Николай Иванович Троицкий

Глава 28. Продолжение речи Иова (в притчах). Для Иова премудрость дороже всех драгоценностей на свете, потому что драгоценные металлы и камни, скрытые во глубинах земли и моря, человек может найти, достать и приобрети, а место, где сокрыт источник премудрости, он не может найти. Премудрость в Боге и вечно с Ним; а человеку открыта она в Богопочтении и незлобии

„Не выскажут уста мои беззакония, не изменю моего незлобия, решительно высказал Иов (гл. 27, ст. 4, 5).

Такое ясное и твердое убеждение (основывалось на высоком понятии Иова о „премудрости», которая для него есть драгоценнейший дар Божий, по своей природе, происхождению и свойствам превосходящий все драгоценности земли и моря.

Ст . 1. Есть бо сребру место, отонуду же (откуда) бывает (оно), и (есть) место злату, отонуду же очищается (διηθεῖτ αι). Из множества металлов серебро обращает внимание и привлекает расположение человека совершенною чистотой и приятнейшим блеском; оно весьма удобно для обработки; а потому признается благородным и сравнительно высокоценным металлом. Ценность его тем более, чем труднее его найти в чистом виде, достать и обработать. Однако издавна были известны места нахождения серебра и оно повсюду употреблялось в разном виде. Но премудрость чище серебра, отраднее для души и редко встречается в совершенно чистом виде здравых, добрых и благочестивых убеждений 27. Золото привлекательнее и драгоценнее серебра; оно приятнее на вид и при своей мягкости удобно принимает всевозможные формы при обработке. Этот чистейший металл менее распространён в природе, нежели другие и в больших массах находится редко 28. Но светлые мысли и чистые чувства истинно мудрого реже и дороже золота.

Ст. 2. Железо бо из земли рождается, медь же равно камению сечется (λατομεῖται). Железо – полезнейший из металлов – распространено по всей земле и находится не только в горах, но и на равнинах. При обработке чистое железо отделяется от земли, с которой оно соединено в природе. В глубокой древности было известно мало мест нахождения и способов обработки железа, поэтому оно было очень ценно и нередко заменялось другими минералами (кремень, базальт и под. ср. Втор. 8:9) 29. Медь отличается значительною прочностью на воздухе и под водою; ее можно находить в массе камней, высекать и выплавлять; с самой глубокой древности медь была в распоряжении человека и употреблялась для всякого рода вещей, особенно для орудий и оружия 30 (ср. Быт. 4:22. Чис. 21:9). Но премудрость дороже для человека, нежели все металлы: если золото и серебро украшают его, а железо и медь помогают ему защищать свое тело от стихий, зверей и врагов; то светлые мысли, чистые чувства, крепкие убеждения и сильный в добре характер украшают его советы и поступки, и защищают его душу от гнева Божия.

Ст. 3 – 4 а. Чин положи (порядок дал человек) тме, и вся концы (тьмы) сам испытает (ἐξακριβάξεται, исследует), камык (глыбы, гр. и евр. камень) тмы и сень смерти (с евр. разыскивает камень во тьме): пресечение (положи) потока от праха (полагает преграду потока посредством праха). Обыкновенно тьма препятствует устроению порядка; но, при громадных усилиях, человек и во тьму вносит строгий порядок. Подземная область мрака представляется человеку беспредельною и безвыходною; но с невероятной отвагой, он и в подземелье проводить пути, сооружает постройки и производит тщательные изыскания сокровищ. В рудокопных углублениях ему нередко приходится открывать подземные источники. Является опасность – затонуть от быстрого напора воды. Но, при хитрых приспособлениях, рудокоп засыпает водяную жилу глиной, песком, известкой, продолжает свои изыскания и наконец выносит сокровища на свет из глубочайшей тьмы, как бы из своей кладовой. Все это делает человек сам: но не в силах он сам открыть источник премудрости.

Ст. 4 б. Забывающие же путь правый (όσους δικαιοσύνης) изнемогаша (ἠσθένηακν) от человек подвигошася (έκ βροτῶν έσαλεύθησαν). Иногда рудокопы весьма далеко углубляются в почву, прорывают ее в разных направлениях так, что потом теряют прямой выход и выбиваются из сил; там, забыв про людей, увлеченные воображаемою выгодою предприятия, они отважно висят и качаются над пропастью... С такими опасностями, но все же могут быть находимы сокровища; а премудрость не находится и там, и так!

Ст. 5–6. Есть земля, из неяже изыдет хлеб, под нею обратися яко огнь. Место сапфира камение ея (земли) и перст злато ему, (т. е. человеку). На поверхности суши ость обширные пространства хорошо обработанных полей, на них своевременно произрастает хлеб. Между тем глубоко внизу под этими полями вся почва бывает превращена силою человека как бы действием сильного подземного (вулканического) огня. Для чего же человек производит такие превращения под землей? Он знает, что в той земле, глубокие недра которой он. решается разрывать, ему встретятся камни, – потребуется громадный труд... но он надеется, что в тех камнях сокрыт сапфир, всеяно золото рукою Творца. Рудокопы, углубляясь в почву, рассекают её каменные недра, находят между прочим драгоценный сапфир и вместе с мелким щебнем золотоносный песок. 31 И такие громадные превращения на отдаленных глубинах подземелья производят рудокопы при своих неутомимых работах в поисках за сокровищами; и все же не в силах открыть премудрость, так глубоко и крепко она сокрыта!

Ст. 7 Стезя, не позна ея птица, и не узре ю око супово (коршуна). Драгоценные сокровищв заложены в глубинах, потаенных недрах подземелья. Нужно иметь уменье, искусство и смелость, чтобы проложить путь и проникнуть в эти таинственные сокровищницы природы. Человек наделен от Бога разумом и может пролагать в подземелье такие стези, которых не ведает никакая птица, залетающая иногда в непроходимые, утесистые, лесистые, дикие пустыни, – ни даже хищный коршун, проникающий даже и туда, где остаются трупы людей и животных, погибших в безвыходно-пустынных трущобах. А смелый рудокоп проникает еще далее.

Ст. 8 И не ходиша по ней (стезе) сынове величавых (бродячих, хвастливых – скитальцев), и не прейде по ней лев . Есть места и тропинки, на которые с особою хитростью может иногда пронимать только отчаянный храбрец, искатель всяких приключений, герой охотник: преследуя зверя, или преследуемый им, он волей – неволей, иногда ради страха смертного, взбирается на крутизны, опускается в страшные трущобы, куда опрометью не бросается разъярённый лев (таких трущоб немало в гористых местностях Палестины). Но никакой охотник – исполин даже в сказочном самохвальстве о себе не мог высказать, что он заходил в подземелье на столько глубоко, на сколько углубляется туда смелый рудокоп. Но премудрость сокрыта и от тех, кто с охотою пошел бы за нею в самую бездну.

Ст. 9. На несеком камени (евр. голыш, кремень; греч. ἀκροτόμος, рус. гранит) простре руку свою, преврати же из корения (из оснований) горы. Иногда драгоценные металлы и камни лежат глубоко внутри острых скал: златоискатель разбивает и эти твердыни, открывает их недра и берет вожделенные сокровища. Если нужно, то для той же цели, он подрывает холмы, подсекает скалы в самом их основании и они обваливаются, опрокидываются в долины; тогда внутри этих твердынь, он уже удобно достает искомые сокровища. Но того места, где кроется премудрость, человеку не суждено открыть.

Ст. 10. Бреги (берега, гр. δίνας – водовороты) всякое же честное (τιμιον, ценное) виде око мое (евр. и гр. его, т. е. человека). Вода приятна ц плодотворна, но она сильна и разрушительна. Стремясь среди каменистых берегов по склону кремнистого русла, вода скоро или медленно разрушает и самые твердые свои берега, ( – при содействии, жара и холода, как известно в настоящее время) однако не так скоро разбиваются берега рек и выносятся водою их сокровища, как – то делает человек. Его рука глубоко рассекает крепчайшие береговые скалы, своими острыми выступами стесняющие даже широкое течение рек, образующие пучины водоворотов и не разрушающиеся от сильного напора воды. Их – крепость уступает силе человека, вооружённого железом. С таким усилием и так властно человек достает себе всякого рода потаённые драгоценности, которые сама природа так крепко хранит и глубоко таит в своих недрах. И вот человек видит их превосходство, наслаждается их игривой красотой и украшает ими свои одежды, оружие, жилища.

Ст. 11. Глубины же рек откры (человек), и показа силу свою (αυτοῦ) на свет.32 Как по берегам рек встречаются золотоносные россыпи и всевозможные минералы, так можно все это находить и на дне русла глубочайших рек. И действительно, еще в отдаленной древности, человек делал разнообразная приспособления к тому, чтобы спускаться на дно рек, находить там и выносить на свет разного рода драгоценности (золото, кораллы, жемчуг и т. п.). С незапамятной древности рука человека мощно останавливала течение широких быстрых и бурных рек сооружением сильных преград в виде крепчайших плотин: человек старается запирать реку так плотно, чтобы могла пройти только одна небольшая струя. Так узник, закованный в цепи, роняет капли горьких слез на холодный пол темницы. Так запирая реки в одном месте их течения, человек открывает их русла в другом далее по течению – и добывает с их глубокого дна редкие и драгоценные сокровища, выносит их на свет. И пред светом только они имеют всю прелесть, получают свое изящество и делаются именно драгоценностями. Так с величайшим искусством, отчаянною смелостью, редкою предприимчивостью и нередко с весьма тяжким трудом человек умеет и может приобретать самые редкие драгоценности.

Ст. 12. Премудрость же откуда обретеся; и кое место есть ведения. Все сокровища имеют на земле или в земле и воде свое происхождение, все их можно находить, всеми пользоваться. Но есть одно сокровище – неземное и недоступное человеку, это – премудрость! На земле нет места её нахождения, нет её источника! Повсюду видит человек бесчисленное множество бездушных и одушевленных созданий; в них для его наблюдательности открыто чрезвычайно разумное устройство, выражены восхитительное совершенство, глубочайшая связь, непрестанное взаимодействие и непостижимое назначение их в общем бытии. Видимо, все свидетельствует, что есть единое верховное Начало, зиждущее, совершенствующее, правящее; видимо, есть всеобъемлющий, но сам необъятый Разум. Но – где место его присутствия? Этого человек не знает. Премудрость – творческий разум Вседержителя не в подземелье, не в глубинах морей и рек... Всюду – следы Премудрости и нигде не видно Её лица, – Она вечно остается за пределами взоров человека, в беспредельной бесконечности.

Ст. 13. Не весть человек пути ея, ниже обретеся в человецех. Много в известной степени способен знать и знает человек. В среде общества бывают лица, обладающие знанием совершеннейшим, нежели другие.

Таковы старейшины, судьи, князья-представители и правители народа. Но их совершеннейшее знание и опытность доступны другим, постижимы в самом их источнике: у этих лиц можно научиться, так как они имеют свое определенное, известное местопребывание и занятие ( – в древности, напр., у ворот города). Но Премудрость, управляющая судьбами всего мироздания, недоступна и непостижима для человека. К этой Премудрости нет пути (ср. гл. 23, ст 3, 4, 8, 9-й) подобно тому, какой он имеет к мудрым судьям в городе, или открывает к сокровищам в земле и под водою: Её источник и место – за пределами видимого мира. Только Бог знает, где Её „путь и место « (ст. 23-й).

Ст. 14. Бездна рече, несть во мне: и море рече, несть со мною. Премудрость -вне видимого мира, вне пределов его самых отдаленных, самых недоступных, Бездонное подземелье и мрачная пучина моря не имеют в себе пути к Премудрости.

Ст. 15. Не дастся сокровище за ню, и не извесится сребро на изменение ея ( – в обмен за нее). Бедный дух человека не может обладать Премудростью. Все приобретаемое им, делается его собственностью за плату, взамен каких-либо высоких драгоценностей. Приобретённые драгоценности он бережет в тайниках своего жилица, в подземелье. Но если бы он вынул все свои сокровища и готов был бы. отдать за премудрость, то не получил бы её – она дороже всякой меры, всякого сокровища. Премудрость не приобретается на вес серебра; для неё нет цены.

Ст. 16–17. И. не сравнится с златом Софирским, со ониксом (евр. shoham) честным, и сапфиром: не равно будет ей злато и кристал (евр. zechuchith, греч. прозрачный камень), и изменение ея (т. е. на обмен её не равны будут) сосуда злата. Высоко по своему достоинству, редко по нахождению, дорого по дальности провоза золото страны Офира, но, как бы то ни было, все же оно доступно людям знатным и богатым. Благородный камень Оникс редко находится по берегам рек и морей, а потому весьма дорог; но и эта драгоценность украшала перстни царей, запястья богатейших женщин. 33 Подобное употребление делалось и из сапфира. Эти драгоценные камни приобретались на вес золота. Редкая вещь – кристаллы (горный хрусталь в разных видах; с немалым усилием и великими опасностями добывают их в горах.34 Золото, ценное само по себе, еще дороже бывает в изделиях, какие из него приготовляются (таковы .священные сосуды, изготовлявшиеся для религиозных церемоний, Знаки достоинства, как венцы, цепи, перстни и т. п., отделка оружия и пр.; материал, изящество обработки, трудность и отдаленность провоза делали их дорогими предметами торговли на рынках восточных городов и в Авране).Однако и при всей редкости, достоинствах и высокой ценности, благородные камни и золотые вещи не могут быть предложены в обмен на получение премудрости: её ни добыть, ни продать нельзя.

Ст. 18. Превысокая (евр. ramoth – красные порасли, кораллы; греч. μετέωρα -высоко поднявшиеся в воздух, находящиеся в открытом море; рус. кораллы) и бисерис (евр. gavish – соб. лед, замерзшее, – кристалл; греч. γραβεις --порода смолы; лат. eminentia – нечто выпуклое; рус. жемчуг) не помянутся, и притяжи (привлеки, приобрети) премудрость паче внутреннейших (евр. и нем. Лют. peninum perlen – перлы; рус. рубины). Есть драгоценности еще высшего достоинства, находящиеся в местах по преимуществу сокровенных от взора человеческого. таковы кораллы и жемчуг, находящиеся в недрах морской пучины. Добывание их нередко стоит самой жизни человека; так как при этом ему нужно бывает отплывать в открытое море, опускаться на глубокое дно его и доставать кораллы или раковины, в которых заключается жемчуг. Однако, и эти драгоценности украшали диадемы царей, голову и грудь цариц (на венцах, в ожерельях и пр.). Что же дороже? – Кораллы и жемчуг украшают голову, шею, грудь, пальцы, одежду царей; а премудрые изречения украшают мысль, речь, чувство и веления их. Блеск истины и святости, лежащих в основе жизни, несравненно дороже сияния благородных камней, хотя бы взятых со дна моря (ср. Мф. 13:45 – 46).

Ст. 19. Не уравнится ей топазий Ефиопский, со златом чистым (очищенным в самой природе) не сравнится (Премудрость). В самой отдаленной южной стране. какую знали древнейшие жители Востоке-в Эфиопии, по берегам Верхнего Нила (и на отмелях некоторых островов Черного Моря) находился драгоценный топаз.35 Там же в россыпях иногда находилось и промывалось чистейшее золото, без всяких посторонних примесей.

Но и эти весьма редкие и почти случайные приобретения на крайних пределах (известного древним) мира, можно было, по крайней мере, видеть. А премудрость не может быть и предметом счастливых находок ни в каком конце видимого мира.

Ст. 20. Премудрость же откуду обретеся; и кое место есть разуму. Главное свойство премудрости, почему она выше и драгоценнее всех благ мира, -то, что она совершенно сокровенна от взоров человека; он не знает и не может знать место её присутствия: между тем премудрость все созидает, совершенствует, во всем владычествует; ею устроены мир и человек. Но таинственный источник премудрости сокрыт от взоров всех людей, всех мест и времен.

Ст. 21. Утаися (премудрость) от всякаго человека, и от птиц небесных скрыся. Иногда любознательность заводит человека в непроходимые ущелья, в подземные пещеры, расселины скал, на дно морей. Но никакой любознательный искатель сокровищ ни в каких местах, какие только могут быть доступны человеку, не может открыть источника премудрости, – его нет на земле! Птицы, парящие под небесами, с высоты поднебесного полета озирают обширные пространства никогда непроходимых пустынь; но если бы взор человека вооружен был проницательностью орлиного взгляда, то все же не выследил бы места, где витает премудрость. Её нет на всей широте поднебесной: Премудрость выше самого неба, обширнее поверхности всей земли! – (ср. гл. 11, ст. 6–9'

Ст. 22. Пагуба (ἀπωλεια) и смерть рекоста: слышахом ея славу (τὸ κλέος). Алчные и бесстрашные искатели драгоценностей, по неосторожности и несчастию, соскользают с высоких стремнин в бездонную пропасть, где находят себе погибель и смерть. Но если бы спросить не только этих несчастных, а даже и все царство мертвых – не там ли обитает премудрость, содержащая основы бытия; то и ад восклпкпул бы: „здесь её нет»! Там нет её местопребывания, но гром её славных деяний слышен. Бездонное подземелье и мрачная пучина моря чувствуют грозную силу премудрости Всемогущего, когда подземный гул при сильнейшем землетрясении и страшный рев бурных морских волн при сильнейшем урагане оглашают подземное царство и потрясают тартар. Но действительные глубины премудрости не измеримы и самой бездной! – (ср. гл. 11 , ст. 7 – 8).

Ст. 23 – 25. Бог благо позна ея путь: сам бо весть место ея. Ибо сам поднебесную всю надзирает, ведый. яже на земли, вся яже сотвори, ветров вес и вод меру егда сотворил ( греч. ἐποίησεν δε άνεμων σταθμὸν καὶ υδάτων μέτρα устроил пристанище ветра и соразмерил пределы вод. Ср. гл. 38, ст. 8 – 11. 19–20. 24 – 25. Только один Господь безошибочно, полно и точно знает пути премудрости. Его ведение неограничено. С высоты Неба Он зрит и те места, куда долетает только ветер, дотекает подземный источник: Он знает все, что, где, и как живет, – потому что Он все сотворил.

Ст. 26. Тако видяй (вселенную) сочте и путь в сотрясении гласов [евр. громов) (греч ὅτε ἐποίησεν οὕτως ιδων ἠρίθμησεν καὶ ὁδὸν ἐν τινάγματι φωνάς – когда творил, т. е. поднебесную, таким образом, то, видя, определил число и путь потрясающих раскатов грома. Ср. гл. 38, ст. 8 и 25 – 27. Рус. пер. когда назначал устав дождю, и путь для молнии громоноспой; тогда видел ее...). Так, наблюдая своим всевидящим оком всякое место на поверхности земной, Творец соразмерно определяет надлежащее количество воды для дождевых облаков, дает им определенное направление в движепии, определяет число ударов грома. – Так Господь открывал и открывает пути Своей премудрости в создании мира и примышлении о нем.

Ст. 27. Тогда виде ю (премудрость), и поведа ю, уготовав изследи (греч. ετοιμασας ἐξιχνίασεν – действуя, Он открыл следы её). Человек не видит премудрости в мире, а Бог видел её до начала мира. Действуя по вечным законам премудрости, Господь открыл ее в совершенствах творения, но источник премудрости сокрыл в своем существе.

Ст. 28. И рече человеку: се благочестие (θεοσεβεια – богопочтение, страх к Богу) есть премудрость: а еже удалятися от зла, есть ведение (ἐπιστημη – знание, уменье поступать). Открывая пути Своей премудрости в совершенствах творений, Господь благоволил открыть ее и человеку ради его совершенствования. 1'оснодь дал ему заповедь, которая должна была лежать в основе его жизни и направлять ее к высшей цели – „будь богобоязненным», вот эта заповедь. А богобоязненность требует богопочтения и любвеобильной правды. А любовь к правде и постоянное уклонение от зла открывают человеку истинный смысл жизни, достоинство добродетели и делают опытным в направлении всяких обстоятельств жизни ко благу собственному и общему, и самую жизнь направляют к славе Божией.

Итак, Иов был убежден, что богобоязненность есть премудрость, а премудрость есть драгоценнейший дар Божий, источник которого сокрыт в Боге; это убеждение он положил. в основу своей мысли и жизни, и был непоколебим на этом основании при сильном напоре бурных речей, произнесенных друзьями.

* * *

27

Серебро самородное иногда встречается большими количествами и гранитных горах и других породах огнеобразовательного (вулканического) происхождения. Самородное серебро бывает длинными изогнутыми жилами, матового, серебристо-белого цвета. Излом серебра крючковатый. Добывание серебра требует величайших трудов необходимо разрывать почву на значительной глубине и преодолевать неожиданные препятствия, какие она представляет своим разнообразным строением См. Атлас минералов. Сост. II Ф Курром, с текстом А, Ганике. Спб. 1871. Стр. 41-я. Серебро с древнейших времен употреблялось на приготовление разного рода вещей (чаш, блюд, кадильниц, труб, светильников). Чис. 7:13, 84. 10:2 1Пар. 28. 15.17 Ср. М. Сибирцев. Опыт Библейско – Естественной истории. Спб. 1867. Стр. 45-я.

28

Золото в природе обыкновенно является в виде мелких неправильных зерен, иногда отдельных, иногда вросших в каменные породы, в так называемых золотоносных песках по берегам многих рек. Песок, содержащий зерна и пластинки золота, тщательно промывается и таким образом освобождает золото. Много труда требуют собирание и вымывание зерен золота. С незапамятной древности золото находили, умели промывать, плавить и делать предметом многоразличного употребления. По свидетельству Диодора известно, что еще древнейшие Египтяне умели добивать, размельчать золотую руду и вымывать золото. В древности на Востоке золото добывалось между прочим в счастливой Аравии по берегам потока Офирского и др. В древности из золота приготовлялись украшения (кольца, запястья) и священные сосуды (напр. ковчег завета в скинии и др.). Курр. Стр. 39. Цеклер. Иов. Стр. 233-я М. Сибирцев. Стр. 43 – 45.

29

Железистая руда представляет смесь земли и железа. Руды железа чрезвычайно разнообразны, во многих случаях бедны по содержанию железа и потому негодны для получения его в чистом виде, в котором оно встречается весьма редко. Присутствие железа часто обнаруживается цветом камней или почвы и вяжущим вкусом ключевой воды. Черный и красный цвет горной породы, бурая или желтая почва, ржавчинно – желтый осадок в ключах всегда доказывают присутствие железа. Железистая руда толчется, промывается, переплавляется в сильном жару и таким образом выделяет чистое железо. В самой глубокой древности умели обрабатывать железо и делали из него весьма многие вещи для домашнего употребления при постройках, Во время Моисея из железа уже приготовлялось воинское оружие. Курр. Стр 48. Сибирцев. Стр. 46 – 47.

30

Медь, кроме самородков, встречается в соединении с серой. Медные руды часто окрашены в великолепные цвета. Медная руда (колчедан) обыкновенно чрезвычайно распространена в природе и уже была хорошо известна древним; ее называли золотым пиритом (от pyrites – горючий), потому что она горит на огне и издает серный запах. Она встречается чаще всего оплошными, некристаллическими массами, металлического блеска, желтого цвета с отблеском зеленого, не листится, но ломается кривыми раковистыми площадями, об сталь не дает искры. Курр. Стр. 43 – 44 IIо выражению древних, медь добывалась из медистой руды и отделялась от камня посредством сильного огня (Плиний, Иероним). Филарет. О происхождении кн. Иова. ('тр. 135-я- Ср. Сибирцев. Стр 45 46

31

Сапфир драгоценный камень лазурного, темно-голубого или небесно-голубого цвета с оттенками (из породы т.н. корунда, как и рубин), после алмаза самый твердый. Сапфир (или синий корунд) теперь, как, вероятно, и в древности, находят в Ост-Индии, хотя он встречается и в других странах (Богемии, Силезии, Франции, Бразилии. Его голубой цвет от огня пропадет, и тогда шлифованный сапфир походит на алмаз. Курр, стр 8–9К. Сапфир был известен еще во времена Моисея. Исх. 24:10, 28:1813, 39:11

32

Держась еврейского текста, по позднейшим его изданиям, некоторые первую половину ст. 11-го переводят несколько иначе. Или: „реки удерживает от плача » Так арх. Макарий Или: „источники он затыкает, чтобы не слезились.» Так пр. Агафангел Или: «останавливает течение потоков.» Так Синодский рус. перев. 1873 г. Представление о плаче и слезах реки были не чужды древним восточным поэтам, которые олицетворяли реку под образом мужчины разных возрастов (как это видно на памятниках древней живописи и др. искусств-, напр. р. Иордан олицетворялась в виде юноши). В данном стихе река, запертая в скалистых берегах и крепко запруженная, могла быть олицетворена под образом узника, закованного в цепи, запертого в темнице. Отсюда – представление о ропоте и слезах реки. Однако, здесь речь идет собственно о крепкой запруде, как точнее передано в рус. переводе, по изд. Св. Синода 1873 г.

33

Оникс (Аравийский), иначе – черный ленточный агат. Ониксами вообще уже римский естествоиспытатель Плиний называл агаты, весьма твердые кварцы, состоящие из двух или трех разноцветных пластов, отчего они получают сходство с ногтем, лежащем на теле (греч. название оникс значит ноготь). Красивые цвета пластов как в древности, так и теперь производятся искусственным образом У агатов одни пласты совершенно еще свежи и плотны, другие же начали выветриваться и некоторые до того губчаты, что липнут к влажной губе или к языку и этим пользуются для окраски их. Художники древнего Рима вырезывали из белого пласта головки, которые очень красиво рисовались на. черном фоне; такие камни с резьбой назывались камеями; они когда- то украшали грудь и прическу римских женщин: Употребление оникса было известно и в глубокой древности. Так Моисей повелевает взять дна оникс и надписать на них имена сынов Израилевых (Исх. 28:9 и 20). Курр Атлас минералов. Стр. 15, М. Сибирцев Опыт бнбл. естеств. истории. Стр 39 – 40

34

Горный хрусталь. В высоких горных долинах искатели цветных камней отважно взбираются на крутизны гранитных гор и обходя все ущелья, беспрестанно постукивая молотком. Глухой гул удара указывает им пустоту в гранте; проламывают дверь и входят в храмину, украшенную по стенам и на уступах кристаллами различных камней. Эти храмины называются хрустальными погребами. Некоторые погреба в гранитных горах украшены отлично окристаллизованными кварцами, шестисторонними призмами, на концах с шестисторонней пирамидою. Между множеством непрозрачных, мутных и некрасивых, встречаются бесцветные и совершенно прозрачные кристаллы, это и есть собств. горный хрусталь. Уже римляне знали о его нахождении (в Альпах) и украшали свои комнаты изделиями на него. Нерон, услышав, о падении своей власти, в гневе разбил два хрустальные бокала „чтобы никто другой из них не пил.» Римские врачи прижигали раны, действуя шарами из торного хрусталя, как зажигательным стеклом. Курр. Атл. мин. Стр. 13-я

35

Топаз принимает отличную политуру и сильно блестит. Цвет топаза белый, винно-желтый, буровато-желтый или зелено-золотистый (цвета морской воды). Темпо-желтые топазы при осторожном накаливании принимают розовый цвет. В кислотах топаз не растворяется, в сильном жару ие плавится. Курр. Атл. мин. Стр. 11-я



Источник: Книга Иова. Тула, тульские епархиальные ведомости, типография Н.И. Соколова, 1880 г. 114 с.

Комментарии для сайта Cackle