Библиотеке требуются волонтёры

протоиерей Николай Малиновский

Крещение

§ 139. Понятие о таинстве. Установление его

Первое место в ряду священнодействий, которые служат к освящению человека, занимает крещение. Оно служит как бы дверью, вводящей призванного благодатью Божией ко спасению в благодатное царство Христово (Ин.3:5), гранью, разделяющей христиан от иудеев и язычников. Без принятия этого таинства ни один человек не может на сделаться членом тела Христова – церкви, не иметь участия в других таинствах. Крещение есть таинство, в котором человек-грешник, родившийся с наследственной от родителей порчей, но уверовавший во Христа, при троекратном погружении его тела в воду, с призыванием Бога Отца, и Сына, и Святаго Духа, умирает для жизни плотской и греховной и возрождается от Духа Святаго в жизнь духовную, святую (Катих. О крещении), или, раздельнее, – очищается Духом Святым от всех прежних грехов и с него снимается осуждение или проклятие за грех: он становится сыном Божиим и наследником царства небесного (Пр. исп. 102; Посл. вост. патр. чл. 16).

Крещение, как таинство церкви Христовой, могло быть и действительно установлено Основателем церкви. Не было и не могло быть такого таинства в мире дохристианском, но могли быть лишь только обряды, сходные с внешней его стороной (напр., иудейское крещение прозелитов, крещение Иоанново). Крестившись Сам во Иордане крещением Иоанновым, И. Христос уже освятил воду и крещение. В беседе с Никодимом Он дал яснейшее предуказание на будущее установление самого таинства: аминь, аминь глаголю тебе: аще кто не родится свыше, не может видети царствия Божия. Глагола к Нему Никодим: како может человек родитися, стар сый? Еда может второе внити во утробу матери своея и родитися? Отвеща Иисус: аминь, аминь глаголю тебе: аще кто не родится водою и Духом, не может внити во царствие Божие: рожденное от плоти плоть есть, и рожденное от Духа дух есть (Ин.3:3–6). Но самое установление крещения, как таинства, относится к тем дням между воскресением и вознесением Искупителя, когда Он, исполненный власти и силы, изрек Своим ученикам: дадеся Ми всяка власть на небеси и на земли: шедше убо научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам (Мф.28:18–20). Иже веру имет и крестится, спасен будет, а иже не имет веры, осужден будет (Мк.16:16).

Но хотя заповедь и полномочие на совершение таинства дано апостолам до вознесения Спасителя, однако самое совершение христианского крещения могло последовать не ранее, как сами апостолы приняли крещение Духом Святым: Иоанн крестил водою, – говорил им Спаситель, – вы же имате креститися Духом Святым не по мнозех сих днех… Вы приимете силу, нашедшу Святому Духу на вы, и будете Ми свидетелие во Иерусалиме же и во всей Иудеи и Самарии, и даже до последних земли (Деян.1:5, 8). В день Пятидесятницы совершилось это торжественное крещение апостолов Св. Духом. В это время завершено и навсегда утверждено божественное установление великого христианского таинства. Получивши сами крещение Духом Святым, апостолы начали постоянно совершать крещение. В день Пятидесятницы ап. Петр говорил уверовавшим во Христа: покайтеся, и да крестится кийждо вас во имя И. Христа во оставление грехов… И крестишася… в день той душ яко три тысящи (Деян.2:38, 41). Св. Филипп крестил евнуха (8, 38), ап. Петр – Корнилия сотника с его семейством и другими (10, 47–48), ап. Павел – Лидию и домашних ее (16, 15), стража темничного с его домашними (33 ст.), Криспа со всем его домом (18, 8), Стефанов дом (1Кор.1:16), некоторых учеников в Ефесе, крестившихся прежде крещением Иоанновым (Деян.19:1–15) и др.

Так приняв от Господа заповедь о крещении, апостолы передали ee всей церкви; с распространением церкви по всему миру, и это установление Господа распространилось по всем странам мира и неизменно сохраняется доныне церковью Христовой.

§ 140. Видимая сторона крещения

Крещение в православной церкви ныне совершается по чинопоследованию, в состав которого входят и такие обряды, с которыми не соединено Установителем крещения обетование благодати искупления (оглашение, заклинание, отречение от диавола и сочетание Христу, исповедание веры, помазание елеем, облачение в белую одежду). «Самое важное в священнодействии крещения» составляет «троекратное погружение (крещаемого) в воду, во имя Отца, и Сына, и Св. Духа (Катих. О крещ.). К видимой, совершительной стороне таинства крещения таким образом относятся: I) употребление определенного вещества для таинства, II) образ или способ (видимое действие) омовения водой и III) совершительные слова (формула) крещения.

I. Веществом для крещения служит естественная, простая и чистая, освященная особым священнодействием, вода, как ближайший символ благодати Духа Святаго, очищающей нечистоты греховные. Так должно быть по ясной заповеди Спасителя: аще кто не родится водою и Духом. В воде крестился Он Сам. В воде совершали крещение апостолы. В последующее время церковь свято следовала заповеди Спасителя и примеру апостолов, совершая крещение в воде. Вода есть самый наилучший символ для преподания благодати возрождающей, – такой, с которым все человечество издревле привыкло соединять понятие о животворной, возрождающей силе и который в самой природе своей имеет свойство очищать и оживлять.

II. При всеобщем признании церковью, что крещение должно совершаться водою, не везде был и доныне остается одинаковый способ употребления воды при крещении. Были и ныне существуют два способа крещения водою: способ погружения в воду всего тела и способ обливания или окропления водою.

Православная церковь учит, что крещение должно быть совершаемо через троекратное погружение крещаемого в воду. Такой образ совершения крещения имеет для себя твердые основания и в Писании и в Предании.

Пример крещения подал верующим Сам Установитель таинства. Евангелисты, повествуя о крещении И. Христа, говорят: крестившись Иисус тотчас вышел из воды (Мф.3:16), и когда выходил из воды, тотчас увидел разверзающиеся небеса (Мк.1:10). Это восхождение само собой предполагает и снисхождение И. Христа в воду, а это последнее, очевидно, требовалось для погружения в ней, а никак не для обливания ею. Иоанн крестил, по замечанию евангелиста, в Эноне близ Салима, яко воды многи бяху ту (Ин.3:23). Нет сомнения, что Иоанн избрал это многоводное место для крещения иудеев потому, что здесь удобнее было крестить через погружение. Так принял крещение от Иоанна, конечно, и И. Христос. Апостолы совершали крещение, должно думать, также через погружение. В книге Деяний ап. о крещении евнуха Филиппом говорится: и снидоста оба на воду, Филипп же и каженик; и крести его. Егда же изыдоста от воды, Дух Святый нападе (сошел) на каженика (8; 38–39). Выражения: снидоста в воду и изыдоста из воды, очевидно, указывают на крещение не через обливание или окропление, но через погружение.

Наименование крещения в Новом Завете всегда словами βαπτισμός или βάπτισμα, а самого действия или способа совершения крещения словом βαπτίζω (в словах установления таинства – βαπτίζοντες) также ведут к заключению, что крещение должно совершать через погружение. Βαπτίζω или βάπτω, по его употреблению, всегда означает «погружаю». Такое же значение они имеют и в Новом Завете (в Новом Завете βαπτίζω употреблено около 30 раз и βάπτω – 3 раза). Отсюда и βαπτισμός или βάπτισμα буквально значит «погружение». Так и понималось это слово древней церковью, почему и самое крещение совершаемо было ею через погружение.

Погружение должно быть троекратное. Древнейшие памятники Предания начало троекратного погружения в крещении производят или от апостолов или даже от установления крещения в такой именно форме. В «Апост. правилах» троекратное погружение признается «Господним учреждением» (49 пр.). Здесь же говорется: «аще кто епископ или пресвитер совершит не три погружения единаго тайнодействия, но едино погружение, даемое в смерть Господню, да будет извержен» (50 пр.).

Другой способ употребления воды при крещении, – это совершение крещения через обливание. В писаниях апостольских нет указаний, чтобы апостолы когда-либо крестили через обливание. Древняя церковь хотя допускала возможность совершения крещения через обливание, однако лишь в исключительных случаях. Так, в «Учении двенадцати апостолов» есть дозволение крестить и через обливание, но лишь при недостатке воды (7 гл.). В мученических актах III в. нередко приводятся случаи крещения через обливание, но приводятся как отступления от общепринятого способа крещения – через погружение, вызывавшиеся особыми обстоятельствами. Через обливание же крещен был Новат (римский пресвитер), но – потому, что одержим был тяжкой болезнью и подвергался опасности умереть, так что крещение его совершилось на том самом одре, на котором лежал. Однако, признавая такое крещение действительным, многие из пастырей III в. относились к нему с явным неодобрением. Это видно, между прочим, из того, что св. Киприан Карфагенский принужден был даже нарочито разъяснять, что крещение не теряет своей силы и при обливательном способе его совершения (пис. к еп. Магну). Равно, когда упомянутый Новат, по благоволению к нему Римского епископа, был рукоположен в сан пресвитера, то народ и клир, не отрицая действительности его крещения, выразили, что «клиника» (крещенного через обливание обыкновенно называли κλίνικος, от κλίνη – ложе, постель) не следует возводить ни на какую церковную степень. В IV в. явилось уже положительное правило, запрещающее таких лиц возводить на священные степени (Неокес. соб. 12 прав.). Точно также и в следующие века хотя и допускалось церковью обливательное крещение, но лишь в особо стеснительных обстоятельствах, – в виде исключения из общего правила. Но она осуждала, а православная церковь осуждает и ныне употребление обливания вместо погружения не в силу необходимости, как, напр., при крещении больного, но в таких случаях, когда крещение могло быть совершено через погружение.

Что касается Западной церкви, то и в ней долгое время общепринятым способом совершения крещения было погружение. Обычай крестить через погружение вполне начал терять свою силу на западе только с XIII в., а окончательно обливательное крещение вошло там в силу только с XVII в. Употребление обливания вместо погружения проникало и в русскую церковь (в XIII-XVI вв.), особенно в области, соседние с латинским западом. Но церковные соборы (напр., Владимирский, Стоглавый) и пастыри церкви (напр., митр. Киприан и Фотий) издавали строгие осуждения совершения крещения без необходимости через обливание. Если в некоторых местностях (на юге и юго-западе России) еще и теперь иногда совершают крещение, неразумно подражая латинству, через обливание или погружательно-обливательным способом (ставят крещаемого в воду в купели и затем трижды возливают воду на голову), то это должно быть рассматриваемо, как злоупотребление и своеволие, подлежащее строгому осуждению.

III. Погружение в воду, хотя бы и троекратное, еще не есть таинство. Таинством церкви оно становится с произнесением законным совершителем крещения святейшего имени триединого Бога-Отца, и Сына, и Св. Духа, и по чинопоследовании крещения в православной церкви в такой формуле: «крещается N (имя) во имя Отца (первое погружение) и Сына (второе погружение), и Св. Духа» (третье погружение). Эти знаменательные слова в связи с погружением сообщают крещению силу таинства. Основание для употребления таких совершительных слов дается в заповеди Спасителя апостолам, чтобы они все народы крестили во имя Отца, и Сына, и Св. Духа. «Аще кто, епископ, или пресвитер, говорится в «Апост. правилах», крестит не по Господню учреждению, – во имя Отца, и Сына, и Св. Духа, но в трех безначальных, или в трех сынов, или в трех утешителей, да будет извержен» (49 пр.). A по мысли св. Афанасия В.: «кто отделит что-либо от Троицы, и крещается в единое имя Отца, или в единое имя Сына, или в Отца и Сына без Духа, тот ничего не получает… ибо достижение в Троице». (К Серап. I, 30).

§ 141. Невидимые действия крещения

Подобно тому, как при крещении И. Христа на Иордане видимо сошел на Него Дух Святый в виде голубя, и при совершении крещения крещаемому таинственным образом даруется особенная благодать Божия.

Действие благодати Божией на крещаемого состоит, прежде всего, в оправдании или очищении его от грехов, как от первородного, так и от всех личных, содеянных до крещения. Так, ап. Петр уверовавших в евангелии иудеев убеждает: покайтеся, и да крестится кийждо вас во имя Иисуса Христа во оставление грехов (Деян.2:38; сн. 1Пет 3, 21), т. е. для оправдания. Ап. Анания говорит Савлу: востав, крестися и омый грехи твоя, призвав имя Господа Иисуса (Деян.22:16). Ап. Павел, напомнив коринфским христианам из язычников, какими грешниками из них нецыи бесте до крещения, потом о действии крещения говорит: но омыстеся, но освятистеся, но оправдастеся именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего (1Кор.6:11). Тот же апостол пишет, что Христос освятил церковь, очистив банею водною во глаголе, т. е. что крещение в связи с определенным глаголом (произнесением известных слов) имеет силу очищения от всякой скверны, порока или чего-либо подобного, иначе, – дарует крещаемому святость (Еф.5:26–27). To же оправдывающее и освящающее действие благодати крещения изображается еще в Писании как совершенное обновление, воссоздание или возрождение природы падшего человека, как воскресение из мертвых, а оправданный и освященный называется новым человеком, созданным по Богу в правде и в преподобии истины (Еф.4:24), возрожденным (Ин.3:3–6; Тит 3, 3–5), умершим для греха и воскресшим для праведности (Рим.6:2–18; Еф.2:1–6; Кол.2:11–13), a также – новым творением (2Кор.5:17).

Оправданием и освящением человека обусловливаются и другие благодатные плоды крещения. Крещающийся, как дикая маслина к доброй маслине, прививается ко Христу (Рим.11:24) и становится членом Его тела – церкви: единем Духом мы еси во едино тело крестихомся, аще иудеи, аще еллины, или рабы, или свободни; и вси единем Духом напоихомся (1Кор 12, 13). Через присоединение же к составу тела Христова – церкви и соединение со Христом он начинает пользоваться правами на дары любви Божией, открывшейся через Христа для Его церкви, – всеми благами Нового Завета.

Вступая в теснейшее единение со Христом, верующие через крещение воссоединяются или примиряются и с Богом. Из чад гнева Божия по естеству они, как очищенные от всякой греховной скверны действием Духа Божия в крещении, становятся присными Богу (Еф.2:19), чадами Божиими. Елицы прияша Его (И. Христа), даде им область чадом Божиим быти, верующим во имя Его, иже не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася (Ин.1:12–13; сн. Гал.3:26–27).

Наконец, крещенные, как чада Божии, соделываются наследниками Богу, сонаследниками же Христу (Рим.8:17). Крещение спасет их от вечного осуждения за грехи и делает наследниками вечной жизни и того прославления, которое даровано Искупителю по Его человечеству. Иже веру имет и крестится, спасен будет, – говорил Спаситель, – a иже не имет веры, почему не может и креститься, осужден будет.

§ 142. Необходимость крещения для всех. Крещение младенцев. Крещение кровью. Неповторяемость крещения

I. «Веруем, что крещение, заповеданное Господом и совершаемое во имя Св. Троицы, необходимо. И без него никто не может спастись, как говорит Господь: аще кто не ро дится водою и Духом, не может внити в царствие Божие» (Посл. вост. патр. чл. 16). В возрождении имеют нужду все люди, как потомки падшего Адама, и оно невозможно никаким естественным путем, – сверхъестественным же средством к тому указано крещение. Вот почему и креститься должны все, ищущие спасения, без различия пола и народности, без различия того, родился ли кто в христианстве, или в иудействе, или язычестве. И И. Христос, как Спаситель мира, дал апостолам заповедь научать вере и крестить вся языки. Поэтому должно быть признано неправым мнение (реформатов), будто таинство крещения необходимо потому только, что заповедано И. Христом, а отнюдь не потому еще, что без него никто не может спастись. Потому и заповедано крещение необходимым для спасения, что кроме крещения нет другого средства к усвоению заслуг Христовых. Равно совершенно ложными являются утверждения разного рода сектантов (напр. духоборцев, молокан и под.), будто нет необходимости в водном крещении потому, что его может заменить крещение духовное, или обновление духовной водою, т. е. учением И. Христа, или, что если нужно совершать крещение водное, то лишь над переходящими из нехристианства в христианство, а не над рожденными в христианстве (учение социниан). Согласно заповеди Спасителя, апостолы признавали крещение необходимым для всех и преподавали даже тем, которые до крещения удостаивались получить дары Св. Духа (Деян.10:45–48).

II. Веруя в необходимость крещения для всех, церковь учит, что крещение «нужно и младенцам, ибо и они подлежат первородному греху и без крещения не могут получить отпущения этого греха. И Господь, показывая это, сказал без всякого исключения, просто: кто не родится, т. е. по пришествии Спасителя Христа, все, имеющие войти в царство небесное, должны возродиться» (Посл. в. п. 16).

Имея основание в учении о всеобщности первородного греха и необходимости возрождения для всех, обычай крещения младенцев оправдывается и некоторыми частными указаниями Писания, в которых можно видеть откровение воли Божией о младенцах. Так, когда Бог благоволил заключить завет Свой с Авраамом и семенем его, то знамением этого завета и вступительным в него действием установил обрезание, повелев совершать его и над младенцами в осьмой день от рождения (Быт.17:11–12), дабы и они были вводимы в завет с Богом. В Новом Завете дверью, вводящей человека в завет с Богом, служит нерукотворенное обрезание, – крещение, которое заступило место обрезания и прообразом которого было обрезание ветхозаветное (Кол.2:11–12). И если обрезание совершалось над младенцами, то и крещение также должно совершать над ними. Евангельская история показывает, что И. Христос не почитал младенцев чуждыми Своего благодатного царства, не удалял их от него и Себя. Напротив, Он говорил о них, что таковых есть царствие Божие, – оставите детей приходити ко Мне и не браните им (Лк.18:15–16).

Что и младенцы способны принять и сохранять в себе благодать, на это также есть указания в Писании. Иоанн Креститель был исполнен Духа Святаго еще от чрева матери своея (Лк.1:15, 41). Если благодать обитала в одном младенце, то может обитать и во всех. Указываются примеры освящения младенцев в матерней утробе и в Ветхом Завете (Иер.1:5). Сам Господь И. Христос во время Своей земной жизни изливал благодать Свою на младенцев, ибо когда однажды принесли к Нему детей, то Он, объем их, возложь руце на них, благословляше их (Мк.10:16), а видимое благословение Господа всегда сопровождалось излиянием благодати на благословляемый предмет (Мф.14:19–20; 26, 26; Мк.8:7–8).

В церкви крещение младенцев было употребительным от времен апостольских. Апостолы иногда крестили целые семейства, напр., дом Лидии (Деян.16:14–15), дом Стефанинов (30–39 ст.). Нет оснований отвергать вероятность предположения, что в этих семействах были не одни только взрослые, но и дети, и что эти последние не были оставлены без крещения при крещении взрослых. Необходимость крещения младенцев утверждена и соборными определениями. «Кто отвергает, говорят отцы Карфагенского собора (418 г.), нужду крещения малых и новорожденных от матерней утробы детей, тот да будет анафема» (124 пр.). На том же соборе определено было (пр. 83) крестить и тех младенцев, о которых неизвестно, крещены ли они, каковы, напр., младенцы, брошенные своими родителями; это определение подтверждено было и собором Трулльским (пр. 84). В этих случаях, т. е. когда достоверно неизвестно и нельзя установить, крещен ли младенец, крещение совершается с употреблением условных слов: «крещается раб Божий, аще еще не крещен есть».

Обычай крестить младенцев отвергают разного рода сектанты (анабаптисты и происшедшие от них меннониты). Св. Писание, говорят, требует от приступающих к крещению покаяния и веры, но этих требований младенцы не могут выполнить. Достаточно на это заметить следующее. Крещение нельзя признать излишним и недействительным, если крещаемые младенцы и не имеют веры и покаяния. По учению православному, таинство крещения само в себе и по себе достаточно для того, чтобы произвесть благодатные действия в младенце – очистить от первородного греха, возродить и освятить его. Это, – во первых. Во-вторых, так как младенцы еще не способны ни иметь, ни свидетельствовать своей веры и покаяния пред крещением, то крещение совершается над ними по вере родителей и восприемников. Вера восприемников к благодатному воздействию таинства самого по себе не привносит от себя ничего, но обязательство и ручательство их пред церковью – укреплять и утверждать в младенцах воспринятую (без их участия и влияния) благодать крещения, воспитать в крещаемых веру и благочестие, заменяют веру самих младенцев, удостаиваемых крещения ради веры восприемников. Верование в такую замену оправдывается примерами евангельской истории. И. Христос по вере других исцелял больных и страдающих от духов нечистых. Таковы, напр., исцеления: бесноватой дочери хананейской жены (Мф.15:12–28), одержимого немым духом (Мк.9:17–26), расслабленного, принесенного к Господу через кровлю дома, исцеление которого от телесной болезни соединилось с разрешением от грехов его души (Мк.2:3–5; Лк.5:18–20, 24).

Указывают еще на пример И. Христа, крестившегося, когда Ему было яко лет тридесять (Лк.3:23). Но отсюда нельзя делать заключения, что крещение должно быть преподаваемо только возрастным, а не младенцам. Пример И. Христа для нас обязателен, но совершенного сближения между действиями Его и нашими не может быть, и это потому, что в действиях Его, как Богочеловека и Искупителя, многие имели свои особенные причины, которые не имеют к нам приложения.

III. Хотя крещение водою во имя Св. Троицы есть богоустановленный порядок спасения для всех, живущих по пришествии Христовом, однако в особых, чрезвычайных обстоятельствах Бог совершает спасение и вне этого порядка. Церковь веровала и верует, что имеет силу крещения водного т. н. крещение кровью, или мученичество, когда мучимый за веру во Христа умирает среди страданий прежде принятия крещения водою. Эту силу церковь всегда усвояла мученичеству ради Христа и приготовлявшихся к крещению, но прежде крещения принявших мученические венцы, причисляла к лику святых. На этом же основании она чествует (29 Декаб.) во святых четырнадцать тысяч младенцев, за Христа избиенных от Ирода в Вифлееме. Основанием для наименования мученичества крещением кровью служат слова Спасителя, где кровавый подвиг за веру Он называл крещением: можета ли пити чашу, юже Аз пию, и крещением, имже Аз крещаюся, креститися (Мк.10:38; сн. Ин.15:13; Мф.16:25). Основанием же для веры в спасительную силу этого крещения по отношению к отпущению грехов служит обетование вечных благ за исповедание Христа, напр.: всяк, иже исповесть Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех (Мф.10:32); иже погубит душу свою (жизнь) Мене ради и евангелия, той спасет ю (Мк.8:35; сн. Мф.10:30; 16, 25); блажени изгнани правды ради, яко тех есть царствие небесное (Мф.5:10). А во время крещения кровью мученики действительно исповедуют Христа пред человеки, погубляют жизнь свою ради Его и евангелия, терпят гонение правды ради.

IV. Церковь научает исповедовать «едино крещение», едино в том смысле, что крещение преподается каждому человеку однажды. Оно полагает «неизгладимую печать» и посему, если совершено правильно, ни для кого не повторяется, «хотя бы он (крещеный) после сего (крещения) наделал тысячу грехов или даже отвергся самой веры. Желающий обратиться ко Господу воспринимает потерянное сыноположение посредством таинства покаяния» (Посл. вост. патр. 16 чл.).

Откровение учит, что крещение есть рождение в духовную жизнь. Если же телесно рождаются однажды, то, конечно, таково же должно быть свойство и рождения духовного, и если обещания Божии неизменны, то и требовать возобновления их неуместно. Далее, крещение, по апостолу, есть участие в смерти и погребении И. Христа: елицы во Христа крестихомся, в смерть Его крестихомся. Спогребохомся Ему крещением в смерть (Рим.6:3–4). Но «как однажды умер Господь, так однажды должно и креститься… Все, которые, быв крещены во имя Отца и Сына и Св. Духа,… снова перекрещиваются, все таковые снова распинают Христа» (Дамаскин. Точн. изл. в. IV, 9). Наконец, апостол и прямо учит: един Господь, едина вера, едино крещение (Еф.4:5). Церковь оградила неповторяемость крещения особыми правилами, которые виновного в перекрещивании епископа и пресвитера повелевают извергать из сана (Ап. пр. 47; сн. Карф. соб. 59 пр.).

§ 143. Особенности инославных учений о крещении и его благодатных действиях

В западных христианских исповеданиях учение о таинстве крещения и его благодатных действиях содержится с некоторыми отступлениями от учения древне-вселенской церкви, неизменно сохраняемого греко-восточной церковью.

I. Римская церковь дает одинаковое с православным понятие о существе этого таинства и его благодатных плодах, иначе, однако, понимая праведность, даруемую в крещении (сн. § 121). Не сохранено ею во всей чистоте и апостольское предание о способе совершения таинства. Кроме внесения в чинопоследование крещения своеобразных обрядов второстепенной важности (напр., в уста крещаемого влагается соль, будто-бы как символ чистоты и мудрости, уши и ноздри его помазуются слюной), она отступила от общеупотребительного древнего способа омовения водою в крещении и изменила формулу тайносовершительных слов. Вместо троекратного погружения крещаемого в воду ею принято и узаконено совершение крещения через обливание или окропление, т. е. такой способ крещения, который в древней церкви употреблялся лишь в исключительных случаях. Освященный примером И. Христа древний способ совершения таинства, т. е. через погружение, лучше выражает существенную мысль таинства, – ту, что в крещении человек умирает для жизни плотской, греховной, и возрождается для жизни духовной благодатной, спогребается и совоскресает со Христом, чем введенное Западной церковью в позднейшее время (XIII-XVII в.) обливание или окропление, без запрещения, впрочем, употреблять и погружение. Равно, только при погружении можно мыслить в себе и представлят всестороннее и полное омытие нечистоты предмета, тогда как кропление не выражают собой полноты и всесторонности очищения грехов и благодатного возрождения человека, совершающихся в крещении. В оправдание обливательного способа крещения обычно указывают на удобства этого способа и неудобство погружения, чувство стыдливости восприемников, слабость крещаемых детей, опасность простуды для крещаемого, особенно в холодной воде и холодных странах и т. п. Но в делах религии и церкви нужно сообразоваться с богооткровенным учением и постановлениями церкви, а не с требованиями удобств, тем более, что и указываемые неудобства отчасти мнимы, отчасти легко устранимы без замены погружения обливанием.

Древняя формула совершительных слов таинства Латинской церковью изменена в следующую: «я крещаю тебя N во имя Отца, и Сына, и Св. Духа. Аминь». Очевидно, древняя формула приличнее и лучше выражает ту мысль, что сила таинства зависит от благодати Божией, а не от личности священника, что невидимый и действительный совершитель таинства есть Христос Спаситель, а служители церкви суть лишь только видимые его орудия. Она совершенно устраняет всякую возносящуюся мысль о личной важности видимого совершителя таинства и прямо отсылает крещаемого к виновнику таинств И. Христу, о Котором говорит Предтеча: Тий крестит вы духом Святым. Осуждали употребление тайносовершительной формулы в первом лице и древние учители. Так, блаж. Августин говорил: «Христос, прощая грехи Магдалине (Лк.7:48), не сказал; отпускаю тебе грехи, а отпускаются, и тем показал пример смирения, ибо Он предвидел, что явятся гордые люди, которые станут говорить: я оправдываю, я освящаю, я отпускаю грехи» и т. д. (De bapt. V, 7). Св. Златоуст замечает: «не сказал Христос: Я крещу вас (апостолов) Духом Святым, но: имате креститися, – научая тем и нас смиренномудрию о себе» (На Деян.Бес. I, 5).

II. Протестантство, удержав крещение в числе таинств с главнейшими особенностями Римской церкви в способе его совершения (обливание вместо погружения и употребление совершительных слов в первом лице), извратило подлинное учение откровения и церкви о благодатных действиях этого таинства.

Так, лютеранство признает, что в крещении уверовавшему во Христа даруется оправдание от первородного и личных грехов, снимаются с него проклятие и гнев Божий, он усыновляется Богу и делается наследником вечного блаженства. Поэтому крещение признается им необходимым для спасения, в частности – и для младенцев64. Но даруемое грешнику оправдание понимается не в смысле действительного очищения его от грехов, а лишь в смысле внешнего прощения их, в объявлении его праведным перед судом Божиим ради заслуг И. Христа. В глубине же своего существа оправданный остается при том же развращении, с которым и рождается, только эта греховность не вменяется ему в вину. Зло первородного греха, таким образом, не истребляется оправданием, даруемым в крещении (сн. § 122). Но и такое оправдание даруется собственно в силу непосредственной веры крещаемого в слово Божие, присущее воде и крещению: вера есть, «так сказать, рука, которой принимают то, что Бог дарует в таинстве; и точно так же, как нельзя принять какой-либо земной дар без посредства руки, так и небесный без веры» (Cat. M. IV p. De bapt.). Что же касается крещения самого по себе, независимого от веры, то оно не есть проводник или орудие сообщения благодати оправдания, а только лишь внешний знак (символ) или видимое удостоверение прощения грехов, совне подаваемое крещаемому в силу и для возбуждения его веры. Отсюда различия по существу между крещеными и не крещеными нет; и последние, как искупленные кровью Спасителя, суть такие же «праведники», как и крещеные, только они о своем оправдании не знают, пока благодать не сообщит им веры в евангелие.

Реформатство крещению усвояет еще меньшее значение, чем лютеранство. Так, по воззрению Цвингли: «через крещение ничего более не совершается, как только обозначение (consignatio) того, кто причисляется к церкви; но тем еще отнюдь никакие грехи не уничтожаются». Кальвин, чтобы предупредить действие благодати на непредопределенных ко спасению, учил, что «крещение есть только внешнее омовение, без всякого внутреннего благодатного омовения». Благодать оправдания, по воззрению реформатов, даруется независимо от крещения, по единой вере. Отсюда реформатство пришло к утверждению, что крещение не необходимо даже и для предопределенных, или, если и необходимо, то потому только, что заповедано И. Христом, а отнюдь не потому еще, что без него никто не может спастись. Существо благодатного оправдания реформатством понимается так же, как и лютеранством.

Так далеко уклонилось протестантство от богооткровенной истины в своем учении о крещении. При мысли, что благодать оправдания сообщается независимо от омовения водою во имя Св. Троицы, крещение низводится, собственно, в ряд обрядов церковных, хотя и именуется протестантами таинством. Протестантское же понимание существа оправдания, в даровании которого верующего «удостоверяет» крещение, лишено нравственного характера. Справедливо поэтому восточные патриархи в своем «Послании» протестантское оправдание называют «крайним нечестием», «опровержением веры, а не исповеданием ее» (чл. 16)65.

* * *

64

Крещение младенцев, однако, не мирится с лютеранским же воззрением на существо таинств. Авторитет апостольского предания и голос совести вынудили лютеран допустить эту непоследовательность в своем вероучении.

65

Что касается учения о крещении Англиканской церкви, то в «Членах веры» (XXVII чл.) оно выражено недостаточно определенно: им не устраняется со всею решительностью протестантский (т. н. «абсигнаторный») взгляд на таинство, но оно может быть понимаемо и в православном смысле, т. е., что крещение есть действительно средство или орудие возрождения и благодатного усыновления Богу. Совершать крещение правилами ее установлено через троекратное погружение в воду, но, в действительности, оно часто совершается через троекратное обливание и даже есть обыкновение кропить крещаемого водою с пальцев. Совершительная формула – в первом лице. Сн. Прав. Догм. Бог. IV т. § 147.


Источник: От С.-Петербургского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. С-Петербург, августа 24 дня, 1910 года. Цензор. Архимандрит Александр.

Комментарии для сайта Cackle