Николай Иванович Троицкий

Глава 25. Речь Валдада (3-я и последняя). По воле Божией, судьба людей бывает различна и не всегда для них понятна. Но всякий человек должен, прежде всего, проникаться чувством благоговейного страха к Богу, представлять Его творческую силу, не ограниченную власть и совершеннейшее право над собой и сознавать свое несовершенство и недостоинство пред всесовершенным Божеством

Ст. 1. Иов твердо выразил желание окончить свою продолжительную и утомительную беседу с друзьями и потому предложил им решить спор одним определенным ответом на вопрос – справедливо он утверждает или нет, когда говорит, что Господь послал ему бедствия и скорби не за пороки. На вызов страдальца должен был, в свою очередь, отвечать Валдад. По ходу беседы ему следовало доказать одно из двух: или найти неоспоримое свидетельство того, что Иов при известных обстоятельствах действительно грешил пред Богом в. некоторых поступках, или что страдания всегда посылаются за грехи. Из этого уже мог бы быть прямой вывод – решительный ответ на главный вопрос Иона. Валдад, однако, не находил возможным исполнить ни того, ни другого требования. Вместо того, он кратко, определенно и сильно высказывает Иову, что все люди повинны пред всесовершенным Богом, всех Он может карать, потому что они по природе своей „нечисты» и смертны; а потому, разумеется, виновен и страждущий Иов.

Ст. 2. Что бо начало, аще не страх от него (т. е. пред Богом), иже творит всяческая в вышних (т. е. небесах). Испытывая тяжесть бедствий и страданий, не находя в своем поведении причины и не разумея цели, почему и ради чего они посланы от Бога, Иов желал найти суд у Господа, слышать Его обличение, понять вразумление, принять обвинение и потом нести наказание; но желал, чтобы и Господь выслушал его чистосердечное исповедание (гл. 23, ст. 2 – 7). Валдад отвечает ему, что прежде всего человек должен иметь страх к Богу, как Творцу всего видимого и невидимого не только на земле, но и на небе. Если Господь – Творец всего сущего, то нельзя стать против Его всемогущей воли (что утверждал и сам Иов, гл. 23, ст. 13 14). Следует благоговеть пред Ним и привносить покаяние – всем, особенно страждущему.

Ст. 3. Да никто же бо мнит (думает), яко есть умедление воинствам (πειραταῖς), и на кою (ἐπι τίνας δὲ αὐτῶν) не найдет навет (ἔνεδρα, засада) от него. Все, созданное Богом, подчинено и покорно Ему. Всякому очевидно, что Господь управляет всеми силами и действует во всех стихиях природы. Потому никто не должен думать и поддерживать ту мысль, будто Бог не карает злодеев или срок их гибели отлагает до отдалённого и неопределённого будущего (как, по-видимому, утверждал Иов, гл. 24, ст. 1, 12 и 14). Он видит всех своих врагов; легко преследует убегающих. „Воинства» Божии видимые и невидимые, небесные, земные и преисподние силы не коснят исполнением его велении. Гнев Божий неожиданно, как бы из засады, подстерегает и схватывает свои жертвы. Некогда Его взор нашел Адама, скрывавшегося в тени райских дерев, и Каина, удалившегося с места лютого злодейства. Некогда по Его велению „отверзлись хляби небесные» и потопили грешный мир, потом разверзлись недра земные и погладили проклятой Содом.

Ст. 4. Како бо будет приведен человек (βροτὸς) пред Богом, или кто очистит себе рожденный от жены.

Несовершенный, непостоянный и смертный по природе человек не может быть праведен пред вечно неизменным и святым Божеством, не должен и оправдываться перед Ним. Этому научает незабвенный пример падшего Адама. Первый человек чувствовал, как грустно расстаться с повинностью и, при обличении, решился сложить свою вину на жену. Увы! Это только увеличило его виновность и справедливо заслужило большее наказание. Еще менее имеет оснований и прав защищать свою непорочность всякий, рожденный во грехе от жены, зараженной грехом со всеми его пагубными влияниями ( – против слов: гл. 23, ст. 11 – 12).

Ст. 5–6. Аще луне повелевает (Бог), и не сияет, звезды же нечисты суть пред ним: кольми паче (сколько более) (всякий) человек гной, и сын человеческий червь. Если человек желает высказать пред Богом свое оправдание, раскрыть достоинства своего поведения, понять средства к исправлению своих недостатков то, конечно, он надеется на ясный свет своего сознания и на силу своего разума. Но что – свет его души пред неизреченным сиянием премудрости Божией? – По воле Творца – Промыслителя быстро меркнет чистый свет полной луны; по Его велению гаснут и самые чистые источники света – высоко отдалённые звезды. Не затмится ли и свет человеческого разума пред сильнейшим светом мысли Божественной? – Разум человека, заключенный в тесных пределах его земнородной и тленной телесной природы, не обладает совершеннейшей чистотой, святым бесстрастием мысли Божественной, как червь, пресмыкающийся в земле, или моль, живущая в тлении, не могут обладать чистотой небесных светил.

Итак, в понятиях о святости всесовершенного Божества и несовершенстве греховной природы человека для Валдада заключался ответ о виновности Иова, покрытого проказой с ног до головы. Но в сердце страдальца не могло быть согласия на это решение, потому что оно противоречило искреннему свидетельству его невинной совести. – То самое чувство благоговейного страха Божия, которое, ради покаяния, внушал страждущему Валдад, постоянно хранилось в сердце, глубоко проникало душу и все действия Иова. Страдалец действительно не был так много виновен и не заслуживал таких чрезвычайных бедствий, лишений и скорбей. И теперь советы друзей оставались неосновательными, ненужными и более нежелательными.



Источник: Книга Иова. Тула, тульские епархиальные ведомости, типография Н.И. Соколова, 1880 г. 114 с.

Комментарии для сайта Cackle