Н.К. Смирнов

Период третий. Время от Константина Великого до VII Вселенского собора

Сооружение великолепных христианских храмов

Константин великий даровал христианской церкви не только свободу, но и гражданское полноправие. Покровительствуемая законом, церковь с этого времени бистро распространяется и соответственно своей внутренней силе, которую не могли и не могут одолеть врата самого ада, получает даже внешние преимущества перед другими, изживавшими подле неё, религиями. Для богослужебных собраний христиан, вместо темных и тесных подземелий, где·укрывались и молились верующие в дни тяжелых гонений, теперь начали размножаться открытые и величественные здания. Сам император, желая быть примерным и деятельным членом церкви, принимал живое участие в распространении христианских храмов.

Многие церкви, появившиеся у христиан в новую цветущую эпоху, обращены были в таковые из языческих храмов182. Это обращение могло вызываться с одной стороны желанием сохранить лучшие образцы древнего зодчества, а с другой – тем, чтобы подобно своим храмам и сами язычники поспешили отказаться от служения ложным богам и перешли в недра св. церкви.

Но языческие храмы по своему устройству не могли представлять достаточного удобства для христианских собраний. Назначаемые исключительно для божества, храмы у язычников большей частью были тесные, без окон, или с узкими отверстиями. В них вносились жрецами одни только дары, посвящаемые идолу, народ туда не входил, а стоял вне, около жертвенника183, на котором приносились кровавые жертвы. Христианское богослужение состоит в чтении и пении, которым должны внимать все верующие. Средоточием нашего богослужения вместо кровавых жертв служит установленная Христом Спасителем вечеря, которой обязаны причащаться также все истинные чада церкви. Поэтому и христианские храмы в противоположность языческим должны быть более или менее обширны, чтобы в них могли помещаться не только немногие ближайшие служители алтаря, но и целые собрания верующих. Языческие храмы не могли вполне удовлетворять этой цели и, если некоторые из них обращаемы были в церкви, то это наиболее вместительные или же распространенные. Но рядом с ними явились у христиан иные здания, наиболее удобные для богослужебных собраний. Этими зданиями были, так называемые, базилики.

Базиликой184 у язычников называлось частью известное отделение царских дворцов и даже фамильных у знаменитых патрицианских родов римских; но главным образом название базилики даваемо было особого рода общественным зданиям, устроявшимся подле общественных площадей (форумов) и служившим одновременно самым различным целям. План их имел продолговатую форму. Внутри базилика состояла из трех продолговатых зал. Средняя зала была самая большая, боковые же имели одинаковый меньший размер. Залы отделялись одна от другой колоннами. Над первым рядом этих колонн возвышался другой, сравнительно меньшего размера, образовывающий галереи, тянувшиеся поверх боковых зал на все их протяжение и окруженные балюстрадою. На верхний ряд колонн опирался плафон галерей и кровля средней залы. Средняя зала самая обширная и высокая заканчивалась полукругом со сводом – в виде хлебной печи. Жертвуемые императорами базилики при переходе зданий в христианские церкви приноровлялись легко к потребностям христианских собраний. В полукруге, заканчивавшем среднюю залу и называвшемся обыкновенно абсидом, ставился престол. За престолом, у стены, полукругом располагались седалища для епископа и сослуживших ему пресвитеров. Эта запрестольная часть называлась вообще пресвитерием. Весь абсид, отделенный решеткой, составлял алтарь. В передней части средней залы устанавливались амвоны для чтения евангелия и писаний, и для поучения народа. Остальное пространство в залах занимали верные. На галереях стояли женщины. Особенное удобство базилик для христианских собраний побудило христиан строить и вновь воздвигаемые церкви по образцу их с некоторыми дополнениями. Именно: к обеим сторонам абсида приделывали два отделения, назначавшиеся собственно для потребностей богослужения и сообщавшиеся с алтарем посредством внутренних дверей. Левое от алтаря; отделение называлось praeparatorium и служило для приготовления к таинству хлеба и вина, для принятия приношений и хранения их; правое же называлось diaconicum, и служило для священных книг и сосудов поручаемых охранению диаконов. Церкви такого рода и назывались даже базиликами185.

Христианские храмы размножались повсюду. Многие из них отличались величественностью постройки и богатством украшений. Императоры и епископы принимали в этом деле живейшее участие. Так, Константином и го матерью Еленой построены были церкви: в Иерусалиме, в Вифлееме, в Никомидии и других местах. Павлин, епископ Ноланский, соорудил великолепный храм в Тире. Но особенным усердием и искусством в построении церквей прославил себя император Юстиниан, Софийский храм, сооруженный этим императором в Константинополе, составляет замечательнейший памятник в области церковного зодчества. Громадность этой церкви изумительна: она имеет сорок саженей в длину и тридцать шесть в ширину. Здание увенчивается громадным куполом, высоко поднятым на столбах и арках. Четыре толстых столба, образовавшие средину здания,·сооружены из отборных громадных камней, с лицевой стороны полированных. Полы и перила галерей были из мрамора. Алтарь отделялся двенадцатью серебряными колоннами. Престол составлен был из золотых досок, из коих верхняя слита была с примесью других металлов и разноцветных, истолченных драгоценных камней. Над престолом возвышалась сень, утвержденная на четырех серебряных столбах и·арках. Соответственной драгоценностью и блеском отличались амвоны, решетки, вся утварь церковная. – Когда храм этот был окончен, Юстиниан, говорят, воскликнул: «я победил тебя, Соломон!»186

Византийское искусство не покончило созданием этого замечательного во всех отношениях монумента. Но он послужил образцом, по которому в последствии сооружаемы были храмы – так называемого – византийского стиля.

Необходимую принадлежность храмов составляли священныеизображения. Павлин, еп. Ноланский, изобразил на стенах одного храма лики святых и историю Есфири, Иова, Товии и Иудифи187. Блаж. Августин упоминает о живописном изображении Авраама, приносящего в жертву сына своего Исаака, об изображениях апостолов Петра и Павла188. В Софийском храме Юстиниана являются священные изображения из мозаики, составляющие великолепное украшение внутренности церкви. По золотому полю разноцветными кусками стекла были изображены между прочим в алтаре Божия Матерь в исполинском виде, сидящая на престоле с благословляющим Бого-Младенцем; по сторонам её апостолы: Петр и Павел; поверх её нерукотворенная икона Спасителя, с двумя ангелами по сторонам. В своде купола изображен был Спаситель, сидящий на радуге. Над большими входными дверями с запада внутри церкви также было изображение Спасителя, сидящего и благословляющего припавшего к ногам Его императора.

Умножение церковных обрядов

С размножением христианских храмов стала получать быстрое развитие обрядовая сторона богослужения. Владея политической свободой, церковь безбоязненно могла пользоваться всеми внешними формами, в которые облекалось поклонение Истинному Богу по мере того, как раскрывались внутреннее сознание и жизнь христианского общества.

Тому великолепию, с каким строились многие христианские храмы со времени Константина Великого, соответствовало торжественное освящение их, совершавшееся целым собором епископов и пресвитеров. Так, по свидетельству Евсевия, в освящении тирской церкви, построенной Павлином, принимали участие весьма многие пастыри189. Ермий Созомен190 утверждает также, что для освящения храма, который построен был на Голгофе, Константин Великий пригласил в Иерусалим всех епископов, бывших пред тем на соборе в Тире. Годовщина освящения церквей составляла равным образом праздник, сопровождавшийся многочисленным собранием богомольцев191.

С этого же времени входят во всеобщее употребление торжественные религиозные процессии или крестные ходы в великие праздники и литии, устраиваемые в годину общественных бедствий христиан того времени. Этими усиленными общественными молениями верующие испрашивали милостей Божиих, которые действительно и посылались им иногда даже чудесным образом. Так известно, что в Константинополе при патриархе Прокле, во время литии чрез одного отрока открыта была Трисвятаяпеснь, петая ангелами. В VIII в. жители Константинополя совершали литии по случаю нападения сарацин. С особенным усердием молились они иконе Богоматери, написанной по преданию Евангелистом Лукой и известной под именем Одигитрии. Молитвы их не остались напрасными. Раз, для совершения литийного моления греки подошли с св. иконой к морю, и как только краем иконы коснулись воды, внезапная буря, сопровождаемая огненным дождем с неба, частью сожгла, частью потопила сарацинские корабли192. В церкви иерусалимской еще в IV в. было обыкновение выходить в праздник Богоявления на Иордан, и здесь вспоминать крещение Спасителя. В последствии и другие церкви ввели обычай совершать 6-го января, в память крещения Господня великое водоосвящение на озерах, реках, колодцах, и т. п. – Подобное же водоосвящение, только в самой церкви, совершалось накануне Богоявления Господня для крещения оглашенных193. В богослужебных процессиях, совершавшихся вне храма, предносимы были: крест, укрепленный на древке или шпице и св. иконы.

Мощи св. угодников пользовались благоговейным почитанием. Царица Пульхерия, обретши мощи св. 40 севастийских мучеников, устроила для них драгоценную раку и повелела совершить в честь их общественное празднество с крестным ходом194.

Умножение праздников

С развитием христианского богослужения в цветущий период св. церкви умножаются её праздники, которые получают теперь возвышеннейший характер.

Существенную важность для свободной гласности христианского богослужения составляла гражданская санкция которую греческие императоры даровали воскресному дню и праздникам. Все мирские занятия, за исключением безотлагательных, должны были прекращаться в эти дни195. Запрещалось производство судебных дел, кроме самых необходимых и кроме дел христианской любви и милосердия, каково, например, освобождение рабов. Умножение христианских праздников было вызываемо, между прочим, особенными обстоятельствами древней церкви. Язычникам, массами переходившим в христианство, но не всегда по внутреннему влечению, конечно, тяжело было забыть и оставить свои любимые шумные празднества, глубоко укоренившиеся в их религиозной жизни. Церковь старалась дать им соответствующее удовлетворение посредством замены языческих праздников христианскими.

Праздник РождестваХристова во второй половине IV в. является общеизвестным и отправляется торжественно 25-го декабря196. К этому именно времени приурочен был названный праздник частью с той целью, чтобы искоренить некоторые языческие праздники, особенно – так называемые – сатурналии, отправлявшиеся в последних декабрьских числах, частью же потому, что время солнечного поворота с зимы на лето в царстве природы признано было наиболее приличным для празднования в царстве благодати явления небесного истинного Света в юдоль духовного мрака, какой облегал весь род человеческий перед пришествием Спасителя. Эта мысль высказывается у св. Григория Нисского, бл. Августина и св. Льва Великого.

Таким же всеобщим и торжественнейшим праздником во всем христианском мире считалось БогоявлениеГосподне (праздновавшееся 6-го января), как на это указывают слова, произнесенные в день праздника отцами IV века. Замечательно, что Богоявление упомянуто языческим писателем Аммием Марцелином (Ammien Marcellín) по случаю пребывания в Вене императора Юлиана богоотступника, который, притворяясь последователем втайне отвергаемого им христианства, праздновал Богоявление в одной из церквей названного города. За неделю до Пасхи праздновался «Вход Господень в Иерусалим». Отцы церкви IV века Иоанн Златоуст, Афанасий Великий и др. оставили нам свои слова с указанием на этот праздник. С IV-го же века начинает устанавливаться согласие церквей относительно времени празднования св. Пасхи. Известно, что в первые три века различные церкви праздновали пасху в разное время. Восточные церкви, особенно малоазийские, составившиеся большей частью из обращенных иудеев, праздновали христианскую пасху одновременно с иудеями именно 14-го числа первого месяца после весеннего равноденствия, хотя бы это число падало и на невоскресный день. Западная же церковь считала неприличным совершать пасхальное торжество в одно время с иудеями, и праздновала пасху в первый воскресный день после иудейской пасхи. Это разногласие повело к спорам, кончившимся на 1-м вселенском соборе, который дал постановление праздновать пасху после иудеев и непременно в день воскресный, как праздновала ее римская церковь. Александрийский патриарх должен был ежегодно нарочитыми посланиями извещать все церкви о времени празднования пасхи. Эти послания, известные под именем пасхальных, рассылаемы были в праздник КрещенияГосподня197. Впоследствии составлен был, так называемый пасхальный круг (на несколько сот лет), который наперед давал знать о времени празднования пасхи и других подвижных праздников.

Происхождение праздника ВознесенияГосподня без сомнения восходит к глубокой древности; потому что в IV веке он является уже общеизвестным. Св. Иоанн Златоуст в одном из своих слов на Вознесение Господне называет его славными светлым праздником. Апостольские постановления относят этот праздник к числу великих торжественных праздников христианских. «Вознесение Иисуса Христа, по словам их, должно быть празднуемо как довершение домостроительства Христова»198. Бл. Августин возводит празднование ВознесенияГосподня к временам апостольским199. В такой же глубокой древности получил начало, свое праздник, известный под именем Пятидесятницы. О нем упоминают: Ориген200, Тертуллиан201, Григорий Назианзен202, Постановления апостольские и др. Епифаний думает, что именно праздник Пятидесятницы разумеется в словах книги «Деяний апостольских»: суди Павел мимо итиЕфес, яко да не будет ему закоснети во Асии, тщашебося, аще возможнобудет, в день пятьдесятный бытиво Иерусалиме (Деян.20:16)203. В IV в. положено было начало празднованию ВоздвижениякрестаГосподня после того, как целым собором епископов (в 335 г.) торжественно освящен был храм, построенный Константином Великим в Иерусалиме, – на месте обретения св. креста204.

Праздник "Сретения Господня« сделался общераспространенным в IV в. Древние летописцы свидетельствуют, что император Юстиниан постановил всюду торжественно праздновать «Сретение Господне» по случаю общественных бедствий (моровой язвы, землетрясения и пр.), постигавших в то время Восточную Империю205. Но в некоторых церквах Сретение Господне праздновалось и в более раннее время. Иерусалимская церковь совершала его еще в половине V-го века206.

К VI же веку относится древнейшее свидетельство о празднике «ПреображенияГосподня». В жизни Саввы Освященного, написанной в царствие Юстиниана, замечается, что повеление императора Юстина (518 г.) о принятии правил Халкидонского собора в церкви иерусалимской объявлено было 6-го августа в праздник Преображения Господня. В VIII в. восточная церковь праздновала Преображение Господне повсюду также торжественно, как оно празднуется в настоящее время. Но в западной церкви этот праздник сделался общеизвестным не ранее XV-го века207.

Великие праздники в честь Пресвятой Богородицы имеют относительно позднейшее происхождение. Начало праздника РождестваБогородицы относится к V веку. О нем упоминается в служебниках папы Геласия (492–496 г.) и папы Григория Великого (†604). В VI в. праздник распространен повсюду, как на востоке, так и на западе. В каноне, который доселе поется в нашей церкви, св. Андрей Критский ясно говорит, что весь мир торжествует рождество Царицы Девы. – Установление праздника Введениявохрампресв. Богородицы относится,·по свидетельству Симеона Метафраста (жившего в X в.), к VIII веку. – Ясное указание на Праздник БлаговещенияПресв. Богородицы встречается у Анастасия, патриарха антиохийского в VI веке. О празднике УспенияБогородицы упоминается в служебнике папы Геласия. В VI в. он известен был всем церквам восточным и западным.

Праздники святых угодников Божиих встречаются нам с IV века. На гробах мучеников древние христиане строили храмы, приносили бескровную жертву, говорили похвальные слова (Злат., Василий Вел., Лев В., Амвросий, Августин). В IV в. праздновалась память апостолов: Петра и Павла, апостола Андрея, Иоанна крестителя, мучеников – Стефана, Лаврентия и др.

Заботливость пастырей церкви этого времени о сохранении порядка, состава и духа, дошедших до них от прежнего времени церковных служб

При умножении церковных обрядов и праздников, пастыри церкви однакож ревностно заботились о неизменном сохранении порядка, состава и духа, дошедших до них от прежнего времени церковных служб. Все, что привходило в состав Богослужения, относилось только к большему его развитию, или к установлению большей определенности и единства в совершении его. Но сущность Богослужения и его составные части оставались неизменно в том виде, в каком установлены они И. Христом и апостолами. Для охранения чистоты церковных служб от несвойственной христианскому духу примеси, было постановлено, чтобы никакая новая молитва, никакая песнь не входила в церковное употребление без предварительного одобрения епископского или соборного208. Так Григорий Назианзин повествует, что молитвы, составленные Василием Великим, вошли в богослужебное употребление с соизволения епископа Евсевия. Карфагенский же собор, бывший в 407 году, постановил, чтобы только те молитвы и песнопения были принимаемы церквами, которые одобрены собором209. Подобные постановления, ограничивающие произвол в изменении богослужебного порядка, имели весьма важное значение в виду множества еретических заблуждений, проводниками которых служили, между прочим, гимны и песни, составлявшиеся отступниками веры210.

С той же целью охранения церковных служб от произвольных искажений пастыри начали составлять богослужебные книги, которыми частные церкви должны были руководствоваться в совершении различных служб церковных. – Таков, напр. был сакраментарий папы Геласия (V в.), содержащий в себе: чинопоследование всех таинств; церковный год, в котором каждому дню усвоено особенное чтение из Писания; перечень праздников христианской церкви.

С особенной заботой старались пастыри церкви сохранить установленный глубокою древностью порядок в совершении важнейшей церковной службы – божественной литургии. Уже то обстоятельство, что древние литургии восточных и западных церквей в своих догматических основах, в главных составных частях, равно как в общем порядке священных действий, имеют единство между собою, бесспорно, заставляет отнести определенный первообраз их к тому времени, когда все христиане собирались в одно общее место. Еще Климент Римский и Игнатий Богоносец говорят об определенном порядке, в котором должно быть совершаемо богослужение. Литургический порядок и сущность молитв, как приводятся то и другое у Иустина мучен. и в Постановлениях апостольских, совершенно согласны с содержанием дошедших до нас литургий. Но внешняя так сказать, формальная сторона разных литургий не имеет строгой общности и определенности. В этом отношении почти каждая церковь имела свою особенную литургию. Так иерусалимская церковь совершала литургию, преданную ей апостолом Иаковом, в александрийской церкви существовала литургия апостола Марка, в Медиолане известна была литургия еп. Амвросия и проч.211. Пастыри местных церквей имели обыкновение снабжать дошедшие до них литургии своими собственными дополнениями212. Такая свобода (особенно при появлении ересей) могла повести к искажению самых существенных оснований литургии, или же могла привнести в состав её такие прибавления, которые совершенно чужды христианскому духу. В виду этого церковь вынуждена была с одной стороны ограничить частный произвол в деле изменения и дополнения чина литургии; а с другой – привести разнообразные литургии местных церквей к возможному единству. В западной церкви папа Геласий на римском соборе (в V в.) постановил именно, чтобы литургия не подвергалась никаким изменениям. На востоке же начала входить во всеобщее употребление литургия, составленная Василием Великим (†380), и сокращенная потом св. Златоустом. – Чин литургии, известной под именем Златоустовой, без сомнения есть тот самый, который Константинопольская церковь приняла из рук своего архипастыря. В беседах св. Златоуста встречаются почти все части, входящие в состав литургии, носящей его имя.

* * *

1

Составлено главным образом по руководству сочинения: Liturgik von Dr. Luft Mainz. 1847

182

Так напр. обращены были в церкви языческие храмы Диониса и Сераписа – в Александрии (Церк. истор. Созомена, кн. VII, гл. 15).

183

Христ. чт. 1829 г. ч. 34, стр. 171.

184

Базилика – слово греческое (означающее царский дом).

185

Лашкарева, Религ. монум. Киев. 1866.

186

Там же стр. 59.

187

Paulin. natal. IX Felicis.

188

Август., Против Фавста, кн. 22, гл. 73. – О согл. еванг. кн. 1, гл. 10.

189

Церк. ист. Евс. кн. 10 гл. 4.

190

Историк V века.

191

Созом. Церк. ист. кн. 2, гл. 25.

192

Викентия, кн. 23, гл. 147.

193

В последствии, когда не стало оглашенных, и это водоосвящение обращено в воспоминание крещения Господня.

194

Код. Юст. кн. 3, ст. 12, – о праздн.

195

Код. Феод. кн. 2, ст. 8, о праздн. зак. 1.

196

В восточной церкви до времени Иоанна Златоуста Рождество Христово праздновалось в один день с Богоявлением Господним 6-го января, как это можно видеть из свидетельств Кассиана (Gollat. X. с. 10), св. Епифания (Exposit. fid. XXII), Златоуста (Homil. XXI de natal. Ghristi). Но в 386 г. св. Златоуст говорил слово на Рождество Христово уже 25 декабря. В основании совместного празднования двух событий из жизни И. Христа, рождения и крещения Его, лежала мысль, что Спаситель, до крещения не был известен миру, как Сын Божий; но при крещении небесный глас открыл Его божественное достоинство. Эта мысль высказывается и у отцов церкви, напр. Василия Великого, Иоанна Златоуста.

197

См. Cassian. Coll. X. с. II. Некоторые из этих посланий дошли до нас; таковы послания св. Дионисия Ал., св. Афанасия, св. Кирилла Ал. и др.

198

Кн. VIII, гл. 33.

199

Письмо 118 к Януарию.

200

Прот. Цельса, кн. XIII.

201

Об идолож. XIV.

202

Слово 44 на Пятид.

203

Ветринского, Пам. христ. древн. т. V. стр. 47.

204

Созом. Церк. ист. кн. 2, гл. 1 и 26.

205

Paul. Diac. XVI.

206

Жизнь св. Феодосия, Архимандрита (V-го в.) напис. в VI в. Здесь заметим, что хотя беседы на Сретение Господне встречаются у отцов IV (напр. св. Златоуста) и даже III в. (напр. у св. Мефодия Патарского), но они не могут служить достоверным свидетельством того, что праздник совершался уже в III или IV веке. Известно, что в древней церкви книги свящ. писания изъясняемы были в порядке дневных чтений и даже в последовательном порядке содержания самых книг без применения ко времени. Поэтому пастыри могли беседовать и о событии сретения Господня не потому, чтобы оно было торжественно празднуемо, а только потому, что оно составляло предмет дневного евангелия или же стояло на очереди. Эго замечание всегда должно иметь в виду при суждении о древности наших праздников. Само собою, разумеется, что оно не может быть распространяемо на те слова, в которых ясно говорится о том, или другом празднике.

207

Martigny, Dictionnaire des antiquit chrét.

208

См. Григ. наз. реч. 20 в похв. Васил.

209

Прав. 6.

210

Составлением таких песней занимались, например, Арий; Вардесан; Армоний и др.

211

Представленная нами выше литургия из апост. пост., по мнению некоторых, совершалась в Антиохии.

212

Так напр. литургия ап. Иакова дошла до нас с прибавлениями из позднейших времен.


Источник: Краткий очерк истории христианского богослужения до VII Вселенского собора / Сост. применительно к семинарской программе литургики Н. Смирнов, учитель Пензенской дух. семинарии. - Пенза : Губ. тип., 1873. - 86 с.

Комментарии для сайта Cackle