архиепископ Никон (Рождественский)

113. Христос Воскресе! Смерти празднуем умерщвление. (Слово на Пасху)

Скажите, братие, где, в какой вере не только благовествуется, но уже и празднуется как совершившееся событие умерщвление смерти – “сей царицы ужасов”, по прекрасному выражению праведного Иова? Мечтал ли древний мир о победе над смертью? Есть ли, най­дете ли хотя бы в мифах древних народов Индии, Египта, Греции, – не говорю уже о других – что-либо подобное тому, что празднуем сегодня мы? Даже богооткровенный Ветхий Завет знает только воскрешение, но не воскресение, вставали мертвецы силою Божией, по молитве великих пророков Илии и Елисея, но никто, никогда не восставал из мертвых своею силою, своим произволением: самая мысль о таком чуде была невместима для ума человеческого! А мы видим это во Христе Иисусе Господе нашем, видим, и празднуем Его воскресение и ликуем Его победу над смертью. Он – первенец из мертвых, первенец и – яко Своею боже­ственною силою, а не молитвой праведников воскресший, и – яко единый и единственный победитель смерти в собственном смысле, и яко дарующий воскресение в жизнь вечную всем, в Него верующим. Его победа над смертью есть наша победа; Его воскресение есть наше воскрешение. Он – наша глава; мы – Его тело; воскресла глава – воскресает и тело; глава умертвила смерть и – все члены тела участвуют в сем победном торжестве. Вот почему мы празднуем сегодня не просто победу над смертью, но и полное ее умерщвление. Смерть умерщвлена: где ти, смерте, жало? Лежишь ты, по слову песни церковной, бездыханная!..

И вот радуются ныне смертные, ибо с умерщвлением смерти получили бессмертие. Радуются Ангелы Божии и поют на небесах воскресение Христово, ибо наша радость есть их радость, яко братий наших по творению. Радуется вся тварь, ибо, подчинившись тлению вместе со своим владыкою – человеком, она доселе совоздыхала и соболезновала ему: как же ей не сорадоваться ему, когда и она, вместе с ним, освобождается и будет свободною от рабства тлению?

Вот почему ныне вся исполнишася света: небо же и земля и преисподняя и празднует вся тварь востание Христово!

А как же смерть?.. Ведь она и ныне, как во дни праотца Адама, косит и косит свою жатву в юдоли земной. Где же празднуемая ныне победа над нею?..

Ныне, братие, для верующих во Христа осталась только одна тень смерти. И эта тень есть благодетельница смертных, служанка истинной жизни. Подумайте, возлюбленные: что было бы, если бы люди вовсе не умирали, не уходили из сей юдоли печали и слез? Ибо что такое здешняя жизнь с ее гнетущею дух суетою, с ее многоразличными скорбями, с ее тяжкими крестами? Можно ли такую жизнь назвать истинною жизнью? Ныне скорби, зав­тра болезни, неудачи, разочарования и лишения, а на совести все новые и новые язвы греховные, – позади бурная юность с ее увлечениями и – часто – падениями, впереди дряхлая старость или преждевременная смерть: это ли та жизнь, к которой Создатель предназначил венец Своих творений – человека? Не говорю уже о тех, у которых и чрез золото слезы льются: о, как много на свете таких! Не говорю и о тех, которые живут в почете, утопают в роскоши, а в душе носят отраву неверия, змию зависти, муки совести! Их жизнь – одно адское мучение! В таких условиях жизни и в древнем мире, когда еще не было благовестия о победе Христа над смертью, люди нередко ждали смерти, как желанного гостя, и взывали: “О, смерть! Отраден твой приговор для человека, нуждающегося и изнемогающего в силах, для престарелого и обремененного заботами, для потерявшего надежду и терпение!” (Сир. 41:3–4). Но как безотраден был этот вопль измученной души, когда не было луча света в область по ту сторону гроба и не ведали люди: что их там ожидает?!

Но допустим, что были и есть такие счастливцы, коих ничто не тревожит, которые не знают болезней, не испытали никаких скорбей и неудач в жизни: а кто им поручится, что завтра же их не постигнут эти скорби, болезни, неудачи? Кто поручится, что сии счастливцы сегодня – не станут завтра же самыми несчастными людьми на земле? Пока люди живут на сей земле, никто не свободен от греха: “если говорим, что греха не имеем – обманываем самих себя”, говорит возлюбленный ученик Христов, а где грех, там и последствия его – скорби и болезни, там должна быть и смерть! И что за жизнь была бы при постоянной опас­ности согрешить, а следовательно, и подвергнуться горьким последствиям всякого греха? Что за радость и для праведника – жить вечно в этой юдоли плача и слез, видеть эти слезы людские, жить вдали от Бога, к Которому стремится его душа, вечно тосковать о небесном Отечестве, вечно, до самого Второго пришествия Христова на землю, жаловаться с Апосто­лом: “бедный я человек! кто меня избавит от сего тела смерти? Желание имею разрешиться и со Христом быть, потому что это несравненно лучше” (Рим. 7:24; Фил. 1:23).

Не то, не то теперь! Ныне Христос воскрес, и смерть стала служанкою, отворяющею двери в блаженную вечность. Ныне всякий, идущий за Христом со своим крестом, счастлив ли он или несчастен в земном своем странствовании, знает – не верит только, но твердо знает, что когда его земное странствование окончится, когда сия тленная храмина тела разо­рится, его ждет Отечество небесное, храмина вечная на небесех, куда уже отверсты для него двери Христовым крестом. Держись крепче, брат-христианин, за этот крест, и пред тобою отворятся сии желанные двери! Неси благодушно возложенный на тебя крест, и ты войдешь в рай вслед за благоразумным разбойником.

Смерти нет больше для истинного ученика Христова; она умерщвлена Христом. Есть сон, после которого последует радостное пробуждение в другой – лучшей, вечноблаженной жизни. Мы веруем, что аще со Христом страждем, с Ним и воцаримся. А посему можем со Апостолом повторить: не боимся смерти, желание имеем разрешиться от уз плоти и со Христом быти. Тому слава и держава во веки веков. Аминь.


Источник: Мои дневники / архиеп. Никон. - Сергиев Посад : Тип. Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1914-. / Вып. 3. 1912 г. - 1915. - 190 с. - (Из "Троицкого Слова" : № 101-150).

Комментарии для сайта Cackle