протоиерей Николай Малиновский

Очерк православного догматического богословия

 ЕлеосвящениеОтдел четвертый. О Боге, как Судии и Мздовоздаятеле

Отдел четвертый. О Боге, как Судии и Мздовоздаятеле

Творец неба и земли, мира видимого и невидимого, указал различные цели своим тварям: свои цели – миру вообще, свои цели – человеку, подчиняющиеся и объединяющиеся в последней высочайшей цели всего сотворенного бытия. Эта последняя цель есть слава Божия, неразрывно соединенная с совершенством и блаженством тварей. Должно наступить время, когда окончательно исполнятся определения Божии о всем мире и роде человеческом. Когда и как это совершается? Разум человеческий во все времена пытался (в естественных религиях и философии) проникнуть за таинственную завесу, которая отделяет настоящее состояние мира и человека от их будущего. Но Божия никтоже весть, точию Дух Божий. Познание о будущих судьбах мира и человека можно иметь настолько, насколько открыто нам об этом Самим Богом. Поэтому только в богооткровенной христианской религии содержится положительное и достоверное учение о последних судьбах мира и человека. Очевидно, также, что оно имеет пророческий характер.

По содержанию своему все это учение, обычно называемое эсхатологией (от έσαχατος – последний, самый отдаленный и λόγος), разделяют на I) учение о Боге, как Судии и Мздовоздаятеле для каждого человека в частности, и на II) учение о Боге, как Судии и Мздовоздаятеле для всего рода человеческого.

I. О Боге, как Судии и Мздовоздаятеле для каждого человека в частности

Бог выполняет Свои цели по отношению к каждому отдельному человеку тем, что, подвергая его телесной смерти, дарует бессмертие душе человеческой, совершает суд, называемый частным, над каждым из умерших тотчас по смерти, на котором определяет временное состояние как праведных, так и грешных, до окончательного определения их судьбы, имеющего последовать на всеобщем суде, по воссоединении души с телом.

§ 174. Смерть телесная и бессмертие души

Жизнь каждого человека необходимо оканчивается телесной смертью: о Адаме еси умирают. По целям и намерениям Творца смерть тела не есть окончательное уничтожение человека, а ведет за собой на некоторое время бытие души без тела, иначе – соединена с бессмертием души.

Под бессмертием души часто разумеют и признают бессмертие лишь в том смысле, что со смертью тела не уничтожается духовное начало (субстанция) в человеке, что оно продолжает жить, но не допускают личного (индивидуального) бессмертия. О такого рода бессмертии, бессмертии просто духовной сущности, говорится обычно в системах пантеистической философии. Но такое бессмертие, в сущности, есть отрицание того бессмертия, в которое все люди верили и верят и которого ожидают, есть уничтожение человека, как личности. Под бессмертием в истинном и собственном смысле нужно разуметь бессмертие не просто духовной сущности, но и всего ее духовного содержания, приобретенного во время связи с телом, бессмертие этой отдельной души, мыслившей, любившей, действовавшей, страдавшей в течение более или менее продолжительной земной жизни. Откровение учит, что бессмертие, даруемое Богом душе человеческой, не есть бессмертие только по ее существу (субстанции), но именно бессмертие личное.

Истина о личном бессмертии и личной загробной жизни души в откровении связана с целым вероучением. Она предполагается учением о человеке, как образе Божием. Богу принадлежит вечное и нескончаемое бытие, а человека Бог создал для нетления и сделал образом вечного бытия Своего (Прем Сол 2, 23). Смерть – явление случайное, временное, простирающееся лишь на тело, но не на душу; душа не могла бы быть образом Божиим, если бы не имела бессмертного назначения. Та же истина предполагается и требуется учением об искуплении: вся вера наша была бы суетна, мы были бы самые несчастные существа в мире, если бы не было бессмертия, если бы мы только в этой жизни надеялись на Христа (1Кор.15:14–19). И вообще действия промысла Божия о человеке могут быть понятными лишь при убеждении в личном бессмертии души.

Но в откровении и в прямых и ясных выражениях утверждается бессмертие человеческой души. Уже самые обозначения телесной смерти, как только изведение души из темницы (Пс.101:8), разрешение ее от уз тела (Филип 1, 23), исход (Лк.9:31; 2Пет 1, 15; Евр.13:17), отшествие (2Тим 4, 6) из настоящего временного мира в другой, вечный (2Кор.5:1), возвращение души к Богу (Еккл.12:7), указывают на ее бессмертие, – по крайней мере в смысле неразрушимости и самостоятельности бытия (против материализма). По словам Спасителя, душа и не может быть лишенной жизни: не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити (Мф.10:28; сн. Лк.12:4–5). Она, следовательно, продолжает существование и по смерти тела. Саддукеям, отрицавшим бессмертие человека, Он говорил: несте ли чли реченнаго вам Богом, глаголющим: Аз есмь Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль; несть Бог, Бог мертвых, но Бог живых. Вси бо Тому (у Него) живи суть (Лк.20:38). Евангельские повествования о явлении во время преображения Господа не только взятого живым на небо пр. Илии, но и умершего, подобно другим, Моисея, которые беседовали с Ним об исходе Его, предстоявшем Ему в Иерусалиме (Лк.9:30–31; Мф.17:3–4), также яснейшим образом удостоверяют в действительности загробной жизни по смерти тела. Сам И. Христос, во всем подобный нам, кроме греха, перед Своей смертью возгласил: Отче! в руце Твои предаю Дух Мой. И сия рек издше (Лк.23:46).

Душа по смерти тела сохраняет все силы и способности, данные ей Творцом, и продолжает жить полной внутренней жизнью, с памятованием о проведенной на земле жизни. Особенно ясно это видно из притчи о богатом и Лазаре (Лк.16:19–31). Евангельский богач, находясь во аде, помнит о своих братьях, говорит о Моисее, ясно представляет свою земную жизнь и сознает, что привело его в это место мучений. Ап. Петр, говоря о сошествии И. Христа во ад, когда тело Его лежало в гробе, указывал, что Господь продолжает жить по духу, т. е. жива осталась Его человеческая душа, которой Он и сущим в темнице духовом сошед проповеда (1Пет 3, 18–20), но проповедь Христа сущим в темнице духовом и принятие ее этими душами предполагает сознательность их загробной жизни.

Итак, земным существованием не оканчивается бытие человека; душа и по отшествии из тела будет продолжать жить личной сознательной жизнью и, следовательно, кроме настоящей жизни, есть еще жизнь будущая, загробная. Само собой понятно, что бессмертие души в последнем своем основании составляет дар милости и благодати Божией. Бог един есть имеяй бессмертие (1Тим 6, 16). Душа человеческая, как не самобытная, подлежит велениям Своего Создателя. «Создавшему возможно уничтожить и бессмертное», – говорит св. Епифаний (Ер. LXIV, 27). Однако и в самой природе души – простой и невещественной, – нечему умирать и разрушаться. Тварный дух не может сам по себе прекратить или прервать свое существование, иначе – умертвить себя. Лишь действие внешней, творческой силы могло бы прекратить бытие души, созданной лишенною задатков к собственному разложению (т. е. с бессмертием натуральным).

Но уничтожение Творцом Своего создания нравственно невозможно. Бессмертие души человеческой, утверждаемое откровением, составляет и требование здравого мышления. Свидетельством тому служат существующие в богословии и философии доказательства бессмертия души. Истина бессмертия души в них выводится из свойств Божиих (т. н. теологические доказательства), из наблюдения над природными свойствами и высоким назначением человека (телеологическое), из присущей человеку идеи правды (нравственное) и всеобщности верований в загробную жизнь (онтологическое).

§ 175. Частный суд

Телесной смертью оканчивается для человека время подвигов и начинается время воздаяния. Вслед за смертью Бог совершает Свой праведный суд, называемый, в отличие от последнего и всеобщего суда, судом частным, на котором назначает загробную участь душам умерших.

Действительность этого суда предполагается учением Писания о различии участи праведников и грешников до времени всеобщего воскресения мертвых. Но находятся в Писании и прямые указания на этот суд. Так, сын Сирахов говорит: удобно есть пред Богом в день смерти воздати человеку по делом его,… (ибо) в скончании человека открытие дел его (Сир.11:26–27). И. Христос засвидетельствовал действительность частного суда в притче о богатом и Лазаре (Лк.16:19–31). Блаженное состояние по смерти души Лазаря и мучительное – души богача предполагают действие Божие, которое решает участь каждого человека умершего, соответственно его нравственному состоянию. Ап. Павел говорит: лежит человеком единою умрети, потом же суд (Евр.9:27), очевидно, непосредственно следующий за смертью человека.

Как происходит частный суд? Писание не говорит об этом. Возможно несколько уяснить себе это, рассмотрев идею суда в применении ее к Богу. Суд имеет две стороны: исследование правоты или виновности судимого и произнесение над ним приговора. Но когда суд совершается всеведущим Богом, для Которого нравственное состояние человека всегда открыто, то первую сторону суда должно понимать в смысле приведения души к сознанию своего нравственного состояния. Это состояние для собственного сознания человека открывается через посредство совести. Совесть судит действия человека и в настоящей жизни. По смерти же, по совлечении одежды тела, пред оком всевидящего Бога, без сомнения, еще яснее и неподкупнее станет голос совести, судящий весь пройденный путь жизни. Через ее посредство на частном суде душа и может быть приведена Богом к сознанию своего нравственного состояния. Точно также и произнесение приговора Существом всемогущим нельзя понимать в смысле объявления душе судейского решения. Изволение Божие есть вместе и действие Его воли, а потому решение всемогущего Судии есть вместе и о блаженствование души или отвержение ее от царства вечной жизни.

Трудно человеку представить такой, отрешенный от всех формальностей человеческого судопроизводства, суд Божий над душами непосредственно по смерти тела. Поэтому с давних пор явилось среди христиан стремление к образному представлению способа совершения частного суда. Это выразилось в сказаниях о мытарствах. Сущность этих сказаний состоит в том, что душа по разлучении от тела должна пройти в воздушных пространствах на пути в небесное царство несколько мытарств (τελώνια) или судебно испытательных отделений (застав), охраняемых злыми духами – мытарями. Здесь падшие духи обличают душу в различных грехах и не прежде пропускают далее, чем сопровождающие душу ангелы докажут чистоту души от названных грехов, или выставят со своей стороны заглаживающие их совершенные душою подвиги добра. При прохождении мытарств каждый грех, каждая страсть будет иметь своих мытарей или истязателей. Души добрые, оправданные на всех мытарствах, по приговору невидимого Судии, возносятся ангелами прямо в райские обители, а души грешные, задержанные на том или другом мытарстве, обвиненные в нечестии, влекутся демонами в их мрачные обители74.

Такой образ представления частного суда, т. е. как прохождение душою мытарств, нигде в Писании прямо в таких чертах не изображается. И древние учители, приводя сказания о мытарствах, видели в нем лишь «слабое изображение вещей небесных» (св. Макарий Егип.) и отклоняли от буквального, чувственного понимания этих сказаний. Однако, они указывали в Писании свидетельства, могущие располагать к принятию некоторых частных положений, содержащихся в сказании о мытарствах. Так, в этих сказаниях указывается, что ангелы добрые и злые окружают душу по разлучении ее от тела и первые готовы бывают препроводить ее к небу, а последние – в место гибели и мучений. И в притче о богатом и Лазаре говорится, что когда Лазарь умер, то отнесен был ангелами на лоно Авраамово, а о богаче замечено: безумне, в сию нощь душу твою истяжут от тебе (Лк.12:20), – истяжут, вероятнее всего, злые и немилосердые духи. В сказаниях о мытарствах утверждается далее, что душа проходит путь к небу и Богу через воздушные пространства, где встречает злых духов. И откровение называет диавола князем власти воздушныя (Еф.2:2), а подчиненных ему духов – духами злобы поднебесной (6, 2). Та мысль сказаний, что душе, оставляющей мир, Богом дается помощь и содействие в деле нравственного самосознания и самоосуждения при посредстве духовных сил света и тьмы, как орудий Его правосудия, также заслуживает глубокого внимания. В послании ап. Иуды есть упоминание о споре архангела Михаила с диаволом относительно тела Моисея; не смея произнести укоризненного суда на Моисея, архангел говорит диаволу: да запретит тебе Господь (9 ст.), т. е. произносить хулы и обвинения на Моисея. Подобным образом и о душе человеческой, по отшествии ее от тела, возможен между духами света и тьмы спор – быть ли ей осужденной на мучения в сообществе злых духов, или быть оправданной для участия в блаженстве в сообществе св. ангелов. Кроме того, Писание представляет всю земную жизнь человека проходящей под таким или иным влиянием бесплотных духов. Тем более естественно обнаружить им такое или иное участие по освобождении души от тела, когда наступает для души время суда и воздаяния. При вступлении души в загробную область участие духовных сил в ее судьбе и их руководство может представляться даже необходимым. «Если мы, переходя из города в город, – рассуждает св. Златоуст, – имеем нужду в руководителях, то тем более будет нуждаться в путеводителях душа, исторгнутая из тела и представляемая к будущей жизни» (Бeс. o Лазаре II, 2).

§ 176. Мздовоздаяние после частного суда. Состояние праведных и грешных

I. Как различно нравственное состояние душ, отшедших из настоящей жизни, так неодинакова и их загробная участь, определяемая правдою Божией на частном суде. Насколько открыто нам в слове Божием о загробном состоянии умерших до всеобщего суда, оно есть состояние ощущения душами блаженства или мучения, хотя и не полного блаженства и не полного мучения, ибо совершенное блаженство или совершенное мучение каждый получит по общем воскресении (Посл. в. п. 18: Кат. 9 чл.). Находясь не в одинаковом, но не в неопределенном состоянии, души «и не в одно и тоже место посылаются» (Прав. исп. 61); они находятся или в раю, или в аду. Православная церковь не признает среднего места или состояния между блаженством и мучением – чистилища.

II. Бог, как праведный Судия, душам праведных вслед за исходом их из этой жизни, дарует блаженное бессмертие, – водворяет в обителях, доставляющих радость и блаженство. Так, в притче о богатом и Лазаре Спаситель показывает, что праведный Лазарь тотчас по смерти отнесен был ангелами на лоно Авраамово, где он, получивший злое в земной жизни, ныне утешается. Пред Своими крестными страданиями И. Христос говорил ученикам Своим: иду уготовати место вам. И аще уготовлю место вам, паки прииду и поиму вы к Себе, да идеже есмь Аз, и вы будете (Ин.14:3). На кресте покаявшемуся разбойнику Господь сказал: днесь со Мною будеши в раи (Лк.23:43). Тайнозритель Иоанн и действительно видел святых Божиих в славе, прежде нежели открыт был последний страшный суд Божий на всю вселенную (Откр.4:4; 6, 9–11; 7, 9).

Блаженное состояние до всеобщего суда святых и всех причтенных Божиим милосердием к их сонму в откровении изображается в таких чертах.

Оно есть состояние покоя или успокоения от трудов. Так, ап. Иоанн говорит: блажени мертвии, умирающии о Господе. Ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих (Откр.14:13). Ап. Павел сравнивает этот покой с тем покоем, какой наступил для Творца по окончании дней творения: вшедый бо в покой Его, той почи от дел своих, якоже от Своих Бог (Евр.4:9–10). Предвидя пророческим взором время своего отшествия, он говорит: подвигом добрым подвизахся, течение снончах… прочее yбo мне соблюдается венец правды (2Тим 4, 7–8). Во всех этих местах земная жизнь человека, в противоположность будущей, изображается как время неустанного труда и подвигов; поэтому и под покоем будущей жизни должно разуметь не только отсутствие всяческих внешних обстоятельств, обременяющих человека в настоящей жизни трудами, заботами, сомнениями и страхами, но и внутреннее спокойствие души, состоящее в полном отсутствии страстей, довольстве своим состоянием, совершенной уверенности в своей принадлежности Христу и в светлой участи в будущем, когда последует полнота воздаяния. Само собой понятно, что этот покой не есть безразличное состояние одного праздного ожидания и бездеятельности, напоминающее глубокий сон, как и покой Божий по окончании дел творения не есть состояние бездействия.

Души святых в загробной жизни, далее, будут находиться в тесном единении с Господом И. Христом, удостоятся особенного приближения к Богу и созерцания славы Его. Сам И. Христос говорил Своим ученикам: поиму вы к Себе, да идеже есмь Аз, и вы будете, и молился о них Отцу Своему: Отче, их же дал еси Мне, хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною, да видят славу Мою (Ин.17:24). Согласно с таким обетованием ап. Павел выражает живую уверенность, что для праведника разрешение от тела образует ступень к более тесному единению со Христом: мне бо еже жити, Христос, и еже умрети, приобретение есть… Обдержимь же есмь от обою: желание имый разрешитися и со Христом быти (Филип 1, 21, 23; сн. 2Кор.5:6–8). Единение с Господом Иисусом соединится и с приближением праведных к триипостасному Божеству: блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Мф.5:8; сн. 1Кор.13:12). Приближение к Божеству, конечно, будет способствовать душам праведных все более и более возрастать в добре (любви) и блаженстве. Они будут удостаиваться, без сомнения, и высших откровений, а через это возрастать в познании истины.

Единение с Господом будет сопровождаться для душ умерших во Христе также общением их с ангелами и между собой. По словам Спасителя, уверовавшие возлягут и, следовательно, будут находиться в ближайшем общении с Авраамом, Исааком и Иаковом (Мф.8:11, Лк.8:28–29). Лазарь был отнесен ангелами на лоно Авраамово. Ап. Павел учит, что все усопшие во Христе с сонмами ангелов образуют Небесную церковь, небесный Сион, град Бога живаго (Евр.12:22–24). Без сомнения, усопшие и узнают друг друга на том свете. Без этого и самое блаженство их не имело бы возможной до воссоединения душ с телами полноты. Евангельский богач, находясь в аду, увидел и узнал Лазаря, бывшего в недоступном для него лоне Авраамовом. Пророческие изображения сошествия во ад царей вавилонского (Ис.14:9–10), египетского (Иезек 32, 21) и ассирийского (31, 16–17) показывают, что находившиеся в шеоле узнавали друг друга, что приложимо, конечно, и к состоянию праведных. Древние учители с полною уверенностью говорили, что по смерти мы будем видеться с близкими нам. «He видевшие здесь друг друга, – говорит св. Ефрем Сирин, – увидятся там, – мать узнает, что это ее сын, а сын узнает, что это его мать» (О страхе Бож. и о последн. суде). «Мы здесь находимся временно, – говорит св. Киприан (в тракт. «О смертности»). Будем благословлять день, который каждого из нас,… восхитив от земли и разрешив от мирских уз, возвращает в рай и царство небесное… Нас ожидает там великое множество любезных нам, ждет многочисленный сонм родителей, братьев, детей, кои, не страшась уже за свою безопасность, заботятся еще о нашем спасении. Увидеть их, – обнять их, – о, какая это радость для них и вместе для нас!»

Место, где будут пребывать души усопших праведников до всеобщего воскресения, в Писании называется раем (Лк.23и 2Кор.12:4), царством небесным (Мф.8:11; 5, 3, 10), царством Божиим (Лк.13:28–29; Мф.6:33; 1Кор.15:50), домом Отца небеснаго (Ин.14:2), горою Сионом, градом Бога живаго, Иерусалимом небесным (Евр.12:22), Иерусалимом вышним (Гал.4:26), небесами (Лк.12:33–34; Евр.10:34). Всеми этими наименованиями мест обитания душ отшедших праведников указывается лишь идея близости праведных душ к Богу и блаженного их единения с Ним, отвлекается мысль от чувственных представлений этого места. Поэтому произвольны догадки и бесплодны усилия географически описать место покоища усопших и искать его в воздушных или планетных пространствах. Царство небесное, куда переселяются усопшие, потому называется небесным, что нет видимого вместилища его на земле, – то совершенно другой мир, отличный от нашего, «Где Христос, там и небо», говорит св. Златоуст. Нам полезнее и необходимее знать, что есть рай, нежели знать, где это место находится.

III. Блаженству праведных совершенно противоположно состояние душ грешных. Их ожидает за гробом осуждение, печаль и скорбь. Спаситель говорит всем Своим последователям: не убойтеся от убивающих тело, и потом не могущих лишше что сотворити. Сказую же вам, кого убойтеся. Убойтеся имущаго власть по убиении воврещи в дебрь огненную (Лк.12:4–5). В притче о богатом и Лазаре, душа грешника богача представлена тотчас по смерти поступившею в ад и там подвергшеюся мучениям. В беседе с иудеями Спаситель говорит, что они не взойдут на небо (Ин.8:21), потому что, не веруя в Него, умрут грешниками (23–24 ст.), – грешнику, рабу греха, нельзя быть наследником в доме Отца небесного (35 ст.).

Самые мучения грешников в Писании изображаются более отрицательными, чем положительными чертами. Они будут удалены от Бога, – Источника радости и блаженства всех тварей. Это удаление или отчуждение души от Своего Создателя и вместе предощущение вечности своего отвержения от Него есть первое и величайшее из загробных страданий грешников: идите от Мене проклятии (Мф.25:4), говорит Сам Господь, выражая тем, что основа мучений грешников заключается в удалении их от Него. Отъидите оть Мене делающие беззаконие (7, 23). Удаление от Бога, – проклятие Божие есть лишение всех благ, какие обусловливаются единением с Богом, есть смерть души, предназначенной для вечной жизни с Богом и однако неспособной жить истинной жизнью и в единении с Богом.

Души осужденных, далее, не будут и не могут иметь того блаженного покоя, который отличает загробное состояние душ праведных. Так как неподкупный голос совести в загробной жизни пробудится со всей силой, сознание и память будут сохранять и души осужденных, то они необходимо должны испытывать постоянные угрызения совести за свои грехи, которая будет терзать непрестанно, как червь неумирающий (Мк.9:44). В земной жизни грешник еще мог заглушать голос своей совести, находя временное забвение и успокоение в удовлетворении разных похотей и страстей. Но этим путем нельзя заглушить голос совести в будущей жизни, ибо там нет ничего, могущего удовлетворить прежним запросам грешника. Там ни женятся, ни посягают (Мф.17:30), там нет и других плотских потребностей и предметов к их удовлетворению (Лк.12:20; Откр.18:10–14). Отсутствие блаженного покоя в душе, наполняющее ее невыразимым мучением, должно усиливаться, с одной стороны, ведением о блаженном состоянии душ праведников (Лк.13:28; 16, 23), с другой, – сознанием, что и она была предназначена Господом к таковому же блаженству, но лишена его по собственной вине.

Наконец, души осужденных будут находиться в сообществе с другими, подобно им несчастными душами и особенно с злыми духами (1Пет 3, 18). Взаимообщение же грешников как между собой, так и с духами тьмы, при невозможности приблизиться к престолу Божию, ибо пропасть велика утвердися (Лк.16:26), должны еще более уяснять им великую степень нравственного их падения и усиливать тем общее их мучительное чувство.

Место обитания душ умерших грешников в Ветхом Завете называется шеолом. В шеоле, по ветхозаветному учению, находились души всех умерших, как праведных, так и нечестивых (Пс.88:49; Иов.30:23). Те из находившихся в шеоле, которые уверовали проповеди Господа, сходившего душою Своею во ад, были взведены в светлые обители Отца небесного (1Пет 3, 18–20). Но Новый Завет определенно учит, что души умерших, отринутых от блаженного единения со Христом, находятся не там, где пребывают праведники, не в небесных обителях, но в таких, которые соответствуют их нравственному состоянию. Так, об удавившемся Иуде говорится, что он пошел в свое место (Деян 1, 25). Место пребывания душ грешников обычнее называется в Новом Завете адомαδης (от είδω, είδος и ά), т. е. местом, лишенным света, темным (Лк.16:23; Деян.2:51; ср. Мф.11:23; Лк.10:15), также преисподними местами земли (Еф.4:9), преисподнею (Флп.2:10), тьмою кромешною (Мф.22:13; 25, 30, 46), темницею духов (1Пет 3, 18). Нет необходимости понимать под адом только посмертное мучительное состояние душ грешных без указания на пространство, так как душа человека не вездесуща. В неизмеримом пространстве мира не все области бытия качественно одинаковы, и души грешников обитают не там, где праведных, а в худших, – «в местах осуждения и гнева Божия» (Прав. испов. 68).

§ 177. Молитвы церкви за умерших

Мздовоздаяние после частного суда не есть решительное и окончательное, а есть только предвкушение душами полного блаженства или мучения. Для душ несовершенных христиан, умерших в общении с церковью, с верой и покаянием, хотя и не успевших принести плодов, достойных веры и покаяния, по благому устроению Божию, еще возможно освобождение от уз адовых. Православная церковь верует, что божественная литургия, молитвы и милостыни, которые живыми приносятся за усопших, находящихся во аде, «исхищают от уз ада их души» (Прав. исп. 64), «вспомоществуют им к достижению блаженного воскресения» (Кат. 11 чл.), т. е. способствуют им очищаться от грехов, получить от Бога прощение их и переходить в лучшее состояние.

I. Молитвы за усопших есть плод николиже отпадающей любви. Откровение учит, что умершие с верой во Христа и покаянием, хотя и не прияли небесных наград, вместе с нами продолжают принадлежат к одному и тому же телу Христову (Еф.1:23; Кол.1:18) и воздают поклонение И. Христу (Филип 2, 10–11). Как перешедшие в иную жизнь с семенами веры и благочестия, а не ожесточенными во зле, души таковых несовершенных христиан, заключенные во аде, конечно, могут глубоко раскаиваться в грехах земной жизни и стремиться ко благу, к которому были иногда равнодушны на земле. Но собственными силами они не могут освободиться из уз ада. Путь к освобождению от уз ада открыл и проложил Своим крестом Разрушитель ада, изведший оттуда вместе с Собой души, уверовавшие Его проповеди. И ныне Он имеет ключи ада (Откр.1:18), т. е. власть отверзать врата ада и заключать оные, низводить во ад и возводить из него (1Цар 2, 6) тех узников, которые делаются достойными Его милосердия. Следовательно, для спасения усопших от уз адовых со стороны членов церкви Земной остается одно – молить Владыку живых и усопших о милосердии и, не надеясь на одни свои прошения, просить о том же ходатайства пред Ним совершеннейших сочленов церкви Небесной – святых Божиих. Такое обращение с молитвами об усопших так целесообразно и естественно, что оно само собой возникает необходимо в каждой истинно верующей и доброй душе.

Молитвы за усопших и благотворность для них этих молитв предполагаются и наставлениями откровения о молитве вообще. Христиане, движимые любовью, должны помогать друг другу в достижении спасения. Главное средство этой помощи и вместе проявление любви к ближним есть молитва друг за друга. Господь И. Христос, Сам молившийся за всех людей, заповедывал молиться даже за врагов (Мф.5:44). Апостолы увещевают молиться за вся человеки, без обозначения места, где они находятся, времени и обстоятельств, которые они переживают (1Тим 2, 1; Еф.6:18–19; Иак.5:16). Кто нуждается. в молитве, о том и должно молиться. А нуждаются все люди, – как живущие на земле, так и усопшие, ибо умершие, как и живущие, равно для Бога живи суть. И может ли усердная молитва остаться бесплодной для умершего, когда Сам Господь дал верующим обетование: аще что просите от Отца Моего во имя Мое, то сотворю, да прославится Отец в Сыне (Ин.14:13)? Вся, елика аще вопросите в молитве верующе, приимете (Мф.21:22). Ап. Иоанн в частности учит: аще кто узрит брата своего согрешающа грех не к смерти, да просит, и даст (Бог) ему живот, – согрешающым не к смерти. Есть грех к смерти: не о том глаголю, да молится (1Ин.5:16). Под «грехом к смерти» y апостола разумеется такой же грех, как и хула на Духа Святаго, о которой Спаситель говорил, что она не простится ни в сей век, ни в будущий (Мф.12:32). Но все умершие с истинным раскаянием во грехах и верою во Христа свободны от смертного греха уже по тому одному, что они раскаялись, хотя бы и впадали прежде в тяжкие грехи, и, следовательно, молиться за них и можно и должно и молитва может быть благотворной для них.

Дела благотворения, совершаемые по завещанию усопших или в память их, усиливают действенность молитв за усопших, способствуя улучшению их загробного состояния и спасению. Это понятно. Дела благотворения, как дела любви к ближним, не могут не быть угодными Богу. Устами премудрого Сам Бог свидетельствует: милуяй нища, взаим (взаймы) дает Богови (Притч.19:17; сн. Сир.7:10). И. Христос учил, что милостыня, подаваемая ближним, есть даяние Ему Самому: понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе (Мф.25:40). Если же Бог дела любви к ближним готов принимать, как даяние Ему Самому, то, конечно, и мы можем молить Его, чтобы благотворения ближним от лица или имени ближнего, совершаемые во имя Христово, были усвоены Им усопшему, так как сам усопший не имеет возможности в загробной жизни оправдать свое покаяние непосредственно им самим совершаемыми делами любви и милосердия. Молитва при посредстве живой веры сильна сделать их его собственностью. Дела любви и милосердия к ближним могут способствовать блаженному воскресению усопших и через то, что умножают число людей, возносящих молитву о спасении усопшего.

Но особенно и преимущественно имеет благотворное влияние на судьбу усопших принесение бескровной жертвы или совершение литургии за спасение их. На литургии, через погружение частиц хлеба в таинственную Христову кровь, омываются грехи поминаемых живых и мертвых, и Сам Христос есть и «приносяй и приносимый», первосвященник во век, Который всегда жив сый, во еже ходатайствовати о них (Евр.7:25). И можно ли не ожидать прощения и отрады грешнику, когда Сам Сын царев ходатайствует о прощении его грехов?

Есть в Писании положительные свидетельства, что возможно в будущей жизни прощение Господом некоторых грехов, а, следовательно, и соответственное облегчение участи усопших грешников. Спаситель говорил: всяк грех и хула отпустятся человеком, а яже на Духа хула не отпустится человеком. И иже аще речет слово на Сына человеческаго, отпустится ему; а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий (Мф.12:31–32). Словами ни в сей век, ни в будущий ясно показывается, что отпущение некоторых грехов возможно и бывает не только в здешней, но и в будущей жизни, что непростительна лишь хула на Духа Святаго.

Наконец, Писание представляет примеры молитвенного поминовения усопших и благотворительности в память их с целью испрошения им прощения грехов. Так, в Ветхозаветной церкви существовал во все времена обычай преломлять над умершими хлебы (Втор.26:14; Иер.16:17) и при гробах их раздавать неимущим (Тов.4:17), а также по случаю кончины ближних налагать на себя пост (1Цар 31, 13; 2Цар 1, 12; 3, 15), что, конечно, соединялось и с соответственными молитвами. У пр. Варуха находится и образец молитвы за умерших: Господи Вседержителю, Боже Израиля! – взывает он, – услышь молитву умерших Израиля и сынов их, согрешивших пред Тобою, которые не послушали гласа Господа Бога своего… He вспоминай неправд отцов наших (Вар 3, 4–5). Вера в силу молитвы за усопших побудила строгого блюстителя закона и преданий отеческих Иуду Маккавея сотворить молитву за павших в сражении товарищей, да будет совер шенно изглажен содеянный ими (павшими воинами) грех (похищение вещей, посвященных идолам иампийским) и отослать до двух тысяч драхм серебра в Иерусалим, дабы была принесена умилостивительная жертва за грех, да разрешатся от греха (2Мак 12, 42–45).

В Новом Завете указывается, что И. Христос, молясь пред крестною смертью о учениках Своих, молился и о благах для них в загробной жизни, т. е. о том, что составляет предмет и наших молитв об умерших: Отче, хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною, да видят славу Мою (Ин.17:24). Молились о благах будущей жизни и воздаяния за гробом и св. апостолы: да даст Господь, – пишет ап. Павел, – милость дому Онисифора за то, что он многократно покоил меня, и не стыдился уз моих, но быв в Риме, с великим тщанием искал меня и нашел. Да даст ему Господь обрести милость у Господа в оный день (2Тим 1, 16). Если апостол выразительно желает и просит Господа, чтобы Он оказал милость дому Онисифора, то отсюда следует, что сам Онисифор тогда был уже умершим. Апостол просит за него самого: да даст ему Господь обрести милость в оный день, т. е. в день суда. Если же дело действительно таково, то мы имеем здесь апостольскую молитву за умершего.

II. В церкви христианской обычай творить молитвы и прино шение за усопших существует от дней апостольских. Из древних литургий нет ни одной, в которой бы не было молитвы за усопших: находится такое моление и в ныне употребляемых чинах литургий св. И. Златоуста и Василия В. Сохранился этот обычай и в еретических обществах, отделившихся от церкви в древнейшее время, как видно из литургий яковитов, армян, сирийцев, несториан и пр.

III. Верование церкви в спасительную силу молитв церкви за усопших и благотворений в память их имело противников в древности (Аэрий с последователями, в IV в.), имеет их и ныне (в мистико-рационалистическом сектантстве). Отвергла обычай молиться за умерших и реформация XVI в. Правда, сам Лютер не отрицал уместности и благотворности для усопших молитв за них и дел милосердия. В одной из символических книг лютеранства также говорится: «мы знаем, что древние говорят о молитве за умерших, которую и мы не запрещаем» (Apol. conf. art. XXIV. De Missa). Ho такая молитва реформацией не поощрялась и не поддерживалась, и в настоящее время в протестантстве нет обычая совершать общественную молитву за умерших. Допускается и употребляется лишь частная молитва за усопших. Нет закона и обычая совершать общественную молитву за усопших и в англо-американской церкви; не запрещается лишь частная молитва.

Противники учения о молитвах за усопших говорят, что в св. Писании нет ни прямой заповеди о необходимости молитвенного поминовения усопших, ни обетования о прощении грехов усопшим по молитвам за них. Правда, особенной заповеди о молитвах за умерших в Писании нет, но есть общая заповедь о молитвах друг за друга, каковую можно в должно относить и к усопшим членам всегда живого тела церкви. А указываемые в Писании примеры поминовения усопших и апостольское происхождение в церкви обычая молиться за усопших могут заменять прямую заповедь. Что же касается того, что в Писании не выражено прямого обетования о прощении умерших грешников по молитвам живых, то это сделано «всепроницательною премудростью Божией, может быть, для того, чтобы, в надежде на пособие (молитв и благотворений), не обленились живущие ранее телесной смерти со страхом свое спасение соделывать» (м. Филарет).

Молитвы за умерших, возражают далее, будто бы не согласимы и даже противоречат свидетельствам Писания, в которых говорится, что из ада нет избавления и оттуда на небо не преходят, почему евангельский богач, мучившийся во аде, сколько ни просил Авраама облегчить ему страдания, получил отказ», с другой стороны, – Писание свидетельствует: лежит человеку единою умрети, потом же суд, и что на суде Бог воздает коемуждо по делом (Рим.2:6), почему молитвы за умерших не могут изменить их состояния. Но что для находящихся во аде возможно избавление от уз адовых, это видно из того, что Спаситель нисходил по смерти душой Своей во ад, яко Бог, и извел оттуда души уверовавших Его проповеди, а также из случаев воскрешения мертвых. Из притчи о богаче и Лазаре видно лишь, что находящиеся во аде сами собою не могут испросить у Бога избавления из ада и что оно невозможно для таких, каков евангельский богач, но отсюда не следует, что оно невозможно и для всех. Для надлежащего понимания выражения притчи о грешниках, что они не переходят из места мучений в лоно Авраамово, необходимо еще иметь ввиду, что как на небе обители мнози суть (Ин.14:2), так, без сомнения, и во аде есть различные обители (2Цар 4, 32; 35, 41), соответственно не одинаковому нравственному состоянию усопших, и тогда как из одних обителей, где находился и евангельский богач, нет перехода на небо, в других, где находились и ветхозаветные праведники до самого пришествия к ним Христова, где могут находиться и души умерших с верой и покаянием, такой переход возможен. Что же касается приводимых свидетельств Писания о суде над человеком по смерти и мздовоздаянии, то нужно различать суд частный, бывающий по смерти каждого человека, и суд всеобщий и последний, имеющий быть при втором пришествии Христовом, равно и воздаяние после частного суда и воздаяние после всеобщего суда. На последнем суде будет определена окончательно и на вечные времена участь всех людей. После этого суда уже не будет места никакой сторонней помощи и всякая молитва о ближних будет недействительна. Но воздаяние после частного суда не есть еще окончательное и решительное.

Непонятно, говорят, как действие молитв церкви может простираться так далеко, – на жильцов загробного мира? Это, конечно, правда, но отсюда еще не следует, что молитва церкви не может изменять состояние усопшего. Для нас, непонятно и действие молитвы человека живущего на другого живущего, – особенно, если молитва приносится за отсутствующего. Однако уместность и благотворность таких молитв всеми верующими признается. Так и усопшие, за которых церковь молится, несмотря на видимое удаление от нас, принадлежат к одному и тому же телу Христову, в котором между членами не может не сохраняться сочувствия и взаимного влияния.

Выставляют иногда и такое недоумение против молитв за усопших: если церковь молится за всех с покаянием скончавшихся и ее молитвы сильны и действенны, то все, за кого она молится, спасутся и никто не лишится блаженства? На это недоумение ответим словами св. И. Дамаскина. «Пусть так, и о, если бы сие исполнилось! – говорит св. отец (в «Сл. об усопших»). Ибо сего-то и жаждет, и хощет и желает, о сем радуется и веселится преблагий Господь, да никто не лишится божественных даров Его».

IV. При рассуждениях о молитве за усопших часто ставят еще такой вопрос: за всех ли умерших можно и должно молиться с надеждой на силу молитв, или не за всех? Общий ответ на вопрос о спасительности возносимых за усопших молитв может быть один: в воле Божией находится – принять или не принять молитву за тех или иных из усопших. Нужно лишь памятовать, яко у Господа милость и многое у Него избавление (Пс.3:29, 6). Что же касается того, за всех – ли усопших можно и должно молиться, то церковь, как определенное общество верующих, которое имеет свои строго очерченные границы, свой особый устав и правила (дисциплину), свои цели, может возносить общественную или всенародную молитву лишь за тех из усопших, которые при своей жизни находились и умерли в общении с церковью. На этом основании со времен глубокой древности возносится церковно-общественная молитва лишь «о иже в вере почивших праотцех, отцех, патриарсех, пророцех, апостолех, проповедницех, евангелистех, мученицех, исповедницех, воздержницех и о всяком дусе праведнем, в вере скончавшемся». Но не совершает и не может совершать церковь заупокойной общественной молитвы ни за тех, которые никогда не принадлежали к церкви и не имели веры в Искупителя, – за умерших язычников, иудеев и магометан (Мк.16:16), ни за тех, которые при жизни явно и сознательно отпали от церкви и умерли вне общения с нею в вере и таинствах, каковы; отступники от христианства, явные хулители Бога, Его церкви и таинств (Евр.10:26–29; сн. 6, 4–6), разного рода еретики, раскольники и сектанты и вообще все те, к которым относятся слова Спасителя: аще кто преслушает церковь, буди тебе, якоже язычник и мытарь (Мф.18:17). Наконец, не совершает церковь молитв и за вольных самоубийц, ибо царствие Божие силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф.11:12). Но не отказывает церковь в своей молитве тем из самоубийц, которые лишают себя жизни в душевном расстройстве и безумии, но не в грехе отчаяния (Тимоф. Ал. Кан. ответ. 14).

В частности, нередко ставят вопрос: позволительна ли церковно-общественная молитва по чинопоследованиям православной церкви по усопшим инославным христианам, каковы, напр., р.-католики и протестанты. В нашей Русской церкви, в согласии с практикой Греческой церкви и на основании относящихся сюда канонических постановлений древне-вселенской церкви (напр. ап. пр. 10, 45 и 46; Лаод. 6, 9 и 33; Ант. 2 и др.), действующими распоряжениями Св. Синода дозволяется православным священникам, когда нет вблизи иноверных священников (ксендзов и пасторов), провожать тела умерших инославных христианских исповеданий (р.-католиков и протестантов) в церковном облачении и опускать в землю при пении стиха «Святый Боже», но «православное духовенство не имеет права отпевать таковых по чинопоследованию православной церкви; тело умершего иноверца, христианского исповедания, не может быть вносимо перед погребением в православную церковь, полковое православное духовенство по таковым чинам (воинским) не может совершать домовых панихид и включать их в церковное поминовение» (Опр. Св. Син. 1847 г.; ср. опред. 1904 г.).

Запрещение церковно-общественной молитвы за усопших христиан иноверцев многим кажется происходящим от недостатка веротерпимости и любви к ближним, свидетельством безучастия к скорби тех из православных же, которые желали бы в православной молитве по усопшем иноверце найти для себя христианское утешение. Но «не должно, – говорит св. Григорий В., – заключать мира во вред учению истины, уступая что-нибудь ради славы именоваться снисходительными» (Сл. 42). Заповедь о любви к ближним церковь исполняет: она молится за всех людей, кто бы они ни были, – иноверные ли, совсем ли непросвещенные светом Христовой веры, или пребывающие в расколе и ереси, – молится, «чтобы они обратились к вере православной прежде конца своей жизни» (Пр. исп. 9; сн. Карф. 66). Но лишь только не принадлежащие к истинной церкви Христовой души отходят в мир неземной, церковь всецело предоставляет их домостроительству правосудия и милосердия Божия, ибо, по слову ап. Павла, внешних судит Бог (1Кор.5:18). Не совершая о них общенародной молитвы, церковь, таким образом, не обрекает их на вечное осуждение и погибель. Недопущение же ею церковно-общественной молитвы по христианине-иноверце происходит не от недостатка любви к ближним, а потому, что ни одна церковь не может допустить общения лиц, к ней принадлежащих, с последователями иных вероисповеданий в таинствах и религиозных обрядах без отрицания самой себя. Допустить безразличие в церковном общении между людьми разных исповеданий со стороны церкви значило бы самим делом признать, что для спасения безразлично, к какой бы церкви, к какому бы вероисповеданию христианин ни принадлежал. Проповедь о столь полном безразличии в делах веры (религиозном индифферентизме), очевидно, была бы не выражением любви к ближним, а холодно равнодушным попустительством, только прикрывающимся именем христианской любви.

Наконец, содержание заупокойного богослужения с установленными православною церковью обрядами показывает, что было бы ложью совершение общецерковных заупокойных служб по иноверцам. Самый чин погребения, как и все заупокойные наши моления, составлен на основании догмата, что церковь молится за верного раба Божия, за члена Божией церкви.

Загробная участь младенцев. – Православная церковь исповедует блаженною участь тех из похищаемых смертью младенцев, которые омыты водою и Духом в крещении и прияли Св. Духа в миропомазании (Посл. в. п. 16). К ним в особенности относятся слова Спасителя о детях: таковых бо есть царствие Божие. В молитвах и песнопениях чина погребения младенцев они, как омытые водою и Духом, представляются участниками небесных благ. Что касается степени их блаженства, то, конечно, оно сообразно со степенью вместимости небесных благ скончавшимися в младенчестве и детстве, могущей возвышаться по мере раскрытия их природных сил. Крайностью было бы отождествлять их степень блаженства со степенью блаженства добродетельных взрослых (см. у Григория Нис. О младенцах, похищаемых смертью).

Но какова загробная участь тех из умирающих младенцев, которые не были крещены, конечно, не по своей вине, и которые, следовательно, повинны лишь в том, что они родились чадами гнева Божия по естеству (Еф.2:3), т. е. с наследственным грехом? На этот вопрос можно отвечать лишь предположительно, имея ввиду, что как правосудие Божие непостижимо и беспредельно, так и милосердие Его непостижимо и беспредельно. Душа, которая несет на себе только прародительский грех, конечно, не будет у Бога сравнена с душой, которая своевольными грехами делает себя достойной осуждения. Естественно, также, думать, что если осуждение есть неотъемлемое свойство первородного греха, то некрещеные младенцы не могут принять с самого начала участия в блаженстве возрожденных младенцев. В царство Божие не может войти ничто нечистое, a естественная нечистота остается в умирающих без крещения. Останется ли будущая жизнь младенца на этой первоначальной ступени, или же души младенцев, постепенно совершенствуясь, могут достигнуть полной меры блаженства, это составляет для нас глубокую тайну. Из древних учителей св. Григорий Нисский отвечал на этот вопрос утвердительно, а блаж. Августин, напротив, писал: «никакого вечного спасения помимо крещения Христова пусть не обещается младенцам: не обещается оно им и св. Писанием»; наследственная похоть, как грех в собственном смысле, «делает младенцев некрещеных виновными и, как чад гнева, хотя бы младенцы умерли, влечет к осуждению». (De рeсс. merit. et. rem.). По тому же вопросу св. Григорием В. был высказан такой взгляд: «дети тогда начинают подлежать ответственности за жизнь, когда и разум придет в зрелость и уразумеют они таинство (потому что за грехи неведения не взыскивается с них, по причине возраста)». Следовательно, личной ответственности дети не несут, подобной с ответственностью взрослых. Но «не всякий, недостойный наказания, достоин уже и чести; равно как не всякий, недостойный чести, достоин уже и наказания». Поэтому «лучше без сознания освятиться, нежели умереть незапечатленным"… «Немалая опасность» – умереть «родившись для одного тления и не облекшись в нетление» (Сл. 40).

§ 178. Р.-католическое учение о чистилище

Р.-католическая церковь ввела в свои верования о посмертной судьбе человека в качестве обязательного члена веры (догмата) учение о чистилище (purgatorium). Чистилище в загробной жизни есть среднее между раем и адом место (locus) или среднее между вечным блаженством и вечными мучениями состояние (status), в которое отходят и в котором пребывают души христиан, умирающих в мире с церковью, т. е. получивших в таинстве покаяния разрешение смертных грехов, но не успевших принести за них должного удовлетворения (satisfactio) божественному правосудию (в виде временных скорбей жизни, епитимий), а также повинных лишь в грехах легких, простительных (не смертных), в которых почему-либо не принесли покаяния. Все, имеющие такой долг, временно, на пути к небесному отечеству, задерживаются в чистилище, где и приносят удовлетворение за свои грехи, претерпевая разнообразные мучения, как временные наказания, до тех пор, пока не уплатят своего долга «до последней полушки». После же этого полного удовлетворения они переселяются в рай. Продолжительность и тяжесть чистилищных мучений соответствуют мере виновности перед Богом усопших. Мучения в чистилище могут быть облегчаемы и время пребывания душ в этом состоянии сокращаемо посредством молитвы и благотворений живущих людей, приношений бескровной жертвы, особенно на привилегированном алтаре. Они могут быть даже совершенно освобождаемы от своих наказаний через усвоение им искупительных заслуг Спасителя и сверхдолжных дел святых посредством индульгенций (Conc. Trid. Sess. XXV. Decr. de purgat. Sess. XXII, c. 2).

Учение о чистилище, очевидно, стоит в теснейшей связи с учением об удовлетворении Богу со стороны человека. С признанием несостоятельности учения об удовлетворении падает и учение о чистилище, единственно для того и существующем, чтобы грешники приносили удовлетворение Богу за свои грехи, терпя в чистилище наказания за них. Но и само в себе учение о чистилище содержит ложные положения.

Так, утверждение, что будто бы есть среднее место или состояние между местом и состоянием радости и блаженства и местом скорби и мучений для душ умерших, – чистилище, не имеет оснований в откровении. В св. Писании говорится лишь об аде и рае, небе и преисподней, куда отходят души умерших (напр., в притче о богатом и Лазаре). Благоразумный разбойник, по требованиям р.-католического учения, должен бы подвергнуться чистилищным наказаниям, а Господь говорил ему: днесь со Мною будеши в раи. Далее, представлять освобождение из чистилища и переход в обители святых происходящим лишь вследствие понесенных в чистилище наказаний, значит представлять освобождение душ из чистилища делом (процессом) чисто механическим, подобным, напр., тому, как преступник освобождается после известного числа лет от тюремного заключения, ссылки и т. п., потому лишь, что пробыл в ссылке или тюрьме назначенный судом срок, совершенно независимо от того, исправили ли его тюрьма или ссылка. Но такая, чисто внешняя, юридическая мерка не приложима к религиозно-нравственной жизни. Наконец, если души, заключенные в чистилище, могут быть освобождаемы от своих наказаний посредством применения к ним полной индульгенции, то папы, которым будто бы принадлежит право давать индульгенции и находящимся в чистилище, могли, если бы захотели, уничтожить чистилище посредством своих полных индульгенций. Выходит, таким образом, что чистилище излишне, или, если и существует, то по вине пап75.

II. О Боге, как Судии и Мздовоздаятеле для всего рода человеческого

Настоящее состояние мира и наблюдаемый порядок вещей как в мире нравственном (раздвоение между духом и плотью, смешение добра и зла, истины и лжи), так в мире вещественном (явления физического зла), не могут продолжаться в бесконечность. Это недопустимо и по суду здравого мышления. Откровение же положительно удостоверяет, что в будущем действительно последует всеобщее изменение настоящего порядка вещей. Оно учит, что приидет день – последний день (έσχάτη ᾿ημέρα) для всего рода человеческого (Ин.6:39, 40, 44–54; 11, 24; 12, 48), и вместе день кончины века и мира (Мф.13:39), – день, установленный Богом, в онь же хощет Он судити вселенней в правде (Деян.17:31). В этот великий день (Деян.2:20; Иуд 6) приидет с неба Господь И. Христос во славе Своей и с Его пришествием последуют: всеобщее воскресение мертвых и изменение живых, кончина видимого мира, суд Божий над всеми разумно свободными существами с его последствиями – кончиной благодатного царства и открытием вечного царства славы для одних и вечного наказания для других. Тогда исполнятся определения Божии о всем мире и о роде человеческом.

§ 179. Неизвестность времени второго пришествия Христова. Признаки Его пришествия

I. Окончательное исполнение определений Божиих о роде человеческом и о всем мире откровение соединяет со днем второго пришествия Христова. На вопрос о том, когда последует это пришествие и кончина мира, Господь ответил Своим ученикам: о дни же том и часе никтоже весть, ни ангели небеснии, токмо Отец Мой един (Мф.24:36). После, перед вознесением на небо, на вопрос апостолов же: Господи, аще в лето сие устрояеши царствие Израилево? Он ответил им: несть ваше разумети времена и лета, яже Отец положи во Своей власти (Деян.1:7). Ап. Павел о времени этого пришествия замечает: о летех и временех, братие, не требе (нет нужды) вам писати: сами бо вы известно (достоверно) весте, яко день Господень, яко же тать в нощи, тако приидет (1Сол 5, 1–2; ср. 2Пет 3, 10). Ввиду неизвестности для людей дня и часа второго пришествия Господа для суда над миром, Спаситель научал: бдите убо, яко не весте, в кий час Господь ваш приидет (Мф.24:42).

С указанием на неизвестность дня и часа второго Своего пришествия, Спаситель соединяет указание на неожиданность этого пришествия для большинства людей. В онь же час не мните, Сын человеческий приидет (Мф.24:44; сн. Лк.21:36), и еще: якоже бысть во дни Ноевы, тако будет и пришествие Сына человеческаго: якоже бо беху во дни прежде потопа ядуще и пиюще, женящеся и посягающе, до негоже дне вниде Ное в ковчег, и не уведеша, дондеже прииде вода и взят вся: тако будет и пришествие Сына человеческаго (Мф.24:37–40). Однако, как потоп наступил неожиданно лишь для людей беспечных, погруженных исключительно в житейские заботы, но не был таковым для Ноя с семейством, так и пришествие Господа не будет неожиданным для людей, не зараженных пороками, ведущими к беспечности. Это потому, что говоря о неизвестности дня и часа Своего пришествия, Спаситель не оставил в совершенном неведении относительно вообще времени наступления великого и страшного дня Господня. Он указал некоторые признаки приближения и наступления времени Своего второго пришествия и кончины века, подобно тому, как указаны были и признаки Его первого пришествия.

II. В общих чертах эти признаки указаны в притче о пшенице и плевелах (Мф.13:23–30). По данному Спасителем объяснению этой притчи (36–43 ст.), до самой кончины мира будут расти вместе пшеница и плевелы, – добро и зло. Кончина мира и соединенное с нею славное пришествие Христово последуют тогда, когда посеянное Сыном человеческим доброе семя, означающее сынов царствия, возрастет до окончательной полноты своей, равно как посеваемые диаволом и его ангелами плевелы тоже достигнут окончательной полноты своего развития. В частности, откровение указывает на два главных признака приближения последнего великого дня: 1) распространение евангелия во всем мире, так что в церковь Христову войдет полное число язычников и даже закоснелые в неверии иудеи привьются к своей маслине, т. е. ко Христу, и вообще развитие добра в избранных, в сынах царствия Божия, и 2) необычайное усиление и распространение зла во всех областях жизни человеческой, даже во внешней природе, и явление антихриста.

1. Второе пришествие Христово и кончина мира последуют не прежде, как проповестся (κηρνχθήσεται) сие Евангелие царствия по всей вселенней, во свидетельство всем языком, и тогда приидет кончина (Мф.24:14). Κηρύσσω (провозглашаю, объявляю, призываю, возвещаю) указывает только на сообщение чего-либо одним другому, без обозначения, воспринято сообщаемое или нет. Поэтому κηρνχθήσεται значит: будет провозглашено, объявлено, сделается известным, т. е. то евангелие царствия Божия, которое проповедовал И. Христос. Радостная весть об этом царстве мира и спасения будет пронесена по всей вселенней (έν ᾿ολη τή οικουμένη), т. е. по всей обитаемой земле, возвещена будет во всех языцех (Мк.13:10). Ho это не значит, что все услышавшие о спасении во Христе примут евангелие; многие из услышавших даже возненавидят евангелие и вооружатся против проповедников его (Мф.24:9). Но оно во всяком случае будет возвещено во свидетельство всем народам, чтобы никто не мог оправдываться пред Богом в своем неверии в Евангелие тем, что не слыхал евангельской проповеди. Тогда именно войдет в церковь, по словам ап. Павла, исполнение язычников (το πλήρωμα των έθνών), т. е. полное их число (Рим.11:25). Когда учение о царствии Божием проповестся по всей вселенней, тогда приидет кончина, – приидет ('ήξει), т. е. приблизится, находится в близком будущем, но не пришла, а насколько близка, об этом не сказано; это остается неизвестным.

Пред вторым же пришествием Христовым совершится обращение Израиля ко Христу. Яснейшим образом о будущем обращении Израиля ко Христу говорит ап. Павел: не бо хощу вас не ведети тайны сея, братие, да не будете о себе мудри, яко ослепление от части Израилева бысть, дондеже (до тех пор, пока) исполнение языков внидет, и тако весь Израиль спасется, яко же есть писано: приидет от Сиона Избавляяй (ό Ρυόμενος – Освободитель) и отвратит нечестие от Иакова! И сей им от Мене завет, егда отыму грехи их (Рим.11:25–27). Ослепление или ожесточение произошло в Израиле от части (άπο μέρους). От части может значит в речи апостола, что ослепление в Израиле произошло не навсегда, а только на определенное время, или что не все подверглись этому ослеплению, ибо среди них и из них есть и верующие (11, 7 и 17 ст.), или то и другое вместе. В предназначенное время окончится ослепление Израиля и весь Израиль (πάς Ίσραήλ) спасется, т. е. вступит в церковь Христову. Слова: весь Израиль спасется, без сомнения, указывают на то, что Израиль обратится ко Христу целым народом, в большинстве своем (сн. Откр.7:2–4), хотя, нужно думать, и не все до одного, подобно тому, как и во время проповеди апостольской, когда говорили: «весь Израиль не верует», разумели большинство. Обращение Израиля ко Христу совершится тогда, когда в церковь войдет полное число язычников. Следовательно, иудеи обратятся последними и в последнее время бытия мира, незадолго до второго пришествия Христова. Такое понимание апостольского предсказания подтверждается и словами апостола: аще отложение (отвержение) их (иудеев) примирение миру, что приятие (принятие), разве жизнь из мертвых (Рим.11:15)? Мысль этого выражения такова: если ослепление Израиля послужило к спасению мира, или было богатством миру (11–12 ст.), то еще больших благ для мира следует ожидать после обращения Израиля. Таким благом будет жизнь из мертвых (ζωή έκ νεκρών), т. е., то воскресение мертвых, которое произойдет при втором пришествии И. Христа и которое соединится с кончиной мира. Самое обращение Израиля, по предсказанию пр. Малахии (4, 5–6), подтвержденному И. Христом (Мф.17:10–11; сн. Мк.9:12), имеет совершиться при посредстве пр. Илии. По общему мнению древних учителей, явление пр. Илии (и вместе Еноха) последует уже во дни антихриста, для противодействия и обличения его. Вероятнее, что и иудеи обратятся ко Христу при антихристе, а не до него. Можно даже полагать, что иудеи сначала примут антихриста за ожидаемого ими Мессию (на основании Ин.5:43), но скоро, видя его кровожадную жестокость, отрицание им Бога и самообоготворение, разуверятся в его мессианском достоинстве, и этот ужасный обман образумит их, привлечет их сердце к Тому, Кому антихрист будет врагом и противником, т. е. ко Христу. Но всего более подействует проповедь пр. Илии.

2. С внешним распространением евангелия и обращением иудеев ко Христу чрезвычайно усилится в последние времена и зло (безбожие и антихристианство) и умножатся вообще бедствия. Богоотступничество и нечестие последних времен ап. Павел называет (в 2Сол 2, 3, 7) тайной беззакония (μυςτήριον της ανομίας), а также отступлением ('η ᾿αποστασία). B. Христос и апостолы изображают отступление или тайну беззакония следующими чертами.

В последние времена появятся лжехристы и лжепророки, которые многих увлекут за собой. И. Христос говорит: мнози бо приидут во имя Мое, глаголюще: аз есмь Христос,и многи прельстят (Мф.24:5). И мнози лжепророцы восстанут и прельстят многия (11 ст.) Дух же явственне глаголет, – пишет ап. Павел, – яко в последняя времена отступят нецыи от веры, внемлюще духовом лестчым (внимая духам обольстителям) и учением бесовским (1Тим 4, 1). Ап. Петр и Иуда о лжеучителях последнего времени, по отношению к которым лжеучителя апостольского века были лишь предтечами, говорят, что они будут ругателе (в рус. пер. – наглые ругатели), по своих похотех ходяще (2Пет 3, 3; Иуд 18 ст.). Лжехристов и лжепророков тогда будет много и они будут иметь чрезвычайное влияние. Ап. Павел прямо говорит: будет время, егда здраваго учения не послушают, но по своих похотех изберут себе учители, чешеми слухом, т. е. которые льстили бы слуху (2Тим 4, 3).

В тесной связи с умножением наглых ругателей и вообще учителей безбожия усилится тайна беззакония, окажет влияние и на членов самой церкви: и за умножение беззакония иссякнет любы многих (Мф.24:12). Иссякновение любви примет в будущем широкие размеры. Люди последних времен предадят друг друга и возненавидят друг друга (Мф.24:10), – предаст же брат бpama на смерть, и отец чадо; и востанут чада на родителей и убиют их (Мк.13:12; сн. Лк.21:16). A ап. Павел так изображает нравственное состояние людей в последние времена. Сия же веждь, – пишет он Тимофею, – яко в последния дни настанут времена люта. Будут бо человецы (не некоторые лишь, а взятые в большинстве) самолюбцы, сребролюбцы, величави, горди, хулницы (злоречивы), родителем противящиися, неблагодарни (и к земным покровителям и к Богу), неправедни (не таковы, какими следует им быть по званию, состоянию, положению, месту), нелюбовни (чужды даже и родственной любви к своим), непримирителни, клеветницы (διάβολοι), невоздержницы («и в языке, и в чреве, в во всем другом», – по выражению св. И. Златоуста), некротцы (резки и буйны, во взоре, слове, движениях), неблаголюбцы (враги всякого добра), предателе, нагли, напыщени (полны надменности, спеси), сластолюбцы (живущие в собственное свое удовольствие), паче нежели боголюбцы, имущии образ благочестия, силы же его отвергшиися (2Тим 3, 1–4).

Развитие и широкое распространение зла повлечет за собой общественные бедствия. Указанные свойства людей последних времен таковы, при которых соблюсти мир невозможно, которые неизбежно и скоро вызовут раздоры, соперничество, вражду между целыми народами. Тогда в особенности восстанет язык на язык, царство на царство (Мф.24:7), и время войн продолжится не короткое время: услышати имате брани и слышания бранем (о военных слухах). Зрите, не ужасайтеся; подобает бо всем сим быти. Но не тогда есть кончина (Мф.24:6). С войнами соединятся и другие внешние бедствия: и будут глади, и пагуби, и труси по местом (Мф.24:7), труси велицы (Лк.21:11), и мятежи (Мк.13:8). Голод и болезни, отчасти, конечно, будут следствиями войн. Естественно и возникновение внутри царств мятежей, как проявлений народного ропота и недовольства по поводу общественных бедствий в виде войн, эпидемических болезней, голода. Что же касается землетрясений, то это – очевидные наказания свыше за нечестие.

Перед самым пришествием Христовым диавол воздвигнет особенное орудие – представителя и поборника лжи и зла в лице антихриста. При нем отступление и бедствия земнородных достигнут полной силы.

§ 180. Антихрист и время его пришествия

Слово «антихрист» употребляется в св. Писании в двояком значении: общем и собственном. В общем смысле этим именем означается всякий, кто отвергает, что Иисус есть Христос (1Ин.2:22), т. е. Мессия-Искупитель, кто не исповедует Иисуса Христа во плоти пришедша (4, 2; ср. 2Ин.7 ), т. е. Его богочеловечество и богосыновство. В этом смысле, по словам ап. Иоанна, и ныне антихристи быша мнози (2, 18; сн. 4, 3), есть и теперь, будет их много и впредь. Но эти антихристы суть только предтечи антихриста в собственном или строгом смысле, о котором тот же св. Иоанн говорит: слышасте, яко антихрист грядет ('ο αντίχριστος έρχεται) (1Ин.2:18). Этот антихрист один, он еще не пришел, но явится перед кончиной мира. В отличие от антихристов в общем смысле, которые признают Христа, но только ложно истолковывают учение о Его лице и Его евангелие, антихрист в собственном смысле это такой последний, жесточайший противник и враг Христа и Его церкви, который всеми способами будет стараться разрушить дело Христово и вместе обманно выдавать себя за Христа. Это показывается и в самом греческом наименовании 'ο αντίχριστος, которое означает противника или врага Христа, обманно выдающего себя Христом (άντι в сложении с другим словом значит обыкновенно против, но значит также вместо).

Учение об антихристе, как определенном, чрезвычайном враге Христа и Его церкви, имеющем явиться лишь в последние времена, имело в разные времена, имеет и ныне немало противников. Довольно распространенным является мнение, будто под антихристом должно разуметь не какого-либо определенного «человека беззакония», но боговраждебную духовную силу, действующую в мире, нечестие, обнаруживающееся в различных еретиках и вообще нечестивых людях. Подобное мнение было высказываемо уже во времена блаж. Августина. Во времена реформации XVI в., увлекшись ненавистью к папству, реформаторы прямо объявили, что под антихристом должно разуметь папу, точнее – длинный, проходящий через многие столетия ряд епископов на римском престоле (начиная с папы VII в. Бонифация VIII). Это мнение, высказанное Лютером, внесено в символические книги лютеранства (Art. smalc. p. II, art. IV. De papatu). В новейшее время это вероисповедное понимание заменилось в протестантстве пониманием антихриста в более общем смысле, в смысле злого, боговраждебного начала вообще. Подобное же заблуждение в учении об антихристе содержится и некоторой частью наших раскольников-старообрядцев, именно – беспоповцами. И они утверждают, что антихрист есть не одно определенное лицо, которое явится пред кончиной мира, а дух неверия и нечестия, совокупность ересей и целый ряд лиц, проникнутых этим духом. Антихрист в этом смысле, утверждают они, уже явился в мире и «духовно» царствует везде, преимущественно в нашей русской православной церкви (с 1666 г.). Но все такие мнения не имеют для себя оснований в Писании. Откровение ясно учит, что под антихристом в собственном смысле должно разуметь определенное лицо, чрезвычайного «человека беззакония», орудие сатаны, имеющее явиться в последние времена.

Спаситель говорил неверующим иудеям: Аз приидох во имя Отца Моего, и не приемлете Мене; аще ин приидет во имя свое, того приемлете (Ин.5:43). Под иным в словах И. Христа надлежит разуметь особенного, чрезвычайного Его противника, и именно – антихриста. Этого иного Спаситель противопоставляет Себе. Но так как Христос есть лицо единое, то, очевидно, и под именем того иного нужно разуметь также лицо определенное; ибо свойствам и действиям одного лица можно прямо противопоставлять свойства и действия, принадлежащие также лицу, а не обществу. Слово ин И. Христос употребляет в числе единственном и пришествие иного относит к будущему времени: ин приидет (άλλος ᾿ελθη). Это также указывает на явление в будущем некоторого особенного лица.

Ап. Павел, изображая имеющего явиться беззаконника, говорит: да никтоже вас прельстит ни по единому же образу (никаким образом): яко аще не приидет отступление прежде, и открыется человек беззакония (ό ανθρωπος της ανομίας), сын погибели (ό υίός της απωλείας), противник (ό αντικείμενος) и превозносяйся паче всякого глаголемаго бога или чтилища, якоже ему сести в церкви Божией, аки богу, показующу себе, яко бог есть (2Сол 2, 3–4). Егоже есть пришествие (παρουσία) будет по действу сатанину, во всяцей силе и знамениих и чудесех ложных (9 ст.). Что здесь речь идет об антихристе, в этом согласны все, и антихрист изображается определенным человеком. Апостол называет его человеком беззакония, т. е., чрезвычайным беззаконником, сыном погибели, говорит о нем, что он сядет в храме, будет выдавать себя за Бога, творить знамения и чудеса, что никак нельзя понимать в общем, несобственном (коллективном) значении. К тому же, перед каждым из наименований, усвояемых антихристу, в греческом подлиннике стоит определенный член. «Греческие же члены, – замечает св. Епифаний, – придают предмету определенное значение, потому что, где прилагается член, там членом, без сомнения, утверждается, что речь идет о чем либо одном определенном… Слово άνθρωπος означает человека вообще, a ό άνθρωπος – одного только определенного человека» (Ер. IX, 3).

Ап. Иоанн пишет: дети, последняя година есть. И якоже слышасте, яко антихрист грядет (ό άντίχριστος έργεται), и ныне антихристи мнози быша (νυν αντίχριστοι γεγόνασιν, – 1Ин.2:18). Различение тайнозрителем антихристов вообще, которые быша (в греч. – без члена), от антихриста в особенном смысле (греч. – с членом), который еще грядет, показывает, что под будущим антихристом он разумеет некоторое особенное, определенное лицо76.

Таково было и общее учение об антихристе древних учителей церкви. Св. И. Дамаскин, выражая их воззрение, говорит: «надобно знать, что должно придти антихристу. Хотя антихрист есть и всякий неисповедующий, что Сын Божий пришел во плоти, что Он есть совершенный Бог и соделался совершенным человеком, не переставая быть Богом; но в собственном смысле и преимущественно называется антихристом тот, который придет при кончине мира (Точн. изл. в. IV, 26).

Частные мнения или только гадания древних учителей о лице антихриста, о его происхождении, отношении к диаволу, имени его и под., также свидетельствуют, что, по их общему убеждению, антихрист будет определенное лицо. О происхождении антихриста почти общим их мнением было то, что он произойдет из народа иудейского, и именно из колена Данова (на основании Быт.49:17; Иерем 8, 16–17 и особенно Откр.7 гл.), что он, в противоположность рождению И. Христа от чистой Девы, хотя родится также от девицы иудеянки, но впадшей в блуд, что он «будет воспитан тайно, потом внезапно восстанет, возмутится и воцарится» (Дамаск. Точн. изл. в. IV, 26). Как человек, он, конечно, будет иметь собственное имя, но это имя не открыто и неизвестно, «потому что оно, – по замечанию св. Иринея, – недостойно быть возвещенным от Духа Святаго» (Пр. ер. V, 30). В Апокалипсисе указано только число имени зверя, т. е. антихриста, которое, поэтому, и называется числом звериным: число его шестьсот шестьдесят шесть (13, 18). Об отношении антихриста к диаволу св. И. Дамаскин говорит: «не сам диавол сделается человеком, подобно тому, как вочеловечился Господь, – да не будет! но родится человек от блудодеяния и примет на себя все действование сатаны. Ибо Бог, предвидя будущее развращение его воли, попустит диаволу поселиться в нем» (Точн. изл. в. IV, 26).

Если антихрист будет особенное лицо, – чрезвычайное орудие диавола для брани против Христовой церкви, то это показывает, что антихрист в собственном смысле еще не открывался. По словам ап. Иоанна, когда явится антихрист, то от сего люди должны будут разуметь, яко последний час есть (1Ин.2:18), a ап. Павел указывает, что этого беззаконника Господь Иисус убиет духом уст Своих, и упразднит явлением пришествия Своего (2Сол 2, 8), и, следовательно, он явится непосредственно пред самою кончиною мира. Мало этого, он явится незадолго до кончины мира, ибо, имея обыкновенную человеческую природу, он не может существовать целые века или тысячелетия. Отсюда следует, что по признакам, предуказывающим второе пришествие Христово, внимательные к предсказаниям Писания могут в свое время предусмотреть и близость времени явления антихриста, и когда он явится, узнать в нем «человека беззакония» и принять меры для своего спасения. В Писании кроме того есть указания на особенные признаки, имеющие предвозвестить людям пришествие антихриста. Непосредственно предваряющим пришествие антихриста событием будет, по словам ап. Павла, взятие от среды удерживающего и держащего. He помните ли, – пишет он к солунянам, – яко еще живый у вас, сия глаголах вам? И ныне удержавающее (τό κατέχον) весте, во еже явитися ему в свое ему время. Тайна бо уже деется беззакония, точию держай (ό κατέχων) ныне, дондеже от среды будет; и тогда явится беззаконник (2Сол 2, 5–8). В этих словах указывается, что пришествие антихриста совершится в свое время (ср. Ин.7:6, 30); стало быть открытие антихриста произойдет не без воли Божией. Бог имеет в Своей власти средство, которым Он задерживает явление антихриста. Этим средством для Него служит означенное апостолом в слове τό κατέχον. Таким образом τό κατέχον есть благодетельная сила, ограничивающая действование тайны беззакония и препятствующая антихристу явиться прежде времени. Она отступит лишь тогда, когда этого захочет и допустит Бог. Сообразно с таким значением τό κατέχον и ό κατέχων должно означать благодетельную личность, препятствующую ему вполне открыться со всеми демоническими силами. Как только будет взят от среды держащий (ό κατέχων), явится человек греха, т. е. антихрист. Но что это за сила τό κατέχον и что за личность – ό κατέχων, о которых солуняне знали из устной беседы апостола? Для нас это составляет тайну. Одни видят в этой силе – силу религиозную, силу духовную, a в ό κατέχων – какого-либо религиозного деятеля, другие же признают эту силу силой политической, а в удерживающем видят политического представителя этой силы. Оба рода толкований восходят к глубокой древности.

§ 181. Брань антихриста с царством Христовым и поражение его от Господа

I. Антихрист будет вести жестокую брань против И. Христа, Его церкви, учения и установлений Христовых и вообще против религии и богопочитания, ругаться над предметами религиозного почитания людей, а особенно христиан. короче, – отвергнет и христианство и другие религии.

Спаситель учил, что антихрист будет принят иудеями за Мессию: ин приидет во имя свое, того приемлете. Но так как не может быть веры в двух Христов, – принявшие истинного Христа должны отвергнуть ложного, а принявшие ложного отречься от истинного Мессии, то явно, что и антихрист прежде открыто отвергнет истинного Христа, дабы самому быть принятым за Мессию. Ап. Иоанн и прямо говорит: кто есть лживый (ο ψεύστης), точию отметаяйся, яко Иисус несть Христос? Сей есть антихрист (ό άντίχριστος), отметаяйся Отца и Сына (1Ин.2:22).

Ап. Павел предсказывает, что имеющий явиться человек беззакония будет противник (ό αντικείμενος) не только И. Христа, но и Бога вообще. В противоположность Сыну человеческому, уничижавшему Себя, антихрист будет превозносяйся паче всякаго (έπι πάντα, т. е. выше всякого – христианского ли то, или даже языческого) глаголемаго Бога (λεγόμενον θεόν, т. е. называемого или признаваемого богом; сн. 1Кор.8:4–6) или чтилища ('η οέβασμα, т. е. всех предметов благоговейного религиозного чествования; сн. Деян.17:23).

В видении И. Богослова о звере, вышедшем из моря, т. е. антихристе, говорится, что зверю даны были уста, говорящия гордо и богохульно… и отверз он уста свои для хулы Бога, чтобы хулить имя Его и жилище Его и живущих на небе (Откр.13:5–6).

Явно отвергнув Христа и христианство, Божество и богопочтение, антихрист также открыто будет присвоять себе божеское достоинство, называть себя Богом и Христом и требовать себе божеского поклонения и служения. Поэтому св. И. Златоуст называет его άντίθεος, – что означает и богопротивника и вместобожника, т. е. вместо Бога себя ставящего. Конечно, отвергать всякого Бога и в то же время провозглашать себя за Бога, – это резкое самопротиворечие, но таково уже существенное свойство лжи или неправды – «лгать самой себе», почему он и есть в особенности лжец (ό ψεύστης). Ап. Павел, называя антихриста противником и превозносящимся выше всего, называемого Богом или святыней, говорит: якоже ему сести в церкви Божией, аки богу, показывающу себе, яко бог есть. Под церковью или храмом Божиим (ό ναός τού Θεού) разумеется храм – здание, один определенный храм известного определенного Бога. Какой это храм? Некоторые из древних под этим храмом, местом, где антихрист провозгласит себя богом, разумели храм иерусалимский, имея при этом ввиду, что антихрист принят будет иудеями за Христа и будет выстроен в Иерусалиме храм. Ho, по словом св. И. Златоуста, антихрист «будет восседать в храме Божием не иерусалимском только, но и повсюду в церквах». В главном храме, говорит преосв. Феофан, «воссядет он (антихрист), как бог, а затем будет садится в таком значении и во всяком другом храме, который встретит лично. Или, может быть, в одном храме лично воссядет, в других же свое восседание засвидетельствует каким-либо иным способом. В Апокалипсисе говорится об образе зверином. Но его ли всюду поставят в храмах?» (На 2Сол 2, 4). Само собой понятно, что с заменой служения Богу и Христу служением антихристу не будет места в христианских храмах ни изображениям Бога, Христа и святых, ни мощам святых и вообще принадлежностям внешнего христианского богопочтения.

Но не одно только богоборство будет отличать антихриста, хотя оно будет очевиднее всего, а и всякий грех. По словам ап. Павла, это будет человек беззакония, беззаконник (ό άνομος), – пребеззаконный, пропитанный беззаконием, сущность которого беззаконие. Беззаконно он родится, беззаконно будет жить и, беззаконствуя сам, будет всюду расширять беззаконие. Действуя только по внушению губителя рода человеческого, он не захочет знать никаких законов, ни божеских, ни человеческих, будет попирать и уничтожать те и другие. «В нем, по выражению св. Иринея, повторится «всецелое нечестие», «диавольское богоотступничество», «соединится и сосредоточится вся сила отступничества» (Пр. epec. V, 25, 29).

Возражают, будто дух человеческий (в лице антихриста) не может дойти до такого безумия, чтобы считать себя богом и требовать себе божеского поклонения. – Но из евангелия видно, что сатана требовал от И. Христа божеского поклонения себе. Антихрист же будет всецело во власти сатаны, а потому нет ничего невозможного в том, что он, ослепленный, исполненный гордости и духа сатаны, станет богохульствовать и требовать себе от людей божеского поклонения. При том, нечто подобное уже случилось в истории ослепленного человечества (напр. самобоготворение Навуходоносора, обоготворение римских императоров, некоторых еще при их жизни, напр. Нерона, Кая Калигулы), следовательно, может повториться и в другое время.

II. Средства, какие будет употреблять антихрист для достижения своих целей, вполне будут соответствовать внутренним его свойствам.

Антихрист свое мнимо божественное достоинство будет стараться доказать ложными чудесами и знамениями, подобно тому, как и Богочеловек творил чудеса. Так, И. Христос говорит о слугах антихриста, – лжепророках его, что они дадят знамения велия и чудеса, якоже прельстити, аще возможно, и избранные (Мф.24:24). По словам ап. Павла, пришествие антихриста будет во всякой силе и знамениих и чудесех ложных. Слова апостола показывают, что знамения и чудеса антихриста будут делом лжи, ибо чудеса может творить один Бог, а не истинными чудесами. По существу своему они не будут превышать естественных, хотя и сокровенных сил природы, но по видимости своей будут подобны истинным, почему апостол и говорит, что в них будет выражаться великая сила. Сатана даст ему силу свою, и престол свой, и великую власть (Откр.13:2; сн. Лк.4:8–9). Даются в откровении указания на самые виды чудес антихристовых, напр., внезапное исцеление одной из глав зверя, смертельно раненой (Откр.13:3–5), а лживый пророк зверя будет низводить огонь с неба (13, 13–15).

С совершением многих чудес, антихрист, как орудие диавола, который для обольщения людей может принимать вид гела светла (2Кор.11:14), будет прибегать к лести, лицемерию в поведении, обману в словах и действиях. Пришествие его будет во всякой льсти неправды, говорит ап. Павел. Будучи внутри волком и львом, он, как изображали его древние учители, явится агнцем, пока не воцарится77.

Ложь для своего распространения имеет неизбежную нужду в насилии власти. Так будет действовать и антихрист. Это возможно будет потому, что он явится не религиозной только, но и политической силой – царем. По воцарении своем им будут воздвигнуты на церковь внешние жестокие гонения, при помощи которых он будет стараться исторгнуть из недр ее более слабых ее членов. И. Христос предрекал скорбь велию перед кончиной мира: и аще не быша прекратилися дние оны, не бы убо спаслася всяка плоть (Мф.24:21–22). У пр. Даниила антихрист изображается как могущественный, страшный и всеистребляющий завоеватель (прообраз его – Антиох Епифан), который будет вести войны с многими царями и победит их, и вместе жестокий гонителем непокорных ему (7, 8 и 11 гл.). В Апокалипсисе антихристу и его лжепророку усвояется наименование зверяθηρίον (13, 1; 17, 8 и др.), каковое в приложении к человеку обозначает его плотоядность и звериную жестокость, звериный нрав. По Божию попущению, антихрист захватит власть над многими народами (Откр.13:7–8) и первее других увлечен им будет народ, разделяющийся на колена, т. е. евреи. Но святые – искренние христиане подвергнутся сильному гонению и разным мукам: иже аще не поклонятся образу звериному убиени будут (13, 15). Убиты им будут и те два свидетеля, которые будут посланы на время царствования антихриста, чтобы свидетельствовать истину (11, 7). Насилие дойдет до того, что, не нося открытого знака покорности антихристу, нельзя будет ни покупать, ни продавать ничего, нельзя будет пользоваться никакими правами гражданскими (13, 16–17). Не принявшие начертание зверя, как отвергающие антихриста, будут обезглавлены (20, 4). Церковь, гонимая и преследуемая, должна будет скрываться в пустыне, в тайных местах, как это изображает тайновидец под образом жены в болезнях рождения, которую преследует дракон и которая скрывается от него в пустыне (12 гл.).

Следствием брани антихриста против Христовой церкви будет то, что он успеет между многими, любве истины не приявшими, распространить свое учение, возгосподствует не только над умами и сердцами нечестивых, но и составит из этих последних внешнее общество, которое признает его своею главою и станет соблюдать его требования, – свое внешнее царство, противоположное святому граду (Откр.20:7).

III. Однако как ни велики будут сила и власть антихриста и жестока брань против церкви Христовой, врата адовы не одолеют церкви Христовой (Мф.16:18). Церковь пребудет непоколебимой до самой кончины мира и второго пришествия Христова; христианское богослужение и важнейшая часть последнего – принесение евхаристической жертвы не прекратятся до скончания века, до второго пришествия Христова (1Кор.11:26), следовательно, и во все время царствования антихриста, потому что будут пребывать с церковью во все дни до скончания века и Христос Спаситель и Дух Святый. В те дни великой скорби будут избранные, и, что особенно важно, переживут это время: избранных ради и сократятся те дни (Мф.24:22; сн. 30–31; Мк.13:27). Пагубные действия антихриста простираться будут собственно на погибающих, на тех, которые любве истины не прияша, во еже спастися им (2Сол 2, 10). Погибающие эти погибнут, конечно, не по определению Божию, а потому, что они одного духа с антихристом, т. е. суть отпадшие от Бога и Господа Иисуса. Верным явлена будет во дни антихриста и особенная помощь Божия. Тогда, открывает ап. Иоанн, будут посланы на землю два свидетеля-пророка, и они будут пророчествовать 1260 дней, будут облечены во вретище. Это суть две маслины и два светильника, стоящие пред Богом на земле. Они будут совершать великие чудеса. Но зверь, выходящий из бездны, сразится с ними и победит их, убьет их и трупы их оставит на улице великого города, но после трех дней с половиной войдет в них дух жизни и они вознесутся на небо (Откр.11:3–12). Они будут отвлекать людей от обольщения антихристова, проповедовать имеющее быть с небес пришествие Христово. Один из этих свидетелей ясно указан в Писании; это – пророк Илия (Мал.4:5–4; ср. Мф.17:10–11; Мк.9:11–12; Лк.1:17). Другим свидетелем древнее предание церкви называет Еноха. По другому видению ап. Иоанна, на защиту не поклоняющихся зверю семь ангелов с семью язвами будут изливать гнев Божий на нечестие людей (Откр.15 и 16 гл.).

Безбожное и губительное царствование антихриста будет кратковременным. У тайнозрителей Ветхого и Нового Заветов время его господства в некоторых изречениях прямо ограничивается тремя с половиною годами (Дан.7:25; 12, 17; Откр.12:14), или сорока двумя месяцами (Откр.11:2; 13, 5), а также 1260 днями (Откр.11:3; 12, 6), а в других указывается вообще мало время (Откр.12:12; 10, 3).

Так как царство антихриста – не человеческое только, но и сатанинское, то и сила для уничтожения его должна быть более высшая, чем человеческая и сатанинская. Явится Сам Господь И. Христос, Который и убиет антихриста духом уст Своих и упразднит явлением пришествия Своего (2Сол 2, 8), т. е. погубит антихриста одним дуновением Своим, – легко сокрушит силу его и уничтожит славою пришествия Своего. В откровении ап. Иоанн говорит, что Господь со Своим воинством сразится со зверем и его воинством, зверь и ложный пророк его будут схвачены и брошены в озеро ог ненное, а прочие убиты мечом Сидящего на коне, исходящим из уст Его, т. е. оружием слова (19, 19–21).

§ 182. Второе пришествие Христово

Церковь научает веровать в Господа Иисуса «и паки грядущего со славою судити живым и мертвым». Под паки-пришествием или вторым пришествием Христовым (παρουσία, adventus) она всегда разумела и разумеет будущее действительное, чувственно видимое для всех пришествие Господа Иисуса в воспринятой Им плоти и божественной славе, как Судии живых и мертвых, для окончательного и полного осуществления идеи царства Божия.

Это пришествие последует в определенный под конец времен день, день единственный и исключительный. Спаситель называл этот день последним днем (Ин.6:39–40, 44. 54; 12, 48), днем судным (Мф.10:15; 11, 22; 12, 36; сн. 2Пет 2, 9; 3, 7; 1Ин.4:17), а апостолы – днем Господним (2Пет 3, 10; 1Сол 5, 2; сн. Мих.3:17; Иез.13:5; Ис.2:12), днем Господа нашего И. Христа (1Кор.1:8; 5, 5; 2Кор.1:14) и просто днем Христовым (Филип 1, 10; 2, 16; 2Сол 2, 2). Оно будет окружено необычайной, а именно божественной славой и величием. почему и называется откровением Господа нашего И. Христа (1Кор.1:7, 8; 2Сол 1, 7). Но не только последует тогда откровение славы (άποκάλυψιε της δόξης) Христа Владыки (1 Пет, 4, 13; сн. Кол.3:4), – самое назначение этого пришествия относится к тому, чтобы открыть вселенной славу Искупителя. Приидет Сын человеческий, – говорил Сам Он, – во славе Отца Своего, т. е. во славе, свойственной Ему, как истинному Сыну Божию (Мф.16:27), во славе Своей, и сядет на престоле славы Своея (25, З1, сн. 24, 30). В этом существенное отличие второго пришествия Христова от первого, когда Он являлся как смиренный Сын человеческий. В откровении указываются следующие частные черты славы в обстоятельства этого пришествия.

Явится знамение Сына человеческого на небеси (Мф. 24, 30) – знамение определенное (τό σημείον), знамение такое, которое покажет, что идет Тот, Который так часто называл Себя Сыном человеческим, и, наконец, такое, которое явится (φανήσεται), т. е. будет доступным для созерцания чувственными очами. Таким знамением явится святый крест, понесенный и претерпенный Христом ради нас и нашего спасения. И так как евангельская проповедь к тому времени должна обнять всю вселенную, то для всех будет понятным явление креста на небе в качестве знамения пришествия Сына человеческого. Для верующих и всех истинных последователей Христовых, когда они будут испытывать скорби и бедствия последнего времени, ясное отражение в этом знамени славы грядущего Христа Судии будет радостным удостоверением своего освобождения, свидетельством осуществления упований. Но грозно будет явление этого знамения для тех, которые дотоле не верили в Его великое значение: при взоре на это знамение восплачутся вся колена земная (Мф.24:30; сн. Откр.1:7).

Явится Сын человеческий в той светозарной и прославленной плоти, в какой по воскресении Своем являлся Своим ученикам и с какой перед их глазами вознесся на небо, следовательно, – чувственно видимым образом. Сам Он предвозвещал, что земнородные узрят (όψονται – воочию, на самом деле увидят) Сына человеческаго, грядущаго на облацех небесных (Мф.24:30; сн. Откр.1:7), При вознесении Спасителя явившиеся апостолам ангелы возвестили: сей Иисус, вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, имже образом видесте Его идуща на небо (Деян.1:11).

Пришествие Сына человеческого последует на облаках небесных; узрят Его, – говорил Он, – грядущаго на облацех небесных, – грядущаго со облаки небесными. Нет оснований понимать эти выражения лишь только в образном смысле и отвергать соответствующую образу действительность. Напротив, так как Сын человеческий на облаках вознесся, то это дает понять, что и будущее явление Сына Божия действительно последует на облаках и, конечно, окруженным славой (δόξα) многою (Мф.24:30), т. е. сиянием необычайным.

Приити имать Сын человеческий со ангелы Своими (Мф.16:27), с силою многою (24, 30), во тьмах ангел Своих (Иуд 14 ст.). Об этой принадлежности Своего пришествия Спаситель говорил каждый раз, когда касался этого предмета (Мф.13:41; 24, 31; 25, 31; Мк.8:38; Лк.9:26). Сопутствие Ему, как власть имущему, ангелов Его, всего более должно будет свидетельствовать перед миром о Его божественной славе и величии. Ап. Павел изображает имеющее последовать вместе с пришествием Христовым явление и служение Ему ангелов в таком образе: Сам Господь в повелении, во гласе архангелов, и в трубе Божии снидет с небесе (1Сол 4, 16). В повеленииεν κελευσματί: это слово употреблялось для означения воинского приказа или воззвания к воинам – собраться и вступить в дело. Подобный приказ отдавался и голосом и трубой. В Ветхом Завете труба употреблялась и для созыва народа Божия, чтобы объявить ему волю Божию, для возвещения о наступлении юбилейного года, равно и в воинских походах. Целый образ, употребленный апостолом, обозначает, что пришествие Господа Иисуса совершится в повелении, которым Бог, в Троице поклоняемый, изречет определение, что время настоящего порядка в бытии мира и человечества кончилось, настало время воскресения мертвых. Это повеление принято будет архангелом, вождем небесных сил. Принятое им повеление будет возвещено гласом архангела прочим воинствам небесным, которые посредством труб Божиих разгласят повеление Божие во все концы (сн. Мф.24:31), почему все должны явиться пред грядущим с небес Господом. По последней трубе снидет с небесе Сам Господь (1Кор.15:52).

Отсюда можно видеть, как неосновательны мнения, будто учение И. Христа и апостолов о втором пришествии Христовом нужно понимать не в смысле видимого, чувственного, созерцаемого, славного Его пришествия, а в смысле невидимого духовного пришествия Его к верующим, невидимого посещения Им Своей церкви в тех или иных событиях ее жизни (напр. при разрушении Иерусалима, в распространении евангелия), или же в смысле лишь победы царства Христова над всеми враждебными Христу и Его делу силами.

§ 183. Воскресение мертвых. Действительность его

В последний день, в который совершится славное пришествие Христово, последует воскресение мертвых и тождественное с ним по существу и действию изменение живых. Под воскресением (άνάστασις, έγερσίς, т. е., έκ νεκρών также αναοτή ναι, εγείρειν) мертвых в последний день церковь научает разуметь «такое действие могущества Божия, по которому все тела умерших человеков, соединясь опять с их душами, оживут, и будут духовны и бессмертны» (Катих. 11 чл.), а не какое-либо духовное воскресение и не создание новых тел.

Загробное существование души без тела не может быть названо совершенной жизнью и не может дать полноты блаженства. Человеку особенно дорого бессмертие полное, загробная жизнь по душе и по телу. Поэтому-то у некоторых народов древности, более других развитых в религиозном отношении, было своеобразное верование в жизнь тела по смерти (напр., у египтян, иранцев). Но эти смутные желания и чаяния личной загробной жизни по душе и по телу получили свое обоснование и подтверждение только в откровении.

Воскресение мертвых есть плод освобождения человека от греха и примирения его с Богом по заслугам Искупителя. Поэтому со всею подробностью учение о воскресении мертвых предложено нам в Новом Завете, т. е. когда искупление совершилось. Однако, и ветхому завету не была совершенно чуждой мысль о воскресении человека. В древнейших ветхозаветных книгах учение о воскресении мертвых прикровенно выражается, как объяснил Спаситель саддукеям, в наименованиях Бога Богом Авраама, Исаака и Иакова: о мертвых же, яко восстают, – говорил Он, – несте ли чли в книгах Моисеовых, при купине яко рече ему Бог, глаголя: Аз Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль? Несть Бог мертвых, но Бог живых (Мк.12:26–27; сн. Мф.22:31–32). Страдалец Иов выражает исповедание воскресения мертвых и вместе явления Избавителя в таких словах: я знаю, что Искупитель (евр. Ноеl – Защитник, Освободитель) мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающую кожу мою сию; и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам, мои глаза, не глаза другого, увидят Его (Иов.19:25–27 ст.). В книгах исторических повествуется о воскрешениях, совершенных пр. Илией и Елисеем (3Цар 17, 19; 4Цар 4, 29) и воскресении одного умершего от прикосновения его к костям пр. Елисея (4Цар 13, 21). Хотя эти воскрешения были только возвращением к земной жизни, тем не менее, они наглядно выражали ту глубокую истину, что смерть должна возвратить похищенное ею тело, когда этого непосредственно требует Бог. Псалмопевец Давид выражает убеждение: не оставиши душу мою во аде, ниже даси преподобному Твоему видети истления (Пс.15:10). Яснее выражена вера в воскресение в книгах пророческих. Так, в песни пр. Исаии говорится: воскреснут мертвии и восстанут, иже во гробех (26, 19). Пр. Даниилу открыто было в видении: многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление (12, 2). У пр. Иезекииля образно представлено и то, как произойдет воскресение. Пророк духом был веден в долину, полную сухих костей. На вопрос Господа: сын человеческий! оживут ли сии кости? пророк ответил: Господи Боже! Ты знаешь это, т. е. что это выходит из пределов человеческого ведения. Тогда Господь повелел ему пророчествовать над костями, и, когда он произнес пророчество, то произошел шум, началось движение, и они стали сближаться кость с костью, потом на них явились жилы, выросла плоть, кожа покрыла их сверху, но для новой жизни не доставало духа. По новому повелению Господа пророк изрек новое пророчество о духе, который пришел от четырех ветров, вдохновил возродившиеся тела и они стали жить (37, 1–10).

Вера в воскресение мертвых в ветхозаветные времена была достоянием не одних богодухновенных писателей, но и вообще благочестивых иудеев. Так, мученики Маккавеи шли на смерть с уверенностью, что царь мира воскресит их, умерших за Его законы для жизни вечной (2Мак 7, 9; сн. 11. 14, 36 ст.). Об Иуде Маккавее повествуется, что он послал в Иерусалим серебро, чтобы принести жертву за грех (умерших), и поступил весьма хорошо и благочестиво, помышляя о воскресении (2Мак 12, 43–44). Во времена Спасителя вера в воскресение мертвых была общераспространенной среди иудеев. Замечание евангелистов о саддукеях, которые говорили, что нет воскресения (Мф.22:23; Мк.12:18; Лк.20:27), предполагает, что остальное большинство иудеев веровало в воскресение (сн. Деян.23:6–8; 24, 15). Марфа, сестра Лазаря, говорила об умершем брате: вем, яко воскреснет в воскресение, в последний день (Ин.11:24).

Новозаветное Писание возвещает будущую действительность телесного воскресения мертвых, как основную истину христианства, как драгоценный плод искупительных заслуг Богочеловека.

И. Христос говорил: грядет час, в онь же еси сущии во гробех услышат глас Сына Божия, и изыдут сотворшии благая в воскрешение живота, а сотворшии злая в воскрешение суда (Ин.5:28–29). Се же есть воля пославшаго Мя, да всяк видяй Сына и веруяй в Него имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день (6, 40). Аз есмь воскрешение и живот; веруяй в Мя, аще и умрет оживет (11, 25). Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день (6, 54).

Из апостолов с особенной подробностью раскрывал учение о воскресении мертвых ап. Павел, по поводу того, что в Коринфе появились неции, говорившие, яко воскресения мертвых несть (1Кор.15 гл.). Что воскресение мертвых действительно будет, в этом, по мысли апостола, должна убедить верующих истина воскресения И. Христа. Аще же Христос проповедуется, яко из мертвых воста (а Он, будучи Богом, был и человек, и как человек, умер и погребен), κακо глаголют неции в вас, яко воскресения мертвых несть? И аще воскресения мертвых несть (т. е. если оно невозможно), то ни Христос воста. Аще же Христос не воста, то тще убо проповедание наше, тща же вера ваша. Но, говорит апостол, Христос воста от мервых, начаток умершим бысть (20 ст.), и посему якоже о Адаме вси умирают, такожде и о Христе вси оживут (22 ст.). Затем, устраняя недоумение, како востанут мертвии, объясняет: безумне, ты еже сееши не оживет, аще не умрет, и еже сееши, не тело будущее сееши, но голо зерно… Бог же дает ему тело… Такожде совершится и воскресение мертвых, т. е. из каждого умершего тела силою Божией восстанет новое тело (35–38, 42 ст.). Солунским христианам он писал, что им не подобает скорбеть об умерших, как не имущим упования, потому что яко Иисус умре и воскресе, тако Бог и умершыя во Иисусе приведет с Ним; мертвии о Христе воскреснут (1Сол 4, 13–14, 16; сн. Деян.24:15). Наконец, он называет развратителями и изменниками истины тех, которые говорят, что воскресение уже бысть, т. е. нравственное, и которые, очевидно, не допускали воскресения телесного (2Тим 2, 18).

В церкви христианской вера в воскресение мертвых по плоти составляла со времен апостольских существеннейший член веры. Исповедание веры в воскресение мертвых вошло в символы древнейших церквей (Иерусалимской, Римской и Кипрской) и в вероизложения св. Иринея и Тертуллиана, а позднее и в символ никео-цареградский. Эту веру исповедывали мученики, идя на вольную смерть, защищали апологеты христианства против язычников и лжеучителей, раскрывали пастыри и учители, нередко даже в особых произведениях.

Возможность воскресения мертвых, в виду высказывавшихся недоумений и возражений против этого верования христиан, древние учители старались оправдать и приблизить к уразумению указаниями на всемогущество Божие и на разные подобия в природе видимой и жизни человеческой. «Не верить воскресению свойственно тому, – говорит св. Златоуст, – кто не имеет совершенного понятия о непобедимой и вполне достаточной на все силе Божией. Ведь если Он сотворил сущее из не сущего, то тем более может воскресить разрушившееся» (На 1 Кор Бес. XL, 3). Здесь будет, по крайней, мере готовое вещество, а там того не было. Видимая природа поясняет эту возможность такими, напр., явлениями, как возникновение из безвидного семени полного человеческого тела, вырастание из сгнивших в земле зерен пшеничных или иных плодовых колосьев, весеннее воскресение после мертвящей зимы всех растений и деревьев, замирание на более или менее продолжительное время и потом оживление некоторых насекомых и животных, засыпание и пробуждение от сна самого человека.

§ 184. Всеобщность и одновременность воскресения умерших. Изменение живых

Воскресение мертвых будет всеобщее и одновременное: воскреснут все, как добрые, так и злые, верующие и неверующие во Христа, праведники и грешники, и воскреснут все одновременно, – в день пришествия Христова. Тогда же последует и изменение всех живых.

I. В ветхозаветном Писании, при утверждении действительности воскресения мертвых, не было дано ясного и прямого ответа на вопрос: все ли умершие воскреснут? У иудейских же книжников и фарисеев еще ко временам И. Христа образовалось представление, что воскресение ограничится лишь одними праведниками, а души нечестивых (язычников) будут удержаны в аду для вечных мук. Такое учение вошло в иудейскую раввинскую письменность. В христианской древности некоторые утверждали, что непризванные и неспособные к блаженной жизни подвергнутся совершенному уничтожению. Немало сторонников этого воззрения (теории т. н. условного или факультативного бессмертия) и в настоящее время (в протестантстве). Но этого рода мнения основываются не на положительном учении откровения, а на разного рода сторонних соображениях и умозаключениях. Откровение утверждает всеобщность воскресения без всяких исключений и ограничений, только не с одинаковыми последствиями для праведников и грешников. Так, И. Христос говорил, что вcu (πάντες) сущии во гробех услышат глас Сына Божия, и услышавше оживут, и из них изыдут сотворшии благая в воскрешение живота, а сотворшии злая в воскрешение суда (Ин.5:25, 28–29). Изображение всеобщего суда также предполагает всеобщность воскресения, т. е. не одних праведников, но и нечестивых и неверующих. Если грешники, по выражению евангелия, востанут на суд (Мф.12:41–42; Лк.11:31–32), то, очевидно, они и воскреснут. Ап. Павел в своей речи перед правителем Феликсом высказывает твердое убеждение, что воскресение хощет быти мертвым, праведником же и грешником (Деян.24:15). Всеобщность воскресения, учит апостол, имеет основание в том, что воскресший Христос есть искупитель всего человечества: якоже о Адаме вси умирают, такожде и о Христе вси оживут.

Признание всеобщности воскресения требуется и самым понятием победы Христовой над врагами человеческого спасения. Полнота этой победы предполагает упразднение смертной державы (Ин.12:31; Евр.2:14), умерщвление последнего врага – самой смерти (1Кор.15:26), и, конечно, тем, что у нее отняты будут все жертвы. Победа Его над врагом рода человеческого не была бы полной и господство смерти не было бы уничтожено, если бы в ее власти остались тела не удостоенных принятия в царство небесное.

II. Воскресение мертвых будет не только всеобщее, но и одновременное для всех, как Христовых, так и неверующих и грешников. Мнение, будто в Писании различаются два отдельных по времени воскресения мертвых, что сначала последует воскресение Христовых или вообще избранных Божиих, а затем через более или менее значительное время (у хилиастов через 1000 лет), будут воскрешены и все нехристиане и грешники, не оправдывается свидетельствами Писания. Так, в словах Спасителя: грядет час, в онь же вси сущии во гробех… воскресение добрых и злых представляется следствием одного мановения Сына Божия, это с одной стороны, a с другой – что еще более важно, – оно ставится в непосредственную связь с судом, так что общее понятие воскресения разделяется на два частнейших – воскресение жизни для одних и воскресение осуждения для других.

Утверждающие раздельность по времени воскресения праведников (первое воскресение) и грешников (второе воскресение) думают видеть основание для таких представлений в некоторых изречениях ап. Павла (особенно 1Кор.15 гл.), и в откровении Иоанна Богослова (20 гл.). Ап. Павел, уверив во всеобщности воскресения словами: яко же о Адаме вси умирают, такожде о Христе вси оживут, прибавляет далее: кийждо в своем чину (έν τώ τάγματι): начаток Христос, потом ('έπειτα) Христу веровавшии, в пришестие Его. Таже кончина (είτα то τέλος), егда предаст царство Богу и Отцу, егда испразднит всяко началство и всяку силу и власть… Последний же враг испразднится смерть (1Кор.15:23–26). Эти слова апостола будто бы содержат указание на порядок (τάγμα), в каком будет идти воскресение, и на различие по времени воскресения различных классов, и именно: прежде всех воскрес Христос, как начаток воскресения, потом, в пришествие Его, оживотворены будут те, о которых можно сказать, что они Христовы (Гал.5:24, а все остальные воскреснут тогда, когда наступит конец. Правда, выражение апостола: потом Христовы, в пришествие Его, дает возможность видеть в нем указание и на временную последовательность воскресения, именно: сначала воскрес Христос, как совершитель искупления и Глава человечества, в пришествие же Его восстанут Христовы. Но этим и ограничиваются все указания на различие воскресения по времени, какие здесь содержатся. Говоря οб имеющих воскреснуть в пришествие Христово, апостол прямо указывает на чин верующих. Но на этот только чин он указывает потому, что писал верующим и имел в виду воскресение к вечной жизни, а другой чин – чин неверующих им подразумевается, т. е. смысл апостольского выражения таков: теперь воскрес Христос, а во второе Его пришествие воскреснут и Христовы, но не они одни, конечно, а со всеми другими людьми. Что же касается слов: таже (потом) кончина, то под кончиной, по объяснению самого апостола, нужно разуметь кончину всего, кончину мира, суд, предание Сыном Своего царства Богу и Отцу и наступление царства триединого Бога, а не последнее воскресение.

В особенности же разделяющими по времени воскресение праведных от воскресения грешников в подтверждение своего мнения указывается на видение Иоанна Богослова, изложенное в Апокалипсисе (20 гл.). Тайнозритель видел, как Ангел, имеющий ключи ада, сошел с небес, связал и заключил диавола в бездну на тысячу лет (1–3 ст.), и как после того произошло первое воскресение: святые и не сторонники зверя ожиша и воцаришася со Христом тысящу лет. Прочии же мертвецы не ожиша, дондеже скончается тысяща лет. Се воскресение первое. Блажен и свят, – замечает тайнозритель, – иже имать часть в воскресении первем! на них же смерть вторая не имать области, но будут иерее Богу и Христу и воцарятся с Ним тысящу лет (4–6 ст.). По истечении тысячи лет, по словам тайнозрителя, разрешен будет сатана от темницы своея… на малое время и изыдет прельстити языки, сущыя на четырех углех земли (7 и 8 ст.), но вскоре последует суд над всеми мертвецами воскресшими и вечное мздовоздаяние им и диаволу: смерть и ад и все, имена которых не написаны в книзе животней, ввержена быста в озеро огненное: и се есть вторая смерть (8–15 ст.). Но Апокалипсис есть книга пророческая и глубоко таинственная, изобилующая образами. Строго буквальное истолкование этих образов, когда оно является противоречащим другим, прямым и ясным свидетельствам откровения, невозможно. Насколько возможно уяснить смысл этого видения, в нем под Ангелом, сошедшим с неба и имеющим ключи ада, разумеется Ангел завета – Господь Иисус, приходивший на землю, чтобы смертью Своею упразднить имущего державу смерти. Под связанием и заключением диавола в темницу разумеется ограничение и сокрушение Искупителем власти сатаны над людьми и вообще силы зла, одушевлявшей особенно язычество. Под тысячелетним царством Христовым разумеется весь неопределенный период времени от основания церкви Христовой на земле, особенно же период более мирного развития церкви Христовой после эпохи гонений (ср. 3 и 7 ст.). Под именем первого воскресения разумеется обращение человека от греха и примирение его с Богом, его оправдание и возрождение, что действительно является восстанием и воскресением духа человеческого от смерти духовной. Оно есть первое воскресение по отношению к будущему воскресению мертвых в день последнего суда. Царствование со Христом имеющих часть в этом духовном воскресении есть царствование на небе, блаженная жизнь души от времени удостоения блаженства до воскресения по телу. Далее, – разрешение диавола из темницы на малое время, чтобы прельстить языки, означает явление на земле антихриста незадолго перед самой кончиной мира. Когда же эта сила зла окончательно будет побеждена (9–10 ст.), наступит последний, всеобщий суд: тогда море, смерть и ад отдадут своих мертвецов, т. е. совершится всеобщее телесное воскресение из мертвых (второе воскресение), – малые и великие предстанут на суд пред Богом (12–13 ст.). Для тех, которые осуждены будут, наступит смерть вторая, которая есть окончательное отвержение грешников от лица Божия.

III. Ко времени второго пришествия Христова не все подвергнутся телесной смерти, но останутся живые. Но так как тление не наследует нетления (1Кор.15:50), то тела оставшихся в живых, наравне с умершими и воскресшими, сделаются нетленными через мгновенное изменение. Ап. Павел пишет коринфянам: се тайну вам глаголю: вси бо не успнем, вси же изменимся (άλλαγησόμεθα) вскоре (έν άτόμώ – в атом, точку времени), во мгновение ока, в последней трубе! вострубит бо, и мертвии востанут нетленни, и мы изменимся; подобает (δει) бо тленному сему облещися в нетление и мертвенному сему облещися в безсмертие (1Кор.15:51–53). В другом послании апостол говорит: мы жувущии, оставшии в пришествие Господне, не имамы предварити умерших… Мертвии о Христе воскреснут первее в сравнении с христианами. оставшимися в живых; потом же мы живущии оставшии купно с ними восхищени будем на облацех в сретение Господне (1Сол 4, 15–17). Высказывалось мнение, что сущность изменения живых при втором пришествии Христовом будет состоять в их мгновенной смерти и в возвращении к жизни в теле нетленном. Но такое мнение не согласно со словами апостола: не все мы умрем. Слова апостола об изменении живых нужно понимать буквально, в том именно смысле, что изменение заменит как действие смерти, так и действие воскресения, так что при последней трубе и мертвые восстанут нетленными, и оставшиеся в живых будут иными, т. е. нетленными. Как воскресение из мертвых будет всеобщим, так и изменятся все, какие будут в живых при втором пришествии, т. е. не только праведники и верующие, но и грешники и неверующие, ибо и таковые будут при конце мира. В выражениях апостола: мы изменимся, все (подразумевается «мы») изменимся, – изменение ставится вне зависимости от нравственного достоинства человека, и хотя эти слова относятся к верующим, но среди последних всегда есть лица, которые по своим нравственным качествам недостойны войти в вечную жизнь.

§ 185. Тело воскресения и его свойства

Тело воскресения будет то же самое по существу своему, которым владеет и с которым соединена душа человека во время земной его жизни. Оно будет иметь лишь новые, существенно отличные от настоящих свойства.

I. Тождественность по существу с настоящими будущих тел предполагается самым понятием «воскресение» – άνάστασις, которое означает собственно восстание (того, что пало). И. Христос воскрес из гроба в Своем собственном теле, которое было распято, прободено копием и положено во гробе. В этом теле Он являлся по Своем воскресении. Равно и учил Он о воскресении нашего настоящего тела. Слова Его: сущии во гробех услышат глас Сына Божия и изыдут… указывают, что воскресение есть восстановление тела, предаваемого земле, т. е. того, которым владела душа во время земной жизни. Ап. Павел выражается о воскресении: Воздвигий Христа из мертвых оживотворит и мертвенные тела ваша (Рим.8:11). Подобает бо тленному сему облещися в нетление и мертвенному сему облещися в безсмертие (1Кор.15:53). Сему смертному, сему тленному, т. е. телу, которым душа владеет в настоящей жизни, а не какому-либо другому, подобает облечься в нетление и бессмертие.

Так учила о теле воскресения и древняя Вселенская церковь, выразив свое суждение об этом по поводу лжеучения Оригена. Ориген высказывал мнение, что нам дано будет тело, совершенно не похожее на нынешнее наше тело, а духовное тело, эфирное, не подлежащее ни зрению, ни осязанию, не имеющее никакой тяжести и веса. Ввиду широкого распространения такого мнения, на V-м Всел. Соборе против оригенистов определено: «кто утверждает, что тело Господа, по воскресении, сделалось эфирным и приняло сферическую форму, каковыми телами в воскресении облекутся и все разумные твари, – кто утверждает, что как Христос совлекся Своего земного тела, так и все разумные существа не будут иметь в воскресении подобных настоящим тел, – да будет анафема».

Одинаковость по существу тел воскресения с настоящими дает основание думать, что и по воскресении не уничтожится различие пола воскресших, ибо пол женщины не есть недостаток, но богосозданная природа (Август. О граде Бож. XXII, 17). По вопросу о том, сохранится ли и различие возрастов, в древности одни высказывались в утвердительном смысле (ввиду Откр.20:12–13), другие полагали, что все тела восстанут в возрасте полного совершенства (ввиду Еф.4:13).

II. При тождестве с прежним земным телом по существу, тело воскресения будет весьма различно от последнего по своим свойствам и состоянию. В Писании даются указания на свойства воскресших тел в евангельских изображениях телесности воскресшего Господа Иисуса и в определении будущих качеств воскресших тел, сравнительно с настоящими, у ап. Павла в словах: сеется в тление, востает в нетлении; сеется не в честь, востает в славе; сеется в немощи, востает в силе; сеется тело душевное, востает тело духовное (1Кор.15:42–44).

Тела будут нетленны. Под нетлением прежде всего необходимо понимать способность тела не обращаться в прах, разлагаясь на свои основные элементы. Оно будет, следовательно, по самой природе своей противостоять разрушительной силе смерти, т. е. находиться в состоянии невозможности умереть, как говорит Спаситель: сподобившиися век он улучити и воскресение еже от мертвых… ни умрети бо ктому могут, равни бо суть ангелом (Лк.20:35–36). Такое свойство тел воскресения предполагает, что им будут совершенно чужды всякого рода болезни и постепенность умирания, какая происходит с нами в старости. Тайнозритель говорит, что на новой земле ни плача, ни вопля, ни болезни уже не бyдem (Откр.21:4), как и в райской жизни человека. Нетление тела воскресения предполагает, также, что оно не будет иметь нужды в обыкновенных пище и питии для поддержания своих сил. Ап. Павел говорит: брашна чреву и чрево брашном; Бог же и сие и сия упразднит (1Кор.6:13; сн. Откр.7:16). Подобным же образом и по отношению к браку воскресшие будут подобны ангелам (Мф.22:30).

Тела воскресения, в противоположность нашим земным телам, телам немощи, будут сильны. Немощь нашего тела выражается в том, что оно не может выносить продолжительного напряжения своих сил, постоянно требуя отдыха, сна и питания для подкрепления сил, и весьма часто заставляет дух отказываться от приведения в исполнение его высоких начинаний. Дух бодр, плоть же немощна. По противоположению такой немощи земного тела силу тела воскресения надлежит полагать в полноте его жизненных сил и неустанности их энергии. Тело воскресения не будет знать утомления и, следовательно, чувствовать потребности в отдыхе и сне, в пище и питии. Неисчерпаемая полнота сил, которыми будет обладать тело воскресения, произведет то, что в царстве славы не будет ни беспомощных старцев, ни младенцев, нуждающихся в уходе других.

Воскресшие тела будут духовны, а не душевны, каковы нынешние тела. Есть тело душевное, и есть тело духовное, говорит апостол (1Кор.15:44). Нынешнее тело есть по преимуществу тело душевное; похоть сделалась неотъемлемым свойством тела человеческого и между духом и плотью идет непрерывная борьба (Гал.5:17); тело порабощает душу, заставляя ее подчиняться низшим чувственным влечениям (Рим.7:23) и стесняет и затемняет чисто духовные влечения; короче, оно есть тело страстное. Тело воскресшее будет духовное, бесстрастное; в нем не только указанная борьба прекратится, но уничтожится и самая возможность возникновения похоти и оно явится покорным орудием духа. Вместе с этим оно сделается духовным в смысле легкости и тонкости и с физической стороны. Возможность такого одухотворения тела не должна представлять чего-либо неудобоприемлемого, так как в мире материи существуют разные степени материальности, переходы материи из одного состояния в другое. Явление Господа по воскресении Своим ученикам дверем затворенным дает нам некоторое представление о том, в чем будет состоять одухотворение материи нашего тела. Оно потеряет свою грубость, дебелость, сделается тонким и проницательным, а вследствие этого и более свободным от условий пространства. И ап. Павел говорит, что воскресшие и оставшиеся в живых, по восприятии тела воскресения, восхищены будут на облацех в сретение Господне на воздусе. Тем не менее, наименование тела духовным не обозначает, что тело будет воздушным или эфирным.

Наконец, тела воскресших будут славны: Господь Иисус преобразит тело смирения (уничижения) нашего так, что оно будет сообразно славному телу Его (Филип 3, 21), восстанет в славе. Славу тел воскресения нужно полагать прежде всего в том, что они будут одарены всеми доступными природе тела совершенствами и вместе отнято от них будет уничижение, т. е. все недостатки нашей телесной природы, и между ними – тление, немощь, душевность. Но совершенство тела и свобода от всех телесных недостатков будет принадлежать всем воскресшим, и праведникам и грешникам. Поэтому славу воскресших тел недостаточно понимать лишь в этом смысле. Без сомнения, причина большей или меньшей славы тела будет заключаться в нравственном состоянии самого человека. Но если нравственное совершенство есть основание (субъективное) будущей славы воскресшего тела, то и сущность славы, которая будет принадлежать воскресшим телам, можно полагать в отражении степени нравственного совершенства духа на теле. Что же касается того, каким видимым для всех образом проявится слава тела воскресения, то Писание часто представляет славу, как свет (Исх.34:29; 2Кор.3:7; Мф.17:2; Деян.9:3–8). Спаситель дал обетование, что праведницы просветятся, яко солнце во царствии Отца их (Mф 13, 43). Ввиду таких указаний Писания и под славой тела воскресения можно понимать их светоносность, существо которой однако мы не можем представить.

Слава, имеющая принадлежать воскресшим телам, будет иметь различные степени, как различны степени нравственного совершенства каждого отдельного человека: ина слава солнцу, – говорит ап. Павел, – и ина слава луне, и ина слава звездам: звезда бо от звезды, разнствует во славе. Такожде и воскресение мертвых (1Кор.15:41–42).

Перечисляя все указанные свойства тел воскресения, ап. Павел имел ввиду праведников, но не говорит о том, каковы будут воскресшие тела грешников. Должно, однако, думать, все тела воскресших – и праведных и нечестивых – будут обладать одинаковыми совершенствами своей природы. В частности, и тела грешников, без сомнения, восстанут нетленны и сильны в смысле свойства противостоять смерти, разрушительным влияниям стихий, не нуждаться в отдыхе, пище и питье для поддержания жизни и сил, свободы от болезней и старости.

He может быть сомнений также и в духовности тел грешников. Бессмертное тело не может быть по своему составу и свойствам таким же, как наше настоящее тело. Что же касается свойства славы воскресших тел, то в славе в смысле совершенства тела воскресения, нельзя отказать телам грешников, хотя эти совершенства, подобно дорогой повязке на дышащей зловонием ране, не славу, а вечный позор доставят обладающему ими духу. Без сомнения, тела грешников будут также способными отражать на себе нравственное состояние духа, иметь на себе вечное обнаружение их нравственного падения.

§ 186. Кончина мира

С воскресением мертвых и изменением живых последует кончина века. Под кончиной века или мира в учении откровения и церкви разумеется не совершенное разрушение и уничтожение его, а только преобразование, обновление мира, такое изменение состояния вселенной, что она явится в новом, лучшем и совершеннейшем виде, соответственном прославленному состоянию будущих ее обителей. Такая перемена в состоянии мира вещественного необходимо предполагается и требуется связью, в какой находятся судьбы мира вещественного с судьбами человека. Мир в настоящем его состоянии полон зла и нестроений; человеку он доставляет множество разнообразных скорбей и страданий. Но зло случайно в мире, оно есть следствие греха. Поэтому с уничтожением греха и смерти и возведением человека в состояние совершенства по телу должны быть истреблены и пагубные следствия, причиненные твари грехопадением человека. Мир в настоящем его состоянии и не может быть приличным, блаженным и вечным жилищем для людей, которые воскреснут с прославленными телами.

Учение о кончине существующего мира и появлении новых неба и земли возвещалось еще в Ветхом Завете. Так, псалмопевец о настоящих, созданных Богом небе и земле, говорит: та погибнут, Tu же пребываеши; и вся, яко риза, обетшают и яко одежду свиети я, и изменятся (Пс 101, 27). У пр. Исаии возвещается: будут бо небо ново и земля нова (в рус. пер. – вот Я творю новое небо и новую землю), и не помянут прежних, ниже взыдут на сердце их (65, 17; сн. 13, 9–13; 51, 5; Иоил.2:10, 30–31).

Но частнейшими чертами учение о кончине мира раскрывается в Новом Завете. И. Христос в объяснении притчи о пшенице и плевелах говорил: жатва – кончина века есть (Мф.13:39–40). Утверждая действительность кончины мира, Он предызображал и те грозные и необыкновенные потрясения, которые произойдут на небе и на земле перед кончиной мира: по скорби тех дней (бедствий перед вторым Его пришествием) солнце померкнет (σκοτισθήσεται – само помрачится), и луна не даст света своего (αυτής – обычного ей сияния, потому, конечно, что сама не будет более получать его), и звезды спадут с небесе, и силы небесныя подвигнутся (Мф.24:29; у Луки 21, 25: и будут знамения в солнце и луне, и звездах, и море восшумит и возмутится). Последнее помрачение солнца и луны не будет простым лунным и солнечным затмением, каковые явления никогда не бывают вместе, одновременно, но это будет совершенное прекращение света солнца, за которым необходимо последует помрачение луны. Падение звезд (в собственном смысле звезд, а не метеоров) можно понимать в том смысле, что они постепенно, одна за другой будут как бы срываться с небесного свода, с тех мест, на которых в течение веков привыкли видеть их прочно укрепленными и неподвижными, что соединится с совершенным погашением их света и исчезновением из взора в мировом пространстве. Наконец, силы небесныя подвигнутся, т. е. придут в беспорядочное движение те космические силы, действием которых сохраняется мировая гармония (напр., сила тяготения) и которые поддерживают отношение небесных светил между собой и по отношению к земле (уставы неба). Спаситель же говорил: небо и земля, т. е. вся совокупность творения, мимоидет (изменится по образу бытия своего), словеса же Моя не мимоидут (Мф.24:35).

В таком же смысле учили о кончине мира и апостолы. Ап. Петр раскрывал это учение по поводу появления наглых ругателей, которые говорили: где обетование пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же (2Пет 3, 3–4). Указав ругателям, что первобытный мир погиб в волнах потопа (6 ст.), апостол предупреждает, что и нынешняя небеса и земля тем же Словом сокровена суть (содержимые тем же Словом), огню блюдома (τεθησουρισμένοι έισί – сберегаются, сохраняются, как сокровища, драгоценность) на день суда и погибели нечестивых человек (7 ст.), – до тех пор, пока будут иметь цену в глазах Божиих. Но приидет день Господень, яко тать в нощи, в онь же небеса с шумом мимо идут, стихии же сжигаемы (разгоревшись, воспламененные) разорятся, земля же и яже на ней дела сгорят (10 ст.). Слова апостола показывают, что грозная перемена с миром произойдет в день Господень, день суда и погибели нечестивых, т. е. в день решительного определения участи грешников. Предметом изменения будут: небеса, стихии, земля и дела, яже на ней. Выражение: небеса с шумом мимо идут дает понять, что под небом разумеются тела, поставленные на звездном небе; стихии, обыкновенно, означают первоначальные, простые вещества мира (Прем Сол 7, 17); земля и дела, яже на ней, обозначают нашу планету и все то, что на ней находится: природа и искусство, царство растений, минералы, животные, города и домы (но не люди), вообще все принадлежности земного обитаемого мира (ср. Авв.2:13), – все будет страшным образом разрушено. Орудием будущего обновления вселенной послужит огонь. Действие этого огня – «огненного потопа», или огненной реки» будет состоять не в истреблении окончательном, не уничтожении решительном вещественного мира, а только в обновлении, очищении мира. Сам апостол будущее разрушение мира сравнивает с постигшим древний мир потопом (6 ст.) и прямо говорит: нова же небесе и новы земли, по обетованию Его, чаем, в нихже правда живет (13 ст.), т. е. нового неба, а не другого неба, новой земли, а не другой земли ожидаем. Слова: в нихже правда живет, дают видеть, что перемена для нынешнего неба и нынешней земли нужна только такая, чтобы не было в них неправды, не осталось ничего из того беспорядочного и зловредного, что в них привнесено было грехом человека.

Ап. Павел учит, что вся тварь (πάσα ή κτίσις), т. е. весь мир вещественный, совоздыхает и соболезнует (с нами) даже до ныне и ожидает откровения сынов Божиих, на уповании, что свободится от работы истления в свободу славы чад Божиих, подобно тому, как и мы сами в себе воздыхаем, всыновления чающе избавления телу нашему (Рим.8:21–23), т. е. воскресения тел. Слова апостола показывают, что прославление природы будет состоять не в уничтожении мира, а освобождении от рабства тления или от суеты, и совершится это, по крайней мере, не прежде прославления сынов Божиих. По словам того же апостола: преходит бо образ (σχήμα) мира сего (1Кор.7:31), но не мир, его сущность или природа.

Тайнозритель пишет, что он видел, как от лица Седящего на престоле бежа небо и земля, и место не обретеся им (Откр.20:10), т. е. в настоящем их состоянии, и увидел он небо ново и землю нову! первое бо небо и земля первая преидоста, и моря несть ктому. Новый Иерусалим, увиденный им, приготовлен как невеста, украшенная для мужа своего, и о нем сказано ему: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними (21, 1–3).

Итак, по ясному учению откровения, действительно последует в день Господень кончина мира – стихийных неба и земли, кончина не в смысле совершенного уничтожения, но преобразования или обновления мира посредством огня. Из прежних неба и земли и вместо их явятся новое небо и новая земля, которые будут существовать вечно, не подвергаясь новым потрясениям; в них не будет рабства тлению, как нетленны будут и тела воскресших, и будет обитать правда.

Опыты разрешения вопроса о последней судьбе мира встречаются и в естественных религиях и философии, а в последнее время этому вопросу уделяет внимание и естествознание. Как в древности, так и теперь, мысль о кончине мира казалась и кажется для мышления вполне удобоприемлемой: мир, состоящий из сложных и разрушимых веществ, некогда получил начало, следовательно, может и окончить свое бытие в настоящем его виде. Тем более естественно так думать, что мир в настоящем его состоянии весь во зле лежит. Безотрадна была бы участь человека, если бы все это зло осталось на вечность. О кончине мира и явлении новых миров, новых неба и земли говорится в религиозных сказаниях браминства (позднейшего), в персидской религии (Зороастра), египетской, в мифологии германцев. Необходимость какого-либо мирового переворота (катастрофы) для начала лучшего порядка вещей признавали и некоторые из древних философов, причем охотно разделялось то мнение, что настоящий мир будет истреблен огнем (Гераклит, стоики, Платон, Сенека). Новейшее естествознание пытается разрешить тот же вопрос на основании данных т. н. положительной науки (астрономии, геологии, физики, географии). Появился и существует целый ряд гипотез, предполагающих, что вселенная должна или постепенно прийти к своему концу, или внезапно погибнуть от действия тех или других естественных сил, причем многими из них предполагается и допускается, что на месте погибших могут возникнуть новое небо и новая земля. Естествознание в решении этого вопроса. особенно при настоящем состоянии науки, конечно, не может идти далее гаданий и предположений, более или менее вероятных. Но утверждая, что настоящая вселенная будет иметь конец и на месте ее могут возникнуть новое небо и новая земля, эта наука утверждает ту же истину, которую возвещало откровение еще задолго до появления научного естество-знания.

§ 187. Всеобщий суд. Его действительность и образ совершения

За воскресением мертвых и обновлением мира Господь И. Христос во второе Свое пришествие совершит суд – суд всеобщий, открытый и торжественный, правосудный и страшный, решительный и последний. Тогда последует праведное воздаяние каждому по делам его и судьбы всех людей будут опредеделены на вечные времена.

I. Действительность будущего всемирного суда предвозвещалась еще в ветхозаветном откровении (особенно Дан.7:9–14), но яснейшим образом утверждается в Новом Завете. И. Христос учил: приити имать Сын человеческий во славе Отца Своего со ангелы святыми, и тогда воздаст комуждо по деянием его (Мф.16:27). В беседе с учениками на горе Елеонской Он изобразил и самый суд, со всеми его последствиями, какой имеет быть произведен Им (Мф.25:31–46). Во многих притчах, убеждая к исполнению воли Отца небесного, Он также указывал на имеющий быть суд, напр., в притчах: о пшенице и плевелах, о неводе (Мф.13 гл.), о неверном домоправителе, о талантах (25 гл.). Ап. Павел возвещал в афинском ареопаге: Бог уставил есть день, в оньже хощет судити вселенней в правде (Деян.17:31; сн. Иуд 14–15 ст.). Этот великий день он называет днем гнева и откровения праведного суда Божия (Рим.2:5).

II. Об образе или способе совершения последнего суда многoe открыто нам под покровом чувственных образов, понимание которых доступно разумению нашему лишь отчасти.

Совершителем суда откровение представляет Господа И. Христа. Сам Он свидетельствовал: Отец не судит ни комуже, но весь суд (κρίσιν πάσαν) даде Сынови. Отец область (власть) даде Ему и суд творити, яко Сын человечь есть (Ин.5:22, 27). Дело искупления предназначено было совершить Сыну Божию. Поэтому Сыну же Божию, ибо Он Сын человечь есть, подобало совершить, конечно, в единении с волей Бога Отца, и суд над родом человеческим. Повеле нам (воскресший И. Христос), – говорит ап. Петр, – проповедати людем, яко Той (И. Христос) есть нареченный от Бога Судия живым и мертвым (Деян.10:42). Ап. Павел учит, что Бог будет судить тайная (т. е. дела) че ловеком… Иисусом Христом (δί Ι. ΧριοτούРим.2:16; сн. Деян 17, 31).

При совершении суда над миром Господь И. Христос, как царь, пришедший потребовать отчета у Своих рабов (Лк.19:12–15), сядет на престоле славы Своея, окруженный ангелами (Мф.25:31), и престол велик бе (Откр.20:11). Престол славы, без сомнения, это есть образное представление царского достоинства И. Христа, которое в полной своей славе откроется перед воскресшими и собравшимися для суда людьми (точно так же, как и упоминаемое во 2Кор.5судилище Христово). В производстве суда, в качестве исполнителей воли царя и Судии вселенной, примут участие ангелы. В притче Спасителя о пшенице и плевелах представляется, что при кончине века жатели ангели суть, что послет Сын человеческий ангелы Своя, и соберут от царствия Его вся соблазны и делающих беззаконие (Мф.13:39–41 сн. 24, 31); ангелы изыдут и отлучат злыя от среды праведных (13, 49); ангелам усвояется приведение в исполнение божественного приговора над нечестивыми, – ввержение их в пещь огненную (Mф 8, 12; 13, 42, 50 и др.).

Есть в Писании изречения, в которых участие в суде приписывается и людям, – апостолам и святым вообще. Так И. Христос обещал апостолам: аминь глаголю вам, яко вы, шедшии по Мне, в пакибытие (έν τή παλιγενεσία), егда сядет Сын человеческий на престоле славы Своея, сядете и вы на двоюнадесяте престолу, судяще обеманадесяте коленома Израилевова (Мф.19:28; сн. Лк.22:30). Ап. Павел пишет: не весте ли, яко святии мирови имут судити (χρίνουσι, – 1Кор.6:2)? Но судить живых и мертвых будет Сам Богочеловек, Которому Бог Отец дал весь суд. Обетование же о седении апостолов на двенадцати престолах есть лишь образное предуказание того, что они при всеобщем суде будут в особенности превознесены над всеми, как ближайшие к царю Судии лица, будут по преимуществу разделять с Ним славу суда и царства. Что же касается суда и осуждения ими двенадцати колен Израилевых, то участие их в этом отношении должно ограничить тем, что они осудят через добрый пример нравственной своей жизни и деятельности вообще нечестивых из всех народов и, прежде всего, своих современников, особенно же неуверовавших сынов Израиля. Но так как кроме двенадцати колен Израилевых остается еще множество народов и племен, которые предстанут всемирному суду, то не одни апостолы, но вообще святии мирови имут судити, т. е. будут как бы живыми скрижалями закона Христова, по которому совершается суд, свидетельствуя на себе возможность для человека достигнуть спасения, и тем покажут грешникам, что злая воля привела их к осуждению.

Подсудимыми на всеобщем суде явятся все люди, – грешные и праведные, христиане и не христиане, живые и мертвые, и не только люди, но и падшие духи. На последний суд, говорит И. Христос, соберутся пред Ним вси языцы (πάντα τα еέθνη Мф.25:32), – не языческие лишь, но все народы, существовавшие от начала мира – избранные от четырех ветр, от края небес до края их (24, 31), равно и все творящие соблазны и делающие беззаконие (13, 41). На суд предстанут и ангелы, не соблюдшия своего начальства и оставльшия свое жилище. Ап. Павел учит: не весте ли, яко ангелов судити имамы (1Кор.6:3)? Под ангелами в словах ап. Павла правильнее разуметь падших ангелов, как и разумели древние учители (напр. Златоуст, блаж. Феодорит).

Предметом последнего суда и вместе основанием осуждения одних и оправдания других будут добрые или злые дела представших на суд, мысли, слова и нравственные расположения каждого, их вера или неверие. Господь, учит апостол, в этот день воздаст коемуждо по делом его! овым убо, по терпению дела благаго (в рус. пер. – которые постоянством в добром деле, т. е. ищут) славы и чести и нетления ищущым, живот вечный, а иже по рвению противляются (упорствуют) убо истине, повинуются же неправде, ярость и гнев (Рим.2:6–8). Всем должно явиться пред судище Христово, да приимет кийждо яже с телом содела (т. е. соответственно тому, что он делал, живя в теле), или блага, или зла, (2Кор.5:10; сн. Гал.6:7–9; Иуд 15). Но не только за дела, а и за слова свои каждый должен будет дать отчет: глаголю же вам, – учит Спаситель, – яко всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный. От словес бо своих оправдишися и от словес своих осудишися (Мф.12:36–37). Наконец, и сердечные намерения будут предметом суда: когда приидет Господь, тогда Он во свете приведет тайная тмы и объявит советы сердечныя, и тогда похвала будет коемуждо от Бога (1Кор.4:5; Рим.2:16; сн. Откр.2:23). Каждый будет судим по своим силам и дарованиям: всякому же, емуже дано будет много, много взыщется от него; и емуже предаша множайше (иного вверено), множайше просят (взыщут) от него (Лк.12:48; сн. Мф.25:14–30 – притча о талантах). Будет принята во внимание и совокупность внешних условий, благоприятных или неблагоприятных для нравственного развития, при которых жили и так или иначе поступали люди, в особенности же известность или неизвестность им откровения Божия, как, напр., жителям Тира, Сидона и Ниневии, или же Хоразина, Вифсаиды и Капернаума (Мф.11:21–23; 12, 41). Ап. Павел дает видеть, что не одинаково будут судимы люди, жившие под законом откровенным, и те, которые не имели такого закона: несть бо на лица зрения у Бога, – говорит он. Елицы бо беззаконно согрешиша, беззаконно и погибнут! и елицы в законе согрешиша, законом суд приимут! (Рим.2:11–12). Нелицеприятие Божие на суде, по мысли апостола, обнаружится в том, что те, которые беззаконно, т. е. не имея писанного закона, а руководствуясь одним естественным законом, согрешили, те беззаконно и погибнут, т. е. не по писанному закону будут осуждены на вечное мучение, a по закону, написанному в сердце каждого. А которые в законе, т. е. имея писанный закон, согрешили, то по этому закону и судимы будут и суд приимут, т. е. осуждение.

Соответственно выяснению нравственного состояния судимых последует разделение добрых и злых и произнесение приговора над теми и другими. И разлучит их друг от друга Сын человеческий, яко же пастырь разлучает овцы от козлищ! И поставит овцы одесную Себе, а козлища ошуюю. Тогда речет царь сущым одесную Его: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира… Сущим же ошуюю Его Он скажет: идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его… И идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный (Мф.25:32–46).

§ 188. Кончина благодатного царства Христова и открытие царства славы. Ложность хилиазма

I. Co вторым пришествием Христовым и всеобщим судом последует кончина благодатного царства Христова и откроется вечное царство славы.

Благодатное царство Христово или церковь Воинствующая приспособлена к временному домостроительству человеческого спасения, доколе все достигнут в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова (Еф.4:12). Но ко времени второго пришествия Христова для суда над миром Евангелие будет проповедано по всей вселенной. Все, предназначенные к царству Божию, войдут в него, а враги этого царства и самая смерть будут побеждены. На всеобщем же суде плевелы, мешающие росту пшеницы, будут отделены. Старый мир прекратит свое существование. Домостроительство спасения, состоящее в приложении и усвоении людям спасительных заслуг И. Христа, завершится. Понятно, что с завершением его должно окончиться и существование благодатного царства – церкви, находящейся в состоянии непрестанных подвигов и борьбы с врагами, видимыми и невидимыми. Наступит та кончина, о которой говорит апостол: а затем, – т. е. за воскресением мертвых, – кончина, егда предаст царство Богу и Отцу, егда испразднит всяко начальство и всяку власть и силу. Подобает бо Ему царствовати, дондеже положит вся враги под ногама Своима. ИИоследний же враг испразднится смерть… Егда же (Бог Отец) покорит Ему всяческая, тогда и Сам Сын покорится покоршему Ему всяческая, да будет всяческая во всех (1Кор.15:24–28). В этих словах апостола разумеется именно царство, которое принадлежит И. Христу прежде Его второго пришествия, т. е. временное, по домостроительству, царство Христово – церковь. Это царство Он предаст Богу Отцу. Тогда исполнится то определение вечного совета Св. Троицы, о котором Сын говорил Отцу: се, иду сотворити волю Твою, Боже (Евр.10:7).

Но с преданием этого Своего царства Богу и Отцу не окончится царствование Христово. Тогда откроется во всей силе и славе то царство, уготованное для праведников от сложения мира, рождение и воспитание чад для которого составляет задачу церкви. Это царство И. Христос называл то царствием Божиим (Мк.9:47; 10, 14; Лк.13:28–29), то царством Отца Своего (Мф.26:29), то домом Отца Своего, в котором много приготовлено обителей для Его последователей (Ин.14:2). Это царство не есть только царство Бога Отца, или вообще царство Пресвятыя Троицы, но и Его собственное, непосредственно Ему, как Искупителю, принадлежащее царство. Поэтому это же царство Он называл царством Сына человеческаго (Мф.16:28; сн. 13, 41), Своим царством (у Лк.22. 20Мое царство). Точно также и апостолы именовали это царство не только царством Божиим (1Кор.6:9; 15, 50; 2Сол 1, 5), но и царством Господа нашего и Спаса Иисуса Христа (2Пет 1, 11; 2Тим 4, 18; Откр.11:15), царством Христа и Бога (Еф.5:5). Царствию Его, имеющему наступить с началом вечной для праведников жизни по душе и по телу и на обновленных небе и земле, непосредственно после всеобщего суда, не будет конца (Лк.1:33; Откр.11:15). С Ним же, Господом Иисусом, воцарятся и верующие в Него (2Тим 2, 12; сн. Рим.8:17).

II. Понятно отсюда, как должно смотреть на хилиастические (χιλιασμός – тысячелетие) надежды и ожидания второго пришествия Христова для основания Им земного 1000-летнего царства, возникшие еще в первые века христианства и проходящие через всю историю церкви. Сущность этих чаяний у древних хилиастов состояла в следующем. Господь И. Христос задолго до кончины мира опять придет на землю, победит Своих врагов, упразднит власть сатаны на тысячу лет, воскресит умерших праведников («первое воскpeceниe»), устроит царство на земле, и будет царствовать с воскресшими и прославленными праведниками тысячу лет. В награду за свои подвиги и страдания праведники будут наслаждаться всеми благами – духовными и чувственными (у иудействующих хилиастов – с восстановлением Иерусалима и ветхозаветных жертв), и им дано будет господствовать над всем остальным человечеством. По прошествии этого времени, сатана, связанный на тысячу лет, будет снова развязан и вместе с антихристом, своим орудием, и его последователями, вступит в ожесточенную борьбу с царством Христовым, но эта брань кончится погибелью сатаны и антихриста вместе с его приверженцами, и тогда-то последует второе, всеобщее воскресение, кончина мира, всеобщий. суд и всеобщее вечное воздаяние. Очевидно, хилиастические чаяния о пришествии Христовом за 1000 лет до кончины мира и о каком-то особом царстве Христовом, отличном от царства благодати (церкви) и царства славы, равно как и двукратном воскресении мертвых, не имеют для себя никаких оснований. Церковь, осудив на Втором Вселенском Соборе все заблуждения Аполлинария, между прочим, разделявшего хилиастические воззрения, осудила и его учение о тысячелетии Христовом, и для того на соборе внесены были в самый символ слова о Христе: Его же царствию не будет конца.

§ 189. Блаженное состояние праведников. Степени и вечность их блаженства

I. Благословенные Отца небесного в уготованном им от сотворения мира царстве будут иметь «жизнь столь блаженную, что мы не в состоянии и понять, представить и изобразить этого блаженства» (Катих. 12 чл.). Око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог лю бящим Его (1Кор.2:9). Вем человека о Христе, – говорит ап. Павел о себе, – который восхищена бывша… до третьяго небесе,… в рай, и слыша неизреченные глаголы, ихже не леть есть человеку глаголати, т. е. предсказать (2Кор.12:2, 4). Писание изображает состояние праведников в этом царстве большею частью подобиями и образами, взятыми с предметов величественных и прекрасных. Небесные блага оно называет сокровищем (Мф.19:21; 1Пет 1, 4), наследством нетленным, чистым, неувядаемым (1Пет 1, 4; сн. Еф.1:14; 1Кор.3:24; Гал.3:24) и др.

Как на наивысшее из всех благ, уготованных праведникам, откровение указывает на непосредственное созерцание и ближайшее общение их с Господом и Спасителем И. Христом и через Него с Богом Отцом и Духом Святым. Спаситель говорил Своим ученикам: да не смущается сердце ваше, веруйте в Бога и в Мя веруйте… Паки прииду и поиму вы к Себе. Да идеже есмь Аз и вы будете (Ин.14:1–3). В молитве к Отцу Он взывал: Отче, ихже дал еси Мне, хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною, да видят (θεωρώσι) славу Мою, юже дал еси Мне (17, 24). Видение это касательно человеческой природы Христа Спасителя, конечно, будет через самое телесное чувство зрения. Упование блаженного видения и общения со Христом Спасителем более всего утешало и одушевляло апостолов. Ап. Павел желает разрешитися и со Христом быти (Флп.1:23) и обещает верующим, что они в будущей жизни всегда с Господом будут (1Сол 4, 17), с Ним воцарятся (2Тим 2, 11–12). Ап. Иоанн говорит, что мы узрим тогда Христа Спасителя, якоже есть (1Ин.3:2). Тогда праведники явятся действительно наследницы убо Богу, сонаследницы же Христу (Рим.8:17).

Пребывая постоянно с Господом Иисусом в царстве Христа и Бога, праведники через И. Христа и Духа Святаго и к Богу Отцу будут так близки, как близки бывают дети к своему родному отцу, живя в его доме (Ин.14:2), будут едино с Отцем: да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне и Аз в Тебе, да и тии в нас едино будут (Ин.17:21), – молился И. Христос Своему Отцу о верующих. В откровении ап. Иоанна говорится, что блаженное царство славы будет скиниею Божиею с человеки, где Он вселится с ними: и тии людие Его будут, и Сам Бог (триипостасный) будет с ними (Откр.21:3). По словам ап. Павла, тогда Бог будет всяческая во всех (1Кор 15, 28). Конечно, и теперь Он во всех: о Нем бо живем, движемся и есмы. Но тогда это совершится и проявлено будет некоторым особым образом.

Как на следствия особенного общения и единения человека с Богом в царстве славы, св. Писание указывает на удовлетворение всех высших стремлений и потребностей душ праведников. По откровению ап. Иоанна, Бог будет и светом для праведников, просвещающим их, и древом животным, питающим их своими плодами, и источником воды животныя, напояющем их (Откр.21:6, 22–23).

В частности, тогда они обретут возможно полное удовлетворение ума, жаждущего истины и лишь отчасти находящего удовлетворение здесь. Видим убо ныне (Бога), – говорит ап. Павел, – якоже зерцалом в гадании (как бы сквозь тусклое стекло, гадательно), тогда же лицем к лицу! ныне разумею отчасти, тогдаже познаю, якоже и познан бых (1Кор.13:12). В этих словах апостол указывает различие и превосходство ведения, какое будет даровано в жизни по воскресении, по сравнению с настоящим, в двояком отношении: количественном и качественном. В первом, – знание, доступное человеку в настоящем веке относительно таин царства Божия, есть знание отчасти (έκ μέρους), частичное, неполное, по cpaвнению с будущим. Относительно же глубины и совершенства будущего познания апостол приводит два сравнения: понимание младенца и мужа (в 11 ст.), и видения сквозь тусклое стекло и лицом к лицу. Первое сравнение дает разуметь, что в будущем веке знание будет столь же совершеннейшим перед нынешним, сколько совершеннее знание мужа перед знанием младенца. Второе сравнение показывает, что наше настоящее боговедение и вообще познание тайн царства Божия по сравнению с будущим настолько же несовершенно, насколько несовершенным может быть познание предмета, доступного рассмотрению или познанию сквозь тусклое стекло, по сравнению с познанием того же предмета через непосредственное его рассмотрение. Бог открывается здесь в слове, а человек должен верой усвоять открытые ему истины, не видя самого предмета, ибо мы верою ходим, а не видением (2Кор.5:7). В жизни же по воскресении упразднятся вера и надежда (1Кор.13:8–10), так как все то, во что мы веровали, будем видеть лицом к лицу, и на что надеялись, будем переживать. Само собою понятно, что Бог в существе Своем всегда остается непостижимым (1Кор.2:11).

Воля блаженных обитателей царства славы будет свободна от всякой нечистоты и греховности, ибо греха там совершенно не будет (1Кор.15:56–57). Праведники насытятся тогда правды, которой здесь алкали и жаждали. Любовь к Богу и не отделимая от нее любовь к ближним, которая николиже отпадает, раскроется тогда в них совершеннейшим образом, так что они будут вне всякой опасности уклониться от направления к единому добру.Все это своим непосредственным следствием будет иметь удовлетворение всем чистым требованиям чувства в блаженстве. Когда удовлетворены все высшие стремления свободно-разумной природы, устранится причина столь постоянных и неизбежных в земной жизни духовных страданий, недовольства, происходящих от неудовлетворенности потребностей и стремлений богоподобной души человеческой. В нагорной беседе Своей Спаситель учит, что каждое из небесных благ в своей отдельности может доставить человеку блаженство. Блаженство же человека, который получит всю полноту небесных благ и когда при этом борьба добра и зла в самом человеке и во всем мире совершенно прекратится и наступит вечное торжество добра, невозможно и изобразить.

Блаженному состоянию праведников, по душе будут соответствовать и отчасти собою его пополнять состояние их по телу и та тварная среда, в которой они будут обращаться и жить. Тело, которое теперь у нас является источником бесчисленных скорбей и болезней, тогда будет изъято от всех недостатков и нужд, гибельного влияния стихий, болезней и смерти, и не потребует тех изнурительных забот и тяжких трудов, каких требует теперь для своего сохранения, питания, одеяния. Все это пройдет и всякие внешние поводы к страданию уничтожатся. Они (праведники) не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод… И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло (Откр.7:16–17; 21, 4).

Праведники введутся в прекрасное царство природы. На новых небе и земле не будет ни одного из тех зол, которые теперь превращают для нас землю в место изгнания и наказания, но будут, напротив, все блага, подобно тому, как был преисполнен ими древний рай – жилище первых людей. Место обитания удостоенных блаженства будет отобразом славы Божией (Откр.21:23). И там будут земные твари, но только они будут свободны от рабства тлению, не будут воздыхать под тяжким игом этого рабства и способны к участию в свободе славы чад Божиих (Рим.8:20–21). В состав новой земли или обиталища праведников войдет только то, что есть наилучшего и драгоценнейшего в обновленном вещественном мире (Откр.21:10. 27). Праведники будут пользоваться тем господством над тварью, которым пользовался невинный человек, так как восстановление человека благодатью есть восстановление невинного человека с его правами и преимуществами (Откр.22:1–5).

Со всем этим соединится взаимное ближайшее общение праведников между собою и с ангелами. Все званные и последовавшие призванию от восток и запад приидут и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в царствии небеснем (Мф.8:11), все едино будут, будучи связаны между собою узами чистейшей любви, как дети одного общего Отца. Таким образом, каждый блаженный обитатель царства славы узнает там и войдет в общение с теми, с которыми здесь был связан духовными узами чистой любви, родства и дружбы, но особенно отрадно то, что увидит там всех святых Божиих, – праотцев, патриархов, пророков, апостолов, мучеников и вообще всех праведников. Святые будут иметь там общение и с ангелами и всеми чистейшими духами. Это обещает ап. Павел, когда говорит, что все праведники не только приступят, но и действительно приобщатся ко граду Бога живаго, Иерусалиму небесному, и тьмам ангелов, торжеству и церкви первородных на небесех написанных (Евр.12:22–23, сн. Откр.21:2, 10, 11). Такое общение не может не быть источником блаженства для праведников, тем более, что взаимной любви ничто там не будет нарушать, ибо там не будет честолюбия, корыстолюбия, зависти и людей с такими пороками, как и плотских потребностей.

II. Хотя все праведники будут наслаждаться блаженством, однако, блаженство их будет иметь свои степени, соответственно труду и нравственному достоинству каждого. Это предполагается самым понятием о правосудии Божием и неодинаково раскрывшейся в самых людях способности к блаженству. Спаситель учил: в дому Отца Моего обители многи суть (Ин.14:2). Слова эти можно понимать не в смысле лишь указания на количественную множественность обителей или обширность помещений многих равных обителей, но и качественное их различие. Господь различает также награду пророков и праведников: приемляй пророка во имя пророчо, мзду пророчу приимет. И иже аще напоит единаго от малых сих чашею студены воды, токмо во имя ученика, аминь глаголю вам, не погубит мзды своея (Мф.10:41–42). Апостолам Он обещал, что они в пакибытии займут исключительное в сравнении с остальными верующими положение (Mф 19, 28; Лк.22:30). Ап. Павел говорит о делах милосердия, что сеяй скудостию, скудостию и пожнет! a сеяй о благословении (щедро) о благословении (щедро) и пожнет (2Кор.9:6). Слова апостола о различных степенях прославления тела (1Кор.15ина слава солнцу и пр.), также предполагают различные степени блаженства.

III. Как славное царство Христово есть царство вечное, которому не будет конца, так и блаженная жизнь праведников в этом царстве не будет иметь конца, но будет вечной. Вечность блаженства праведников предполагается невозможностью для них падения вообще в загробной жизни, особенно же по воскресении, когда они вступят в наслаждение вечной жизнью и всеми ее благами. Аз живот вечный дам им, – говорил Спаситель, – и не погибнут во веки, и не восхитит их никтоже от руки Моея (Ин.10:28; сн. 3, 16); никто не отнимет их радости (16, 22). Оправданные на последнем суде и призванные к блаженству праведницы идут в живот вечный (Мф.25:46).

§ 190. Состояние осужденных. Степени и вечность их мучений

I. Участь нераскаянных грешников после всеобщего суда противоположна состоянию праведных. Их ожидает величайшее горе, – нескончаемые и неизобразимые мучения. Св. Писание мучения осужденных на последнем суде изображает преимущественно с отрицательной стороны, указывая те блага, которых лишает человека грех, и часто в образах, применительно к нынешнему разумению нашему.

Грешники лишены будут всех тех благ, наследниками которых явятся праведные. Все эти блага объединяются в одном представлении о царствии Божием, в которое не войдут грешники. Они будут находиться в удалении от Бога и Его царствия и под действием гнева или осуждения Божия. Идите от Мене, проклятии, – услышат они приговор Верховного Судии. Отступите от Мене вси делателие неправды (Лк.13:27; сн. Мф.7:21). Кто не верует в Сына Божия, не узрит живота, но гнев Божий пребывает на нем (Ин.3:36; сн. Рим.2:5–10). Недостойные сынове царствия изгнани будут во тму кромешнюю (Мф.8:11–12) и, находясь в муках, будут зреть издалеча Авраама и праведников на лоне его (Лк.16:23). А такое грозное отвержение Богом грешников от царства Божия и при том навсегда, соединенное с пребыванием на них гнева Божия, понятно, произведет и будет производить в душах их невообразимо тяжелые внутренние страдания. Тяжела для человека потеря света естественного, но еще тяжелее удаление от Источника духовного света и жизни. Без сияний света вечного не только нет просвещения для ума, но нет ни покоя для сердца, ни добра для воли. Духовное состояние нераскаянных грешников поэтому явится состоянием мучительного ощущения пустоты и томления в сердце, не развлекаемых более ни миром, ни плотью. А вследствие этого внутренняя жизнь нераскаянных грешников скорее будет похожа на смерть, чем на жизнь, почему, по сравнению с телесной смертью, уничтоженной всеобщим воскресением, может быть названа второю смертию (Откр.20:14). Насколько сильны будут страдания для лишенных благ царства Божия, указывают слова Спасителя о находящихся во тьме кромешней: ту будет плач и скрежет зубом (Мф.22:13; Лк.13:28). A по выражению апостола, скорбь (душевная мука) и теснота (мука телесная, теснота, которая муча тело, томит душу) ожидают всяку душу человека, творящаго злое (Рим 2, 9).

Кроме мучений, вызываемых лишением небесных благ, Писание говорит и о положительных мучениях грешников. Эти мучения представляются в нем под образами червя неумирающего и огня неугасимого. Господь осужденным на страшном суде скажет: идите от Мене проклятии в огнь вечный. В притче о богатом и Лазаре богач изображается страждущим во пламени. Лучше ти внити в живот хрому, – говорил Христос, предостерегая от соблазнов, – неже две нозе имущу ввержену быти в геенну, во огнь неугасающий, идеже червь их не умирает, и огнь не угасает (Мк.9:45–46; сн. 44 и 48 ст.). Выражения об огне и черве – выражения образные. Однако, эти образы по отношению к состоянию осужденных нельзя понимать лишь в смысле сильной скорби о лишении небесных благ, но ими дается понять, что грешники подвергнутся еще положительным мучениям и указывают на чрезвычайную мучительность их страданий. О черве сказано: червь их (αυτών) не умирает. Прибавка их дает основание думать, что это наказание неразлучно связано с осужденными и что, следовательно, вызывается не внешними причинами, а внутренними, и обозначает внутренние мучения грешников, то же, что обозначается плачем и скрежетом зубов, а также скорбью и теснотой творящего злое. Об огне геенском утверждается, что он уготован диаволу и ангелам его; он представляется находящимся в месте пребывания осужденных, а потому правильнее думать, что он указывает на внешние мучения. У древних учителей преобладавшим было понимание под огнем некоторого положительного наказания правды Божией, но, конечно, самый огонь они представляли сообразным со свойствами будущих тел, особенным, не похожим на настоящий.

Область или место обитания отверженных представляется в Писании совершенной противоположностью блаженному жилищу праведных, отдаленной и отдельной от царства праведников. Наименования, усвояемые этому месту Писанием, имеют образный характер и не могут быть понимаемы в буквальном смысле, однако, всеми ими одинаково показывается, что оно способно причинять своим обитателям лишь тяжелые и жгучие муки. Таковыми наименованиями являются: геенна или геенна огненная (Мк.9:45, 47; Мф.5:22, 29; Лк.12и др.), пещь огненная (Мф.13:50; сн. 24 и 30 ст.), озеро огненное и жупельное или горящее серой (Откр.19:20; 21, 8), в которое смерть и ад ввержена быста (20, 14), бездна, страшная и для самих демонов (Лк.8:31), также тьма кромешная (Мф.8:12; 22, 13; 25, 30) и ад, отделенный пропастью от жилища праведных и в то же время полный жгучего и мучительного пламени (Лк.16:23–26). Пребывая в таком месте, отверженные, вместо Бога и небесных чинов ангельских, будут зреть исконного виновника греха и смерти – диавола с ангелами его (Мф.25:41; 2Пет 2, 4; Иуд 6 ст.). Злобные демоны, осужденные на одинаковую участь с грешным человеком, не могут сообщить ему ничего, кроме стенаний безотрадной скорби, кроме проклятий ожесточенной злобы, хулы, ругательства, скрежета зубов. Вместо избранных святых Божиих они будут находиться в общении с одними подобными же себе, терзаемыми муками и отчаянием, нечестивцами: вне (града небесного) псы и чародеи, любодеи и убийцы и идолослужители, и всяк, любяй и творяй лжу (Откр.22:15).

Что касается того, где именно в новом мире будет находиться назначенное для грешников место, то усиливающимся определить это св. И. Златоуст преподает такое наставление: «спрашиваешь, где и в каком месте будет геенна? Но какое тебе до этого дело? Необходимо знать только то, что она есть, а не то, где и в каком месте она скрывается… По моему (впрочем), мнению, она будет где-нибудь вне всего этого мира; как царские темницы и рудокопни бывают вдали, так и геенна будет где-нибудь вне этой вселенной» (На Рим.Вес. XXXI, 3).

II. Состояние всех лишенных участия в благах царства Божия и вверженных во ад будет нестерпимо и мучительно, – так мучительно, что в тыя дни взыщут человецы смерти и не обрящут ее, вожделеют умрети, и убежит от них смерть (Откр.9:6). Однако, мучения их не будут для всех одинаковы, как различны и степени блаженства праведников. И. Христос говорил: раб, ведевый волю господина своего и не уготовав, ни сотворив по воли его, биен будет много; неведевый же, сотворив же достойная ранам, биен будет мало (Лк.12:47–48). Изрекая горе жителям Хоразина и Вифсаиды, которые не покаялись, говорил, что Тиру и Сидону отраднее будет в день судный, неже вам, и отраднее будет земли Содомстей и Гоморстей в день судный, неже граду тому, который не примет апостолов (Мф.10:15; 11, 22). О фарисеях, иже снедают домы вдовиц и лицемерно подолзе молятся, указывал, что сии приимут лишшее осуждение (Лк.20:47). III. Участь грешников после воскресения и страшного суда уже не может измениться. Какая бы степень мучений ни была определена для грешника правдой Божией, для него после всеобщего суда не останется возможности и надежды освободиться когда-либо из уз ада, как остается такая надежда для некоторых после частного суда. Отверженные Богом идут в муку вечную.

Учение о вечности мучений принадлежит к числу таких истин откровения, против которых восстают с особенным упорством. Казалось и кажется невероятным, чтобы за кратковременную жизнь Господь подвергал вечным мучениям. He удивительно, поэтому, что с древнейших времен и до настоящего времени были и есть противники этого учения. Одни из них усиливаются доказать мнение о т. н. апокатастасисе, другие – мнение о совершенном уничтожении не призванных к блаженной жизни. Сущность учения об апокатастасисе состоит в том, что грешники и даже демоны будут терпеть мучения не вечно, а только пока не очистятся от грехов своих, ибо и самые мучения назначаются им правдой Божией не для наказания лишь, а и для нравственного их уврачевания. Очистившись же от зла мучительным действием геенского огня, все грешники и все демоны сделаются участниками вечной жизни. Рано или поздно, но совершится, таким образом, устроение всех (άποκατάστασις των πάντων, – Деян.3:21), т. е. восстановление всей твари в состояние совершенства и блаженства. Тогда-то и будет достигнута последняя цель домостроительства, и Бог будет всяческая во всех (1Кор 15, 28). Наиболее видным представителем этого воззрения в древности был Ориген; в настоящее время оно также имеет немало защитников. Другие же из противников учения о вечности мучений утверждают, что не призванные к блаженной жизни подвергнутся совершенному уничтожению или внешней силой, т. е. силой Божией, или же через внутреннее саморазложение души, самоугасание в ней жизни, как не имеющей в себе залога бессмертия (в древности Арновий Африк., в новейшее время социниане и многие из протестантских богословов). Ho откровение, утверждая всеобщность воскресения. т. е. как праведных, так и нечестивых, с совершенной ясностью учит, что мучения будут вечны. И. Христос на последнем суде стоящим ошуюю скажет: идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его… И идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный. В откровении Иоанна говорится, что адские мучения будут продолжаться во веки веков: диавол и его орудия мучени будут день и нощь во веки веков (Откр.20:10), что дым мучения их (поклоняющихся зверю и образу его и приемлющих начертание его) во веки веков восходит, и не имут покоя день и нощь (14, 11; сн. 2Сол 1, 9–10; Иуд 13 ст.). Выражение во веки веков (превосходная степень) не допускает иного истолкования, как в смысле нескончаемой вечности. И о блаженстве праведников ап. Иоанн выражается так же: воцарятся во веки веков (Откр.22:5).

Защитники апокатастасиса стараются ослабить силу этих свидетельств Писания, утверждая, что слова: век (αιών), вечный (αιώνιος), во веки (είς τουαιώνας), будто бы в приложении к будущим мучениям означают неопределенно продолжительное время, но не бесконечное продолжение времени, что вообще в Писании они не всегда имеют свое собственное и буквальное значение. Это последнее справедливо, и потому единственным средством определить, какое время разумеется под веком или вечностью в каждом отдельном случае, – конечное или бесконечное, может служить только контекст. Но контекст не благоприятствует пониманию слова «вечный» в значении ограниченного времени в тех местах Писания, в которых говорится о продолжительности адских мучений.

В приведенных словах Спасителя, равно и в словах ап. Иоанна, вечное мучение нечестивых противополагается вечному блаженству праведных. Но если блаженная жизнь праведных будет продолжаться бесконечно, а это не оспаривается никем, то и мучения грешников вечны в том же смысле. «Если будет когда-нибудь конец вечному мучению, говорит Василий В., то и вечная жизнь, без сомнения, должна иметь конец. A если не смеем думать сего о жизни, то какое имеем основание полагать конец вечному мучению? И о мучении и о жизни употреблено одно и тоже слово – вечный. Сказано: идут сии в муку вечную, а праведницы в живот вечный (Прав. Отв. на вопр. 267).

Говорят, что Бог только угрожает людям вечными мучениями, дабы удержать их от грехов, но в самом деле, как милосердый Отец, помилует их, подобно тому, как нередко поступают земные законодатели и начальники. Но учение о вечности мучений выражено в Писании не в виде угрозы, a как непреложное определение Божие. Спаситель, когда говорит: идите от Мене проклятии… и идут сии в муку вечную, не угрожает, а только пророчески изображает то, что имеет последовать после страшного суда. На суде, а тем более после суда, угрожать с целью отклонить от проступков и неуместно. Да и вообще невозможно допустить, чтобы Бог угрожал человеку угрозой ложной.

Церковь постоянно нсповедывала, как непреложную истину, что мучения нераскаянных грешников, как и падших духов, будут вечны. По поводу лжеучения Оригена на V-м Вселен. Соборе было постановлено: «кто говорит или думает, что мучение демонов и нечестивых людей временно и после некоторого времени будет иметь конец, а затем последует восстановление злых духов и нечестивых людей в первобытное состояние, – да будет анафема» (анаф. 5).

Учение о вечности мучений многим кажется недопустимым с точки зрения рассудочного мышления. Оно будто бы стоит в противоречии с учением о цели творения, правдой и благостью Божией и т. д. Но все недоумения и возражения против этого учения могут казаться имеющими силу только на первый взгляд. Трудно представить, чтобы Бог осудил на вечные мучения существа хотя грешные, но покаявшиеся в грехах, и лишь не успевшие оправдать своего покаяния деятельным обращением к добру, однако алчущие и жаждущие правды. За один только грех никогда не будет прощения: это – грех или хула на Духа Святаго, – грех к смерти. Грех или хула на Духа Св. есть упорное противление очевидной истине Божией, совершенное неверие и нераскаянность, упорное отвержение благодати, соединенное с отвращением от всего, что свято и богоугодно (Евр.10:26, 29), иначе – грех против Духа Святаго есть нераскаянное ожесточение во зле, потерявшее приемлемость благодати. Вот грех, который за свою нераскаянность будет осужден на вечные мучения. Может ли человеческий дух оставаться в таком нераскаянном ожесточении на всю вечность? Нет никакого основания отвечать на этот вопрос отрицательно. Если же разумное существо на всю вечность может оставаться в состоянии нераскаянной злобы и непримиримой вражды с Богом, то, как существо не способное к блаженному единению с Богом, – оно должно быть удалено от Него, a как существо злобное – должно быть ограничено в своей злой деятельности, заключено в темницу, и притом – на всю вечность, потому что и злоба такого существа есть нераскаянная и непримиримая, которая будет продолжаться и усиливаться целую вечность. Отгсюда легко разрешаются и все возражения против учения о вечности мучений.

Если будут вечные мучения, то Бог, говорят, не достигает Цели творения, или достигает ее не вполне. Правда, Бог предназначил человеку высокую цель – богоподобие и вечное блаженное общение с Собою, но, сотворив его свободным, поставил достижение этой цели в зависимость от свободы тварей. Следовательно, не падает вины на Божие всемогущество, если свободная тварь не хочет идти к предназначенной ей цели, когда при этом премудрость Божия дала человеку все средства ко спасению и блаженству, однако же отвергнутые им.

Несообразно, говорят, с правдою Божией за грехи краткой земной жизни осуждать на вечные мучения. Но, как говорит св. И. Златоуст, «не по времени согрешения судимы бывают, но по естеству прегрешений». И маловажные грехи часто совершаются продолжительно, и тяжкие – мгновенно. Притом, в вечных мучениях будут казнимы не только временные грехи земной жизни, глубоко повредившие и ожесточившие душу, но гораздо более – нераскаянная злоба и непримиримая ненависть к добру.

Бог есть благость и любовь. Как же согласить с благостью Божией вечные мучения тварей, по благости вызванных к бытию? Действительно, Сам Бог свидетельствует, что любовь Его к человеку сильнее, чем любовь матери к своему младенцу (Ис.49:15), или любовь отца к своему сыну (Мф.7:9. 10). Бог дал все средства для спасения человека. При всем том, найдутся существа, которые отвергнут все эти средства. Следовательно, не от Бога зависит их погибель: благость Божия спасла бы их, если бы они хотели только принять спасение. Если гибнут, – значит отвергают спасение. Благость Божия может только оставить им бытие, которое сами они наполнили муками бессильной злобы и страданиями.

Говорят, что вечные мучения, как наказание, не имеющее целью исправление наказуемых, есть бесцельная жестокость и мщение, недостойное Бога. Но что бы сказало человеческое правосудие, если бы ему представили следующее соображение: в обществе есть преступники ожесточенные и закоренелые; никакое наказание не исправит их: следовательно, всякое наказание, на них налагаемое, есть бесцельная жестокость, а посему такие злодеи должны быть освобождены от всякого наказания и им должна быть предоставлена полная свобода действования?… Закон правды и здравое мышление не могут мириться с такими рассуждениями.

Если будут вечные мучения для некоторых, то зачем Бог создал их? Он знал их несчастную судьбу. Не лучше ли было бы вовсе не давать им бытия, чем осуждать на вечные мучения? Бог, конечно, еще до творения мира знал число людей, которые вместе с диаволом и ангелами его подвергнутся вечным мукам; но Бог также от вечности провидел, что бесчисленное множество людей будут наслаждаться вечной блаженною жизнью. Если бы провиденная Богом погибель ожесточенных грешников могла остановить творческую благость, восхотевшую создать разумных тварей, то почему же и блаженство праведных и спасаемых, также провиденное Богом, не могло подвигнуть Его к творению? Неужели хотят, чтобы из-за злых Бог отказал в бытии и во всех его радостях и добрым? «В таком случае, замечает св. И. Дамаскин, зло победило бы благость Божию» (Точн. изл. в. IV, 21).

Но если блаженство иным из разумно свободных существ по причине их греховности должно остаться недоступным во всю вечность, то не лучше ли им перестать существовать, чем находиться в вечных мучениях? В этом смысле разрешаются возражения против вечности мучений древними и новейшими сторонниками мнения об уничтожении бытия душ, неспособных к блаженству. Но душа сама в себе, в своей природе носит залог бессмертия; в ней нет задатков к собственному разложению, – она не может умертвить себя (Откр.9:6). Как имеющая бытие от Творца, она могла бы и прекратить свое существование лишь Его волей, ибо «Создавшему возможно уничтожить и бессмертное». Но недопустимо, чтобы Бог разрушил Свое собственное создание – «образ» Его совершенства. Что же касается рассуждений сторонников мнения об уничтожении душ нечестивых (иначе, – теории т. н. факультативного бессмертия или кондиционализма), будто учение о нескончаемых мучениях грешников есть недостойное Бога мщение, то исходят рассуждения этого рода из того, что вечные мучения грешников мыслятся внешним наказанием, действием карающей воли Божией по жестокому ее суду. На самом же деле, как выше сказано, вечные мучения приготовлены самим человеком и есть естественный плод нравственного состояния каждого. Кто не позаботился об одежде, тот необходимо страдает от холода в своей обнаженности. Грешники сами закрывают себе путь к блаженству и обрекаются на мучения. Обвинять в этом промысл Божий было бы несправедливо.

* * *

74

Сказания о мытарствах полно изложены в «Слове о исходе души» св. Кирилла Александрийского (обыкновенно печатается в «Следованной Псалтири») и в «Повествовании блаженной Феодоры о воздушных мытарствах» (находится и печатается в «Житии Василия Новаго», под 26 марта).

75

Для обоснования учения о чистилище на св. Писании р.-католики ссылаются, главным образом, на 1Кор.3:11–15, где под огнем разумеют чистилищный огонь. Но такое толкование является произвольным, а самое это место принадлежит к числу таких, в которых есть нечто неудобовразумительное (2Пет 3, 16). Указывают еще на Мф.5(сн. Лк.12:58–59), но видеть здесь речь о чистилище и наказаниях в нем нет оснований. На самом деле учение о чистилище развилось и утвердилось на Западе в средние века и независимо от св. Писания. Сначала представления о чистилище распространились среди западных христиан в легендах и видениях из загробного мира, a затем дано этим представлениям обоснование и разъяснение в духе учения об удовлетворении Богу co стороны человека. Сн. Пр. Догм. бог. IV т. § 191.

76

При свете приведенных ясных свидетельств откровения об антихристе, как лице отдельном, можно находить, как и действительно находили древние учители, указания на него и в других, хотя и прикровенных местах Писания, именно, у пр. Даниила (7, 24–25; 8, 20–25; 11, 31; 12, 11) и в откровении И. Богослова (13, 1–12; 17, 8–14; 19, 2).

77

«Придет всескверный, – говорит св. Ефрем Сирин, – как тать, в таком образе, чтобы прельстить всех, придет смиренный, кроткий, ненавистник, как скажет о себе, неправды, отвращающийся идолов, предпочитающий благочестие, добрый, нищелюбивый, в высокой степени благообразный, ко всем ласковый, уважающий особенно народ иудейский, потому что иудеи будут ожидать eго пришествия… А при всем этом примет хитрые меры всем угодить, чтобы полюбил его народ. Станет обольщать мир, пока не воцарится. А при всем этом, с великой властью совершит он знамения, чудеса и страхования… Поэтому, когда многие сословия и народы увидят такие его добродетели и силы, все вдруг возымеют одну мысль и с великой радостью провозгласят его царем, говоря друг другу: «найдется ли еще человек столько добрый и правдивый?» Сл. 38, на приш. Христ. и антихр.


 ЕлеосвящениеОтдел четвертый. О Боге, как Судии и Мздовоздаятеле


Источник: От С.-Петербургского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. С-Петербург, августа 24 дня, 1910 года. Цензор. Архимандрит Александр.

Открыта запись на православный интернет-курс