священник Павел Флоренский

XXI. Сердце и его значение в духовной жизни человека, по учению Слова Божия.

(Из статьи П. Д. Юркевича 884. (К стр. 267).

Сердце есть средоточие душевной и духовной жизни человека. Так в сердце зачинается и рождается решимость человека на такие или другие поступки, в нем возникают многообразные преднамерения и желания; оно есть седалище воли и ее хотений. Эти действия преднамерения, хотения и решимости обозначаются выражениями: и «вдах сердце мое» (Еккл. 1:13); «и положи Даниил на сердцы своем» (Дан. 1:8); и «бысть на сердцы отцу моему Давиду» (3Цар. 8:17). То же самое говорят выражения: «благоволение сердца» (Рим. 10:2), «изволение сердца» (2Кор.9:7. Деян.11:23). Древний Израиль должен был приносить дары на построение скинии, «всяк по воле сердца своего» (Исх. 35:5), и «принесоша кийждо, яже возлюби сердце их» (Исх. 35:21). Кто высказывал свои желания, тот говорил «вся, елико име на сердце своем» (3Цар. 10:2). Когда мы делаем что-нибудь охотно, то наш поступок происходит «от сердца» (Рим. 6:17). Кого мы любим, тому отдаем наше сердце и обратно, того имеем в нашем сердце: «даждь ми сыне твое сердце» (Притч. 23:26); «в сердцах наших есте» (2Кор. 7:3); «за еже имети ми в сердце вас» (Флп. 1:7).

Сердце есть седалище всех познавательных действий души. Размышление есть «предложение сердца» (Притч. 16:1), усоветование сердца: «усоветова сердце мое во мне» (Неем. 5:7). Уразуметь «сердцем» – значит понять (Втор. 8:5); познать «всем сердцем» – понять всецело (Нав. 23:14). Кто не имеет сердца «разумети», у того нет «очес видети и ушес слышати» (Втор. 29:4). Когда сердце одебелевает, то человек теряет способность замечать и понимать самые очевидные явления Божия промысла: «тяжко» слышит он «ушима своима» и смежает «очи свои» (Ис. 6:10). Вообще «всяк помышляет в сердце своем» (Быт. 6:5). Человек недобрый имеет «сердце, кующее мысли злы» (Притч. 6:18). Лживые пророки «прорицают произвол сердца своего» (Иер. 14:14), «видение от сердца своего глаголют, а не от уст Господних» (Иер. 23:16). Мысли суть «советы сердечныя» (1Кор. 4:5). Слово Божие «судительно помышлениям и мыслям сердечным» (Евр. 4:12). Что мы твердо помним, напечатлеваем в душе и усвояем, то влагаем, слагаем и записываем в сердце своем, «вложите словеса сия в сердца ваша» (Втор. 11:18); «положи мя яко печать на сердцы твоем» (Песн. 8:6); «Мариам соблюдаше вся глаголы сия, слагающи в сердцы своем» (Лк. 2:19); «напиши я (словеса премудрости) на скрижали сердца твоего» (Притч. 3:3). Все, что приходит нам на ум или на память, – всходит «на сердце». В царстве славы подвижники, страдавшие за правду и веру, «не помянут прежних, ниже взыдут на сердце их» (Ис. 65:17); «и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим его» (1Кор. 2:9).

Как слово есть явление или выражение мысли, то и оно износится «из сердца» (Иов. 8:10); «от избытка бо сердца уста глаголют» (Мф. 12:34). И как мышление есть разговор души с собою, то размышляющий ведет этот внутренний разговор в «сердце» своем: «глаголах аз в сердце моем» (Еккл. 1:16); «рекох аз в сердце моем» (Еккл. 2:1); «речет злой раб той в сердцы своем» (Мф. 24:48).

Сердце есть средоточие многообразных душевных чувствований, волнений и страстей. Сердцу усвояются все степени радости, от благодушия (Ис. 65:14) до восторга и ликования пред лицем Бога (Пс.83:3; Деян.2:46); все степени скорбей, от печального настроения – когда «припадшая страсть в телеси сердце оскорбляет» и когда «печаль мужу вредит сердце» (Притч.25:20– 21), – до сокрушающего горя, когда человек «вопиет в болезни сердца своего» (Ис. 65:14) и когда он чувствует, что «возмятеся сердце его и отторжеся от места своего» (Иов. 37:1); все степени вражды, от ревнования и «горькой зависти» (Притч.23:17; Иак.3:14) до ярости, в которой человек скрежещет зубами своими (Деян. 7:54) и от которой сердце его разгорается местию (Втор. 19:6); все степени недовольства, от беспокойства, когда сердце «смущает» человека (Притч. 12:25), до отчаяния, когда оно отрекается от всяких стремлений (Еккл. 2:20); наконец, все виды страха, от благоговейного трепета (Иер. 32:40) до подавляющего ужаса и смятения (Втор.28:28; Пс.142:4). Сердце истаивает и терзается от тоски (Нав.5:1; Иер.4:19), по различию страданий оно делается «яко воск таяй» (Пс. 21:16), или иссыхает (Пс. 101:5), согревается и разжигается (Пс.38:4, 72:21), или делается сокрушенным и сотренным (Иер.23:9; Пс.146:3). В унынии человек бывает «страшлив и слаб сердцем» (Втор. 20:8). От сострадания сердце «превращается» (Ос. 11:8). Благодатное слово Божие действует в сердце «яко огнь горящ» (Иер. 20:9); сердце воспламеняется и горит, когда к нему прикасается луч божественного слова (Лк. 24:32).

Наконец, сердце есть средоточие нравственной жизни человека. В сердце соединяются все нравственные состояния человека, от высочайшей таинственной любви к Богу, которая взывает: «Боже сердца моего и часть моя Боже во век» (Пс. 72:26), до того высокомерия, которое, обожая себя, полагает «сердце свое яко сердце Божие» и говорит: «аз есмь Бог» (Иез. 28:2). По различию нравственных недугов, сердце омрачается (Рим. 1:21), одебелевает (Ис. 6:10), делается жестким (Ис. 63:17), каменным (Иез. 11:19), нечеловеческим, звериным (Дан. 4:13). Есть «сердце лукавое» (Иер. 16:12), «сердце суетное» (Пс. 5:10), «сердце неразумное» (Рим. 1:21). Сердце есть исходное место всего доброго и злого в словах, мыслях и поступках человека, есть доброе или злое сокровище человека; «благий человек от благого сокровища сердца своего износит благое: и злый человек от злаго сокровища сердца своего износит злое» (Лк. 6:45). Сердце есть скрижаль, на которой написан естественный нравственный закон; посему язычники «являют дело законное написано в сердцах своих» (Рим. 2:15). На этой же скрижали пишется и закон благодатный: «людие мои», взывает Господь, «имже закон мой в сердце вашем» (Пс. 51:7); «и на сердцах их напишу я» – (законы благодати) (Иер. 31:33). Посему слово Божие посевается на ниве «сердца» (Мф. 13:19); совесть имеет свое седалище «в сердце» (Евр. 10:22); Христос вселяется «верою в сердца наша» (Евр. 3:17), также дарует «обручение духа в сердца наша» (2Кор. 1:22). «И мир Божий да водворяется в сердцах ваших» (Кол. 3:15); «яко любы Божия излияся в сердца наша Духом Святым» (Рим. 5:5). Благодатный свет «возсия в сердцах наших» (2Кор. 4:6). – Но с другой стороны грешнику диавол влагает в «сердце» злые начинания (Ин. 13:2), исполняет его сердце злыми помыслами (Деян. 5:3). К невнимательным слушателям слова Божия «aбиe приходит сатана, и отъемлет слово сеянное в сердцах их» (Мк. 4:15).

Как cрeдoтoчиe вceй тeлecнoй и мнoгooбразнoй духoвнoй жизни чeлoвeка, ceрдцe называeтcя иcхoдищами живoта или иcтoками жизни: «вcяцeм хранeниeм блюди твoe ceрдцe: oт cих бo иcхoдища живoта» (Притч. 4:23); oнo ecть [?] «кoлo рoждeния нашeгo» (Иак. 3:6), тo ecть, круг или кoлeco, вo вращeнии кoeгo заключаeтcя вcя наша жизнь. Пoceму oнo cocтавляeт глубoчайшую чаcть нашeгo cущecтва: «глубoкo ceрдцe чeлoвeку пачe вceх, и ктo пoзнает его» (Иер. 17:9). Никогда внешние обнаружения слова, мысли и дел не исчерпывают этого источника; «потаенный сердца человек» (1Пет. 3:4) открыт только для Бога: «Той бо весть тайная сердца» (Пс. 43:23). Состоянием сердца выражается все душевное состояние (Ис.50:12, 83:3). Человек должен отдать Богу одно свое сердце, чтобы сделаться Ему верным в мыслях, словах и делах: «даждь ми сыне твое сердце, взывает к человеку Божия премудрость» (Притч. 23:25).

* * *

884

Юрк., стр. 64–69.


Источник: Столп и утверждение истины : опыт православной теодицеи / Павел Флоренский. - Москва : АСТ, 2003. - 640 с. ISBN 5-17-010897-4

Комментарии для сайта Cackle