святитель Николай Сербский (Велимирович)

Просветленная тайна

Тайна смерти445 испокон веков была для людей более непостижимой, чем тайна жизни. Должно быть, потому, что людям казалось, будто они лучше понимают жизнь, чем смерть. В одном были согласны все народы на земле – как культурные, так и дикари, а именно: со смертью те́ла не умирает та таинственная сущность, пребывавшая в теле, что называлась душой или духом; та, что была на время повенчана с телом и давала телу жизнь и движение.

Что бывает с этой таинственной сущностью после смерти телесной? Когда тело умрет и разложится, что бывает с душой человеческой?

Душа продолжает жить – как-то и где-то. Человечество всей нашей планеты всегда было единомысленно в том, что душа продолжает жить, но не было единогласно в том, как и где она живет.

Начнем, Феодул, снова с Индии, с этой расовой колыбели человечества. Как мы уже говорили, Индия в этом вопросе всегда питалась своими теориями, своими заблуждениями. По смерти те́ла душа человеческая, будучи неумершим существом, ищет другого тела, человеческого или животного, сходного ей по карме, по поступкам, чтобы вселиться в него и продолжить свое существование. Эта теория, именно в силу своей простоты и кажущейся этичности, настолько была укоренена в индийской философии, что даже Будда не пытался ее оспаривать. Ничего Гаутама Будда не добавил к преветхому индийскому верованию, записанному в Веданте и сохранившемуся в народном предании, кроме одного только метода освобождения души от жизни вообще и перехода в нежизнь, в безотрадность, в нирвану.

Этот метод есть метод преизнурительной аскезы, каковой мир нигде не зафиксировал и не отметил. Освободиться от этого живого тела – есть ли что более легкое? Один комар в состоянии убить тело. Но освободиться от живой души – самая тяжелая задача, некогда поставленная человечеством перед собой с помощью Индии. Будда верил в то, что он решил эту задачу. Мы в это не верим. Мы не считаем, что эту задачу нужно решать, поскольку постановка ее не обоснована. Не существует переселения душ из тела в тело и, соответственно, не существует и поставленной задачи. Но для нас не самое важное, как Индия через своих мудрецов ведантистских и буддистских решала эту задачу, то есть как можно поставить предел переселению душ, метемпсихозу; для нас важнее то, что тысячи и тысячи миллионов индийцев в течение веков верили, да и сегодня верят, – а эту веру они называют знанием, жнани, – что душа человеческая живет после смерти тела. И только. И еще: существование ее прискорбно и жалко, вселяется ли она в тело махараджи или в тело обезьяны. Всегда скорбь и жалость.

Отправимся теперь, Феодул, в Египет и посмотрим на пирамиды фараонов, храмы, гробницы и саркофаги от дельты Мемфиса до Карнака, вдоль и поперек этой страны, где река Нил значила столько же, сколько великое божество, а крокодилы нильские – едва ли меньше. О чем говорит нам в двадцатом веке эта культура смерти трех-, четырех- и пятитысячелетней давности? Она говорит о том, что древние египтяне считали тайну смерти большей, чем тайна жизни. Всё, что эта жизнь приносит и уносит, непостоянно и скоротечно, как волны на реке Нил, а то, что смерть принимает под свою таинственную сень, постоянно и прочно. Всю неохватную и внешне величественную культуру египетскую вдохновляла смерть, а не жизнь. Там, где в палящей жаре все быстро расцветает, но так же быстро отцветает и, пожухшее, опадает в бездонную пропасть смерти, там тайна смерти предстала как намного бо́льшая, чем тайна жизни. И Египет тоже, как и Индия, веками разгадывал не тайну тела, а тайну души, не тайну жизни, а тайну смерти. Разгадка была такова: человек целиком не умирает со смертью тела, что-то от него остается и продолжает жить и после смерти. И этому «что-то», этому неумершему духу, посвящен был весь труд живых, вся огромная, оригинальная и по-весеннему буйно расцветшая культура.

Древние греки верили в подземный гадес, в тартар446, где бог Плутон владычествует над духами умерших. Вероятно, это место сумрака, между светом и тьмой, серое и тоскливое, без надежды и радости. Правда, там есть и елисейские поля447, больше похожие на рассвет, чем на сумерки, – нечто напоминающее Мухаммедов дженнет448, но менее материальное и более призрачное, чем дженнет. Главное тут в том, что и эллины-язычники тоже верили, что души человеческие не умирают вместе с телом, но живут и по смерти те́ла, хоть и жизнью песьей, по выражению греческих поэтов.

Древние германцы так же верили в ад, но они в мечтах своих из ада сделали вальхаллу449 – подземные места отдыха и увеселения воинов.

У евреев ад назывался шео́лом. Но в сущности ад и шеол – одно и то же: место тьмы и отчаяния. Только евреи это место так часто не упоминали, в фантазиях своих не воображали и так ярко не описывали, как греки. «Ад преисподний» упоминается у Моисея (см.: Втор. 32, 22). А псалмопевец от ужаса перед адом вопиет к Богу: «Ты не оставишь души моей в аде» (Пс. 15, 10). Реальное существование ада подтверждено и Новым Заветом. Сам Господь сказал: «создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18). А в виде́нии святого Иоанна Называющий Себя Альфой и Омегой говорит: «имею ключи ада и смерти» (Откр. 1, 18). Судя по весьма нечастому и бледному упоминанию ада в Ветхом Завете можно заключить, что евреи, в сравнении со всеми другими народами мира, менее всего думали о жизни после смерти. Такими они остались и доныне, за исключением тех, кто крестился во имя Христово.

Духи предков сильнее своих живых потомков, по представлениям великого Китая, Японии и всех народов обеих Америк, так же как и негритянских племен Африки. Смерть имеет власть только над телом, но не над духом человеческим. Только у этих народов и племен местом пребывания душ и духов человеческих считается не подземный ад, а поверхность земли: леса, горы, пещеры, холмы, реки, озера и места вокруг домов, в которых они некогда жили в теле.

Ты плачешь, Феодул милый? Воистину, есть над чем плакать. Положение рода человеческого до Пришествия Христа действительно достойно плача и рыдания. Нигде нет ни одного луча света, ни в этой жизни, ни в той. И трудно сказать, какая жизнь для людей была более отчаянной – эта в теле или та без тела, до смерти или после смерти, на земле или в аду. Какая-то вражья сила, какое-то злое страшилище душило людей в обеих жизнях. И люди по всей земной планете жили под гнетом двух страхов: страха этой жизни в теле и страха жизни души без тела. И все-таки жизнь после смерти, жизнь души без тела, считалась более грозной, чем жизнь до смерти. Поэтому начиная с Адамова изгнания из рая эта планета каждодневно обливалась слезами по умершим; и причитания по умершим заглушали всякую песню и музыку. Да, так продолжалось в течение многих веков, многих тысячелетий. Пока однажды над всеобщим мраком и отчаянием не взошло Солнце Правды.

Наступил рассвет дня Божия, родилось Солнце Правды, озарилась земля, воссиял Мессия Спаситель, засветилось Его явление, вспыхнуло Его слово, засияли Его дела, разгорелся огонь, светоносный и лучезарный, засверкало пламя Его истины и любви, трисолнечное пламя вечной истины и вечной любви, пламя неодолимое, непобедимое и неугасимое. И Радостная Весть стала распространяться с берега Геннисаретского озера из уст в уста, от сердца к сердцу, через параллели и меридианы по всей планете земной. И непрестанно разносится по ней, летит без остановок и передышек. И никакая сила: ни адская, ни земная – не могла остановить и оборвать ее вот уже две тысячи лет, не могла и не сможет, ибо мир был пресыщен горем, пресыщен безотрадными вестями. О чем говорит Радостная Весть Христова? – О Царстве, и только о Царстве.

Не о царстве земном. Что такое все царства земные? Святой Венедикт450 видел в мгновенном видении все царства земные, словно в зеркале, словно точку. И кого из смертных сделало счастливым обладание царствами земными со всем их исчезающим богатством и достойной смеха славой? Если известно, что все тела рассыпаются в прах, а души проваливаются в мрачный ад, какую радость мог бы возвестить людям какой-нибудь «мессия», захотевший устроить новое царство земное? Никакую. Таких мессий было полно до истинного Мессии, но ни один из них не сказал: «Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах»451.

Где небеса? Мир знал только о подземном аде, о скорбном шеоле, в котором души продолжают жить, точнее существовать, без самой малейшей радости и веселия. И боги языческого мира обитают не на небесах, но или в аду, или на горах, в водах и в облаках. Они лишь настолько считались счастливее людей, что могли, будто бы, подняться из ада по собственной воле на землю, в воздух, на свет этого физического мира. Одни лишь ветхозаветные пророки были удостоены узреть в виде́ниях живые небеса с Господом Богом и воинствами ангельскими. Однако эти величественные и живые небеса Божии были предназначены только для Бога Саваофа и Его бестелесных и бесчисленных воинств, но никак не для людей. Каких там людей! Пророки лишались сил от страха и, как Даниил и Иезекииль, падали на землю при одном только виде небесного света и славы Господней452. А великий Исаия, увидев небеса, горько заплакал от страха: «горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, – и вот, Царя Господа видел своими глазами» (ср.: Ис. 6, 5).

– Не для людей этот свет, он далек от них, – думали пророки-тайнозрители.– Люди – нечистые существа, для них существуют земля и шеол, а никак не небеса.

– Для вас, для вас! Этот небесный свет, эти слава и свет, эти красота и благолепие, виденные праведными пророками в виде́ниях, – все это и для людей тоже. Это Царство Отца Моего, оттуда Я спустился на землю, чтобы людей ввести именно в это Царство. У Меня ключи от небес и от ада453, и, кого хочу, Я вознесу с земли, изведу из ада и введу в это Небесное Царство.

Это новый язык, новая действительность, новое откровение, невиданное и неслыханное. Торжество свадебное, духовное упоение, неизвестное со времен Адама. Бог явился посреди людей – не какой-нибудь из сотен передравшихся богов индийских, не какой-нибудь из сотен скотоподобных богов египетских, не какой-нибудь из «великих духов» китайских и мексиканских, не кто-нибудь из развратной шайки олимпийской, – но именно Тот, Кто только и имеет право называться Богом, Тот, Кто есть истинный Бог.

Что́ Господь Иисус конкретно открыл и сделал явным для отчаявшихся обитателей земли Своим благовестием о Царстве Небесном?

Первое, что существует только один Бог, Который на небесах и Который есть Отец. Само это слово – Отец – прогоняет страх, останавливает слезы, развеивает заблуждения, разгоняет тьму и вселяет радость в исстрадавшиеся сердца человеческие. «Отец ваш Небесный»454, – так говорит единственный, Единородный Сын Отца Небесного людям, отпавшим от Отца, забывшим Отца, ставшим рабами бесов и погрузившимся в кромешную тьму. Плачь, земля, от радости! И вы, люди всех рас и имен на земной планете, веками плакавшие от горя, плачьте ныне от радости. Блаженны плачущие от радости, услышавшие слово Отчее, ибо они утешатся. Отец их утешит, Отец Мой, говорит Сын Божий, и Отец ваш Небесный. Отец света и всякого утешения. Низвергайтесь, ложные пантеоны языческие! Заползайте, змеи, в свои норы! Расступайся, тьма, перед лицом света! Воскликни Господу, вся земля, воспой песнь имени Его!455 Покайтесь, люди, ибо приблизилось Царство Небесное456. Стекайтесь, чтобы войти в это Царство жизни и радости. Тайна Божия прояснилась. Нет многих богов, есть только один Бог. И этот Бог – Отец, а не тиран; Бог любви, а не злобы.

Второе: существует только один Сын Божий, Единородный, рожденный от Бога Отца в вечности; а если в вечности, то не спрашивается когда: ведь вечность не имеет времени. Так возлюбил Бог Отец людей, что послал Сына Своего Единородного в мир, чтобы Он спас мир, послал Его тогда, когда уже было близко скончание времен. И явился Бог, Сын Божий, в Личности Иисуса Христа, рожденного по плоти от Пречистой Девы Марии, чтобы Он, как человек, пожил среди людей, чтобы из любви к людям взял на Себя всю горечь этой жизни и все страдания, чтобы этим явить и доказать Свою любовь к людям и разжечь любовь людей к Себе и Отцу Своему. Явился Иисус Мессия не как вельможа или император, окруженный телохранителями, а как Феодул, как слуга Божий, чтобы показать людям пример того, как любовь должна служить Богу и людям. Ведь любовь доказывается только служением и страданиями, преданием себя даже на смерть за возлюбленного. Любовь Отца к людям открылась и через любовь Сына к людям. Благодаря этой любви Человек Иисус Христос, посредник между Богом Отцом и людьми, стал единственной дверью, через которую можно прийти к Отцу и войти в Царство Небесное. В Царство Небесное может войти только тот, кто верует в Сына Божия, Господа Иисуса Христа. Вот двери отворенные. Вот просветленная тайна. Да бегут в преисподнюю Шива, Гор и Плутон – в свое настоящее обиталище. Радуйся, земля. Пробудись, Индия. Запевай, Египет. Танцуйте, китайцы и тибетцы. Веселитесь, чернокожие и краснокожие. Христос смотрит не на цвет кожи, а на любовь в сердце вашем и на веру и доверие ваше к Нему, единственному Спасителю вашему.

Третье: Христос возвестил всыновление, то есть Он объявил прием в сыновья и дочери Божии для всех, кто этого хочет. Не принуждает. Не насилует. Принуждение и насилие – особенность гималайских и олимпийских бесов, а не Отца света и не Христа, Сына Божия, Феодула, слуги́457 Отца Небесного, Мессии. Так-то и так-то поступайте, «да будете сынами Отца вашего Небесного»458.

«Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд»459.

«И будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым»460.

«Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни»461.

Отец «весь суд отдал Сыну»462. Ведь Отец и Сын суть одно463.

«Дабы все чтили Сына, как чтут Отца»464. Ведь Отец и Сын суть одно.

«Да прославится Отец в Сыне»465. Ведь Отец и Сын суть одно.

«Отец любит Сына»466.

В Царстве Божием – «там будете названы сынами Бога живаго» (ср.: Рим. 9, 26).

«Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса», говорит апостол Павел (Гал. 3, 26).

Четвертое: Господь Иисус Христос, Сын Божий, ниспослал Духа Святаго последователям Своим, Духа истины и Утешителя, Которого мир не знал. Он Бог Дух Святый, Который от Отца исходит и через Сына подается людям. Единосущный Отцу и Сыну, Дух Святый все очищает, все освящает, все осветляет и просвещает, все соединяет, все укрепляет, и ободряет, и радует, и обновляет, и изменяет, и всех верующих в Сына готовит в сыновья Царства Небесного. Как Отец и Сын в вечности исполнены Духом Святым, так и все Ангелы на небесах исполнены Им, и так будут исполнены Им и все люди, сыны Царства Небесного. Ведь Дух Отчий действует всё во всем, руководит все к добру, разделяет дары как Сокровище благих, как золотой фонд всяческого добра. «Господь есть Дух, а где Дух Господень, там свобода»467, там сила, и единодушие, и братство, и надежда, и любовь, и радость, и песнословие, и слава Божия. Как Отец и Сын в вечности упоены одним Духом Святым, так будут упоены тем же Самым Духом и все сыны Божии, любящие Бога Триединого и желающие стяжать Царство Божие внутри себя и войти в это бессмертное Царство. Святая Троичность во единстве на небе; святая троичность внутри человека; святая троичность в единстве между людьми, – всё для жизни, радости и спасения.

Может ли Индия понять этот язык? Когда же печальные сыны Индии обратятся в сынов Божиих верой в Отца любви, и в Сына света, и в Духа Святаго? Когда же они возопиют ко Господу Иисусу, чтобы Он спас их от кармы и от нирваны: от бремени кармы на плечах и от пустоты нирваны перед глазами? Только Крещение во имя Святой Троицы может сбросить всю карму с них, и только взгляд в открытое Царство Небесное, Царство вечной жизни, может стереть в их сознании бесовское мечтание о какой-то нирване.

Пятое: Господь, Сын Божий, открыл перед людьми и для людей Царство Небесное. От времен праотца Адама это Царство было закрыто для людей. Потому прозорливые пророки, которым дано было видеть небеса Божии, видели на небесах только Бога Саваофа и Ангелов Божиих, но не людей. Ведь начиная с Адама люди отвернулись от Бога и пошли своими путями на поиски истины и счастья. Что они нашли? Самсару, карму, гадес и шеол. И вместо одного истинного Бога нашли тысячи лжебогов. Вместо одной Святой Троичности во единстве нашли несвятую и разъединенную триаду каких-то ставших компаньонами богов. Но нигде не нашли они Бога как милостивого Отца, нигде Сына Божия, страдающего за людей, чтобы соделать их сынами Божиими, нигде не нашли Духа святости, истины и единства и, наконец, нигде не нашли светлого Царства Небесного, Царства жизни и радости, где Ангелы с сынами человеческими ликуют и в радости славословят Создателя и Отца своего.

Знаешь ли, Феодул, кому Спаситель обещал дать ключи от Царства Небесного? Простым людям, рыбакам галилейским, как Он и сказал Петру: «и дам тебе ключи Царства Небесного» (Мф. 16, 19). И дал ключи от неслыханного и нечаянного Царства Небесного простецам, которые, как дети, целомудренно и сердечно Его приняли, в Него поверили, за Ним пошли и за Него жизнь свою положили. Но не дал эти благословенные ключи ни йогам индийским, ни магам египетским, ни пифиям дельфийским, ни философам греческим, ни богатеям римским, ни мандаринам китайским, ни фарисеям еврейским. Почему? Потому, что они верили в себя, а не в Бога. И потому, что плечами своими заслонили двери Царства Небесного, сами в него не входили и другим не дали войти.

Вот почему, Феодул мой.

* * *

445

«Смерть» – санскритское слово, означающее «смрад».– Свт. Николай.

446

Та́ртар, в греческой мифологии – бездна, располагающаяся ниже ада, которой страшатся даже боги.

447

Елисейские поля, или элизий, (лат.: Elysium < гр.: Elysion – поле прибытия), место в загробном мире, где блаженствуют праведники.

448

Дженнет, дженне (араб.) – рай.

449

Наряду с ва́льха́ллой, небесным царством для избранных мертвых, в скандинавской мифологии существует и подземное царство для всех прочих мертвецов – хель.

450

Преподобный Венедикт Нурсийский (ок. 480–543; память 1427 марта), с 14-летнего возраста посвятил себя богоугодной жизни и был удостоен дара прозорливости и чудо­творения. Написал устав монашеской жизни, отличающийся строгостью, близкой к военной, и детальной регламентацией поведения монахов, до IX в. определявший всю монашескую жизнь в западном христианстве. Описание чудес св. Венедикта см.: Свт. Григорий Двоеслов. Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии души. М., 1996.

457

Это слово ни в коем случае не означает неравенства между Лицами Пресвятой Троицы. Оно лишь выражает образ земного служения Господа Иисуса Христа: Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца (Ин. 6, 38).– Ред.

Комментарии для сайта Cackle