профессор Сергей Сергеевич Аверинцев

Из Ветхого Завета

Книга Иова

1 И был человек в земле Уц, и звался он Иов; и человек этот был прост, и праведен, и богобоязнен, и далек от зла.

2И родилось у него семеро сыновей и трое дочерей; 3имения же было у него семь тысяч овец, и три тысячи верблюдов, и пятьсот пар волов подъяремных, и пятьсот ослиц, и челяди весьма много. И был человек этот велик между всеми сынами земли восточной.

4И сыновья его имели обыкновение сходиться, и каждый в день свой давал пир в доме своем; и посылали они за тремя сестрами своими, и звали их есть и пить вместе. 5Но когда дни пира совершали круг свой, тогда посылал Иов за сынами своими и творил над ними очищение; рано утром вставал он и возжигал искупительную жертву по числу их. Ибо говорил Иов:

«Может статься, погрешили сыны мои

и похулили Бога в сердце своем?»

И так делал Иов во все дни.

6И был день, когда пришли Сыны Божьи, чтобы предстоять Господу; и Противоречащий пришел с ними.

7И вопросил Господь Противоречащего: «Отколе приходишь ты?»

И ответствовал Господу Противоречащий, и сказал:

«От обхода земли,

от скитаний по ней».

8И вопросил Господь Противоречащего:

«Приметило ли сердце твое

раба Моего,

Иова?

Ведь нет на земле мужа, как он:

прост, и праведен,

и богобоязнен, и далек от зла!»

9И ответствовал Господу Противоречащий, и сказал:

«Разве не за мзду богобоязнен Иов?

10Не Ты ли кругом оградил его,

и дом его,

и все, что его?

Дело рук его Ты благословил,

разошлись по земле его стада.

11Но – протяни-ка руку Твою,

дотронься до всего, что есть у него;

разве не похулит он Тебя

в лицо Тебе?»

12И сказал Господь Противоречащему:

«Вот – все, что его, в руке твоей;

лишь на него не простри руки твоей!»

13И был день, когда сыновья и дочери Иова ели и пили вино в доме брата своего первородного.

14И приходит к Иову вестник, и говорит:

15«Орали на пашне волы,

и ослицы подле паслись,

как напали савеяне

и взяли их,

а отроков сразили острием меча,

и спасся я один, дабы известить тебя!»

16Он не кончил, как приходит другой и говорит:

«Огонь Божий ниспал с небес,

овец и пастухов попалил и пожрал;

и спасся я один, дабы известить тебя!»

17Он не кончил, как приходит другой и говорит:

«В три отряда халдеи сошлись,

и напали на верблюдов,

и взяли их,

а отроков сразили острием меча,

и спасся я один,

дабы известить тебя!»

18Он еще не кончил, как приходит другой и говорит:

«Сыны твои

и дочери твои

ели и пили вино

в доме брата своего первородного;

19и вот великий вихрь

с того края пустыни пришел,

и сотряс он четыре угла

дома того,

и пал дом на юных, и они мертвы;

и спасся я один,

дабы известить тебя!»

20И тогда встал Иов, и разодрал ризу свою, и обрил главу свою, и повергся на землю, и преклонился, 21и сказал:

«Наг вышел я из родимых недр

и наг возвращусь назад.

Господь дал, Господь взял –

благословенно имя Господне!»

22При всем этом не погрешил Иов и не оказал Богу никакого неподобия.

2 И был день, когда пришли Сыны Божьи, чтобы предстоять Господу, и Противоречащий пришел с ними, чтобы предстоять Господу.

2И вопросил Господь Противоречащего:

«Отколе приходил ты?»

И ответствовал Господу Противоречащий, и сказал:

«От обхода земли,

и от скитаний по ней».

3И вопросил Господь Противоречащего:

«Приметило ли сердце твое

раба Моего

Иова?

Ведь нет на земле мужа, как он:

прост, и праведен,

и богобоязнен, и далек от зла.

И доселе тверд он в простоте своей;

а ты наущал Меня на него,

ища погубить его без вины!»

4И ответствовал Господу Противоречащий, и сказал:

«Кожа за кожу! –

и все, что имеет муж,

отдаст он за жизнь свою.

ы5Нет – протяни-ка руку Твою,

дотронься до кости его

и плоти его:

разве не похулит он Тебя

в лицо Тебе?»

6И сказал Господь Противоречащему:

«Вот – он в руке твоей;

лишь дыханье его сохрани!»

7И отошел Противоречащий от лица Господа, и поразил Иова злыми язвами от подошвы стопы его по самое темя его.

8И взял Иов черепок, чтобы соскребать с себя гной, и сел среди пепла.

9И говорила ему жена его:

«Ты все еще тверд в простоте твоей?

Похули Бога – и умри!»

10Но он сказал ей:

«Словно одна из безумных жен,

так молвила ты!

Приемлем мы от Бога добро –

ужели не приемлем от Него зло?»

При всем этом не погрешил Иов устами своими.

11И прослышали трое друзей Иова о всех несчастьях, что постигли его, и пошли они каждый из места своего: Элифаз из Темана, и Билдад из Шуаха, и Цофар из Наамы; и сговорились они идти к нему вместе, чтобы соболезновать ему и утешать его.

12И когда они издали подняли глаза свои, они не узнали его. Тогда возвысили они глас свой, и возрыдали, и разодрал каждый ризу свою, и метали они прах на главы свои, к небу. 13И сидели они при нем на земле семь дней и семь ночей; и никто не говорил ему ни слова, ибо видели они, что скорбь его весьма велика.

3 После этого отверз Иов уста свои и проклял день свой. 2И начал Иов, и сказал:

3«Да сгинет день, в который рожден я,

и ночь, что сказала: «зачат муж!»

4День тот – да будет он тьма,

Бог с высот да не взыщет его,

да не сияет ему свет!

5Смертная тень да емлет его,

да обложит его мгла,

затмение да ужаснет!

6Ночь та – да обладает ею мрак,

Да не причтется она к дням годовым,

в месячный круг да не войдет!

7Ночь та – да будет неплодна она,

да не звучит в ней веселья клик!

8Да проклянут ее клянущие день,

те, что храбры Левиафана ярить!

9Да тмятся звезды утра ее,

пусть ждет лучей, но они не придут,

пусть не узрит зениц зари, –

10за то, что не затворила родимых недр,

не сокрыла горя от глаз моих!

11Зачем не умер я при исходе из чрева

и не сгинул, выйдя из недр?

123ачем колени держали меня,

к чему питали меня сосцы?

13–16Как недоноску, не жить бы мне,

как младенцам, что не зрели свет!

Тогда лежал бы я, дремля,

спал бы и был в покое,

14среди царей и советных вельмож,

что зиждут себе строенья гробниц,

15среди князей, у которых злато,

полнящих серебром домы свои.

17Там кончается ярость злых,

там отдыхает, кто утомлен;

18узники в кругу своем не знают тревог,

не слышат голоса палача;

19малый и великий там равны,

пред господином волен раб.

20На что Он дает страдальцу свет

и жизнь тому, кто душой удручен,

21 кто хочет смерти, и нет ее,

кто рад бы добыть ее, как клад,

22до восторга бы возликовал

и восхитился, обретя гроб, –

23мужу, чей путь скрыт,

кому поставил преграду Бог?

24Вместо хлеба моего мне вздохи мои,

и льются, как воды, стоны мои,

25ведь чего я ужасался

и чего я боялся, приходит ко мне.

26Нет мне затишья, и нет мне покоя,

и нет мне мира,

но пришла смута!»

4 И ответствовал Элифаз из Темана, и сказал:

2«Попытаешь слово – тебе досадишь;

но в чьих силах сдержать речь?

3Бывало, многих ты вразумлял,

возвращал ослабевшей длани мощь,

4поднимало падшего слово твое,

и колено дрожащее ты укреплял.

5А дошло до тебя – и ты без сил,

коснулось тебя – и ты смущен?

6Не страх ли Божий – надежда твоя»

не праведность ли твоя – упованье твое?

7Припомни: когда чистый погиб

и где справедливый был стерт?

8Насколько я видел, пахарь беды

и сеятель зол пожнут посев.

9От дуновенья Божья сгинут они,

истают от дыханья гнева Его.

10Глас льва, и рычащего зык,

и зубы львят исчезнут;

11и погиб без добычи ярый лев,

и рассеяны отродья львицы.

12И прокралось слово ко мне –

лишь отзвук до уха дошел –

13при раздумьях от видений, в ночи,

когда сон людей бывает глубок;

14схватил меня страх, и дрожь

кости мои сотрясла,

15и овеял лицо мое дух,

и дыбом поднялись власы.

16И стал пред очами зрак, –

не распознать вида его, –

лишь повеяло, и слышу слова:

17"Человек ли пред Богом прав,

пред Творцом своим чист ли муж?

18Вот, не верит Он и Слугам Своим,

и в Ангелах обличает порок.

19Что сказать о тех, чей дом

из глины и стоит на пыли?

Их раздавят, как моль,

20к вечеру их рассекут,

они сгинут – не приметит никто.

21Исторгается у шатра их вервь,

и не в мудрости умирают они».

5 Взывай же! Кто даст ответ?

Кого из Святых призовешь?

2Так, глупца убивает гнев,

и неискусного губит пыл.

3Я видел: возрастал глупец,

но вдруг иссохла пажить его;

4нет счастья его сынам,

у врат их бьют, не поможет никто,

5и жатву их алчный пожрал,

и снопы их бедность берет,

скудость съедает добро.

7Не из праха растет беда,

и не из почвы восстает скорбь;

но рожден человек страдать,

как искры – возлетать ввысь.

8Но я бы к Силе Божьей воззвал

и Богу вверил бы дело мое,

9Творящему скрытое от ума

и дивные без меры дела,

10Даюшему дождь на лицо земли,

Посылающему воды на лицо полей,

11Возвышающему тех, кто пал, –

и спасаются те, кто скорбят, –

12Разрушающему умысел хитрецов,

так что руки их затеянного не совершат,

13Уловляющему лукавцев в их же сеть, –

и умысел мудрых посрамлен:

14среди бела дня найдет на них мрак,

и в полдень собьются они с пути;

15Бог избавляет от меча, и от лжи,

и от рук насильников того, кто нищ, –

16и немощному надежда есть,

и злоба затворяет свои уста.

17Так,

блажен, кого обличит Бог,

и наказанья от Крепкого не отвергай!

18Ибо Он уязвит, и Он исцелит,

Он бьет, и врачуют руки Его.

19В шести бедах спасет тебя,

и в седьмой не коснется тебя зло;

20голод избавит от смерти тебя

и на войне – от силы меча.

21 От злого языка будешь укрыт,

и не убоишься прихода нужды.

22Нужде и гладу посмеешься ты,

и зверя земли не страшись:

23ибо с камнями поля у тебя союз,

и зверь поля в мире с тобой.

24И узнаешь, что дом твой цел,

оглядишь двор твой – и ущерба ни в чем

25и узнаешь, что обильно потомство твое,

и отпрыски твои, как трава земли.

26Созрев до конца, сойдешь ты в гроб,

как сноп, что собран во время свое.

27Ибо вот,

мы это испытали, и верно все;

услышь и ты и заметь для себя!»

6 И ответил Иов, и сказал:

2«Если бы взвесить скорбь мою

и боль мою положить на весы!

3Тяжелее она, чем песок морей;

оттого и дики слова мои!

4Ибо стрелы Крепкого настигли меня,

и дух мой ядом их напоен,

и ужасы Божьи мне грозят.

5Ревет ли дикий осел на траве,

и мычит ли бык над кормом своим,

6и пресное ли без соли едят»

и есть ли вкус в белке яйца?

7Да, чем гнушается душа моя,

то дано мне в тошную пищу мою!

8О, когда бы сбылась просьба моя

и надежду мою исполнил Бог!

9Соизволил бы Он сокрушить меня,

простер бы руку Свою сразить меня!

10Тогда была бы отрада мне,

и я веселился бы средь муки злой!

Ибо слов Святого не предал я,

11Что моя сила, чтоб терпеть и ждать,

и что моя цель, чтобы длить жизнь?

12Разве твердость камней – твердость моя

и разве из меди плоть моя!

13Не ушла ли помощь моя от меня

и разве осталась опора мне?

14Кто друга своего не жалеет в беде,

тот оставляет пред Крепким страх.

15Ненадежны братья мои, как поток

и как вешние воды, что скоро сойдут.

16Ручьи мутнеют от талого льда

и принимают в себя снег, –

17но в летнее время пропадают они

и в жару исчезают с лица земли.

18Люди отходят от пути своего,

заходят в пустыню и гибнут там:

19караваны из Темы ищут ручей,

путники из Савы уповают на него,

20но посрамлены они в надежде своей,

приходят на место и терпят стыд.

21Вот что стали вы для меня!

Увидели ужас, и страх вас взял.

и заплатите за меня от ваших щедрот»?

23Говорю ли: «Вырвите из рук врага,

из рук злодеев искупите меня»?

24Вы наставьте меня, и я замолчу;

и в чем я неправ, скажите мне!

25Разве обидит правдивая речь?

Но что укоризна одного из вас?

26Думаете ли словами вершить суд,

а слова отчаявшегося – ничто?

27Вы мечете жребий о сироте,

и друга своего продаете вы

28Ныне соизвольте вглядеться в меня:

что же, лгу ли я вам в лицо?

29Отступитесь, да не будет зла,

отступитесь же – ведь я прав!

30Разве на языке моем ложь,

не распознает худого моя гортань?

7 Не повинность ли несет человек на земле,

и не срок ли наемника – срок его?

2Как раб, что изнывает по тени ночной,

и наемник, что ждет платы своей,

3так и я принял месяцы зла,

и ночи скорби отсчитаны мне.

4Ложась, думаю; «Скорей бы мне встать!» –

и ворочаюсь от вечера до утра.

5В червях и язвах тело мое,

и на коже моей струп и гной.

6Мелькают мои дни, как ткацкий челнок,

и без упованья спешат к концу.

7Вспомни, что дуновение – жизнь моя;

уж не видать счастья глазам моим!

8Видящий больше не увидит меня:

воззрят Твои очи, а меня – нет.

9Редеет облако, уходит оно:

так сошедший долу не выйдет вспять.

10В дом свой не вернется он,

и место его не вспомнит о нем.

11Потому не удержу я уст моих,

и в утеснении духа моего скажу,

и пожалуюсь в удручении души моей!

12Разве я пучина и разве я Змий,

что Ты приставляешь ко мне дозор?

13Чуть помыслю: «Утешит меня постель моя,

и подымет мою горесть ложе мое», –

14как Ты снами ужасаешь меня

и наводишь на меня морок ночной!

15Не дышать хотела бы моя душа;

лучше смерть, чем моя боль!

16Довольно с меня! Не вечно мне жить.

Отступи от меня! Мои дни – вздох.

17Что есть человек, что Ты отличил его,

занимаешь им мысли Твои,

18каждое утро вспоминаешь о нем,

испытуешь его каждый миг?

19Когда отведешь Ты от меня взор,

отпустишь меня сглотнуть слюну?

20Пусть я погрешил, –

Тебе что я сделал, Соглядатай мой?

Зачем Ты поставил меня, как цель для стрел,

и сам для себя я в тягость стал?

21Почему Ты не простишь мой грех

и не взглянешь мимо вины моей?

Ибо ныне во прах ложусь я:

будешь искать меня, а меня – нет».

8 И отвечал Билдад из Шуаха, и сказал:

2«Долго ты будешь говорить так?

Шумный ветер – твои слова!

3Ужели суд Свой извращает Бог

и Крепкий извращает правду Свою?

4Погрешили пред Ним сыны твои,

и во власть вины их предал Он их.

5Но если взыскуешь Бога ты

и с мольбою Крепкого призовешь

6и если чист и праведен ты, –

Он нынче же встанет над тобой

и умирит место твоей правоты;

7и если начало твое мало,

то велик будет твой конец!

8Расспроси-ка старинных людей

и вникни в то, что дознали отцы;

9ведь вчерашние мы, у нас знанья – нет,

ибо наши дни на земле – тень.

10Не поучат ли они, не вразумят ли тебя,

из сердца своего не извлекут ли слова?

11«Растет ли тростник, где топи нет,

и встает ли камыш, где нет воды?

12Еще он свеж, не созрел для ножа,

как вдруг сохнет прежде всех трав.

13Вот участь тех, кто о Боге забыл,

и надежда отступника придет к концу –

14на нити висит упование его,

и безопасность его – как ткань паука:

15о6опрется о дом свой – и не устоит,

схватится за него – и рухнет с ним.

16Вот он возрастает в полном соку,

за сад тянутся ветви его,

17корни его оплели скалу

и между корней пробили путь, –

18но когда вырвут его с места его,

его место скажет. «Не знаю тебя!»

19Вот радость пути его!

А другие вырастают из земли».

20Вот, Бог не отвергает того, кто прост,

и не держит руку творящих зло.

21Он еще наполнит смехом твой рот

и ликованьем твои уста.

22Ненавидящие тебя оденутся в стыд,

и шатра нечестивых больше нет!»

9 И отвечал Иов, и сказал:

2« Воистину, знаю, что это так:

но будет ли человек пред Богом прав?

3Если б захотели судиться с Ним,

из тысячи ни один не даст ответ.

4Мыслью мудр, силой могущ, –

кто спорил с Ним и остался здрав?

5Он горы движет, неслышно как,

и рушит их во гневе Своем;

6Он сдвигает землю с места ее,

и дрожат устои ее;

7Он молвит солнцу, и не светит оно,

и держит звезды под печатью Своей;

8Он один простирает небеса

и превыше морей совершает путь;

9Он создал Медведицу и Кесиль,

Семизвездье и домы южных планет;

10дивны и непостижны дела Его,

и чудесам Его нет числа!

11Вот, пройдет Он предо мной, и не увижу Его,

пронесется мимо, и не примечу Его;

12вот, схватит, и кто возбранит Ему?

Кто спросит Его: «Что творишь?»

13Гнева Своего не сдержит Бог.

слуги Рахава падут пред ним!

14Что я? Мне ли отвечать Ему,

для спора с ним подбирать слова?

15Пусть правда – моя, но я смолчу,

должен умолять Судью моего,

16Если б звал я и явился Он,

я не верю, что Он бы слушал меня.

17В вихре налетел Он на меня,

без вины умножил раны мои,

18не дает мне перевести дух,

но горечью пресыщает меня!

19Если дело в силе – могущ Он;

а если дело в правде – кто рассудит меня?

20Пусть прав я – осудят Его уста,

пусть прост – но Он отыщет вину.

21Правда моя! Мне все равно»

не нужна мне моя жизнь!

22Да, все едино, говорю я:

простец иль злодей – обоим казнь!

23Когда убивает Его бич,

ужасу невинных смеется Он.

24Предал Он землю во власть злых,

завесил лица судей земли;

а если не Он, кто еще?

25Быстрей гонцов бегут мои дни,

доброго не видя, уходят прочь,

26несутся, как легкие ладьи,

как орел, что летит на добычу свою!

27Сказать ли: «Забуду мою печаль,

изменю лицо и буду бодр»?

28Дрожь меня берет от моих бед –

знаю, не оправдает Он меня!

29Все равно буду виновен я;

для чего же напрасно томлюсь?

30Когда бы талым снегом омылся я.

и щелоком очистил руки мои.

31и тогда бы Ты в яму погрузил меня,

и побрезговали мной одежды мои!

32Ведь не человек Он, как я, чтоб ответить Ему,

чтобы вместе нам предстать на суд.

33Между нами посредника нет,

чтоб руку возложить на обоих нас.

34Пусть уберет Он от меня розгу Свою,

чтоб угроза Его не ужасала меня –

35тогда стану говорить, не страшась Его:

дело мое неладно идет!

10 Тошной стала мне моя жизнь!

Жалобам моим волю дам,

в горечи души моей заговорю!

2Скажу Богу: не засуживай меня,

открой, за что Ты на меня напал?

3Что за выгода Тебе неправду творить,

отвергать творение Твоих же рук,

а над умыслом злых являть свет?

4Разве плотские очи у Тебя

и разве зришь Ты, как зрит человек;

5разве дни Твои, как человека дни,

и, как дни мужа, – годы Твои, –

бчто Ты допытываешься о моей вине

и о грехе моем чинишь сыск,

7хоть ведомо Тебе, что невинен я?

А из Твоих рук не избавит никто.

8Твои руки дали мне вид;

а после Ты обернулся – и меня сгубил!

9Вспомни, что из глины Ты создал меня –

а ныне возвращаешь меня в прах!

10Не Ты ли вылил меня, как молоко,

и, как творог, сгустил меня?

11Кожей и мясом Ты облек меня,

костями и жилами скрепил Ты меня,

12жизнь и милость даровал Ты мне,

и я дышал, Тобою храним.

13Но вот что скрывал Ты в сердце Твоем –

знаю, вот что у Тебя на уме:

14Ты выследишь меня, чуть погрешу,

и больше мне чистым не быть!

15Если виновен я – горе мне!

А если прав я – мне головы не поднять;

я насыщен стыдом и горем пьян.

16Чуть ободрюсь, Ты травишь меня, как льва,

противу меня дивно велик;

17послуха за послухом выводишь Ты,

умножаешь ярость Твою,

и новая рать на меня идет!

18Зачем Ты из чрева вывел меня?

Пускай бы я умер, не увиден никем,

19как будто и не было меня,

из утробы в могилу перенесен!

20Вот, недолги дни мои!

Отступи ж от меня и дай вздохнуть,

21прежде, чем без возврата уйду

в страну, где мрак и смертная тень,

22где темная темень и мерцает мгла,

в ту неустроенную страну,

где даже и самый свет – тьма».

11 И отвечал Цофар из Наамы, и сказал:

2«Разве суеслову не найдется ответ

и сильный в речах останется прав?

3Похвальба твоя заткнет ли людям рты,

чтобы ты без помехи глумиться мог,

4говоря: «Верно учение мое,

и чист я в глазах Твоих»?

5Однако! Если бы заговорил Бог,

и отверз для Тебя уста Свои,

6и тайны премудрости возвестил

вдвое больше увидел бы ты

и понял, что Бог для тебя

оставил без кары часть грехов!

7Глубины Божьи измеришь ли ты,

познаешь ли Крепкого до конца?

8Он выше небес – что сможешь ты?

Глубже преисподней – что знаешь ты?

9Протяженней земли мера Его,

пространнее, чем моря.

10Если пройдет Он и в темницу запрет,

созовет суд – кто возбранит?

11Ибо ведает лукавых Он, и видит порок,

и не оставит его.

12Пустоголовый наберется ума,

и запомнит науку дикий осел.

13Если ты управишь сердце твое

и к Нему прострешь руки твои, –

14удалишь скверну с руки твоей,

из шатра твоего прогонишь порок,

15тогда вознесешь беспорочно лицо твое,

не убоишься и будешь тверд.

16Так, ты позабудешь скорбь свою;

она будет для тебя, как вода, что ушла.

17Светлее полудня воссияет жизнь,

и утренним светом озарится мрак.

18Будешь спокоен и надеждой богат;

ты огражден отовсюду, чтоб в мире спать;

19возляжешь, и грозящего тебе нет,

и многие будут угождать тебе!

20Между тем истают очи злых,

и убежище их падет,

и надежда их – смертный вздох».

12 И отвечал Иов, и сказал;

2« Воистину, люди, – вы одни,

и вместе с вами мудрость умрет!

3Но у меня есть ум, как у вас, –

и кто же не знает того, что вы?

4Смешон я стал для друга моего –

я, кто к Богу взывал, внимаем Им;

да, смешон праведный и простой!

5Кто в покое, смеется чужой беде,

толкает того, чья нога скользит!

6Благополучны разбойничьи шатры,

раздражающие Бога имеют покой,

потому что им Бог – сила их.

7Но спроси-ка у скота – он скажет тебе;

у птицы – и она возвестит тебе;

8у земли – и она вразумит тебя;

и поведают тебе рыбы морей, –

9есть ли тот, кто не узнал бы от них,

что это все сотворил Господь,

10в чьей руке – дыхание всего, что живет,

и всякой плоти дух?

11Не пробует ли ухо слова, как рот,

что отведывает вкус яств?

12Разве в старцах мудрость живет

или в дряхлолетних явлен ум?

13И мудрость и мощь – все у Него:

у Него – совет, у Него – ум.

14Что Он разрушит, не воздвигнется вновь;

кого Он заточит – не выйдет вновь.

15Он сдержит воды – и придет сушь;

пустит – и они взроют прах.

16Сила и удача – в Его руке;

обман и обманувшийся – во власти Его.

17Мужей совета помрачает Он

и делает глупцами судей земли;

18расторгает узы царей

и возлагает запон на чресла их;

19священников понуждает босыми идти

и могучих повергает во прах;

20отнимает речь у опытных мужей

и лишает старцев силы ума;

21обильно изливает на знатных срам

и ослабляет пояс борцов!

22Отверзает Он сокрытое во тьме

и выводит затемненное на свет;

23умножает народы и губит их,

расселяет племена и обращает в ничто,

24отнимает ум у народных вождей

и ведет в пустыню, где нет пути, –

25ощупью, без света, бредут они,

как пьяные, шатаются в темноте!

13 Вот, все это видело око мое,

мое ухо слыхало и приметил ум;

2что знаете вы, знаю и я

и не отстал от вас ни на пядь!

3Жалобу Крепкому хочу принесть

и с Богом спорить о праве моем;

4а вы – слагатели поддельных слов,

худые лекари вы все!

5Хоть бы вы, по крайности, умели смолчать!

И это слишком мудро для вас.

6Выслушайте же доводы мои,

вникните в укоризны моих уст!

7Или вы для Бога будете лгать

и неправду возвещать ради Него,

8в угоду Ему кривить душой,

в споре выгораживать Его?

9Что будет, если Он испытает вас?

Как человеку лгут, солжете ль Ему?

10Рассудит и осудит вас Он

за то, что вы таитесь и кривите душой.

11Иль величие Его не грозно для Вас

и страх пред Ним не нападает на вас?

12Ваши умствования – зола,

и оплот ваш – глиняный оплот.

13Замолчите, и я буду говорить,

пусть, что будет, то будет со мной!

14Плоть мою я взял в зубы мои

и душу мою держу рукой моей!

15Пусть убьет Он меня – я надеюсь на Него;

только б защитить мне пред лицом Его

пути мои!

16И это было 6 спасением мне,

ибо отступник не пойдет пред лице Его.

17Слушайте, выслушайте слово мое,

пусть речь моя дойдет до ваших ушей!

18Вот, судебное дело начал я

и знаю, что добьюсь правды моей.

19Кто может оспорить меня?

Тогда бы я затихнул и угас!

20Только двух вещей не делай со мной,

чтобы не прятаться мне от лица Твоего:

21сними с меня руку Твою

и ужас Твой пусть не мучит меня!

22Тогда окликай, а я отзовусь;

или я спрошу, а Ты отвечай!

23Сколько у меня пороков и грехов?

Вину мою и грех покажи мне!

24Для чего скрываешь Ты лицо Твое

и почитаешь меня Твоим врагом?

25–28Это значит крушить опавший лист

и гоняться за соломинкой сухой,

что распадается, словно гниль,

словно съеденная молью ткань, –

26когда Ты пишешь горькое на меня

и грехи юности вспоминаешь мне,

27забиваешь в колодки ноги мои,

подстерегаешь каждый мой шаг,

выслеживаешь ног моих следы!

14 Человек, рожденный женой,

скуден днями, но скорбью богат;

2он выходит и никнет, как цветок,

ускользает, как тень, и не устоит.

3И на него Ты отверзаешь очи Твои?

И меня требуешь к суду с Тобой?

4Кто родится от нечистого чист?

Ни один!

5Если сосчитаны дни его

и число его месяцев у Тебя,

если Ты положил ему предел,

которого он не перейдет, –

6отойди от него, чтобы он отдохнул,

как наемник, порадовался своему дню!

7Да, для дерева надежда есть,

что оно, и срубленное, оживет

и побеги станет пускать вновь;

8пусть одряхлел в земле корень его

и обрубок ствола омертвел в пыли –

9чуть дохнет влагой, зеленеет оно,

как саженец, выгоняет ветвь в рост.

10А человек умирает – и его нет;

отходит – и где его искать?

11Если воды в озере пропадут,

иссякнет и высохнет ручей;

12так человек – ложится, и не встанет вновь,

не проснется до скончания небес,

не воспрянет от своего сна.

13О, пусть бы Ты в преисподней сокрыл меня

и прятал, покуда не пройдет Твой гнев,

на время – а потом вспомнил меня!

14Но будет ли по смерти жив человек?

Я ждал бы все отсчитанные мне дни,

покуда не придут меня сменить;

15но отзовусь, когда Ты окликнешь меня,

умилившись над творением Твоих рук!

16Более б Ты шагов моих не считал»

перестал бы выслеживать мой грех;

17была б вина моя упрятана под сургуч,

и провинность мою Ты бы покрыл.

18Но рушится, изничтожается гора,

и скала сходит с места своего;

19камни подтачивает ток струи,

землю смывает разлив воды, –

так надежду человека ничтожишь Ты!

20Теснишь его до конца, и он уйдет;

исказишь его лик и отошлешь прочь.

21В чести ль его дети, не знает он;

обижают ли их, не приметит он;

22лишь о себе тело его болит

и о себе плачет его душа!»

15 И отвечал Элифаз из Темана, и сказал:

2«Ветреным ли веденьем ответит мудрец,

вихрем обуреваемый внутри себя,

3возражая словами тщеты

и речью, в которой проку нет?

4Притом ты разрушаешь святой страх

и молитву к Богу вменяешь в ничто!

5Искусились в нечестии твои уста,

и язык лукавых избран тобой.

6Твой рот обвиняет тебя, не я,

и уста твои говорят против тебя!

7Родился ли ты, как первый из людей,

и создан ли прежде холмов земли?

8Божий умысел подслушал ли ты,

присвоил ли Премудрость себе?

9Что знаешь ты, чего бы не знали мы,

и что разумеешь, чего нет у нас?

10И седовласый между нами, и старик,

днями превышающий отца твоего!

11Утешения ли от Бога ты презрел

и слово благостное к тебе?

12Как увлекает тебя сердце твое

и как возносится око твое –

13что против Бога стремишь ты свой дух

и рот твой выговаривает такие слова!

14Что человек? Как чистым быть ему

и как будет праведен рожденный женой?

15Вот, Он не доверяет и святым Своим,

и небеса нечисты в Его глазах;

16тем паче растленный человек,

что неправду, словно воду, пьет!

17Я изъясню тебе – послушай меня!

И виденное мною расскажу,

18то, что возвестили мудрецы

и не сокрыли от них отцы их,

19которым одним принадлежала земля

и меж которых чужой не проходил:

20все дни свои нечестивый терзает себя,

и годы насильника сочтены;

21гул ужаса в его ушах,

средь мира губитель подступает к нему!

22Он не надеется спастись от мглы,

и в добычу мечу он обречен;

23он скитается за хлебом: где взять? –

он знает, что к погибели готов,

и в руках у него день тьмы!

24Одолевает его беда

и нужда теснит, как с воинством царь, –

25за то, что против Бога простер он длань

и противу Крепкого восставал,

26не сгибая выи, шел на Него

за тяжкими бляхами своих щитов,

27нарастил на лице своем жир

и туком обложил бедра свои.

28Он селится в разоренных городах,

в домах, где никто не станет жить,

которые распаду обречены.

29Не устоит богатство его,

не разойдутся по земле его стада.

30От мрака он не убежит;

пламя иссушит побеги его,

и плоды его унесет ветр.

31Обманываясь, он вверяется тщете,

и тщета будет прибыль его.

32Прежде времени увянет он,

и ветвь его не будет зеленеть;

33как виноград, свои ягоды сбросит он,

и, как маслина, стряхнет свой цвет.

34Бесплоден будет отступников сонм,

и шатры мздоимцев пожрет огонь;

35забеременеют злом, родят ложь,

и неправду вынашивает утроба их!»

16 И отвечал Иов, и сказал:

2«Я слышал такое много раз;

докучные утешители вы все!

3Будет ли конец ветру слов?

Что к возраженью понуждает тебя?

4И я бы мог говорить, как вы,

будь ваши души на месте моей;

изощрялся бы перед вами в речах

и головой своей над вами качал,

5ободрял бы вас языком моим

и утешал движением моих губ!

6Говорю ли, не утоляется моя печаль;

замолчу – и не уходит она от меня.

7Да, вконец истомил Он меня!

Ты разрушил весь круг близких моих;

8как свидетель, восстает на меня недуг,

в лицо мое укоряет меня.

9Гнев Его мучит меня и теснит;

зубами скрежещет на меня,

пристально вперяется в меня враг!

10Разинули на меня пасти свои,

глумясь, бьют меня по щекам,

все соединились против меня.

11Неправедному предал меня Бог

и в руки злых бросил меня!

12Спокоен был я; Он навел страх,

схватил меня за шею, и разбил,

и поставил меня, как Свою мишень;

13свистят вокруг меня стрелы Его,

Он пронзает мне утробу, не щадит,

проливает на землю мою желчь!

14Пролом за проломом Он пробил во мне,

как ратник, устремляется на меня.

15Рубище я сшил на кожу мою

и во прах опустил мой рог.

16От плача покраснело мое лицо,

и на ресницах моих – смертная тень, –

17хоть нет бесчестья на моих руках

и молитва моя чиста.

183емля! Не сокрой крови моей,

и да не знает покоя мой вопль!

19Се, и ныне Свидетель мой на небесах,

и в вышних Заступник есть у меня!

20Многоречивые друзья мои!

К Богу течет моя слеза,

21чтобы человеку правда у Бога была

и между человеком и ближним его!

22Ибо моей жизни приходит конец,

и я удаляюсь в невозвратный путь.

17 Слабеет мой дух,

угасают мои дни,

ждет меня гроб!

2Только глумления остаются при мне,

и в горечи мрачится око мое.

3Заступись Сам за меня пред Собой!

Иначе кто поручится за меня?

4Сердца их для пониманья Ты закрыл;

потому и не дашь им торжества.

5Кто обрекает друзей своих на беду, –

у детей его вытекут глаза.

6Присказкой людской Он сделал меня,

и я стал тем, кому плюют в лицо.

7От горя помутилось око мое,

и все тело мое стало, как тень.

8Праведные об этом восскорбят,

и невинный отступнику явит гнев,

9но не сойдет праведный с пути своего,

и будет возрастать, чьи руки чисты.

10А вы – подступайте ко мне все;

не сыщу меж вами Мудреца!

11Прошли мои дни; мне надежды нет,

чаяния сердца моего мертвы.

12Ночь ли возможно превратить в день,

поднести свет к лику тьмы?

13Мне ль надеяться? Преисподняя – мой дом,

и во мраке постелю я себе постель;

14гробу скажу: «Ты мне отец!» –

а червям: «Ты мне мать, а ты сестра!»

15Где после этого надежда моя,

и упование мое – кто увидит его?

16В преисподнюю ли оно сойдет

и вместе со мной ляжет во прах?»

18 И отвечал Билдад из Шуаха, и сказал:

2« Когда вы положите речам конец?

Сначала подумайте – говорите потом!

33ачем считаться нам за скотов

и терпеть унижение в своих же глазах?

4Ты, раздирающий себя в гневе своем!

Из-за тебя ли опустеет земля

и скала с места своего сойдет?

5Да, у виновного потухнет свет,

и не заблещет пламя его огня;

6сияние померкнет в шатре его,

и светильник его угаснет над ним!

7Сократятся шаги силы его,

от своего же умысла он падет;

8запутается в сеть его нога,

и по тенетам – его путь;

9вервие за пяту схватит его,

и петля уловит его;

10разложены по земле силки для него,

и по дороге – на него западни!

11Отовсюду ужасы пугают его,

понуждают кидаться туда и сюда.

12Истощится от голода его мощь,

и погибель встанет рядом с ним.

13По частям его кожу съест,

съест Первенец Смерти члены его.

14Из шатра надежды извергнут его,

и к Царю Ужасов он сойдет;

15останется без жителя шатер его,

и серой посыплют его двор!

16Внизу отсохнут корни его,

а вверху увянут ветви его!

17Память о нем исчезнет с земли,

и на стогнах его не помянут.

18Изгонят его из света во мрак

и сотрут его с лица земли;

19не оставит он потомков в народе своем,

и не будет последыша в жилищах его!

20На западе ужаснутся о его дне,

на востоке с трепетом услышат о нем.

21Да, так кончит беззаконного дом

и место того, кому неведом Бог

19 И отвечал Иов, и сказал:

2«Долго вам мучить душу мою»

своими речами терзать меня?

3Вот, уже десять раз вы срамили меня»

и вам не стыдно меня утеснять!

4Положим, я и впрямь согрешил:

мой грех остается при мне!

5Или хотите величаться надо мной,

попрекать меня срамом моим?

63найте, что Бог пригнул меня

и набросил на меня Свою сеть!

7Я кричу «Насилье!» – но ответа нет;

вопию, но правды не нахожу.

8Он запер мой путь, чтобы мне не пройти,

и на тропы мои навел мглу;

9славу мою Он совлек с меня

и сорвал венец с моей головы;

10отовсюду сокрушил меня – гибну я! –

и с корнями исторг надежду мою;

11воспылал на меня гневом Своим

и к Своим врагам причислил меня!

12Все вместе подступили Его полки,

приготовили дорогу против меня,

обложили осадой мой шатер.

13–14Братъев моих Он удалил от меня,

и близкие мои обегают меня;

15в дому моем гости и рабыни мои

почитают меня за чужака, –

иноплеменником стал я в их глазах!

16Раба моего не дозовусь,

должен умолять его мои рот.

17Моей жене омерзело дыханье мое,

и запах мой несносен братьям моим.

18Даже малые дети презирают меня –

встану говорить, а им смешно.

19Гнушается мной племя мое,

кого любил я, обратились против меня.

20К коже прилипает моя кость,

и кожа отстает от зубов моих.

21Сжальтесь, сжальтесь надо мной, друзья!

Ибо рука Божья меня бьет.

223ачем и вы, как Бог, тесните меня

и не можете насытиться плотью моей?

23О, пусть бы записали мои слова,

пусть бы в книгу их занесли,

24железным грифелем, залив свинцом,

в камень врезали на все времена!

25Но нет, я знаю: мой Заступник жив,

и в конце встанет над прахом Он,

и, когда кожа моя спадет с меня,

26лишаясь плоти, я Бога узрю!

27Да, сам я узрю Его,

мои не вчуже увидят глаза –

истаивает сердце в моей груди! –

28Говорите: «Как нам травить его?» –

словно бы во мне корень вины;

29тогда и вы убойтесь меча,

ибо мечу подпадает гнев,

чтобы вы познали, что есть суд!»

20 И отвечал Цофар из Наамы, и сказал:

2«Моя мысль нудит меня отвечать,

потому что буря внутри меня!

3Выслушал я обидный для меня упрек;

но ответит за меня дух ума моего!

4Знаешь ли, что это искони,

с тех пор как поставлен человек на земле:

5что не бывает долго ликование злых

и радость отступника – на миг один?

6Пусть до небес восстанет высота его

и облаков коснется его глава;

7словно кал, будет он извергнут навек,

кто видел его, спросят: «Где он?»

8Словно морок, улетит, и его не сыскать;

как виденье в ночи, исчезнет прочь.

9Глаз, что видел его, не увидит впредь,

и родина его не узрит его!

10Нищих будут задабривать его сыны,

и руки его вернут хищенье свое.

11Пусть юностью набухла его кость,

но вместе с ним ляжет во прах.

12Если сладко для уст его зло

и под языком своим он держит его,

13лелеет его и не бросает его,

глубоко прячет во рту своем, –

14претворится в утробе его снедь,

сделается внутри него ядом змей!

15Он глотает именье, но отрыгнет его;

Бог все извергнет из его недр!

16Яд аспидов будет он впивать,

жало ехидны умертвит его!

17Не видать ему потоков и струй,

что текут медом и молоком;

18он вернет нажитое, не вкусив его,

не порадуется плодам мены своей!

19Ибо теснил бедных и покидал

и грабил дом, что строил не он;

20ибо нет мира в утробе его

и в сокровищах его спасенья нет.

21Алчности его не избегло ничто;

зато и счастье его не устоит.

22Среди преизобилий туго ему,

и руки обиженных – на него!

23Чтоб уготовать насыщенье утробе его,

Бог пошлет ему гнева Своего пыл

и ливнем ярость Свою изольет.

24Ют железных доспехов побежит он,

но уметит его медяный лук;

25через спину выйдет из него стрела,

молнией прорежет желчь его.

26Ужасы поднимутся на него!

Всякая тьма – для укромов его;

никем не зажжен, пожрет его огнь,

попалит последнего в шатре его.

27Откроют небеса его порок,

и земля не станет его носить;

28расточится богатство дома его,

в день гнева растечется, как вода.

29Вот злому человеку от Бога удел,

вот доля, уготованная от Божества!»

21 И отвечал Иов, и сказал:

«Послушайте, выслушайте речь мою!

Этим вы утешили бы меня.

3Потерпите, покуда я говорю;

когда кончу слово, смейтесь тогда!

4Разве на человека жалуюсь я?

Где же мне спокойствия взять?

5Ужаснитесь, воззревши на меня,

и положите перст на уста свои!

6Едва вспомню, колотит меня дрожь

и трепет сотрясает тело мое.

7К чему злые остаются жить,

достигают старости в расцвете сил?

8Их дети устроены пред лицом их,

и на глазах у них цветет их побег,

9в безопасности от бед их дома,

и Божьего бича на них нет!

10Их бык прыгает и плодотворит,

их корова не выкинет плода своего.

11Как овец, выгоняют они своих детей,

и скачут, как телята, чада их:

12ликуют под шум бубна и струн,

веселятся, слушая свирели напев.

13В счастье провожают они свой век

и сходят в преисподнюю легко.

14Богу они молвят: «Уйди от нас!

Не хотим мы знать путей Твоих!

15Что есть Крепкий, чтоб нам служить Ему,

и что проку прибегать к Нему!»

16Вот, благо не в их руках!

Прочь от меня, умысел злых!

17Доколе? Да погаснет светоч злых,

да придет на них сужденная беда

и Бог их во гневе да одарит!

18Пусть они будут, как солома на ветру,

словно мякина, что взвеял вихрь!

19Или кару Бог отложил для сынов?

Пусть воздаст самому, чтобы знал впредь!

20Пусть погибель увидят его глаза,

и от гнева Крепкого пусть он пьет;

21ибо что ему судьбы дома его,

когда сроки жизни его истекут?

22Но Бога ли мудрости учить,

в вышних творящего Свой суд?

23Один умирает в полноте своей,

всем доволен и примирен;

24полны млеком сосуды его

и кости мозгом напоены.

25А другой умирает, удручен душой,

ничего доброго не вкусив;

26они вместе будут лежать в земле,

и покров из червей покроет их.

27Вот, мысли ваши знаю я.

и сплетенный на меня тайный ков,

28когда вы говорите: «Где властного дом

и где шатер злых мужей?»

29Или вы не спрашивали творящих путь

и не слыхали рассказов их,

30как в день гибели остается злодей цел

и день гнева стороной обходит его?

31Кто в лицо ему скажет правду о нем

и содеянное им кто исчислит ему?

32Его с почетом к могиле несут

и ставят стражу при гробе его.

33Сладок для него прах земли;

и за ним идет весь род людской,

а идущим перед ним нет числа!

34Тщетою ли силитесь утешить меня?

В ваших ответах одна ложь!»

22 И отвечал Элифаз из Темана, и сказал:

2«Богу ли в помощь человек?

Умный в помощь самому себе!

3Что за радость Крепкому, коль ты прав,

что за польза, коль прост в путях твоих?

4Иль, устрашившись, Он тяжбу с тобой начнет

и пожелает войти с тобой в суд?

5Верно, злоба твоя велика

и провинностям твоим нет конца;

6ты брал напрасно от братьев залог

и снимал одежду с полунагих,

7усталому не давал испить воды

и от голодного прятал хлеба кус;

8а человеку властному – земля,

и сановитый ставил на ней двор;

9ты отсылал вдов ни с чем

и с пустыми руками оставлял сирот.

10Потому захлестнулась на тебе петля,

и внезапный ужас тебя оглушил, –

11тмится, ты не видишь ничего,

накрыла тебя хлябь вод!

12Разве Бог не превыше небес?

Взгляни на звезды: они высоко.

13И вот ты говоришь: «Что знает Бог?

Может ли Он судить сквозь мглу?

14Облака Его скрыли, и Он не зрит,

и хождение Его – по кругу небес».

15Вступил ли ты на древнюю тропу,

по которой преступные шли мужи,

16истребленные до срока своего,

когда под их устои хлынула хлябь?

17Они молвили Богу: «Отойди от нас!»

Что-де Крепкий сделает им!

18А Он благами их домы наполнял;

прочь от меня, умысел злых!

19Праведные возрадуются, узрев,

и чистый посмеется участи их:

20поистине, истреблен наш враг,

и то, что оставалось, пожрал огонь!

21О, сдружись с Ним, и обретешь мир;

через это придет благо к тебе.

22О, прими учение из Его уст

и заключи в сердце слова Его!

23Взыщешь Крепкого – и устроен ты;

удалишь от шатра твоего вину,

24и почтешь золото за прах,

и сокровища Офира – за камни ручья.

25Но будет Крепкий златом твоим

и серебром блистающим для тебя;

26ибо о Крепком возрадуешься ты

и к Богу поднимешь твое лицо!

27Воззовешь ли к Нему – Он внемлет тебе»

и ты исполнишь обеты твои;

28все будет так, как ты решишь,

и над путями твоими воссияет свет.

29Если кто унижен, ты скажешь: «Возвысь!»

и поникшего лицом Он спасет;

30избавит и того, кто не без вины,

исцелит чистотою твоих рук!»

23 И отвечал Иов, и сказал:

«И ныне прекословит моя речь;

тяжела Его рука над стоном моим!

3О, если бы я мог найти Его,

мог перед престолом Его стать!

4Я изложил бы перед Ним дело мое

и доводами наполнил мои уста;

5хотел бы я знать, что Он скажет мне,

изведать, что Он ответит мне!

6В полноте ли мощи Он вел бы спор?

О нет! Только б Он призрел на меня!

7Тогда правый возмог бы судиться с Ним;

получил бы я свободу навек.

8Вот, к востоку иду, и нет Его;

к западу – не примечаю Его;

9на севере ль Он действует – не вижу Его;

таится ли на юге – не могу усмотреть!

10Он же ведает мой путь;

пусть, как злато, плавит меня – я чист!

11Стопа моя держалась Его стези,

путь Его соблюл я» не отклонясь,

12от заповеди уст Его не отступил,

в груди моей сокрыл Его слова.

13Но Он решил – кто Его отклонит?

Он делает, как хочет Его душа.

14Так, Он исполнит Свой приговор;

и мало ли что еще у Него на уме!

15Поэтому боюсь я лика Его;

как поразмыслю, страшно мне!

16Да, расслабил сердце мое Бог,

и Крепкий ужасом поразил меня;

17ибо я поглощен этой мглой,

и мрак покрывает мое лицо!

24 Зачем Крепким не назначены сроки суда

и ведающие Его не видят дней Его?

23лые люди сдвигают межи,

угоняют скот и пасут у себя;

3у сирот уводят осла,

у вдовы отнимают вола в залог,

4сталкивают с дороги бедняка,

должны скрываться все страдальцы земли!

5Вот, как онагры, они в пустошь идут,

в степи ищут себе и детям корм;

6не на своем поле жнут они,

собирают у злого виноград.

7Нагими, без покрова ночуют они,

и нет им одежды в холода;

8под дождями мокнут они в горах,

к скале прижимаются, ища приют.

9От сосцов отторгнут сирота,

и с нищего злые берут залог.

10Бедные ходят в наготе,

голодая, носят снопы;

11выжимают масло в затворе стен,

жаждут, точа из гроздий сок.

12Из города стоны людей слышны,

и души убиваемых на помощь зовут;

и этого не прекратит Бог!

13Враги света между ними есть;

путей Его не знают они,

не ходят по стезям Его.

14В утренних сумерках убийца встает,

умерщвляет убогого и бедняка;

а в ночи он выходит на воровство.

15И око прелюбодея ждет темноты;

он мыслит: «Пусть не видят меня глаза!» –

и завешивает свое лицо.

16Во мраке прорывают они подкоп,

а днем запираются у себя,

и вовсе неведом им свет;

17ибо утро для них – хуже тьмы,

но милы им ужасы кромешной тьмы!

18Легок он на лице вод!

Проклята земля надела их,

и будет невозделан виноградник их.

19Как вешние воды сякнут в песках,

грешники преисподней поглощены!

20Лоно матери пусть забудет его!

Пусть пожирает его червь!

Пусть исчезнет память о нем!

Пусть, как древо, сломится злодей –

21кто неплодную, бесчадную гнетет,

кто не делает добра вдове!

22Кто и сильных объемлет мощью Своей,

пред Кем никто не спокоен за свою жизнь, –

23хранит их, опору подает им,

и очи Его видят их пути.

24Поднялись высоко – и вот их нет!

Никнут и умирают, как и все,

словно колосья, что пожаты серпом.

25Не так ли? Кто во лжи меня обличит

и обратит в ничто мою речь?»

25. И отвечал Билдад из Шуаха, и сказал:

2«Держава и страх идут пред Ним,

умиротворяющим Высоты Свои!

3Есть ли счет ратям Его,

и кому не светит свет Его?

4Как же оправдается пред Богом муж

и как будет чист рожденный женой?

5Вот, луна и та несветла,

и звезды нечисты в Его очах;

6тем более муж – червь,

и сын человеческий – моль!»

26. И отвечал Иов, и сказал:

2«Как, однако, слабому ты помог,

поддержал руку, что изнемогла!

3Как вразумил неразумного ты,

как изобильно явил ум!

4С чьею помощью ты вещал,

и чье дыханье веет в тебе?

5Рефаимов схватила дрожь,

трепещет пучина и живущие в ней;

6перед Ним преисподняя обнажена,

и Аввадону покрова нет!

7Простирающий север над пустотой,

подвесивший землю ни на чем,

8заключает Он воду в тучи Свои –

и не разрываются облака!

9Закрывающий лицо престола Своего,

ставящий пред ним облака Свои,

10Он проводит черту поверх пучин

до границы света и тьмы!

11Сотрясаются устои небес,

чуют ужас от Его грозы!

12Он воздвиг пучину мощью Своей,

растерзал Рахав мыслью Своей!

13Его дыханье небеса яснит,

и Змия сражает Его рука!

14Вот, все это – лишь край Его путей;

дошел ли до нас шепот о Нем?

А гром Его мощи для кого постижим?»

27 И продолжал Иов говорить рассуждение свое и сказал:

2«Клянусь Богом, отнявшим право мое,

Крепким, уязвляющим душу мою, –

3доколе дыхание мое во мне

и Дух Божий в ноздрях моих,

4не изрекут неправды мои уста

и язык мой не скажет лжи!

5Вас правыми признать? Да не будет того!

Пока жив, не отступлюсь от простоты моей;

6правоту мою держу и не выпущу из рук;

не осудит жизни моей сердце мое!

7Да причтется к злодеям мой враг

и к неправедным – восстающий на меня!

8Что за надежда отступнику, когда возьмет,

когда исторгнет Бог душу его?

9Божья Сила услышит ли вопль его,

когда придет на него беда?

10Будет ли утешаться о Крепком он

и Бога призывать на всякий час?

11Покажу вам, что в Божьей руке;

как действует Крепкий, не скрою от вас.

12Впрочем, вы и сами видели все;

к чему же столько пустых слов?

13Вот какой от Бога злому удел,

вот часть, что от Крепкого насильник возьмет:

14растут сыновья у него, – так под меч,

и не насытятся хлебом потомки его;

15оставшихся по нем похоронит смерть,

и вдовы его не оплачут его;

16если наберет он серебра, как песка,

как грязи, наготовит одежд, –

17он наготовит, но праведник возьмет,

и серебро получит в удел, кто чист!

18Он строит жилище свое, как паук,

как сторож, что ставит себе шалаш;

19уснет богачом, но встанет нищ;

откроет глаза – и нет ничего!

20Ужасы настигнут его, как вода,

ночью унесет его смерч –

21восточный ветер подхватит его

и сдует его с места его,

22ринется на него и не пощадит,

как бы ни рвался он спастись!

23Только всплеснут руками о нем,

только посвищут ему вслед.

28 Так! Копи есть для серебра,

и для золота горнило есть,

2железо добывают из земли,

и плавят из камня медь.

3Тьме ставит предел человек,

исследует все концы,

камень мрака и смертную тень.

4Рудокопы, сокрытый люд,

иссекают ямы в безвестных местах,

зыблются вдали от людей.

5Порождающая злаки земля

извнутри изрыта огнем:

6залежь сапфира в камнях ее,

и песчинки золота в них.

7К ним тропу не знает орел,

не видел ее коршуний глаз,

8не топтал ее гордый зверь,

и львенок по ней не ходил.

9С гранитом борется человек,

исторгает он корни гор,

10прорезает проходы в скале –

все самоцветы открыты оку его;

11сдерживает он напор родников

и сокровенное выносит на свет!

12Но мудрость – где ее обрести

и где разумения копь?

13Человек не знает к ней стезю,

и ее не сыскать в стране живых.

14Бездна говорит: «Во мне ее нет!»

И Море говорит: «Не у меня!»

153а золото ее не отдают,

не покупают на вес серебра;

16не добудет ее Офирский клад,

ни многоцветный оникс, ни ляпис-лазурь;

17не оплатить ее золотом и стеклом,

не выменять ее на дорогой сосуд;

18не идут в счет ни кораллы, ни хрусталь,

и ценней жемчужин мудрости дар;

19не оплатит ее Кушитский топаз,

за чистое золото не отвесят ее.

20Но мудрость – где ее обрести

и где разумения копь?

21Она сокрыта от глаз всего, что живет,

и от птиц небесных утаена.

22И Аввадон и смерть говорят:

«Только слухом мы слышали весть о ней!»

23Бог – вот Кто знает к ней путь,

и Он ведает место ее,

24ибо видит Он до концов земли,

и все, что под небом, зримо Ему!

25Когда Он ветру давал мощь,

и полагал меру движенью вод,

27и для дождя назначал устав,

и стезю для громоносных туч,

28вот тогда Он узрел, исчислил ее,

испытал ее, и устроил ее, –

и сказал человеку так:

«Вот, бояться Господа – это мудрость,

и удаляться от зла – разум"».

29 И продолжал Иов произносить рассуждение свое, и сказал:

2«О, стать бы мне, как в прежние дни,

как в месяцы, когда хранил меня Бог,

3возжигал светильник над моей главой,

и в свете Его я шел среди тьмы;

4как был я во дни моих ранних лет,

когда Бог миловал мой шатер,

5когда еще Крепкий был со мной

и дети мои – вокруг меня;

6когда во млеке омывались мои шаги

и скала изливала для меня елей!

7Выходил ли я к воротам градским,

посреди площади восседал –

8юноши прятались, завидев меня,

а старцы, поднявшись, оставались стоять.

9Вельможи смолкали передо мной,

прижимали палец к своим губам;

10и стихала старейшин речь,

и к гортани прилипали их языки.

11Слышало ухо – и завидовало мне,

видело око – и хвалило меня!

12Ибо я спасал кричащего бедняка

и сироту, что помощи не найдет,

13благословение страдальца было на мне,

и утешалось обо мне сердце вдовы.

14Как в ризу, в правду облачался я,

возлагал на себя справедливость, как тюрбан;

15я был глазами для того, кто слеп,

и ногами – для бессильного ходить.

16Для нищих являл я собой отца,

в дело незнакомца вникал умом,

17челюсть беззаконного сокрушал,

исторгал добычу из его зубов!

18И думал я: скончаюсь в моем гнезде,

словно птица Феникс, прожив жизнь;

19корни мои открыты воде,

и роса ночует на моих ветвях;

20не стареет слава у меня,

и крепок лук в руке моей!

21Предо мной стихали, внимали мне,

молча выслушивали мой совет;

22после слов моих кончали судить,

и речь моя росилась на них.

23Как проливня вод, ожидали меня,

как позднему дождю, открывали рот:

24улыбнусь – не смеют верить глазам,

просияю ликом – и они не скорбят!

25Я назначал им пути, воссев, как глава,

как царь в кругу дружины своей,

утешая плачущего печаль.

30 А ныне насмехаются надо мной

те, что летами моложе меня,

чьих отцов я бы не пустил

поселиться с собаками моих стад!

2И сила их рук, что она для меня?

В них уже истощилась мощь.

3Нуждой и гладом изнурены,

убегают они в пустынную сушь,

в место разора, в кромешную мглу;

4собирают они зелень подле кустов,

и коренья дрока – для них хлеб.

5Из среды людей гонят их,

словно вору, кричат им вслед,

6велят селиться на срывах долин,

в пропастях земли и в щелях скал.

7Между зарослями воют они,

сбиваются в кучу под терновым кустом –

8бесчестный и безвестный сброд,

извергаемый вон из земли.

9Вот для кого я посмешищем стал

и обращен в срамную песнь!

10Они гнушаются меня, обегают меня,

не стыдятся плевать пред лицом моим;

11ибо Он разорвал мою тетиву –

и разнуздались они пред лицом моим!

12Одесную меня отродья встают,

понуждают шататься ноги мои,

на меня злую осаду ведут;

13разрушают предо мной мою стезю,

все делают на гибель мне,

и нет никого, чтобы их сдержать!

14Приходят ко мне сквозь широкий пролом,

все руша, кидаются на меня;

15ужасы противу меня встают;

словно ветром, развеяно величье мое,

как облако, спасенье мое уплыло.

16Из меня вытекает моя душа»

дни унынья обступили меня;

17по ночам ноют кости мои,

и грызущие меня не знают сна.

18Мощно хватает Он одежду мою,

объемлет меня, как рубаха моя;

19с грязью равняет Он меня,

и я становлюсь, как пыль и прах.

20Взываю, а Ты не отвечаешь мне;

стою, а Ты не глядишь на меня!

21Палачом сделался Ты для меня

и бьешь меня тяжелой рукой;

22взвеял, на ветер пустил меня,

в вихре развеяться обрек.

23Ведь знаю: к смерти Ты меня низведешь,

в дом, где собирается все, что живет.

24Наложит ли на гибнущего руку Он,

не будет ли помилован молящий в беде?

25Разве со страдальцем я не скорбел?

Сожалела о бедном моя душа.

26Я чаял добра, но пришло зло;

надеялся на свет, и пришла тьма.

27Мои недра кипят, покою чужды;

дни унынья нашли на меня.

28Не от солнечных лучей я почернел;

восстаю среди люда и подъемлю вой.

29Сделался я шакалам брат

и для страусов пустыни друг.

30Кожа моя посмуглела на мне,

и от жара обгорела моя кость;

31в рыдание обратился струнный звон

и в плачевные вопли – напев флейт.

31 С моими глазами условился я,

чтобы на девицу мне не глядеть.

2Какой же суд от Бога с небес

и от Крепкого свыше какой приговор?

3Не грешнику ли гибель суждена

и беда не тому ли, кто творит зло?

4Разве Он не видел мои пути

и все мои шаги не сосчитал?

5Если ходил я с людьми лжи

и к лукавству поспешала моя нога, –

6пусть взвесят меня на верных весах,

и познает Бог невинность мою!

7Если отклонился мой шаг от пути,

и глазам моим следовало сердце мое,

и приставало пятно к моим рукам, –

8пусть посеянное мною вкушает другой,

и с корнем исторгнут отрасль мою!

9Если к женщине сердце мое влеклось

и у дверей ближнего я строил ков, –

10пусть на другого мелет моя жена,

и чужие наклонятся над ней!

11Ибо это скверна, и это позор,

вина, караемая судом,

12огонь, испепеляющий дотла,

который сжег бы все мое добро.

13Если попрал я право моего раба

и служанки моей, что в тяжбе со мной, –

14что делал бы я, когда восстанет Бог

и когда воззрит Он, что молвил бы я?

15Не Создавший ли в родимой утробе меня,

не тот же ли Творец их сотворил?

16Если отказывал я нищим в желанье их,

если печалил глаза вдовы;

17если кус мой я съедал один,

и не ел от него со мной сирота

18(с детства он рос у меня, как при отце,

и от чрева матери я пекся о нем);

19если видел я гибнущего нагим

и без одежд убогого зрел

20и не благословляла меня плоть его,

и не грела его овец моих шерсть;

21если руку поднимал я на сироту,

зная, что подмогу найду в суде, –

22пусть плечо мое отпадет от хребта

и от локтя отломится моя длань!

23Да, страшен для меня Божий гнев,

и пред величьем Его не устою.

24Если в злате полагал я надежду мою

и говорил кладу: «Опора моя»;

25если рад был, что богатство мое велико

и что много стяжала моя рука;

26видя Солнце, как сияет оно,

и Луну, как во славе она грядет,

27если совратился я в сердце моем

и целовал мои рот руку мою, –

28то был бы достойный суда грех,

ибо от Бога отказался бы я.

29Если рад был я гибели врага моего,

ликовал, когда беда настигала его

30(но ведь не позволял я гортани грешить

и накликать проклятье на его жизнь),

31если не говорили в моем шатре:

«Кто же угощением его не сыт?»

32(но ведь под небом странник не ночевал,

и прохожему отворялась моя дверь) –

33если грех мой я скрывал, как Адам,

прятал в груди моей порок

34(но ведь тогда таился бы я от людей,

перед гневом сородичей моих робел,

молчал бы и не смел выйти за дверь), –

35о, пусть бы выслушал кто меня!

Вот жалоба моя! О Крепкий, ответь!

Пусть напишет запись мой Истец!

36На плече моем я носил бы ее»

возлагал бы на себя, словно венок;

37все шаги мои я открыл бы Ему,

к Нему бы приблизился, словно князь.

38Если вопияла земля против меня

и плакали борозды земли моей,

39если вкушал ее плод, не платя,

и душу земледельца отягощал, –

40пусть вместо хлеба растет терн

и плевелы вместо ячменя!»

Окончились речи Иова.

32 И перестали те три мужа возражать Иову, потому что он прав был в глазах своих.

2Тогда возгорелся гнев Элиу, сына Бэрах-Эля, из рода Буз, из племени Рам: на Иова возгорелся гнев его – за то, что Иов думал, будто прав против Бога;

3и на трех друзей возгорелся гнев его – за то, что не умели они возразить и тем чернили Бога.

4Но Элиу молчал, пока говорили они с Иовом, ибо они были старее летами, чем он;

5когда же увидел Элиу, что не было возражения в устах трех мужей, возгорелся гнев его.

6И отвечал Элиу, сын Барах-Эля, из рода Буз, и сказал:

«Еще молод летами я,

меж тем как преклонны ваши года;

потому я страшился и не смел

перед вами мое знанье возвещать.

7Я думал: пусть возраст говорит

и о мудрости учит преклонный век!

8Но нет! Действующий в человеке Дух,

вдохновенье от Крепкого дает ум:

9мудры вовсе не те, кто дряхл,

а правду разумеют не старики,

10Потому говорю я: внимайте мне,

и я вам открою знанье мое!

11Вот, приготовился я слушать вас,

умствований ваших ожидал,

пока вы придумывали, что сказать.

12Но стоило мне присмотреться к вам:

вот, никто Иова не опроверг,

нет возразившего на его речь!

13Не говорите же: «Мы мудрость нашли!»

Бог его обличит, не человек!

14Не ко мне обращал он речь;

не вашими бы словами вразумил я его.

15Поникли, перестали отвечать,

не стало больше у них слов.

16Чего жду, когда они не говорят,

стоят и не умеют возразить?

17Вот, отвечу и я в свой черед,

мнение мое и я объявлю;

18ибо переполняет меня речь,

и тесно духу в недрах моих.

19Вот, мои недра как запертое вино;

как новые мехи, рвутся они!

20Заговорю и облегчу душу мою;

отверзну уста мои, дам ответ.

21Ни на чье лицо не стану взирать

и не буду угождать никому из людей;

22потому что угождать не умею я –

иначе убей меня, мой Творец!

33 Так послушай же, Иов, речи мои

и всем словам моим внимай!

2Вот, я отверзаю мои уста,

глаголет мой язык в гортани моей!

3Прямота моего сердца говорит,

и чистое знанье изрекают уста!

4Дух Божий создал меня,

и дыхание Крепкого живит меня.

5Если можешь, отвечай мне,

приготовь себя к отпору мне!

6Вот, от Бога я, как и ты,

из той же глины я сотворен.

7Вот, страх передо мной не смущает тебя

рука моя не будет для тебя тяжела.

8Да, говорил ты в уши мне,

и слышится мне звук твоих слов:

9"Я чист, греха во мне нет,

я безвинен и неправде чужд;

10а Он изощряется противу меня,

объявил меня Своим врагом»

11в колодки забил ноги мои»

подстерегает каждый мой шаг!»

12Вот, ты неправ» отвечу я тебе;

ибо превыше человека Бог.

133ачем пререкаешься ты с Ним»

что не во всем Он тебе дает ответ?

14Бог говорит один раз

и во второй раз» коль не вняли Ему:

15во сне, в виденьях ночных,

когда падет на человека забытье,

дремота на ложе усыпит,

16вот тогда Он отверзает мужам слух»

внушенье Свое напечатляет им,

17чтоб человека от замысла его отвратить

и отвеять от мужа гордыню его,

18чтобы от бездны душу его отвести

и жизнь его – от острия меча.

19Или муж болезнью на ложе вразумлен,

жестокою болью в своих костях;

20жизни его опостылел хлеб,

и лакомая снедь омерзела душе;

21его плоть тает, ее не видать,

и сокрытая прежде торчит кость;

22и приближается к могиле его душа

и к месту смерти – его жизнь.

23Но если есть Ангел за него,

Ходатай, из тысячи один,

учащий человека правоте,

24он сжалится над ним и скажет так:

«Избавь его, чтоб он не сошел в гроб;

я выкуп за него нашел!»

25Тогда тело его юностью процветет

и молодость его вернется к нему;

26он молится, и милует его Бог,

дает видеть ликующим Свое лицо,

и возвращает мужу его правоту.

27Тот поет пред людьми и говорит так:

«Я погрешил и прямое кривил,

но Он не воздал мне по делам:

28освободил от погибели душу мою,

и жизнь моя видит свет!»

29Вот, все это делает Бог,

дважды и трижды с человеком творит,

30чтобы вышла из тлена его душа

и во свете живых он воссиял.

31Внимай, Иов, слушай меня;

молчи, покуда я говорю!

32Если отыщешь слова, возрази мне,

я рад признать твою правоту.

33А если нет, слушай меня,

молчи, и мудрость я тебе преподам!»

34 И продолжал Элиу, и сказал:

2«О мудрые, слушайте мои слова,

и вы, знающие, внимайте мне!

3Ведь ухо отведывает слова,

как нёбо чует вкус яств.

4Право установим в нашем кругу,

меж собой рассудим, что добро!

5Вот Иов говорит: «Я прав,

право мое отобрал Бог.

6В моем праве я обойден,

неисцелимо уязвлен без вины!»

7Где еще такой человек, как Иов,

что кощунства, словно воду, пьет,

8в сообщество грешников готов вступить

и ходить путями мужей зла?

9Ведь он говорит: «Пользы нет,

если с Богом в дружбе человек»!

10Потому послушайте, мудрецы,

умные люди, внимайте мне!

Далек Бог от зла,

и Крепкий кривде чужд:

11ибо Он человеку по делам воздает

и по стезям мужа дарит исход.

12Воистину, не делает кривды Бог,

и Крепкий не извращает суда;

13кто Ему землю поручил

и кто устроил круг стран?

14Если б сердце Свое Он обратил к Себе,

дух Свой и дыханье назад взял,

«тотчас бы умерла всякая плоть

и человек возвратился бы во прах!

16Имеешь разум, так послушай меня,

вонми гласу речей моих!

17Может ли устоять, кто правде враг?

Как Праведно-Мощного обвинишь?

18Он говорит царю: «Ты злодей!» –

и вельможам: «В вас правды нет!» –

19не держит Он сторону владык,

не предпочтет богатого бедняку:

ведь все они – творение Его рук.

20Миг, и умирают они в ночи,

толпы мятутся и уходят прочь,

и сильный низлагается без борьбы.

21Ибо над стезями людей очи Его

и каждый шаг их видит Он!

22Нет мрака и нет кромешной мглы,

где злодеи укрылись бы от Него.

23Ибо Он не назначает человеку срок,

когда к Богу являться на суд;

24без допроса властных сокрушает Он

и ставит других на место их.

25Да, Он наблюдает их дела,

в одну ночь обращает в ничто,

20у позорного столба их бьет

и наказывает их на глазах у толпы, –

27за то, что отступили они от Него

и не познали всех путей Его,

28так что вопль угнетенных до Него дошел,

и стенанию бедных Он внял.

29Если Он безмолвен – кто Его обвинит?

Если таит Он Свой лик – кто Его обличит?

Но о людях и народах забота Его,

30чтобы отступник не царил,

из тех, что уловляют народ в сеть.

31И должен ли Бог тебе сказать:

«Я погрешил, не буду впредь,

32если чего не знаю, ты научи,

и более Я не совершу зла;

33возмещу тебе, раз ты осудил,

ты должен решать, не Я;

что ты ведаешь, изреки»?

34Люди разумные скажут мне,

и каждый мудрец, что слушал меня:

35без ведения говорит Иов,

и речь его разуму чужда.

36Да будет до конца испытан Иов

за ответы, достойные мужей зла:

37ибо к вине прибавляет он грех,

меж нами, насмехаясь, в ладони бьет

и против Бога умножает слова!»

35 И продолжал Элиу, и сказал:

2«Это ли считаешь правдой ты –

говорить: «Я против Бога прав!»

3Ты сказал: «Что за польза мне,

что за прибыль, что я не грешил?

4Я хочу речью ответить тебе

и вместе с тобою твоим друзьям.

5Взгляни на небо и рассмотри его;

воззри на облака – они выше тебя.

6Если грешишь, что делаешь ты Ему,

и если множишь вину, что причиняешь Ему?

7Если праведен ты, что дашь Ему,

что получит Он из твоих рук?

8Тебе подобных заденет твой грех,

и для сынов человеческих – твоя правота!

9От множества насильников стонут они

и от руки властных вопиют;

10но никто не спросит: «Где Бог, мой Творец,

дарующий нам песни в ночи,

11разумом отличивший нас от зверей

и даром мудрости – от небесных птиц?»

12Они вопиют, но не ответит Он

по причине злой гордыни их.

13Все вотще, их не услышит Бог,

и Крепкий на них не кинет взор!

14Пусть ты сказал, что не видишь Его;

суд у Него – так жди Его!

15Но ныне гнева не являет Он

и не строго примечает гордыню людей;

16вот и расширил Иов свои уста

и без разумения множит речь!»

36 И продолжал Элиу, и сказал:

2«Подожди немного, и я покажу,

что в пользу Бога слова есть.

3Из далека начну мою мысль

и Создателю моему правду воздам.

4Ибо воистину слова мои – не ложь:

пред тобою – тот, кто знающ и прост!

5Вот, мощен Бог, и Он не отверг

того, кто мощен силой ума.

6Но нечестивому Он не позволяет жить

и возвращает угнетенным их права;

7от праведников не отвращает Свой взор,

их возводит на престолы в кругу царей –

и они возвышаются навек!

8Когда же скованы цепями они

и в узах страдания скорбят –

9это Он им указывает на их дела

и на то, как умножились их грехи,

10отверзает для вразумления им слух,

велит отступиться от вины.

11Если услышат они и смирят себя,

во благе завершатся их дни

и в веселии – годы жизни их;

12не услышат – сгинут от стрелы,

чуждыми разумению умрут.

13Но отступники носят в сердце гнев

и в узах Его не взывают к Нему;

14в юности умирают души их,

и с падшими пропадает их жизнь.

15Страданием страдальца спасает Он

и в утеснении отверзает людям слух;

16и тебя бы Он вывел из тесноты

на простор, где пределов и препон нет,

тучной снедью наполнился бы твой стол.

17Но ты творишь суд злых;

суд и приговор близки к тебе!

18Пусть гнев твой не доводит тебя до кощунств

и надежда откупиться не вводит в соблазн:

19что Ему все богатство твое,

и золото, и вся твоя мощь?

20Той ночи не смей желать,

когда народы с места своего пойдут!

21Берегись и не склоняйся ко злу;

ты за это испытуем бедой.

22Вот, Бог высок в силе Своей,

и где наставник, подобный Ему?

23Кто предпишет Ему стези Его

и кто Ему скажет: «Ты неправ»?

Поразмысли, как восславить Его дела,

которые воспеваемы от мужей!

25Все люди могут видеть их,

издали усматривает их человек.

26Вот, Бог велик, непостижен для нас,

число Его годов постичь нельзя,

27Когда притягивает Он капли воды

и после выпускает, цедя дождь, –

28струями сочатся облака,

обильно изливаются на людей.

29Да, кто постигнет парение туч,

громовой треск Его шатра?

30И вот уже Он распростирает свет

и закрывает вновь корни пучин.

31Через это народы питает Он,

в преизобилии подает корм.

32Молнию Он держит в Своих руках,

назначает ей, кого разить;

33о гневе Его гласит гром,

и о ярости Его – вихрь.

37 Да, от этого сердце мое дрожит

и прыгает с места своего прочь:

2прислушайтесь, как гремит Его глас,

из уст Его извергается гул!

3По всему небу – Его раскат,

и молния – до самых концов земли.

43а молнией – гром, величия глас:

не приглушит Он гром, дает внять.

5Чудно гласом Своим гремит Бог,

деет великое – не постичь нам.

6Когда велит Он снегу: «На землю пади!» –

или дождю и ливню даст приказ,

7на руки людей Он кладет печать,

чтобы все восчувствовали дело Его;

8тогда уходит зверь в свою нору

и укладывается в логове своем спать.

9Из Его укромов приходит вихрь,

и ветры с севера приносят мороз;

10от Божьего дуновенья творится лед,

твердеет водная широта.

11Или влагою тучи полнит Он

и блистания сыплет из облаков.

12Так все это совершает свой оборот,

превращается по умыслу Его,

приходя так, как Он повелит,

на круг обитаемых земель:

13то как бич для земли Его,

то как милость – по воле Его.

14Имей к этому вниманье, Иов,

пойми, как дивны Божьи дела!

153наешь ли, как располагает ими Бог,

как молнией озарил Он тучи свои?

163наешь ли, как реют облака?

Вот чудо Того, Кто веденьем полн!

17О ты, кому жарко в одежде твоей,

когда землю покоит южный ветр!

18Построял ли ты вместе с Ним небеса,

подобную литому зеркалу твердь?

19Научи нас, что сказать Ему:

мрак идет, мы не в силах мыслей связать.

20Пересказано ли Ему, что я говорю?

Кто Ему возвестил мои слова?

21Вот уже затмили свет облака,

но вихрь придет и разгонит их.

22От севера близится златой блеск;

страшна слава, что являет Бог!

23Крепкий! нам не постигнуть Его:

и в силе, и в правде Он велик,

благостью богат, не гнетет никого.

24Потому да убоятся Его все мужи!

Ибо на высокоумных не смотрит Он».

38 И отвечал Господь Иову из бури, и сказал:

2«Кто есть сей, что промысл мрачит

речами, в которых знанья нет?

3Препояшь свои чресла, стань, как муж, –

Я буду спрашивать, а ты отвечай!

4Где ты был, как Землю Я утверждал?

Говори – тебе ли не знать!

5Кто положил ей предел? Скажи!

Кто растянул над ней снур?

6Во что опущены устои ее,

краеугольный ее камень кто заложил,

7когда звезды утра издали вопль,

возликовали все Божьи сыны?

8Кто вратами море сдержал,

когда из родимых недр изверглось оно?

9Тогда Я сделал облака одеждой его,

и повил его пеленами мглы,

10и назначил ему от Меня предел,

и поставил ворота и запор,

11и сказал: «Доселе – а дальше нет;

здесь возвышай твои валы!»

12В жизни твоей давал ли ты утру приказ,

назначал ли заре место ее,

13чтоб она обняла края земли

и нечестивых стряхнула с нее прочь?

143емля, как глина, приемлет печать,

становится, как пестрой ризы узор;

15но у нечестивых отнят свет,

и мышца дерзостная сокрушена!

16Дошел ли ты до родника пучин,

и ходил ли ты по дну морей?

17Врата смерти отверзались ли для тебя»

врата мрака видел ли ты?

18Обозрел ли ты широту земли?

Говори» если знаешь все!

19Где к обители света путь,

и тьма, – где место ее?

20Ты, верно, входил в пределы ее

и знаешь тропу к дому ее?

21Ты знаешь! Ибо тогда рожден

и велико число твоих дней!

22В укромы снега входил ли ты,

и укромы града видел ли ты?

23На смутное время Я их берегу,

на день брани и войны!

24Где место разделения ветров,

и восточному вихрю где путь?

25Кто хлябям льющимся отверзает проток

и проводит громоносным тучам стезю, –

26оросить землю, где нет людей,

и пустыню, где не обитает никто,

27дикую степь насытить водой,

побуждая траву идти в рост?

28Скажи, есть ли у дождя отец,

и кто рождает капли росы?

29Из чьего чрева выходит лед,

и небесный иней, – кто родитель ему?

30Словно камень, смерзается вода,

и твердеет пучины лицо.

31Можешь ли ты связать узел Плеяд,

оковы Кесили разрешить?

32Выведешь ли зверей Зодиака в срок,

поведешь ли Медведицу с ее детьми?

33Знаешь ли ты уставы небес,

утвердишь ли на земле их закон?

З4Окликнешь ли тучу гласом твоим,

чтобы обилие вод покрыло тебя?

35Прикажешь ли молниям, чтоб они пошли,

скажут ли они тебе: «Вот мы»?

36Кто премудрость в ибиса вложил,

кто разум даровал петуху?

37Кто мудростью исчисляет облака,

и кто отверзает мехи небес,

38когда грязью становится прах

и слипаются вместе глыбы земли?

39Ты ли добычу львице подаешь

и насыщаешь молодых львят,

40когда они лежат в берлогах своих

или кроются в засаде под кустом?

41Кто готовит ворону его корм,

когда птенцы его к Богу вопиют,

ищут еды и не находят ее?

39 Знаешь ли ты время рождения серн?

О рожающих ланях печешься ли ты?

2Считаешь ли месяцы, что они тяжелы,

и знаешь ли срок, когда им родить, –

3когда они, приседая, мечут детей,

освобождаются от своих мук?

4В силу приходят чада их,

расходятся и не вернутся к ним.

5Кто дал зебре волю ее

и узы дикого осла расторг, –

6которому назначил Я жилищем степь,

и домом – пустые солончаки?

7Он смеется над шумом городским,

крик погонщика ему незнаком;

8в горах он отыскивает себе корм

и всякую зелень рад найти.

9Захочет ли буйвол тебе служить,

станет ли ночевать в стойле твоем?

10На веревке ли потащишь его к борозде,

чтобы он с тобой боронил склон?

11Понадеешься ли на его мощь,

и доверишь ли ему работу твою?

12Полагаешь ли, что вернет он твое зерно

и сложит его на гумно тебе?

13Весело страус бьет крылом,

хоть не может, как аист иль ястреб, взмыть.

14Он оставляет на земле яйца свои,

кладет их согреваться в песке,

15забыв, что раздавить их может нога

и растоптать – зверь полей.

16Жесток он к птенцам, будто к чужим,

не боится, что они пропадут, –

17ибо не дал мудрости ему Бог

и рассудка ему не уделил.

18Но когда он поднимется и побежит,

конь и всадник смешны ему!

19Ты ли даровал силу коню,

и гривою шею ему облек,

20и научил прыгать, как саранчу?

Грозно храпение его ноздрей!

21Веселясь» взрывает он копытом прах,

в битву бежит, являя мощь;

22он не робеет, ему страх смешон,

не побежит он от меча!

23Над ним звенит колчан,

сверкают копье и дрот.

24С ярым храпом он глотает прах,

не сдержать его при звуке трубы!

25При трубном гуле он ржет: «Го-го!» –

издалека чует он бой,

клики вождей и бранный вопль!

26По твоей ли мысли ястреб парит,

в южном ветре ширит крыла?

27По твоему ли слову взлетает орел,

на высотах вьет свое гнездо?

28Обитание его – на скале,

на крутизнах и срывах – ночной приют;

29оттоле он высматривает себе снедь,

и в даль вперяются его глаза.

30Птенцы его пьют кровь,

и где мертвечина, там он».

31И отвечал Господь Иову, и сказал:

32«Корящий Крепкого поспорит ли впредь?

Пусть винящий Бога отвечает Ему!»

33И отвечал Иов Господу, и сказал

34«Вот, я ничтожен: что отвечу Тебе?

Руку мою кладу на уста мои!

35Однажды говорил я – не возражу вновь;

даже и дважды – не буду впредь!»

40 И отвечал Господь Иову из бури, и сказал:

2«Препояшь твои чресла, стань, как муж;

Я буду спрашивать, а ты отвечай!

Желаешь ли ничтожить Мой суд,

3Меня обвинить, чтоб оправдать себя?

4Подобна ли Божьей твоя длань

и можешь ли громами гласить, как Бог?

5Так укрась же величием и славой себя,

в благолепие и блистание облекись,

6излей ярость гнева твоего,

воззри на гордых и смири их!

7Воззри на всех гордых и унизь их

и придави злых к земле,

8всех их совокупно зарой во прах

и лица их мраком завесь!

9Тогда и Я похвалю тебя,

что твоею десницею ты храним!

10Воззри: Я Бегемота сотворил, как тебя;

травой он кормится, словно вол.

11Какая мощь в чреслах его

и твердость в мышцах его живота!

12Как кедр, колеблется его хвост;

сухожилия бедер его сплелись.

13Нога его, как медяная труба,

и как стальная палица, его кость!

14Он – начало Божьих путей,

сотворен над братьями своими царить;

15ибо горы приносят ему дань

со всеми зверями, что играют в них.

16Меж зарослей лотоса он лежит,

в болотах, в укроме тростника;

17заросли лотоса покрывают его,

и обступают его ивы ручья.

18Вздуется ли поток – не страшно ему,

хотя б пучина хлестала ему в пасть.

19Кто его ухватит возле глаз,

подцепит его за нос багром?

20Ты можешь Левиафана поймать удой

и прижать леской ему язык?

21Проденешь ли тростник ему в нос,

и проколешь ли его челюсть шипом?

22Станет ли он множить мольбы,

говорить тебе умильные слова?

233аключит ли он с тобой договор,

возьмешь ли его в рабы навек?

24Станешь ли, как с пташкой, с ним играть,

свяжешь ли на забаву для девиц?

25Будут ли рыбаки вести о нем торг,

между хананеями тушу делить?

26Пробьешь ли копьем кожу ему

и голову – рыбацкой острогой?

27Подыми-ка на него свою длань

и запомни: ты бьешься в последний раз!

41 Смотри, надежда тебя предаст

не падешь ли от одного вида его?

2Нет смелого, кто б вызывал его на бой;

кто же предо Мной отважится стать?

3Кто предварит Меня и обяжет ко мзде?

Под целым небосклоном все Мое!

4Не умолчу о действии мощи его,

о дивной соразмерности членов его.

5Кто приоткроет край его одежд,

кто проникнет сквозь двойную его броню?

6Врата его пасти – кто их отворит?

Ужас – зубов его круг!

7Величавы ряды его щитов,

как печатью, намертво скреплены,

8плотно пригнаны один к одному –

и ветру не провеять между них!

9Ряд к ряду тесно прижат,

они сцеплены так, что разъять нельзя.

10От его чоха блистает свет,

и глаза его, как вежды зари, –

11из пасти его рдеет огонь,

искры разлетаются окрест нее!

12Из его ноздрей валит пар,

словно из клокочущего котла, –

13его дых раздувает жар углей,

пламя пышет из гортани его!

14На его вые почила мощь,

и ужас несется впереди него;

15крепко сплочена его плоть,

словно литая, не задрожит;

16как камень, твердо сердце его,

жестко, как жернов, на котором трут.

17Когда встает, дрожат силачи,

от испуга теряют они ум!

18Ударишь ли его? Не выдержит меч –

сломится копье, и дрот, и стрела:

19железо с соломой равняет он

и с трухлявой древесиной – медь!

20Лучник не заставит его бежать,

за мякину он считает камни пращи –

21за мякину палица идет у него,

и смешон ему свист копья!

22Под брюхом его грани черепиц,

он на них налегает, как борона;

23нудит он пучину клокотать, как котел,

и в кипящее зелье претворяет зыбь, –

24за ним светится его след,

словно поседела глубь морей!

25Подобного ему нет на земле:

не ведающим страха он сотворен.

26На всё высокое смотрит он:

всему, что горделиво, он царь!»

42 И отвечал Иов Господу, и сказал:

2«Теперь знаю: ты можешь все,

и невозможно противиться Тебе!

3Кто есть сей, что промысл мрачил

речами, в которых разуменья нет?

Да, Ты явил дивное, непонятное мне,

великое, непостижное для меня.

4Внемли же, я буду говорить,

и что буду спрашивать, изъясни!

5Только слухом я слышал о Тебе;

ныне же глаза мои видят Тебя, –

6сего ради отступаюсь и раскаиваюсь во прахе и пепле!»

7И было после того, как Господь сказал те слова Иову, и молвил Господь Элифазу из Темана:

«Гнев Мой пылает на тебя и на двух друзей твоих; ибо вы не говорили обо Мне так правдиво» как раб Мой Иов!

8Потому возьмите семь тельцов и семь овнов» и пойдите к рабу Моему Иову, и принесите за себя жертву всесожжения; и пусть раб Мой Иов помолится за вас, ибо только его молитву Я приму, чтобы не отвергнуть вас за то, что вы не говорили обо Мне так правдиво, как раб Мой Иов!»

9И пошли Элифаз из Темана, и Билдад из Шуаха, и Цофар из Наамы, и сделали так, как велел им Господь. И принял Господь молитву Иова.

10И повернул Господь к возврату путь Иова, когда помолился Иов за друзей своих; и вдвое умножил Господь все, что было у Иова.

11Тогда пришли к нему все братья его, и все сестры его, и все прежние близкие его, и ели с ним хлеб в его доме, и жалели его, и утешали его за все то зло, которому дал Господь найти на него; и каждый подарил ему по кесите золота и по золотому кольцу.

12Господь же благословил конец Иова больше, чем его начало: и стало у него четырнадцать тысяч овец, и шесть тысяч верблюдов, и тысяча пар волов подъяремных, и тысяча ослиц.

13И стало у него семь сыновей и три дочери

14и назвал он одну – Горлица, вторую – Корица, а третью – Румяна;

15и по всей земле нигде нельзя было найти женщин, которые были бы так хороши, как дочери Иова. И дал им отец наследство наряду с братьями их.

16После этого Иов жил еще сто сорок лет и видел своих детей и детей своих детей, вплоть до четвертого поколения.

17И умер Иов в старости, насытясь жизнью.

Псалмы Давидовы

1

О, благо тому,

кто совета с лукавыми не устроял,

на стезю грешных не вступал,

меж кощунниками не сидел;

2но в законе Господнем – радость его,

слова закона в уме его день и ночь.

3Он, как дерево, что насаждено

у самого течения вод,

что в должное время принесет плоды

и не увянут листы его.

Устроится всякое дело его.

4Грешные не таковы,

они – как развеваемый ветром прах.

5Грешные на суде не устоят,

лукавым меж праведных места нет;

6путь праведных ведает Господь,

но потерян лукавых путь.

3

Псалом Давидов, когда бежал от Авессалома, сына своего.

2Господи,

как умножились теснящие меня!

Многие восстают на меня,

3многие молвят о душе моей;

«нет у Бога избавления для него!»

(Села!)

4Но Ты, Господи, – щит мой,

Ты – слава моя, ты возносишь главу мою.

5Гласом моим я ко Господу воззвал,

и услышал Он меня от святой горы Своей.

(Села!)

6Я уснул, и спал, и восстал,

ибо Господь защитил меня.

7Не устрашусь множеств людей,

отовсюду обступивших меня.

8Восстань, Господи! Спаси меня, Боже мой!

Ты разишь всех врагов моих,

зубы грешников Ты крушишь.

9От Господа – избавление нам,

и народу Твоему – благословение Твое.

(Села!)

8

Начальнику хора. На гиттит. Псалом Давидов.

2Адонаи» Господи наш,

как чудно имя Твое по всей земле!

И превыше небес –

слава Твоя.

3Из детских, из младенческих уст

Ты уготовал хвалу –

твердыню на врагов Твоих,

дабы немирного низложить.

4Увижу ли Твои небеса,

дело Твоих перстов,

увижу луну и звезды небес,

которые Ты утвердил –

5Что перед этим человек?

Но Ты помнишь его!

Что перед этим Адамов сын?

Но Ты посещаешь его!

6Ненамного умалил Ты его

перед жителями небес,

славою и честию венчал его,

7управителем поставил его

над делами рук Твоих.

Все положил Ты под ноги его –

8малых и больших скотов

и с ними диких зверей,

9птиц в небесах, и рыб в морях,

и все, что движется в безднах

морей.

10Адонаи, Господи наш!

Как чудно имя Твое

по всей земле!

10/11

Начальнику хора. Давидово.

О Господе – надежда моя;

как же говорите вы душе моей:

«улетай, птица, на гору твою!»

2Вот, нечестивые напрягли лук,

стрелу приложили к тетиве,

чтобы во мраке стрелять

в тех, кто сердцем прям.

3Когда основы сокрушены,

как праведному быть?

4Господь во святом храме Своем,

Господь! – на небесах Его престол,

зорко очи Его глядят,

испытуют Адамовых сынов

вежды Его;

5праведного и злого испытует Господь,

и насильника ненавидит душа Его.

6Горящие уголья, как дождь,

на нечестивцев Он изольет,

и огнь, и серу, и палящий вихрь –

такова доля их

и чаша их.

7Ибо праведен Господь,

и правду возлюбил,

и праведник узрит лик Его!

11/12

Для осъми струн. Псалом Давидов.

2Господи, спаси!

Ибо правого – не сыскать,

ибо верных меж сынами Адама нет.

3Всякий ближнему своему глаголет ложь,

льстивы уста и двоедушны сердца.

4Да истребит Господь льстивые уста

и велеречивый язык –

5тех, кто молвят: «Языком мы сильны,

уста наши при нас, кто ж нам господин!»

6« Из-за обиды простым, из-за стона бедняков

ныне же восстану, – говорит Господь,

– дабы в безопасности сокрыть того,

кого уловить хотят».

7Слова Господни чисты,

как очищенное от земли серебро,

переплавленное до семи крат в горнильном огне.

8Ты, Господи, их сохранишь,

сбережешь от рода сего вовек;

9ибо злые творят дела свои,

когда стала низость у сынов Адама в чести.

18/19

Начальнику хора. Псалом Давидов.

2Славу Божию поведают небеса,

и о деле рук Его вещает твердь;

3день дню изливает молвь,

ночь ночи являет весть;

4нет глагола, нет речей,

не слышно их голосов, –

5по всей земле несется их вопль,

до концов вселенной слово их.

При них поставил Он для солнца шатер,

6и выходит оно, как из чертога жених,

радуется, как исполин, пробегая путь;

7от края небес исход его,

и шествие его до края их,

и ничто не укрыто от жара его.

8Закон Господень совершен,

душу укрепляет он;

свидетельства Господни тверды,

умудряют они простецов;

9веления Господни прямы,

сердце они веселят;

заповедь Господня светла,

просвещает очи она;

10страх Господень чист,

пребывает вовек;

приговоры Господни верны,

все праведны они;

11желаннее злата, чистейшей руды,

слаще меда и влаги сот.

12Ограждается ими раб Твой;

за соблюдение их мзда велика.

13Погрешности – кто же усмотрит их?

От неприметного мне очисти меня!

14И от соблазнов защити раба Твоего,

да не одолеют они меня!

Буду тогда я неискривлен

и от великого греха чист.

15Да будут угодны слова моих уст

и шепоты сердца моего

пред лицом Твоим,

Господи, Оплот мой, Избавитель мой!

19/20

Начальнику хора. Псалом Давидов.

2Да услышит тебя Господь в день беды,

имя Бога Иакова да хранит тебя;

3да пошлет Он от Святыни помощь тебе,

от Сиона да подкрепит тебя!

4Да воспомнит Он все жертвы твои,

да приимет тук всесожжении твоих!

(Села!)

5Да подаст Он тебе по сердцу твоему,

да исполнит все мысли твои!

6Мы возликуем об избавлении твоем,

во имя Бога нашего стяги вознесем.

Да исполнит Он

все мольбы твои!

7Ныне познал я, что избавит Господь

помазанника Своего,

отвечает ему с небес Святыни Своей

делами избавительной десницы Своей.

8Эти – на колесницы, на коней – те,

но на имя Господа, Бога нашего уповаем мы.

9Они оступились, пали они,

мы выстояли и стоим.

10Господи, спаси царя

и услышь нас в день,

когда мы воззовем к Тебе!

20/21

Псалом Давидов.

2Господи, о силе Твоей веселится царь,

о помощи Твоей, о, как ликует он!

3Ты дал ему желанное сердцу его,

не отринул прошение его уст.

(Села!)

4Добрым благословением Ты встретил его,

возложил на главу его драгоценный венец.

5Жизни просил он у Тебя,

и дал Ты ему долготу дней

во век и век.

6Велика его слава поспешеством Твоим,

излил Ты на него славу и блеск.

7Возложил Ты на него

благословения вовек,

усладил его радостию, что в зраке Твоем.

8Да, о Господе надежда царя,

по милости Вышнего не падет.

9Сыщет длань Твоя всех врагов Твоих,

десница Твоя – ненавидящих Тебя.

Словно в огненную пещь Ты их претворишь

10в час явления лица Твоего,

погубит их Господь во гневе Своем,

и пожрет их огонь.

11Их плод истребишь Ты с земли,

из среды человеков – семя их;

12на Тебя затеяли злое они,

плели козни, но не возмогли.

13Тогда на расправу поставишь их,

из луков Твоих будешь стрелы метать

в лица их.

14Господи, восстань в силе Твоей!

Мы будем петь и на струнах бряцать

о подвигах мощи Твоей.

21/22

Начальнику хора. На «Лань зари».

Псалом Давидов.

2Боже мой, Боже мой!

зачем Ты оставил меня?

Далеки от спасения моего

слова вопля моего.

3Боже мой! вопию днем – но Ты не внемлешь мне,

ночью – и нет покоя мне.

4 А ведь Ты – Святый,

средь хвалений Израиля обитаешь Ты;

5на Тебя уповали наши отцы,

уповали, и вызволял Ты их;

6к Тебе взывали во благо себе,

на Тебя уповали, не быв посрамлены.

7Я же червь, а не человек,

хулим от людей, от народа презрен!

8Глумится всяк, кто видит меня,

кивает головою, устами твердит:

9«Он на Господа уповал – пусть избавит его,

пусть спасет, если так любит его».

10А ведь Ты меня из родимого чрева извел,

у сосцов материнских ободрил меня,

11едва из утробы, уж был я Твой,

от лона матери Ты – мой Бог.

12Не удаляйся от меня,

ибо беда близка,

а помощника нет!

13Множество тельцов обступило меня,

тучные с Васана окружили меня,

14раскрыли на меня пасти свои,

как ярый и рыкающий лев.

15Я пролился, как вода,

распались все кости мои,

и сердце мое, как воск,

тает внутри плоти моей;

16как черепок, иссохла сила моя,

язык мой пристал к гортани моей;

к персти смертной низвел Ты меня.

17Ибо псы окружили меня,

скопище злых обступило меня,

пронзили они руки мои

и ноги мои;

18счесть можно все кости мои,

как на зрелище, глядят они на меня,

19делят между собою ризы мои,

и мечут жребий об одежде моей!

20Но Ты, Господи, не будь вдали,

сила моя, на подмогу мне поспеши!

21Избавь от меча душу мою,

от песьих лап – единственную мою!

22Спаси меня от пасти льва,

от бычьих рогов, – о, услышь!

23Возвещу имя Твое братьям моим,

посреди сонма восхвалю Тебя.

24Благоговейные! восхвалите Его.

Всё семя Иакова! восславь Его.

Всё семя Израиля да чтит Его.

25Ибо скорбью скорбного не возгнушался Он,

не презрел ее,

не отвратил от меня лица Своего,

Когда воззвал я к Нему, услышал меня!

26О Тебе в сонме многом хвала моя;

пред лицом чтущих Тебя

исполню обеты мои.

27Пусть убогие досыта едят,

да восхвалят Господа взыскавшие Его,

да оживут сердца ваши вовек!

28Возьмутся за ум

и обратятся ко Господу все концы земли,

и поклонятся Тебе

все язычников племена;

29ибо Царствие Господне есть,

и над народами Владыка – Он.

30Поклонятся Ему одному

все тучные земли,

почтут Его все нисходящие во прах,

бессильные сохранить жизни своей.

31Семя мое послужит Ему,

услышит род грядущий о Господе весть,

32возвещена будет правда Его

тем, кто еще не рождены:

«Да, таковы дела Его».

22/23

Псалом Давидов.

1Господь – мой Пастырь, и нет мне нужды:

2на пажитях щедрых пасет Он меня,

к водопоям покоя ведет Он меня,

обновляет душу мою,

пути правды открывает Он мне, –

ради имени Своего.

4Если в низине, где смерти тень,

ляжет мои путь,

не убоюся зла!

Ты – со мною,

жезл Твой и посох Твой

защитят меня.

5Ты устроил мне пир

у гонителей моих на виду,

умастил елеем главу мою,

и полна чаша моя.

6Так! благость и милость провожают меня

во все дни жизни моей,

и несчетные дни мне пребывать

в Господнем дому!

23/24

Псалом Давидов. [На первый день недели]

Господня земля и всё, что на ней,

вселенная и все народы ее;

2Он сам на пучинах утвердил ее,

на потоках поставил ее.

3Кто взойдет на гору Его,

встанет на святом месте Его?

4Чьи руки неповинны, кто сердцем чист,

кто не возлюбил суеты

и клятвою лжи не скреплял.

5Его благословит Господь,

Бог-Спаситель оправдает его;

6кто ищут Господа, таковы,

ищут, Боже Иакова, лица Твоего.

(Села!)

7Поднимитесь, косяки врат,

древние двери, раздайтесь ввысь,

и Царь славы войдет!

8Царь славы – кто есть Он?

крепкий и могучий Господь,

могучий во бранях Господь!

9Поднимитесь, косяки врат,

древние двери, раздайтесь ввысь,

и Царь славы войдет!

10Царь славы – кто есть Он?

Господь воинств, Господь сил,

Царь славы есть Он.

(Села!)

28/29

Псалом Давидов. [При окончании праздника Кущей]

Воздайте Господу, Божьи сыны,

воздайте Господу царскую честь,

2воздайте Господу честь имени Его,

поклонитесь Ему во святыне Его!

3Голос Господа над глубиною вод,

Бог славы громами говорит,

голос Господа над разливом вод,

голос Господа в силе Его,

голос Господа во славе Его!

4Голос Господа кедры крушит,

кедры Ливанские крушит Господь!

6И скачет Ливан, как телец,

и Сирион, как молодой бычок.

7Голос Господа высекает огонь,

8голос Господа пустыню сотряс,

пустыню Кадеш сотряс Господь!

9Голос Господа нудит ланей родить

и обнажает лесную сень.

10Превыше потопа обитает Господь,

воцарится Господь во веки веков.

11Господь народу Своему подаст мощь,

одарит миром людей Своих.

37/38

Псалом Давидов. Ради памяти [о субботе]

2Господи! не в ярости Твоей обличай меня,

и не во гневе Твоем карай меня;

3ибо стрелы Твои вошли в меня,

и тяжка на мне рука Твоя.

4Нет целого места в плоти моей

по причине гнева Твоего,

нет покоя в костях моих

по грехам моим;

5ибо беззакония мои превысили главу мою,

как тяжкое бремя гнетут меня;

6смердят и гноятся раны мои

по безумию моему;

7согбен я и поник весьма,

весь день скорбен хожу,

8ибо недугом полны чресла мои,

нет целого места во плоти моей.

9Расслаблен я и весь разбит,

вопию от смуты сердца моего.

10Господи! пред Тобою все желание мое,

и стенание мое открыто Тебе.

11Содрогается сердце мое,

и оставила меня сила моя;

и свет очей моих – всё ушло от меня.

12Други мои, сотоварищи мои

отступили от беды моей,

и ближние мои встали вдали;

13но ищущие души ставят силки,

умышляющие мне зло рекут смерть,

целодневно готовят ков.

14Я же не слышу, как глухой,

как немой, не отверзаю уст моих;

15да, я как тот, у кого слуха нет,

и нет ответа в его устах.

16Ибо на Тебя, Господи, надежда моя;

Ты услышишь, Господи, Боже мой!

17Я сказал: да не порадуются обо мне

враги мои,

да не похвалятся обо мне,

когда оступится стопа моя!

18Ибо к ранам я готов,

и скорбь моя предо мною всегда,

19я возвещаю беззаконие мое

и печалуюсь о грехе моем.

20Меж тем враги мои живут и сильны,

и умножились, кто без вины ненавидят меня,

21воздают мне злом за добро,

враждуют за то, что ищу я добра.

22Не оставь меня, Господи, Боже мой!

Не отступи от меня!

23Поспеши на помощь мне,

Господи, спасение мое!

44/45

Начальнику хора. На шошаним. Сынов Кораха. Маскил. Песнь приязни.

2Из сердца моего речь благая звучит,

я возглашаю о царе стих мой,

как трость скорописца – мой язык.

3Меж Адамовых сынов ты прекраснее всех,

излилась милость на уста твои;

потому благословил тебя Бог вовек!

4Препояшь себя, Сильный, мечом по бедру,

тебе – слава, и тебе – краса,

5и во красе твоей поспеши,

на колеснице скачи,

за кротость, за правду ополчись,

и грозные дела явит тебе

десница твоя.

6Острые стрелы твои –

(народы пред Тобою падут) –

в сердца царевых врагов.

7Престол твой от Бога вовек;

скиптр правоты – скиптр царства твоего.

8Возлюбил ты правду и возненавидел зло;

сего ради помазал Бог, Бог твой,

елеем веселий тебя –

более сопутников твоих.

9Все одежды твои –

смирна, касия, алой;

из покоев слоновой кости тебя

увеселяет звон струн;

10дочери царей – средь избранных твоих;

стала царица одесную тебя,

из злата Офира – убор ее,

11Услышь, дочерь, воззри,

и приклони ухо твое,

и забудь народ твой

и дом отца твоего!

12Возжелал царь красоты твоей;

ведь он – господин тебе,

так склонись перед ним!

13И дочерь Тира приносит дары,

богатые из народа хвалят твой лик.

14Сокровенна слава дщери царя,

златом шита одежда ее,

15ведут ее в узорных ризах к царю,

за нею девы, подруги ее;

16веселием и кликами встречают их,

и приводят их в чертог царев.

17Вместо отцов твоих

будут сыны твои;

ты князьями поставишь их

по всей земле. –

18Соделаю имя твое

памятным в род и род,

потому и народы восславят тебя

всегда и вовек.

45/46

Начальнику хора. Сынов Кораха. На аламот. Песнь.

2Бог – наша сила и наш оплот,

скорый помощник во дни беды:

3не устрашимся, если дрогнет земля

и горы сойдут в бездны зыбей.

4Пусть воды вздымаются и шумят,

колеблются горы от буйства волн

(Села!)

5потоки веселят Божий град,

святой Вышнего приют!

6С ним Бог, и он нерушим,

поможет ему Бог на рассвете дня.

7Царства колеблются, народы кипят,

глас Божий звучит, тает земля!

8С нами – Господь сил,

Бог Иакова – наш оплот.

(Села!)

9Посмотрите, что творит Господь –

дивное являет на земле,

10смиряет брани до концов земли,

ломает лук, сокрушает копье

колесницы сожигает огнем.

11«Смиритесь, познайте, что Я – Бог,

превыше народов, превыше всего!»

12С нами – Господь сил,

Бог Иакова – наш оплот.

(Села!)

50/51

Начальнику хора. Псалом Давидов.

2Когда приходил к нему пророк Натан после того, как Давид вошел к Вирсавии.

3Помилуй меня, Боже, по милости Твоей,

и обилием благосердия Твоего

изгладь беззаконие мое;

4всецело отмой меня от вины моей,

и от греха моего очисти меня!

5Ибо сознаюсь я в беззаконии моем,

и грех мой предо мною всегда.

6Пред Тобой, пред Тобой одним я согрешил,

и сотворил злое в очах Твоих;

итак, прав Ты в приговоре Твоем

и безупречен в суде Твоем!

7Вот, в беззакониях я зачат,

и во грехе родила меня матерь моя;

8Вот, верности в сокровенном желаешь Ты,

в тайне открыл Ты мне премудрость Твою.

9Окропи меня иссопом, и буду чист,

омый меня, и стану снега белей.

10Дай мне радость и веселие внять –

и возрадуются кости, что Ты сокрушил.

11Отврати взор Твой от грехов моих

и каждую вину мою изгладь!

12Чистым, Боже, соделай сердце во мне,

и дух правый обнови в глубинах моих!

13Не отвергни меня от лица Твоего,

и Духа Твоего Святого не отними,

14возврати мне радость спасения Твоего,

и Духом всещедрым утверди меня!

15Научу беззаконных путям Твоим»

и нечестивцы обратятся к Тебе.

16Очисти меня от кровей,

Боже, Боже спасения моего!

и восславит язык мой

правду Твою.

17Господи! отверзни уста мои,

и речь моя возвестит хвалу Тебе.

18Ибо жертвы не желаешь Ты от меня,

всесожжение не угодно Тебе.

19Жертва Богу – сокрушенный дух;

сердцем, что смирилось до конца,

Боже, не погнушаешься Ты.

20Одари милостию Твоею Сион,

стены Иерусалима отстрой!

21Тогда будут жертвы угодны Тебе,

всесожжении и возношений обряд,

тогда возложат тельцов

на алтарь твой.

52/53

Начальнику хора. На махалат. Поучение Давидово.

2Сказал безумный в сердце своем;

«Бога нет!»

Растлились они, и мерзость вершат;

нет меж них, кто творил бы добро.

3Бог смотрит долу с небес

на Адамовых сынов:

в ком есть еще смысл,

кто Бога взыскал?

Все сбились с пути,

все, как один, развращены,

нет меж них, кто творил бы добро,

ни одного нет!

5Ужель не вразумятся делатели зла,

что едят народ мой, как едят хлеб,

и к Богу не воззовут?

6Там будет им страх, где и страха нет, –

ибо рассыплет Бог кости тех,

что походом пошли на тебя;

ты злых посрамишь,

ибо отверг их Бог.

7Кто с Сиона спасение Израилю подаст?

Когда возвратит Бог

плененных из народа Своего, –

тогда Иакову ликовать,

Израилю радость вкушать.

56/57

Начальнику хора. «Не погуби».

Давидов миктам, при бегстве его от Саула, в пещере.

2Помилуй, Боже, помилуй меня,

на Тебя уповает душа моя;

укроюсь под сенью крыл Твоих,

покуда не минула беда.

3К Богу Вышнему вопию,

к Богу, вызволяющему меня;

4он пошлет с небес помощь ко мне,

губителя смутит моего.

(Села!)

Бог ниспошлет милость Свою,

ниспошлет верность Свою.

5А моя душа – в кругу львов,

хищники окрест нее,

лютые человечьи сыны:

копья и стрелы – зубы их,

языки – острые мечи.

6Превыше небес, Боже, восстань,

распростри над землей славу Твою!

7Для стопы моей уготовали сеть –

и поникла душа моя;

вырыли яму на пути моем –

но сами пали в нее.

(Села!)

8Боже, готово сердце мое,

готово сердце мое!

Воспою, воспою Тебе хвалу;

9песнь моя, пробудись!

Арфа, проснись, цитра, проснись,

я разбужу зарю!

10Господи, средь народов скажу о Тебе,

меж племен воспою Тебе хвалу,

11ибо до небес – милость Твоя,

до облаков – верность Твоя.

12Превыше небес, Боже, восстань,

распростри над землей славу Твою!

69/70

Начальнику хора. Давидово. В воспоминание.

2Поспеши, Боже, избавить меня, –

Господи, на помощь мне приди!

3Да будет позор и стыд тем,

что на душу покусились мою,

да отступят со срамом вспять

радующиеся моей беде,

4да смутятся и отпрянут назад

те, что говорят: «Ну, ну!»

5Да возликуют и возвеселятся о Тебе

все ищущие Тебя,

да молвят непрестанно: «велик Бог!» –

любящие спасение Твое.

6Я же смирен и убог,

Боже, скоро приди ко мне!

Ты – Помощь моя, Избавитель мой;

Господи, поспеши!

75/76

Начальнику хора. На струнах.

Псалом Асафов. Песнь.

2Ведом во Иудее Бог,

велико во Израиле имя Его;

3и было в Салиме жилище Ему,

и на Сионе – обитель Его.

4Там стрелы луков сокрушил Он,

щит, и меч, и брань.

(Села!)

5О, дивен Ты,

величавее победных гор!

6Могучие сердцем в добычу пошли,

забылись, словно бы сном своим,

и не обрели все мужи

крепости в руках своих.

7Боже Иакова, от угрозы Твоей

бездвижны и колесница, и конь.

8Ты грозен, о, Ты!

Кто пред лицом Твоим устоит

в час гнева Твоего?

9С небес огласил Ты приговор Твой;

устрашилась, смолкла земля,

10Когда восстал Бог рассудить,

вызволить всех убогих земли.

(Села!)

11И гнев человеков – ко славе Твоей,

остаток гнева Ты укротишь.

12Давайте обеты, исполняйте их

пред Господом – Он Бог ваш!

Все, кто окрест Него,

да принесут Грозному дары;

13укрощает Он дух владык,

царям земли внушает Он страх.

76/77

Начальнику хора. Иедуфуну.

Асафово. Псалом.

2К Богу – вопль мой, и я воззову,

К Богу – вопль мой, чтоб внял Он мне!

3В день скорби моей

Господа я взыщу.

Всю ночь простираю руки мои,

не даю им упасть,

не хочет утешиться душа моя!

4Помыслю о Боге – и воздохну,

задумаюсь – и никнет дух мой.

(Села!)

5Не даешь Ты дремоты веждам моим,

смятен я, и молкнет речь моя;

помышляю о давних днях и годах,

7поминаю напевы мои в ночи,

беседую с сердцем моим,

размышляю, и вопрошает дух мой:

8иль вовек отринул Господь

и не станет более благоволить,

9иль вовек отступила милость Его,

престало слово Его в род и род,

10или миловать Бог позабыл,

затворил во гневе щедроты Свои?

(Села!)

11И сказал я: «Вот боль моя:

десница Вышнего изменена!»

12Воспомню о Господних делах,

о древних воспомню чудесах,

13Исследую все деяния Твои,

размыслю о свершенном Тобой.

14О Боже! Во святыне стезя Твоя;

кто есть бог, что велик, как Бог?

15Ты – Бог, что творит чудеса,

Ты силу Твою меж языков явил,

16Ты вызволил дланью народ Твой –

Иакова, Иосифа сынов.

(Села!)

7Видели воды, Боже, Тебя,

видели воды, и взял их страх,

и бездны объяла дрожь;

18облака изливали проливень струй,

небеса издавали гром,

и летали стрелы Твои.

19Глас грома Твоего – в кругу небес,

молнии светили надо всей землей,

содрогалась, сотрясалась земля.

20В пучине – пути Твои,

в водах великих – стезя Твоя,

и следов Твоих не испытать.

21Как стадо, вел Ты народ Твой –

Моисея, Аарона рукой.

83/84

Начальнику хора. На гиттит. Сынов Кораха. Псалом.

2Как желанны обители Твои,

Адонаи, Господи сил!

3Истаевает душа моя,

алчет покоя дворов Твоих;

ликует во мне сердце мое,

торжествует плоть моя

в радости о Боге живом.

4Вот, и пташка находит себе приют,

и ласточка – укром для птенцов своих;

а мне – алтари Твои, Боже сил,

мой Царь и мой Бог!

5Благо живущим в дому Твоем,

кто без устали славят тебя!

(Села!)

6О, благо тому, чей оплот в Тебе,

кто нашел стезю к Тебе в сердце своем!

7Проходят странники юдолью слез,

и становится она источником вод,

и благодатью одевают ее

проливающиеся дожди.

8От силы к силе пройдут они,

явится на Сионе Бог богов.

9Господи сил! Услышь молитву мою,

Боже Иакова, внемли!

(Села!)

10Боже, оплот наш, обрати взор!

Призри на Помазанника Твоего.

11Ибо единый день во дворах Твоих

лучше тысячи дней;

лучше мне у порога стоять

в дому Господа моего,

нежели обрести приют

во обителях греха.

12Господь Бог – солнце и щит,

милость и честь подаст Господь;

не откажет ни в едином из благ

ходящим в простоте своей.

13Адонаи, Господи сил!

Блажен, кто уповает на Тебя.

86/87

Сынов Кораховых. Псалом. Песнь.

2Основания его – на горах святых;

врата Сиона возлюбил Господь

больше всех Иакова жилищ.

3Славное говорится о тебе,

Божий град!

(Села!)

4 – Помяну ли Раав и Вавилон

знающим меня:

вот, Филистия, Тир и Куш

молвят: «Некто родился там!»

5И станут о Сионе говорить:

«Муж и муж родился в нем,

Вышний Сам утвердит его!»

6В переписи народов напишет Господь:

«Некто родился там!»

(Села!)

7И скажут с напевом, с игрою флейт:

«Все истоки мои – в тебе!»

87/88

Песнь. Псалом сынов Кораховых. Начальнику хора. На «махалат леаннот». Маскил Эмана Эзрахита

2Господи, Боже спасения моего!

пред Тобою днем и в ночи вопию.

3Да внидет пред лице Твое мольба моя,

приклони ухо Твое к плачу моему!

4Ибо насытилась бедами душа моя,

и жизнь моя к преисподней подошла;

5к нисходящим в могилу я причтен,

я стал, как человек без сил,

6оставленный посреди мертвецов,

подобный убитым во гробах,

о которых не вспоминаешь Ты,

которые отторгнуты от длани Твоей.

7В ров преисподней низвел Ты меня,

во тьму, во мрак бездн,

8на мне отяготела ярость Твоя,

и все валы Твои Ты навел на меня. (Села!)

9Удалил Ты от меня ближних моих,

соделал меня мерзостию для них,

заточил Ты меня,

не вырваться мне.

10От горести истомились очи мои;

я взывал к Тебе, Господи, весь день,

простирал к Тебе руки мои.

11Разве над мертвыми Ты творишь чудеса,

иль умершие восстанут славить Тебя?

(Села!)

12Или в гробнице возвещена будет милость Твоя

и в месте погибели – верность Твоя?

13Или во мраке познают чудеса Твои,

и в стране забвения – правду Твою?

14Но взываю я, Господи, к Тебе,

и пред Тобою молитва моя поутру.

153ачем, Господи, отвергаешь Ты душу мою,

отвращаешь лице Твое от меня?

16Нищ я, и в скорбях от юности моей,

изнемогаю под бременем страхов Твоих;

17надо мною прошла ярость Твоя,

устрашения Твои смутили меня;

18всякий день окружают меня, как разлив вод,

совокупно смыкаются окрест меня.

19Друга и ближнего Ты удалил от меня,

и ведомых не видать, будто во тьме.

90/91

1Ты, что у Вышнего под кровом живешь,

под сенью Крепкого вкушаешь покой,

2скажи Господу: «Оплот мой, сила моя,

Ты – Бог мой, уповаю на Тебя!»

3Ибо Он избавит тебя от сети ловца

и от язвы злой,

4Своими крылами осенит тебя,

и под сенью перьев Его найдешь укром.

Щит твой и доспех твой –

верность Его!

5Не убоишься ни страхов ночных,

ни стрелы, летящей во дни,

6ни язвы, крадущейся во мгле,

ни мора, что в полдень мертвит.

7Тысяча падет подле тебя,

и десять тысяч – одесную тебя,

но к тебе не подойдет;

8лишь очами твоими будешь взирать,

возмездие безбожным созерцать.

9«Господь – упование мое!» – сказал ты,

Вышнего избрал оплотом твоим;

10не приключится с тобою зла,

и не тронет бич шатра твоего.

11Ибо Вестникам Своим поручил Он тебя,

чтоб хранили тебя на всех путях твоих;

12на руки подымут они тебя,

чтоб о камень не преткнулась твоя стопа;

13на аспида и змия наступишь ты,

будешь льва и дракона попирать.

14 Он приник ко Мне, и избавлю его,

возвышу его, ибо познал он имя Мое,

15воззовет ко Мне, и отвечу ему,

с ним буду в скорбях,

избавлю и прославлю его,

16долготою дней насыщу его,

и явлю ему спасение Мое.

91/92

Псалом. Песнь на день субботний.

2Сладко Господа благодарить,

Имени Твоему, о Вышний! бряцать,

3возвещать поутру милость Твою,

и верность Твою – в ночи,

4на цитре и на десяти струнах,

с песнею под звоны арф.

5Радость мне, Господи, дела Твои,

я ликую о творениях рук Твоих.

6Как дивны, Господи, творения Твои!

Весьма глубоки мысли Твои.

7Малоумный не постигнет их,

и несмысленный не поймет.

8Пусть разрастаются, как трава,

пусть процветают творящие зло, –

это к погибели навсегда;

9Ты же, Господи, возвышен вовек.

10Ибо вот, Господи, враги Твои,

ибо вот, сгинут враги Твои,

расточатся все творящие зло.

11А мой рог возносишь Ты,

как единорога рог,

елеем свежим я умащен;

12смотрит око мое на врагов моих,

и о злых, что ополчаются на меня,

слушают весть уши мои.

13Как пальма, праведный процветет,

возвысится, как ливанский кедр, –

14насажденные в Господнем дому,

во дворах Бога нашего процветут;

15и в старости будут плодоносить,

не иссякнет в них сок –

16во свидетельство, что прав Господь,

скала моя,

и что неправды нет у Него.

94/95

Приидите пред Господом ликовать,

Твердыне спасения нашего возгласим

2благодарно станем пред Ним,

при звуке струн возопиим Ему!

3Ибо Господь – великий Бог,

над всеми богами великий Царь;

4в руке Его – бездны земли,

и высоты гор – во власти Его;

5и море Он сотворил,

и сушу изваяли руки Его.

6Приидите, поклонимся и припадем,

преклоним колена все

пред Господом, создавшим нас!

7Ибо Он есть Бог наш,

а мы – народ паствы Его,

и овцы длани Его.

В день сей услышите глас Его:

8«Не ожесточите ваших сердец,

как было в Мериве, в Массы день,

9когда отцы ваши искушали Меня,

в пустыне испытывали Меня –

и увидели дела Мои.

10Сорок лет поколение гневило Меня,

и рек Я: извращены их сердца,

не познали они путей Моих.

11И поклялся Я во гневе Моем,

что не войдут они в радость Мою».

95/96

Пойте Господу новую песнь,

пойте Господу, вся земля!

2Пойте Господу, благословляйте имя Его,

возвещайте со дня на день

спасение Его!

3Изъясняйте племенам славу его,

всем народам чудеса Его!

4Ибо велик Господь и славен весьма,

страшен превыше всех богов;

5ибо все боги народов – морок и прах,

но Господь – Творец небес.

6Слава и величие пред лицом Его,

7Воздайте Господу, семейства племен,

воздайте Господу славу и честь,

8воздайте Господу честь имени Его,

входите с дарами во дворы Его!

9Средь красы святыни преклонитесь пред Ним,

пред лицом Его дрогни, вся земля!

10Скажите народам: Господь есть Царь!

Не колеблется, стоит круг земель,

и по правде вершит Свой суд

над всеми народами Он.

11Да радуются небеса

и да ликует земля,

да шумит морская глубь

и все, что наполняет ее,

12да веселятся поля и все, что на них,

да ликуют все деревья дубрав

13пред лицом Господа – Он идет,

Он идет, чтоб землю судить;

рассудит Он по правде круг земель,

и народы – по верности Своей.

96/97

Господь есть Царь, да ликует земля,

да веселится множество островов!

2Облако и мрак – окрест Его,

правда и суд – основа престола Его;

Зпред лицом Его идет огонь,

попаляет окрест врагов Его,

4от молний Его блеск на весь круг земель,

видит и сотрясается земля,

5пред лицом Господа тают горы, как воск,

пред лицом Властителя всей земли, –

6возвещают небеса правду Его,

и видят все народы славу Его.

7Да постыдятся те, что кумиров чтят,

те, чья похвальба – морок и прах;

да преклонятся пред Ним все божества!

8Слышит и радуется Сион,

дщерей Иуды ликует сонм,

Господи, о приговорах Твоих!

9Ибо Ты, Господи, Вышний над землею всей,

надо всеми богами превознесен.

10Вы, что любие Господа, – гнушайтесь злом!

Хранит Он души верных Своих,

из руки грешных вызволяет их;

11сияет на праведника – свет,

и радость – на тех, чьи прямы сердца.

12Радуйтесь, праведные, о Нем,

и славьте память святыни Его!

102/103

Давидово.

1Благослови Господа, душа моя,

и все, что во мне, – имя святое Его;

2благослови Господа, душа моя,

и не забывай всех даров Его.

3Он прощает все беззакония твои,

исцеляет все недуги твои,

4избавляет от истления жизнь твою,

милостью и щедротами венчает тебя,

5насыщает благами зрелость твою;

как у орла, обновится юность твоя!

6Милость творит Господь,

теснимых защищает права;

7открыл Он Моисею пути Свои,

сынам Израилевым – деяния Свои:

8щедр и милостив Господь,

долготерпелив и благ весьма,

9прогневается не до конца,

и враждует не вовек.

10Не по беззакониям нашим сотворил Он нам,

и не по грехам нашим воздал Он нам;

11но как высоки небеса над землей,

сильна милость Его к боящимся Его;

12как восток от запада далек,

беззакония наши отдалил Он от нас;

13как милует отец детей,

милует Господь боящихся Его.

14Ибо знает Он состав наш,

памятует, что мы – персть.

!5Человек – дни его подобны траве,

как цвет полевой, отцветают они;

16повеет над ним – и нет его,

и не узнает его место его.

17Но милость Господня от века и вовек

к боящимся Его,

18и правда его на сынах сынов\

тех, кто хранит завет Его,

кто помнит заповеди Его

и претворяет их в дела.

19Господь воздвиг престол Свой на небесах,

и всё объемлет царство Его.

20Благословите Господа, все Вестники Его,

сильные, творящие слово Его,

внемля звуку слова Его.

21Благословите Господа, все воинства Его,

слуги Его, творящие волю Его!

22Благословите Господа, все дела Его,

на всяком месте владычества Его!

Благослови Господа, душа моя!

103/104

Благослови Господа, душа моя!

Господи, Боже мой, Ты весьма велик,

славою и блистанием облечен.

2Ты облачаешься, словно в ризу, во свет,

Ты раскидываешь, словно шатер, небеса;

3Ты над водами возвышаешь чертоги Твои,

делаешь облак колесницею Твоей,

шествуешь по ветровым крылам,

4ветры вестниками Твоими творишь,

слугами Твоими – пламена огня.

5На устоях землю Ты утвердил,

не поколеблется она в век и век;

6как ризою, бездну Ты облачил.

Воды стояли на горах –

7от укора Твоего побежали они,

убоялись гласа грома Твоего,

8спустились с гор, стекли в дол,

на место, что назначил им Ты.

9Положил Ты им предел,

которого им не прейти,

сызнова не разлиться им по земле.

10В долах дал Ты место родникам,

меж горами струи текут,

11поят всех зверей полевых,

онагры утоляют жажду свою;

12подле струй обитают птицы небес,

голос подают промежду ветвей.

13Напояешь Ты горы с высот Твоих,

от плодов дел Твоих насыщается земля.

14Растишь Ты для скотов траву

и на потребу человеку – злак,

и хлеб изводишь из недр земли,

15и вино, что сердца людей веселит,

больше, чем елей, намаслит лик,

и хлеб укрепляет сердца людей.

16Насыщаются Господни дерева,

кедры Ливанские, что Ты насадил;

17птицы гнездятся там,

и аисту кипарис – жилище его;

18козерогам – высоты гор,

ущелья – убежища барсукам.

19И луну сотворил Ты, мету времен,

И солнце, что знает свой закат;

20Ты простираешь тьму, и бывает ночь,

и пробуждаются все звери лесов –

21рыкают львята о поживе своей,

у Господа просят снеди себе;

22взойдет солнце – идут они вспять,

по логовам расходятся своим;

23выходит человек на труды свои,

до вечера на служение свое.

24Велики, о Господи, труды Твои,

всё с премудростию Ты сотворил,

и полна земля творений Твоих!

25Вот море, без меры велико,

и в нем живности без числа,

малые твари при больших;

26там плывут суда, и там же – змий,

Тобою сотворенный, чтоб играть с ним.

27 Все они уповают на Тебя,

что Ты во благовремение дашь им снедь;

28и Ты отверзаешь руку Твою

и всякое животное полнишь благ.

29Сокроешь лик Твой – ужаснутся они,

отнимешь у них дух, и они умрут

и снова возвратятся во прах.

30Дохнешь ли на них – и восстанут они,

и Ты лицо земли обновишь.

31Да будет слава Господня вовек,

да возрадуется Господь о делах Своих!;

32Он воззрит на землю – и дрогнет она,

Он коснется гор – и дымятся они.

33Воспою Господу во все дни жизни моей,

пою Богу моему, пока я есмь.

34Да будет угодна Ему песнь моя –

а моя радость вся о Нем!

35Да исчезнут грешники от земли,

чтобы словно не бывало злых!

Благослови Господа, душа моя!

Аллилуйя!

109/110

Псалом Давидов.

1Слово Господа к Государю моему:

«Воссядь одесную Меня,

пока не повергну врагов Твоих

в подножие ног Твоих!»

2Скипетр силы Твоей

от Сиона пошлет Господь:

владычествуй посреди врагов Твоих!

3С Тобою власть в день силы Твоей

во свете святынь;

прежде денницы породил Я Тебя

из чрева Моего.

4Поклялся Господь

и не возьмет слова назад;

«Ты – Священник вовек,

как был Мельхиседек встарь!»

5Господь одесную Тебя,

в день гнева Своего

поразит Он царей,

6свершит над народами суд,

многих насмерть поразит,

сокрушит главу пространной земли.

7От потока в походе будет Он пить,

сего ради вознесет главу.

113/114

Когда Израиль из Египта шел,

сыны Иакова – от чуждых племен,

2стал Иуда святыней Его,

Израиль – уделом Его.

3Видело море – и бежало прочь,

видел Иордан – и потек вспять,

4как овны, горы бежали в тот день,

как малые ягнята – холмы.

5Что ты, море, бежало прочь,

что ты, Иордан, потек вспять?

6Что вы, горы, как овны, скакали в тот день,

как малые ягнята – холмы?

7Пред Господом сил дрогни, земля,

пред Богом Иакова дрожи!

8Он творит из камня – обилие вод,

из скалы – течение струй.

116/117

Хвалите Господа, народы все,

славьте Его, все племена;

2ибо крепка над нами милость Его,

и верность Господня стоит вовек.

Аллилуйя!

117/118

Славьте Господа» ибо Он – благ,

ибо вовеки милость Его!

2пусть же Израиль возгласит:

да, вовеки милость Его!

3пусть же возгласит Ааронов дом:

да, вовеки милость Его!

4пусть же возгласят благоговейные:

да, вовеки милость Его!

5Воззвал я ко Господу, бедою тесним,

и услышал Господь, и дал мне простор.

6Господь за меня, не устрашусь:

что сделает мне человек?

7Господь со мною, Он – Защитник мой,

и воззрю я на врагов моих.

8Лучше на Господа уповать,

чем надежду иметь на людей.

9Лучше на Господа уповать,

чем надежду иметь на владык.

10Все неверные окружили меня,

но именем Господним я их превозмог.

11Обступили, окружили меня –

но именем Господним я их превозмог.

12Окружили меня, как рой пчёл,

полыхали, как в тернах огонь, –

но именем Господним я их превозмог.

13С силою толкали, сбивали с ног, –

но Господь не дал мне упасть.

14Господь – сила моя и песнь,

и Он – спасение мое.

15Ликования, спасения вопль

у праведных по шатрам:

16«Десница Господня являет мощь!

Десница Господня превознесена!

Десница Господня являет мощь!»

17Не умру, но буду жить

и дела Господни возвещать;

18Наказал, о, наказал Он меня,

но смерти не предал меня.

19Отворите же мне правды врата,

войду в них и Господа восхвалю!

20Вот Господни врата,

праведные ими войдут.

21 Хвалю Тебя, ибо Ты услышал меня

и был во спасение мне.

22Камень, что строители кинули прочь,

соделался главою угла.

23От Господа сии дела,

дивны они в наших очах.

24Вот день, что сотворил Господь:

возликуем, возвеселимся о нем!

25О Господи, поспеши спасти!

О Господи, поспеши помочь!

26Благословен, кто во имя Господне грядет.

От дома Господня благословляем вас.

27Бог – Господь, и воссиял Он нам!

Вяжите жертву на торжестве

у самых жертвенника рогов!

28Ты – Бог мои, и восславлю Тебя,

Ты – Бог мой, и возвеличу Тебя.

29Славьте Господа, ибо Он благ,

ибо вовек милость Его!

120/121

Песнь паломничества.

1Подыму взоры мои к горам –

оттуда придет помощь ко мне.

2От Господа помощь мне,

от Создателя небес и земли!

3Он не даст оступиться твоей стопе,

не забудется дремотой Хранитель твой;

4о, не задремлет, не уснет,

Кто Израиля хранит!

5Господь хранит тебя, от Господа тень

осенит десницу твою.

6Не будет тебе днем от солнца вреда,

ни от луны в ночи.

7Господь хранит тебя от всякого зла,

хранит душу твою.

8Выходишь иль входишь – с Тобою Господь,

отныне и вовек.

121/122

Песнь паломничества. Давидово.

1Возрадовался я, как сказали мне;

«В дом Господень пойдем!»

2Твердо стали наши стопы

во вратах твоих, Иерусалим!

3Иерусалим, устроенный, как град,

воедино слит, –

4восходят туда племена,

колен Господних племена,

свидетельство Израилю принести,

имя Господне прославлять –

5ибо там стоят престолы суда,

дома Давидова престол!

6Испросите для Иерусалима мир!

Да благоденствуют, кто любят тебя,

7Да будет мир в стенах твоих,

благоденствие – во дворцах твоих!

8Ради братьев моих и ближних моих

говорю: мир тебе!

9Ради дома Господа, Того, кто наш Бог,

желаю тебе добра!

122/123

Песнь паломничества.

1К Тебе возвожу очи мои,

Сущий на небесах!

2Вот, как очи рабов –

на руки их господ,

как очи рабы –

на руку ее госпожи,

ак очи наши – к Господу, Богу нашему,

доколе Он не помилует нас.

3Помилуй нас, Господи, помилуй нас,

довольно уж презрением насытились мы;

4довольно уж пресытилась душа

издевками от тех, кто надмен,

и презрением от гордецов.

124/125

Песнь паломничества.

1Кто уповает на Господа – как гора Сион,

не сдвинется, стоит вовек.

2Иерусалим! Горы укрывают его,

так Господь укрывает народ Свой,

отныне и вовек.

3Не допустит Господь, чтоб батог злых

над жребием праведных нависал, –

дабы праведные рук не простерли своих

к делам злым.

4Господи, добрым благотвори,

тем, кто сердцем прям!

5Но тех, кто совращен на кривые пути,

да оставит Господь

ходить с теми, кто творит зло!

Израилю – мир!

126/127

Песнь паломничества.

1Если дома не строит Господь –

к чему строителей труды?

Если града не хранит Господь –

к чему бодрствует страж?

2К чему вам рано вставать

и поздно отходить ко сну

вкушать хлеб маяты?

Друга Он и во сне одарит.

3Вот дар от Господа – сыны,

плод чрева – награда от Него;

4как стрелы в сильной руке –

сыны юности твоей.

5О, благо тому,

кто наполнит ими колчан!

Будет у него ответ,

когда к воротам подступит враг.

128/129

Песнь паломничества.

1Вдоволь утесняли меня

от юности моей, –

да скажет Израиль так, –

2вдоволь утесняли меня

от юности моей,

но не одолели меня.

Пахари пахали на моем хребте,

долгие вели борозды.

4Праведен Господь, Он рассек

нечестивых сеть;

5да смутятся, обратятся вспять

все, кто ненавидит Сион!

6Да будут, как на кровлях трава,

что сохнет прежде, чем исторгнут ее,

7которой косарь не возьмет себе в горсть,

и вяжущий снопы не причтет к снопу,

8и не скажут прохожие им:

«Благословение Господне на вас!

Именем Господним благословляем вас!»

130/131

Песнь паломничества. Давидово.

1Господи! не надмевается сердце мое,

не глядят в высоту очи мои,

не вхожу я в то, что выше меня,

что не в меру дивно для меня.

2Я ли не усмирял,

не успокаивал души моей,

Как дитя, отнятое от груди?

Как дитя, душа моя во мне.

3О Израиль, о Господе надежда твоя,

отныне и вовек.

132/133

Песнь паломничества. Давидово.

1О, как сладко, как хорошо,

братьям совместно пребывать, –

2как многоценный елей на главе,

что каплями стекает на браду,

на Ааронову браду,

стекает на края ризы его, –

3как роса от Ермонских высот,

что нисходит на Сиона холмы:

ибо там даровал Господь

благословение и жизнь вовек.

137/138

Давидово.

1Благодарю Тебя всем сердцем моим,

пред богами бряцаю и пою Тебе,

2преклоняюсь пред святым Храмом Твоим,

и благодарю имя Твое

за милость Твою и верность Твою,

ибо возвеличил Ты превыше всего

слово Твое, имя Твое.

3В день, когда воззвал я, Ты услышал меня,

пробудил силу в душе моей.

4Благодарят Тебя, Господи, все цари земли,

ибо слышали речения уст Твоих! –

5Воспевают они Господни пути,

ибо слава Господа велика;

6ибо возвышен Господь, и смиренного зрит,

и гордого распознает издалека.

7Если путь мой посреди напастей лежит,

Ты животворишь меня,

противу злобы врагов моих

руку Твою прострешь,

и спасет меня десница Твоя.

8Господь дело совершит за меня!

Господи, милость Твоя вовек,

не оставляй же дела рук Твоих!

142/143

Псалом Давидов.

1Господи, услыши молитву мою,

вонми молению моему,

в верности Твоей ответствуй мне,

в правде Твоей!

2Но не входи в суд с рабом Твоим,

ибо не оправдается пред Тобой

никто из живых!

3Ибо теснит враг душу мою,

втаптывает во прах жизнь мою,

ввергает меня во тьму,

как умерших в давние дни;

4и уныл во мне дух мой,

цепенеет во мне сердце мое.

5Вспоминаю давние дни,

рассуждаю о всех делах Твоих,

мыслю о действиях руки Твоей,

6простираю к Тебе руки мои:

душа моя – безводная земля,

жаждет она Тебя!

(Села!)

7Скоро, Господи, услышь меня!

Изнемогает дух мой.

Не отврати лица Твоего от меня,

да не уподоблюсь тем,

кто сходит во гроб.

8Открой мне поутру милость Твою,

ибо на Тебя – упование мое.

Укажи мне путь, которым мне идти,

ибо к Тебе возношу душу мою.

9От врагов моих, Господи, избавь меня!

В Тебе – прибежище мое.

10Научи меня творить волю Твою,

ибо Ты – Бог мой!

Дух Твой благий да ведет меня

на долы ровной стези.

11Господи, имени ради Твоего

оживотвори меня!

Правды ради Твоей

выведи из уныния душу мою,

12и по милости Твоей

истреби врагов моих,

и погуби всех утесняющих душу мою,

ибо я – раб Твой.

145/146

Аллилуйя!

Хвали Господа, душа моя!

2Восхвалю Господа, доколе живу;

буду петь пред Богом моим,

покуда есмь.

3Не надейтеся на вельмож,

на Адамова сына – в нем спасения нет:

4выидет дух его, он вернется в землю свою,

в тот день погибнут все замыслы его.

5Благо тому, кому в помощь Иакова Бог,

чья надежда – на Господа, на Бога своего,

6на Того, Чье творение – небеса и земля,

и море, и все, что в них,

Кто хранит верность вовек,

7для утесняемых вершит суд,

алчущим подает хлеб;

Господь выводит узников на свет,

8Господь отверзает очи слепцам,

Господь выпрямляет тех, кто согбен,

Господь праведным благоволит,

9Господь пришельцев хранит,

помогает сироте и вдове,

но искривит неправедных путь.

10Царствует Господь вовек,

Бог твой, о Сион, – в род и род.

Аллилуйя!

146/147

Аллилуйя!

Ибо благо – Богу нашему петь,

сладко это и уместна хвала.

2Господь созидает Иерусалим,

изгнанников Израиля сбирает Он,

3врачует тех, кто сердцем сокрушены,

перевязывает раны их,

4исчисляет множество звезд,

и всем им дает имена.

5Велик Господь наш, обильна сила Его,

неизмерим разум Его.

6Смиренных возвышает Господь,

а грешных низвергает до земли.

7Пойте Господу славу чередой,

бряцайте Богу нашему на струнах, –

8Тому, кто кроет небо в облаках,

уготовляет для земли дожди,

взращивает травы на горах,

9подает скоту пищу его,

и корм воронятам, вняв их вопль.

10Не на силу коня смотрит Он,

не к прыти мужа благоволит;

11благоволит Господь к боящимся Его,

к тем, кто уповает на милость Его.

{147}6

Восславь Господа, Иерусалим,56

Сион, восхвали Бога твоего!

2Крепит Он вереи ворот твоих,

благословляет посреди тебя сынов твоих,

водворяет мир в пределах твоих,

обилием злака насыщает тебя.

4Шлет Он на землю глагол Свой,

скоро долетает слово Его;

5подает Он снег, как волну,

рассыпает иней, как золу,

6кусками мечет Он град,

перед морозом Его кто устоит?

7Пошлет слово Свое, и тает всё,

повеет ветром Своим, и воды текут.

8Возвестил Он Иакову слово Свое,

Израилю – уставы и законы Свои.

9Не с каждым народом поступил Он так,

и законов Его не знают они.

Аллилуйя!

148

Хвалите Господа с небес,

хвалите Его на высотах;

2хвалите Его, все Вестники Его,

хвалите Его, все Воинства Его!

3Хвалите Его, солнце и луна,

хвалите Его, все светы звезд;

4хвалите Его, небеса небес

и воды, что превыше небес!

5Пусть имя Господне хвалят они,

ибо велением Его сотворены;

6Он уставил их на веки веков,

непреступаемый даровал закон.

7Хвалите Господа от земли,

чуда морские и бездны все,

8огонь и град, снег и туман,

вихрь грозы, творящий слово Его,

9горы и все холмы,

плодовые деревья и кедров леса,

10дикие звери и все скоты,

гады и птиц пернатый род,

11цари земли и народы все,

владыки и все судьи земли,

12отроки и девы в кругу,

старцы с юными заодно!

13Имя Господне да восхвалят они,

что несравненно превознесено;

на земле и на небесах – слава Его.

14Он множит силу народа Своего,

хваление Ему от всех верных Его,

от Израилевых сынов,

от народа, что близок к Нему.

Аллилуйя!

149

Воспойте Господу новую песнь,

хвала Ему в собрании святых;

2да веселится Израиль о Творце своем,

да радуются о Царе своем Сиона сыны!

3Пляской да славят имя Его,

на тимпане и гуслях да играют пред Ним!

4Ибо милует Он народ Свой,

прославляет избавлением убогих Своих.

5Да торжествуют святые во славе своей,

да ликуют на ложах своих;

6хвалы Богу – в гортанях их,

обоюдоострые мечи – во дланях их,

7чтобы над народами кару вершить,

над племенами – правую месть,

8во узы царей их заключать,

в оковы железные – их вельмож,

9по писанию изрекать им приговор;

эта честь – всем святым Его.

Аллилуйя!

150

Аллилуйя!

Славьте Бога во Храме Его,

славьте Его на тверди небес,

где явлена сила Его!

2Славьте Его в делах мощи Его,

славьте Его во многом величии Его!

3Славьте Его гулом труб,

славьте Его звоном лютней и арф!

4Да славит Его тимпан и пляс,

да славят Его струны и свирель,

5да славит Его кимвала звон,

да славит Его кимвала зык!

6Всё, что дышит, да славит Господа!

Аллилуйя!

Комментарии к книге Иова

Время возникновения Книги Иова может быть определено только гипотетически. Острота чувства и отчетливость мысли, характеризующие этот шедевр древнееврейской литературы, бескомпромиссность, с которой в нем поставлен «проклятый вопрос» о разладе между умственной доктриной и жизненной реальностью» заставляют думать о «послепленной» эпохе, скорее всего, о IV веке до н. э. Этим не исключено присутствие в составе книги более раннего материала (может быть, проза в начале и конце) и более поздних вставок (вероятно, речи Элиу, возможно, песнь о мудрости в 28 главе, описания Левиафана и Бегемота в 40 и 41 главах и т. д.).

Имя героя засвидетельствовано уже для II тыс. до н. э.; оно жило в народном воображении как имя вошедшего в поговорку праведника сказочной древности. Когда пророк грозит Божьей карой, постигающей грешную страну, он может сказать так: «Если бы среди вас были такие три человека, как Ной, Даниил и Иов, то они бы и спасли жизнь свою праведностью своею; даже эти три человека не спасли бы ни сынов, ни дочерей, и только сами бы спаслись, а земля стала бы пустыней» (Книга пророка Иезекииля, гл. 14, ст. 14 и 16). Приводимая Иезекиилем присказка о трех великих праведниках соединяет имя «Иов» (Ийов) с именем Ноя (из легенды о потопе) и с именем пророка Даниила (присутствовавшем уже в угаритском эпосе); это заставляет думать об очень глубоких пластах общесемитских традиций. Итак, время действия – легендарная старина. Место действия несколько загадочно: имя «Уц» фигурирует в библейском родословии потомков Сима, но с чем следует отождествлять землю Уц – с арамейскими областями на севере Заиорданья, или с Хаураном, лежащим южнее и еще восточнее, или с Эдомом, расположенным к югу от Мертвого моря, – до сих пор не ясно. Скажем так: Иов настолько близок по крови и географическому местожительству к иудейско-израильской сфере, чтобы входить (вместе с тремя своими друзьями и с Элиу) в круг почитателей Единого Бога; и он ровно настолько далек от этой сферы, чтобы являть собою столь нужный для философской притчи тип «человека вообще», пример «открытого» религиозного опыта, образец как бы «естественной» праведности, не прикрепленной к какому-либо моменту истории древнееврейского народа (потому что иначе читательский интерес был бы перенесен с личного на общественно-политическое). Иов верит в того же Бога и постольку стоит перед теми же проблемами, что и любой иудей, но все-таки он не иудей, и поэтому его устами можно было спрашивать об Этом Боге и об этих проблемах свободнее, чем устами иудейского персонажа. Для того чтобы увидеть своих героев сквозь некий «магический кристалл» временной и пространственной дистанции, автор Книги Иова идет на тонкую и продуманную стилизацию. Божественное Имя «Яхве», по библейскому преданию открытое специально Моисею и через него рождающемуся еврейскому народу, тщательно избегается в речах Иова и его друзей, хотя обильно присутствует в авторской речи. Иов принадлежит к иной эре, иному порядку вещей – он живет еще до Моисея. Его опыт первозданен, как опыт «праотца» Авраама! Поэтому он называет Бога теми же именами, которыми, по Библии, называл Бога Авраам: «Шаддай», «Эльон», «Эл», «Элохим».

Язык Книги Иова очень необычен; он изобилует дерзкими, неожиданными, порой загадочными сравнениями и метафорами, а также иноязычными словами, арамейского или, по некоторым гипотезам, эдомитского происхождения. В нем довольно много речений, которые больше ни разу не встречаются в сохранившихся древнееврейских текстах, и смысл которых приходится угадывать из контекста. В некоторых случаях значение слова было, вероятно, проблемой уже для истолкователей времен Септуагинты (III-1 вв. до н. э.) и Талмуда (первая половина I тыс. н. а). Для порчи текста тоже было достаточно много возможностей (хотя и далеко не так много, как это виделось науке несколько десятилетий назад). В настоящее время! начинается новая эпоха текстологической работы над Книгой Иова благодаря наконец-то воспоследовавшей публикации одной из кумранских находок – арамейского таргума (переложения) этой книги. К сожалению, переводчик не успел воспользоваться новыми данными, которые еще долго будут осваиваться гебраистикой. Автор перевода и комментариев приносит сердечную благодарность Михаилу Иосифовичу Рижскому, любезно предоставившему возможность ознакомиться с его работой о Книге Иова. Возможности оговаривать в примечаниях все места, перевод которых более или менее гадателен, не было. Оговорены только особые случаи.

1:1 И человек этот был прост... В подлиннике חם [там] – непереводимое древнееврейское слово, которое обозначает отсутствие внутренней ущербности, полновесную доброкачественность и завершенное взаимное соответствие всех помыслов, дел и слов. Перед нами возникает образ искренней, чистосердечной, благообразной истовости богатого патриархального «шейха», неуклонно блюдущего себя от греха и во всем поступающего, как положено. Иов – хороший, и ему хорошо, и с ним хорошо; кажется, злу неоткуда войти в его жизнь.

1:2 И родилось у него семеро сыновей... –Сакральные числа 7, 3, 5 соответствуют древней числовой эстетике и выражают идею совершенства, законосообразности, гармонической стабильности. Если человек отовсюду окружен такими числовыми структурами, это значит, что все его дела идут правильно, по порядку, «по чину».

1:6 Сыны Божьи – описательное обозначение ангелов.

1:6 Господь – в подлиннике здесь и далее имя «Яхве».

Противоречащий – в подлиннике слово שטן [сатан], обозначающее также «обвинитель» или «клеветник» (в суде), «враг» или «супостат» (на войне), «искуситель» или «подстрекатель» (при раздоре), «препятствующий» (на пути), вообще «соперник», «противник», «противоборник». Это древнееврейское имя нарицательное живет в современных языках как имя собственное – «Сатана». Однако в Книге Иова это скорее кличка и прозвание безымянного и тем более жуткого сверхчеловеческого прокурора вселенной, чем его установившееся собственное имя. Но разница не только в этом. О Сатане в свете позднейшей теологии заведомо известно, что он противник Бога. О Противоречащем из Книги Иова известно пока что одно: что он – противник человека. Его отношения с Богом остаются загадкой и открытым вопросом.

1:11 Но – протяни-ка руку Твою... Сатана «искушает» Бога, и формула этого искушения символически соответствует формуле искушения человека в библейском рассказе о грехопадении Адама и Евы. Там Змий внушил человеку протянуть руку и коснуться запретного плода, чтобы познать, что есть добро и зло; здесь Противоречащий внушает Богу протянуть руку и коснуться человека, чтобы познать, что есть человек – добро или зло.

2:4 «Кожа за кожу!» По-видимому, поговорка, возникшая из практики меновой торговли бедуинов.

2:7 злыми язвами... Имеется в виду проказа. Для древнего еврея это не только неисцелимая болезнь, перспектива медленной и мучительной смерти, но и скверна, знак Божьей немилости, позорная утрата телесного благообразия. Прокаженный «нечист» в ритуальном смысле и потому отлучен от общинного культа.

2:11 Элифаз из Темана, и Билдад из Шуаха, и Цофар из Наамы – В этом перечне названы земли к востоку от Палестины, славившиеся мудростью своих обитателей. Друзья Иова – это, так сказать, мудрецы из мудрецов, умники и спорщики по праву рождения.

3:1 ...и проклял день свой. День рождения проклинает и пророк Иеремия (20:14 и сл.).

3:3 «Да сгинет день..». Все это проклятие по своему глубинному смыслу представляет собою как бы попытку оспорить и взять назад слова Бога при сотворении мира; «Да будет свет!» Бог есть собственник дня, поскольку некогда вызвал свет из мрака, небытия и хаоса; но если Он, как выражается Иов, «не взыщет Свою собственность», последняя снова достанется прежним владельцам – мраку, небытию, хаосу. Символ хаоса, в космогонической борьбе с которым создан мир, – чудище Левиафан (о котором еще будет идти речь в гл. 40–41); поэтому проклятие дню рождения и ночи зачатия должно быть заклинанием и окликанием Левиафана.

3:5 Смертная тень да емлет его... Перевод сделан по исправлению текста, предложенному немецким гебраистом Г. Форером.

5:7 ...как искры – возлетать ввысь. В подлиннике «сыны Рэшэфа». Рэшэф – древнее ханаанейское олицетворение огня, пламени, жара, а поэтому и того «жара», который бывает у больного человека. В нашем переводе принято истолкование древних таргумов и Ибн-Эзры: «сыны Рэшэфа», то есть сыны огня – метафора понятия «искры» Другая интерпретация, отраз– в Септуагинте, требует переводить «птицы».

5:17 ...от Крепкого... Здесь и ниже старославянским эпитетом «Крепкий» (в приложении к Богу и в значении «сильный» – ср. «Святый Боже, Святый Крепкий..».) передано характерное для Книги Иова очень древнее и очень загадочное имя Бога «Шаддай», по-видимому, этимологически связанное с идеей всесокрушающей мощи. Традиционный перевод «Всемогущий» предполагает абстрактно-догматический уровень мышления о Боге, чуждый ветхозаветной архаике.

7:12 ...разве я пучина и разве я Змий? Морская пучина и морское чудище(«таннин») выступают в Библии как символы побежденного Богом, но не укрощенного хаоса. Поэтому Бог и должен к ним «приставлять дозор», чтобы они не вышли из повиновения.

7:17 Что есть человек, что Ты отличил его... – Проникнутое трагической иронией воспоминание о псалме 8, который славит место человека в Божьем мире:

«...Что есть человек, что Ты

помнишь о нем,

или сын человека, что Ты

печешься о нем?

Ты сделал его немного

меньше богов,

славой и достоинством его

увенчал,

дал власть над творениями рук Твоих,

и все положил к ногам его!.».

Оба древнееврейских поэта согласны в том, что человеку уделено в планах Бога неимоверно важное место. Но если в псалме это причина для ликования, то в Книге Иова – причина для ужаса.

9:9 Кесиль – созвездие Ориона.

9:13 Рахав – одно из олицетворений хаоса.

16:15 Рог – обычный для древней поэзии Ближнего Востока символ славы, силы, гордости.

19:26 ...лишаясь плоти, я Бога узрю! Для автора и для героя Книги Иова еще не существует доктрины о загробной жизни и о воскресении мертвых. Сказанное здесь можно понять как философско-поэтический парадокс: да, я должен увидеть это, – хотя бы за пределами себя самого, за пределами моего существования, уже кончившись! Впрочем, это место отличается грамматической неясностью и допускает разные интерпретации.

22:24 Офир – местность (в Аравии? в Индии?), откуда при царе Соломоне вывозили золото.

26:5 Рефаимы – «призраки», «мороки», «нежить», олицетворения и обитатели непроницаемой загробной мглы.

26:6 Аваддон – «погибель», «бездна» (ср. русское слово «пропасть», обозначающее «бездну» как место, где все «пропадает»): преисподняя и олицетворение преисподней.

26:13 ...и Змия сражает Его рука! – еще один образ космогонической битвы Бога с первочудищем хаоса.

29:7 ...к воротам градским... В древней Палестине место, где восседали и творили суд старейшины.

29:18 …словно птица Феникс, прожив жизнь… Текст истолкован в соответствии с цитатой в талмудическом трактате «Санхедрин». По масоретскому тексту надо было перевести: «как песок, умножатся мои дни».

Содержание главы 31 составляет «очистительная присяга» Иова. Он хотел бы вести юридически правильный судебный процесс и теперь делает шаг в этом направлении, по всем правилам древнего судопроизводства заявляя о своей невиновности по всем возможным пунктам.

Глава 33 Основная идея, принесенная с собой Элиу на затянувшийся диспут, примерно такова: страдание надо рассматривать не столько как возмездие в юридическом смысле слова, сколько как целительное и очистительное средство, при помощи которого Бог врачует тайные недуги человеческого духа и обостряет внутреннюю чуткость человека, его «слух» (ср. 36:15: «и в утеснении отверзает людям слух..».).

38:36 Кто премудрость... Перевод по конъектуре Ф. Штира. Темное место допускает самые различные толкования.

42:7 Стихи снова сменились прозой; этим подчеркнуто, что книга кончается так, как она началась, – идиллией. Поразительно, что автор после картин предельной патетики с высокой поэтической дерзостью решается кончить повесть в тонах сказочного юмора (чего стоят хотя бы «говорящие» имена трех дочерей!).

Комментарии к Псалмам Давидовым

1:1 слова закона в уме его... Буквально – «шепчет он».

3:3 Села. Евр. סלה [сэла] (с ударением на первом слоге). Общепризнано, что перед нами какая-то музыкальная или литургическая помета (встречающаяся в Псалтири 71 раз и в Книге Пророка Аввакума 3 раза); но ее значение до сих пор не выяснено. Во всяком случае, она лишний раз напоминает, что речь идет о тексте, предназначенном не просто к чтению глазами, но к проговориванию и выпеванию.

8:1 На гиттит. Предположительно музыкальный термин. Остается вопрос: есть ли это название музыкального инструмента или обозначение мелодии?

10/11:7 и праведник узрит лик Его! Возможно понимание: «праведника зрит лик Его»

19/20:10 Господи, спаси царя... По другому возможному пониманию, принятому, например, М. Бубером и А. Шураки – «спаси нас, Господи, Царь»; в таком случае речь идет о царском достоинстве Самого Бога.

21/22:1 На «Лань зари». По-видимому, речь идет о мелодии, на которую должен был исполняться псалом.

21/22:13 Васан (Башан) – удобное для скотоводства высокое плоскогорье к востоку от Иордана.

21/22:17 ...пронзили они руки мои... Глагол כארי [каари], допускает различные понимания («связали» и др.); традиционное «пронзили», находящееся в согласии и с версией Септуагинты ὕρυξαν, букв, «прокопали», ср. ц.-слав. ископаша рцѣ мои), относится к числу вполне возможных.

21/22:19 и мечут жребий об одежде моей! Эти слова уже с времен начального христианства особенно непосредственно соотносились с участью Христа на Голгофе. Ср. Ио 19:23–24: «Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части [...]; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак, сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, – да сбудется реченное в Писании» – следует цитата из Псалма. Надо сказать, что из двух лексем, употребленных в тексте Псалма, первая (כנר [бэгэд] обозначает скорее верхнюю одежду (в переводе Септуагинты ίμάτια «плащи»), и в таком случае вторая (לכוש [левуш]) может относиться именно к хитону, т. е. к рубахе. Поздневизантийский толкователь говорит в этой связи: «...Заметь точность пророчества. Пророк сказал не о том только, что они разделили, но и о том, что не разделили. Прочие одежды они разделили на части, а хитон – нет, но дело о нем предоставили жребию». (Св. Евангелие от Иоанна с толкованием блаж. Феофилакта, архиепископа Болгарского, Московское подворье Троицкой Сергиевой Лавры, 1996, с. 675).

21/22:22 ...от бычьих рогов... В славянском переводе речь идет об избавлении отъ рогъ единорожь, чему следует и Синодальный перевод; это восходит к Септуагинте (μονοκερώτων). Однако присутствующее в древнееврейском тексте רס [рэм] (более обычная форма ראם [реэм]) означает просто разновидность диких буйволов (Lexicon in Veteris Testamenti libros ed. L. Koehler, Leiden, Brill, 1985, p. 864–865; M. Lurker, Wцrterbuch biblischer Bilder und Symbole, 4. Aufl., Мьnсhеп, 1990, S. 89–90). Мы сочли ненужным обременять текст Псалма изначально отсутствующим в нем образом чисто мифологического ряда – тем более, что фигура единорога впоследствии приобрела в христианской культуре скорее положительные коннотации, а здесь этого нет.

21/22:30 Поклонятся Ему одному... Вся эта фраза предлагает немало интерпретационных затруднений. Мы приняли чтение לו אך [ах ло] «Ему одному» вместо традиционного, но мало вероятного в языковом отношении אכלו [ахелу] «будут есть».

23/24:1 [На первый день недели]. Эта помета отсутсутствует в масоретском тексте, однако наличествует в версии Септуагинты (и соответственно в славянском переводе – единыя отъ сбботъ). Первый день еврейской седмицы соответствует нашему воскресенью.

28/29:1 [При окончании праздника Кущей]. Опять-таки помета в квадратных скобках дается по версии Септуагинты (в славянском переводе исхода скинiи).

37/38:1 [о субботе] См. оба предыдущие примечания. Что касается еврейской формулы להזכיר [леhазкир] «ради памяти», ее значение далеко не ясно и составляет предмет многих интерпретационных догадок. Некоторые новейшие переводы даже отказываются от ее перевода, ограничиваясь транслитерацией.

44/45:1 На шошаним. Слово ששנים [шошанним] буквально означает «лилии»; речь идет либо о какой-то известной мелодии, либо о музыкальных инструментах, скажем, формою напоминавших лилии.

Маскил – неясный жанровый термин.

Песнь приязни. В Септуагинте – «песнь о Возлюбленном». Здесь стоит вспомнить, что Возлюбленный – одно из имен Мессии. В масоретском тексте употреблено слово ירירח [йедидот] скорее означающее «дружество» (в переводе Бубера вместе с предшествующей лексемой Freundschaftslied).

44/45:7 Престол твой от Бога... Возможно прочтение: «престол Твой, Боже, вовек». Вопрос связан с другим, более тонким вопросом: как провести в ветхозаветном тексте границу между знаком, т. е. образом (земного) царя Избранного Народа, и означаемым, т. е. Божественным Царем, а в христианском понимании – Христом-Царем? Нет никакого сомнения, что перед нами текст с очень сильным теократическим измерением, которое само по себе постулирует выход в мессианскую перспектву. Столь же очевидно, что ближайший смысл текста в контексте культуры, в которой он был создан, имеет самое прямое отношение к придворным реалиям. Поэтому мы, ориентируясь на традиционное богословие «преобразования», в этом случае не находим приемлемой практику Синодального перевода, строящего передачу текста этого псалма на всемерной ликвидации различия между «преобразованием» и самим Образом – так, как если бы Псалмопевец совершенно сознательно говорил о Христе, и притом в терминах созревшей христологической доктрины: слово «царь» и все местоимения, к нему относящиеся, даны с большой буквы, возможны и такие формулы, как «помазал Тебя, Боже, Бог Твой» (ст. 8). Постольку, поскольку речь ближайшим образом идет все же не о Втором Лице Троицы, такие черты перевода могут вызвать у современного читателя опасное представление, будто здесь обожествляется земной царь, как это бывало у язычников. С другой стороны, нет надобности соглашаться с распространенной в нынешней научной литературе точкой зрения на этот псалом как на «единственный в Псалтири образец светской лирики» (ср., например, А. Weiser, I. Salmi, I, Brescia, 1984); она противоречит не только христианской традиции, но и тому, что называется историзмом, т. е. здравому культурно-феноменологическому подходу, воспрещающему переносить наши представления о границах «сакрального» и «светского» на явления иной эпохи.

45/46:1 На аламот. Снова то ли указание на мелодию, то ли название музыкального инструмента.

52/53:1 На махалат. Значение неясно; обычно понимается как терминологическое указание для исполнения.

Поучение. Буквально משכיל [маскил] от глагольного корня השכיל [hискил] «улучить, уразуметь, понять, вразумиться». Возможно, существительное это служит в контекстах т. н. подписаний псалмов чем-то вроде жанрового обозначения.

52/53:2 Сказал безумный... Мы сохранили из уважения к культурной памяти, живущей в русском языке, традиционную передачу существительного נכל [навал], хотя существительное это весьма специфично: «безумный» (или «безумец») для его передачи слишком красиво, а «глупец» – слишком невинно, поскольку оно имеет в виду дефект ума, но с концентрацией на дефекте морального и религиозного сознания, на некоторой онтологической «бессмысленности».

52/53:7 Когда возвратит Бог плененных из народа Своего. Понимание этого места спорно. Мы выбрали традиционное понимание, которое остается никем не опровергнутым. При другом возможном понимании это место надо было бы перевести так:

... Когда переменит Бог

жребий народа Своего...

56/57:1 «Не погуби». Почти несомненно указание на мелодию. Давидов миктам Снова жанровое обозначение, вызываюшее различные интерпретации (например, по Буберу «пест покаянная».

...при бегстве его от Саула, в пещере. Ср. 1 Кн. Царств 22:1 и 24:1.

75/76:1 ...щит, и меч, и брань. Возможно прочтение: «...и бранную снасть».

76/77:1 Иедуфуну. В передаче этого имени собственного (которое, как и имя «сынов Кораха» может быть только предметом догадок), мы искали пристойного компромисса между еврейской формой и традиционной греко-славянской передачей буквы тав – тэтой и соответственно фитой.

76/77:11 И сказал я: «Вот боль моя: десница Вышнего изменена!» Мы следовали пониманию текста, принятому Септуагинтой, Вульгатой и Синодальным переводом (а также новейшей редакцией латинской версии, разработанной католической ученой комиссией при Пие XII). При другом возможном понимании мы получим:

И сказал я: «утешение боли моей –

о десницы Вышнего годах,

о Господних делах вспоминать,

о древних вспоминать чудесах».

Оба прочтения предполагают общебиблейскую символику десницы / правой стороны как знака милости.

83/84:7 ...юдолью слез... Или: «долиной Бака».

86/87:4 Помяну ли Раав... Под именем стихийного чудища Раав, воплощающей предмирный хаос, имеется в виду Египет. Куш – Библейское наименование Эфиопии.

87/88:1 На «махалат леаннот». Снова предположительно название мелодии. Возможно также, что таковым является только первое слово, а второе указывает на попеременное пение сменяющих друг друга певцов или хоров.

94/95:8 Мерива и Масса – топонимы, связанные с эпизодом перехода через пустыню. См. Исх 17:3–4 и 7: «...И роптал народ на Моисея, говоря: «Зачем ты вывел нас из Египта, уморить жаждою нас, и детей наших, и стада наши?» Моисей возопил к Господу и сказал: «Что мне делать с народом сим? Еще немного, и побьют меня камнями. [...] И нарек месту тому имя: Масса и Мерива, по причине укорения сынов Израилевых» (слово «Масса» понималось как «искушение», Мерива – как «укорение». Ср. также Втор 6:16, 9:22, 33:8.

95/96:5 ...ибо все боги народов – морок и прах. Совершенно непереводимое словечко אלילים [элилим] («морок и прах»), как бы ироническим эхом передразнивающее звучание евр. лексемы אלהים [элоhим] «Бог», «боги». Традиционный перевод «идолы» не передает всей остроты этого приговора над ложной божественностью.

102/103:4 ...насыщает благами зрелость твою. Значение редкого слова не вполне ясно. Согласно версии Септуагинты, определившей традиционные переводы: «...насыщает благами желание твое». ...как у орла, обновится юность твоя! По древнему представлению, орел от смены перьев молодеет (ср. Hieron. In Isaiam 40,31 (Patrologia Latina XXIV, col. 412).

109/110:1 Слово Господа к Государю моему. Постольку, поскольку этот псалом интерпретируется в полемике с книжниками Самим Христом (Мт 22:42–46) и особенно важен для христианской богословской и богослужебной традиции, все упомянутые выше вопросы выступают в отношении к нему с особой остротой, и это начинается с 1-го стиха. Традиционный перевод: рече Господь Господеви моем, «сказал Господь Господу моему»; он вполне соответствует тексту Септуагинты, где оба раза употреблено существительное κύριος. Проблема, однако, в том, что это существительное (как и церк.-слав. Господь) нормально может быть употреблено и в отношении к Богу, и в отношении к человеку, как русское «господин». В масоретском тексте первому κύριος соответствует непроизносимое Имя Божие יהוה, но второму – нейтральное ארני [адони] «господин мой», нормально относимое к человеку. Это возбранило нам перевести его словом «Господь», в русском обиходе совершенно однозначным. С другой стороны, очевидно, что речь идет не просто о «господине», но о сакральной, мессианской фигуре Царя; поэтому мы перевели его не словом «господин», но словом «Государь», не только предполагающим царский сан, но несущем в себе особые смысловые потенции, заодно решившись – в соответствии с традиционным обиходом – писать это слово и относящиеся к нему местоимения с большой буквы.

109/110:3 С Тобою власть в день силы Твоей во свете святынь; прежде денницы породил Я Тебя из чрева Моего. Как известно, «денница», т. е. утренняя звезда, имеет в библейской (а затем и христианской) традиции сложную символику. – Вся фраза в целом переведена по версии Септуагинты – не только по мотивам верности традиции христианского прочтения, но прежде всего потому, что масоретский текст именно здесь представляет необычно много трудностей и возможностей различного понимания. Вот попытка перевода масоретского текста сообразно одной из возможных интерпретаций:

В день силы Твоей

народ Твой готов

во блистании святых риз;

от чрева зари

роса юности Твоей на Тебе.

117/118:27 Вяжите жертву на торжестве у самых жертвенника рогов! Или:

Ведите с ветвями праздничный пляс

у самых жертвенника рогов!

120/121:1 Песнь паломничества. Буквально «песнь восхождения». Как известно, путь еврея на Святую Землю и в Иерусалим всегда обозначался как «восхождение».

137/138:2 Ибо возвеличил Ты превыше всего слово Твое, имя Твое. Связь слов можно понять несколько иначе. В Синодальном переводе мы читаем: «ибо Ты возвеличил слово Твое превыше всякого имени Твоего»; сходное понимание в некоторых новейших переводах, например, у М. Бубера. В таком случае «имя» Божие приходится понимать в значении Его внешней, так сказать, «репутации», и речь идет о том, что слово Божие больше, чем любые человеческие представления о Боге. Такое же понимание, как у нас, мы нашли у итальянской коллеги Ф. Монти Аморозо (см. издание: Salmi. Tehillim, introduzione, traduzione italiana e note a cura di F. Monti Amoroso, Milano, 1999, p. 265).

142/143:10 Дух Твой благий да ведет меня на долы ровной стези. Церковнославянский и Синодальный переводы («на землю правды») в конечном счете верны по смыслу, однако идея «земли правды» выражена в древнееврейском тексте символически – речь идет буквально о «земле прямизны» (מישור ארין [э́рэц мишор]), причем ясно, что ровность дола, а значит, прямизна проходящего по нему пути означают праведность и справедливость. Как бы в середине между буквальным значением древнееврейского текста и привычными русскоязычному верующими интерпретирующими лежит Септуагинта, которая говорит γῆεύθεία – одновременно «земле прямой» и «земле праведной». Мы старались сохранить нечто от сложности и необычного выражения в подлиннике, в то же время сделав смысл достаточно ясным.

146/147:1 Ибо благо... Для того, чтобы понять смысловую связь этого «ибо» с предыдущим, необходимо помнить, что привычный для нас возглас «аллилуйя» совершенно отчетливым для носителей древнееврейского языка образом означает: «хвалите Господа». Мы отказались от перевода «аллилуйя» именно потому, что это не простое восклицания, а неизменный ритуальный возглас; но о его смысле необходимо помнить.

146/147:{3} ...обилием злака насыщает тебя. Букв, «туком».

Ветхий Завет как пророчество о Новом: общая проблема – глазами переводчика

I

Переводческая работа над Давидовой Псалтирью, той из ветхозаветных книг, которая получила единственную в своем роде релевантность для каждодневной молитвенной жизни христиан, поневоле принуждает к размышлениям на трудную тему – о том, как мы, соблюдши и верность нашей вере, и обязанности, налагаемые долгом интеллектуальной честности, можем видеть сегодня соотношение между смыслом ветхозаветных текстов в их ближайшем историческом контексте – и христианским взглядом на них как на пророчество и «преобразование» грядущего.

Какое, по правде сказать, чудо, какое благое чудо, что Церковь сумела в свое время отвергнуть соблазн маркионитства и вопреки всему сохранила в своем обиходе Ветхий Завет! Сколько раз впоследствии раздавались голоса, косвенно или прямо требовавшие пересмотра этого решения; лет сто назад об этом без обиняков и оговорок говорил знаменитый либерально-протестантский теолог А. фон Гарнак, недаром столь прилежно изучавший мысль Маркиона7, – а одновременно в ту же ересь впадали умы куда менее просвещенные, поддававшиеся грубому юдофобскому аффекту8. Ветхий Завет так же насущно необходим христианину, как всякой человеческой личности необходима живая память о первичных переживаниях в начальные годы нравственных и духовных истин: как следует обдумывать и формулировать эти истины он сможет много позже, но не дай Бог забыть первой остроты, начальной свежести самого опыта, когда переживаемое еще не имело готовых имен! Именно поэтому так опасно подставлять к ветхозаветному опыту позднейшие слова. Даже когда мы привычно говорим о библейском монотеизме, – за этим ученым термином теряется жар, ощутимый в знаменитом вопле9 יִשְרָאֵל שֽמַע шма йисраэ́л («Услышь, Израиль!» – Второзаконие 6:4), где говорится ведь не о единстве Бога, которое можно было бы понять абстрактно-нумерически, в духе метафизики чисел, а о единственности Яхве, именуемого по Его личному, заповедному имени, благодаря чему высказывание делается похоже никак не на категориально формулируемый теологический тезис, а скорее на клятву в любви10: Ты, Ты для меня один! Не «Бог» вообще, т. е. некий «Он», един, – а Ты, именно Ты, только Ты, никого кроме Тебя!

В этом же смысле традиционно подставляемые на место библейских имен Божьих «Шаддай» и «Эльон» позднейшие богословские лексемы «Всемогущий» (греч. Παντοδύναμος11, лат. Omnipotens) и «Всевышний» (греч. Ὕψιστος, лат. Altissimus), абсолютно уместные в богослужебном и вероучительном употреблении, для библейских переводов чересчур отдают понятийным языком тезисов созревшего богословского дискурса, параграфов учебника Закона Божия: «О всемогуществе Божием» и прочая. Сам двукорневой состав этих лексем, сама их неспешная длительность всё время заставляют помнить о типично греческих навыках словообразования, столь повлиявших на облик «протяженно сложенных» старославянских слов. В сравнении с ними сами библейские имена Божьи – столь загадочное в этимологическом отношении «Шаддай»12, имеющее столь известные ближневосточные аналоги «Эльон», у каждого имени по 2 слога, не больше! – вызывают ощущение некоего начального опыта13, который даст основу всей дальнейшей рефлексии, будучи первичен по отношению к ней. По счастью, в славянском обиходе имеются менее «протяженные» соответствия тех же имен – «Крепкiй» (ίσχυρός), известное каждому по тексту т. н. Трисвятого («Святый Боже..».), и «Вышний»; слова двусложные, как в оригинале, и хотя бы по способу своего образования не такие рассудочные. Я надеюсь не быть заподозренным никем, кто меня знает, в сочувствии программе «деэллинизации» христианства, не раз провозглашавшейся протестантской мыслью. Ранняя встреча христианства с навыками эллинистической культуры была поистине провиденциальной, хочется вспомнить слова: «Что Бог сочетал, человек да не разлучает». Но Ветхий Завет должен быть прочувствован в его собственной, еще не переработанной на эллинизирующий манер первозданности14, – иначе все тот же Маркион войдет с заднего хода.

Итак» сберегаемый в текстах динамический импульс начального опыта, живой «вопль» об этом опыте, который мы обязаны расслышать, если имеем уши... Однако неоспоримо, что традиционный христианский взгляд на Ветхий Завет со времен Отцов Церкви, более того, с самого начала христианской проповеди привык искать чего-то иного: суммы вполне конкретных «свидетельств» о Христе и о новозаветном учении.

По известной формуле Блаж. Августина, в Ветхом Завете сокрыт Новый, а в Новом раскрывается Ветхий.15

Позволим себе важное по ходу дела отступление. Важно преодолеть один предрассудок; он был подготовлен веками христианско-иудейской полемики (в которой христианам хотелось представить оппонентов идиотически-бездуховными буквалистами, а иудаистам – безответственными фантазерами), но созрел уже в т.н. критицизме новоевропейской эпохи (до Бультмана включительно), когда образованные умы, какой бы ни была их профессиональная квалификация, знали и, главное, чувствовали греческие тексты несравнимо лучше, чем еврейские. Притом вплоть до послевоенного времени тексты Кумрана не были известны16; напротив, о мидрашах и таргумах Знали, однако интерес к ним по разным причинам не был достаточным17. Так возникало действующее до сих пор искушение всё в христианском переосмыслении Ветхого Завета отнести всецело за счет воздействия чуждых древнееврейским традициям мыслительных моделей античной философии. Этот огульный подход ошибочен. Христианская «типология», начинающаяся уже с новозаветных текстов (и с ipsissima verba Самого Учителя!), не имеет никакой изначальной и необходимой связи с эллинистическими влияниями; она была укоренена в еврейской традиции мидраша, а через него – в еще более древних традициях той самой культуры, которая была пространством, в котором сложился и Ветхий Завет18.

Но дальше дело осложняется. Довольно понятно, что раннехристианское и затем средневековое сознание, чуждое поздней идее историзма, подошло к делу, с нашей точки зрения, чересчур наивно и несколько механически, коллекционируя упомянутые «свидетельства» («testimonia»)19 слишком часто без учета даже ближайшего текстового контекста, не говоря уже о контексте той или иной древней эпохи, в ту пору просто непредставимом для воображения самого ученого богослова. Понятно также, что по мере стабилизации духовного образования, по мере движения от раннепатристической стадии к той, которая недаром именуется для Запада «школьной», сиречь схоластической, но начиналась на Востоке, начиная примерно со времен св. Иоанна Дамаскина, опознание «сокрытого» новозаветного смысла в ветхозаветном тексте все более приобретало требуемую ради пользы «простецов» внешнюю ясность урока Закона Божия. Столь же понятно, что когда новоевропейское историческое сознание, развивая вкус к тому, что романтики назвали couleur local («местный колорит»), т.е. к специфике отдельных культур, открыло мир древних культур Ближнего Востока, и для библейских текстов открылся большой контекст из доселе неведомых реалий, – пришло всё более резкое отталкивание от старой экзегетической традиции, воспринимаемой как отжившее бурсачество; проблема, сформулированная в заглавии нашумевшей некогда книги «Babel und Bibel», была увидена как угроза не только для наивно-школярского толкования Августановой идеи о «сокрытии» Нового Завета в Ветхом, но и для самой этой идеи. Многим показалось тогда и кажется до сих пор, что они должны сделать роковой выбор – в ту или иную сторону – между историческим знанием и тем принципом, которого всегда придерживалась как принципа христианская экзегеза. Еще большее число начитанных верующих избрало, как это свойственно большинству людей, путь чисто эклектического сосуществования в их сознании двух императивов мысли, отношение между коими так и остается непроясненным. Непроясненность эта для чуткой совести не может не быть травматической.

Даже такой весьма нетривиальный труд, как «Размышления о Псалмах» К. С. Льюиса, отражает этот всеобщий умственный навык мысли образованных христиан: в девяти главах подряд речь идето том, что мы встречаем в самих памятниках древней библейской поэзии, а в начале главы X происходит переход, маркированный союзом «но»: «...До сих пор мы пытались читать псалмы так, как их надо было читать по замыслу псалмопевцев. Но христиане читают их иначе. Христиане находят в них иносказания, скрытый смысл, связанный с истинами Нового Завета..»20; соответственно последние три главы посвящены проблеме аллегорезы как таковой, иносказания «вообще». Прошу понять меня правильно: я отдаю себе отчет в оправданности и неизбежности различий в подходе в связи с различием жанров и ситуативных типов дискурса и не притязаю на то, чтобы стоять, так сказать, выше этого. Искренне верующий историк Древнего Востока имеет право и обязанность в рамках профессионального анализа подходить к т.н. «царским» псалмам как к источнику по истории ближневосточных монархических идей и придворных ритуалов; и самый просвещенный в вопросах истории иерей или иерарх имеет право и обязанность принимать традиционную переводческую «христианизацию» некоторых ветхозаветных текстов, когда она оправдана контекстом православного богослужебного обихода. Но я говорю не совсем об этом. Беда в том, что уже не на уровне жанров дискурса, а на уровне мировоззрения у современного интеллигентного христианина нормальной, т.е. не слишком уж крайне «прогрессивной» или, напротив, «фундаменталистской» ориентации возникает опасность как бы раздвоения личности: в качестве читателя современной научной литературы он принимает для ряда псалмов позитивистское толкование, – но христиане, как мы только что слышали от Льюиса, читают их иначе, и потому он же, стоя на молитве, будь то в храме или у себя дома, «войдя в комнату свою и затворив дверь свою» (Мт 6:6), тоже обязывается читать их иначе. Что ни говори, без опасности тут не обходится.

Ее корень я усматриваю в ложной постановке вопроса. Мы не должны выбирать между вычитыванием из ветхозаветных текстов школьной отчетливости истин веры в стиле уроков Закона Божия – и позитивистской идеологией, требующей видеть, скажем, в псалме 44 (45) только памятник ближневосточной придворной поэзии, «светской» поэзии, как выразился один специалист21, и ничего более; мы тем более не должны беспринципно совмещать то и другое. Дело обстоит не так, что с одной стороны – веление богословия, с другой стороны – веление исторической науки; наивничание в данном случае не может быть оправдано вероучительно, а взгляд на те же «царские псалмы» как на «светскую поэзию» несостоятелен с точки зрения историко-культурной. Начнем со второго. Элементарный историзм внушает нам, что торжественная придворная песнь не была и не могла быть на древнем Ближнем Востоке явлением «светской поэзии», как ее понимаем сегодня мы; и если глубокая сакрализация монархической идеи, ее мистическая окраска есть общее свойство ближневосточных культур, то резкое отличие между древнееврейской культурой и окружавшими ее культурами состояло в том, что в ней и только в ней упомянутая сакрализация никак не могла устремиться по пути простого языческого обожествления государя – а потому должна была как можно теснее и неразрывнее соотнести и переплести мысль о государе с мыслью о Едином Господе, и это не просто на уровне отдельных литературных феноменов, как это памятно нам по одической поэзии раннего Нового Времени, а на уровне устойчивых архетипов, имеющих свое место в средоточии самой «души» культуры и непрерывно открытых смыслам уж никак не политическим. Если уже в совершенно иной, куда более риторически-рационалистической, «цивилизованной» (и притом языческой!) культуре Древнего Рима Вергилий сумел воспеть Августовскую государственность так, что речь идет реально о чем-то несравнимо более метафизическом22, чем политическая идеология как таковая, – что говорить о поэзии библейской! – С этим связано другое, довольно специфическое обстоятельство: ведь древнееврейская государственность как таковая в конечном счете так и осталась на политическом уровне неудачей; недолгое время неразделенного царства Давида и Соломона, не представлявшего собой в государственном и цивилизационном смысле ничего особенно импонирующего в сравнении с окружавшими державами, запомнилось как предмет сильнейших ностальгических эмоций на фоне последовавших унижений. Именно это обстоятельство – разумеется, в соединении с библейской верой! – не дало архаическому комплексу идей и чувств, у которого были и мистические, и политические аспекты, поначалу, как у всех, неразделимые и неразличимые, постепенно переродиться, как это происходило в случае других народов, в феномен однозначно политический. Его эволюция пошла в противоположном направлении, в сторону растущей роли апокалиптически-мессианских чаяний. (Верующему человеку трудно не назвать и этого обстоятельства – провиденциальным).

Что же касается стороны вероучительной, то при всей необходимости понимания в духе все того же историзма многовековых попыток облегчать «простецам» восприятие Ветхого Завета как пророчества, – априорно ясно, что «прообразовать» еще не есть образ, оно по сути своей не может быть образом, как указующий перст не тождественен указываемому предмету, даже не похож на него. Пророчество – не развернутая доктрина о том, что имеет быть, не богословская лекция; иначе не было бы надобности ни в «исполнении времен» (ср. Мк 1:15), ни в новизне самого Нового Завета, ни в многовековой работе христианской богословской рефлексии, постепенно ковавшей догматические концепты.

Выход из ложной экзегетической апории – в живом чувстве качества многозначной символичности, объективно присущего древнему слову23.

II

Переходя к апориям более реальным, заметим, что существует некоторое количество ветхозаветных текстов, по отношению к которым версия Септуагинты резко отклоняется от масоретской версии, или даже и масоретская сама по себе допускает очень уж разные понимания24. Количество и релевантность таких казусов чрезвычайно преувеличена обеими сторонами за века упомянутой выше христианско-иудаистской полемики; когда еще и в наше время раздаются голоса лжехристианских антисемитов и иудаистских фундаменталистов, в неожиданном согласии заверяющие, будто «Священное Писание Ветхого Завета» христиан и «Танак»25 иудаистов – две различные книги, не имеющие между собой ну вовсе ничего общего, мы вправе просто закрыть для этих голосов наш слух.

Всё же остаются, пожалуй, случаи, когда выбор той или иной интерпретации определяется в конечном счете нашими религиозными убеждениями. Количество таких случаев должно быть сведено тщательной проверкой к абсолютному минимуму: этого требуют не только, скажем, гуманные мотивы христиано-иудаистского диалога, – но прежде всего интересы убедительности наших же слов миру о нашей собственной вере.

Некоторые возможные затруднения, которые испытывает даже и самый консервативный сегодняшний переводчик перед лицом привычного словаря церковнославянских текстов и Синодального перевода, связаны просто с материей языка, обусловлены ею. Лексемы «Христос», «Мессия/мессия» и «Помазанник/помазанник» по своему этимологическому смыслу совершенно тождественны, просто одно существительное – греческое, второе – арамейское, третье – славянское. Однако их семантические функции очевидным образом существенно разошлись. Слово «Христос» не могло не вобрать в себя имплицитно всего смыслового содержания, связанного с тем разделом вероучения, которое так и принято называть «христологией», т.е. с догматами, формулирующими и уточняющими понятие Богочеловечества. Слово «Мессия» вызывает уже иные ассоциации, оно может относиться к иудейским чаяниям политического Избавителя; однако и это слово, пока оно сохраняет терминологическую серьезность (скажем, выражаемую графически большой начальной буквой), употребляется только в единственном числе – хотя теперь мы знаем из текстов Кумрана об ожидании двух лиц, каждое из которых именовалось «Мессия», причем первое имело функции Предтечи, но только второе соответствовало привычным для нас представлениям о Мессии26. Напротив, слово «помазанник» по существу своему допускает множественность; боголюбивые цари суть помазанники Божий, а в Ветхом Завете таковыми мыслились и первосвященники по чину Ааронову27. Но в каждом из языков Писания этому обилию вариантов соответствует одно-единственное слово! По-гречески это слово – «Христос»; греческое обыкновение было закономерно перенято славянским текстом, но загостилось и в Синодальном переводе. И вот мы читаем даже в ветхозаветной Книге Даниила: «С того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки(נניר משיח [машиах нагид]) семь седмин и шестьдесят две седмины» (Дан 9:25; ср. 26). Тем более в Новом Завете Ирод спрашивает первосвященников и книжников: «где должно родиться Христу?» (Мт 2:3–4). Такой узус основан, разумеется, на принципиальной для христианина убежденности в том, что мессианские чаяния относятся в конечном счете к Личности Христа. Очевидно, однако, что ни пророк, ни тем паче злой царь никак не могли иметь в своем уме всей суммы «христологических» коннотаций, нормально вкладываемых каждым христианином в слово «Христос»; речь идет все-таки о «Мессии». Этот казус – не единственный. То, что принято называть диглоссией, т. е. определившее весь строй русской лексики распределение функций между церковнославянскими и собственно русскими лексемами28, создает специфическую ситуацию, когда славянизм «Господь», внутри старославянских текстов обозначающий и Бога, и любого, кого можно назвать «господином», в русском обиходе твердо закреплен за сакральным денотатом и семантически разведен с существительным «господин». Это весьма отлично прежде всего от греческого узуса, в котором лексема KURIOS функционирует и как обозначение имеющего власть человека29, и как греческая замена неизрекаемого имени Божия יהוה, т.е. как эквивалент такой же еврейской замены этого имени «Адонаи». Так, немецкое Herr и английское Lord означают и «Господа», и «господина»; но по-русски не так. Это создает определенные проблемы даже по отношению к переводу Евангелий; когда к Иисусу Христу уже в Его земной жизни обращаются KURIE, и притом не только Его ученики, но люди, в представлениях которых Он пока что лишь авторитетный благочестивый целитель, может быть, способный помочь им в беде, – это почтительное обращение (соответствующее арамейскому מרי), разумеется, еще не может имплицировать исповедания Божественного Естества Христа (или даже Его мессианского достоинства). Но Синодальный перевод передает это обращение каждый раз как «Господи!» – скажем, в устах капернаумского царедворца (Ио 4:49), прокаженного (Мт 8:2), язычницы-хананеянки (Мт 15:25 и 27) и т. д., и т. п. Для неподготовленного читателя это по свойствам русской семантики выглядит так, будто и до знаменательных моментов, когда Петр впервые сумел неожиданно для себя самого выговорить «Ты – Христос, Сын Бога Живого» (Мт 16:16), а Фома сказал Воскресшему – «Господь мой и Бог мой!» (Ио 20:28), все и так уже всё знали; словно бы кеносиса и не было; словно бы нимб над головой Богочеловека был уже ясно виден каждому встречному еще в Его земной жизни... (Уж не потому ли пресловутая «мифологическая теория» а 1а Древc, так и оставшаяся на Западе сугубо маргинальным явлением, именно в России забрала себе в большевистском сознании такую странную силу гипноза?) Слишком очевидно, что упомянутое словоупотребление, оправданное, по сути дела, только оглядкой на славянский текст, в контексте русской лексики давно противоречит не только историческому здравому смыслу, но и азам православной догматики, учащей о только что помянутом кеносисе. Тем более специфическую остроту этот вопрос приобретает в применении к мессианской теме в псалмах. Псалом 109 (110) начинается словами, знакомыми нам всем по Синодальному переводу: «Сказал Господь Господу моему..».; в переводе Септуагинты εἶπεν ό κύριος τῷ κυρίῳ μου, а при оглядке на древнееврейский текст первое «Господь» соответствует тетраграмматону יהוה, второе – ארני [адони] (не «Адонаи», а именно «адони» – «господину моему», или, пожалуй, «государю моему»). Во втором случае речь идет о лице весьма высоком; не только само употребленное слово «адони», но весь контекст, говорящий о восседании одесную Господа, говорит об этом весьма красноречиво. Сам Христос, в соответствии с повествованием Евангелий (Мт 22:42–45; Мк 12:35–37; Лк 20:41–44), предлагал мессианское толкование стиха, указывая на то, что Псалмопевец Давид явно обращается к Кому-то существенно высшему в сравнении с собой, а не просто к своему потомку («сыну») – и надо полагать, что Он рассчитывал на внятность такой экзегезы для своих слушателей, иначе говоря, для иудейского дискурса тех времен, насыщенного различными эсхатологическими концептами. Так что речь объективно идет о некоей перспективе, неограниченно открытой по вертикали. Но лексема «Господь», означая, согласно норме русского языка, Бога и только Бога, заставляет читателя постулировать в этом псалме что-то вроде разработанной тринитарной доктрины: словно бы уже было известно, как Первая Ипостась обращает Свое слово ко Второй Ипостаси... Сохранять такой перевод представляется мне противоречащим самому простому благоразумию. Какое слово употребил бы в переводе я? Пока мне не приходит в голову ничего, кроме слова «Государь», непременно с большой буквы; слово это не только тематизирует царское достоинство, но и сохраняет некоторую архаическую открытость далеко идущим «вертикальным» переосмыслениям, не фиксируя, однако, доктринарного тезиса о божественности именуемого Лица. Важно, чтобы весь стилистический контекст усиливал эту внутреннюю открытость, чтобы в слове ощущалась весомость преизобилия потенциальных символических энергий (вспомним, что древнееврейская лексема כבזר [кавод] «слава» этимологически связана с идеей весомости...).

Архимандрит Ианнуарий (Ивлев) Мудрость равновесия

Перечисляя дарования Святого Духа, Апостол Павел среди прочих дарований называл харизму перевода (hermēneia) (1Кор 12,10; 14,13). Разумеется, речь шла не просто о способности или специальности переводчика, но именно о харизме (charisma), то есть, на языке Нового Завета, о даре благодати Божией (charis), о боговдохновенной деятельности для устроения Церкви как Тела Христова. Провиденциально и типологически такой харизмой обладали уже древние ветхозаветные переводчики священных книг с еврейского на греческий язык. Их перевод, известный как Септуагинта, LXX, Перевод Семидесяти, во все времена существования христианской Церкви считался именно боговдохновенным. Понятно, что таковым он был и остается не в каждой своей букве, не в каждом слове, но боговдохновенен он по своему замыслу, по своей святой цели и, главное, по успеху в достижении этой цели. Начало священного перевода, положенное Септуагинтой, имело величественное продолжение в дальнейшем появлении множества национальных переводов Священного Писания, без которых просто не было бы современного христианства. Рецепция Церковью, вся история Церкви подтвердила харизматичность и греческой Септуагинты, и латинской Вульгаты, и других влиятельных переводов. Не в последнюю очередь боговдохновенным был труд святых солунских братьев, великих просветителей славян Кирилла и Мефодия, без которых не было бы не только церковнославянской Библии, но и того русского языка, которым мы имеем счастье обладать.

Собственно, путь, проложенный прежними переводчиками Слова Божия, ведет по постоянно изменяющемуся лингвистическому и культурно-историческому пейзажу, горизонт которого теряется в эсхатоне. Соответственно, никогда не иссякнет и переводческая харизма, хотя временами переводческое творчество и отступало перед более насущными церковными задачами.

XX век вызвал к жизни огромное количество библейских переводов, в том числе на русский язык. Однако уже сейчас очевидно, что большинству из последних не суждено не только выдержать испытание временем, но даже быть прочитанными.

Харизма, по определению, – не следствие профессиональной выучки, волевого усилия или труда человека. Это дар Божий, на который можно ответить лишь благодарностью и трудом. Таким даром в полной мере обладал С.С.Аверинцев. И был благодарен, и трудился. Трудился много и неустанно. Многогранность его литературного творчества, в том числе как переводчика с древних и новых языков, поражает воображение. При этом, когда пытаешься взглянуть на его творчество со стороны как на нечто цельное, то видишь, что в нем все частности и детали связаны между собой, подчиняясь какой-то единой внутренней форме. Все образует как бы единое здание, воздвигнутое вославу Божию, а потому и пронизанное «тихим светом» славы Божией. Это невозможно рационально доказать, ибо очевидно.

Одно время был в ходу наивный взгляд на Библию как на собрание текстов, которые были понятны «простым» древним читателям и слушателям, а потому должны быть понятны современному «простому» человеку. Такой взгляд находил себе идеологическую опору в благом миссионерском стремлении. Если бы все было так просто! Реальность бесконечно сложнее. Да, «вера от слышания» (Рим 10,17). Но вряд ли Апостол Павел заставлял оглашаемую им аудиторию читать или слушать книги Священного Писания. Да и не существовало еще в те времена Священного Писания последующих христианских миссионеров. И когда Апостол говорит о себе, что он «насадил» (1Кор 3,6), то, надо полагать, сделал он это не декламацией Библии, но каким-то иным способом. И произведенное им «насаждение» потребовало от него предварительного взрыхления и посильного удобрения почвы для посева в нее Слова Вести. А вот «поливал» и иным способом культивировал насажденное, как известно, ученый «Аполлос, родом из Александрии, муж красноречивый и сведущий в

Писаниях» (Деян 18,24). Упомянутое «орошение» включало в себя и научение Священным текстам, и их герменевтику, то есть перевод в самом широком смысле. И работа эта требует мудрого такта.

Переводы почти никогда не бывают полностью адекватными оригиналу. И если в случае удачного светского перевода мы все же говорим о конгениальности переводчика автору, то кто же посмеет говорить о таковой в случае перевода Слова Божия? Но даже если мы будем рассматривать Слово Божие с точки зрения его «воплощения» в человеческой речи, то и тогда за словом каждого священного автора мы услышим не один голос, а хор голосов. Это голоса, пришедшие из множества слоев специфического религиозного Предания. Сквозь почти все библейские тексты просматривается история становления языка веры. Эта история вплетена в текст, формирует его. Бережность к Преданию, чуткость к терминологической специфике должна быть присуща переводчику Библии.

Едва ли не в каждой строчке библейского текста мы находим «простые» слова, семантика которых в соответствующем религиозном контексте была не столь уж проста. Привнесенный долгой традицией новый смысл превратил эти слова в специфические термины. И при переводе это необходимо по возможности учитывать. Писать историю с чистого листа опасно. Так, например, не только непривычно, но и ложно переводить baptisma не как «крещение», а как «омовение» или даже «погружение». Погружать можно что угодно и куда угодно. Но в религиозном языке это слово означало вполне определенное сакральное действие, которое по-русски передается только словом «крещение». Столь же странно читать перевод слова makarioi как «счастливы», а не «блаженны» и т.д., и т.п. Оправданием нетрадиционного, нетерминологического перевода не может быть ссылка на непонятность традиции для человека со стороны. Мало ведь кто понимает, скажем, атомную физику, но сложившаяся традиция не позволяет нам переводить atomos как «неделимый», a ēlektron как «янтарь». Впрочем, непонятность большинства церковных и библейских терминов явно преувеличена.

Неоднократно отмечалось, что библейские переводы С.С.Аверинцева избегают крайностей опрощения и консервативной архаики. Он обладал именно той чуткостью, которая сродни такту, тактичному отношению к переводимым текстам и тактичному отношению к адресату перевода. Но эта чуткость может воспитаться только в живом опыте веры, только внутри религиозной жизни. Адресат переводов С.С.Аверинцева – прежде всего человек церковный. Но не только. Это также и новичок, и вовсе аутсайдер, однако не низведенный до уровня пещерного невежества и абсолютной нелюбознательности.

С.С.Аверинцев был членом Патриаршей Синодальной Библейской Комиссии. Он был убежден в том, что необходим новый перевод Писания. Точнее, если речь идет о книгах Ветхого Завета, необходимы два перевода: перевод еврейской Библии и, может быть, еще важнее, – перевод греческой Септуагинты. Но библейская переводческая деятельность С.С.Аверинцева выходила далеко за рамки названной Комиссии. Все началось с книги Иова, опубликованной в «Библиотеке Всемирной Литературы» в те далекие годы, когда о свободном и широком знакомстве с Библией в нашей стране не могло быть и речи. Затем последовало многое. Наиболее известен его перевод Шестопсалмия и других избранных псалмов Давида. Сравнительно с другими поэтическими переложениями псалмов это был именно перевод, удачно, можно сказать, гениально соединивший в себе понятийную точность, лексический такт и, насколько это возможно, ритмическое соответствие оригиналу. Перевел С.С.Аверинцев и Синоптиков. Работа была трудной и ответственной не только в силу сакральности материала, но и потому, что он очень серьезно относился к тщательному сопоставлению синоптических параллелей, стремясь сохранять стилистические особенности каждого из Евангелистов. В этих переводах обращает на себя внимание тщательность, с какой он относился к тем нюансам текста, на которые переводчики подчас не обращают внимания: на сочинительные и подчинительные союзы, которыми так богат греческий текст, на все эти ничтожные, на первый взгляд, частицы, которыми и вовсе пренебрегают. И во всех его переводах неизменно присутствует счастливое сочетание знания современных научных изысканий в области библеистики и пребывания в церковной переводческой традиции, мудрое равновесие между естественным консерватизмом и новаторством.

Чтобы не быть голословным в наших рассуждениях, достаточно привести хотя бы один пример счастливой находчивости Переводчика. Вот знаменитое начало Псалма Давида 109,1 (по LXX). Комментарий самого С.С.Аверинцева показывает трудности в передаче этого стиха. То, что без пояснений понятно в оригинальном еврейском тексте, из-за невозможности «перевода» священного Имени Божия становится не совсем внятным уже в греческом переводе Септуагинты и просто требует комментария. Но именно греческий перевод лег в основу всех древних христианских переводов. В частности, церковнославянский перевод, ко-торыи у каждого на слуху, буквально повторяет греческий: рече Господь Господеви моем сѣдн десню мене... В Синодальном переводе фактически воспроизводится то, что столь привычно для слуха церковного человека: «Сказал Господь Господу моему: седи (?!) одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих». Слегка русифицирует этот текст перевод Епископа Кассиана: «Сказал Господь Господу моему: сядь по правую сторону Мою». Это «сказал Господь Господу» у человека, несведущего в библейской филологии и в соответствующих толкованиях, может вызвать представление о том, что один Господь что-то говорит второму Господу. Этой трудности не могут избежать и библейские переводы на другие языки. Лучшее, что можно было сделать в печатных текстах, скажем, в английском, немецком или французском переводах, – печатать традиционную замену Имени Божия прописными буквами, а обозначение мессиански понимаемой фигуры царя – строчными. «The LORD said to my lord», «Der HERR sprach zu meinem Herrn», «Oracle du SEIGNEUR а mon seigneur». Зрительно читатель разницу видит, но на слух, как и в вышеприведенных церковнославянском и русском переводах, уловить различие между двумя «Господами» невозможно. Счастливая особенность русского языка позволила в одном из самых известных современных переводов разнести по форме и по смыслу «Господа» и «Господина.: «Сказал Господь моему Господину: «сиди по правую руку Мою, пока не повергну Моих врагов Тебе под ноги». Но.... Возникает проблема: «мой господин» в современном языке никак не воспринимается в том приподнятом и даже сакральном смысле, который явствует из контекста Псалма, не говоря уже о его цитировании в Новом Завете. С.С.Аверинцев находит блестящий выход из, казалось бы, непреодолимого затруднения. Он переводит; «Слово Господа к Государю моему: «Воссядь одесную Меня, пока не повергну врагов Твоих в подножие ног Твоих!» Найдено нужное слово – «Государь», причем с большой буквы! Да и как иначе приличествует торжественно именовать Царя, Помазанника Божия?! Попутно заметим, что этимологически слова «господин», «господарь», «государь» тесно связаны. Но только ли за эту замечательную находку следует воздать хвалу переводу рассматриваемого стиха? Нет, не только за нее. Мы замечаем «нарушение» привычного буквализма: читаем не «сказал Господь», а «слово Господа»30. Однако, такое «нарушение» вполне уместно, ибо оттеняет торжественность всей ситуации возведения на престол! Недаром ведь и церковнославянское рече торжественнее, нежели простое сказа! Столь же уместными представляются здесь и «воссядь» вместо «сядь, сиди», и «одесную», и «повергну», и «подножие». Так – в ветхозаветном псалме, как он предположительно воспринимался в еврейском оригинале. Но иначе обстоит дело, когда мы встречаемся с цитированием этого псалма в Новом Завете, у Синоптиков или в Послании к Евреям. Здесь переводчик просто не имеет права отступать от греческой буквы. И поэтому в своих евангельских переводах С.С. Аверинцев вполне сознательно и принципиально повторяет привычный Синодальный перевод: «Сказал Господь Господу моему» (Мф 22,44; Мк 12,36; Лк 20,42), ибо это согласно с богословским контекстом ранней Церкви с ее исключительно христологическим пониманием данного текста.

Невозможно предсказать, какова будет дальнейшая судьба библейских переводов великого филолога и мыслителя. Это вопрос будущего. В настоящее же время неоспоримо то, что его переводы стали не только замечательным фактом русской литературы, но и серьезным достижением отечественной библеистики.

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев) Санкт-Петербург, август 2004 г.

* * *

6

С этой строки в Синодальном переводе начинается псалом 147 (прим.ред.)

7

Аналогичные мотивы можно встретить уже у Канта, в русской культуре исключительно резкие выпады против «Бога еврейского» можно найти у великого еретика, стоящего при этом вне подозрений в юдофобии: у Льва Толстого (Объединение и перевод четырех Евангелий графа л. Н. Толстого, т. I, Geneve, 1892, с. 95–158 passim и др.). Толстой – крайний случай, логический предел отрицания традиции, преемства, предания; для него необходимо оторвать Христа от всего еврейского не потому, что это еврейское, а потому, что это преемство. В сущности, у теологов вроде Гарнака ощутима та же тенденция, только она выступает не с таким эмоциональным надсадом. В определенной мере сюда же относится стремление Бультмана крайне преувеличить роль эллинистической компоненты (и специально эллинистического мифа) в понятийном языке Евангелий.

8

Здесь приходится вспомнить такого предшественника национал-социалистической идеологии, как Г. С. Чемберлен, русский перевод книги которого «Евреи, их происхождение и причины их влияния в Европе» (СПб., 1906) вызвал энтузиазм в кругах, группировавшихся около «Нового времени», включая В. В. Розанова. Подробнее о выступлениях российских черносотенцев против Ветхого Завета, получивших отпор от светлой памяти киевского священника, которому случалось и остановить готовившийся погром, и выступать свидетелем защиты на процессе Бейлиса, см. в кн.: Свящ. Александр Глаголев, Купина Неопалимая, Киев, Дух. л-тера, 2002, с. 122–126; 171 (в статье 1909 г. «Ветхий Завет и его непреходящее значение в христианской Церкви»). Критика доклада некоего А. Д. Эртеля «Еврейство и Тора», сделанного на собрании Клуба русских националистов в Киеве 23 января 1909 г., к сожалению, сохраняет и до сих пор некоторую актуальность.

9

Недаром же по-еврейски «читать [вслух]» и «вопиять/звать» – один и тот же глагол קרא [кара].

10

В современной научной литературе встречается, конечно, и более рассудочное понимание того обстоятельства, что речь идет не о Едином Боге, а именно о Едином YHWH; ср. С. Тищенко, Структура программной части Декалога и интерпретация третьей заповеди, «Вестник Еврейского Университета», № 2 (20), 1999, с. 6–21, где можно найти также реферат ряда теорий западных ученых (о Втор. 6:4 см. с. 8). Речь идет о том, что единственное содержание текста, о котором идет речь, – программа культовой реформы. Если бы это было так, не вполне ясно, почему немедленно вслед за исповеданием единства YHWH следует заповедь любви: «...И люби YHWH, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими» (буквально: «всем твоим очень» – מארן [меодаха]).

11

Характерно развертывание внутреннего состава лексемы у Евсевия Кесарийского: Παντοδύναμος καὶ τὰ πάντα ίσχύων «Всемогущий, Тот, Кому всё возможно» (Preparatio evangelica 11:6, 517 D). Несколько иной, менее рассудочный и по-особому содержательный характер имеет греческое Πατοκράτωρ (ц.-слав. и рус. «Вседержитель»). Характерно, однако, что для него нет латинского соответствия, кроме того же Omnipotens; смысловая недостаточность такого перевода констатировалась в мировой теологической литературе, включая католическую.

12

По решительному вердикту известного лексикона, «по explanation is satisfactory» (L. Koehler, Lexicon in Veteris Testamenti libros, Leiden, 1985, p. 950).

13

Как известно, «Шаддай» иногда связывают с известной из аккадских текстов лексемой «шаду» – «гора». Говорили же слуги царя сирийского об израильтянах, пытаясь по-язычески понять существо их Бога: «Бог их есть Бог гор, поэтому они одолели нас; если же мы сразимся с ними на равнине, то верно одолеем их» (3Цар 20:23). Если этимология верна» горы служат здесь символом остро переживаемой силы Крепкого. (Любитель русской поэзии едва ли устоит перед искушением вспомнить строку Цветаевой: «...Богу сил, Богу гор..».).

14

Само собой ясно, что это предполагает для переводчика определенную степень дистанции по отношению к лексике и стилистике Септуагинты. Я хорошо помню весьма важные высказывания авторитетнейших духовных писателей Православия, которые высказывали по видимости совсем иное суждение. Однако здесь речь идет не о смысловых разночтениях, упоминаемых ниже, но именно о стилистике; поэтому я думаю, что мое расхождение с ними скорее мнимое. Для всякого очевидно также совершенно особое значение Септуагинты для всей христианской духовной и религиозно-культурной традиции, а для Православия в особенности. Именно поэтому я осторожно говорю об «определенной степени дистанции», никак не о разрыве. Я надеюсь, что моя собственная переводческая практика свидетельствует о том, насколько неприемлемо для меня игнорирование важных для молитвенного навыка ориентиров Септуагинты (и, конечно, славянской версии).

15

«...Quanquam et in Vetere Novum lateat, et in Novo Vetuspateat» (S. Augustini Quaestiones in Heptateuchum, in: J.P. Migne, Patrologiae cursus completus, ser. Latina XXXIV, col. 623).

16

Бультман успел, разумеется, как-то прореагировать на их открытие; но очень важно, что его концепции складывались в пору, когда ученый мир еще не мог о них знать.

17

Что касается специально таргумов, важной помехой для адекватного введения их в научный оборот при изучении становления концептуального языка начального христанства была ложная постановка вопроса о столь часто возникающих там словосочетаниях «слово Господне» и «дух Господень»: понимались ли они «ипостасно», или функционировали просто как вводящая благочестивую дистанцию замена имени Божия? Слишком очевидно, что «ипостасного» (т.е. готового христианского!) понимания в этом обороте еще нет и быть не может (как кстати, перевести на иврит или на арамейкий термин «ипостасный»?); поэтому они выводились за пределы горизонта размышлений о становлении самого языка начально-христианской проповеди. Что было уже неосмотрительно. Но об этом мы собмираемся говорить простаранно в другой работе.

18

Дерзнем сказать, что важная задача для православного богословия, которому свойственно эмфатически подчеркивать важность Священного Предания, – разработка хотя бы в самых общих чертах вопроса о Священном Предании Ветхого Завета во времена земной жизни Христа (богатство которого невозможно редуцировать к более позднему талмудическому Establishment`y). В одном пункте между самой строгой православной догматикой и самым фактографически научным анализом есть совершенно очевидное согласие: Откровение, как оно живет в жизии народа Божия, не сводимо к одним только каноническим книгам, иначе мы приходим к уничижившей Предание формуле Лютера «sola Scriptural» («одно только Писание»), а заодно теряем контакт с элементарными историческими реалиями. Никогда не забуду, как одна убежденная лютеранка, выдающаяся специалистка по теологии, сказала мне в доверительном разговоре: «Факты заставляют и наших [т. е. протестантских] теологов признать, что Писания без Предания никогда не было и быть не может». Вся логика православной мысли повелительно требует того же самого, к чему приводит анализ новозаветных текстов: сформулировать вышеназванное понятие. Тогда просвещенно-консервативный апологет здравого традиционализма поймет, что факты вербальных совпадений некоторых речений Христа с языком еврейской традиции вокруг Него, – когда мы встречаем в послебиблейских текстах и совет говорить вместо клятвы «да, да» и «нет, нет» (2 En. 49:1, ср. Мт 5:37), и заверение, что «для многих людей уготованы многие обители» (2 En. 61:2, ср. 1 En. 39:4–5, ср. Ио 14:2), и многое другое,–для него не помеха, а подмога, ибо они конкретно локализуют Того, Кто, по догматическому определению Халкидонского Собора, в своем Воплощении есть «воистину Человек» (άληθῶς ἅνθρωπος), в земной жизни живший, как всякий человек, внутри пространства определенной культуры и говоривший совершенно новые вещи не на произвольно творимом, а на ее установившемся языке: «и да не рекутъ еретики, яко мечтанием воплотися (из песнопений на праздник Обрезания Господня). – Я отдаю себе отчет в технической трудности понятия, о котором я говорю, для школьного богословия; если границы Священного Писания в обоих случаях совпадают с границами канона ВЗ и НЗ, а границы Священного Предания Новозаветной Церкви устанавливаются, хотя и не без трудностей, по системе наличных правил, то вопрос о границах Священного Предания Ветхого Завета должен каждый раз решаться сугубо конкретно. Однако эвристически важен сам концепт, дающий возможность реально соединить богословский и исторический подходы. Совершенно необходимо понять, что факты, свидетельствовавшие о глубокой укорененности словесного облика проповеди Христа в этом Предании, вплоть до упомянутых выше вербальных совпадений, при их правильном понимании работают никоим образом не против православной истины, а в ее пользу, не только представляя серьезные доказательства конкретной историчности евангельского повествования, но и давая – в полном соответствии с духом тех же богослужебных текстов праздника Обрезания Господня, а также авторитетных высказываний старых экзегетов (начиная с Отцов Церкви!) – пример верности Самого Христа живому наследию Предания. Вспомним, как блаж. Феофилакт Болгарский замечает по поводу возгласа Распятого «Элои, Элои! ламма савахфани?» (Мк 15:34): «Пророческое изречение Господь произносит по-еврейски, показывая, что Он до последнего дыхания чтит еврейское» (Св. Евангелие от Марка с толкованием блаж. Феофилакта, Архиепископа Болгарского, М., 1997, с. 258).

19

Как известно, привычный terminas technicus раннехристианской словесности.

20

Пер. Н. Л. Трауберг («Мир Библии», 1994,1 [2], с. 29).

21

А. Weiser, Psalmi, I, Brescia, 1984 (цит. по изданию: G. Ravasi, Psalmi, Biblioteca Universale Rizzoli, Bologna, 1986, p.168).

22

В вопросе о метаполитическом смысле поэзии Вергилия в целом и специально о ее предхристианских импликациях см. некогда нашумевший эссеистический труд немецкого католического мыслителя, впоследствии участника Сопротивления: Th. Haecker, Vergil, Vater des Abendlandes, Frankfurtа. M. und Hamburg, 1931. К этому же типу зссеистических медитаций относится статья Т. С. Элиота: Virgil and the Christian World (на основе радиопередачи 9 сентября 1951 г.). У французских христианских авторов XX в., прежде всего у Ш. Пеги, также можно найти немало ярких высказываний на ту же тему, не терявшую, как мы видим, своей остроты. – Особый вопрос о IV эклоге Вергилия представляет во многих отношениях аналогию вопросу о «царских» псалмах. (Проблеме современного христианского прочтения вергилиевского текста посвящена наша статья: «Новых великих веков чреда зарождается ныне..». О воздухе, повеявшем две тысячи лет назад, в журн.: «Наше наследие», № 52, 2000, с. 28–33.) – Оглядка иа этот знаменитый казус заставляет подумать об очень важной проблеме: о нашем отношении к древней идее вне-библейских, языческих «преобразований» образа Христа, включая, скажем, упоминаемый в той же работе Льюиса пассаж из Платоиа (De re publ. 36le–362a2) об умученном и распятом Праведнике – и столь многое другое. (Льюис замечает: «...Если же я, читая Платона, размышляю о Страстях, [...] я знаю, в чем тут связь, Платон – не знал, но она есть, я ее не выдумал», – ibid., с. 31). Какими бы наивными ни были конкретные детали средневековых представлений о Сивиллах и тому подобных сюжетах, какими бы сомнительными ни были более ученые фантасмагории новоевропейских интеллектуалов поздне-романтического типа, сама по себе идея участия также и языческого мира – при совершенно исключительной роли Библии! – в чаяниях евангельского Свершения свойственна всему православному Преданию в целом, начиная от св. Иустина Мученика, сказавшего на эту тему чрезвычайно выразительные слова, и, скажем, до преп. Серафима Саровского, говорившего: «Не с такою силой, как в народе Божием, но проявление Духа Божиего действовало и в язычниках, не ведавших Бога Истиннаго, потому что и из их среды Бог находил избранных Себе людей..». (Беседа преп. Серафима Саровского о цели христианской жизни, Клин, 2001, с. 32). К сожалению, испуг перед синкретизмом, столь характерным для оккультисиских групп и вообще для постромантических вечний, вытеснил из сознания многих ревнителей Православия эту компоненту наследия Предания. Между тем, только на фоне вселенской панорамы человеческих чаяний, в средоточии которой как исполнение всех этих чаяний стоит образ Христа христианское прочтение Ветхого Завета перестает быть простой данью двухтысячилетней конвенции и получает шанс настоящей внутренней серьезности, а постольку и убедительности.

23

Отметим интересную попытку интеллигентной защиты традиционных поисков «прообразования»: G. W. Н. Lampe, The Reasonableness of Typology, in: Studiea in Biblical Theology No. 11, Oxford, 1957, p. 9–38.

24

См. примечание к псалму 109/110.

25

Известная аббревиатура (תנך), составленная из первых букв слов «Тора», «Пророки» (Невиим) и «Писания» (Кетувим), является нормальным обозначением Библии в еврейском обиходе.

26

«Мессия от Аарона» и «Мессия от Израиля», см. 1QS 9,10–11. Стоит вспомнить, с какой эмфазой Мк 1:1–5 начинает отсчет мессианского времени от выхода на проповедь Иоанна Крестителя, а Лк 1:5 подчеркивает ааронидское происхождение обоих его родителей.

27

Лев 8:12: «И возлил [Моисей] елей помазания на голову Аарона, и помазал его, чтобы освятить его».

28

К понятию диглоссии см. G. Huttl-Folter, Диглоссия в Древней Руси, Wiener Slavistisches Jahrbuch, Bd. XXIV, 1978; Alexander Issatschenko, Geschichte der russischen Sprache. I. Band. Von den Anfдrben bis zum Ende des 17. Jahrhunderts, Heidelberg, 1980; Б. А. Успенский. К вопросу о семантических взаимоотношениях системно противопоставленных церковнославянских и русских форм в истории русского языка. Wiener Slavistisches Almanach, Bd. XXII, 1976; его же, История русского литературного языка (XI-XII вв.). Мьпсhеn, 1987 (Segners Slavistische Sammlung, Bd. 12); его же, Краткий очерк истории русского литературного языка (XI–XIX вв.) Москва, 1994.

29

Как известно, не владельца по отношению к рабу, но, например, главы семьи по отношению к ее членам, опекуна по отношению к тому, кто состоит под его опекой, и т. п.

30

Можно предположить, что переводчику был знаком французский перевод (TOB) «Oracle du SEIGNEUR а mon seigneur» вместо обыденного «Le Seigneur a dit а mon Seigneur». Это свидетельствовало бы о тщательности работы при переводе, когда переводчик просматривает все доступные ему варианты. Но каких трудов это стоит! Сколько драгоценного времени уходит на это!



Источник: Аверинцев Сергей. Собрание сочинений. Переводы: Евангелие от Матфея. Евангелие от Марка. Евангелие от Луки. Книга Иова. Псалмы Давидовы. – К.: Дух и Литера, 2004. – 500 с.

Вам может быть интересно:

1. Собрание сочинений. Евангелия. Книга Иова. Псалмы Давидовы профессор Сергей Сергеевич Аверинцев

2. Собрание сочинений. Евангелия. Книга Иова. Псалмы Давидовы профессор Сергей Сергеевич Аверинцев

3. Литература Ветхого Завета профессор Сергей Сергеевич Аверинцев

4. В чем же вина фарисея? профессор Сергей Сергеевич Аверинцев

5. Книга Иова Николай Иванович Троицкий

6. Мудрость равновесия архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

7. Некоторые ошибки Синодального перевода Нового Завета архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

8. Толкование на Псалтирь. Часть 1 архиепископ Ириней (Клементьевский)

9. Евангелие от Иоанна. Исторический и богословский комментарий – Глава 3 митрополит Иларион (Алфеев)

10. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V – Ектения профессор Александр Павлович Лопухин

Комментарии для сайта Cackle