святитель Николай Сербский (Велимирович)

О Преображении Господнем

Мудрость Божия, братья, учит нас не только словом, но и молчанием. И часто наука, которую мудрость Божия преподает нам в молчании, сильнее многих слов запечатлевается в наши сердца.

Христос – Божия премудрость – рождается в Вифлеемской пещере, бежит в Египет от ножа Иродова, плотничает в Назарете, крещается в Иордане, искушается демоном на горе искушений, преображается на вершине Горы Фавор, стоит перед неправедными судьями и принимает удары и унижения, висит на кресте, восстает из гроба – и молчит. Во всех этих случаях – молчит. Но Его молчание преподает нам великую науку, блаженную науку – науку духовную.

1. Молчаливое рождение в Вифлеемской пещере учит нас тому, что когда мы смиряемся и умаляемся до праха земного, смиримся в любви к Господу, так же как и Он смирился и умалился из любви к нам, тогда в пещере нашего тела в глубоком молчании нашей души рождается новый человек, которому и люди и Ангелы радуются.

2. Молчаливое бегство в Египет от ножа Иродова учит нас тому, что и мы должны молча бежать от зла и говорить только о добре. Молчаливое и кроткое удаление из общества спорщиков, пьяниц, богохульников и убийц, и молитва за них принесет им и нам больше пользы, чем все пререкания, восклицания и увещевания.

3. Долголетний, молчаливый плотницкий труд Господа в Назарете учит нас, во-первых, тому, что честный ремесленник лучше бесчестного князя и что мы должны жить честным трудом, во-вторых, тому, что не нужно раньше времени спешить становиться учителем других, а заниматься своим делом с непрестанной молитвой и мыслью о Боге, пока Дух Божий не вразумит его открыть уста, чтобы давать советы ближним.

4. Молчание Господа во время Крещения на Иордане учит нас тому, что мы должны молча переносить умирание ветхого грешного человека в себе и со смирением дать благодати Божией омыть нас от греха и создать в нас нового человека, Христу подобного и Богу угодного.

5. Его молчание на горе искушений во время сорокадневного поста, молитвы и борьбы с диаволом учит нас многому. Когда нас одолевают искушения, это значит, что в нашу жизнь по Божьему попущению вмешалась диавольская сила, род сей побеждается не чем иным, как постом и молитвой. А молитва и пост теряют свою силу, если они не скреплены молчанием.

6. На вершине Горы Фавор Господь молча преобразился и преображенным предстал перед избранными учениками Своими. А ученики, увидев Его в Божественной славе, пали ниц. Это учит нас тому, что не можем мы ни преобразиться, ни зреть славу Божества Христова, пока не вознесемся духом высоко над этим тленным миром и с этой высоты не будем в глубоком молчании созерцать славу Божию.

7. Молчал Господь и во время крестных Своих страданий. В унижениях до распятия и в крестных муках Он произнес лишь несколько слов, эти слова были необходимы не для того, чтобы облегчить страдания, но чтобы научить нас. Его полное достоинства молчание в страданиях и муках, не учит ли нас тому, что мы спокойно и молчаливо должны нести свой крест, зная, что Господь с надеждой смотрит на нас, и Он не позволит нам страдать больше, чем мы можем выдержать.

8. И воскресший Господь молчал и не сразу объявил о Своем славном Воскресении и не обращался ни к кому, пока святые Ангелы, воины Его, не возвестили о победе своего Царя. Не великая ли это наука всем служащим Христу, что, и одержав победу и достигнув успеха, нужно держаться кротко и смиренно, не гордиться и не самовозвеличиваться.

Народ говорит, что молчание – золото. Восемь этих великих молчаний Христа как восемь столпов храма учения Его. Молчание вифлеемское, молчание египетское, молчание назаретское, молчание иорданское, молчание сорокадневное, молчание фаворское, молчание крестное и молчание Воскресения. Почему Господь молчал в минуты этих великих событий Своей жизни? Просто потому, что они говорили сами за себя. И еще, потому что когда Он молчал, другие говорили и свидетельствовали о Нем, вместо Него. Говорили Ангелы и люди, говорили и бесы, свидетельствовали живые и мертвые, свидетельствовал Сам Отец Небесный и Дух Святой, говорила земля землетрясением, и солнце затмением, и камни распадением, говорили друзья и враги Его, описали евангелисты и апостолы. Небо и земля и вся природа не умолкали о том, о чем Он молчал.

О братья мои, велика сила христианского молчания! Говорю «христианского молчания», а не просто молчания, при котором душа может быть колеблема грешными мыслями, так же как язык – празднословием. Христианское молчание свидетельствует о мире в душе, в которой царит Христос. Когда уста молчат, душа прикована к Христу, как Христос ко кресту, прикована к Иисусу Сладчайшему всеми мыслями, всеми желаниями, тогда это молчание воистину христианское. От такого молчания душа крепнет, просветляется, перерождается, преображается и оживает. В таком молчании мы поднимемся духом на вершину Горы Фаворской, да узрим то, что зрели апостолы, сначала со страхом и трепетом, а потом с несказанным наслаждением.

Те из вас, кто был в паломничестве на Святой Земле, живо помнят Гору Фавор. Ее склоны каменисты и голы, покрыты мелкой травой, но вершина – чудесное и плодородное плоскогорье, на котором растет множество деревьев, маслины, виноград, овощи, фрукты и цветы. Как будто Сам Господь благословил место Своего святого Преображения несметным богатством. Как будто хотел, чтобы это неожиданное изобилие зелени и плодов стало для усталых путников свидетельством, что над этим местом отверзлось небо и пролило свой свет на смертного человека. Здесь находится храм Преображения, воздвигнутый святым императором Константином и впоследствии восстановленный сербским монахом. По преданию, этот храм построен на том самом месте, где Господь преобразился. О, какое умиление охватывает человека, который в молчании предстоит перед этим храмом и вспоминает о Преображении! Перед его духовным взором исчезает каменный храм, и на его месте появляется Господь Иисус Христос. Вот стоит Он в молитве, пока три ученика Его, утомленные от восхождения по крутому склону, были побеждены сном. Это те же самые ученики, которые заснут в Гефсиманском саду во время молитвы Господа. Но, проснувшись в Гефсимании, они увидят Человека, Который предается на смерть в руки немощным людям, а здесь, проснувшись, они увидели Бога. Там ручей, низина под Иерусалимом, а здесь гора, вершина, выше всех городов и человеческих жилищ в Израиле. Там Спаситель мира является как человек, здесь – как Бог. Там по Его лицу стекает кровавый пот, а Его одеяния темны от пыли после коленопреклоненной молитвы, а здесь лик Его сияет как огненное пламя, а одежды блистают белизной белее снега. Там – ночь, а здесь – день. Там еврейские стражники несут зажженные факелы, чтобы осветить ночную тьму, а здесь Божественный свет сияет от Господа, делая солнце лишним. Там Иуда подступает, чтобы связать Господа, а здесь являются Моисей и Илия, чтобы угодить и послужить Ему. Там Он в унижении, здесь – во славе как Господь живых и мертвых. Там открывается Его смертность как человека, а здесь – бессмертие Божьего Праведника. Там сходит Ангел Божий, чтобы утешить Его, а здесь Бог Отец свидетельствует о Нем: «Се Сын Мой возлюбленный, Его слушайте» (Мф. 17:5). Там встают на Его защиту, а здесь в страхе падают ниц пред сиянием Его Божества. Там бегут от Него, а здесь говорят: «хорошо нам здесь быть» (Мф. 17:4).

Где же трусливые и жалкие безбожники, говорящие «нет Бога», для того, чтобы свободнее грешить? Что это сияет от лица Христова, ярче солнца, если не внутреннее солнце, сокрытое в Нем, в Его теле? Это сияет Сам Бог Сын вечным Своим светом, тем светом, которым Он освещает Ангелов небесных и людей и все творение на небесах и на земле. Это нетварный свет, который во тьме светит, и тьма не может объять его.

Что скажут еретики в присутствии живых Моисея и Илии? Что скажут те, кто, рассуждая по ничтожности своего разума, говорит, что души умерших спят во прахе земном и будут спать там до Страшного Суда? Моисей и Илия обличают их ложь. Не какие-то лживые духи, вызванные спиритическим вращением предметов, но великий пророк Моисей и великий пророк Илия. За несколько сотен лет до Пришествия Христова расстались они с этим миром, и вот, они живыми являются рядом с преображенным Господом славы. Следовательно, их души не в прахе земном, среди костей и червей, а на небесах.

Да замкнутся уста тех, кто сомневается в жизни души после смерти тела. Великий и Преславный Господь наш Своим преображением хочет обрадовать нас дважды. Бог показывает, во-первых, что Он – Бог, во-вторых, что Он – Бог живых, а не мертвых. В неиссякаемой любви к нам и заботе о нас Он на Фаворе открывает нам не только кто Он, но и кто мы. О сладчайшая любовь Иисусова! О родительская забота Христова! Он знает, что нас, в окаменении наших сердец и душ, нельзя убедить словами в том, что Он воистину Бог и что души наши воистину бессмертны. Потому Он молча показывает. Молчит и на деле показывает и то и другое. Он молчит, но Божественный свет, исходящий от Его лица, говорит, говорит и свидетельствует, что Он – Бог вечный. Он молчит, но раздается глас Отца с небес – Се Сын Мой! Он молчит, но Моисей и Илия говорят, говорят и свидетельствуют своим явлением, что души умерших живы, не во гробе, а на небе.

Да замрет язык хулителей Христа, которые называют Его магом и фокусником. Так считали в раннехристианские времена многие гонители христиан из иудеев и римлян, скатились они во тьму вечную, ибо при жизни избрали тьму, а христианство поныне живет и продолжает свой победоносный путь. Если эти новые хулители Христа скажут «Христос магическим образом вызвал тени Моисея и Илии», спросите их: разве тени могут говорить? А Моисей и Илия разговаривали с Иисусом (Мк. 9:4). Разговаривать могут только живые, а не мертвые. Разговаривать могут живые люди, а не тени. И о чем разговаривали? Если бы некий фокусник мог заставить тени говорить, он бы принудил их говорить о собственной силе и славе, возвеличивать и хвалить его перед людьми. В то время как Моисей и Илия говорят с Иисусом «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк. 9:31), что значит – о страданиях и муках Его, о том, что позднее исполнилось. Так разговаривают только живые люди, а не тени или привидения. Потому да постыдятся те, кто хулит Господа, называя Его такими оскорбительными словами. Ибо, если не покаются и не прославят Господа, наградой им на Страшном Суде будет проклятие.

Да постыдятся евреи, которые говорят – мы признаем Моисея, но не признаем Христа. Как можно признавать раба и не признавать господина? Се, Моисей признает Иисуса и является на Фаворе как Его слуга и угодник. Разве не крайнее безумие признавать Моисея и отрицать Того, Кого признает Моисей? Разве не крайнее помрачение величать Моисея и бесчестить большего, чем Моисей, Кого сам Моисей величает? И Моисей, и Илия являются на Фаворе у ног Христовых как его слуги и исполнители Его воли. Ибо и закон дан, и пророки пророчествовали по вечной Божией мудрости. А эта вечная мудрость Божия есть Сын Божий Единородный Господь наш и Спаситель Иисус Христос, рожденный от Девы Марии в Вифлееме, и на Горе Фаворе преображенный перед Моисеем и Илией и тремя учениками Его – Петром, Иаковом и Иоанном. Аминь.


Источник: Творите дела правды: проповеди / святитель Николай Сербский (Велимирович). – М.: Сибирская Благозвонница, 2010. – 365, [3] с.

Комментарии для сайта Cackle