Николай Иванович Троицкий

Глава 27. Речь Иова (10-я, в притчах). С клятвою пред Богом Иов объявляет мнение друзей о себе несправедливым, так как он не сознает себя злодеем, и удостоверяет их в искренности своей исповеди сознанием, что нечестивый не может иметь надежды на спасение, так как Бог не слышит молитв нечестивого, напротив – карает его: истребляет его семейство; отнимает богатство, а на самого лично посылает болезнь и страшную погибель

Ст. 1. Еще же приложих Иов, рече в притчах. Признавая страшные несчастия Иова следствием его нечестия, друзья старались привести его к раскаянию и для этой цели в своих беседах раскрывали понятия о несовершенстве человека, его греховности, и всесовершенстве, святости Вседержителя, высказывали вероятные предположения о злодеяниях страдальца – соответственно его бедствиям, наконец внушали ему чувство страха пред Богом. Иов на все суждения собеседников давал свои основательные ответы и доказал друзьям, что беседы их неутешительны и неосновательны, а внушения излишни. Друзья прекратили свои обличительные беседы и, по-видимому, не были намерены отвечать Иову на его последнюю речь, в которой он так прекрасно изобразил силу и власть Судии – Вседержителя. Но Иов признавал должным восполнить свои предыдущие ответы соображениями преимущественно о том, что не постижима премудрость Божии, по суду которой он потерпел такие страшные перемены в жизни. И вот, находя опору для своих суждения в „притчах», он предлагает вниманию друзей еще две глубоко назидательные речи. – Притча, это краткое изречение, заключающее в себе истину, добытую опытом пли наблюдением, оправданную в жизни и общеизвестную. Как приток восполняет и углубляет реку, так притча восполняет и углубляет речь: когда суждения говорящего основываются на истинах жизненного – опыта, то их основания глубоки, как глубока мудрость опыта жизни. Приточными речами Иова действительно хорошо восполняются его предыдущие ответы. Желая окончательно уверить друзей в своем благочестии, страдалец искренно исповедует пред ними внутреннее сознание своей невинности и неоднократно подтверждает оное торжественною клятвой пред Богом. Эта исповедь под клятвой полагает печать непререкаемой истинности на все, сказанное им прежде о своей праведности.

Ст. 2 Жив Господь, иже ми сице суди, и Вседержитель, иже огорчи ми душу. Эти слова страдальца – праведника торжественная и святая клятва пред вечным Судиею – Вседержителем. Господь жив – Его воля царит в мире, Его власть судит людей; Он поверг душу Иова в такую крайнюю скорбь, что страдалец невольно издавал громкие вопли и вынужден бы и проклинать день своего рождения. Но это совершилось именно по неисповедимой воле Вседержителя, – неизвестно по какой причине.

Ст 3–4. Дондеже еще дыхание мое есть, и Дух Божий сущий в ноздрех моих: не возглаголют устне мои беззакония, ниже душа моя поучится неправде. И это – усиленная клятва страдальца праведника. Он говорит, что не в его воле причина его бедствий, а в неисповедимой воле Господа Вседержителя: этой то правды он и не решается отрицать доколе жив. Он знает, что его дыхание – дар Духа Божия; он не решится употребить во зло этот дар Божий; он не произнесет ни единого звука лжи пред Творцом жизни. который даровал возможность дышать и способность говорить. Он знает, что и душу даровал Господь; он не решатся злоупотребить – этим высшим даром Божиим – усвоить и хранить в душе неправду, за что Господь лишает жизни.

Ст. 5. Не буди мне правдивыми нарещи вас, Дóндеже умру: не изменю бо незлобия моего. „Незлобие», вот неиссякаемый источник чистейшей праведности и глубочайшая основа совершеннейшего характера Иова. Он незлобив: зло чуждо его сердца, отвратительно для его мысли. он дорожит незлобием, как самою жизнью, зная, что жизнь – там, где – добро, и неизбежна погибель там, где зло. При таком высоконравственном сознании Иов готов до смерти решительно отрицать мнение друзей о своем нечестии.

Ст. 6. Правде же внимая. не оставлю ея: не свем (не сознаю) бо себе злых соделавша. Кто непоколебим в незлобии, тот вернейший друг правды. Таков страждущий Иов. Он готов умереть, но – не оставить правды, и знает, что в этом – основание его оправдания. Таков верный раб Божий.

Ст. 7. Обаче же дабы были врази мои, якоже низвращение нечестивых, и восстающи на мя якоже пагуба беззаконных. Кто верный друг правды, тот пламенный враг врагов её. Таков Иов. Со всею искренностью своей незлобивой души он желает совершеннейшей погибели врагам незлобия – коренного превращения и разрушения их благополучной жизни, которым подвергаются не имеющие в сердце благоговения к воле Вседержителя и ужасной погибели, какой подвергаются пребеззаконные, все поведение которых суть одно сложное преступление законов Божиих и человеческих. Врагами правды становятся друзья Иова, если они не признают истины в его оправдании и восстают на него, усиливаясь принудить его отказаться от своей праведности. Но когда они подвергнутся „превращению и погибели», тогда они узнают, что справедлив тот, кто защищает свою праведность при ужасных превратностях жизни, тогда для них очевидно будет незлобие страдальца Иова.

Ст. 8. И кая бо есть надежда нечестивому, яко ожидает; надеяся на Господа спасется ли (нечестивый). Невероятно, чтобы страждущий был невиновен пред Богом. Но также невероятно и то, чтобы виновный, сознавая свои преступления, стал упорно отрицать свою виновность пред Богом, На что он может надеяться в такой упорной защите самого себя? -на Бога? – нечестивому нет спасения от Бога, Отмстителя неправд!

Ст. 9--10. Или мольбу его услышит Бог; или нашедшей ему беде, еда имать кое дерзновение пред ним; или яко призвашу ему, услышит ли его (Бог). – Нет, Бог, верховный блюститель правды, не внимает молитвам людей, не признающих над собой Его святой воли; к Нему не посмеет обратиться с прошением об избавлении от беды кто виновник бедствий в жизни своих ближних и в нарушении воли Промыслителя; а если и найдется столь дерзкий, кто. презирая свои злодейства, решится просить милости от Бога, то не будет услышан. Правосудие Божие всеведуще и беспристрастно; его приговоры строго верны; исполнение их неотразимо.

С г. 11. Сего ради возвещу вам, что есть в руце Господни, и, еже есть у Вседержителя, не солжу. В удостоверение своего сознания, что правосудие Божие не щадит нечестивых. Иов кратко, в сильных выражениях высказывает друзьям, какое решение участи нечестивых содержится во власти Бога – Судии, и какую казнь совершит над ними Всемогущий.

Ст. 12. Се вси весте, яко тщетная ко тщетным прилагаете. Если сам праведник – страдалец знает, что правосудие Божие беспристрастно, то – напрасно разъяснять ему эту истину, усиливаться доказывать и стараться внушать ее знающему. Это значит бесцельно и бесполезно тратить время. А Иов действительно знает участь грешных, знает и то, что мольбу их Господь не услышит.

Ст. 13. Сия часть человека-нечестиваго от Господа: и жребий сильных (κτῆμ δυναστῶν) приидет от Вседержителя на ня (на них). Как обыкновенно в общественной жизни всякий член государства получает свой участок земли в селе или определенное звание и занятие в городе и, если он честный гражданин, пользуется своею „частью»; наоборот, бесчестный по определению правосудия лишается своих пряв и имущества за свой преступный образ действий: так и в царствии Божием – один получает жизнь и определенную степень счастья, а другой лишается и необходимых благ жизни; правосудие Божие в этом поступает беспристрастно, будет ли виновен пред ним обыкновенный человек или всесильный властелин.

Ст 14 – 15. Аще мнози будут сынове их, на заколение будут: аще же и возмужают, нищи будут: оставшийся же ему смертию умрут, и вдовиц их никто же помилует. Первая и страшная казнь правосудия – совершенная погибель детей нечестивого. Коли и много рождается детей у злодея, то он не порадуется: на них – они будут жертвой злодейства; нож – в горло, вот конец жизни его, только что возросшего, дитяти. Если же неусыпный надзор и постоянная охрана спасут его детей для зрелого возраста они возмужают и сами станут отцами, семейств; то нищи будут, болезнь или ненавистное преследование ближних лишат их возможности приобрести себе достаточное состояние. Коли же, наконец, усиленным, упорным трудом и даже с рабским унижением они сумеют заработать себе насущное пропитание, то погибнут неестественно скорой смертью: или непомерный труд их состарит, или неожиданное горе убьет, или проказа поразит. У них останутся вдовы – матери и вдовы – жены, но увы! Никто к ним милостив не будет, как их мужья не были милостивы к другим.

Ст. 16–17, Аще (оберет (нечестивый) якоже землю сребро и якоже брение (глину) уготовит злато, сия вся праведния одержат, имения же его истиннии возмут. Для престарелых родителей дети служат опорой, утехою, надеждой, под старость особенно; а если их нет, то обеспечением благополучного старчества могут быть серебро и золото. Однако, для нечестивых не бывает ни того, ни другого. Если бы злодей награбил серебра столько же, сколько у него земли (сухой, обыкновенно на востоке, покрытой беловатой известковой пылью), и накопил бы золота сколько на нолях его глины (изжелта белой, обыкновенно всюду встречающейся в великом множестве); то и такое богатство не послужит обеспечением благополучия его под старость. Проказа поразит его неисцельно; он погибнет неизбежно; серебро, золото и все имение поля, стада, сады и пр., все это безвозвратно перейдет к людям праведным и останется собственностью их владения навсегда.

Ст. 18. Будет же дом его яко молие, и яко паучина (паук, ἀράχνη), яже снабде (что он приобрел для необходимых потребностей, греч. ο πλούτος αὐτοῦ). Моль одарена способностью делать тонкую ткань, образовывать из неё маленькое гнездышко и полагать в нем свои зародыши. Также и паук из самодельных нитей составляет тонкую ткань и в ней имеет местопребывание. Но весьма слабо строение моли и паука, оно разрушается от лёгкого прикосновения пальца и дуновения ветра. Так легко разрушается и дом хищника – тирана, подтачивающего чужое добро и здоровье, опутывающего простодушных ближних своею тонкою, неприметною сетью хитрости, клеветы, ростовщичества, лести и мздоимства, лишающего их жизни в таких тенетах.

Ст. 19 Богатый уснет и не приложит, очи свои отверзе, и несть. По правосудию Божию бывает совершению неожиданно погибель нечестивых богачей. Веселый, довольный, пресыщенный, беспечный и безбожный богач оканчивает день своей неги и в сладких грезах о будущих больших радостях засыпает на своем роскошном ложе. Но внезапно ночью совершается над ним страшный суд Божий: угоняют его стада, жгут нивы, убивают детей. Необычайно раннее утро открывает несчастному страшную картину безвозвратных лишений, бедствий, гибели. Ужасна такая нищета! Но это – „часть нечестивого от Господа».

Ст. 20. Обыдоша его (с греч лежащего на ложе) яко-же вода болезни, нощию же ят (взял) его примрак (ведя во мраке). Не одна нищета встретит богача в ужасное утро: его схватят разного рода болезни, быстро переполнят его тело, – он захлебнется гноем.. . Так быстро иногда горные потоки низвергаются в узкую долину, наводняют се и затопляют бедного путника, нашедшего здесь для себя ночлег. Так беда незаметно подкрадываются к богачу – злодею, как может был, он сам подкрадывался ночью к богатому каравану.

Ст. 21. Возмет же его вар (жгучий жар), и отъидет, и возвеет его (нечестивого) от места его. Жгучий пустынный вихрь – орудие казни нечестивого; он быстро налетает на него и, как пламя пожара, обнимает его, поднимает и несет в пустынную даль...

Ст. 22 – 23. и вержет на него, и не пощадит, из руку его бежанием побежит: восплещет нань рукама своима и с шумом возмет его от места своею Жертва несчастия – нечестивый становится игрушкой пустынного ветра: он, то поднимет его, то бросит на землю, то навеет на него груду песку. Это – неотступный, беспощадный враг, а нечестивый его неизбежная жертва. Заслыша шум жгучего урагана, злодей побежит, спасаясь от его пламенных объятий, но – безуспешно: вихрь мгновенно летят за ним; шум лесов, треск ломающихся построек, свист в ущельях гор и зловещее эхо диких скал, вот как-бы радостные отклики этого ветра – губителя. Разъярённый ураган вдруг в виде величайшего песчаного столба, как грозный исполин, встает перед своей жертвой... охватывает несчастного своими жгучими объятиями, душит, тлит в прах, пепел мешает с песком, и увы! – нечестивый исчезает в пространстве, не оставляя ни малейшего следа на месте, где жил так беспечно. Вот верный образ погибели упорных злодеев и достоверное выражение того сердечного сознания Иова, что он не злодей, упорно отрицающий свое нечестие пред Богом.



Источник: Книга Иова. Тула, тульские епархиальные ведомости, типография Н.И. Соколова, 1880 г. 114 с.

Комментарии для сайта Cackle