архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Евангелий
с нравоучительными беседами
Часть 2

Толкование на Евангелие от Луки в неделю тридцать первую (Лк.18:35–43)

Слепец, упоминаемый в нынешнем Евангелии, имел поврежденные телесные очеса плотским недугом: мы имеем ослепленные душевные наши очи от произвольных прегрешений. Тот не мог видеть сущего на земли, мы не взираем на небо. Однако сей слепой, услышав, что Иисус Христос проходил тем путем, где он находился, немедленно с великим усердием просил просвещения своих очей, велегласно взывая: «Иисусе сыне Давидов, помилуй мя!» (Лк.18:38) Мы же хотя веруем, что Сам Иисус Христос пред нами бывает всегда, хотя говорим: «предзрех Господа предо Мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся» (Пс.15:8), – нимало однако не печемся о оставлении грехов наших, ниже взываем душевно: помилуй ны, Сыне Давидов! Поревнуем, братие, теперь слепцу, призовем и мы усердно, якоже и тот, воззовем и мы: Иисусе Сыне Давидов, помилуй ны, отверзи душевные наши очеса, да узрим чудная Твоя и, познав могущество Твоего нынешнего Евангельского гласа, непреклонно пойдем блаженным путем святых Твоих деяний!

Лк.18:35. «Во время оно, бысть егда приближися Иисус во Иерихон, слепец некий седяше при пути прося.»

О таковом слепца состоянии, с прочими обстоятельствами, повествуют также и другие два Евангелиста: Матфей, то есть, и Марко. Но Матфей пишет, что было два слепца, просвещенных Господем Иисусом: «и се два слепца седяща при пути» (Мф.20:30); убо противоречащими себе кажутся святые Евангелисты. Если рассмотришь, что Марко о том пишет, когда Иисус, исходя от Иерихона, обрел слепца, седящего на пути: «и исходящу Ему от Иерихона, и учеником Его, и народу многу, сын Тимеов Вартимей слепый седяше при пути» (Мк.10:46), Лука же упоминает о том времени, когда Иисус, приближившись к Иерихону, хотел внити в оный, и обрел тогда слепца седящего на пути: «бысть же егда приближашеся Иисус во Иерихон, слепец некий седяше при пути»: без сомнения признаешь, что не один, а два были слепца, из коих одного, о котором упоминает Марко, обрел на пути Господь Иисус, исходя от Иерихона; а другого, о коем повествует Лука, – входя в сей град Иерихон. О имени одного Лука не упомянул, а другого имя Марко показал, говоря: «сын Тимеов Вартимей». И так Матфей, который и прежде Марка, и прежде Луки написал свое Евангелие, упомянул в своем повествовании о двух слепцах, поколику сие с обоими случилось; но Марко после описал случившееся с одним только, так как и Лука – с другим, говоря: яко слепец сей «седяше при пути», – просил милостыни.

Лк.18:36–37. «Слышав же народ мимоходящь, вопрошаше: что убо есть сие? Поведаша же ему, яко Иисус Назарянин мимоходит.»

Совершенно сей человек был слеп. Ибо не видел ни Иисуса Христа, ни множества народа, проходящего тем путем, где он сидел; но только шум и вопль народа, следовавшего за Христом и сим путем проходящего, услышав, вопрошал: «что есть се?» Находящиеся же близ его сказали ему, яко Иисус Назарянин мимоходит.

Лк.18:38–39. «И возопи, глаголя: Иисусе Сыне Давидов! помилуй мя. И предъидущии прещаху ему, да умолчит: он же паче множае вопияше: Сыне Давидов, помилуй мя!»

Виждь веру, ревность и твердость духа. Веровал он, что Иисус Христос может просветить очеса его. Почему узнав, что Сей мимо ходил, немедленно с горячностию духа и великою ревностию велегласно возопил: «Иисусе Сыне Давидов, помилуй мя!» Был, как видно, научен предсказаниям святых Пророков, по которым Спаситель мира должен был родиться от дома и поколения Давидова. Веруя же, яко Иисус Христос есть Тот Самый, Которого Пророки предвозвестили, с великим упованием воззвал: «Иисусе Сыне Давидов, помилуй мя!» И хотя проходящие запрещали, и повелевали ему молчать; однако он, непреклонным пребывая в вере и уповании и ревности духа своего, «паче множае вопияше: Сыне Давидов, помилуй мя!»

Лк.18:40–41. «Став же Иисус, повеле привести его к Себе. Приближшужеся ему к Нему, вопроси его, глаголя: что хощеши, да ти сотворю? он же рече: Господи, да прозрю.»

Услышал Богочеловек сожаления достойный слепцев глас; услышал сие: «помилуй мя, Сыне Давидов!» Посему остановился и не пошел вдаль, став же, повелел слепца привести пред Себя. Когда же поставили слепца близ Его, вопросил тогда: «что хощеши, да сотворю ти?» Слепец же ответствовал: Господи! желаю просвещения очес моих; сего хощу от Тебя, да отверзешь очи мои и прозрю. Но ужели Богочеловек не знал, что было желательно слепцу? Да не будет! Он, яко истинный Бог, и сокровенные человеческие сердечные помышления ведал, что показал тогда, когда открыл помышления учеников Своих, мыслящих в себе и говорящих: «яко хлебы не взяхом» (Мф.16:7); подобно и когда обличил помышления книжников, размышляющих и мневших в сердцах своих: «что Сей тако глаголет хулы?» (Мк.2:7) Вопрошал же слепца, во-первых, для того, да покажет, что для всякого благого дела нужно есть втечение и человеческого произволения; во-вторых же, да все предстоящие, слыша из уст самого слепца о слепоте его и о прошении просвещения очес, никакого бы не имели подозрения о чудесном его исцелении; в-третьих же, да обнаружит, что слепец не другое, но самое им просимое получил. Сим же обнаружилась его и вера. Сей слепец не только был слепым, но и весьма бедным, ибо седя на пути просил милостыню; а следовательно, предстоящим не не можно было сомневаться в том, что слепец взывая: «Сыне Давидов, помилуй мя!» не просвещения просил от Иисуса Христа, но милостыню, так как и от других тамо мимоходящих. Вопросом убо Своим и ответом слепца о прошении просвещения отъял всякое подозрение и показал всем веру его во Христа.

Лк.18:42–43. «Иисус же рече ему: прозри, вера твоя спасе тя. И абие прозре, и во след Его идяше, славя Бога. И вси людие видевше, воздаша хвалу Богови.»

Просвещение слепца есть особенное доказательство между многими другими, что Иисус Христос есть истинный Бог. Ибо кто другой единым токмо повелительным словом может отверзнуть слепого очеса и просветить его, кроме единого токмо всемогущего Бога? "Прозри"! сказал. Се глас всемогущий, се глас Божественный! Тот, Который сказал: «да будет свет», и бысть тогда же свет, – есть истинный Бог и Создатель. И Сей сказал: "прозри"! и абие "прозре". Виждь же и сие, как Богочеловек, по обычаю Своему относя чудо не к чудотворной Своей силе, но к вере слепого – «вера твоя спасе тя», научил бегать тщеславия. Исцелившийся же слепец, чувствуя величество благодеяния, явил благопризнательность свою, прославил Бога и последовал за благодетелем своим Иисусом. Не только же сей, но и народ, видя преславное чудо, прославил и восхвалил Бога.

Беседа о препятствующих во благих предприятиях

Видим мы в истории нынешнего Евангелия один грех, который хотя кажется мал и неважен, однако ж есть весьма великий и со многим вредом сопряженный для человеков. Верует слепец, яко Иисус Христос есть светоподатель и всемогущий; но поелику не имеет очес, да Его узрит и, пришед, падет при ногах Его и попросит Его о своем исцелении, взывает велим гласом: «Иисусе Сыне Давидов, помилуй мя!» Но народ, грядущий купно с Иисусом Христом, не токмо не содействует в сем достойном сожаления деле, но еще и препятствует всячески. О злонравный народе! Ты ли вместо того, чтобы немедленно приити, и взяв за руку слепца, поспешествовать ему и привесть пред Господа, поносишь его, воспящаешь и повелеваешь молчать? «И предъидущии прещаху ему, да умолчит». Нечестивые! если вы, по злонравию вашему, не хотите быть причастниками сего благого дела, – по крайней мере, молчите и не препятствуйте прещениями вашими. Вот, братие, какая есть человеческая злость: находятся такие люди, которые не только не содействуют, но и воспящают в благих предприятиях! И сей есть грех великий и зловредный. О сем да будет мое слово.

Многие суть причины сего греха: нерадение, безрассудность, зависть, недоброжелательство, тщеславие, негодование, славолюбие и другие бесчисленные страсти. Многоразличные бывают также и посредствия: совет, обличения, осмеяние, осуждение, угрозы, запрещения, отвлечения, и самые случаи служат иногда к сему; ибо сей грех имеет место и при начале, и при конце благого дела.

Приходит Анна, матерь Пророка Самуила, во храм Господень и, став пред Богом, проливает молитвы умственно, в сердце своем. Илий же священник, узрев, что уста ее хотя двизались, но гласа не было слышно, почел оную за пьяную; почему обличает сию и изгоняет из храма. «И рече ей Илий: доколе пияна будеши? отъими вино твое, и иди от места Господня» (1Цар.1:14). Илие! почто порицаешь Анну яко пьяницу? Почто сию изгоняешь из храма? Или ты для того почитаешь сию пьяною, что зришь предстоящею пред Господом благоговейно и благочестиво, и что хотя уста движутся, но гласа оной не слышно? Для того ли изгоняешь из храма оную и воспящаешь ей творить добродетель? Откуда таковая злоба? Без сомнения, сего виною суть невнимание и безрассудность. Если бы Илий внял, и прямыми очами воззрел: не не приметил бы сию молящуюся молитвою внутреннею, умственною и непорочною; что явствует из того, что когда Анна ответствовала так: «вина и пиянства не пих, но изливаю пред Господем душу мою» (1Цар.1:15); то он тогда раскаялся и тогда же пременил поношение на доброжелательство, и гонение на благословение. "Иди", сказал, «с миром: Бог Израилев да даст ти все прошение твое, еже просила еси от Него» (1Цар.1:17). И так видно теперь, что причина греха Илиева есть невнимание от последствия, поношение и гонение: случай же есть то самое время, в которое Анна совершала слово Божие.

Коликочастно и вы, священницы Божии, подвержены бываете греху Илиеву, и так как он, препятствуете другим изливать молитвы? Некоторые из христиан, благочестием возбуждаемые, приходят в церковь прежде общего последования, или остаются в церкви по окончании общего Богослужения, да наедине помолятся: но вы, нимало не рассуждая о тяжести сего греха, и не укрепляясь терпением, почитая оных за лицемеров, гневаетесь на них и прогоняете, если суть убогие и невластные, понося и говоря: христианине, престань, иди в дом твой, ибо мне не досужно и должно отпирать и запирать церковь в известные часы. А хотя те с кротостию и благоговением умоляют вас, но вы не изменяете, так как Илий, намерения своего, но непрестанно гневаетесь на тех. Таковый же поступок несть ли подобен тому, за который Господь наш книжников и Фарисеев проклинает? «Горе вам, книжницы и фарисее лицемери, яко затворяете царствие небесное пред человеки: вы бо не входите, ни входящих оставляете внити» (Мф.23:13). Человек! сам ты не молишься, как должно: почто же молящимся препятствуешь?

Проповедуют Богоносные Апостолы веру во Христа, утверждая слово проповеди преславными чудесами, творимыми своими руками (Деян.5:12): почему и веруют достойные сосуды приятия небесного бальзама веры. Во един день обратилось в веру душ яко три тысячи, и паки в другой день яко тысяч пять (Деян.2:41, 4:4). Но начальницы и старейшины, книжники и Архиереи, Анна и Каиафа, и все бывшие от рода Архиерейского, собравшись и совет сотворивше, всячески стараются воспрепятствовать в сем великом деле спасения. Откуда же таковая злоба? Зависть и страх причиною сему были. Зависть воспалило прославление имени Иисуса Христа и народ, последовавший Апостолам и их прославлявший; страх же порождала совесть за беззаконие, которое учинили они, пригвоздив на кресте безгрешного Иисуса. "И хощете", говорили Апостолам, «навести на ны кровь человека Сего» (Деян.5:28). Но вот и посредствия, которыми воспящали они проповеданию дела спасения. Во-первых, угрожали им прещением, и говорили: «да запретим има ктому не глаголати о имени сем ни единому от человек» (Деян.4:17). Потом видя, что угрожения их были недействительны, ибо Апостолы без всякого страха благовествовали Христа, – употребляют для сего казни, взяв, то есть, Апостолов, заключили их в темницу: «и возложиша руки своя на Апостолы, и послаша их в соблюдение общее» (Деян.5:18). Но поелику и сим не успели, – ибо Ангел Господень вывел Апостолов из темницы и они, вшедше во храм, паки дерзновенно научали народ, – новое нечестивые вымышляют препятствие. Согласились умертвить Апостолов: «и совещаша убити их» (Деян.5:33); но и в убийстве воспрепятствовал советом своим Гамалиил. Били наконец их, и запретили им не проповедывать имени Иисуса Христа: «и призвавше Апостолы, бивше запретиша им не глаголати о имени Иисусове» (Деян.5:40).

Внемлите, начальницы, правители, учители, Архиереи! да не когда, узрев вам подчиненных, творящих добродетель, которой вы сами чужды есте, и почитаемых за то людьми, позавидуете им, предавшись же в плен зависти, начнете угрожать и гнать их. Внемлите, да не когда, узрев мир обожающий подвластных ваших, почитающий их и последующий им ради украшающего их преимущества и добродетели, боясь, да добродетель, возмужавши, тех возвысит, вас же обесславит, начнете страхом помраченные всячески презирать их, отвращать от того и препятствовать им в делах Божиих. Горе вам! тогда уподобитесь начальникам и старейшинам Иудейским, книжникам, Анне и Каиафе, которые, противляясь Богу, гнали и мучили Апостолов, делателей добродетели.

«Да не обротиши вола молотяща» (Втор.25:4): слова Господни. Что же сие означает? Или Бог печется о волах? «Еда о волех радит Бог (1Кор.9:9) Не о волах молотящих говорит Бог, но о людях, творящих добродетель: «да не обротиши вола молотяща». Сей глас есть глас Вседержителя Бога, есть повеление всемогущего Творца твари: «да не обротиши вола молотяща». Так не притесняй, не угнетай, нимало не препятствуй человеку, делателю благого дела: но помогай, повелевай, содействуй ему, сколько можешь. «Да не обротиши вола молотяща»!

Вот как Апостол Павел описывает тех, которые бывают препятствием в добродетельных делах, вот как их называет и какого осуждения поставляет их виновными! Ибо из сего не только будет видна важность греха, но и страх возродится, имея в виду казнь Божию для таковых преступников. Сей преславный Божий Апостол, достиг с Варнавою в Кипр, пришли в один град, называемый Пафа. Тамо правитель града Сергий Павел анфипат, муж разумный, призывает сих двух Апостолов, да от них услышит слово Божие и просветит душу свою. Но человек некий, лжепророк Иудейский, именем Елим, волхв, всячески старался, да развратит анфипата от веры. О чем узнав Павел, воззрев на Елима, тако сказал: «о исполненне всякия льсти и всякия злобы, сыне диаволь, враже всякия правды! не престанеши ли развращая пути Господни правыя?» (Деян.13:10) Вот коль страшные суть слова! Знать же надобно, что сии слова не Павловы суть слова, но слова Святого Духа; ибо Павел, как пишется в Деяниях Апостольских, сказал сии, «исполнившися Святаго Духа» (Деян.13:9). А что каждый, препятствующий в добре, есть исполнен всякой льсти и всякой злобы и есть враг всякой правды, известно есть, и никакого не требует доказательства: что же таковый есть еще и диавольский сын, сие кажется странным и неудобопонятным; и самым делом есть странно и неудобопонятно, однако весьма справедливо и истинно.

"Вы", сказал Спаситель Иудеям, «отца вашего диавола есте, и похоти отца вашего хощете творити» (Ин.8:44). Чего же хотел диавол, узревши человека сотворенным, и в рае славы посажденным? Хотел отвратить его от повиновения к Богу. И что учинил ему? Обольстил его, и совратил с добродетельного пути. Убо кто желает препятствовать человеку в добрых делах, имеет таковый отцем диавола. Благомудро убо духоносный Павел назвал Елима сыном диавольским; ибо Елим творил похоть отца своего, то есть диавола, препятствуя и развращая анфипата от веры. поелику же Елим был сын диавола, того для Апостол и проклял его, так как прежде Бог проклял отца его. «Проклят ты», сказал "Бог змию" (Быт.3:14), сущему отцу Елима, диаволу. «И ныне се рука Господня на тя, и будеши слеп не видя солнца до времене» (Деян.13:11), сказал Павел Елиму, сыну диавола. И коль преславное чудо! Тогда же явился совершенно слеп Елим, и блуждая, требовал вождей: «внезапу же нападе нань мрак и тьма, и осязая, искаше вожда».

Но да уверишься, что Павел не по другой какой причине назвал Елима сыном диавольским, как только потому, что он старался воспрепятствовать анфипату в добродетели и спасении, посмотри также на Апостола Петра: он когда услышал, что Иисус Христос предсказывал ученикам Своим о том, что Ему должно будет идти во Иерусалим, и много пострадать, и убиту быть от старец и Архиерей, и в третий день воскреснуть, представши пред Него, стал советовать противное Ему: Господи, говорил, помилуй Себя! Господи, не твори сего дела! «И поем Его Петр, начат пререцати Ему, глаголя: милосерд Ты, Господи, не имать быти Тебе сие» (Мф.16:22). Что же на сей, по-видимому, дружеский совет ответствовал Богочеловек? «Он же обращся, рече Петрови: иди за Мною, сатано» (Мф.16:23). Слышите ли, братие: ученика, верховного Апостола, возлюбленного друга, святого мужа, узрев Богочеловек Иисус не о небесном и Божественном, но о земном и человеческом помышляющего, и сим соблазняющего и препятствующего Ему в деле спасения, назвал сатаною. «Иди за Мною сатано: соблазн Ми еси, яко не мыслиши, яже суть Божия, но человеческая».

Чему же научаемся из сих Спасителя слов? Видим, во-первых, не только то, сколько грешит человек, дерзающий и силящийся воспрепятствовать в добродетельном деле; но и также тяжесть сего единого греха на суде праведнейшего Судии. Прочтите все Божественное Писание Ветхое и Новое: узрите в оном различные грешников наименования. Называются грешники беззаконниками, неправедными, развращенными, лицемерами, повапленными гробами, безумными, слепыми, лисами, змиями, порождениями ехидн и подобными сим презрительными именами: но диавол и сатана, кроме ненавистника добрых дел, никаким другим грешником не назван. Единый сей грех отлучает человека от числа человеков, и причисляет его еще в сей жизни в число бесовское. Сей грех превращает человека, возлюбленное Божие творение, в диавола, отступника и богоненавистника. О, коль воистину сие есть страшно и ужасно! Тако треблаженный Павел рассуждая, хотя принес покаяние, хотя обшел вселенную, проповедуя Евангелие и укрепляя Церкви, хотя пострадал паче всякого человека, возвещая имя Иисуса Христа; но поелику прежде, по незнанию и от любви, старался воспрепятствовать в проповедании благочестия, недостойным себя почел и Апостольского имени; почему и устно и письменно признавался: «аз бо есмь мний Апостолов, иже несмь достоин нарещися Апостол». Почему же? «Зане гоних Церковь Божию» (1Кор.15:9). Тако рассуждая, каждый человек не должен ни делом, ни словом, ниже мановением препятствовать творящему добродетель.

Но однако мы ежедневно многих видим таковых, которые падают в сей грех, и грехом сего не почитают. Один христианин, страшась падения греховного, удаляется опасных сообращений, говеет, молится, живет постнически: но другие, лукавые и злые, насмехаясь и ругаясь ему, прохлаждают горячность его и погашают сердечную его ревность, и не понимая тяжести своего греха, осмеивают посмеянием погибельным. Муж бывает препоною жене в молитве, в милостыни, в посте: и напротив, жена нередко воспящает мужу своему в творении добрых дел. Но ни один из таковых не чувствует, сколько грешит пред Богом: все спят, без пробуждения, греховным сном. Часто дети, избирая, якоже Мария, благую часть, желают оставить мир и совершенно прилепиться к Богу, но родители для них являются самыми бесами: воздыхания, жалобы, слезы, нередко гонения, угрожения, принуждения и другие по возможности полагают преграды; напоследок, успев в злом своем предприятии, поступок свой и за малый грех не почитая, радуются и веселятся. Иногда же сродники, либо друзья, либо ближние, или самые даже церковнослужители, либо советом, либо лестию, либо прещениями, либо другими какими способами обротывают вола молотяща, то есть творят препоны делающему благие дела.

Несчастливейший человече! како не содрогаешься, творя таковая? На мирских бранях тот, кто побеждает, имеет прибыль, побежденный же – урон: ты же на сей сатанинской находясь брани, хотя побежденным останешься, хотя победишь, пребываешь в злополучии, а паче много страждешь, бывая победителем. Ибо если побежденным остаешься мужеством и величеством духа делателя добродетели, и если недействительными бывают твои препоны, грешишь, так как восхотевший и намеревавшийся учинить сие богоненавистное дело; если же победишь, то есть убедишь человека и отвлечешь его от добродетели, не только ты тогда подвергаешься греху, но и тот, так как презревший добродетель по убеждению твоему, а следовательно, сугубо грешишь. Ни Елим, ни Петр не были победителями, ибо анфипат, не повинуясь советам Елима, уверовал во благовествование Павлово. Также Иисус, отвергнув пререкания Петровы, Павловы, благоволил предать Самого Себя на страсть и смерть. И Елим, говорю, и Петр были побежденными, и нимало не успели: однако Елима назвал Павел диавольским сыном, Иисус же Петра – сатаною. Ты убо, побеждая и убеждая человека оставить добродетель, какого названия должен быть достойным? Да и сего названия, – диаволом, то есть, и сатаною, – какое может быть ненавистнее и отвратительнее?

Во-вторых, научаемся из тех слов Господа Иисуса тому, каким образом должно побеждать искусителей, хотящих отвратить нас от творения добрых дел. Зная, что если ты не простишь врагу твоему, ниже Бог простит грехи твои, располагаешься примириться с ним; но о сем узнав друг твой, приходит к тебе и начинает пререкать, говоря: милосерд ты, друже мой! помилуй самого себя, честь твою, фамилию твою. Не имать быти тебе сие, не делай сего; ибо будешь посмеянием людским. Ибо если решишься не мстить врагу твоему, все тебя напоследок удобно презрят и начнут обижать. Бог твой вразумляет тебя тогда не слушаться слов друга твоего. Друг твой не есть тогда друг, но враг души твоей. Не мыслит он «яже суть Божия, но яже человеческая»: есть тогда он для тебя соблазн, является сатаною. Сего для нимало не повинуйся ему, но бывай непреоборимым в деле Божием, и прощай врагу твоему. Говори ему то же, что сказал Господь к другу Своему Петру: «иди за Мною, сатано, соблазн Ми еси: яко не мыслиши, яже суть Божия, но человеческая» (Мф.16:23). Начинаешь ты благоговейно Четыредесятницу, или другие посты: но жена твоя или брат твой, или другой какой сродник твой станут тебя отвращать от сего. Не постись, скажут, так много, ибо расслабеешь и повредишь твое здоровье; вкушай снеди; таковый пост надлежит до монахов. Но ты тогда, зная, что сии, по слову Господню, суть соблазном тебе, и что не мыслят, яже суть Божия, но яже суть чрева, скажи им: «иди за мною сатано!» Не слушайся совета их: таковые сродники, сущие препоною в добрых делах, суть десное око и десная рука, о коих сказал Богочеловек тако: «аще же око твое десное соблажняет тя, изми е, и верзи от себе: и аще десная твоя рука соблажняет тя, усецы ю, и верзи от себе» (Мф.5:29–30). Сии-то домашние суть те самые, о коих Спаситель наш упомянул: «и врази человеку домашнии его» (Мф.10:36).

И друзья, и домашние, и всякого чина и звания человеки, если препятствуют нам в творении Божеских заповедей, враги суть, суть сатанинские орудия. Почему нимало не должны их слушаться, но пребывая непреоборимыми и непреклонными, должны попирать искушения их и соблазны. Мужественнейшего Иова сколько искушали друзья его; однако он пребыл непреклонным в терпении. Сколько его искушала жена его, осмеивая, оплакивая злоключения и жалостно представляя бедственное свое состояние, напоследок же и злословя его: "но рцы", говорила ему, «глагол некий ко Господу и умри» (Иов.2:9), – то есть, рцы худое слово, да окончишь жизнь твою; однако он, яко твердый адамант при ее искушениях, так сказал ей: ты сказала, яко жена безумная и глупая. «Яко едина от безумных жен возглаголала еси: аще благая прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим?» (Иов.2:10) Чем паче искушаемы мы бываем от злых человеков, тем вящие соплетаются нам за добродетель венцы. Посему, чем более сатанинские служители стараются воспрепятствовать нам в добрых делах, тем паче нужно нам ограждать себя терпением в творении добродетели, подражая слепцу нынешнего Евангелия, который чем более был воспящаем от приходящих, тем паче не преставал взывать: «Сыне Давидов! помилуй мя. И предъидущии прещаху ему, да умолчит: он же паче множае вопияше: Сыне Давидов! помилуй мя» (Лк.18:39).



Источник: Никифор Феотокис. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Ч. 2. / Пер. в Казан. Духовн. Академ. — М: Синодальная типография, 1890 г. Сочинено на Еллино-Греческом языке Преосвященным Никифором, бывшим Архиепископом Астраханским и Ставропольским.

Комментарии для сайта Cackle