святитель Николай Сербский (Велимирович)

«Помоги, Боже, всем, помоги и нам» 32

«Помоги, Боже, всем, помоги и нам!» Это старинная и традиционная молитва сербского народа. В наши времена всеобщего человеческого страдания народ произносит эту молитву чаще и сердечнее, чем обычно. Нет молитвы короче, нет молитвы великодушнее, полностью в евангельском духе. И Сам Господь Иисус Христос перед крестным страданием Своим молился за своих учеников: «Отче Святый, спаси их, – а потом о Себе, – Отче, если возможно, да минует Меня чаша сия!» Также и из сербской души льются вздохи и слова: «Помоги, Боже, всем братьям моим, помоги и мне!» Или: «Прости, Боже всех и меня!» Ставить других выше себя – вот евангельский закон. Смирить себя перед величием Божиим до праха – вот соразмерность между грешным человеком и безгрешным Творцом.

Но эта краткая молитва особенно важна в это тяжкое время, когда все народы мира испытывают и душевные, и физические страдания. Мы слышим сегодня, как влиятельные люди говорят – мне дело только до себя! Или как советуют другим – что тебе до других! И государственных людей, говорящих – нами руководят только интересы нашего народа! В такие времена, как елей на рану, молитвенное слово нашего крестьянина: «Помоги, Боже, всем, помоги и нам». Какая глубина, какая красота души! Весь Достоевский в одной этой фразе. Наш малый народ молится Богу за все народы Божии на земле, великие и малые, за все человеческие жизни на этой планете, и только потом за себя. В этой страшной кровавой схватке, в которую бросила его судьба, наш народ через Всевидящего посылает приветствия и добрые пожелания всем народам и племенам, которые Им созданы, всей семье человечества. Мученик понимает мученика. Страдалец сострадает страдальцу. Только такое великодушие может вывести человечество из бездорожья на прямой путь и повести к светлому и достойному будущему. Если останется оно таким же узкогрудым, эгоистичным и гордым в личностном и общественном, ничто не удержит его от стремительного падения в пропасть. И станет оглушительным до поры затаенный смех дьявола над родом человеческим, тогда ускорится приход того дня, Дня Гнева, когда сотрясется земля, потемнеет солнце и Силы Небесные возвестят о конце и объявят Суд.

«Помоги, Боже, всем, помоги и нам».

Не сомневаюсь, что и тот парнишка из села Колар – позже ставший известным благотворителем – Илия Коларац, шептал эту молитву, когда шагал по белградскому базару. Все свое имение нес он тогда на себе – гунь, опанки (одежда и обувь крестьян. – Прим. перев.) и узелок с краюшкой хлеба, а в душе он нес веру, благочестие и любовь к родине. И по мере того, как умножалось его внешнее богатство, умножалось и богатство внутреннее. И когда перед смертью он писал завещание, его внутреннее духовное и нравственное богатство превосходило все его материальные сокровища, и потому завещал он все свое имение не каким-то сомнительным наследникам, а сербскому народу.

«Помоги, Боже, всем, помоги и нам». Так, должно быть, говорили все те мальчишки, которые шли пешком из своих нищих деревень в Белград, чтобы, начав с приказчиков, стать знатными купцами, ремесленниками, строителями храмов, патриотами и великими благотворителями союза Белградской купеческой молодежи. Разве не такими были Ефта Павлович, Месарович и Милич, Никола Спасич и Джелович, Голуб Янич, Пера Радованович и Илия Антонович, Илия Корач и Аксентие Аксентиевич, Джуканович, Джукович, Йоца Йованович-Шабчанин, Елена Маринокович, Йова Йованович, Анастас Павлович и Никола Кики, Станойло Петрович и Здравкович, ой, братья мои, кто их всех перечтет! Список благотворителей союза Белградской купеческой молодежи составляет 60 печатных листов. В него вписан почти весь старый Белградский базар, все известные фирмы, некоторые из которых существуют до сих пор.

Жили и умерли те белградские купцы. Но остались их дела, их задушбины 33, их пример, их имена. Как ученикам им в те времена было много труднее, чем сегодняшним ученикам. Как хозяева они прилагали огромные усилия, чтобы умножить свое имение, но никогда, ни в коем случае, ценой чести и совести. Они знали, что добрая слава купца стоит больше, чем смекалка и ловкость. Если они продавали товар на метры, всегда отпускали несколько лишних сантиметров, когда взвешивали на весах, перевешивали несколько грамм больше на счастье и удачу. Они не верили в быстрое обогащение. Знали, что нельзя честно обогатиться, пока не придет старость, то есть заработанное богатство употребится уже на собственное лечение... Те из купцов, кто богател раньше, чем боль в костях становилась их календарем, чем редели волосы и выпадали зубы, был под сомнением, таких избегали. В то время преобладало мнение, что разбогатеть может только купец, и никогда государственный чиновник. А среди купцов действовал закон – или честно разбогатеть, или остаться небогатым, но честным. Человек в купце ценился выше купца, и характер купца выше его богатства. По-хозяйски заботились они о белградском рынке и обо всей стране, и о своих бедствующих братьях.

Это в большинстве были люди крестьянского трудолюбия, крестьянской воздержанности и выдержки, но они были так обходительны и любезны с покупателями, как будто были дворянскими детьми. Некоторые из них были скупы и для себя и для других, но в конце жизни они удивили всех своими завещаниями на благотворительность. Некоторые из этих купцов тайно давали полной мерой на освобождение Сербии. Один из них после смерти оставил огромное богатство, а в завещании написал такие прекрасные слова: «Я все получил от народа и все оставляю народу». Я был лично знаком с одним из этих кремень-экономов. Он никогда никому явно не дал милостыни. Купечество считало его эгоистичным, скупым и жестокосердным. Но когда он умер, за его гробом, в похоронной процессии, шло множество заплаканных нищих и убогих. Только тогда стало известно, что этот человек тайно и много помогал беднякам. А о благочестии Белградской купеческой молодежи пусть свидетельствует такой факт. Некий богатый человек из провинции завещал в пользу Белградской купеческой молодежи свое имение. Белградская купеческая молодежь отказалась от этого дара и не хотела его принять. Почему? Потому что завещанное богатство было нажито нечестным путем. Вот какой честностью, патриотизмом и благочестием отличалось старое белградское купечество.

Но, увы, это старое купечество, а не новое! Это – вчера, но не сегодня. Все повернулось, словно колесо, все изменилось. Так говорят некоторые пессимисты. Еще ни разу ропот пессимиста не исцелил ни одно зло в мире.

Мне же кажется, что купечество скорее сменилось, чем изменилось. Сменились люди. Но не изменился дух. Дух жертвенности, патриотизма, чувство хозяина остались неизменными, и совсем не исчезли. «Помоги, Боже, всем, помоги и нам» – эта народная молитва и ныне в сердцах и на устах белградских купцов и ремесленников. И именно купцы и ремесленники празднуют свои Крестные Славы ревностнее, чем другие сословия. Они реже других объявляют, что не будут праздновать Славу. Купеческая и ремесленническая пресса пронизана духом богобоязненности и патриотизма. Я не вижу, чтобы их печатные органы «Ремесленник» и «Промышленник» уступали в патриотизме какому-либо из других органов печатного слова, и они не только не уступают, но и во многом превосходят их. Жертвенностью новое белградское купечество, на мой взгляд, превосходит старое.

Я говорю не голословно. Вспомните только последний наплыв на Белград собирателей добровольных пожертвований со всех краев Югославии! Представьте, сколько их прошло через Белград за последние два десятилетия. Наверно, больше чем от Карагеоргия до царя Александра. Все эти собиратели просили преимущественно у купечества, преимущественно обращались к купцам, к чаршии (рынок, турецк. – Прим. перев.) белградской. Ибо все еще в народе живет иллюзия, что купцы самые богатые люди в стране. И купцы давали, давали на церкви, на школы, на больницы, на памятники героям войны, на дома сирот, для пострадавших от наводнений, пожаров, на все и вся. Нет в стране ни одной церкви, ни школы, ни одного здания, которое не было бы построено на пожертвования, чтобы белградцы не вложили в него своего кирпича. Я пользуюсь моментом, чтобы поблагодарить белградцев, которые дали пожертвование на монастырь Жича, на другие церкви, школы и другие организации в Жичской епархии. Да благословит их святой Савва и умножит им и их детям всякое благо.

Я бы сказал, что белградское купечество скорее сменилось, чем изменилось. Но в чем-то и изменилось. Стало беднее, чем прежнее. Нет больше купцов, которые могли бы давать заем государству, как Миша Анастасиевич. Обеднение нашего купеческого сословия произошло по многим причинам, но вот две главные. Первая причина – иностранные капиталисты, а вторая – лжекупцы. Всем вам хорошо известно, какой вред принесли иностранные капиталисты нашим купцам, а особенно ремесленникам. Это люди, чья молитва очень отличается от молитвы нашего народа. Если они вообще молятся, то говорят так – «Помоги, Боже, нам, а другим как хочешь!» Другая душа у них, братья, другая история, другое воспитание.

Но не меньший вред вам, купцам, причинили лжеторговцы. Я не знаю, называете ли вы их этим словом, врачи называют своих конкурентов, необразованных травников и знахарей, лжеврачами. Знаю, что вы боретесь с коробейниками и коробейничеством, но они ничто по сравнению с богатыми лжекупцами. Лжекупцы – это те, кто готовился к государственной службе, а не к торговле, и обогатился больше торговцев. Как? Это знает только Бог, и Бог с них спросит. Они стали миллионерами, и это плохо и для них, и для их детей, и для государства. Далеки они от той молитвы, если и решаются они, не имея стыда молиться, то, конечно, говорят – «Помоги, Господи, мне, а о других мы можем не беспокоиться: ни Ты, ни я». Что вы думаете об этих лжекупцах, я не знаю. Но могу вам сказать, что сербский народ не хочет и слышать о людях, которые обогатились и стали миллионерами, будучи государственными служащими.

Чему будут служить эти негодные миллионы, если они не собираются на них задушбины Богу строить и народу завещать? Для чего, если не на возмущение и негодование бедным? Это поистине вне пределов понимания и вне совести. Наполеон сказал, что война – это вопрос психологии. Мне кажется, что и эта болезненная страсть к чрезмерному богатству – вопрос психологии. Я пытался проникнуть в психологию этих псевдокупцов-миллионеров и пришел к убеждению, что они копят богатства по двум причинам, первая, чтобы обеспечить на многие годы самих себя, а вторая, чтобы обеспечить своих детей. Как будто не знают они евангельскую притчу о безумном богаче. Человек некий скопил огромное богатство и сказал душе своей: «Душа моя, вот сейчас есть у тебя имение на многие годы, отдыхай, ешь, пей и веселись!» А ночью пришел ему глас от Бога: «Безумный, в эту ночь возьмется душа твоя от тебя, и все, что накопил ты, чьим будет?» (см. Лк. 12:19–20). Воистину, братья, помрачен разум тех, кто не думает о смерти, хотя видят и слышат, как серп смерти непрестанно жнет и собирает жатву. Ах, как громко шуршит жнивье!

Еще большее безумие – обеспечивать будущее своих детей, не ближайшее будущее, а далекое, всю будущую жизнь. Ибо это означает не что иное, как делать своих детей вечными пенсионерами. Каждый, кто оставлял своим детям миллионы, словно враг, толкал их в пропасть, сначала нравственную, а потом и материальную. Если Белград что-то знает, это знает наверняка.

Всем этим врагам собственных детей и всем родителям вообще пусть станут наказом слова Церкви: собирайте своим детям сокровище, которое ржа и моль не истребляют, то сокровище, с которым вступили на белградскую брусчатку многие крестьянские дети, которые позднее составили блестящую плеяду великих народных благотворителей. А сокровище это – вера, честность, патриотизм, самопожертвование, трудолюбие, доброта и милосердие, надежность, терпение и твердое слово. А это и есть Царство Небесное, которое внутри нас. С этим Царством в душе человек стяжает благословенное имение и благословенное имя пред Господом и в памяти новых поколений.

Научите детей этой великодушной народной молитве: «Помоги, Боже, всем, помоги и нам», и не бойтесь за их будущее.

Сказал пророк Божий: «Не видал праведника оставленным и потомков его просящими хлеба» (Пс. 36:25).

Если хотите, чтобы ваши дети не отпали от благословенной семьи святосавского сербства, если хотите, чтобы ваши дети преуспевали в жизни, если хотите, чтобы ваши сыновья и дочери были едины с душой сербского народа, чтобы они были в том чудесном живом обелиске от земли до неба, который историей сербской зовется, тогда научите их, на рассвете и на закате, в труде и в пути, произносить эту чудесную народную молитву: «Помоги, Боже, всем, помоги и нам». Аминь.

* * *

32

Издано в Белграде, типография «Молодая Сербия», 1940 г.

33

Задушбины – храмы и монастыри, строившиеся на пожертвования верующих во спасение души, то есть «за душу». – Прим. перев.


Источник: Творите дела правды: проповеди / святитель Николай Сербский (Велимирович). – М.: Сибирская Благозвонница, 2010. – 365, [3] с.

Комментарии для сайта Cackle