, покаяние не есть истинное и полезное, но ложное и тщетное. Сего-то для Божественный Спаситель Предтеча тако научал кающихся, говоря: «сотворите убо плод достоин покаяния» (Мф.3:8).

Иуда, когда узрел, что преданный им Иисус Христос осужден был на смерть, болезновал и раскаивался, признал грех свой, дерзновенно исповедал: «согреших», сказал пред Архиереями и старейшинами: «согреших, предав кровь неповинную»! (Мф.27:4) Без сомнения, покаяние Иудино было покаянием; но чуждое плодов покаяния. Оно вместо добродетели породило порок, вместо молитвы и слез породило гнев и негодование: «и поверг сребреники в церкви, отъиде» (Мф.27:5); вместо упования произвело отчаяние, и вместо милости и сострадательности самоубийство: «и шед удавися». Видите убо, что покаяние без дел, достойных покаяния, вредит, а не пользует.

Вот и другой пример покаяния, сему подобный. Покаялся Фараон, – нет о сем сомнения, ибо дважды говорил: «согреших»; дважды признавался пред Моисеем и Аароном. Во-первых, тогда, когда видел бывшее поражение от града. «Послав же Фараон», свидетельствует Божественное Писание, «призва Моисея и Аарона, и рече им: согреших ныне, Господь праведен, аз же и людие мои нечестиви» (Исх.9:27). Обещался же и исправиться в жестокосердии своем: «и отпущу», сказал, «вы, и ктому не приложите медлити» (Исх.9:28). Покаялся, но презрел первый долг покаяния, то есть, воздержание от греха; ибо скоро впал паки в тот же жестокосердия грех: «и ожесточися сердце Фараоново, и не отпусти сынов Израилевых» (Исх.9:35). Второе же покаяние и исповедание было его тогда, когда он узрел безмерное множество прузий, и вред от них бывший. «Потщася же Фараон призвати Моисея и Аарона, глаголя: согреших пред Господем Богом вашим, и к вам: простите убо мой грех еще ныне» (Исх.10:16–17). Покаялся – но и сие вторичное покаяние было чуждо дел покаяния. Ибо когда не остался ни един пруг, Фараон паки стал таким же, паки ожесточился, паки не отпустил Израильтян: «и не отпусти сынов Израилевых» (Исх.10:20). Известно же есть, какой был конец и плод такового ложного покаяния. Конец сего лживого Фараона был потопление его в Чермном море с колесницами, всадниками и всею его силою (Исх.14:28).

Возлюбленные христиане! Как бы и наше покаяние не было равным покаянию, не говорю Иудину, но покаянию Фараонову! Фараон, страхом казней пораженный, раскаивался, исповедывался, обещавался исправиться и воздержаться от греха своего: но, паки скоро сделавшись жестокосердым и неудобопреклонным, не восхотел освободить Израиля от рабства. Равным образом из нас иной ради христианского обычая, другой для показания себя, а иной принуждаемый сродниками, раскаивается во время поста, исповедует пред духовным своим отцем свои грехи, и обещается, может быть, только языком, а не сердцем, впредь исправиться и воздержаться от своих грехов: если же и воздерживается на один или два дни, и то для того, да удостоится Божественных Таин; после же плода покаяния никакого не бывает видно. Не имеют места ни слезы, ни сокрушение, ни пост, ни обузданность, ниже что другое, могущее воздержать его от прежнего злого навыка. Паки тем же гибельным раболепствует сообращениям, таковую же провождает необузданную жизнь, так же, как и прежде, распутствует, такие же творит дела. Почему плоды покаяния его бывают наклонности токмо к тому же греху, или еще к вящим и худшим. Таковое-то есть наше покаяние! И так поступаем не раз, ни два, так как Фараон, но многажды, тысячью раз, и до конца жизни. И при сем мирно и спокойно пребываем, думая, что провождаем нашу жизнь в покаянии и исповедании. О какое горе нам! Безумствуем, несчастные, грешим непростительно, слепотствуя и себя повреждая: «Бог бо поругаем не бывает»! (Гал.6:7)

Вот же, какое есть различие между сим ложным покаянием и покаянием полезным и истинным. Одна блудница, страшась осуждения, раскаивается. Приходит она немедленно в дом Симона Фарисея, где находился Господь Иисус, и тамо пред всеми падает на нозе Его, омывает оные своими слезами, потом, отерши их власами главы своей, возливает на них миро: и изменяется из блудницы в целомудренную, и из греховного вместилища – в сосуд Божий. Твориши ли убо и ты, раскаиваясь, таковые сей блудницы дела? Раскаиваешься ли и ты, страшась осуждения? Падаешь ли и ты на ноги Иисусовы? Сокрушаешься ли сердцем? Изливаешь ли слезы для омовения пречистых ног Спасителя? Отираешь ли их непорочностию помышлений твоих? Возливаешь ли на них миро милостыни твоей для нищих? Изменяешься ли и ты из блудного в целомудренного и из раба диаволя в друга Божия? Если тако творишь: тогда есть покаяние твое истинное, тогда Бог приемлет обращение твое; тогда скажет и тебе Человеколюбец то же, что сказал блуднице, истинное творившей покаяние: «отпущаются тебе греси твои. Вера твоя спасе тя, иди в мире» (Лк.7:48, 50).

Давид, соблудивши и сотворив убийство, принес покаяние. Он о грехе и беззаконии своем не постыдился упомянуть в пятидесятом псалме, и внушив сердцу своему тяжесть оного, беспрестанно о нем раскаивался и всегда имел пред своими очами: «яко беззаконие мое», говорил, «аз знаю, и грех мой предо мною есть выну» (Пс.50:5). Почему из глубины сердечной и во многой скорби воздыхал, и еженощно слезами своими и одр свой омывал, и постелю свою окроплял: «утрудихся воздыханием моим, измыю на всяку нощь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу» (Пс.6:7). Так постился, что колена его изнемогли, и все тело его изменилось: «колена моя изнемогоста от поста, и плоть моя изменися елеа ради» (Пс.108:24). Толикие были его воздыхания и столько истощил и измучил плоть, что иссохло тело и срослась кожа с костьми его: «от гласа воздыхания моего прильпе кость моя плоти моей». Видите ли, какие суть плоды истинного покаяния? О несчастные мы! Какой блудодей, какой убийца в наши времена сотворил такое покаяние?

Павел, прежде бывший гонителем Церкви Божией, напоследок, небесами призванный на покаяние, раскаялся. Какие же плоды были его покаяния? И кто может изъяснить треблаженного Павла посты, бдения, труды, бедствия, гонения, биения, узы, темницы, кораблекрушения, раны, смерть, мучительную его кончину? Покаяние его принесло плод Богу, и обращение языков от идолопоклонства в истинное Богопознание. Но, о несчастные мы! Какой ныне гонитель братий своих христиан сотворил толь многие и толикие плоды покаяния?

Петр, трикратно с клятвою отвергшись от Иисуса Христа, не укоснил раскаяться. И во-первых, плакал он горько; потом все оставшееся время жизни своей не иначе препроводил, как токмо в скорбях, трудах и бедствиях, проповедуя вселенной Иисуса Христа, от Которого на дворе Каиафы отвергся, истинным Богом. Напоследок же, по премножеству любви своей, излил кровь свою за Него и радуясь подъял смерть. Содрогаюсь о сем воспоминая, и льются слезы из очес моих, когда размышляю о делах тех людей, которые либо ради богатства, либо ради страха, либо ради славы и других каких-либо плотских вожделений и телесного покоя, отрицаются от Иисуса Христа, или от православной веры: потом раскаявшись, причисляются паки к Церкви. Если вникнем в покаяние тех и Петрово, не остается никакой надежды для тех спасения.

Все сии сказанные примеры и другие бесчисленные научают нас тому, что никакой грех не побеждает силу покаяния. Блудничества, любодейства, убийства, гонения, отрицание от веры, сей важнейший паче всех грех, и всякий другой врачует покаяния пластырь. Врач, истинное приискав средство для исцеления от болезни, опасается разве только того, чтобы или лекарство худо не устроить, или чтобы не дать не вовремя. Ибо хотя, без сомнения, таковое лекарство служит к исцелению случившейся болезни; но если или не так, как должно, будет устроено, или будет дано не в должное время, либо нимало не пользует, либо, вместо пользы, еще и повреждает. Собратия моя грешные! мы подлинно довольно знаем, что покаяние есть единое несомнительное и истинное греховное врачевство. Человеколюбивейший Бог благоволил дать нам оное пластырем всякой немощи, всякой страсти, всякой раны и язвы души нашей. Покаяние врачует всякий грех, и заглаждает самые следы беззаконий: «и аще будут греси ваши яко багряное, яко снег убелю: аще же будут яко червленое, яко волну убелю» (Ис.1:18). Покаяние есть пристанище, которое благоутробие Божие всякому волнующемуся грехами своими предуготовило. Кто верует во Иисуса Христа, тот о сем нимало не усомнится. Однако два наипаче препятствия воспящают нам часто утвердиться в шествии и достижении до сего Богом устроенного и спасительного пристанища, покаяния. Первое, когда мы отлагаем время покаяния до завтрашнего дня, но нас нечаянно постигает смертный час, в который пластырь покаяния бывает уже без силы и действия, или потому, что не остается времени, или потому, что таковое малое время не бывает годным к покаянию. Во-вторых же, если мы скоро хотя прибегаем к покаянию, но совершенно не так, как должно: раскаиваемся скоро, но иногда так, как Каин, иногда же как Саул, а иногда наподобие Иуды, или Фараона. Почему не пользует, а вредит токмо таковое раскаяние.

Всякий грех есть непростительный; поколику есть презрение закона, данного беспредельным Богом. Покаяние есть таковой непростительности истинное врачевство: однако не всякое, но истинное покаяние, таковое, которое бывает как должно, и когда должно. Если мы будем раскаиваться так, как блудница, как мытарь, как Давид, как Павел, как Петр, как ныне упомянутый Закхей, – то есть с сокрушением и слезами, с совершенным воздержанием от грехов, с принесением плодов покаяния; тогда-то покаяние наше приятным бывает Богу, тогда-то получаем оставление грехов и вечное спасение.

Но я, скажешь, покаюсь так, как разбойник, – скажу и я в час смерти: «помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Твоем»! (Лк.23:42) и наследую блаженство, якоже и он. Если и ты будешь висеть на кресте так, как разбойник, а следственно не будешь иметь времени для показания плодов покаяния, или по крайней мере, если бы ты был уверен, что в последний час твоей смерти можешь покаяться наподобие разбойника, – пусть так будет: покойся и не скорби. Если же не знаешь ниже того, когда постигнет смерть, ниже того, как и в каком расположении обрящет тебе смерти страшный час: как же можешь спокойным и беспечным пребывать? Как равняешь себя разбойнику? Почему основываешь надежду спасения твоего на спасении разбойника, если сам видишь и разумеешь, что твои обстоятельства так различаются от того обстоятельств, как отстоит небо от земли?

Престанем грешить, братие! Раскаивающийся, но не отвращающийся от греха и не творящий дел покаяния, отлагающий время покаяния до нынешнего или завтрашнего дня, принося различные извинения, решительно также дожидающийся смертного часа для покаяния, тщетно меняет неизменное и Божественное и, ругаясь неподлежащему руганию, подвергает душу свою конечному отчаянию во спасении. «Бог бо поругаем не бывает: еже бо аще сеет человек, тожде и пожнет» (Гал.6:7).


 Толкование 13Толкование 14Толкование 15 

Источник: Никифор Феотокис. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Ч. 2. / Пер. в Казан. Духовн. Академ. — М: Синодальная типография, 1890 г. Сочинено на Еллино-Греческом языке Преосвященным Никифором, бывшим Архиепископом Астраханским и Ставропольским.