Азбука веры Православная библиотека архимандрит Палладий (Кафаров) Русское поселение в Китае в первой половине XIV века
Распечатать

архимандрит Палладий (Кафаров)

Русское поселение в Китае в первой половине XIV века

Содержание

Русское поселение в Китае в первой половине XIV века Русь и Асы на военной службе в Китае Заметка архим. Руварца об Ясах на Балканском полуострове и в придунайских землях  

 

Русь и Асы в Китае, на Балканском полуострове в Румынии и в Угорщине

В XIII–XIV в.

(Заметки Преосв. Палладия, докт. Бретшнейдера, архим. Руварца и редактора).

Русское поселение в Китае в первой половине XIV века

Преосв. Палладия

«Я только что получил те книжки Духовной Беседы, в которых помещены краткие известия из Пекинской миссии о начатках православия среди наших языческих соседей. Конечно, вы правы: нельзя не порадоваться доброму началу, обещающему несомненный успех в будущем. Китайцы вообще менее предубеждены против русских, чем против других наций. Нелишне также заметить, что между двумя соседними народами существует связь не только географическая, но также историческая; русский дух издавна витал в Поднебесной Империи. По этому предмету, почти совершенно неизвестному до сих пор, я предложу вам извлечение из китайской истории.

По свидетельству этой истории,1 имя русских появилось в Китае в тяжкую для нас эпоху монгольского владычества. Россия и русские известны в китайских памятниках монгольского периода, под именем Олосы, Алосы, Улосы, иногда Улусу. На рукописной карте XIV в., хранящейся в библиотеке Пекинской Академии, Алосы, как государство, поставлены в северо-западной оконечности Монгольской Империи, после Алань-Асы (Аланы-Азы) и Киньча (Кинчак). Олосы, как и ныне Китайцы называют русских, очевидно есть китайское переложение слова Урус; Монголы могли заимствовать его в покоренных ими магометанских странах, где, как известно, Русь носила название Урус, тем более, что в монгольском языке нет слов, начинающихся с буквы Р. В ту пору появление Русских в Пекине было следствием обычая монгольских ханов набирать в покоренных ими владениях дружины и включать их в свою пекинскую гвардию. Таким образом составились в Пекине полки: Кинчакский, Асу (из Асов) и Русский. Каждый полк имел отдельное управление и особые записи. Мимоходом замечу, что многие Асы, служившие в рядах Пекинской гвардии сохранили христианские имена: Негулай (Николай), Елия (Илия), Коурги (Георгий), Димидир (Димитрий). Это обстоятельство подтверждает сказание об обращении Асов в христианство. О Русском полке в Пекинской гвардии упоминается в истории впервые под 1330 г., когда взошел на ханский престол Тутемур, известный больше под посмертным названием Джаяду. Он первый устроил Русский полк или поставил особого темника 3-й степени над Русским отрядом, который почтил наименованием Сеань-Джу-улосы-хувэй-цинь-цзюнь, т. е. охранного полка из Русских, прославляющего (в смысле доказывающа всему свету) верноподданность. Монголы заняли от Китайцев обычай давать войскам пышные и знаменательные титулы. Русский полк, подчинен был главному заведованию высшего военного совета в Пекине. Тогда же для него устроен был лагерь или поселение на север от столицы; правительство откупило для него у крестьян участок земли, в 130 больш. кит. десятин. Русским военнопоселенцам даны были земледельческие орудия, для возделывания земли, и, кроме того, постановлено было, чтобы в тех местах, где они будут стоять лагерем (кочевать), в горах, лесах, при реках и озерах, они занимались охотой и всю добычу: птиц, зверей и рыбу доставляли ко двору, причем сказано, что кто из них не будет охотиться, тот подвергается суду. Где было место поселения Русских – по неопределенным выражениям – на север от столицы, трудно определить; можно только предполагать из дарования им пахотной земли, что оно находится между Великой Стеной и Пекинской равниной. Из этих поселений они вероятно отправлялись на охоту и облавы.

В следующем 1331 г. отменено темничество русского полка и учреждено командирство с пожалованием серебряной печати. По тогдашнему военному устройству, эта перемена в управлении присоединяла русский отряд к ближайшим ханским. В то же время приписано было к полку 600 новых солдат (неизвестно откуда явившихся), которые отправлены были по домам (?), с тем чтобы, к 1-му числу 7 луны (т. е. по минованию летних жаров) они вернулись в лагерь. К тому же времени относится распоряжение о выдаче земледельческих орудий и хлеба вновь поступившим на пограничную стражу (?) солдатам из Асу и Русских.

Под 1332 г. три раза упоминается о доставлении Русских в Пекин. В 1 луне этого года князь Джанчи представил 170 человек Русских; его отдарили за то 72 динами (фунтами) серебра и 5,000 динов ассигнациями. Тогда 1,000 Русских снабжены были платьем и хлебом. В 7 луне Яньтемур препроводил в Пекин 2,500 Русских. В 8 луне князь Аргиянили доставил 30 человек с 103 подростками. Какие князья, откуда и как Русских доставляли в Пекин, по китайской истории не возможно добраться. Вероятно это сказание может поясняться историей Золотой Орды. Наконец в 1334 г. знаменитый временщик Баян назначен был командиром гвардии, состоявшей из Монголов, Кипчаков и Русских. Это есть последнее указание о Русских в Пекине, в истории дома Юань.

Из всех этих отрывочных сведений нельзя составить отчетливого понятия о положении и судьбе Русской дружины в ханской службе, о числе Русских, затерявшихся на отдаленном востоке. Тем не менее замечателен факт, что Русские православные колонии еще в первой половине XIV в. пребывали в Китае, а быть может и в Маньчжурии (вместе с Азами), в странах, где, чрез несколько столетий после того суждено было снова повеять русскому духу, но уже с иными правами и с надеждой на плодотворную будущность.2

(Из журн. Духовная Беседа 1863, т. XVIII, № 27, стр. 368–370).

Русь и Асы на военной службе в Китае

Д-ра Бретшнейдера

К этой заметке Палладия прибавляем замечания и извлечения Д. Чл. нашего Общества доктора Бретшнейдера о Русских и Аланах или Асах в Китае XIV в, В замечательном труде своем («Notices of the Mediaeval Geography and History of Central and Western Asia drawn from Chinese and Mongol writings, and compared with the observations of western authors in the Middle ages, accompanied with four maps». London. 1876. IV+233 in 8°) г. Бретшнейдер говорит несколько подробнее об этих важных свидетельствах Юанши о Русских в Китае. Заметив, что мы, Русские, с XIII в. слывем у Монголов под именем Орос; а у Китайцев – А-ло-се, упомянув о древнейших упоминаниях Руси у Византийцев и Арабов, и вкратце обозрев вассальные отношения Руси к Монголам в течении слишком 200 лет, г. Бретшнейдер между прочим замечает: «Сверх тяжелой дани Русские были еще обязаны Монголам иною повинностью. Мы увидим, что во время Кубилая отряд русских солдат находился даже в Китае».

«Юан-ши приводит интересное свидетельство о том, что в начале 14-го столетия находилось Русское поселение близь Пекина. Мы читаем в его летописях под 1330, глава XXXIV, что император Вен-цун (Wen-tsung) – Gob-Gimur) – 1329–1332, правнук Кубилая) образовал полк из У-ло-се или Русских (U-lo-sze or «Russians»). Этот полк, состоявший под начальством темника wan-hu (начальника десяти тысяч третьей степени), назывался Сюан-хун У-ло-се ка-ху-вей цинкюи «вечно верная русская лейб-гвардия» и находился под непосредственным надзором военного совета. Далее в той же главе (у Юан-ши) сказано, что сто тридцать Да-дуцинов земли, на север от Та-ту (Пекин) были куплены у крестьян и поделены этим Русским для устройства лагеря и образования военной колонии. Далее мы читаем в той же главе: «Они (т. е. Русские) были снабжены земледельческими орудиями и обязаны доставлять к императорскому столу всякого рода дичь, рыбу и проч., находящуюся в лесах, реках и озерах страны, где находился их лагерь». Русский полк снова упоминается в главе XXXV.

В главе XXXVI у Юан-ши есть троякое упоминание о русских пленниках, присланных к Китайскому императору.

В 1332 г. князь Джанг-ги представил сто семьдесят русских пленников и получил денежную награду. На той же странице находим, что одежда и хлеб были отпущены тысяче русских.

В том же году князь Иен-те-мур представил императору тысячу пятьсот русских пленников, а другой князь А-р-дже ши-ли представил тридцать человек.

Наконец в жизнеописании Бояна (Bo-yen) глава CXXXVIII, говорится про него, что он был назначен в 1334 г. начальником лейб-гвардии, состоявшей из Монголов, Киньча (Kin-ch’а) (Кинчаков, т. е. Половцев) и Русских.

Вот все, что я мог найти у Юан-ши относительно Русских. Кажется ни один из Русских на службе у Монгольских императоров в Китае не играл видной роли. По крайней мере в биографиях Юан-ши Русские не имеют своих представителей, тогда как многие замечательные государственные люди и полководцы Монгольско-Китайской Империи были из Кинчаков (Половцев), Kaukalis, Аланов и других народностей, подвластных Монголам». (Notices, рр. 180–181).

«А-лан А-се = Аланы или Асы». (Notices, рр. 184–189).

Это имя придается народу, известному у Карпини как «Alani sive Assi» или «Alani sive Aas» Рубруквиса.

Аланы, народ, живший на север от Кавказа, были известны Римским и греческим писателям с начала нашей эры. В 1-м в. по Р. X. упоминают о них Светоний, Лукан и Плиний. Во 2-м веке говорит о них Греческий писатель Лукиан. Аммиан Марцеллин (4 в.) сообщает подробное свидетельство об Аланах. Вологес, царь Парфян, просил императора Виталиана (69–79) о помощи против Аланов. Арриан, правитель Каппадокии (2 в.), воевал с Аланами. В 5-м в. Аланы вместе с Свевами и Вандалами нападали на Галлию.

Во 2-й половине 6-го в. Земарх Киликианин, посланный императором Юстином к Туркам, на обратном пути посетил вождя Аланов (Jules Cathay p. CLXVI). Константин Багрянородный (в полов. X в.) говорит, что страна Алан лежит вокруг (т. е. на севере) Кавказских гор (Klaproth, Asia Polyglotta, р. 85). Клапрот (в своем Mag. Asiat. tom. I, рр. 258–302) приводит известия Масуди о Кавказе (943 г.) и о странах черноморских и каспийских. Масуди называет Алан – Ланами и столицу их Маас᾿ом. Он говорит, что они прежде были язычниками, во времена же халифов Аббасидов приняли христианство; в 320 г. геджры (в нач. 10-го в.) они бросили эту веру и прогнали епископов, присланных к ним императором из Константинополя. Масуди же говорит, что в средине страны Алан между Кавказскими горами есть крепость и мост через широкую реку. Крепость называется замком Аланских ворот. Он был построен в старое время царем персидским для предупреждения нападений Аланских.3

В Русских летописях Аланы вообще известны под именем Ясов. В 936 г. Святослав взял ханский город Белую Вежу на Дону и воевал с Ясами и Касогами.

Ясы упоминаются в русских летописях XIII стол., как народ прикавказский, около р. Терека (Карамзин, IV, стр. 119, 355).

Проходя через Кавказский хребет в 1223 г., Монголы нашли Алан на сев. склоне этого хребта. Пятнадцать лет спустя Аланы стали подданными Батыя, после сильного впрочем сопротивления Монголам. Мусульманские историки, говоря о походах против этого народа, называют их безразлично Аланами или Асами (D’Ohsson, том II, рр. 619, 620).

Карпини и Рубруквис, как мы видели, также отожествляют Аланов с Асами. Первый упоминает об их поселениях на юг от Комании (р. 748). Рубруквис говорит (р. 246): «In has solebant pascere Commani, qui dicuntur Capthat; a Teutonicis vero dicuntur Valani, et provincia Valania. Ab Isidoro vero dicitur, a flumine Tanay (Don) usque paludes Meotidis et Danubium, Alania». На стр. 252 читаем: «Habebamus autem ad meridiem montes maximos, in quibus habitant, in lateribus versus solitudinem illam, Cherkis et Alani, sive Aas, qui sunt christiani et adhuc pugnant contra Tartaros». На стр. 243 Рубруквис говорит: «In vigilia Pentecostes venerunt ad nos quidam Alani, qui ibi dicuntur Aas, christiani secundum ritum Graecorum, et habentes litteras graecas et sacerdotes graecos. Tamen non sunt schismatici sicut Graeci, sed sine acceptione persone venerantur omnem christianum».

Марко Поло (vol. II, р. 421 изд. Юла) упоминает Аланию между подвластными Монголам странами, а в другом месте (vol. II, р. 140) посвящает целую главу рассказу о резне известных Алан-христиан, составлявших особый отряд в армии Кубилая. Резня эта произошла в Чингинджу (Шан-шу-фу в Кьянгсу).

Мариньолли (в полов. XIV в.) пишет об Аланах (Jule’s Cathay р. 373): «Они в настоящее время самый великий и благородный народ на свете, самые красивые и храбрые люди. Благодаря их помощи Татары овладели востоком и без них никогда бы не одержали ни одной важной победы. У Чингис-хана, первого царя татарского, состояло на службе семьдесят два аланских князя, когда этот бич Божий отправился карать миры».

Клапрот (Asia polyglotta, р. 82) отожествляет Аланов или Асов с Осетами, народом еще находимым на Кавказе на север от Грузии. Он говорит, что они известны Грузинам под именем Осов. Вивьен де С. Мартен возражает против такого отожествления, хотя он считает Аланов и Асов первоначальными членами одного великого племени Асов, которые различными путями и во времена значительно отдаленные появились из средней Азии в странах прикавказских. По словам этого ученого Грузины различают Аланетов от Осетов и помещают первых внутри Абхазии (Jule р. 317).

Полковник Юл говорит (ib. р. 316): «Аланы известны Китайцам под этим именем еще в первых годах нашей эры и даже несколько раньше, и помещаются ими близь Арала. По этим первоначальным их жилищам можно заключить об их сродстве, если не тожестве с знаменитыми Массагетами».

Это положение Юла относительно раннего знакомства Китайцев с Аланами, вероятно основанное на мнении Дегиня (том II, стр. 279), требует некоторого пояснения и исправления. Я позволю себе указать, на каких данных основано это отожествление Дегиня. В истории древнейших ханов (до Р. Хр. 202 – по Р. Хр. 25), глава CXVI, царство Иенчай (Yen-t’sai) упоминается в 2000 ли на северо-запад от Кьан-кю K’ang-kü (Самарканд; – см. выше, 141). Далее говорится, что Иенчай расположен на большом озере (собственно болоте) с плоскими берегами; называется оно Северным морем. В истории позднейших ханов (21–221 г., по Р. X.) гл. CXVIII Иенчай снова упоминается, причем замечено, что название страны изменилось на А-лан-ья A-lan-ya (Deguigne’вские Алане). В истории Уей (Wei – 386–558) упоминается царство Суце – Su-t’e на северо-запад от К’ан-кю – K’ang-kü. расположенное на большом озере; некогда царство это называлось Иен-чай, Yen-t’sai и Уен-на-ша Wen-na-sha. Я не решаюсь утверждать, что такие неопределенные известия об Иенчай и сходство имен A-lan-ya с Алания достаточны для отожествления этих имен. Во всяком случае нельзя считать за достоверное, что Алане были известны Китайцам еще до христианской эры.

Мы узнаем из Юан-ши (Yüan-shi), что в Монгольский период Аланы были не только известны в Китае, но представили не мало способных людей Монголо-Китайской Империи. Многие из них занимали высокие должности или отличились, как доблестные полководцы. В жизнеописаниях у Юан-ши прославлены более двадцати заслуженных Алан, иные из них царской крови, и сверх того приводятся еще имена многих других.

Они обыкновенно прозываются А-су, A-su, а иногда A-sze, Имя Алан – Alan встречается только однажды, см. в Си-пей-ши, где это имя обыкновенно сочетается с А-се (A-sze), также как и на карте. В первый раз Юан-ши упоминает A-su, А-су под 1223 г.

Вот список Алан, имена коих приводятся в биографиях у Юан-ши.

Гл. CXXXII. Hang-hu-sze (это имя пишется также Ang-ho-aze). Когда войско императора Оготая достигло страны А-су, правитель её, по имени Ханг-ху-зе покорился немедленно; затем император пожаловал ему в достоинство ба-ду-р’а (ba-du-r – bahadur), и золотую дощечку, утвердив его правителем его княжества. Также дан был приказ об образовании полка из тысячи человек народа А-су (для лейб-гвардии хана). Ханг-ху-зе по возвращении домой был убит в одном мятеже, и вдова его Уай-ма-зе (Wai-ma-sze) стала во главе правления. Она собрала силы, усмирила восстание и передала власть сыну своему Ан-фа-п’у (An-fa-p’u).

Старший сын этого Ханг-ху-зе Атяши (A-t’a-ch’i), жизнь которого описана у Юан-ши в гл. CXXXV, был храбрый полководец в правление Мангу и Кубилая и отличился в Китае в войне с Сунгом. У него был сын, по имени Ботар (Вo-ta-r), отец О-ло-се (O-lo-sze), имевшего в свою очередь двух Дудана и Фудинга (Du-dan, Fu-ding). Все они были офицерами монгольской армии.

В главе CXXXII (у Юан-ши) находится биография Юваши – Yü-wa-shi, другого Алана, отличившегося в качестве полководца в правление Кубилая. Он был отправлен против возмутившихся князей на северо-западе (Кайду и пр.) и пронес монгольское оружие до страны И-би-р Ши-би-р (Сибирь). Отец Юваши по имени Иелие ба-ду-р (Илия багадур – тоже кажется князь) покорился в одно время с Ханг-ху-се. Другие потомки Юваши точно также упоминаются.

В гл. CXXIII есть биография А-су (или Алана) Nie-gu-la (Николая). Про него сказано, что он покорился в одно время с Ильею Асу (Ye-li-ya A-su) – вероятно тут разумеется предыдущий Илья, – и с другими, всего их было 38 чел. Николай (Niegula) находился при императоре Мангу, когда тот воевал в Китае с Сунгом. Его сын А-тя-ши (A-t’a-chi) (это имя встречается второй раз, как имя Алана) отличился при осаде Сян-Ян-фу и в походе против возмутившегося князя Но-иена (No-yen). В царствование императора Иен-цунга (1312–1321) он еще действовал. Его сын Киао-Хуа занимал высокую должность при дворе.

В той же главе находится биография А-су князя Арселана (A-r-sze-lan). Тут сказано, что когда город его был взят ханом Мангу, Арселан вместе с сыном своим Асандженом (A-san-djen) явился в лагерь к победителю и изъявил ему свою покорность. Монгол выдал Арселану грамоту на управление народом Асу, но половину войска Арселанова забрал к себе в гвардию, а остальную половину оставил при нем для защиты его владений. Асанджен был взят ханом Мангу, но был вскоре убит в сражении с возмутившимися войсками Шеркьо (?). Мангу тело его приказал бальзамировать и отправить на родину. Услыхав о смерти своего сына, Арселан сказал: «Старший сын мой рано погиб, не успев сослужить службу императору. Вот второй мой сын Негулай (Nie-gu-lai), предлагаю его вашему величеству». Этот Негулай был храбрым воином и принимал участие в походе Вулянгходая (Wu-liang-ho-dai) в Халаджанг (Ha-la-djang – Караджанг Решида, – Юннан). После него остался сын Хурдуда (Hu-r-du-da), по повеленью Кубилая сопровождал Булу ноена, (Bu-lu no-yen) ходившего в какую-то страну Хармаму (Ha-r-ma-mou?). У Хурдуды был сын Худутемур (Hu-du-t᾿ie-mu-r). Все они служили в гвардии императорской.

В главе CXXXII мы встречаемся с именами трех Алан, покорившихся Мангу, когда он напал на их страну, а именно Бадура (Ba-du-r) и его братьев Уцорбухана (U-tzo-r-bu-han) и Матяршу (Ma-t’a-r-sha). Этот последний находился в авангарде Монгольского войска, когда был взят приступом город Майкьосе (Mai-k’o-sze).4

В CXXXV гл. есть биография Кюрджи – K’our-r-gi (Георгий) природного Аса или Алана (A-su), служившего в Монгольском войске в правление Кубилая. Его отец Фуделайсе (Fu-de-lai-sze) служил в гвардии императора Мангу. Сын Кюрджи назывался – Димитрий Di-mi-di-r.

В той же главе помещены биографии двух других Алан Шила бадур (Shi-la ba-du-r) и [пропуск текста]

Из имен некоторых Алан, упоминаемых у Юанши можно заключать, что они были христиане. (Notic., стр. 184–189).

Заметка архим. Руварца об Ясах на Балканском полуострове и в придунайских землях

В дополнение к этим двум заметкам Преосв. Палладия и д-ра Бретшнейдера об Ясах в Китае приводим в русском переводе и вышеуказанную заметку отличного сербского исследователя архим. Руварца.

Статья эта немногим у нас известна, а между тем очень важная. Она озаглавлена у почтенного автора «Господство Яшко».

«В краткой истории болгарского народа, написанной по К. Иречку Др. Миланом Савичем и изданной в 1879 г. в Новом Саде, говорится, что болгарский царь Михаил (1330 г.) заключил против сербского короля Стефана Уроша III союз с греческим царем Андроником III, с румынским воеводой Иванком Басарабом, с черными Татарами и с господарем Яшки (sic). У Иречка в нем. изд. стр. 293 сказано gospodstvo Iassko, а ниже в пункте 19 «Einleitung zu Duśans Gesetzen» (Iasi slav. Alanen). Но это замечание легко могло быть просмотрено, и г. компилятору это господство jашко показалось слишком отвлеченным, и он предпочел заменить его более конкретным выражением: «господарь Яшки», и таким образом волею неволею приблизился к бывшему архиепископу Черниговскому Филарету, который в труде своем «Святые Южных Славян» (стр. 201 прим. 14) «господство Яшко» заменил «господарь Яков».

Но лишним будет сказать несколько слов в объяснение указанного места в предисловии Душана к его Законнику. Это место гласит так: «А позавидев злоненавистник диаволь нашему благому житию и злоньравиемь вьздьвиже на нас –говорит царь Стефан – з (7) царевь в лете 6837, месоца Иуниа 19 день, рекоу же (1) и цара грьчаскаго, (2) Михаила и (3) брата его Белаоура и (4) Александра цара Бльгаромь и (5) Басарабꙋ Иванька, таста (6) Александра цара соумегь живуштих чрьных Татар и (7) господство яшко (См. Законик Стефана Душана изд. Стоjан Новаковиħ, стр. XXIII).

В хрисовуле 1330 г., пожалованном монастырю Дечанскому Стефаном Урошом III сказано: «Храмоу сему жиждемоу и синмоу хрисовоулоу записиваемому – вьнезапу победи се царь бльгарьскыи Михаиль Шишьманикь с иными сильними 4-ми цари сь иноплеменьными iезыкы и многими поганни». (Mikl. Mon. Serb. 100).

В так называемой Копривницкой Летописи (Шафар. 53. срв. Arkiv III, 12) читаем: «В лето 6838–(1330) изиде начельник скифскыи глаголемыи Михаиль царь, сь силою многою, и сь нимь окрьстныи єзыци, глаголю же Татари, Басараби с прочими» и т. д.

Григорий Цамвлак говорит вообще: «блъгарскыи царь Михаиль – на срьпское подвизаше се начелство – и много оуби того воинство суще, множайше же от различныихь езикь присьвькупль, еще же и о ономь поль рекы Доунава живоущихь Готфь» (Гласник XI, 71), а архиепископ или вообще автор жизнеописания краля Дечанского (Жив. кральева изд. Дǝничиħ с. 179) говорят еще общее и «сьбра (Мих. царь) тьми тьмами вьсакыихь езикь».

В предисловии Душана сказано, что семь царей поднялось против сербского краля. Слово царь употреблено здесь в том же смысле, как в народной песне: «цареви се отимлу о царство», где разумеются: царь Урошь, краль Вукашин, деспот Углеша и воевода Гойко.

О первых четырех – 1) царе греческом (Андронике III), 2) царе болгарском Михаиле, 3) брате его Белауре и 4) племяннике его Александре, в последствии царе болгарском – говорить тут нечего.

Пятым стоит Иванко Басараба. К. Иречек полагает, что этот союзник Михайлов в войне против Сербов 1330 г. есть тот самый валашский воевода Басараба, что в том же году в ноябре месяце окружил в тесном ущелье короля венгерского Карла Роберта и разбил почти все его войско. В венгерских хрониках (в Туроцевой гл. 97. Chron. Budense p. 246; Chron. Posoniense: «A. D. 1330 foria sexta ante festum beati Martini (9 Nor) in terra Bazarad Karolus rex fraudulenter est devictus») называется он «Bazarad Waywoda Blachorum», а в карловых грамотах, «Bazarab Vlacus (влах) in terra Transalpina» (Fejer VIII v. 3 p. 265 VIII vol. 4 p. 58), а в первой грамоте говорится еще: in terra transalpina per Bezarab filium Thocomery (т. е. Басараб сын Тихомиров); но личное его имя не известно ни из хроник, ни из грамот венгерских. Энгель, Феслер, Клейн, Салай, Хормузаки и другие румынские писатели называют Басарабу разбившего Карла Роберта Михаилом, но Хиждеу в Histoire critique des Roumains trad. Fr. Dame. Bucarest 1878 I p. примечает 101 (5): «Любопытно, что во всех румынских учебниках истории отечественной эта победа (1330) приписывается «Михаилу Басарабу», лицу совершенно фантастическому. До 1418 г. в Валахии не было ни одного государя с этим именем. Сам Хиждеу утверждает, а раньше его и Р. Реслер в Roman, Stud. (296, 197), что победитель 1330 г. был валашский воевода Александр Басараба. Если же оно так, то упоминаемый у Душана Иванко Бассараба не был валашским воеводой, а если был, то неправильно назван «Иванко». Но положению, что валашский воевода, победивший в 1330 г. Карла Роберта, назывался Александром, служит основанием предположение, что в первый раз упоминаемый в венгерской хронике под 1342 г. и в грамотах Александр Басараба был уже в 1330 г. воеводою валашским.

Фотин и Когальничану (их приводит Реслер стр. 292 и 295) говорят, что разбивший Карла воевода назывался Ион (Иван) Басараба I. Это положение находит подтверждение в нашем предисловии (к Зак. Душана), ибо Иванко Басараба тоже, что и Иван Басараба.

Вышеупомянутый строго критичный румынский историк Хиждеу не соглашается с тем, что Иванко Басараба нашей записи был валашским воеводою раньше Александра Басарабы и полагает, что этот Иванко есть Janus Meister de Doboka, отец Ладислава де Doboka, – этого последнего валашский воевода Ладислав, сын и наследник воеводы Александра, в одной грамоте называет своим сродником (Fejer IX). Но Хиждеу поступает так потому, что он слишком твердо уверил себя, будто Александр Басараба был уже в 1330 г. волошским воеводой.

Об Иванке Басараба сказано далее в записи, что «он тесть Александра царя и что этот Александр был царем пограничных Татар», а вовсе не сказано, что этот Иванко был тестем Александру, позднейшему царю болгарскому, как разумел это место К. Иречек (Desch. d. Bulg р. 290. 321 и русск. пер. с. 383). На это уже Хиждеу возражал Иречку.

И так 6-м союзником Михаила в войне против Сербов был Александр, зять Иванка Басарабы, воеводы волошского и царь пограничных черных Татар. Татары тогда еще господствовали в Молдавии, она уже позже получила особого волошского воеводу. Что же касается самого имени этого царя татарского, т. е. имени христианского, то напомним, что венгерский король Людовик в грамоте 1368 г. говорит о торговцах и о стране domini Demetrii principis Tartarorum (Fejer, IX, 4 vol. р. 129).

7. Господство Яшко. В русских летописях упоминаются Ясы, а что Ясы тоже что Аланы, об этом говорит уже Минорита Joannes de Plano Carpini, бывший между ними в 1246 г. (см. Fejer IV, vol I, p. 42): «Alani sive Assi». И в жизнеописании нашего архиепископа Даниила II5 упоминаются Яси или єзик яшьски в товариществе с Татарами и Турками (см. Животи Архиепископа стр. 341 и 259). И как език яшьски около 1313 г. помогал кралю Милутину против его неприятелей, так точно в 1330 г. мог сражаться за царя болгарского против краля сербского. Но где же это господство яшко или где проживали эти Яси упоминаемые в сербских летописях? Полагаю, что они проживали возле Татар в одной части Молдавии, и город Яши (Яссы) получил от этих Ясов свое название.6 – Известно, что прежде Татар в нынешней Румынии господствовали Куманы (Половцы), коих победили Татары, и от коих одна часть бежала в Венгрию, где их потомки и теперь называются Палоци, т. е. Половцы, как Куманы назывались у Русских. Быть может, что тогда же с Половцами или Куманами пришла и толпа Ясов из Молдавии в Венгрию, и что от них происходят те, которые называются в грамотах и законах венгерских Jassones или Jazyges в почти всегда упоминаются заодно с Куманами».7

(Заметки Редактора о Руси и Ясах будут помещены в 3 кн. Жив. Стар.).

* * *

1

Юаньши, или история дома чингисханидов в Китае (34, п. 24, 27, 35, 12, 15, 23, 36, 2, 8, 138, 19 (стар. издание).

2

«В 1368 или в 34 г. от последнего указа о Русских в Пекине Монголы были изгнаны из Китая. Надобно думать, что и русский полк разделил судьбу павшей династии и по удалении из Китая поселился где-нибудь на окраине Монгольской степи, или в Маньчжурии». – В одном из примечаний к переводу своему – «Старинное Монгольское сказание о Чингис-хане» (Труды членов Росс. дух. миссии в Пекине. СПБ. 1866. Т. IV. с. 247) преосв. Палладий говорит: «Алосы» и «Асу» (Русские и Алане) чаще других упоминаются в истории; о них будет речь в статье «Новые следы христианства в Китае». – Не знаю, была ли эта статья напечатана или сохранилась в бумагах Пр. Палладия?

3

Клапрот полагает, что Аланские ворота были в Дариане на р. Тереке, недалеко от горы Казбека, где теперь проходит большая дорога из Тифлиса во внутреннюю Россию.

4

Г. Бретшнейдер в другом месте своей книги (Noticos of the med. geore., стр. 83–4) говорит об этом городе. Приводя слова Решида о действиях Монголов на Кавказе в 1238–1239 г., он замечает что упоминаемый тут город Mangass или Mikoss – тожествен с городов Асским или Аланским Mie-kïe-sze, упоминаемых под тем же годом и при описании тех же действий Монголов у Китайского историка Юанши Этот город встречается у него несколько раз, и также под именем Mai-k’o-sze. По мнению г. Бретшнейдера, Mie-kïe-sze или Mai-k’o-sze Юанши = Miegie – Монгольских летописей = Mikess Решида. Но местоположение этого города г. Бретшнейдер определить затрудняется н ссылается лишь на указания В. В. Григорьева (Зап.-Вост. Отд. Арх. Общ. I, 64) на город Мокши (Mokhsi или Mokhshi) во владениях ханов Золотой Орды. Это быть может и есть Mie-kïe-sze китайских авторов. Но Григорьев прибавил, что существование этого города (Мокши) известно лишь по нескольким выбитым в нем древним монетам.

5

Занимал арх. кафедру с 1323 по 1337 г.

6

В Журн. М-ва Нар. Пр. Дек. 1878 г. И. Ф. Брун пишет на стр. 237: «Господство яшко»; к нему бесспорно принадлежал город Яссы, который и теперь по-молдавски называется Яши. В этих же местах должны были находиться кочевья Татар, называемых «Черными», – по той же причине, по которой смежная с Угровлахией Молдавия, которую позже называли Кара-Богдан, была тогда уже известна грекам под названием Мавровлахия, и по которой и город Белый (Аккерман) у них превратился в Черный (Маврокастрон).

7

Hunfaliy (Ethnographie von Ungarn. Budapest р. 244) и другие венгерские писатели (раньше его) думают об этом иначе, а именно: der magyarische Name der Jazigier ist jassok dieses Wort lautet im Singular «iasz» und ist gleichbedeutend mit ijasz Bogen oder Pfeilschütze (от ij = стрела).


Источник: Живая старина. Периодическое издание Отделения Этнографии Императорского Русского Географического Общества под редакцией Председательствующего в Отделении Этнографии В. И. Ламанского. Выпуск I. Год четвертый. С.-Петербург. Типографии С. Н. Худекова. Владимирский пр., № 12. 1894 г. Русь и Асы в Китае, на Балканском полуострове, в Румынии и Угорщине. (В XIII—XIV в.). Заметки преосв. Палладия, д-ра Бретшнейдера, архим. Руварца…65—77 стр.

Комментарии для сайта Cackle