иеромонах Михаил (Арранц) (иезуит)

I. Суточный круг богослужения древнего Византийского Евхология

(1974)

Современное богослужение суточного круга, признанное и совершаемое христианами византийской традиции во всем мире – это богослужение, которое содержится в Часослове. Это ряд богослужений (состоящих, в основном, из молитв, псалмов и определенных тропарей, но использующих по определенным правилам Псалтырь и гимиографические книги), связанных каждое с тем или иным моментом дня: Полунощница, Утреня, Первый, Третий, Шестой и Девятый Час (и промежуточные службы после каждого из этих четырех Часов), Изобразительные, Трапезные молитвы, Вечерня и Повечерие. Этот чин, ставший классическим, довольно хорошо известен на Западе3.

Это молитвенная традиция палестинского происхождения. Уже в описании богослужения аввы Нила, синайского аскета (VI-VII в.), которое является ни чем иным, как бдением накануне воскресенья, можно найти характерные элементы чина современного Часослова4. Наиболее древним свидетельством об этой книге, отражающим то состояние ее переработки, которое близко к ее нынешнему состоянию, и уже практически полным – является арамейский текст IX века5. Другие часословы той же эпохи – Синайский гр. 8636 и 864, содержащие также элементы, общие с нашим Часословом, представляют, как кажется, параллельные, но отличающиеся традиции, предназначенные, как мы думаем, для второстепенных монастырей, не имевших воскресного синакса, или для монахов-отшельников.

Феодор Студит, возглавив монастырь Студион в Константинополе после иконоборческого кризиса, не восстановил службу древних неусыпающих или акимитов, а ввел службу, известную ему, – службу монастыря Святого Саввы около Иерусалима. Вся монастырская традиция Востока, придерживавшегося Византийского обряда (Афон, Грузия, Россия, Южная Италия) следовала нравам и обычаям Студитов, сознательно связываясь тем самым с традициями лавры Святого Саввы7, которая сама заимствовала некоторые предания самой святой церкви в мире: церкви «Анастасис» или «Святого Гроба Господня» в Иерусалиме8.

Это монастырское богослужение является сегодня единственным, совершаемым на всем Востоке, придерживающемся Византийского обряда, как в самом маленьком монастыре, так и в самом главном соборе. Но так не было в эпоху введения этого богослужения в Константинополе, где вместе с другими монастырскими уставами, очень отличающимися от нашего Часослова (уставы «двадцати четырех часов», Акимитов и т.д.), существовала служба, присущая соборным и приходским церквам: «Песненное последование» или «ᾲσματικὴ ἀκολουθία». Это была «Соборная» служба, народная и в то же время очень торжественная. Псалмы пелись полностью с небольшими припевами или антифонами, повторяемыми при каждом псаломном стихе. Перед каждой группой псалмов, называемой антифоном, произносилась пресвитерская молитва, которой предшествовала диаконская ектения. В службе было очень мало поэтических гимнов, к тому же они были почти полностью вне богослужений в собственном смысле, как это было с акафистом и с другими кондаками. Это соборное богослужение, которое в главных церквах было исключительно великолепным, требовало многочисленного причта. Жизнеспособным оно было лишь в благоприятных условиях. Оно будет уступать место монастырской службе каждый раз, когда исторические обстоятельства окажутся против него: как, например, в 1204 году, во время франкского вторжения в Константинополь. В XV веке фессалоникийский архиепископ Симеон, описывая в De sacra precatione9 монастырскую службу Святого Саввы и песненную или соборную службу, утверждает, что эта последняя служба, бывшая некогда службой «Всех кафолических церквей Империи»10, сохранилась теперь лишь в его собственном соборе.

Мы знакомы с этой службой ᾲσματικὴ лишь по письменным источникам: сначала по запоздалому и неполному описанию Симеона11; потом, более систематическим образом, по Типикону Великой Церкви12, по антифонариям13 и, наконец, по древнему Евхологию14.

Евхологий в том виде, в каком он знаком нам теперь, является константинопольской книгой, в противоположность Часослову, который, как мы уже сказали, являетcя палестинским.

Если сравнить древнейшие известные кодексы Евхология, те, которыми мы будем здесь заниматься, с текстом, бытующим в настоящее время в Византийской Церкви, можно установить лишь второстепенные расхождения : молитвы, диаконские ектении и даже основные рубрики Литургии и Таинств – одни и те же; различия же, напротив, затрагивают некоторые церемонии и обряды, которые не существуют со времени падения Империи, и главным образом суточный круг.

Первоначальный Евхологий, действительно, предусматривал ᾲσματικὴ ἀκολουθία; мы только что скаpали, что эта служба исчезла, уступив место монастырскому палестинскому богослужению по Часослову.

Однако если, с одной стороны, Часослов вытеснил древнюю службу часов Евхология, то, с другой стороны, Константинопольский Евхологий также стал шире употребляться во время византинизации православных церквей Среднего Востока, становясь единственным Евхологием Православной Церкви, практически идентифицированной с Византийской Церковью. Новые редакции Евхология, предназначенные для церквей с монастырской службой, будут пытаться применить пресвитерские молитвы песненной кафедральной службы к монастырским службам, в которых таких молитв, видимо, не было. Трудность такой задачи проявляется в том факте, что среди кодексов евхологиев, которые дошли до нас (в наших статьях о Вечерне и об Утрене мы рассмотрели из них более девяноста) редко встречаются два сходных друг с другом в том, что касается служб суточного круга; поэтому столь многочисленными и мало удовлетворительными были решения относительно подобной адаптации. Одна из наиболее разумных схем решения представлена в кодексе Патмос 105, XIII века, и она привлекла внимание литургистов15.

Однако лишь молитвы Вечерни и Утрени из древнего Евхология [ᾲσματικὴ ἀκολουθία], и к тому же не все16 сохранились в печатном Евхологии, приспособленном к богослужениям по Часослову.

Немного рукописей древнего Евхология дошло до нас. Некоторые, впрочем, принадлежат уже церквам, имеющим монастырскую службу, но сохранившим еще признаки древней соборной службы. Эти рукописи мы изучаем в нашей статье о Малых Часах.

Вот список тринадцати, наиболее важных:

Ба = Барберини гр. 33617 [15] : VIII-IX вв., рукопись итало-греческая по константинопольскому источнику (она содержит патриаршие и императорские обряды, а также топографические указания) с палестинскими элементами18.

Лe = Ленинград (ГПБ) Успенский гр. 226: X в., из Синая, но южноитальянского происхождения; константинопольского образца с палестинскими элементами.

Гр-7 = Гроттаферрата Г β VII: X в., итало-греческая или константинопольская.

Mo = Москва (ГБЛ) Севастьянов гр. 474 (27) : X-XI вв., палестинская.

Си-8 = Синай гр. 958: XI в., палестинская19.

Си-9 = Синай гр. 959: XI в., константинопольского источника с палестинскими элементами20.

Ко = Коален (Coislin) гр. 213: 1027 г., кодекс, принадлежавший одному священнику Святой Софии (священнику патриарших часовен)21.

Гр-1 = Гроттаферрата Г β I: ΧΙΧΙΙ вв., кодекс называемый «Виссарион», был использован во время Собора во Флоренции; очень сходен с Ко; как и он, содержит патриаршие и императорские службы.

Си-1 = Синай гр. 961: X 1-Xii вв., константинопольского источника, без патриарших богослужений; списан в Палестине 22.

Ва = Ватикан гр. 1970: XII в., из монастыря Россано, по константинопольскому образцу23.

От = Оттобони гр. 344: 1177 г., из собора в Отранто; устав монастырско-народный с чертами константинопольскими: молитвы Царских Часов24.

Си = Синодальн. славянск. 675 (Москва): XIV-XV вв.; факультативное добавление к Служебнику, внутри Требника.

Ти = Тифлис грузинск. 450: XVI в.25.

Эти рукописи, несмотря на свое происхождение из областей весьма отдаленных друг от друга, близки друг другу, так как предполагают богослужение, которое довольно хорошо соответствует тому, что в других местах мы знаем как ᾲσματικὴ ἀκολουθία или «Песненное последование». В цитированных статьях о пресвитерских молитвах Евхология мы предлагали в качестве вероятной гипотезы идентичность этого Песненного исследования и чина, предполагаемого древним Евхологием. Мы показали и некоторые трудности, вызываемые одним из кодексов Типикона Святой Софии26 и, главным образом, тем, что мы не обладаем рукописью, точно указывающей антифоны всех и каждого из Часов, предусмотренных Евхологием; вот почему, оставляя в стороне вопрос об идентичности Песненного последования и чина Евхология, мы ограничимся представлением этого последнего.

Вот таблица, синтезирующая последовательность служб в каждом из наших кодексов.

Службы получают следующие обозначения:

Л = Литургии или чины Литургии;

В = Λυχνικόν или вечерняя служба. Вечерня;

Π = Παννυχίς («всенощная») или бдение после Вечерни;

M = Служба в полночь или, скорее, в середине ночи;

О = "Ορθρος или служба на заре. Утреня;

(I)  ­ Двойная молитва для первого часа дня;

Τ = Τριτοέκτη или служба Третьего-Шестого Часа (в Посту);

I, III, VI, IX: Первый, Третий, Шестой, Девятый Час.

Службы разделены наклонной двойной чертой //, когда между ними была вставлена другая служба, не принадлежащая к суточному кругу; в скобки [ ] поставлены службы, которые помещены не внутри круга, а в другом месте. Мы отмечаем звездочкой * кодексы, которые не кажутся полными и круг которых, следовательно, мог остаться неполным.

ТАБЛИЦА КРУГА ПО ЕВХОЛОГИЯМ


Ба: Л В [П] М О (I) III VI IX T
Ле: Л В [П] М О III VI IX T
Гр-7*: Л В О I III VI IX T
Мо: Л В [П] [М] О // I III VI IX T
Cи-8: Л В // [П] О [I III VI IX]
Си-9* Л // В П М // О
Ко*: В П М О (I) I III VI IX
Гр-1*: Т В П М О (I) I III VI IX ср.
Cи-1*: Л В П М О Т
Ва: Л В П М О I III VI IX T
От: Л В [П] О [I III VI IX]
Cи: В П М I III VI IX
Ти: В О I III VI IX

В этой таблице можно заметить, что Вечерня и Утреня присутствуют везде (за исключением Си, которая не является евхологием). «Паннухис» занимает свое «нормальное» место в более поздних кодексах; в Ба она помещается после Богоявления, может быть в начале Поста; в Ле она находится в конце кодекса; в Гр-7 она отсутствует. в других кодексах она перемещена; она находится, напротив, во многих других позднейших рукописях, не имеющих соборной последовательности, о которых мы не говорим27. Полунощная служба находится вообще в более полных кодексах на своем нормальном месте, между Вечерей и Утреней; мы полагаем, что дело идет о служении ежедневном – если судить по Ба и Ле, а также по содержанию молитв этой службы. Третий, Шестой и Девятый Час составляют довольно постоянный элемент: текст молитв один и тот же во всех рукописях (как это является и в случаях «Паннухис», Полунощной службы и «Тритоекти»); в От молитвы III, VI и IX Часа, а также I Часа предназначены для «царских часов» три раза в год. I Час является «белой вороной» последовательности: отсутствуя в Ле, он представлен в Ба только двумя молитвами совершенно другого, чем молитвы других Часов, стиля и по-видимому, не предназначенными для настоящей службы; в кодексах, где имеется I Час, с пятью или шестью молитвами, таковые отличаются от одного кодекса к другому или же их местоположение различно, если они и совпадают в тексте; в Ко и ΓρΙ, I Час дублирован двумя молитвами, похожими на молитвы Ба (но тексты различны). В нашей IV главе мы выдвинули гипотезу, что этот Час был добавлен к кругу лишь значительно позднее, и это могло бы объяснить то, что он не принадлежит к общей традиции: каждая церковь формировала свой I Час, следуя схеме остальных трех Малых Часов, заимствуя молитвы у других служб (в особенности молитвы конца Утрени и молитвы «Тритоекти», которые начинали выходить из употребления) или из других источников, а не из Евхология28. Итак, мы полагаем, что искомая последовательность точно та, которая содержится в двух наиболее древних кодексах: Ба и Ле. Она, по существу, одна и та же и в других рукописях (оставляя в стороне «Паннухис» и I Час). Все эти кодексы, за исключением славянского и грузинского, относятся к довольно определенному периоду: от VIII до XII вв., к периоду от иконоборческого кризиса до взятия Константинополя крестоносцами29.

Круг часов древнего Евхология включал шесть служб в день: Вечерню, Полунощницу, Утреню, III, VI и IX Час (с двумя молитвами для 1-го часа) и две особые некаждодневные службы: «Тритоекти» в Пост и ночное бдение или «Паннухис» по праздникам и во время Великого Поста.

Вечерня и Утреня (λυχνικόν и ὄρθρος) соответствуют окончанию и началу дня. Это были две наиболее длинные службы круга. Полунощная служба и три дневные службы были намного короче, и все четыре имели сходную структуру. Не было службы I Часа, ибо Утреня сама по себе заканчивалась при восходе солнца, то есть на 1-м часе дня30. Тем более не было службы Повечерия. «Паннухис» (по структуре сходная с четырьмя Малыми Часами) следовала за Вечерней в те дни, когда она имела место, после промежуточного чтения; это было народное бдение (хотя и относительно короткое), а не служба при окончании дня.

В этой главе мы ограничимся одними повседневными шестью часами, которые мы из практических соображений классифицируем на «Великие» и «малые», несмотря на то, что подобное различение не фигурирует в наших книгах. Мы начнем с Малых Часов, ибо их схема, пополненная, находится и в Великих Часах.

I.

МАЛЫЕ ЧАСЫ

Служба Полунощная, III, VI и IX Час (и 1 Час там, где он существует) – все имеют одинаковую структуру:

а) Три пресвитерские молитвы, называемые молитвами «первого», «второго» и «третьего антифона»; каждая молитва предшествовала пению антифона псалмов, а ей предшествовала диаконская ектения.

б) Молитва, называемая «четвертой», отпуста (ἀπόλυσις), являвшаяся продолжением просительной ектении (αἰτήσεις), которая представляет собой ектению, называемую «ангела мира» по первому ее прошению31.

в) Пятая и последняя молитва с наклонением головы и прошением о божественном благословении32, предшествуемая призывом диакона «Преклоним головы наши перед Господом».

1. Полунощная служба (εὐχαὶ μεσονυκτιναί)

О трех антифонах Полунощницы в Типиконе Великой Церкви говорится только один раз: их пели накануне Нового Года (1 сентября) после «Паннухис» и после кондака; не указывается, каким псалмам соответствуют эти антифоны. О Полунощной службе в целом говорится во второй раз в субботу 5-ой недели Поста: она совершалась духовенством Влахернской церкви после «τριαδικόν".

Мы полагаем, что служба эта была обычной, ибо если бы она совершалась только по отдельным случаям, Типикон (который в принципе указывает лишь на то, что является особым и исключительным), обозначил бы дни, в которые она совершалась.

Пять молитв этой службы33 отличаются большой сжатостью и простотой; они гораздо ближе к духу Ветхого Завета, нежели к духу Нового; если каждая молитва заканчивается прославлением Троицы, внутри молитв не появляется никакого намека на Христа. Это отсутствие темы Христа, за некоторым исключением, является довольно общим феноменом во всех молитвах суточного круга Евхология.

Нам незнакомы диаконские ектении, предшествующие этим молитвам; вероятно, ектения «мира» (та, которая предшествует 1-му антифону в Литургии наших дней) предшествовала также 1-ой молитве; малая ектения («паки и паки») могла быть введением ко 2-ой и 3-ей молитвам; ектения «ангела мира» должна была предшествовать 4-ой молитве, 5-ая следовала за призывом диакона преклонить голову34. После этой молитвы диакон отсылал верующих, произнося: «С миром изыдем».

Часто в Святой Софии за службами следовало длинное чтение или поэтическая композиция; тогда диакон, вместо отсылания, требовал внимания возгласом «Σοφία» (Премудрость).

2. Третий Час

Нигде в Типиконе не упоминается о Часах III, VI и IX35. Тем более нам незнакомы антифоны этих трех Часов.

Молитвы этих Часов имеют ту же продолжительность и тот же стиль, что и молитвы Полунощной службы; они еще более сжаты, но содержат ссылки на Новый Завет. Молитвы 1-го и 2-го антифона III Часа36 напоминают о нисхождении Святого Духа на Апостолов, собравшихся в этот самый час; в 3-ей молитве говорится о заступничестве и о молениях, возносимых к Богу, то, что больше подходило бы, если бы эта молитва сопровождала подробную ектению.

3. Шестой Час

Та же схема, как у предыдущих служб и тот же стиль молитв37. 1-ая молитва передает идею Кол. 2,14 ; «хирографон» наших долгов, пригвожденный ко Кресту вместе со Христом. 2-ая молитва напоминает о молитве Главы Апостолов в 6-ой час (Деяния Ап. 10,9), что является примером для верующих. Остальные три молитвы подчеркивают величие престола Божия и сияние обители Божией; да склонится Бог с высоты Своей обители, дабы смотреть на нас; быть может, эти мысли внушены блеском этого часа дня: полдень.

4. Девятый Час

1-ая молитва38 представляет апостолов Петра и Иоанна, идущих на молитву 9-го часа в храм (Деян. 3), и содержит тему чуда совершенного Петром, чтобы испросить доброго знамения для христиан в борьбе с духовным врагом. 2-ая, 3-ая и 4-ая молитвы развивают тему греха, божественного прощения и допущения быть среди спасенных одесную Бога. Эта 4-ая молитва касается также довольно важного момента в христианском предании : постоянной молитвы, дабы не впасть в зло; наш текст придает молитве Часов ту же ценность: беспрерывность замещается усердием в моменты молитвы.

Апостольское Предание (гл. 41), приписываемое Ипполиту, связывает молитву 3-го, 6-го и 9-го часа с различными моментами страданий Господних; наш Евхологий относит воспоминание о страстях к VI Часу, и вносит в качестве темы молитвы трех Часов ту же тему, которую дал Тертуллиан в De oratione (гл. 25): пример молитвы Апостолов в эти три момента дня; кроме «законных молитв» в начале дня и ночи.

Справедливо, что Тертуллиан обращается также к смерти Господа, как к теме для 9-го часа.

II. Великие часы

Две большие службы вечера и утра – λυχνικόν и ὄρθρος – имеют в Евхологии сходную структуру; по существу, ее можно рассматривать как пополнение структуры Малых Часов.

Долгое антифонное пение псалмов имело место на паперти в непраздничные дни.

Согласно кодексу Афин. 2061, рукописи XIV в. с музыкальными отметками39, восемь антифонов пелись в начале Вечерни и Утрени. Эти антифоны были антифонами Константинопольской Псалтыри, разделенной на 76 антифонов, каждый из которых объединял большее или меньшее число псалмов, в зависимости от их длины. У каждого антифона был один и тот же припев постоянный для всех составляющих его псалмов; припев пелся к каждому стиху (но в этой Псалтыри стихи были длиннее наших). Нечетные антифоны имели в качестве припева Аллилуиа, у четных были короткие «тропари» из трех слов: глагол в повелительном наклонении: Помилуй, Спаси, Сохрани и т.д.; личное местоимение 1-го лица в единственном числе и, наконец, звательный падеж Κύριε: Спаси меня, Господи, и т.д.

Пять антифонов были постоянными: Пс. 85, Пс. 140, Π с. 3–62–133; Пс. 50 и Пс. 148–149–150. Они пелись во все дни. Другие антифоны (числом 71), изменявшиеся, рапределялись по шести на службу (Вечерню и Утреню) в неделю; Утрени воскресные имели только три антифона (Пс. 118, разделенный на три), тогда как у субботней Утрени вместо псалмов были библейские песни.

Псалмопение Вечерни начиналось всегда с постоянного антифона Пс. 85; далее следовали по порядку номеров шесть меняющихся антифонов. Восьмым и последним антифоном Вечерни был Пс. 140. Утреня начиналась с постоянного антифона Псалмов 3–62–133; затем следовали шесть меняющихся антифонов; 8-й антифон был 2-ой песнью трех отроков (Дан. 3,52... или Дан. 3,57...). Вход духовенства и народа с паперти в неф происходил при пении последнего антифона. В праздничные дни меняющиеся антифоны отменялись, и служба начиналась «на амвоне» посреди церкви, может быть, по причине большого стечения народа. Отмена изменяемых антифонов, быть может, объясняется тем фактом, что в предыдущий вечер совершалась «Паннихис».

По кодексу Святого Креста 40 Типикона Великой Церкви40 число менявшихся антифонов было 25 в день; они распределялись между Вечерней и Утреней в соответствии с временем года. Подобная практика была бы трудно примиримой с рубриками Евхология. Последний, действительно, предполагал только 8 антифонов в службу, предназначая молитву каждому антифону.

Из восьми молитв, предназначенных для антифонов Вечерни, семь сохранились в современном Евхологии : шесть первых молитв из семи, которые священник произносит сегодня тихо во время пения Пс. 103, плюс молитва, называемая «молитвой входа»41.

Молитвами έωθιναί для антифонов Утрени являются восемь первых из двенадцати, которые священник произносит тихо во время шестопсалмия современной Утрени42. Молитве 1-го антифона как Вечерни, так и Утрени предшествовала великая или мирная ектения.

Вторая часть богослужения, которая начиналась с ектении «ἐκτεvç » или «великое Κύριε ἐλέησον», была образована собранием трех антифонов и соответствующих молитв и напоминает нам собрание, имеющееся в Малых Часах.

На Вечерне тремя антифонами, называемыми «малыми антифонами», были Пс. 114, 115 и 116; припев к первому был: Молитвами Богородицы...; ко второму: Аллилуиа, но в конце пелся знаменитый тропарь Единородный Сыне; припевом третьего антифона было Трисвятое. Молитвы этих трех антифонов сохранились среди молитв Вечерни в Пятидесятнице и в «Variae Lectiones» Гоара43.

На Утрене вторая часть службы начиналась с чтения Синаксария дня и ектении «έκτενῶς». Затем следовал Пс. 50 с тропарем, относящимся к каждому стиху и Единородный в конце; потом следовала группа из трех классических псалмов 148–149–150 (последний антифон Псалтыри); в конце Слава во вышних Богу с последующим Трисвятым.

По воскресеньям процессия входила в алтарь во время Слава во вышних, после нее пели прокимен воскресный (Пс. 9,33) и читали на амвоне Евангелие Воскресения.

Пс. 50 и Пс. 148–150, как и все другие антифоны имели собственную молитву (соответственно 10-ую и 11-ую из 12-ти имеющихся в нынешнем шестопсалмии; 9-ая, предназначенная для Евангелия, не читалась в Св. Софии). Мы думаем, что Слава в вышних следует рассматривать как третий антифон, но у нас нет молитвы, предназначенной для этого 3-го антифона; по крайней мере нельзя рассматривать в качестве таковой дополнительную молитву Ле и Гр- 7 в конце ὄρθροςα.

Третья часть Вечерни и Утрени была составлена исключительно из молитв и ектений. Схема одна и та же для обеих служб, но текст молитв различен:

а) молитва оглашенных с ектенией;

б) две молитвы верных; как а), они также отсутствуют в современном Евхологии;

в) «третья» молитва (верных), называемая ἀπόλυσις – отпуст (и соответствующая четвертой молитве Малых Часов), предшествуемая ектенией просительной «ангела мира» (в Вечерне это последняя из семи молитв, произносимых во время Пс. 103, и на Утрене, последняя из двенадцати, произносимых во время шестопсалмия);

д) молитва главопреклонная (как в конце Малых Часов); это молитва, находящаяся в конце современных Вечерни и Утрени; единственные молитвы, сохранившие свое древнее местоположение.

В наших II и III главах мы пытаемся найти некоторые аналогии между некоторыми из молитв нашего Евхология (именно молитвы отпуста и главопреклонения) и молитвами Вечерни и Утрени VIII-ой книги Апостольских Постановлений (гл. 37–39)44; было бы очень заманчивым еще сравнить наши службы с теми, которые совершались, по Егерии, в IV веке в Иерусалиме. Однако нам приходится заканчивать эту работу и дать некоторые общие выводы.

Заключение

Ежедневная последовательность соборного богослужения по древнему Евхологию была составлена из шести служб: две главных в начале дня и ночи (ὄρθρος и λυχνικόν) и четыре, более кратких: служба Полунощная, III, VI и IX Час. Двойная молитва первого часа дня не составляла настоящей службы. Служба бдения, называемая «Паннухис», для ночной молитвы в праздники и дни Поста; и служба, заменяющая III и VI Час, а также Литургию, во время Поста, дополняли чин, предусмотренный древним Евхологисм.

Если мы разделим день на периоды по четыре часа, мы заметим, что каждая из шести служб соответствует приблизительно одному из этих отрезков дня. К двум молитвам «законным» начала дня и ночи, унаследованным от иудейского (и иудейско-христианского) предания, три Часа (III, VI и IX) присоединяли тему молитвы Апостолов в те же моменты дня: во время схождения Святого Духа на учеников, собравшихся в 3-ий час, молитву Петра на террасе в Иоппе в 6-ой час и молитву Петра и Иоанна в Храме в 9-ый час. Служба Полунощная оправдывалась Пс. 118,62, тогда как мы ожидали бы указания на молитву Павла и Силы в тюрьме (Деян. 16,25).

Троичную систему Дан. 6,6 и Пс. 54,18, а также Дидахи (гл. 8) (и которая является системой, примененной Синагогой после разрушения Храма) заменяет более полная система шести служб, о которой свидетельствует уже «подвижническое Слово»45. Число «Семь» (вызываемое в памяти Пс. 118,164), которое этот самый памятник желал бы утвердить, удваивая молитву VI ч., будет достигнуто при помощи I Часа в нашем Евхологии. Другие предания найдут иные решения, превышая даже символическое число семи служб.

Если нужно было бы прибавить оценку этой системы Евхология, исчезнувшей в настоящее время, можно было бы сказать, что это было богослужение большого практического и пастырского значения по своей сжатости и богословской ценности, равно как и по своей красоте; оно представляло еще хороший пример равновесия и соблюдения чувства меры между антифонным псалмопением, близким для всех, пресвитерской молитвой ясной и глубокой, и народной молитвой Господи, помилуй, окруженной сдержанными возглашениям и диакона.

Замечательно и реалистично также распределение в течение всего дня кратких служб, соответствующих часу дня, таким образом, что богослужение часов стало не тяжелой аскетической обязанностью, а разумным осуществлением того идеала христианской жизни, которым является постоянная молитва.

* * *

3

E. Mercenier, La prière des églises de rite byzantin. I. Chevetogne 1937. p. I-211; l.e ore del giorno dell' ufficio divino della Chiesa bizantino-slava. Roma 1963; J. Raya. Byzantine Daily Worship. 1969: cf. T. Minisci, La liturgia delle ore nelle chiese orientali. Seminarium. I, 1972. p. 163–174.

4

A. Longo, Il testo intégrale délla «narrazione degli abati Giovanni e Sofronio» attraverso le «Hermîneiai» di Nicone. Rivista degli studi bizantini e neoellenici. 2–3 (XII-XIII) 1965–1966, p. 223–267.

5

M. Black. A Christian Palestinian Syriac Horologion (Berlin MS Or. Oct. 1019) Cambridge 1954.

6

J. Mateos, Un horologion inédit de Saint-Sabas. Le codex sinaïtique grec 863 (IXe s.). Mélanges H. Tisserant. III. Studi e Testi, 233, Vatican 1964, p. 47–76.

7

Ср., напр., заглавный лист Типикона Казоле (Туринский греческий кодекс 216. XII-XIII вв.): «... по преданию святых и богоносных отцов: св. Саввы, Студита и, в особенности, Святой Горы.. »: А. Дмитриевский. Описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках православного Востока, I, Киев 1895. с. 795.

8

Ср. кодекс Ленинград гр. 216 (862 г.): ψαλμωδία καθώς ψάλλομεν ὲν τάγιΧριστοῦ τοῦ Θεοΰ ἡμῶν ναστάσει. Это распределение Псалтыри на 20 разделов или кафизм, в силе и на сегодняшний день.

9

PG Mignc, 155.

10

PG 155. 624В.

11

Cf. I. Φουντουλὴς. Тὸ λειτονργικὸν ἔργον Συμεών τοῦ θεσσαλονίκης. Θεσσα λονίκη 1966.

12

Мы обладаем двумя основными кодексами : Патмос гр. 266 (1Х-Х вв.): Н. Дмитриевский, упомянутая работа (см. прим. 5) и Св. Креста 40 (ΧΧΙ вв.): J. Mateos. Lе Typicon de la Grande Eglise, Orientalia Christiana Analecta. 165–166, Rome 1962–163.

13

Основной кодекс: Афин. 2061 (XIV-XV вв.) ; музыкальный кодекс, содержащий начальные слова и рефрены на каждый день недели для Вечерни и Утрени. В этом кодексе находится схема этих двух богослужений. Сравн. О. Strunk. Byzantine Office of Hagia Sophia, Dumbarton Oaks Papers. 9–10 (1955–56) p. 177–202; cf. Dictionnaire d'Archéologie Chrétienne et de Liturgie. I: antiphone dans la liturgie grecque, p. 2461– 2488.

14

Cf. M. Arranz. Les prières sacerdotales des vêpres byzantines. Orientalia Christiana Periodica, 37 (1971) p. 85–124; Les prières presbytérales des matines byzantines, OCP 37 (1971) p. 405–436; OCP 38 (1972) p. 64–114; Les prières presbytérales des petites heures dans l'ancien Euchologe byzantin. OCP 39 (1973); здесь: гл. II. III. IV. См. и Le sacerdoce ministériel dans les prières secrètes des vêpres et des matines bvzantines. Euntes docete, 24 (1971) p. 186–219.

15

N. Borgia. Horologion. Diurno delle chiese di rito bizantino. Or. Chr. 16 (1929); Н.Д. Успенский, Православная Вечерня, Богословские Труды. 1 (1960) с. 5–52. Н. Борджиа предлагал реформу современного Часослова, основываясь на Патмос 105, который он называл не иначе, как «древним евхологием».

16

Cf. VARIAE LECTIONES Вечерни и Утрени Ж. Гоара: J. Goar. Euchologion sive Rituale Graecorum. Venetiis 1730 (Graz 1960) p. 35–37, 44–45.

17

В ожидании предстоящего издания этого кодекса, наболее древнего кодекса Византийского Евхология, мы отсылаем читателя к детальному описанию (со всеми рубриками и начальными словами молитв) A. Strittmatter. The «Barberinum s. Marci» of Jacques Goar, Ephemerides Liturgieae. 47 (1933) p. 329–367.

18

Тот факт, что евхологий содержит патриаршие или императорские церемонии или даже топографические данные Константинополя, еще не означает автоматически, что он был предназначен для патриарха или для церкви Константинополя: это может легко объясняться желанием переписчика оставаться верным данному оригиналу. Но если книга дает такие детали, мы вправе делать вывод, что описанная служба является константинопольской службой.

19

А. Дмитриевский, цит. соч. том II. Киев 1901, с. 21–39.

20

А. Дмитриевский. II. с. 62–64.

21

А. Дмитриевский. II. с. 1001–1006.

22

А. Дмитриевский, II. с. 76–77.

23

Мы полагаем, что в эту эпоху в монастыре Россано в практике был монастырский обряд студитского предания, как и во всех греческих монастырях Калабрии и Сицилии (ср. M. Аггаnz. Le Typicon du monastère du Saint-Sauveur à Messine, ОСА 185. Rome 1969). Этот евхологий, который воспроизводил даже топографические заметки о Константинополе, должен считаться свидетелем службы, совершаемой в этом городе, а не устава монастыря, где он был списан (ср. прим. 16).

24

I, III, VI и IX Час накануне Рождества и Богоявления и в Великую Пятницу.

25

К. Кекелидзе, Литургические грузинские памятники в отечественных книгохранилищах, Тифлис 1906. с. 143...

26

См. примеч. 10: Св. Крест 40 предполагает пение 25 антифонов в день; то, что, как мы увидим далее, не согласуется с рубриками Евхология.

27

Эта служба παννυχίς, как видно, была очень популярной, потому что она сохранена во многих евхологиях, предполагающих богослужение, уже полностью монастырское, например, в многочисленных славянских рукописах; она еще совершается у итало-греков во все пятницы года, вместо Повечерия. Полный текст παννυχίς так же, как τριτοεκτη : I. Φονντονλῆς, Tριθέκτη. ΙΙαννυχίς (Κείμενα λειτουργικῆς, I. II) Θεσσαλονίκη 1969; Α. Дмитриевский. II, с. 13–15 (Син. 956) и 9–12 (Син. 957); J. Mateos. Le Typicon. 11, p. 4, 204–209; 323. 311; наши гл. III. с. 69, и IV, с. 154. Сравн. также нашу статью в Or. Chr. Per. 1975: Les prières preshytérales de la Pannychis de l'ancien Еuchologe byzantin et la «Panikhida» des défunts (1974–75). Здесь: гл. V.

28

Мы отсылаем читателя по всему этому вопросу, касающемуся I Часа, а также по тексту молитв в различных кодексах, к нашей гл. IV.

29

Эти два исторических события наложили отпечаток на историю Византийской Церкви и вызвали как одно, так и другое, большие кризисы в церковной жизни; на совершении богослужения это не могло не отразиться. Два других исторических факта, в Иерусалиме и во всей Палестине, повлияли на развитие монастырской службы и в особенности на службу Типикона: разгромы Персов в 614 и Хакима в 1009.

30

В Арамейском Часослове (ср. прим. 3) служба I Часа уже имеет свою нынешнюю структуру, тогда как Утреня сокращена до той своей части, которая составляет предутреннюю службу (шестопсалмие и библейские песни); у нее не хватает второй части собственно утренней (Пс. 148–150, Слава в вышних и т.д.). I Час был службой 1-го часа дня, присущей традициям, в которых не было настоящей утренней службы после бдения в конце ночи. Именно так было у палестинских монахов по Иоанну Кассиану, О монастырских правилах (гл. 3); ср. J. Mateos, L'office monastique à la fin du IVe s.: Antioche. Palestine, Cappadoce. Oriens Christianus. 47 (1963), p. 53–88.

31

Cf. A. Strittmatter. Notes on the Byzantine Synapte, Traditio, 10 (1954) p. 51–108; J. Mateos, La célébration de la Parole dans la liturgie bvzantine, ОСА 191 (1971),p. 148–173.

32

Об этой молитве благословения см. гл. II. c. 43; гл. III. с. 85; гл. IV, с. 137, 143, 146, 150.

33

Ср. текст по Барберини 336 в гл. IV, с. 135–137; и у А. Дмитриевского, II, с. 62–63 (Син. 959).

34

В Ба молитвы главопреклонения не имеют заглавия; они оказываются как бы спаянными с молитвами отпуста, несмотря на диаконскии призыв, помещенный между ними.

35

Сравн. X. Матеос, Типикон. I, с. XXIV.

36

Гл. IV. с. 141–143; А. Дмитриевский. II, с. 36–37 (Син. 958).

37

Гл. IV. с. 144–146; А. Дмитриевский. II, с. 37–38 (Син. 958).

38

Гл. IV. с. 147–150; А. Дмитриевский. И. с. 38–39 (Син. 958).

39

Ср. прим. 11; гл. II. с. 57 и гл. III, с. 119.

40

Сравн. X. Матеос, Типикон. I. с. ΧΧΙΙΧΧΙΙΙ. 54; II, с. 220–221. 283–285; нашу гл. IV, с. 116.

41

Недостающая молитва – молитва 5-го антифона, осталась в киевской традиции; Гоар приводит ее в VARIAЕ LЕCTIONHS (ср. прим. 14); нашу гл. II, с. 44.

42

Французский перевод всех молитв Вечерни и Утрени, сохранившихся в современном Евхологии, находится в наших печатных статьях (см, примеч. 12) с. 87–103 и 411–433; сравн, Dimanche. Office selon les huit tons, Chevetogne. p. 69–74, 81 –82, 88; 102–112, 164–165; Е. Mercenier. La prière des églises de rite bvzantin. I. Chevetogne. p. 7–11, 19, 25; 101–109, 131.

43

Ср. прим. 14.

44

К Funk. Didascalia et Constitutiones Apostolorum I, Paderborn 1905. p. 544–48.

45

PG 31, 877; cp. J. Maleos. L'office monastique... (Прим. 28). p. 71–72.


Комментарии для сайта Cackle