святитель Николай Сербский (Велимирович)

О поисках рая на земле

Одно из величайших откровений, дарованных миру Господом Иисусом Христом, – откровение о значении служения и страдания в этой жизни ради вечного спасения – было изречено Его устами и подтверждено Его жизнью и делами. Служение и страдание – два неотъемлемых и отличительных состояния Иисуса Христа. Призывая всех обремененных этого мира следовать за Собой, Он сказал: «иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11, 30). Иго означает служение, а бремя означает страдание. Точнее: служение с любовью всегда легко, а страдание с надеждой всегда благо. Горько служение без любви, и тяжко страдание без надежды.

Языческий мир о служении и страдании

Эту горечь чувствовал и древний языческий мир до прихода Христа. Наилучшим образом она отразилась в жизни древних римлян. Служение считалось страшным злом, а страдание – злом еще худшим. Каждый пытался избежать служения и избежать страданий. Существовали сословие слуг и сословие господ, но не существовало моста между ними. Все, кто учился, кто обогащался или стремился к власти, делали это из страха перед служением и страданием. Слуги ненавидели господ, а господа презирали слуг. Слуги бунтовали против господ, а господа бросали их на съедение зверям. Самоубийства из-за страданий происходили так же часто, как и убийства из-за служения. Число самоубийц почти равнялось числу умиравших естественной смертью. Жесточайший из кесарей, Нерон22, заколол себя мечом; величайший римский философ Сенека23 перерезал себе вены в ванной; богатейший римлянин Лукулл24, на обедах которого подавались блюда, приготовленные из паучьих мозгов и соловьиных язычков, сам себя уничтожил, ибо не понимал смысла страданий и не видел цели служения.

Ограниченное понятие рая

В дохристианском мире понятие рая сводилось только к удовольствиям земной жизни. Служение и страдание считались чем-то бессмысленным и презренным, их можно было бы сравнить с отношением людей к углю. Тысячелетиями люди пренебрегали им, считая ненужным, и каждый старался не запачкать свои белоснежные одежды и холеные руки этим черным, грязным веществом, и всего лишь сто лет назад произошел неожиданный переворот. Ученые открыли ценность угля, его не просто стали использовать для отопления жилищ, он оказался буквально во главе угла всей технической цивилизации нового времени. Уголь согрел и осветил мир, дал ему возможность развиваться.

Подобно той революции, которую произвел уголь в материальном мире, в области духовно-нравственной произвели переворот служение и страдание – две ценности, которыми прежде пренебрегали, которых избегали, которые открыл Господь Иисус Христос. Добровольным служением и терпеливым страданием Он обогрел, осветил мир и дал ему возможность развиваться. Его примером вдохновилась целая армия Его первых последователей. Цари начали называть своих рабов братьями, принцессы – приходить к больным и нищим, чтобы послужить им. Легионы мучеников Христовых, закованных в кандалы, сидя в узилищах, пели и радовались, когда их вели к месту казни. Рабы служили с любовью, а больные переносили страдания с надеждой на Бога. Христос стер печать позора, лежавшую на служении, вырвал жало ужаса у страдания. И все христиане стали считать себя слугами и рабами, а все рабы и слуги – сыновьями и дочерьми Царя Небесного, царскими детьми. Личность человека стала оцениваться не по занимаемому месту или роду занятий, а по состоянию духа, по способности добровольно служить и страдать – служить с любовью и страдать с надеждой. А любовь и надежда рождались от веры в откровения Христа, веры в Живого Бога, в вечную правду Божию, в последний праведный Суд, в бессмертие человеческой личности и небесный рай. То, что философ Декарт не мог и предположить о силе и ценности угля, сегодня знает каждый истопник. Точно так же кесарь Нерон, его придворный философ Сенека и богач Лукулл не могли и представить ценность служения и страдания, которая стала очевидной каждому пастуху в Балканских горах.

О нашем народе

Да, наш народ понял безграничную ценность христианского служения и страдания, точнее, служения с любовью и страдания с терпением. В Сербии никогда не было разницы между господами и слугами, между слугами и господами. Наши православные цари и князья были слугами и страдальцами. Не был ли Неманя воплощением слуги и воплощением страдальца? Слугами и страдальцами были все христианские правители до Немани и все цари и князья после Немани. Это было обусловлено состоянием духа народа, Крещением избравшего Царство Небесное; народа, опытно воспринявшего Евангелие как служение и терпение; народа, который не искал рая на земле, да и не верил в такой рай. Но на служение ближнему и на облегчение чужих страданий наш народ был готов всегда, а жизнь на земле без служения и страдания почитал исполненной гордости.

Заблуждение наших дней

С таким духовным устроением мы вошли в современный период истории народов белой расы. Заблуждение, которое в наше время овладело белым континентом, смутило и наш народ. Это заблуждение заключается в том, что некоторые общественные слои Европы и Америки начали верить в возможность рая на земле. Но это не что иное, как возврат к античному языческому пониманию мира, которое привело к самоубийству некоторых из самых могущественных, образованных и богатых представителей Римской империи.

Обманывается каждый, кто говорит о новом духе Европы. Единственное новое, что появилось в Европе, – это техническая культура. Дух, который вызвал смущение в Европе и выбил ее из колеи, – это все тот же древний, бородатый дух язычества, дух, который наиболее точно выражен в эпикурейском25 изречении: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем!». Согласно такой философии, пока полон карман и здоров желудок, до тех пор мы в земном раю, а когда предадут карман и желудок, тогда спасет цианистый калий.

Последуем ли мы за неоязычниками Европы?

Неужели и мы последуем этой дорогой и поведем за собой народ? Неужели наша историческая миссия в том, чтобы стать худшими в Европе и укреплять худшее, что в ней есть? Если мы позволим вернуться языческому духу в нашу нравственность и духовность, многие европейские неоязычники какое-то время будут льстить нам и восхвалять нас за то, что мы вместе с техническим прогрессом воспринимаем от них и дух их, но они же и высмеют нас, увидя, во что мы превратились, подражая им. И случится с нами то же, что случилось с великим античным скульптором Поликлетом26, который одновременно начал ваять две мраморные статуи. Одну статую он делал на улице, другую у себя в доме. Когда он работал на улице, мимо него проходили люди, смотрели, как он работает, и делали свои замечания. Одни говорили, что неправильно сделан нос, другие – что глаза слишком маленькие, третьи – что непропорциональны руки и ноги, и так без конца. Скульптор слушал замечания и всякий раз исправлял свою работу. А другая статуя, которую он делал дома, втайне от посторонних глаз, была выполнена согласно законам искусства и таланта. Закончив обе статуи, Поликлет выставил их на обозрение народу. Зрители восхищались статуей, которую мастер сделал в доме, и хохотали над нелепостью той, что была сделана на площади. Видя это, Поликлет заметил: «Статуя, так веселящая вас, – отражение ваших вкусов, а не моего дара».

Новый Завет

Новое учение

Сатане нечем было бы заняться, если бы люди не обеспечивали его работой. Богоненавистник, он не имеет силы мстить Богу за то, что низвергнут с Небес в ад. Враг Ангелов небесных, он не смеет преследовать их, ибо Ангелы горят и светятся невыносимым для него светом. Остались только мы, люди, которых Господь сотворил с особой любовью и берег, как самых младших и слабых из разумных творений. Именно за эту особую любовь Бога к человеку диавол возненавидел людей: чтобы хоть как-то отомстить Богу, он наносит удары человеку. Он уловляет людей не ради их спасения, как апостолы Христовы, а чтобы погубить. И как охотник ловит добычу с помощью лакомой приманки, чтобы поймать и убить, так же поступает с людьми и сатана. Веками он вливает в душу и плоть человека свое лживое, ядовитое учение, чтобы все движения человеческого сердца были направлены только на зло, чтобы все мысли человека были противоположны небесной логике, все рассуждения ложны и все выводы губительны. Врагу рода человеческого удалось возвести вторую в мире Вавилонскую башню – не из кирпича и камня, а из ложных учений. Но, когда исполнилось время, явился Человеколюбец Бог-Слово, чтобы обличить дела диавола. Не для того чтобы перестроить и исправить, но чтобы сотворить новое. Не для того чтобы залатать ветхие одежды, но чтобы облачить человека в новые одеяния, чтобы полностью перевернуть систему его ценностей.

Когда это случилось, народ во множестве пошел за Иисусом, с обеих сторон озера и с обеих сторон реки Иордан, с вершин гор иудейских и с цветущих лугов галилейских. Увидев столько народа, следующего за Ним, Он поднялся на гору над деревней Магдала, которая потом была названа «Горой блаженств»27, потому что на ней в тот день Господь Своими устами изрек перед народом новое учение: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5, 3). Так одним взмахом секиры Иисус поразил корень всех зол – гордость. А гордость есть первородный грех сатанинский, которым "отец лжи" (Ин. 8, 44) заражал людей, наполнял их дыханием зла, словно воздушные шары, чтобы вскоре проколоть и растоптать. Гордый человек думает, что летит, и тогда, когда ползет, в своем самодовольстве презирая и людей и Бога. А нищий духом смирен, постоянно недоволен собой, стыдится себя перед людьми и боится Бога. Поэтому он совершенствуется и прорастает, как живое семя из-под земли, пока не дорастет до высот Царства Небесного, которое таковым принадлежит. На место человеческой гордости, которую сатана сделал фундаментом своей Вавилонской башни, Иисус поставил смирение как фундамент Своего царского чертога – Церкви Христовой.

«Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5, 4). Слезы гасят гнев, утоляют жажду мести, отвращают от убийства, исцеляют от гордости, живят сердце. Смиренный полон слез, покаяния, сострадания и милосердия; он люб Господу, и Господь дает ему утешение и здесь, во времени, и там, в вечности. Сатана учил людей смеяться здесь холодным, бессердечным смехом, чтобы по смерти они попали в его мрачную обитель, где плач безутешный и скрежет зубовный.

«Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5, 5). Гордые и надменные люди, ученики сатаны, дерзко отнимающие чужое, умножающие свое имущество, расширяющие свое имение или государство, в конце концов теряют все и нищими приходят на Суд Божий. А кроткие дороги и Богу и людям. Им дается и то, о чем не просили. Они наследуют земное имение гордых и получают «новую землю», то есть Царство Божие.

«Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5, 6). Правда и истина – от Бога, так же как неправда и ложь – от диавола. Быть алчущим и жаждущим правды – значит быть алчущим и жаждущим Бога. Поэтому народ на Горе блаженств, глядя в лицо Господа Иисуса Христа, видя свет воплощенной правды и истины, насыщал свою жаждущую и алчущую душу. А в ином мире созерцание лица Его будет высшим и вечным наслаждением.

«Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5, 7). Милосердие – рай в душе, а немилосердие – ад. Устроитель ада вселял в души людей страх, внушая, что им мало в жизни того, что имеют, что им нужно иметь еще и еще, чтобы вынудить их отнимать, а не отдавать, заставить эгоистично беспокоиться только о себе. Внушая такие помыслы, он многих сделал гражданами ада, в котором «плач и скрежет зубовный» (Мф. 8, 12). Милостивый же отдает, и Господь милует его и воздаст ему сполна: на Суде он будет помилован и его грехи будут прощены.

«Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8). Сердце человека – этот драгоценный сосуд жизни, это отражение Бога – сатана превратил в мутный источник всякой похоти, греха и порока. Тщетно сатанизированные культуры омывали и очищали человека только снаружи: смрад нечистоты сердечной задушил их и увлек в геенну. Небесная логика требует сначала очистить сердце, чтобы оно исцелилось от слепоты и узрело Бога. А созерцание Бога и есть вечная жизнь и царство, радость и сладость, превосходящие всякое человеческое представление.

«Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божиими нарекутся" (Мф. 5, 9). Наш Бог – Бог мира, а не Бог вражды, и примиряющие братьев подобны Богу, и они нарекутся сынами Божиими. Но истинный мир живет лишь внутри неразделившейся, целостной души. Все внешние раздоры, ссоры и войны исходят изнутри, из разделившихся человеческих душ – из внутренней вражды человека с самим собой и с Богом. Этого и хотел сатана. Это он сделал с первым человеком и продолжает делать с людьми на протяжении всей истории человечества, возмущая их против небесной логики, против Бога-Слова. Господь Иисус Христос пришел, чтобы восстановить мир между человеком и Богом, между людьми. Он принес «мир, который превосходит всякий разум» (Флп. 4, 7). И люди, глядя в лицо Его, ощущали мир в своих душах.

«Блаженны изгнанные правды ради, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5, 10). Этот мир стал полем битвы правды и лжи. В этом мире гонители праведников одерживают видимую победу, и диавол их называет победителями. По сути же победители те, кто изгнан правды ради, что станет очевидным после Суда Божия, когда грешники будут прокляты и низвергнуты в ад, где «плач и скрежет зубовный», а праведники увенчаны вечной славой и жизнью в Царстве Небесном.

«Блаженны вы, когда поносят вас и ижденут имени Моего ради" (Мф. 5, 11). Будет посрамлять вас сатана, учинитель всякого бесчестия и поношения; он будет гнать вас, изгнанный с Небес; он будет злословить вас, доброго слова не знающий; он будет клеветать на вас, отец всякой лжи. Но вы не бойтесь, покоритесь Богу и воспротивьтесь диаволу, и он бежит от вас, ибо ненависть его к Богу равна его страху пред Ним.

«Радуйтесь и веселитесь, ибо мзда ваша многа на небесех» (Мф. 5, 12). Настолько пред Богом драгоценны каждый вздох, каждая слеза, каждая капля крови праведника, что никакими сокровищами земля не сможет их оплатить, только Небо сможет – не одной, но многой платой, умноженной и многоразличной, а это и радость, и веселье, и жизнь вечная.

Вот такое новое учение принес Иисус и потряс им землю, и преисподнюю, и человеческие сердца. Он дал Небу преимущество над землей, Царству Небесному – над земным царством. Он наполнил жизнь смыслом, силой и радостью; возвысил до недостижимых высот все, что было унижено и презираемо; вернул к жизни забытую небесную логику, чтобы люди сверяли все свои мысли с Богом.

И пока Он говорил на просторном зеленом лугу, на Него, не мигая, смотрели тысячи душ и слушали Его, затаив дыхание.

«Народ дивился учению Его» (Мф. 7, 28), ибо понимал, что говорит Человеколюбец и Народолюбец, а не книжник.

С Христом по жизни и в жизнь

Я от Него зависим

Он даровал мне жизнь. Он постоянно касается меня Своим животворящим Духом. От Его Божественного прикосновения моя жизнь теплится, существует и продолжается во мне.

Богоборческий дух, отец всякой лжи, искушает меня земной сладостью. Он шепчет мне, что жизнь зависит только от земного хлеба и от других сладких плодов земли. Притворяясь предо мной большим другом, чем мой Творец, и вызвавшись «защитить» меня от Него, как некогда праотцев наших в раю, он говорит мне: «Если бы Он любил тебя, то превратил бы для тебя в хлебы все камни!». А я знаю, что, если бы и тело мое умерло без хлеба от голода, жизнь не прекратилась бы во мне, ибо она сокрыта в Нем и Он – в жизни моей. И если бы камни превратились в хлебы и я бы съел их все, моя жизнь не стала бы ни дольше, ни лучше. Ибо мера жизни – вечность, а не количество дней во времени.

Слова моего Творца мне слаще хлеба и меда. Дитя в разлуке с матерью больше радуется голосу ее, чем хлебу. Овца, заблудившаяся в горах, беспокойно жует травинку за травинкой, постоянно поднимая голову и прислушиваясь, не слышен ли голос пастыря. А чуть заслышит его, перестает щипать траву и мчится к пастырю. Так же и всякий знак присутствия Отца моего Небесного радует меня и укрепляет жизнь мою. Слова Его – сладчайшая трапеза для меня.

«Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4, 4).

В Нем моя слава

Где злоба, там и безумие.

Злобный дух тьмы предлагает мне мирскую славу. Все его предложения имеют цель посрамить Бога Творца, а меня погубить навечно.

Прыгни с колокольни! – шипит змей из преисподней. Или: поднимись в воздух и лети! Или: нырни на дно морское и зачерпни песка! Словом, сделай то, что другие люди не способны сделать, и мир прославит тебя. Не бойся, поможет тебе в этом Бог твой. Будничность скучна – прогресс движется тем, что необычно и ново.

Это те же лживые уста, которые нашептывали нашим прародителям: откажитесь от Бога и сами станете богами! Какое безумие! Если раскаленная искра выпадет из очага, разве она останется искрой, а не превратится в холодную черную золу, по которой, не боясь обжечься, проползет любой червь?

Слава моя в моем Господе. Смотрю на нее, как ночной странник смотрит на первые всполохи утренней зари. Она мне светит. Она меня радует. Она меня ждет. Если бы искал я иной славы, а не той, что от Господа моего, я искал бы ложь вместо истины и искушал бы Господа Бога своего.

«Написано также: не искушай Господа Бога твоего» (Мф. 4, 7).

Он единственное истинное мое имение

Что мне пользы от необъятных земельных владений, если мне и одной могилы довольно?

На что мне все царства мира, если им не насытить, не наполнить души моей?

Телу моему нужно много меньше, чем предлагает мир, а душе нужно столько, сколько вся вселенная не имеет. Если облекусь во все золото и во все жемчуга мира, буду смешон, а бессмертным не стану. Зачем же тогда терзаю душу свою ненужными заботами?

Он со мной

Он создал меня – Он знает для чего.

Он поддерживает во мне жизнь – Он знает как.

Он даст мне последний покой – Он знает где.

Чего мне бояться? Мира или смерти, диавола или людей?

Он победил мир. Он восстал от гроба. Он видел сатану, низринутого в бездну (Лк. 10, 18).

Если однажды страх овладеет мной, вспомню Его победы, и покой прольется мне в душу.

Если когда-нибудь дрожь охватит меня, вспомню, что Он близ, и радость укрепит сердце мое.

«Се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф. 28, 20).

Он ждет меня

Несчастные безбожники! Рассуждают о червях, которые ожидают их; твердят, что путь человека на земле с обезьяны начинается и червями заканчивается.

Насколько я счастливее безбожников! Я знаю, что мой путь с Бога начинается и Богом завершается. Бог послал меня сюда и ждет моего возвращения.

Я постараюсь вернуться сыном, а не наемником. Наемник уже в сем веке получил свою плату. А сыну только предстоит войти в щедрую отчизну.

Хочу вернуться сыном. Готовлюсь, словно невеста к свадьбе. Облекаюсь в те украшения, которые Ему по душе. Ибо Отец мой – великий Царь, окруженный сиятельными царедворцами. И мне определил Он место. Ждет только, пока облачусь, и возьмет меня. Отделяет меня от Него завеса, за которой я облачаюсь. Сердце мое трепещет от радости. Я чувствую близость встречи. Знаю, Он ждет меня у дверей!

«Се, стою у двери» (Откр. 3, 20).

Он очистил мой дом

Некий странник попросился ко мне на ночлег. За пазухой у него был пустой мешок. Мы вместе поужинали, и я заснул.

Утром меня разбудили крики городовых. Они кричали, что странник меня обокрал: «Мы видели, как он, согнувшись до земли под тяжестью мешка, уносил награбленное». Они пытались его догнать, но напрасно: он шел не торопясь, но гигантскими шагами. Выйдя из города, он поджег мешок, и все сгорело. Осталась лишь горстка белого пепла на том месте, а сам он исчез.

Огляделся я в доме и увидел, что все в порядке. Вещи на местах. Дом прибран и наполнен благоуханием ладана. Все стало чище и лучше, чем было вчера, а я чувствовал радость, свет и легкость, чувствовал сильнее, чем обычно. Мое сердце пело.

«Господа городовые, – обратился я к ним. – Тот странник ничего не украл у меня. Он очистил мой дом и вынес из него весь сор. Я благодарен ему за то, что он сжег его».

Дом – душа моя.

Сор – мои грехи.

Странник – Он: «вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1, 29).

Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, ибо только милость Твоя может спасти нас. Не оставь нас, ибо без Тебя ничего не можем, не отступи от нас, чтобы не стали мы пленниками ада. Скоро приди на помощь нам и спаси нас. И даруй нам благодатную силу Духа Твоего Святаго, как даровал Ты ее святым апостолам и угодникам. Да очистимся Духом Твоим, и исцелимся, и просветимся, и преобразимся, чтобы, как дети света, подобно Ангелам, могли мы славить и благодарить Тебя, Спасителя нашего, со Отцем и Святым Твоим Духом, чтобы могли мы, предуготовив и украсив свои души, словно невеста с зажженной свечой духа, радостно ожидать конца земного пути и вселиться в палаты Твои Небесные, от начала предуготовленные любящим Тебя. Приклонись милостиво и не презри покаянного гласа нашего, молитвами Пречистыя Твоея Матери и всех святых Твоих.

Аминь.

* * *

22

Нерон Клавдий Цезарь (37–68) – римский император с 54 г. Первые годы правил в согласии с сенатом, находясь под влиянием философа Сенеки, затем перешел к политике репрессий и конфискаций. В числе жертв Нерона были и его ближайшие родственники (включая мать и жену), и многие выдающиеся люди (Сенека, поэт Лукан, писатель Петроний и др.). В 68 г. против Нерона восстали наместники провинций. Покинутый даже своей гвардией, он бежал из Рима и по дороге покончил жизнь самоубийством. С его именем связано начало жестоких преследований христиан.

23

Сенека Луций Анней (ок. 4 до Р. X. – 65 по Р. X.) – римский политический деятель, философ и писатель. Был идеологом сенатской оппозиции деспотическим проявлениям первых римских императоров. В результате дворцовых интриг был осужден в ссылку и в 41–49 гг. находился на о. Корсика. В 49–54 гг. был воспитателем будущего императора Нерона, а затем одним из руководителей римской политики. В 60-е гг. потерял влияние и был отстранен от двора. Обвиненный в участии в заговоре, по приказу Нерона покончил жизнь самоубийством.

24

Лукулл Луций Лициний (ок. 117 – ок. 56 до Р. X.) – римский полководец и политический деятель. Его богатство и роскошная жизнь вошли в поговорку («лукуллов пир»).

25

Эпикурейский – соответствующий этическому учению древнегреческого философа Эпикура (341–270 до Р. X.), которое понимается как предпочтение материальных радостей жизни. В действительности Эпикур стремился дать практическое руководство для достижения человеком состояния блаженства, которое заключается, по его мнению, в отсутствии страданий. Во избежание их надо устраняться от тревог, опасностей, государственной деятельности; главное для человека – здоровье тела и состояние безмятежности духа.

26

Поликлет из Аргоса (2-я половина V в. до Р. X.) – древнегреческий скульптор, теоретик искусства. Сохранились два фрагмента сочинения Поликлета «Канон», в котором выводится цифровой закон идеальных пропорциональных соотношений человеческого тела.

27

По греческому преданию, евангельские блаженства произнесены на склоне горы под названием Хиттим, расположенной чуть севернее Табги; с нее открывается вид на все Галилейское море. Другие источники называют ее «Куры-Хаттин» или «Рога Хаттинские» и определяют ее местоположение на полпути между Фавором и Капернаумом, а также между Табгой и Вифсаидой.


Источник: Собрание творений : В 12-ти томах. / Николай Сербский (Велимирович), святитель. Пер. с серб. С.А. Луганской. - Москва : Новое Небо, 2018-. / Том 1. Библейские темы 2018. - 480 с. ISBN 9785907073135

Комментарии для сайта Cackle